Язык закона, лингвистические характеристики: На материале текста Германского гражданского уложения

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
180


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Настоящее исследование посвящено системному анализу текста Германского гражданского уложения (Burgerliches Gesetzbuch) как экземпляра типа текста & laquo-закон»-, в котором репрезентирован язык права. Экземпляр и тип текста выступают как коррелирующие понятия: под типом текста понимается класс текстов, традиционно используемых для достижения определенных коммуникативных целей в типовых условиях общения, имеющих общую прагматическую целеустановку и характеризующихся сходной лингвистической спецификой- экземпляр текста есть конкретное воплощение типа текста.

Язык права, как и манифестирующие его тексты, относят к недостаточно изученным областям лингвистики. Проблематика правовых текстов рассматривалась в ряде работ по стилистике при описании письменных форм официально-делового стиля (М.Н. Кожина, М. Н. Разинкина, E. Benes), а также в связи с проблемой соотношения понятий теории специальных языков и лингвистики текста (K. -D. Baumann, L. Hoffmann, R. Glaser). Специальные языки, в том числе специальный язык права, исследовались преимущественно на уровне лексики, где их отличия от общеупотребительного языка выражены наиболее ярко (А.С. Герд, С. П. Хижняк, U. Daum, C. Joisten). Уровни синтаксиса и текста исследованы недостаточно как в отечественной, так и в зарубежной германистике. В основном предпринимались лишь статистические исследования частотности употребления тех или иных синтаксических конструкций в некоторых специальных текстах.

Этим обусловливается актуальность данной диссертационной работы, в которой основное внимание при исследовании конкретного текста закона обращено на изучение его синтаксических и коммуникативно-прагматических особенностей. Актуальность данной работы обусловлена также ее непосредственной связью с новейшими разработками в области функциональной, коммуникативной, когнитивно-ориентированной лингвистики и ее интердисциплинарным ракурсом. Лингвистические характеристики языка закона как части языка права изучаются с опорой на существующие разработки в области методологии права.

Характеристика текстов, функционирующих в правовой сфере, и их языка приобретает особую значимость на современном этапе политических и социальных преобразований в нашем обществе.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые предпринята попытка системного описания конкретного речевого произведения — Германское гражданское уложение (ГГУ) — в связи с его лексической, синтаксической и коммуникативно-прагматической спецификой. Такое фронтальное исследование позволяет, выявляя особенности данного экземпляра текста закона при сопоставлении его с другими текстами, относящимися к этому типу, сделать выводы относительно языка закона в целом. Новым является также рассмотрение языка закона с учетом его обращенности одновременно к двум адресатам — специалисту-юристу и обычному гражданину.

Диссертационное исследование выполнено на материале текста Германского гражданского уложения. Корпус примеров исследования составляет 3000 отдельных предложений, корпус примеров для темо-рематического анализа текста составляет 450 отдельных параграфов, содержащих не менее трех предложений. Примеры получены методом сплошной выборки. Для дополнительного сравнительного исследования разных экземпляров текстов немецких законов был привлечен материал, который составляет 600 предложений (текст конституции, текст уголовного кодекса, текст торгового уложения — по 200 примеров), полученных методом сплошной выборки. Русскоязычные соответствия терминов и статей ГГУ приводятся согласно немецко-русскому словарю и официальному переводу текста ГГУ.

Цель исследования состоит в том, чтобы выявить лингвистические особенности текста ГГУ как экземпляра типа текста & laquo-закон»-, в котором манифестируется специальный язык права, и проанализировать, какие из них могут быть распространены на язык закона в целом.

Реализация данной цели предполагает последовательное решение следующих задач:

— показать разнообразие подходов к проблеме выделения и описания понятия специальный язык и определить место этого понятия в кругу смежных понятий: общий язык, общеупотребительный язык, профессиональный язык',

— проверить релевантность признаков типа текста & laquo-закон»- для конкретного экземпляра этого типа (ГГУ) как манифестанта языка закона-

— выявить дополнительные синтаксические, а также коммуникативно-прагматические особенности, характеризующие текст ГГУ как экземпляр типа текста & laquo-закон»--

— определить специфику языка закона как системного явления на уровнях синтаксиса и текста и обсудить возможность экстраполяции полученных результатов на язык права.

Для решения поставленных задач в работе используются современные методы лингвистического анализа: трансформационный анализ, метод логико-семантического моделирования и метод кумулятивного анализа специального текста.

На защиту выносятся следующие положения:

1. специальный язык как системное явление обнаруживает лингвистические характеристики, отличающие его от общеупотребительного языка на всех языковых уровнях- помимо очевидных различий в терминологии можно обнаружить отличительные характеристики в области синтаксиса и текстовой организации. Частотность употребления определенных синтаксических средств является лишь внешним проявлением лингвистических особенностей специального языка-

2. синтактико-семантической доминантой текста ГГУ является категория условия- широкий набор средств выражения условной семантики обслуживает тонкие содержательные различия: условие как свершившийся или возможный факт, обычное развитие ситуации — альтернативная условная ситуация, отсутствие ограничения как достаточное условие-

3. имманентными характеристиками языка закона, представленного в тексте ГГУ, являются абстрактность, вневременность/всевременность, номинативность, деонтическая модальность- на эти характеристики & laquo-работают»- и лексические, и синтаксические, и прагматические средства-

4. текст ГГУ, в отличие от текстов других законов, тяготеет к выражению модальности долженствования-

5. обращенность закона к определенному адресату проявляется в соответствующих коммуникативно-прагматических особенностях, в частности: в доминирующих темо-рематических моделях, предпочтении определенных иллокуций и соответствии/несоответствии принципам кооперации П. Грайса.

6. специфика ГГУ как типа текста & laquo-закон»- состоит в его обращенности к двум типам адресата: специалистам-юристам и обычным гражданам. Этим обусловлены синтаксические и коммуникативно-прагматические особенности текста закона, пытающегося разрешить противоречие между стремлением к точности сложных формулировок и стремлением сделать их понятными неспециалисту.

Теоретическая значимость исследования состоит в дальнейшей разработке вопросов теории специального языка, типологии текста, стилистики, лингвистики текста, прагмалингвистики. Логика и методика предпринимаемого анализа могут быть использованы при изучении иных типов текстов на разном языковом материале.

Практическая значимость диссертации определяется тем, что выводы и результаты исследования могут быть использованы в курсе теоретической грамматики и в спецкурсах по синтаксической семантике, прагматике текста и типологии специальных языков и текстов, а также в практике преподавания немецкого юридического языка как в языковом, так и в неязыковом вузе.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на итоговых научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава СПбГУЭФ (апрель 1997, апрель 1998), на международной конференции германистов, организованной Немецкой службой академических обменов (DAAD) (Новгород, сентябрь 1998).

Объем и структура исследования. Содержание диссертации изложено на 180 страницах машинописного текста и включает в себя введение, три главы и заключение. Список литературы содержит 173 наименования, в том числе 89 -на иностранных языках. Дополнительно приложен список использованных источников и словарей.

Выводы

Исследование темо-рематической структуры текста ГГУ, выполненное на основе отдельных параграфов, содержащих не менее трех предложений, показало, что текст ГГУ характеризуется узким набором моделей темо-рематического членения, каждой из которых свойственна определенная функциональная нагрузка.

Структуры с константной ремой составляют половину всех примеров в исследуемом материале. & laquo-Новое»- получает в тексте закона подробную расшифровку, так как закон объясняет все тонкости введенного понятия, что упрощает его понимание гражданином и помогает юристу в толковании закона. Абстрактный характер закона не должен мешать тому, чтобы большое число разнообразных фактов, при обнаружении черт сходства между ними, описанных в законе, подлежало бы интерпретации с точки зрения данного закона- именно поэтому необходима детализация & laquo-нового»-.

Модели темо-рематического членения текста ГГУ несмотря на свою упрощенность хорошо представляют основные способы представления актуальной информации.

В структурах с константной темой, которые составляют 23% от общего числа исследованных примеров, тема, которая является ключевым понятием, вводится изначально в самом общем виде. Далее она повторяется и рассматривается с разных сторон, вследствие чего происходит уточнение объема понятия.

Структуры с тематической прогрессией (18% от общего числа исследованных примеров) показывают последовательность событий, демонстрируют механизм действия закона.

Как тематическая прогрессия построена и структура макротекста ГГУ, где гипертема распадается на несколько тем.

Смешанные структуры (9% от от общего числа исследованных ^ примеров) сочетают в себе разные модели темо-рематического членения. В них наблюдается развитие двух линий, а именно: введение нового понятия и его дальнейшая расшифровка (константная рема) и наличие некоторого важного факта, который является темой и рассматривается с разных сторон (константная тема).

• Текст ГГУ является особым средством общения законодателя с гражданами. Чтобы понять, как адресат воспринимает закон и насколько это совпадает с ожиданиями законодателя, потребовалось исследование текста ГГУ с точки зрения теории речевых актов в интерпретации Дж.Р. Серля. Это исследование не подтвердило мнение Э. У. Гроссе, который считает, что при ^ совпадении предварительных сигналов (например, заглавия & laquo-Закон. «) совпадают и функции текстов.

В тексте ГГУ не наблюдаются такие типы речевых актов как экспрессив и комиссив, поскольку эмоциональность и субъективность недопустимы в сфере права.

Основным типом речевых актов в тексте ГГУ является директив, составляющий 58% от общего числа примеров. Однако он не является однородным и распадается на три подтипа: директив-побуждение, директив-& laquo- разрешение, директив-запрет.

Директив-побуждение (51% от общего числа директивов) выражает в тексте ГГУ требование исполнить предписанное. Глагольными индикаторами директивов-приказов являются модальные глаголы sollen и mussen, а также синтаксические конструкции sein+zu+инфинитив и haben+zu+инфинитив.

Директив-разрешение (33% от общего числа директивов) в тексте ГГУ расценивается адресатом как возможность выбора, которая появляется у гражданина благодаря данному законодателем разрешению. С точки зрения • адресата здесь пересекается семантика возможности и разрешения, так как разрешение исходит & laquo-сверху»-- с точки зрения законодателя это есть акт чистого разрешения. Индикаторами директивов-разрешений являются конструкции sein+прилагательное (zula?ig sein, berechtigt sein), werden+причастис II, а также сочетание Recht haben.

В редких случаях директив-разрешение является в тексте ГГУ перформативным высказыванием, построенным по формуле es wird/ist+причастие II.

Директив-запрет (16% от общего числа директивов) направлен на еще не реализованное, но возможное в будущем действие и выражается в тексте ГГУ модальными глаголами durfen и konnen с отрицательной частицей nicht, а также конструкцией sein + прилагательное с префиксом un- или отрицанием.

Декларатив (23,37% от общего числа примеров) представляет собой провозглашение действенности или недейственности какого-либо факта, что возможно благодаря особому статусу законодателя. Лексическими индикаторами декларативов являются глаголы gelten, wirken, прилагательные wirksam/unwirksam, nichtig.

С помощью типа речевых актов ассертив (18,63% от общего числа примеров) в тексте ГГУ констатируются факты.

Доминирующая функция текста ГГУ находится в рамках типа речевых актов & laquo-директив»-. Дополнительное исследование показало, что доминирующую функцию этого текста нельзя экстраполировать на тексты других законов, даже несмотря на совпадение & laquo-предварительных сигналов& raquo- (например, заголовков & laquo-Закон. «). Так, комиссив, который не обнаружен в тексте ГГУ, является доминирующим типом речевых актов в тексте уголовного кодекса, директив доминирует в тексте торгового уложения, декларатив — в тексте конституции.

Рассмотрение текста ГГУ с точки зрения соблюдения/несоблюдения максим речевого общения показало, что при соблюдении постулатов качества, количества, релевантности (П. Грайс), постулат способа выражения соблюдается не всегда, что вызывает трудности в понимании текста обычным гражданином. Постулат способа нарушается как на уровне лексики, когда трудно определить, является ли лексема термином, так как ее форма совпадает с формой слова общеупотребительного языка, так и на уровне синтаксиса, например, при несоблюдении прототипического порядка следования главной и придаточной частей (условие — следствие) в рамках условной конструкции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование текста Германского гражданского уложения (ГГУ) базируется на концепции антропоцентричности, ориентированности языковой системы и речи на говорящего. Основной принцип этой концепции заключается в том, что человек становится точкой отсчета в анализе тех или иных явлений, он вовлекается в этот анализ, определяет его направление и конечные цели. Право, в частности законотворчество, как ни одна другая область, ориентированы на человека. Если специальные языки, обслуживающие разные научные области, служат средством коммуникации только между специалистами, то закон обращен не только к юристам, но и ко всем гражданам.

Изучать специальный язык права и, в частности язык закона, можно только на примере текстов, которые являются его манифестантами. Поэтому объектом исследования стал текст ГГУ как конкретный экземпляр текста, относящийся к типу текста & laquo-закон»-. Следует подчеркнуть, что о самостоятельном специальном языке закона можно говорить достаточно условно, это понятие является научной абстракцией, необходимой для детализации лингвистических особенностей экземпляров текстов, функционирующих в сфере права. Язык закона существует только в рамках языка права.

В работе была предпринята попытка комплексного изучения текста ГГУ, так как специальный язык права, репрезентированный в этом тексте, представляя собой системное явление, проявляет свои особенности на всех языковых уровнях, т. е. не только на уровне лексики, но и на уровне синтаксиса и текста.

Особенность текста ГГУ (как и текстов других законов) состоит в том, что этот текст обращен к двум адресатов: юристу-специалисту и обычному гражданину.

Признаки типа текста & laquo-закон»-, выделенные лингвистами, а именно: щ жесткая структура текста, расположение общей интенции текста в рамках деонтической модальности, абстрактный характер закона, номинативный стиль, были обнаружены и в тексте ГГУ в ходе исследования. Однако они обладают рядом особенностей, которые, предположительно, свойственны только этому типу текста.

• Жесткость структуры текста ГГУ проявляется как в его четком внешнем структурировании (текст ГГУ разделен на книги, части, павраграфы, пункты), так и в узком наборе моделей темо-рематического членения. Именно жесткая структура текста обусловливает узость набора типов темо-рематического членения. Половину исследованых примеров составляют модели с константной ремой, что закономерно, так как каждое новое понятие подробно разъясняется в тексте параграфа ГГУ. Юристам это помогает в работе с уложением, который является предметом и инструментом юридической деятельности, гражданину это помогает осознать свои права и обязанности. В рамках модели с константной темой, составляющей почти четвертую часть всех примеров, ключевое понятие (& laquo-тема»-) детально рассматривается для уточнения его объема и содержания. Тематическая прогрессия характерна для одной пятой примеров и отражает логику развития текста и взаимосвязь фактов,

• последовательность необходимых действий. Согласно этой модели построен и весь текст ГГУ. Небольшое число составляют смешанные модели темо-рематического членения, отражающие параллельное развитие линии темы и линии ремы, что приводит к соединению моделей с константной темой и константной ремой. Такой набор моделей темо-рематического членения позволяет гражданину разобраться во всех тонкостях закона, а юристу — создать базу для корректной интерпретации закона.

Текст ГГУ тяготеет к выражению модальности долженствования, Ш средствами выражения которой являются модальные глаголы mussen и sollen, модальный инфинитив, глаголы bedurfen, verpflichten, sich bestimmen, сочетание erforderlich sein. Модальный глагол mussen выражает в тексте ГГУ требование ^ совершить какое-либо действие, которое представляет собой одно из звеньев целой цепи действий и необходимо для совершения другого действия. Модальный глагол sollen выражает требование законодателя совершить действие, которое не всегда входит в планы субъекта, но ожидается третьим лицом. Законодатель наделяет граждан обязанностями и требует их

• выполнения. Структуры haben + zu + инфинитив и sein + zu + инфинитив различаются в тексте ГГУ тем, что в первой акцентируется лицо, которое должно выполнять действие, а во второй акцентируется само необходимое действие.

Наиболее частотным модальным глаголом в тексте ГГУ является глагол ^ konnen (16,32% от общего числа примеров), который замещает в этом тексте модальный глагол durfen, что возможно из-за разного социального статуса адресата и адресанта. Употребляя модальный глагол konnen, законодатель позволяет совершать действия, которые не обязательно находятся в планах субъекта. Адресат наделяется правом выбора совершать или не совершать обозначенное действие. Модальный глагол durfen выражает разрешение вышестоящего лица совершать действия, заранее входящие в планы субъекта. Разрешение в тексте ГГУ выражается также с помощью сочетаний Recht haben, berechtigt sein, zula? ig sein.

Запрет в тексте ГГУ выражается с помощью модальных глаголов konnen durfen с отрицательной частицей nicht, а также с помощью сочетаний unberuhrt bleiben, ausgeschlossen sein, nicht ubertragbar sein. Запрещая что-либо законодатель & laquo-отбирает»- у адресата возможность выбора.

Тяготение текста ГГУ к выражению модальности долженствования подтверждает преобладание типа речевых актов & laquo-директив»- (58% от общего числа примеров), а именно, директив-побуждение (51% от общего числа директивов). Дополнительное сравнительное исследование текста ГГУ с текстами других законов (уголовный кодекс, торговое уложение, конституция) показало, что доминирующие типы речевых актов в текстах разных законов не совпадают, несмотря на то, что все тексты относятся к одному типу текста & laquo-закон»-.

Абстрактный характер текста ГГУ выражается как лексическими, так и синтаксическими средствами: через употребление существительных с абстрактной семантикой, пассива, в частности, презентных форм пассива. Наряду с этими средствами важную роль играет употребление обобщенного субъекта и отглагольных существительных, обозначающих обобщенную ситуацию. Закон не описывает никаких конкретных ситуаций, он представляет собой подобие математической формулы, которая конкретизируется в результате ее наполнения конкретным материалом. Таким образом, ГГУ отходит от казуистики, т. е. от описания конкретных случаев и переходит на более абстрактный уровень, что позволяет ему существовать долгое время без изменений, делает его & laquo-вечным»- кодексом, к чему и стремились немецкие юристы.

В тексте ГГУ обнаружена важная категория вневременности/всевременности, придающая тексту ГГУ характер общих правил. Эта семантическая категория выражается в преимущественном употреблении презентных форм, а также во временной локализации следствия в рамках условной конструкции в презенсе (85,9% от общего числа условных конструкций), так как через него происходит связь с моментом речи. Разновременную локализацию условия и следствия (условие в будущем или прошедшем времени, а следствие в настоящем) можно рассматривать как проявление вневременности (всевременности), так как следствие, возникающее при уже реализованнном условии, всегда локализовано в настоящем.

Абстракность и вневременность выявляют & laquo-степень генерализации ситуации& raquo-.

Номинативный стиль проявляется в тексте ГГУ в виде частотного употребления номинаций действия и именных групп, которые являются не просто следствием тенденции языковой экономии, но и придают статальный ^ характер этому тексту. Номинация действия, вследствие потери морфологических категорий глагола и приобретения морфологических категорий существительного, подчеркивает важность результата, состояния, а не процесса и влияет на акцентуацию и темо-рематическое членение предложения, так как номинация действия представляет собой & laquo-сгусток»-

• информации, который способен & laquo-перетягивать»- на себя фразовое ударение.

Помимо выделенных лингвистами признаков типа текста & laquo-закон»-, анализ текста ГГУ обнаружил, что важную роль в этом тексте играет категория условия. Условие представляет собой синтактико-семантическую доминанту ' текста ГГУ, условные конструкции составляют две трети всех примеров.

Экстралингвистическая основа доминанты условия в этом тексте состоит в том, что законодателю важно, чтобы применение нормы закона не было субъективным, т. е. имело бы свое основание. Условные конструкции содержат достаточное условие для возникновения определенного следствия, которое и является обоснованием.

В тексте ГГУ используется все многообразие средств выражения условной семантики (сложноподчиненные предложения с союзами wenn, falls, sofern, бессоюзные сложноподчиненные предложения с коррелятом so, простые

• предложения с предлогами bei, mit, с субстантивными группами im Falle, unter der Voraussetzung), которые имеют определенные семантические различия в представлении условной ситуации.

Если в бессоюзных сложных предложениях с придаточным условия (которые доминируют среди других средств выражения условной семантики и составляют 52,5% от общего числа условных конструкций) условная ситуация I

W W 1 KS /" W рассматривается как некии свершившиися факт, влекущии за собой определенное следствие, то условие, выражаемое придаточным предложением с • союзом wenn (89,9% от общего числа союзных условных конструкций), характеризуется меньшей степенью вероятности наступления события.

Сложноподчиненное предложение с союзом falls (6,51% от общего числа ^ союзных условных конструкций) выражает условие, степень вероятности реализации которого меньше, чем в сложноподчиненном предложении с союзом wenn, а в случае одновременного употребления одного сложноподчиненного предложения союзов wenn и falls, союз wenn вводит обычное условие, союз falls — некоторое возможное альтернативное условие. • Наличие тонких семантических различий между разными условными конструкциями, которые показал наш материал, не подтверждает мнение лингвистов о беспрепятственной трансформации бессоюзных предложений в сложноподчиненные с союзами wenn и falls. Эти семантические различия важны для текста ГГУ.

Сложноподчиненные предложения с союзом sofern (составляют 3,55% от общего числа союзных конструкций) употребляются в тексте ГГУ только с отрицательной частицей nicht и выражает особое значение: отсутствие ограничения как достаточное условие.

В тексте ГГУ для выражения условной семантики употребляются как специализированные простые предложения, с сочетаниями im Falle (26,66% от общего числа простых предложений), unter der Voraussetzung (2,22% от общего числа простых предложений), так и простые неспециализированные + предложения, где отглагольные существительные употребляются с предлогами bei (40% от общего числа простых предложений), mit (31,12% от общего числа простых предложений) и выражают условие. Причем значение сочетания im Falle близко значению союза falls, так как вводит некоторое дополнительное условие, а сочетание unter der Voraussetzung близко значению союза wenn.

Kvy vy центру поля прототипичности условных конструкции, под которой понимается их соответствие признакам наличия формальных маркеров, единственного или основного значения и исконности значения, относятся • бессоюзные сложноподчиненные предложения с коррелятом so, а также простые предложения с сочетанием im Falle, далее от центра находятся сложноподчиненные предложения с союзами wenn и falls, простые ^ предложения с сочетанием unter der Voraussetzung, еще более отдалены от центра сложноподчиненные предложения с союзом sofern, так как они сочетают в себе условное и ограничительное значения.

Если для законодателя важны оттенки условной семантики, то гражданину сложно разобраться в их множестве. Позиция условия в • предложениях с союзами wenn и falls отличается от прототипической (условие

— следствие). Категория условия & laquo-работает»- на юриста, а не на гражданина.

Поскольку текст закона обращен сразу к двум адресатам, обладающим разным уровнем компетенции относительно содержания предмета и движимым разными интересами, возникает вопрос, насколько успешно текст закона ^ обслуживает эти две столь разные категории адресата. Выполненное на материале текста ГГУ исследование показало, что этот текст в гораздо большей степени рассчитан на пользователя-юриста. На интересы гражданина & laquo-работают»- в лексике отсутствие иноязычных слов и в синтаксисе -& laquo-прозрачность»- структуры бессоюзных условных предложений, составляющих в тексте ГГУ большинство придаточных предложений. Преобладание форм презенса, выполняющих в этом тексте функции вневременности и перцептивности, а также & laquo-уважительный тон& raquo- законодателя по отношению к ш гражданину способствуют созданию у него ощущения причастности к ситуации, описываемой в законе. Использование обычной тематической прогрессии в представлении актуальной информации также & laquo-работает»- на адресата, так как ему легко проследить логическую смену и связь описываемых фактов, событий.

Тонкие семантические различия синтаксических средств, выражающих важные для текста ГГУ категории, подтверждает, что специальные языки, в частности, специальный язык закона, имеют не только лексические, но и • синтаксические особенности. Этот вывод позволяет нам говорить о существовании & laquo-специального»- синтаксиса. Привлечение данных юридической методологии в нашем исследовании позволяет сделать более полные выводы о причинах выбора синтаксических средств, а не только об их частотности.

Комплексное исследование ГГУ позволяет сделать вывод о месте языка закона в классификации специальных языков, предложенной Л. Хоффманом. Соответственно своим языковым характеристикам текст ГГУ, как частную разновидность специального языка закона в рамках языка права, можно отнести к среднему уровню (к уровню С в классификации Л. Хоффмана). Такое промежуточное положение языка уложения, безусловно, осложняет его изучение. Он не является & laquo-типичным»- специальным языком. В отличие от технических специальных языков, в тексте ГГУ используются преимущественно элементы общеупотребительного языка.

Для установления лингвистических особенностей типа текста & laquo-закон»- необходимо провести дополнительное исследование на всех языковых уровнях экземпляров текстов, относящихся к типу текста & laquo-закон»-. Сравнение типов текста позволит распространить выводы на более высокий уровень и говорить об особенностях языка права в целом.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА 1. ЯЗЫК ПРАВА В КРУГУ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЯЗЫКОВ.

§ 1 О лингвистической природе понятия специальный язык.

§ 2 О соотношении понятий специальный язык и профессиональный язык.

§ 3 О соотношении понятий специальный язык и функциональный стиль.

§ 4 Лингвистическая стратификация специальных языков.

§ 5 Место языка права в кругу специальных языков.

§ 6 Германское гражданское уложение как экземляр типа текста & laquo-закон»-.

Выводы.

ГЛАВА 2. ЛЕКСИКО-СИНТАКСИЧЕКИЕ ОСОБЕННОСТИ ТЕКСТА

ГЕРМАНСКОГО ГРАЖДАНСКОГО УЛОЖЕНИЯ.

§ 1 Об особенностях юридической терминологии.

§ 2 Проблемы синтаксиса специального языка.

§ 3 Виды синтаксических структур в тексте

Германского гражданского уложения.

§ 4 Условные конструкции как средство выражения категории условия в тексте Германского гражданского уложения.

4.1. Специализированные средства выражения категории условия в тексте Германского гражданского уложения.

4.1.1. Аспектуально-временные характеристики сложноподчиненных предложений с придаточным условия.

4.1.2 Позиция придаточных условия в сложноподчиненном предложении.

4.2. Неспециализированные средства выражения категории условия в тексте Германского гражданского уложения.

4.3. Прототипичность / непрототипичность средств выражения категории условия в тексте Германского гражданского уложения.

§ 5 Номинализация и номинативный стиль в тексте Германского гражданского уложения.

§ 6 Категория модальности и средства ее выражения в тексте Германского гражданского уложения.

§ 7 Средства выражения абстрактности текста

Германского гражданского уложения.

Выводы.

ГЛАВА 3. КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

ТЕКСТА ГЕРМАНСКОГО ГРАЖДАНСКОГО УЛОЖЕНИЯ.

§ 1 Коммуникативная структура текста

Германского гражданского уложения.

§ 2 Теория речевых актов как инструмент исследования текста Германского гражданского уложения.

§ 3 Соблюдение и нарушение принципов речевого общения в тексте Германского гражданского уложения.

Выводы.

Список литературы

1. Адмони В. Г. Партитурное строение речевой цепи и система грамматических значений // Филологические науки. — 1961. — № 3. — С. 3−16.

2. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл (Логико-семантические проблемы). М.: Наука, 1976. — 383 с. &bull- 3. Ахманова О. И, Глушко М. М. Функциональный стиль общенаучного языка и методы его исследования. М.: Изд-во Московского ун-та, 1974. -180 с.

3. Беляева Е. И. Возможность // Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. Л.: Наука, 1990. — С. 126−140.

4. Блох М. Я. Теоретические основы грамматики. М.: Высшая школа, 1986.- 160 с.

5. Бондарко A.B. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. Л.: Наука, 1983. 208 с.

6. Бондарко A.B. Введение. Основания функциональной грамматики // Теория функциональной грамматики. Введение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис. Л.: Наука, 1987. — С. 5−35.

7. Бондарко A.B. Временная локализованность // Теория функциональной грамматики. Введение. Аспектуальность. Временнаялокализованность. Таксис. Л.: Наука, 1987а. — С. 210−233.

8. Бондарко A.B. Реальность/ирреальность и потенциальность // Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. Л.: Наука, 1990. -С. 72−79.

9. Бондарко A.B. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии. СПб.: Изд-во С. -Петербургского университета, 1996. — 220 с.

10. Бондарко A.B. Основы функциональной грамматики. Языковая интерпретация идеи времени. СПб.: Изд-во С. -Петербургского университета,& bull- 1999. -260 с.

11. Брандес М. П. Стилистика немецкого языка. М.: Высшая школа. ш 1990. -320 с.

12. Булыгина Т. В., Шмелев А. Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М.: Школа & laquo-Языки русской культуры& raquo-, 1997. — 576 с.

13. Н. Ванников Ю. В. Типология текста и типы научно-техничесих• переводов. М.: Изд-во ВЦП / АН СССР, 1985. — 4.1. — 50 с.

14. Васильева Н. В. Языки для специальных целей и норма // Естественный язык, искусственный язык и информационные процессы в современном обществе. М.: Наука, 1988. — С. 55−70.

15. Вахек Й. Лингвистический словарь Пражской школы. М.: Прогресс, ^ 1964. -350 с.

16. Вежбицка А. Речевые акты // Новое в зарубежной литературе^ Лингвистическая прагматика. Вып. 16. М.: Прогресс, 1985. — С. 251−275.

17. Володина М. Н. Теория терминологической номинации. М.: Изд-во МГУ, 1997. -180 с.

18. Виноградов В. В. Некоторые задачи изучения синтаксиса простого предложения//Вопросы языкознания. 1954. -№ 4. — С. 3−20.

19. Витгенштейн Л. Философские исследования //Новое в зарубежной& bull- литературе. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985.- С. 79−128.

20. Гавранек Б. Задачи литературного языка и его культура //Пражский лингвистический кружок /ред. Н. А. Кондрашов. М.: Прогресс, 1967. -С. 338−377.

21. Гак В. Г. Номинация действия // Логический анализ языка. Модели действия. М.: Наука, 1992. — С. 77−84.

22. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. -М.: Наука, 1981.- 139 с.

23. Герд A.C. Терминологическое значение и типы терминологических значений // Проблематика определений терминов в словарях различных типов. -Л.: Наука, 1976. С. 73−83.

24. Герд A.C. Специальный текст как предмет прикладного языкознания // Прикладное языкознание / Отв. ред. А. С. Герд. СПб.: Изд-во С. -Петербургского университета, 1996. — С. 68−90.

25. Горский Д. И. Краткий словарь по логике. М.: Просвещение, 1991. -С. 184−185.

26. Гринев C.B. Введение в терминологию. М.: Московский лицей, 1993. -309 с.

27. Денисов П. Н., Морковин В. В., Сафьян Ю. А. Комплексный частотный словарь русской научной и технической лексики. М.: Рус. яз., 1978. — 406 с.

28. Демьянков В. З. Теория прототипов в семантике и прагматике языка // Структуры представления знаний в языке: Сб. научно-аналитических обзоров. -М.: РАН ИНИОН, 1994. С. 32−87.

29. Демьянков В. З. Доминирующие лингвистические теории в конце 20 века // Язык и наука конца 20 века: Сб. статей. М.: Рос. Гос. Гуманит. Ун-тет, 1995. — С. 239−320.

30. Диброва К. Ю. Экономическое бытие и языковое сознание // Пути взаимодействия языковых и профилирующих кафедр в неязыковом вузе. М.: ГУ ВШЭ, 1999. -С. 18−28.

31. Домашнев А. И., Шишкина И. П., Гончарова Е. А. Интерпретация художественного текста. М.: Просвещение, 1986. — 204 с.

32. Дюндик Л. Г. Модально-предикативный конституент конструкций с предикатными актантами // Синтаксическая семантика конструкций с предикатными актантами. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. — С. 136−150.

33. Евтюхин В. Б. Категория обусловленности в современном русском языке и вопросы теории синтаксических категорий. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997. -200с.

34. Зигварт X. Логика. Учение о суждении, понятии и выводе. СПб.: ^ Издание т-ва & laquo-Общественная польза& raquo- и книжного клада & laquo-Провинция»-, 1908.1. Т.1. -483 с.

35. Зиновьев A.A. Логика науки. М.: Мысль, 1971. — 279 с.

36. Касевич В. Б. Семантика. Синтаксис. Морфология. М.: Наука, 1988. ф 311с.

37. Корди Е. Е. Значение модальных глаголов pouvoir и devoir (к проблеме соотношения лингвистики и логики) // Пропозициональные предикаты в логическом и лингвистическом аспекте: Тезисы докладов рабочего совещания. М.: Наука, 1987. — С. 69−71.

38. Кибардина С. М. Выражение множественности ситуаций в немецком языке // Типология итеративных конструкций. СПб.: Наука, 1989. С. 170−178.

39. Кибардина С. М. Условные конструкции в немецком языке //• Типология условных конструкций. СПб.: Наука, 1998. — С. 297−305.

40. Князев Ю. П. Настоящее время: семантика и прагматика // Логический анализ языка: Язык и время. М.: Индрик, 1997. — С. 131−138.

41. Кожина М. Н. О специфике художественной и научной речи в аспекте функциональной стилистики. Пермь Кн. изд., 1966. — 213 с.

42. Кожина М. Н. К основаниям функциональной стилистики. Пермь Кн. изд., 1968. -251с.

43. Кожина М. Н. О речевой системности научного стиля сравнительно с Ш некоторыми другими. Пермь Кн. изд., 1972. — 397с.

44. Комарова А. И. Язык для специальных целей: содержание понятия //

45. Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998.1. С. 70−82.

46. Крашенинникова Е. А. Модальные глаголы и модальные частицы в немецком языке. М.: Гос. учебно-пед. изд-во Министерства просвещения, 1958.- 186 с. &bull- 49. Кухаренко В. А. Интерпретация текста. 2-е изд. перераб. — М.: Просвещение, 1988. — 188 с.

47. Лейчик В. М. Языки для специальных целей функциональные разновидности современных развитых национальных языков // Общие и частные проблемы функциональных стилей. -М.: Наука, 1986. — С. 28−43.

48. Ф 51. Маслов Ю. С. Очерки по аспектологии. Л. :Изд-во ЛГУ, 1984. — 263с.

49. Милль Д. С. Система логики силлогистической и индуктивной. Изложение принципов доказательств в связи с методами научного исследования. М.: Изд. магазина & laquo-Книжное дело& raquo-, 1900. — 781 с.

50. Моисеев А. И. О языковой природе термина // Лингвистические проблемы научно-технической терминологии. -М.: Наука, 1970. С. 127−138.

51. Мухаев Р. Т., Крупченко А. К. К вопросу о терминологических казусах в преподавании английского языка для юристов и способы их разрешения //

52. Наер В. Л. Уровни языковой вариативности и место функциональных стилей // Научная литература: Язык, стиль, жанры. М.: Наука, 1985. — С. 3−15.

53. Нерозняк В. П. Архетип // Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. 2-е изд. — М.: Большая Российская& bull-. энциклопедия. 1998. С. 47.

54. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике.

55. Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1985. — С. 22−129.

56. Панфилов В. З. Категория модальности и ее роль в конституировании структуры предложения и суждения // Вопросы языкознания. 1977. — № 4. -С. 37−48.

57. Переверзев В. Н. Логистика. Справочная книга по логике. М. :&bull- Мысль, 1995. -222 с.

58. Разинкина Н. М. Функциональная стилистика английского языка. -М.: Высшая школа, 1989. 182 с.

59. Реформатский A.A. Что такое термин и терминология / Акад. Наук СССР. Ин-т языкознания. М., 1959. — 14 с. щ 62. Ризель Э., Шендельс Е. Стилистика немецкого языка. М.: Высшаяшкола, 1975. -316 с.

60. Руберт И. Б. Становление и развитие регулятивных текстов. СПб.: Образование, 1995. — 210 с.

61. Русская грамматика. Синтаксис. Т. II. М.: Наука, 1980. — 709с.

62. Серль Дж. Р. Классификация иллокутивных актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1985. -с. 170−194.

63. Степанова Е. М. Частотный словарь общенаучной лексики. М.: Изд-во МГУ, 1970. -87 с.

64. Суперанская A.B., Подольская Н. В., Васильева Н. В. Общая терминология: Вопросы теории. М.: Наука, 1989. — 246 с.

65. Съедин В. Н. Предлоги немецкого языка. М.: Высшая школа, 1963. 287 с.

66. Тезисы Пражского лингвистического кружка //Пражский лингвистический кружок /ред. Н. А. Кондрашов. -М.: Прогресс, 1967. С. 17−41.

67. Типология условных конструкций / Отв. ред. Храковский B.C. СПб.: Наука, 1998. -583 с.

68. Топорова T.B. Древнегерманские представления о праве и правде //

69. Логический анализ языка. Истина и истинность в культуре и языке. М.: Наука, 1995. С. 52−55.

70. Тураева З. Я. Лингвистика текста. СПб.: Образование, 1993. — 38 с.

71. Успенский Л. Очерки по юридической технике. Ташкент: Изд-во акционерного общества & laquo-Средазкнига»-, 1927. — 220 с. &bull- 74. Ушаков A.A. Очерки советской законодательной стилистики: В2-х ч. 4.1. -Пермь, 1967. -206 с.

72. Фреге Г. Мысль: логическое исследование // Философия, логика, язык: Пер. с англ. и нем. / Сост. и предислов. В.В. Петрова- Общ. ред. Д. П. Горского и В. В. Петрова. М.: Прогресс, 1987. — С. 18−47.

73. Хижняк С. П. Юридическая терминология: Формирование и состав. -Саратов: Изд-во СГУ, 1997. -134 с.

74. Храковский B.C. Пассивные конструкции // Типология пассивных конструкций: Диатезы и залоги. Л.: Наука, 1974. — С. 5−45.

75. Храковский B.C. Теоретический анализ условных конструкций (семантика, исчисление, типология) // Типология условных конструкций. -СПб.: Наука, 1998. С. 7−97.

76. Храковский B.C. Теория функциональной грамматики. Локативность, Бытийность. Посессивность. Обусловленность. СПб.: Наука, 1996. — С. 175−214.

77. Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: в 2 т. Том 1. Основы: Пер. с нем. — М.: Международные отношения, 1998. — 480 с.

78. Цвиллинг М. Я. Функциональный стиль, подъязык и социальныйдиалект (К вопросу о соотношении понятий) // Общие и частные проблемыфункциональных стилей. М.: Наука, 1986. — С. 5−15.

79. Admoni W. Die Verwendung der grammatischen Formen in den Fachsprachen. // Fachsprachen und Gemeinsprache / Hrsg. Mentrup W. Dusseldorf: Schwann, 1979. — S. 218−228.

80. Baumann K. -D. Integrative Fachtextlinguistik. Tubingen: Narr, 1992. 266 S.

81. Benes E. Die Fachsprachen // Deutschunterricht fur Auslander 18. -Munchen: Max Huber Verlag, 1968. S. 124−136.

82. Benes E. Zur Typologie der Stilgattungen der wissenschaftlichen Prosa // Deutsch als Fremdsprache, Heft 3, Jg. 6, 1969. — S. 225−233.

83. Birkenmeier W., Mohl I. Russisch als Fachsprache. Tubingen: Franke, 1991. -275 S.

84. Bonin von K. Verfassungsrechtliche Uberlegungen zu Recht und Sprache // Wassermann R., Petersen J. Recht und Sprache. Heidelberg: C. F. Muller Juristischer Verlag, 1983. — S. 64−71.

85. Braunert J. Allgemeinsprache, Berufssprache und Fachsprache ein Beitrag zur begrifflichen Entwirrung // Zielsprache Deutsch, 30. Jg., Heft 3, 1999. -S. 98−105.

86. Breuer D. Einfurung in die pragmatische Texttheorie. Munchen: Fink, ^ 1974.- 248 S.

87. Brinker K. Textfunktionen. Ansatze zur ihrer Beschreibung // Zeitschrift der germanistischen Linguistik, Bd. 11, 1983. S. 127−148.

88. Brinker K. Linguistische Textanalyse. Eine Einfurung in Grundbegriffe und Methoden. Berlin: Erich Schmidt, 1985.- 150 S.• 96. Brinkmann H. Die deutsche Sprache. Gestalt und Leistung. Dusseldorf: Schwann, 1962. — 654 S.

89. Brinkmann H. Die deutsche Sprache. Gestalt und Leistung. Dusseldorf: Schwann, 1971. -939 S.

90. Bungarten Th. Hinsichten zu einer Theorie von Fachsprachen. Zur ^ Einfuhrung // Fachsprachentheorie: FST/ betreut und hrsg. von Theo Bungarten.

91. Tostedt: Attikon, Bd. l, 1993. S. 13−35.

92. Busse D. Recht als Text. Linguistische Untersuchungen zur Arbeit mit Sprache in einer gesellschaftlichen Institution. Tubingen: Max Niemeyer Verlag, 1992. -359 S.

93. Coseriu E. Textlinguistik. Eine Einfurung. Tubingen: Narr, 1981. 178 S.

94. Danes F. Functional sentence perspective and the organisazation of thetext // Papers on functional sentence perpective. Prague: Academia Publishing House of the Czechoslovak Academy of Sciences, 1974. p. 106−128.

95. Danes F. Zur Terminologie der FSP // Papers on functional sentence perpective. Prague: Academia Publishing House of the Czechoslovak Academy of Sciences. 1974. S. 217−222.

96. Daum U. Rechtssprache eine genormte Sprache // Der offentliche Sprachgebrauch, B. II. Stuttgart: Klett-Cotta Verlag, 1981. — S. 83−99.

97. Dressler W. Funktionale Satzperspektive und Texttheorie. // Papers on functional sentence perpective. Prague: Academia Publishing House of the Czechoslovak Academy of Sciences. 1974. S. 87−105.

98. Dolle H. Vom Stil der Rechtssprache. Tubingen: Mohr Verlag, 1949. 75 s

99. Drozd L., Seibicke W. Deutsche Fach- und Wissenschaftssprache. Bestandaufnahme Theorie — Geschichte. — Wiesbaden: Oskar Brandstetter Verlag, 1973. -207 S.

100. Duden. Grammatik der deutschen Gegenwartssprache / hrsg. vom• wissenschaftl. Rat d. Dudenredaktion. Mannheim, 1995. 864 S.

101. Engberg J. Prinzipien einer Typologisierung juristischer Texte // Fachsprache. International Journal of LSP. Jg. 15, H. l-2, 1993. S. 31−37.

102. Engisch K. Deskriptive unbestimmte Begriffe. Normative unbestimmte Begriffe // Ladnar U., Plottniz v. C. Fachsprache der Justiz. Munchen, 1976. — S. 65. 68.

103. Ermert K. Fur eine burgerfreundliche Justiz // Wassermann R., Petersen J. Recht und Sprache. Heidelberg: C. F. Muller Juristischer Verlag, 1983. — S. l 1−19.

104. Fingerzeige fur die Gesetzes- und Amtssprache. Hrsg. Von der Gesellschaft fur die deutsche Sprache im Einvernehmen mit dem Bundesministerium des Innern. 10. Auflage. Wiesbaden: Verlag fur deutsche Sprache, 1980. — 163 S.

105. Fluck H.- R. Fachsprachen. Einfuhrung und Bibliographie. Tubingen, Basel: A. Frank Verlag, 1996. — 361 S.

106. Forsthoff E. Recht und Sprache. Prolegomena zu einer richtlichen Hermeneutik. Halle (Saale): Niemyer, 1940. 47 S.

107. Fotheringham H. Die Gesetzes- und Verwaltungssprache im Spannungsfeld zwischen fachlicher Qualitat und Allgemeinverstandlichkeit // Der offentliche Sprachgebrauch, Bd. II, Stuttgart: Klett-Cotta Verlag, 1981. S. 100−115.

108. Frilling S. Textsorten in juristischen Fachzeitschriften. Munster: Waxmann, 1995. -208 S.

109. Fuchs-Khakhar C. Die Verwaltungssprache zwischen dem Anspruch auf Fachsprachlichkeit und Verstandlichkeit: ein Vergleich der Darstellung dieses Konfliktes in der deutschen Verwaltungssprache und die Vorschlage zu seiner

110. Bewaltigung seit 1958, ergeben durch einen Blick auf die neueren Ansatze zur ^ Verbesserung der Verwaltungssprache in Grossbritanien. Tubingen: Staufenburg1. Verlag, 1987.- 199 S.

111. Glaser R. Fachstile des Englischen. Leipzig: Enzyklopadie Verlag, 1979. -208 S.

112. Glaser R. Fachtextsorten im Englischen. Tubingen: Narr, 1990. — 331 S. ^ 120. Grimm H. -J., Kempter F. Kleine deutsche Artikellehre. — Leipzig, Berlin,

113. Munchen, Wien, Zurich, N. -Y.: Langenscheidt, Verlag Enzyklopadie, 1994. 176 S.

114. Gro? e E.U. Text und Kommunikation. Eine linguistische Einfuhrung in die Funktion der Texte. Stuttgart: Kohlhammer, 1976. — 164 S.

115. Gulich E., Raible W. Linguistische Textmodelle: Grundlagen und Moglichkeiten. Munchen: Fink, 1977. — 353 S.

116. Haft F. Recht und Sprachtheorie // Archiv fur Rechts- und -Sozialphilosophie, Beiheft 9. Recht und Sprache. Wiesbaden: Franz Steiner Verlag, 1977. S. 27−34.

117. Hahn v.W. Fachsprachen // Lexikon der Germanistischen Linguistik /hrsg. Althaus P., Henne H., Wiegand H.E. Tubingen: Max Niemeyer Verlag, 1980. — S. 390−395.

118. Heinemann W., Viehweger D. Textlinguistik. Tubingen: Niemeyer, 1991. -310 S.

119. Heibig G. Entwicklung der Sprachwissenschaft seit 1970. Leipzig: Bibliographisches Institut, 1988. — 323 S.

120. Heibig G., Buscha J. Deutsche Grammatik. Berlin, Munchen, Zurich, N. -Y.: Langenscheidt, Verlag Enzyklopadie, 1993. — 376 S.

121. Hoffmann L. Kommunikationsmittel Fachsprache: eine Einfuhrung. -Tubingen: Narr, 1985. 307 S.

122. Jahr S. Zum Verhaltnis von Bedeutung, Begriff und Wissen bei Fachtermini // Fachsprache. International Journal of LSP. Jg. 15, H. 1−2, 1993. S. 38. 44.

123. Joisten C. Schwierigkeiten mit der Gesetzessprache // Der offentliche Sprachgebrauch. B. II. Stuttgart: Klett-Cotta Verlag, 1981. — S. 143−152.

124. Joisten C. Sprachkultur der Gesetzessprache // Deutschunterricht Jg. 37, H. 1, 1985. -S. 47−54.

125. Kniffka H. Einfuhrung: Forensische Linguistik in Forensische Linguistik. Texte zu Theorie und Praxis forensischer Linguistik/ hrsg. von Hannes Kniffka. Tubingen: Niemeyer, 1990. 528 S.

126. Kobler G. Deutsche Sprachgeschichte und Rechtsgeschichte // ^ Sprachgeschichte: Handbuch zur Geschichte der deutschen Sprache und ihrer

127. Erforschung / hrsg. Werner Besch. in 2 Bd. Bd. 1. Berlin, New York: de Gruyter, 1984. — S. 56−70.

128. Kohler H. Einfuhrung // Burgerliches Gesetzbuch. Munchen: C.H. Beck, 1997. — S. VII-XXX.• 139. Koschmieder E. Beitrage zur allgemeinen Syntax. Heidelberg: Carl

129. Winter Universitatsverlag, 1965. 224 S.

130. Kramm M. Rechtsnorm und semantische Eindeutigkeit. InauguralDissertation der juristischen Fakultat Erlangen-Nurnberg. Munchen: Dissertationsdruck-Schon, 1970. — 97 S. ^ 141. Kretzenbacher H.L. Syntax des wissenschaftliches Fachtextes //

131. Fachsprache. International Journal of LSP. Jg. 13, H. 3 4, 1991. — S. l 18−137.

132. Lampe E. -J. Juristische Semantik. Bad Homburg: Gehlen, 1970. — 69 S.

133. Larenz K. Methodenlehre der Rechtswissenschaft. Berlin, Heidelberg, N. -Y., Tokyo: Springer-Verlag, 1983. — 368 S.

134. Littmann G. Zur Syntax der Fachsprachen und anderer Sprachvarianten. Methodenprobleme in der empirischen Sprachforschung // Fachsprache. International Journal of LSP. Jg. l, H. l-2, 1979. S. 50−68.

135. Littmann G. Fachsprachliche Syntax: zur Theorie und Praxis syntaxbezogener Sprachvariantenforschung. Hamburg: Buske, 1981. — 385 S.

136. Meier H. Deutsche Sprachstatistik. Bausteine zu einer vergleichenden Sprachstatistik. Bd. I. Hildesheim: Olms Verl. -Buchhandlung, 1967. — 422 S.

137. Metschkowa-Atanassowa S. Temporale und konditionale «Wenn"-Satze: Untersuchungen zu ihrer Abgrenzung und Typologie. Dusseldorf: Schwann, 1983. -212 S.

138. Mohn D., Pelka R. Fachsprachen. Nubingen: Niemyer, 1984. — 171 S.

139. Morgenthaler E. Kommunikationsorientierte Textgrammatik. -Dusseldorf: Schwann, 1980. 204 S.

140. Muller F. Juristische Methodik. Berlin: Duncker & Humblot, 1995. 382 S.

141. Muller-Tochtermann H. Struktur der deutschen Rechtssprache // Muttersprache, Jg. 69, 1959. S. 84−92.

142. Neumann U. Fachsprache und Umgangssprache // Rechtskultur als Sprachkultur / hrsg. GrewendorfG. Frankfurt/M.: Suhrrkamp, 1992. S. 110−121.

143. Oplatka-Steinlin H. Untersuchungen zur neuhochdeutschen Gesetzessprache. Zurich: Juris-Verlag, 1971. — 125 S.

144. Otto W. Die Paradoxie einer Fachsprache // Die Sprache des Rechts und der Verwaltung / Hrsg. Ingulf Radtke. Stuttgart: Klett, 1981. — S. 44−57.

145. Otto W. Erwartungen an die Rechts- und Verwaltungssprache der Zukunft // Muttersprache 92,1982. S. 309−315.

146. Paroussis M. Theorie des juristischen Diskurses: Eine institutionelle Epistemiologie des Rechts. Berlin: Dunker& Humblot, 1995. — 170 S.

147. Paul H. Deutsche Grammatik. Bd. 4. Syntax (Zweite Halfte). Halle (Saale): Max Niemeyer, 1958. — 425 S.

148. Rossler P. Entwicklungstendenzen der osterreichischen Rechtssprache seit dem ausgehenden 18 Jh. Fr./ M.: Peter Lang, 1984. — 252 S.

149. Rosengren I. Begrundungen und Folgerungen als kommunikative Handlungen // Studia grammatica XXV. Berlin, 1987. — S. 179−197.

150. Rust A. Fachtextsorten und Moglichkeiten ihrer Deskription und Differenzierung // Fachsprache. International Journal of LSP. 13Jg., H. 3−4, 1991. -S. 138−144.

151. Schilling I. Allgemeinwissenschaftlicher Wortschatz des Russischen: eine Wortzusammenstellung fur den Russischunterricht im Hochschulwesen der DDR. Leipzig: Verlag Enzyklopadie, 1965. — 162 S.

152. Schonherr F. Sprache und Recht. Wien: Manzsche Verlags — und Universitatsbuchhandlung, 1985. — 218 S.

153. Schroder J. Lexikon deutscher Prapositionen. Leipzig: Verlag Enzyklopadie, 1986. — 268 S.

154. Schroder J. Deutsche Prapositionen im Sprachvergleich. Leipzig: Verlag Enzyklopadie, 1987. — 163 S.

155. Schultheiss F., Dahlhaus H., Langguht G. Vorwort // Recht und Sprache. Wassermann R., Petersen J. Heidelberg: C. F. Muller Juristischer Verlag, 1983. -253 S. — S. 9−10.

156. Seibert Th. -M. Zur Fachsprache in der Juristenausbildung: sprachkritische Analysen anhand ausgewahlter Textbeispiele aus juristischen Lehr-und Lernbuchern. Berlin: Duncker & Humblott, 1977. — 167 S.

157. Sommerfeldt K. -E., Starke G. Einfuhrung in die Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. Leipzig: Bibliographisches Institut, 1988. — 327 S.

158. Spillner B. Interlinguale Stilkontraste in Fachsprachen in: Stil in Fachsprachen. Bernd Spillner (Hrsg.). Frankfurt am Main- Berlin- Bern- New York- Paris- Wien: Lang, 1996. — S. 105−137.

159. Wagner H. Die deutsche Verwaltungssprache der Gegenwart. Eine Untersuchung der sprachlichen Sonderformen und ihrer Leistung. Dusseldorf: Schwann, 1970.- 139 S.

160. Wassermann R., Petersen J. Recht und Sprache. Heidelberg: C. F. Muller Juristischer Verlag, 1983. — 253 S.

161. Wunderlich D. Grundlagen der Linguistik. Reinbek: Rowohlt, 1974. 431 S. i

162. Burgerliches Gesetzbuch. Berlin, 1908.

163. Burgerliches Gesetzbuch. Munchen: C.H. Beck, 1997.

164. Grundgesetz. Munchen: C.H. Beck, 1994.

165. Handelsgesetzbuch. Munchen: C.H. Beck, 1994.

166. Palandt. Burgerliches Gesetzbuch. Munchen: C.H. Beck, 1995. — 2669 S.

167. Strafgesetzbuch. Munchen: C.H. Beck, 1994.

168. Гражданский кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 22 декабря 1995 года. Часть 1 и 2 Москва: Новая волна, 1997 — 510 с.

169. Гражданское уложение. Германское право. Часть 1. Пер. с нем. / Серия: Современное международное частное право. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. — 552 с.

170. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ

171. Немецко-русский юридический словарь. Около 46 000 терминов / Под. ред. Гришаев П. И., Беньямин М. 5-е изд. стереотип. — М.: РУССО, 1999. — 624 с.

172. Новый немецко-русский экономический словарь. Около 35 000 терминов / Салищев В. А., Дике X. М.: РУССО, 1997. — 608 с.

173. Новый русско-немецкий экономический словарь. Около 30 000 терминов / Салищев В. А. М.: РУССО, 1998. — 544 с.

174. Fachwortschatz: Mathematik. Haufigkeitsworterbuch. Russisch, Englisch, Franzosisch. Hrsg. Prof. Dr. sc. L. Hoffmann. Mitarb.: Dr. H. Krug. und. K. Leube. Leipzig: Enzyklopadie, 1976. — 96 S.

175. Fachwortschatz: Medizin. Haufigkeitsworterbuch. Russisch, Englisch, Franzosisch. Hrsg. Prof. Dr. phil. habil. L. Hoffmann. 2., unverand. Aufl. -Leipzig: Enzyklopadie, 1973. 106 S.

176. Fachwortschatz: Physik. Haufigkeitsworterbuch. Russisch, Englisch, Franzosisch. Hrsg. Prof. Dr. phil. habil. L. Hoffmann. Mitarb.: F. Heinemann u.a. 3. unverand. Aufl. Leipzig: Enzyklopadie, 1976. — 107 S.

Заполнить форму текущей работой