Закономерности термоупругих мартенситных превращений, эффекта памяти формы и сверхэластичности в монокристаллах ферромагнитных сплавов Ni-Fe-Ga-(Co)

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Физико-математические науки
Страниц:
195


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ферромагнитные сплавы, испытывающие термоупругие мартенситные превращения, являются новыми многофункциональными материалами [1−12]. Обладая эффектами памяти формы и сверхэластичности, основанными на термоупругом характере мартенситных превращений, эти сплавы допускают управление размерами и формой не только при изменении температуры и приложении нагрузки, но и с помощью магнитного поля. Ферромагнитные материалы с памятью формы могут найти широкое применение в авиакосмической промышленности, атомной энергетике, механотронике и микросистемной технике [1−4,11,12]. Существуют задачи, в которых необходимо использовать функциональные свойства сплавов при высоких температурах, а значит, сверхэластичность должна наблюдаться при температурах выше 373 К (100 & deg-С) (высокотемпературная сверхэластичность). В настоящее время в литературе не разработаны условия, необходимые для проявления высокотемпературной сверхэластичности [13−20]. Существует только один критерий Отцуки-Вэймана [13−15], из которого следует, что для получения высокотемпературной сверхэластичности необходимо достичь высокопрочного состояния в высокотемпературной фазе, когда накопленная при прямом мартенситном превращении упругая энергия не релаксирует за счет образования дислокаций в условиях высоких температур и способствует обратимому переходу при снятии нагрузки. Однако нет данных о влиянии характера изменения критических напряжений образования мартенсита в температурном интервале развития мартенситных превращений под нагрузкой на формирование высокотемпературной сверхэластичности. Таким образом, большой научный и практический интерес представляет выяснение закономерностей развития мартенситных превращений под нагрузкой в условиях высоких напряжений и температур выше 373 К и разработка физических принципов конструирования новых ферромагнитных сплавов, которые испытывают обратимые мартенситные превращения в широком интервале температур, обладают высокими механическими характеристиками и будут превращать магнитную энергию в механическую без деградации свойств.

В настоящее время в качестве ферромагнитных материалов с памятью формы рассматриваются сплавы Гейслера №МпОа, Со№Оа, Со№А1 и упорядоченные сплавы БеРё, БеР^ которые испытывают мартенситные превращения в ферромагнитном состоянии [1−12, 21]. Наиболее широко изучены сплавы ЫМпОа, испытывающие Ь21−10М-14М-Ыо МП и обладающие высокой константой магнитокристаллической анизотропии (Ки= 1,7−105 Дж/м3) [3, 4]. На монокристаллах М^МпОа впервые в 1996 г. получена деформация 0,2%, индуцированная магнитным полем, за счет переориентации мартенситных вариантов [3].

В результате исследований в этой области в монокристаллах NiMnGa реализованы магнитодеформации до 10%, контролируемые магнитным полем порядка 1 Тл [1−6, 21]. Однако монокристаллы NiMnGa не нашли широкого практического применения, поскольку не удается решить ряд проблем: высокая хрупкость при растяжении, трудности при выращивании монокристаллов, нестабильность структуры из-за низких прочностных свойств высокотемпературной фазы [3, 4, 22−24].

Анализ литературы показал [25−51], что сплавы на основе NiFeGa — одни из самых перспективных материалов для получения больших обратимых магнитоиндуцированных деформаций и высокотемпературной сверхэластичности. Во-первых, в этих сплавах наблюдаются многоступенчатые фазовые превращения. Высокотемпературная фаза может иметь 52-структуру или L2-структуру в зависимости от температуры закалки- мартенситное превращение происходит сначала в мартенсит со слоистыми модулированными структурами (ЮМ и/или 14М), а затем в тетрагональный L10 мартенсит [27]. За счет развития L2-OM/4M-Llo мартенситных превращений при низких температурах и L2-LIq — при высоких температурах можно изменять механические и функциональные характеристики в зависимости от ориентации монокристаллов, способа деформации и температуры испытания [26, 27], исследовать их роль при поиске условий для реализации высокотемпературной сверхэластичности. Во-вторых, в сплавах NiFeGa за счет изменения химического состава можно управлять магнитными свойствами: при уменьшении содержания Ni в материале повышается температура Кюри (7с) [26, 44, 46, 51], ас увеличением содержания Fe растет намагниченность насыщения [4СМ-1]. Замещение атомов Ni на Со в NiFeGa позволяет увеличить константу магнитокристаллической анизотропии (от #"=1,7−104 Дж/м3 до А"м=1,2−105 Дж/м3 при Т= 300 К) [29, 36−39]. Высокая энергия магнитокристаллической анизотропии является одним из необходимых условий для наблюдения деформаций, наведенных магнитным полем. В-третьих, монокристаллы NiFeGa и NiFeGaCo являются более пластичными и могут деформироваться при растяжении [27, 34, 37, 42, 47−49], в отличие от хрупких монокристаллов NI2MnGa. В-четвертых, сплавы NiFeGa обладают высокой циклической стабильностью сверхэластичности и выдерживают при заданной деформации растяжением 3% более 18 000 циклов & laquo-нагрузка — разгрузка& raquo- до разрушения без заметной деградации [47].

Для реализации всех потенциальных возможностей этих материалов, как многофункциональных сплавов с обычным и магнитным эффектами памяти формы и высокотемпературной сверхэластичностью, необходимы систематические исследования закономерностей развития термоупругих мартенситных превращений при охлаждении/нагреве и под растягивающей/сжимающей нагрузкой. Такие исследования необходимо проводить на монокристаллах. Во-первых, поликристаллы сплавов Гейслера с эффектом памяти формы являются слишком хрупкими — для них характерно хрупкое разрушение по границам зерен при развитии МП вследствие больших значений параметра анизотропии кристаллов, А = 2С^/{С\ - С[2) > 10 [3, 4]. Во-вторых, процессы зернограничного проскальзывания изменяют величину деформации превращения и критических напряжений при исследовании высокотемпературной сверхэластичности. Максимальные значения обратимых деформаций, индуцированных внешними приложенными напряжениями и магнитным полем, получены на монокристаллах [1, 5, 6]. В-третьих, в поликристаллах границы зерен являются дефектными местами, следовательно, местами преимущественного зарождения кристаллов мартенсита [16, 19, 52]. Это осложняет интерпретацию результатов по развитию мартенситных превращений. В поликристаллических материалах при высокотемпературных испытаниях и термообработках выделение частиц второй фазы происходит неоднородно вдоль границ зерен, в отличие от монокристаллов. Использование монокристаллов позволяет исключить влияние границ зерен на развитие МП и распределение дисперсных частиц в кристаллах при старении, выяснить роль частиц различного размера в формирован& trade- функциональных свойств и закономерностей развития Ь2-М-14М-Ыо МП. Как показано на поли- и монокристаллах Т1№, сплавах на основе железа, за счет изменения размера частиц можно управлять механизмом взаимодействия кристаллов мартенсита с дисперсными частицами -включение когерентных частиц в кристаллы мартенсита или генерация вариантов мартенсита вблизи границ крупных частиц размером более 100 нм, повышать прочностные свойства высокотемпературной фазы [53].

Подобных исследований механических и функциональных свойств монокристаллов МБеОа и №РеОаСо проведено не было, что связано с трудностью получения крупных кристаллов. На момент постановки задачи была известна всего одна работа по исследованию механических свойств, термоупругих мартенситных превращений под нагрузкой в монокристаллах №РеОа, которая показывает высокую эффективность использования этих монокристаллов [27]. Технология роста по методу Бриджмена позволяет получать монокристаллы №РеОа и МШеваСо крупных размеров.

Цель работы. Выяснить закономерности развития термоупругих МП, исследовать зависимость эффекта памяти формы и сверхэластичности, критических напряжений образования мартенсита, механического гистерезиса от ориентации кристалла, способа деформации — растяжения/сжатия и температуры старения в монокристаллах Т^^Бе^Оаг? и Ми9Ре180а27Соб (ат. %).

Данные исследования необходимы для развития теории термоупругих мартенситных превращений, получения новых данных о закономерностях мартенситных превращений в ферромагнитных сплавах и для разработки физических принципов конструирования ферромагнитных монокристаллов на основе сплавов МБеОа и МРеваСо с оптимальным комплексом механических и функциональных свойств.

Экспериментальное исследование функциональных и механических свойств монокристаллов ферромагнитных сплавов № 54ре190а27 и Мь^Ре^ОагтСоб (ат. %) в однофазном и гетерофазном состояниях в зависимости от способа деформации, ориентации и режима термической обработки позволило получить ряд новых, не отмеченных в литературе данных.

Впервые исследована последовательность Ы-АМ-Ьо МП в зависимости от ориентации, способа деформации и температуры испытания на монокристаллах № 54ре190а27 и Ыц9ре18Са27Соб (ат. %). Экспериментально установлена ориентационная зависимость и асимметрия критических напряжений образования мартенсита при изменении способа деформации в монокристаллах И^Ре^Оаг? и ТчЩдРе^ОагтСоб (ат. %). Впервые дано теоретическое обоснование зависимости критических напряжений образования мартенсита от способа деформации — растяжения/сжатия, основанное на обобщенном уравнении Клапейрона — Клаузиуса, где учитывается дополнительный вклад в деформацию превращения, связанный с разницей эффективных модулей упругости аустенита и мартенсита и высоким уровнем критических напряжений образования мартенсита.

Впервые на монокристаллах № 54ре19Оа27 и ^эРе^ОагтСоб проведено исследование последовательности Ь2ААМ-Ыо МП в зависимости от температуры испытания, уровня приложенных напряжений, ориентации и способа деформации. В исходных монокристаллах № 54Ре19Са27 и Г^9ре180а27Соб (ат. %) во всех исследованных ориентациях при растяжении и сжатии в температурном интервале от М3 до 330 К 360 К имеет место последовательность Ь2]-4М-Ьо мартенситных превращений, которая при повышении температуры Т > 360 К меняется на Ь21-Ь1о. Выяснены условия появления стадийности на зависимости асг (7) при М,< �������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

��рвые обнаружена высокотемпературная СЭ в температурном интервале от 300 К до 720 К в монокристаллах № 54ре190а27 и № 49ре180а27Соб (ат. %). Выяснены необходимые условия для проявления высокотемпературной СЭ в широком интервале температур: сочетание высоких прочностных свойств высокотемпературной фазы и низких критических напряжений образования мартенсита под нагрузкой осг, которые слабо увеличиваются с ростом температуры, а = с1ъсМТ = 0,5 0,6 МПа/К. Эти условия реализуются при растяжении монокристаллов № 54Ре190а27 и ТЧь^Ре^ОагтСоб (ат. %), ориентированных вдоль [001]- и [012]-направлений, в которых на зависимости критических напряжений от температуры осг (Т) наблюдаются стадии с различными значениями, а = ?/осЛ/Г.

Установлена немонотонная зависимость величины механического гистерезиса от температуры испытания в монокристаллах № 54ре190а27 и № 49ре180аг7Соб (ат. %), ориентированных вдоль [001]- и [012]-направлений, при деформации растяжением. Впервые обнаружено аномальное уменьшение механического гистерезиса до 1-^5 МПа в монокристаллах № 54ре19Са27 и М^Ре^ОагуСоб (ат. %) при деформации растяжением.

Экспериментально показано, что отжиги монокристаллов № 54ре19Са27 (ат. %) при Т > 773 К приводят к выделению частиц у-фазы размерами от 30 нм до 25 мкм. Частицы более 300 нм приводят к изменению последовательности МП от И-4М-Ыо к В2-Ь1 о, увеличению значений коэффициента деформационного упрочнения, изменению морфологии мартенсита охлаждения (измельчению кристаллов), появлению сильной зависимости механического гистерезиса от величины заданной деформации.

Вся совокупность экспериментальных данных позволяет предложить физические модели развития обратимых термоупругих мартенситных превращений в однофазных и гетерофазных монокристаллах №РеОа и №РеОаСо при охлаждении/нагреве и под действием нагрузки.

В связи с вышеизложенным на защиту выносятся следующие положения:

1. Экспериментально обнаруженная зависимость критических напряжений образования мартенсита, стадийности развития Ь2-ЫМ-Ыо мартенситных превращений под нагрузкой, величины эффекта памяти формы и сверхэластичности от ориентации и способа деформации — растяжения/сжатия, в монокристаллах ферромагнитных сплавов № 54Ре190а27 и 1^9ре18Са27Соб (ат. %). Теоретическое обоснование зависимости критических напряжений образования мартенсита от ориентации и способа деформации — растяжения/сжатия, основанное на обобщенном уравнении Клапейрона — Клаузиуса с учетом разницы эффективных модулей упругости аустенита и мартенсита.

2. Впервые обнаруженная сверхэластичность в температурном интервале от 300 К до 720 К в монокристаллах ферромагнитных сплавов № 54ре190а27 и ^^Ре^ОагуСоб (ат. %). Условия для наблюдения высокотемпературной сверхэластичности в широком интервале температур определяются сочетанием высокопрочного состояния аустенитной фазы, низких критических напряжений образования мартенсита под нагрузкой и их слабым увеличением с ростом температуры и достигаются за счет выбора ориентации вдоль [001]- и [012]-направлений и способа деформации растяжением.

3. Закономерности изменения величины механического гистерезиса с ростом температуры испытания в зависимости от ориентации кристалла и способа деформации -увеличения, немонотонный характер изменения и постоянство механического гистерезиса в монокристаллах ферромагнитных сплавов Ni54Fei9Ga27 (ат. %) и Ni49FeigGa27Co6 (ат. %). Уменьшение механического гистерезиса до 1-^5 МПа в температурном интервале 370 К н- 470 К при деформации растяжением в монокристаллах, ориентированных вдоль [001 ]-направления.

4. Экспериментально установленные в состаренных монокристаллах Nis4Fei9Ga27 (ат. %) закономерности изменения температур мартенситных превращений, морфологии кристаллов мартенсита, последовательности развития L2(B2)-l4M-Lo мартенситных превращений под нагрузкой, величины механического гистерезиса в зависимости от кристаллической структуры высокотемпературной фазы и механизмов взаимодействия кристаллов мартенсита с дисперсными частицами у-фазы различного размера — включение когерентных наноразмерных частиц в кристаллы мартенсита или генерация вариантов мартенсита вблизи поверхности раздела & laquo-частица — матрица& raquo- при увеличении размера частиц более 100 нм.

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов и библиографического списка- содержит 195 страниц, включая 134 рисунка и 27 таблиц.

выводы

1. Экспериментально показано, что в монокристаллах NI54Fei9Ga27 и NI49FeisGa27Co6 (ат. %) после роста при охлаждении/нагреве в свободном состоянии наблюдаются термоупругие L2-AM мартенситные превращения, которые характеризуются малыми температурными интервалами прямого и обратного превращения A=MS-Mf, Дг= -As -Af= 1 ^ 5 К, малым термическим гистерезисом ДГ= 9 ^ 12 К и являются переходами первого типа (As > Ms). Выделение дисперсных частиц у-фазы размером от 20 нм до 25 мкм приводит к измельчению кристаллов мартенсита по сравнению с монокристаллами после роста, росту Ai и Д2 до 20(±2) К, увеличению запасенной упругой энергии, и мартенситные превращения становятся переходами второго типа (As< Ms).

2. В монокристаллах NI54Fei9Ga27 и NLt9Fei8Ga27Co6 (ат. %) после роста при температурах вблизи Ms под нагрузкой обнаружена последовательность L2−4M-Llo мартенситных превращений. Расчет деформации решетки при L2-Lо мартенситных превращениях дает близкие значения к экспериментальной максимальной величине эффекта памяти формы для всех исследованных в работе ориентаций при растяжении и сжатии.

3. Температурная зависимость критических напряжений образования мартенсита oct (T) в интервале температур MS

4. В исходных монокристаллах Ni54Fei9Ga27 и NI49Fei8Ga27Co6 (ат. %) во всех исследованных ориентациях при растяжении и сжатии в температурном интервале от Ms до 330 К 360 К имеет место последовательность L2i-14M-Llo мартенситных превращений, которая при Т > 360 К меняется на L2-Lq. Выяснены условия появления стадийности на зависимости асг (7), связанные со сменой последовательности мартенситных превращений при MS

5. Температурный интервал развития сверхэластичности в монокристаллах NI54Fei9Ga27 и NI49Fei8Ga27Co6 (ат. %) после роста зависит от ориентации и способа деформации. Впервые в [001]- и [012]-монокристаллах при растяжении обнаружен аномально большой температурный интервал сверхэластичности от 300 К до 720 К.

Сформулированы условия для наблюдения высокотемпературной сверхэластичности: 1) сочетание высокого уровня критических напряжений пластического течения высокотемпературной фазы осг (М,'??) и низких критических напряжений образования мартенсита < 5СГ (МХ): < 5а (Мс1)/асг (Мх) > 80- 2) низкие значения величины, а = с/осг/сИ, которая описывает рост напряжений образования мартенсита с температурой. Высокие значения а. = с1< 5сг1с1Т в [001]-, [011]-, и [012]-монокристаллах при сжатии и [011]-кристаллах при растяжении приводят к узкому интервалу развития высокотемпературной сверхэластичности от 373 К до 473 К.

6. Экспериментально установлена немонотонная зависимость величины механического гистерезиса Да от температуры испытания в [001]-, [012]-ориентациях кристаллов № 54ре19Са27 и № 49Ре^вагтСоб (ат. %). Показано, что в интервале температур от 340 К до 420 К механический гистерезис уменьшается от 35 (±0,5) МПа до 1-^5 (±0,5) МПа, а затем возрастает при Т~ 520 К до ~ 300 МПа.

Предполагается, что аномально низкие значения рассеянной энергии связаны с влиянием внешних напряжений на постоянные решеток & iquest-21-фазы и /Ло-мартенсита и существованием тройной точки на фазовой диаграмме асг (7).

7. Экспериментально показано, что дисперсные частицы у-фазы, образующиеся при старении, приводят к изменению закономерностей развития мартенситных превращений при растяжении и сжатии в [011]-монокристаллах № 54ре190а27 (ат. %) по сравнению с исходными кристаллами после роста: выделение дисперсных частиц размером до 35 нм и объемной долей 2 (±0,3) % сохраняет последовательность превращений Ь2-ЫМ-Ыо, не изменяет вида кривых а (в) с низким коэффициентом деформационного упрочнения 0 = с1Ыс1г. Дисперсные частицы наследуются кристаллами мартенсита без изменения условий зарождения и роста мартенсита- выделение крупных частиц размером более 300 нм и объемной долей 4-^-5 (±0,3) % приводит к изменению последовательности мартенситных превращений от Ь2−4М-Ыо к В2-Ыо, увеличению значений коэффициента 0 = с/а/с/е. Дисперсные частицы являются источниками зарождения нескольких вариантов мартенсита, и это, в свою очередь, определяет & laquo-турбулентный»- характер мартенситных превращений, развитие превращения в одну стадию.

ПоказатьСвернуть

Содержание

1 Термоупругие мартенситные превращения в ферромагнитных сплавах.

1.1 Общая характеристика мартенситных превращений.

1.2 Кристаллография мартенситных превращений.

1.3 Термодинамическое описание мартенситных превращений.

1.4 Функциональные свойства сплавов с термоупругими мартенситными превращениями.

1.5 Мартенситное превращение в магнитном поле.

2 Постановка задачи, обоснование выбора материала для исследования. Методика эксперимента.

2.1 Постановка задачи, обоснование выбора материала для исследования.

2.2 Методика эксперимента.

3 Термоупругие мартенситные превращения в монокристаллах №РеОа и №РеОаСо.

3.1 Закономерности развития термоупругих мартенситных превращений в монокристаллах №РеОа и №РеОаСо при охлаждении/нагреве.

3.2 Зависимость эффекта памяти формы от ориентации и способа деформации в монокристаллах №Рева и №РеОаСо.

3.2.1 Влияние температуры испытания и способа деформации (растяжение/сжатие) на эффект памяти формы в [001]-монокристаллах №РеОаСо.

3.2.2 Влияние ориентации кристалла на эффект памяти формы при деформации растяжением и сжатием монокристаллов МРева.

3.2.3 Асимметрия и ориентационная зависимость величины эффекта памяти формы в монокристаллах №Рева и №РеОаСо.

3.2.4 Многостадийные мартенситные превращения под нагрузкой при деформации сжатием в [011]-монокристаллах №РеОа.

3.2.5 Критические напряжения образования мартенсита под нагрузкой как основной механический параметр, необходимый для реализации магнитного эффекта памяти формы.

3.3 Температурная зависимость критических напряжений мартенситного сдвига при изменении ориентации и способа деформации в монокристаллах Ni-Fe-Ga и Ni-Fe-Ga-Co.

3.4 Сверхэластичность в ферромагнитных монокристаллах NiFeGa и NiFeGaCo.

3.4.1 Зависимость температурного интервала развития сверхэластичности от способа деформации и ориентации ферромагнитных монокристаллов NiFeGa и NiFeGaCo.

3.4.2 Зависимость величины сверхэластичности ориентации, способа деформации и температуры испытаний в ферромагнитных монокристаллах NiFeGa и NiFeGaCo.

3.4.3 Зависимость величины механического гистерезиса от ориентации, способа деформации и температуры испытания в ферромагнитных монокристаллах NiFeGa и NiFeGaCo.

3.5 Влияние термических обработок на закономерности развития мартенситных превращений при охлаждении и под нагрузкой.

ВЫВОДЫ.

Список литературы

1. Ullakko К., Huang J. К., Kantner С., R. O’Handley С., Kokorin V. V. Large magnetic-field-induced strains in Ni2MnGa single crystals // Applied Physics Letters. 1996. — V. 69. — № 13. — P. 1966.

2. Sozinov A, Likhachev A. A., Lanska N., Ullakko K. Giant magnetic-field-induced strain in NiMnGa seven-layered martensitic phase // Applied Physics Letters. 2002. — V. 80. — P. 1746.

3. Васильев A.H. Бучельииков В. Д., Такаги Т., Ховайло В. В., Эстрин Э. И. Ферромагнетики с памятью формы // Успехи физических наук. 2003. Т. 173. № 6. С. 577−608.

4. Бучельников В. Д., Васильев А. Н., Коледов В. В., Таскаев С. В., Ховайло В. В., Шавров В. Г. Магнитные сплавы с памятью формы: фазовые перехода и функциональные свойства // Успехи физических наук. 2006. — Т. 176. — № 8.

5. Karaca Н.Е., Karaman I., Basaran В., Chumlyakov Yu. I., Maier H.J. Magnetic field and stress induced martensite reorientation in NiMnGa ferromagnetic shape memory single crystals // Acta Materialia. 2006. — V. 54. — No. 1. — P. 233−245.

6. Karaca H.E., Karaman I., Basaran В., Lagoudas D. C, Chumlyakov Y.I., Maier H.J. On the stress-assisted magnetic-field-induced phase transformation in Ni2MnGa ferromagnetic shape memory alloys // Acta Materialia. 2007. — V. 43.- No. 11.- P. 4189−4199.

7. James R. D., Wuttig M. Magnetostriction of martensite // Philosophical Magazine A. 1998. -77. -P. 1273.

8. Gejima F., Sutou Y., Kainuma R., Ishida K. Magnetic transformation of Ni2AlMn heuslertype shape memory alloys // Metallurgical and Materials Transactions. A. 1999. — V. 30. — P. 2721.

9. Wutting M., Li J., Craciunescu C. A new ferromagnetic shape memory alloy system // Scripta Materialia. 2001. — V. 44. — P. 2393.

10. Oikawa K., Wulff L., Iijima Т., Gejima F., Ohmori Т., Fujita A., Fukamichi K., Kainuma R., Ishida K. Promising ferromagnetic Ni-Co-Al shape memory alloy system // Applied Physics Letters. 2001. -V. 79. -P. 3290.

11. Morito H., Fujita A., Fukamichi K., Kainuma R., Ishida K., Oikawa K. Magnetocrystalline anisotropy in single-crystal Co-Ni-Al ferromagnetic shape-memory alloy // Applied Physics Letters. 2002. -V. 81. -N. 9. -P. 1657.

12. Отцука К., Симидзу К., Судзуки Ю., Сэкигути Ю., Тадаки Ц., Хомма Т., Миядзаки С. Сплавы с эффектом памяти формы. М: Металлургия. 1990. — 222 с.

13. Otsuka К., Wayman С.М. Shape memory materials. Cambridge University PRESS. 1998. 284 p.

14. Martensite / Edited by Olson B. B, Owen W.S. ASM International. — 1992. — 330 p.

15. Лободюк В. А., Эстрин Э. И. Мартенситные превращения. М.: ФИЗМАТЛИТ. — 2009. 352 с.

16. Курдюмов Г. В., Утевский Л. М., Энтин Р. И. Превращения в железе и стали. М.: Наука. — 1977. -238с.

17. Медицинские материалы и имплантанты с памятью формы / Гюнтер В. Э., Дамбаев Г. Ц., Сысолятин П. Г. и др. Томск: Изд. Томского университета. 1998. — 486 с.

18. Никелид титана. Медицинский материал нового поколения / Гюнтер В. Э., ХоДоренко В.Н., Ясенчук Ю. Ф., Чекалкин Т. Л., Овчаренко В. В., Клопотов А. А. и др. Томск: Изд. Томского университета. 2006. — 296 с.

19. Воронов В. К. Современная физика: конденсированное состояние: учебное пособие. Москва: Изд-во ЛКИ. 2008. — 336 с.

20. Enkovaara J., Ayuela A., Zayak А.Т., Entel P., Nordstrom L., Dube M., Jalkanen J., Impola J., Nieminen R.M. Magnetically driven shape memory alloys // Materials Science and Engineering A. -2004. -V. 378. -P. 52−60.

21. Schlagel D. L., Wu Y. L., Zhang W., Lograsso T. A., Chemical segregation during bulk single crystal preparation of Ni-Mn-Ga ferromagnetic shape memory alloys // Journal of Alloys and Compounds. 2000. — V. 77. — P. 312.

22. Webster P.J., Ziebeck K.R., Town S.L., Peak M.S. Magnetic order and phase transformation in№ 2MnG // Philosophical Magazine. 1984. — V. 49. — P. 295−310.

23. Cesari E., Pons J., Segui C., Chernenko V.A., Moraviec H., Stro D. New ferromagnetic shape memory alloy systems// Applied Crystallography. World Scientific, Singapore. — 2004. — pp. 128- 133.

24. Liu Z.H., Wu G.H., Liu Y. Stress-induced martensitic transformation of a Ni54Fei9Ga27 single crystal in compression //Intermetallics. 2006. — V. 14. — P. 1493−1500.

25. Oikawa K., Ota Т., Ohmori Т., Tanaka Y., Morito H., Fujita A., Kainuma R., Fukamichi K., Ishida K. Magnetic and martensitic phase transitions in ferromagnetic Ni-Ga-Fe shape memory alloys // Applied physics letters. 2002. — V. 81. — № 27. — P. 5201−5203.

26. Sutou Y., Kamiya N., Omori Т., Kainuma R., Ishida K. Stress-strain characteristics in Ni-Ga-Fe Ferromagnetic Shape Memory Alloys // Applied physics letters. V. 84. — 2004. — P. 1275−1277.

27. Oikawa K., Ota Т., Sutou Y., Ohmori Т., Kainuma R., Ishida K. Magnetic and Martensitic Phase Transformations in a Ni54Ga27Fei9 Alloy // Materials Transactions. 2002. — V. 43. — P. 2360−2362.

28. Morito H., Fujita A., Fukamichi K., Kainuma R., Ishida K., Oikawa K. Magnetocrystalline Anisotropy in a Single Crystal Fe-Ni-Ga Ferromagnetic Shape Memory Alloy // Materials Transactions. 2003. — V. 44. — P. 661−664.

29. Omori T., Kamiya N., Sutou Y., Oikawa K., Kainuma R., Ishida K. Phase transformations in Ni-Ga-Fe ferromagnetic shape memory alloys // Materials Science and Engineering A 378. 2004. -P. 403−408.

30. Segui C., Pons J., Cesari E., Dutkiewicz J. Low-temperature behaviour of Ni-Fe-Ga shape-memory alloys // Materials Science and Engineering. A. 2006. — V. 438−440. — P. 923−926.

31. Liu Z.H., Zhang M., Cui Y.T., Zhou Y.Q., Wang W.H., Wu G.H., Zhang X.X., Xiao G. Martensitic transformation and shape memory effect in ferromagnetic Heusler alloy N^FeGa // Applied physics letters. 2003. — V. 82. — P. 424.

32. Li Y., Jiang C., Liang T., Ma Y., Xu H. Martensitic transformation and magnetization of Ni-Fe-Ga ferromagnetic shape memory alloys // Scripta Materialia. 2003. — V. 48. — P. 1255.

33. Hamilton R.F., Efstathiou C., Sehitoglu H., Chumlyakov Y. Thermal and stress-induced martensitic transformations in NiFeGa single crystals under tension and compression // Scripta Materialia. 2006. — V. 54. — Is. 3. — P. 465−469.

34. Masdeu F., Pons J., Segui C., Cesari E., Dutkiewicz J. Some features of Ni-Fe-Ga shape memory alloys under compression // Journal of Magnetism and Magnetic Materials. 2005. — V. 290 291. — P.2. — P. 816−819.

35. Hamilton R.F., Sehitoglu H., Efstathiou C., Maier H.J. Inter-martensitic transitions in Ni-Fe-Ga single crystals // Acta Materialia. 2007. — V. 55. — Is. 14. — P. 4867−4876.

36. Morito H., Fujita A., Oikawa K., Ishida K., Fukamichi K., Kainuma R. Stress-assisted magnetic-field-induced strain in Ni-Fe-Ga-Co ferromagnetic shape memory alloys // Applied physics letters. 2007. — V. 90. — P. 201−203.

37. Santamarta R., Font J., Muntasell J., et al. Effect of atomic order on the martensitic transformation of Ni-Fe-Ga alloys // Scripta Materialia. 2006. V. 54. — N. 12. — P. 1985−1989.

38. Chen P., Zhang X.X. Martensitic phase transformation in single crystal Ni54Fei9Ga27 // Solid State Communications. 2007. — V. 143. — P. 255−259.

39. Efstathiou С., Sehitoglu H., Carroll J., Lambros J., Maier H.J. Full-field strain evolution during intermartensitic transformations in single-crystal NiFeGa // Acta Materialia. 2008. — V. 56. -P. 3791−3799.

40. Morito H., Oikawa K., Fujita A., Fukamichi K., Kainuma R., Ishida K. Enhancement of magnetic-field-induced strain in Ni-Fe-Ga-Co Heusler alloy // Scripta Materialia. 2005. — V. 53. -P. 1237−1240.

41. Zheng H., Xia M., Liu J., Huang Ya., Li J. Martensitic transformation of (N?55 3Fen 6Ga27 i) ioo-xCox magnetic shape memory alloys // Acta Materialia. 2005. — No. 55. — P. 5125−5129.

42. Morito H., Fujita A., Oikawa K., Fukamichi K., Kainuma R., Kanomata Т., Ishida K. Magnetic anisotropy in Ni-Fe-Ga-Co ferromagnetic shape memory alloys in the single-variant state // Journal of Physics: Condensed Matter. 2009. — V. 21. — P. 76 001.

43. Liu Z.H. Martensitic transformation and magnetic propertiesof Heusler alloy Ni-Fe-Ga ribbon / Z.H. Liu, H. Liu, X.X. Zhang, M. Zhang, X.F. Dai, H.N. Hu, J.L. Chen, G.H. Wu // Physics Letters A. 2004. — V. 329. — P. 214 — 220.

44. Efstathiou Ch., Sehitoglu H., Kurath P., Foletti S., Davoli P. Fatigue response of NiFeGa single crystals // Scripta Materialia. 2007. — V. 57. — P. 409−412.

45. Hamilton R.F., Sehitoglu H., Efstathiou C., Maier H.J. Mechanical response of NiFeGa alloys containing second-phase particles // Scripta Materialia. 2007. — V. 57. — P. 497499.

46. Imano Y., Omori Т., Oikawa K., Sutou Y., Kainuma R., Ishida K. Martensitic and magnetic transformations of Ni-Ga-Fe-Co ferromagnetic shape memory alloys // Materials Science and Engineering A. 2006. — V. 438−440. — P. 970−973.

47. Picornell C., Pons J., Cesari E., Dutkiewicz J. Thermal characteristics of Ni-Fe-Ga-Mn and Ni-Fe-Ga-Co ferromagnetic shape memory alloys // Intermetallics. 2008. — V. 16. P. 751−757.

48. Кокорин В. В. Мартенситные превращения в неоднородных твердых растворах. Киев: Наук. Думка, 1987, — 168 с.

49. Панченко Е. Ю. Закономерности термоупругих мартенситных превращений, механизмы эффекта памяти формы и сверхэластичности в гетерофазных монокристаллах никелида титана. Дисс. на соиск. ст. канд. наук. 2004. Томск. ТГУ.

50. Wechsler M.S., Lieberman D.S., Read Т. A. On the theory of the formation of martensite // J. Metals. 1953. — V.5. — No. 11. — P. 645−652.

51. Miyazaki S., Kimurat S., Otsuka K. Shape-memory effect and pseudoelasticity associated with the R-phase transition in Ti-50−5at. %Ni single crystals // Philosophical Magazine. 1988. — Vol. 57. — No, 3. -P 467−478.

52. Варлимонт X. и Дилей Jl. Мартенситные превращения в сплавах на основе меди и золота. М. Наука. — 1980 г. — 198 с.

53. Miyazaki S., Otsuka К., Wayman С.М. Self-accommodation of variants in Ti-Ni alloys // MRS Int’l. Mtg. on Adv. Mats. 1989. — V.9. — P. 93−99.

54. Madangopal K., Singh J., Benerjee. Self-accommodation in Ni-Ti shape memory alloys // Scripta Metallurgical 1991, — V. 25. P. 2153−2158.

55. Miyazaki S., Otsuka K., Wayman C. M The shape memory mechanism associated with the martensitic transformation in Ti-Ni alloys -1. Self-accommodation // Acta Metallurgica.- 1989. -V. 37-No7. -P. 1873−1884.

56. Wollants P., Roos J. R., Delaey L. Thermally and stress-induced thermoplastic martenstic transformation in the reference frame of equilibrium thermodynamics // Progress in Materials Science. 1993. -V. 37, — P. 227−288.

57. Плотников В. А. Накопление и диссипация нехимической энергии при термоупругих мартенситных превращениях // Физика Металлов и Металловедение 1999 — Т. 88.- № 4- С. 91−100.

58. Паскаль Ю. И., Монасевич JT.A. Феноменологические характеристики мартенситного гистерезиса // Известия вузов. Физика. 1978. -№ 11.- С. 98−103.

59. Salzbrenner R.J., Cohen М. On the thermodynamics of thermoelastic martensitic transformatios // Acta Metall. -1979. -Vol. 27 No.5 — P. 739−748.

60. Delville R., Kasinathan S., Zhang Z., Humbeeck J., James R., Schryvers D. Transmission electron microscopy study of phase compatibility in low hysteresis shape memory alloys Philosophical Magazine. -2010. -V. 90. -N. 1−4. -P. 177−195.

61. Ball J.M., James R.D. Proposed experimental tests of the theory of fine micro structure and the two-well problem // Philosophical Transactions of the Royal Society. 1992. — V. 338. — P. 389−446.

62. Ball J.M., James R.D. Fine phase mixtures as minimizers of energy // Archive for Rational Mechanics and Analysis 1987. — V. 100. — P. 13−52.

63. Zhang Z., James R. D., Miiller S. Energy barriers and hysteresis in martensitic phase transformations // Acta Materialia. 2009. V. 57. — P. 4332352.

64. James, R. D., Zhang, Z. A way to search for multiferroic materials with 'unlikely' combinations of physical properties, in Magnetism and Structure in Functional Materials // Springer

65. Series in Materials Science. 2005. -V. 79. — P. 159.

66. Бойко B.C., Гарбер Р. И., Косевич A.M. Обратимая пластичность кристаллов. М.: Наука, — 1991. -280 с.

67. Liu Y., Favier D., Orgeas L. Influence of Elastic Energy on the Unloading Behavior of NiTi Shape Memory Alloys // Journal de Physique IV. 1995. — V.5. — P. 593−598.

68. Чумляков Ю. И., Ефименко С. П., Киреева И. В., Панченко Е. Ю., Сехитоглу X., Галл К., ЯЯ JL. Эффекты памяти формы в стареющих монокристаллах никелида титана. // Доклады академии наук. 2001. — Т. 381. — № 5. — С. 610−613.

69. Grummon D.S., Hou Li., Zhao Z., Репсе T.J. Progress on Sputter-Deposited Thermotractive Titanium-Nickel films// Journal de Physique IV. 1985. — V.5. — P. 665−670.

70. Bucheit T. E, Kumpf S.L., Wert J.A. Modeling the stress-induced transformation behavior of shape memory alloy single crystals // Acta Metallurgica et Materialia. 1995. — V. 43. — № 11. -P. 4189−4199.

71. Liu Y., Houver I., Xiang H., et al. Strain dependence of pseudoelestic hyster NiTi// Metallurgical and materials transactions A. 1999. — V. 30. — A. 1275−1282.

72. Хачин B.H. Мартенситная неупругость B2 соединений титана: Дис. док. ф. -м. наук. Томск. 1987. 278 с.

73. Liu Y., Yang Н. Strain dependence of the Clausius-Clapeyron relation for thermoelastic martensitic transformations in NiTi // Smart Materials and Structures. 2007. — V. 16. — S22-S27.

74. Liu Y., Mahmud A., Kursawe F., Nam T. Effect of pseudoelastic cycling on the Clausius-Clapeyron relation for stress-induced martensitic transformation in NiTi // Journal of Alloys and Compounds. 2008. — V. 449. — Is. 1−2. — P. 82−87.

75. Liu Y., Tan G.S. Effect of deformation by stress-induced martensitic transformation on the transformation behaviour of NiTi // Intermetallics. 2000. — V. 8. — P. 67−75.

76. Tan G., Liu Y. Comparative study of deformation-induced martensite stabilisation via martensite reorientation and stress-induced martensitic transformation in NiTi // Intermetallics. 2004. — V. 12. -P. 373−381.

77. Liu Y., Yang H. The concern of elasticity in stress-induced martensitic transformation in TiNi // Materials Science and Engineering, 1999. A 260. — P. 240−245.

78. Aizu K. Possible Species of Ferromagnetic, Ferroelectric, and Ferroelastic Crystals //Physical Review B. 1970. — V. 2. — № 3. — P. 754.

79. Karaca H.E. Magnetic field induced phase transformation and variant reorientation in N^MnGa and NiMnCoIn magnetic shape memory alloys. PhD Dissertation. Texas A&M University. 2007. 141 p.

80. Kiefer B., Lagoudas D. C. Magnetic field-induced martensitic variant reorientation in magnetic shape memory alloys // Philosophical Magazine. 2005. — V. 85. -N. 33−35. — P. 4289−4329.

81. Straka L., Heczko O., Ullakko K., Magn J. Investigation of Magnetic Anisotropy of Ni-Mn-Ga Seven-Layered Orthorhombic Martensite // Journal of Magnetism and Magnetic Materials. 2004. — V. 272. — P. 2049−2050.

82. James RD, Tickle R, Wuttig M. Large field-induced strains in ferromagnetic shape memory materials // Materials Science and Engineering: A. 1999. — P. 273−275.

83. Ge Y., Heczko O., Soderberg O., Lindroos V.K. Various magnetic domain structures in a Ni-Mn-Ga martensite exhibiting magnetic shape memory effect // Journal of Applied Physics. 2004. V. 96. -P. 2159.

84. Myazaki S., Imani T., Igo Y., Effect of Cyclic Deformation onthe Pseudoelasticity Characteristics ofNi-Ti Alloys // Metall. Trans. 1986. — V. 17 A. — P. 115

85. Tan C., Tian X., Cai W. Martensitic transformation of TiNiPd high-temperature shape memory alloys: A first-principles study // Physica B: Condensed Matter. 2009. — V. 404. — N. 20. -P. 3662−3665.

86. Wuttig, M., L. Liu, K. Tsuchiya, R.D. James, 2000, J. Appl. Phys., Vol. 87, p. 4707 T. Kakeshita, T. Fukuda. Giant magnetostriction in Fe3Pt and FePd ferromagnetic shape memory alloys // Materials Sciece Forum. 2002. — V. 394−395. — P. 531−536.

87. Liu J., Scheerbaum N., Hinz D., Gutfleisch O. Martensitic transformation and magnetic properties in Ni-Fe-Ga-Co magnetic shape memory alloys // Acta Materialia. 2008. V. 56. P. 3177- 3186.

88. Okiawa K., Omori T., Sutou Y., Morito H., Kainuma R., Ishida K. Phase Equilibria and Phase Transition of the Ni-Fe-Ga Ferromagnetic Shape Memory Alloy System // Metallurgical And Materials Transactions A. 2007. — V. 38A. — P. 767.

89. Santamarta R., Font J., Muntasell J., Masdeu F., Pons J., Cesari E., Dutkiewicz J. Effect of ageing on the martensitic transformation of Ni-Fe-Ga alloys. // Scripta Materialia, 2006. V. 438−440-P. 919−922.

90. Hornbogen E., Mertinger V., Wurzel D. Microstructure and tensile properties of two binary NiTi-alloys // Scripta Materialia.- 2001, — V. 44. P. 171−178.

91. Металлы с эффектом памяти формы: Справ. изд. в 4х томах / Под ред. Лихачева В. А. СПб.: Изд-во НИИХ СпбГУб. 1998. — 4 т.

92. Chen, F.- Meng, X. L.- Cai, W.- Zhao, L. C.- Wu, G. H. Martensitic transformation and shape memory effect of a Ni Fe Ga polycrystalline alloy // Journal of Magnetism and Magnetic Materials. -V. 302. -N. 2. -P. 459−462.

93. Majumdar S., Sharma V.K., Manekar M., Kaul Rakesh, Sokhey K.J.S., Roy S.B., Chaddah P. Magnetic and martensitic transitions in Ni-Fe-Ga alloy // Solid State Communications. 2005. — V. 136. -N. 2. -P. 85−88.

94. Зайдель A.H. Элементарные оценки ошибок измерений, — M: Наука. 1968. — 96 с.

95. Тойберт П. Оценка точности результатов измерений. М.: Энергоатомиздат, 1988. 88 с.

96. Liu J., Scheerbaum N., Hinz D., Gutfleisch О. A high-temperature coupling of martensitic and magnetic transformations and magnetic entropy change in Ni-Fe-Ga-Co alloys // Scripta Materialia. 2008. -V. 59. — P. 1063−1066.

97. Yu H.J., Zu X.T., Fu H., Zhang X.Y., Wang Z.G. Effect of annealing and heating/cooling rateonthetransformationtemperaturesofNiFeGa alloy // Journal of Alloys and Compounds. -2009. V. 470. P. 237−240.

98. Liu J., Scheerbaum N., Hinz D., Gutfleisch O. Martensitic transformation and magnetic properties in Ni-Fe-Ga-Co magnetic shape memory alloys // Acta Materialia. 2008. — V. 56. — P. 3177−3186.

99. Горелик С. С., Скаков Ю. А., Расторгуев Л.H. Рентгенографически и электронно-оптический анализ. Учеб. Пособие для вузов. М.: & laquo-МИ СИ С& raquo-. — 2002. — 360 с.

100. Савицкая Л. К. Методы рентгеноструктурных исследований. Уч. Пособ. Томск: Том. гос. ун-т. -2003. -258 с.

101. Zhang H.R., Ma С., Tian H.F., Wu G.H., Li J.Q. Martensitic transformation of Ni2FeGa ferromagnetic shape-memory alloy studied via transmission electron microscopy and electron energy-loss spectroscopy // Physical review B. 2008. — V. 77. — 214 106.

102. Shapiro S.M., Yang B.X., Noda Y., Tanner L.E., Schryvers D. // Physical Review B. -1991. -V. 44. -P. 9301.

103. Zheludev A., Shapiro S. M., Wochner P., Schwartz A., Wall M., Tanner L. E. // Physical Review B. 1995. -V. 51. -P. 11 310.

104. Пушин В. Г., Кондратьев В. В., Хачин В.H. Предпереходные явления и мартенситные превращения. Екатеринбург. УрО РАН. — 1998. — 364.

105. Лободюк В. А., Коваль Ю. Н., Пушин В. Г. Кристаллоструктурные особенностипредпереходных явлений и термоупругих мартенситных преварщений в сплавах цветных металлов // Физика металлов и металловедение. 2011. — Т. 111. — № 2. — С. 169−194.

106. Журавлев В. Н., Пушин В. Г. Сплавы с термомеханической памятью и их применение в медицине. Екатеринбург: УрО РАН, 2000. -150с.

107. Otsuka К., Ren. X. Martensitic transformation in NiAl // Physical review B. 2008. — V. 55. -212 351.

108. Kaufmann S., Niemann R., Thersleff Т., RoBler U.K., Heczko O., Buschbeck J., Holzapfel В., Schultz L., Fahler S. Modulated martensite: Why it forms and why it deforms easily // New Journal of Physics. -2011. -V. 13-P. 53 029.

109. Kaufmann S., RoBler U.K., Heczko O., Wuttig M., Buschbeck J., Schultz L., Fahler S. Adaptive Modulations of Martensites // Physical Review Letters. 2010. — V. 104. — P. 145 702.

110. Травин O.B., Травина H.T. Структура и механические свойства монокристаллов гетерофазных сплавов. М.: Металлургия. — 1985. — 184с.

111. Гринберг Б. А., Сюткина В. И. Новые методы упрочнения упорядоченных сплавов. -М.: Металлургия. 1985. — 174 с.

112. Сурикова Н. С. Механизмы деформации и разрушения монокристаллов никелида титана. Дисс. на соиск. ст. канд. физ. -мат. наук. Томск. ТГУ. 2000

113. Otsuka К., Wayman С. М., Nakai К., Sakamoto Н., Shimizu К. Superelasticity effects and stress-induced martensitic transformations in Cu-Al-Ni alloys // Acta Metallurgica. 1976. — V. 24. -N. 3. P. 207−226.

114. Otsuka K., Sakamoto H., Shimizu K., Successive Stress-Induced Martensitic Transformations and Associated Transformation Pseudoelasticity in Cu-Al-Ni Alloys // Acta Metallurgica. 1979. — V. 27. — P. 385−601.

115. Ahlers, M., Martensite and Equilibrium Phases in Cu-Zn and Cu-Zn-Al Alloys // Progress in Materials Science. 1986. -V. 30. -P. 135−186.

116. Карпук М. М., Костюк Д. А., Шавров В. Г. Отражение и преломление акустических волн на границе диэлектрик-ферромагнитный сплав Гейслера // Физика металлов и металловедение. -2010. -Т. 110,-№ 2. -С. 138−150.

117. Sedlak P., Seiner Н., Landa М., Novak V., Sittner P., Manosa LI. Elastic constants of bcc austenite and 2H orthorhombic martensite in CuAINi shape memory alloy // Acta Materialia. 2005. -V. 53. -P. 3643−3661.

118. Feng Q., Nandy Т.К., Tryon В., Pollock T.M. Deformation of Ru-Al-Ta ternary alloys // Intermetallics. 2004. -V. 12. — P. 755−762.

119. Ibarra A., San Juan J., Bocanegra E.H., Caillard D., No M.L. «In situ» and «Post-mortem» ТЕМ study of the super-elastic effect in Cu-Al-Ni shape memory alloys // Materials Science and Engineering A. 2006. V. 438140. — P. 787−790.

120. Copley S.M., Kear D.H. // Trans. AIME. 1967. — V. 239. — P. 977−992.

121. Saka H., Zhu J.M., Kowase M., Nohara A., Imura T. The anomalous strength peak and transition of slip direction in (3-CuZn// Philosophical Magazine A. 1985. -V. 51. -N.3. — P. 365−371.

122. Takasugi Т., Isumi O. Deformation of CoTi polysryctals // Journal of Materials Science. -1988. -V. 23. -P. 1265−1273.

123. Christian J.W. Some surprising features of the plastic deformation of body-centered cubic metals and alloys // Met. Trans. 1983. — V. 14 — N.7. — P. 1237−1256.

124. Yamaguchi M., Umakoshi Y. // Scripta Metallurgica. 1981. — V. 15 — N. 6. — P. 605 610.

125. Панченко Е. Ю., Чумляков Ю. И., Овсянников A.B., Karaman I. Высокотемпературная сверхэластичность при B2-Llo мартенситных превращениях в кристаллах Со4о№ззА127// Письма в журнал технической физики. 2007, — Т. 33, — Вып. 13.- С. 32−39.

126. Фавстов Ю. К., Шульга Ю. Н., Разштадг А. Г. Металловедение высокодемпфирующих сплавов. М.: Металлурги я. — 1980. — 272 с.

127. Roytburd A.L., Slusker Ju. Deformation through a coherent phase transformation// Scripta Metallurgica et Materialia, 1995,-V. 32. -No.5. -P. 761−766.

128. Roytburd A.L., Slusker Ju. Equilibrium two-phase microstructure at phase transformation in a constrained solid// Materials Science and Engineering, Vol. A238, 1997, pp. 23−31.

129. Roytburd A.L. Intrinsic Hysteresis of Superelastic Deformation // Proceedings of the International Symposium on Shape Memory Materials. Mayl999. Kanazawa, Japan.- Materials Science Forum Vols., 2000. P. 389−392.

130. Lexcellent C., Blanc P., Creton N. Two ways for predicting the hysteresis minimisation for shape memory alloys // Materials Science and Engineering. 2008. — V. A 481−482. — P. 334−338.

131. Kustov S., Pons J., Cesari E., Van J. Pinning-induced stabilization of martensite. Part I: Stabilization due to static pinning of interfaces // Acta Mater. 2004. — V. 52. — P. 3075.

132. Takasugi Т., Kishino J., Smalmann R.E. Anomalous elongation behavior of stoichiometric NiAl single crystals at the intermediate temperatures // Acta Metallurgica. 1933. — V. 41. — P. 10 091 020.

133. Oikawa K., Omori Т., Kainuma R., Ishida K. Effects of annealing on martensitic and magnetic transitions of Ni-Ga-Fe ferromagnetic shape memory alloys // Journal of Magnetism and Magnetic Materials. 2004. V. 272−276. — P. 2043−2044.

134. Nishida M., Wayman C.M. Electron Microcopy Studies of the «Premarrtensitic» Transformations in an Aged Ti-51at%Ni Shape Memory Alloy // Metallography. 1988 — V. 21-P. 255−273.

135. Ashby A.F. The deformation of plastically non-homogeneos materials // Philosophical Magazine-1970. V. 21. -P. 399−424.

136. Hornbogen E., Mertinger V., Wurzel D. Micro structure and tensile properties of two binary NiTi-alloys // Scripta Materialia.- 2001, — V. 44. P. 171−178.

137. Hornbogen E. The effect of variables on martensitic transformation temperatures// Acta Metallurgica. 1985, — V. 33. — № 4. — P. 595−601.

138. Zheng H.X., Xia M.X., Liu J., Li J.G. Martensitic transformation of Ni-Fe-Ga magnetic shape memory alloys // Journal of Alloys and Compounds. 2004. — V. 385. — P. 144−147.

139. Ли M., Чумляков Ю. И., Коротаев А. Д. Двойникование в монокристаллах сплавов Cu-Ti-Al, содержащих когерентные частицы // Физика металлов и металловедение-1985-Т. 59. -№ 4, — С. 799−806.

Заполнить форму текущей работой