Банкротство предприятия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие банкротства предприятия

Глава 2. Факторы кризисной ситуации на предприятии

Глава 3. Механизм управления банкротством

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

Одна из важных задач финансового менеджмента — своевременное выявление признаков банкротства организации, которое связано с ее неплатежеспособностью.

Рыночная экономика и предпринимательская деятельность не могут нормально функционировать при отсутствии законодательства, охраняющего экономический (гражданский) оборот от последствий неэффективной работы его участников, проявляющейся в неисполнении ими принятых на себя обязательств, когда такое неисполнение приобретает стойкий, систематический характер. В этом случае возникает необходимость официального признания такого предприятия несостоятельным должником и принятия в отношении него специальных мер вплоть до ликвидации.

Целью данной работы является исследование банкротства предприятий.

Для достижения этой цели были поставлены и решены следующие задачи:

- определить понятия несостоятельности и банкротства,

- рассмотреть основные факторы кризисной ситуации на предприятии,

- проанализировать механизм управления банкротством.

Теоретической основой написания работы явились труды отечественных ученых В. В. Глухова, Ю. М. Бахрамова, В. В. Ковалева, О. Н. Лихачева, Е. Н. Станиславчик, А. Д. Шеремета, Е. С. Стояновой. и др.

Глава 1. Понятие банкротства предприятия

При анализе института несостоятельности важное значение приобретает определение понятий несостоятельности и банкротства, а также выявление общего и особенного, присущих каждой из этих категорий.

Обратимся к теоретическим разработкам российских и зарубежных цивилистов XIX века.

Французский ученый Ренуар, рассматривая несостоятельность как состояние прекращения платежей, отмечал: «Несостоятельность есть факт существующий сам по себе, факт подтверждаемый, но не создаваемый судебным решением, факт, который один не производит законные последствия, хотя он и не имеет того же значения, как судебное определение, влекущее за собой еще новые последствия».

В.Л. Исаченко определял несостоятельность как «имущественное положение данного лица (физического или юридического), при котором последнее не в состоянии удовлетворить законные требования своих кредиторов».

Г. Ф. Шершеневич понимал несостоятельность как «состояние имущества, официально засвидетельствованное, которое дает основание предполагать недостаточность его для покрытия всех долгов собственника». «Платежная неспособность и неоплатность, — с его точки зрения, — являются фактическими условиями несостоятельности, но несостоятельность со всеми своими последствиями наступает тогда, когда суд устанавливает наличность этих условий. Другими словами, для несостоятельности недостаточно расстроенного по известным признакам состояния имущества, а необходима еще судебная санкция». Банкротство он определял как «неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества».

«Банкротство — деликт своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) понятие уголовно-правовое», — считал А. Н. Трайнин.

Среди современных исследователей также встречается разнообразие определений понятия несостоятельности. В. Ф. Попондопуло характеризует несостоятельность как абсолютную неплатежеспособность лица, удостоверенную арбитражным судом или объявленную им самим. По мнению М. В. Телюкиной, «несостоятельность — такое положение должника, когда он не платит свои долги в течение определенного времени при том, что его пассив превышает актив, то есть финансовое состояние является неудовлетворительным».

Современный российский законодатель понимает несостоятельность несколько иначе. Статья 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» содержит следующее определение: «Несостоятельность (банкротство) — это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей».

Таким образом, применительно к действующему ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», видимо, необходимо говорить не только о понятии несостоятельности, но и о понятии банкротства. Являются ли они синонимами или же несут в себе различную смысловую нагрузку?

Если обратиться к истории, то увидим, что термины «несостоятельность» и «банкротство» были отнюдь не равнозначны.

Впервые термин «банкрот» встречается в статутах средневековой Италии. «Это слово, видимо, образовалось либо от bank broken, либо от bench broken (клиенты переворачивали стол, на котором неудачливый торговец менял деньги на площади либо просто торговал)». Причем в Средние века банкротами называли расточительных должников, а также тех, которые скрылись, не исполнив своих обязательств, совершив тем самым правонарушение.

Напротив, понятие несостоятельности применялось при неплатежеспособности должников, которые стали несостоятельными ввиду несчастного случая, а не по обману, и добровольно уступили свое имущество кредиторам.

В законодательстве зарубежных государств XIX века, в частности во французском Торговом кодексе 1808 года, употреблялись понятия несостоятельности и банкротства, но они отнюдь не отождествлялись. Под влиянием французского торгового и гражданского законодательства в праве стран континентальной Европы категории несостоятельности и банкротства также считались неравнозначными. Напротив, в англосаксонской правовой системе категории «несостоятельность» и «банкротство» употреблялись как синонимы.

В дореволюционной России в Банкротских уставах 1753, 1763 и 1768 гг. употреблялись оба понятия. Причем понятие «банкротство» использовалось лишь тогда, когда речь шла о неправомерных действиях торговцев. Такой же позиции придерживался и Банкротский устав 1800 года. Статья 131 гласила: «Называть отныне пришедшего в состояние упадшим, которое звание означает в нем несчастного, а не бесчестного человека; неосторожного и злостного называть банкротом». В Уставе судопроизводства торгового 1832 года несостоятельным признавался тот, кто «придет в такое дел положение, что не токмо не имеет наличных денег на удовлетворение в срок своих долгов, но есть признаки: по коим можно заключить, что всего имущества его для полного их удовлетворения будет недостаточно».

Как видим, в уставах не давалось специального определения понятия банкротства и несостоятельности, а лишь определялись моменты, когда должник мог быть объявлен несостоятельным или банкротом.

В гражданском процессуальном законодательстве после 1917 года употреблялась лишь категория несостоятельности. В статье 351 ГПК РСФСР упоминалось о социально опасных действиях должника, при наличии которых суд должен будет возбудить против виновного уголовное преследование по ст. 169 УК РСФСР.

С принятием Указа Президента Р Ф от 14 июня 1992 г. N 621 «О мерах по поддержке несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур» категории «несостоятельность» и «банкротство» используются как синонимы. Эта традиция закрепилась и в ныне действующем Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)».

Данная позиция законодателя вызвала оживленную дискуссию среди теоретиков и практиков. Одни ученые смешение понятий несостоятельности и банкротства объясняют тем, что в древние времена неспособность лица оплатить свои долги рассматривалась только как преступление, влекущее применение уголовного наказания, именуясь банкротством. Другие считают, что столь вольное употребление то одного термина, то другого для обозначения одного и того же явления возникло под влиянием законодательства и судебной практики стран англосаксонской правовой системы, где эти термины употребляются как синонимы.

Единства в использовании терминов нет в настоящее время и в западном законодательстве. В большинстве стран нормы, регулирующие уголовно-правовые вопросы, исключены из законов о несостоятельности, инкорпорированы в уголовные кодексы и применяются только по отношению к физическим лицам.

Выделим две точки зрения на данную проблему среди исследователей. Сторонники первой отстаивают позицию, согласно которой отождествление указанных признаков является неточностью, которая требует исправления. Сторонники второй считают, что применение этих понятий как синонимов вполне удобно и приемлемо с позиции как теории, так и практики их применения. Рассмотрим каждую из них подробней.

Как видим, до сих пор нет единого взгляда и мнения относительно понятий несостоятельности и банкротства. По моему мнению, хотя они имеют общее основание и крайне близки по сути, но не следовало бы их отождествлять.

Несостоятельность (банкротство) — сложное экономико-правовое явление. Поэтому категории «несостоятельность» и «банкротство» не следует относить только к правовой области. Если обратиться к работам экономистов, то мы увидим, что несостоятельность как экономическая категория имеет важное значение в развитии общества и отражает совокупность экономических отношений, образующих хозяйственное единство. Значимость категории «несостоятельность» проявляется и в том, что она является этапом жизненного цикла предприятия, имеющего свои фазы развития.

Нельзя отрицать, что несостоятельность существует как факт, имеющий место независимо от признания его арбитражным судом, поскольку превышение суммы обязательств должника над стоимостью его имущества возникает задолго до признания его таковым. Суд лишь констатирует наличие признаков, определяющих несостоятельность. Поэтому обязательное включение в определение понятия несостоятельности указания на судебное признание таковой или объявления о несостоятельности должником как существенного признака, входящего в это понятие, неоправданно его сужает.

Понятия «несостоятельность» и «банкротство» находятся в диалектической связи. Они имеют общее сущностное основание: превышение суммы обязательств должника над стоимостью его имущества. Отсюда следует: банкротство как факт не может быть признано арбитражным судом без наличия несостоятельности, а несостоятельность является основой и предпосылкой применения норм законодательства о банкротстве.

С другой стороны, эти крайне близкие понятия не совпадают, поскольку несостоятельность еще не факт банкротства, а лишь предпосылка для него. Несостоятельность не всегда может заканчиваться судебным признанием банкротства.

Таким образом, понятие несостоятельности необходимо рассматривать шире, чем оно определено в действующем законе. Этот методологический подход позволяет дать нам определение несостоятельности как экономического состояния должника, а банкротства как правового, через судебное признание несостоятельности должника.

Итак, несостоятельность — это неспособность должника исполнить перед кредиторами в полном объеме денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в связи с превышением суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества и подлежащая удостоверению арбитражным судом в случаях, предусмотренных законом, для возникновения комплекса частноправовых и публично-правовых отношений.

Банкротство — удостоверенная арбитражным судом в случаях, предусмотренных законом, неспособность должника исполнить перед кредиторами в полном объеме денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в связи с установленным превышением суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества.

Прояснение вопроса о разделении понятий несостоятельности и банкротства как экономико-правовых категорий позволит более точно определять статус должника и применять адекватные правовые нормы.

Глава 2. Факторы кризисной ситуации на предприятии

Понятие «кризис» имеет много уровней и трактовок. В микроэкономике используется понятие «кризис на предприятии», которое означает процесс, ставящий под угрозу существование предприятия. Механизм возникновения кризисной ситуации на предприятии «запускается» субъектами, инициирующими исходные экономические явления. Под влиянием этих явлений начинается процесс следования одного за другим в определенной последовательности цепочки взаимозависимых экономических явлений, в конце которой наступает завершающее явление — кризисное состояние.

Умом нельзя не согласиться с мнением конкурсных управляющих, что банкротство — это обратная сторона медали успешного предпринимательства, объективный процесс при рыночной экономике и зачастую единственный способ «начать все сначала», освободившись от непосильного груза долгов. Сердцем каждый руководитель против банкротства, так как финансовые и моральные потери собственников, учредителей и работников предприятия при этой процедуре очень велики и болезненны.

Банкротами редко становятся в один миг, хотя, безусловно, особо крупные и неудачные сделки могут подорвать финансовое благополучие даже очень устойчивого предприятия. Обычно неспособность расплатиться с долгами (неплатежеспособность) нарастает постепенно, превращаясь из случайных моментов в жизни предприятия в «суровую и каждодневную прозу жизни». Долги, накапливаясь как снежный ком, обрастают пенями, штрафами, неустойками, исполнительными листами и достигают критической точки, после которой предприятие объявляется банкротом. В неустойчивом финансовом состоянии предприятие может находиться годами: от банкротства его может отделять один шаг, но, действуя правильно и уверенно, этот шаг оно может и не сделать.

Чтобы избежать банкротства, необходим объективный «диагноз» состояния дел на предприятии. Если «диагноз» неутешителен, нужно «лекарство» — четкий план мероприятий по выводу потенциального банкрота из кризиса. Приходится констатировать, что оценка финансового состояния предприятия является сложной задачей для управленцев, а вопрос руководителя «Грозит ли нам банкротство?» зачастую приводит в замешательство счетных работников.

Федеральный закон от 26. 10. 2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» установил новые признаки банкротства организаций и индивидуальных предпринимателей, а именно: согласно п. 2 ст.3 этого Федерального закона юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Достоверная оценка сложившейся в экономике организации ситуации возможна только с применением методов финансового анализа.

Оценка финансового состояния — это признанный инструмент выявления неблагополучной ситуации в экономике организации. Она дает возможность не только констатировать улучшение или ухудшение положения организации, но и измерить вероятность ее банкротства.

Для расчета показателей финансового состояния организации используются данные бухгалтерского баланса годовой бухгалтерской отчетности. Традиционно применяются следующие коэффициенты:

а) коэффициент абсолютной ликвидности (Кабс. ликв.).

Этот коэффициент характеризует мгновенную платежеспособность организации и показывает, какую часть краткосрочной задолженности может покрыть организация за счет имеющихся денежных средств и краткосрочных финансовых вложений, быстро реализуемых в случае надобности. Этот коэффициент рассчитывается как отношение ликвидных активов к сумме краткосрочных обязательств, кредиторской задолженности и прочим краткосрочным обязательствам организации и показывает, какая часть текущих обязательств может быть погашена средствами, имеющими абсолютную ликвидность (деньгами, ценными бумагами со сроком погашения до одного года):

стр. 250 + стр. 260 раздела II баланса

Кабс. ликв. = _____________________________________________________________

стр. 610 + стр. 620 + стр. 630 + стр. 650 + стр. 660 раздела V баланса

б) коэффициент критической оценки (Ккрит. оценки).

Этот коэффициент рассчитывается как отношение суммы ликвидных активов и быстрореализуемых активов (дебиторской задолженности, платежи по которой ожидаются в течение 12 месяцев) к сумме краткосрочных обязательств, кредиторской задолженности и прочим краткосрочным обязательствам организации и показывает, какая часть краткосрочных обязательств организации может быть немедленно погашена за счет средств организации на различных счетах, в краткосрочных ценных бумагах, а также поступлений по расчетам (дебиторская задолженность):

стр. 240 раздела II баланса

Ккрит. оценки = ----------------------------------------------------------

стр. 610 + стр. 620 + стр. 630 + стр. 650 + стр. 660 раздела V баланса

в) коэффициент текущей ликвидности (Кл).

Этот коэффициент характеризует платежеспособность организации с учетом предстоящих поступлений от дебиторов, рассчитывается как отношение оборотных средств к сумме краткосрочных обязательств, кредиторской задолженности и прочим краткосрочным обязательствам организации и показывает, какая часть текущих обязательств может быть погашена, если будут мобилизованы все оборотные средства организации:

стр. 240 + стр. 250 + стр. 260 раздела II баланса

Кл = ----------------------------------------------------------

стр. 610 + стр. 620 + стр. 630 + стр. 650 + стр. 660 раздела V баланса

г) коэффициент обеспеченности собственными средствами (Кобесп.).

Этот коэффициент характеризует наличие собственных оборотных средств у организации, необходимых для ее финансовой устойчивости, рассчитывается как отношение разности собственных капиталов и резервов и внеоборотных активов к ее оборотным активам, показывая, какая часть оборотных активов финансируется за счет собственных оборотных источников:

итог раздела III баланса — итог раздела I баланса

(стр. 490) (стр. 190)

Кобесп. = ------------------------------------------------------------------

итог раздела II баланса (стр. 290) + стр. 465 + стр. 475

д) коэффициент финансовой независимости (Кнезав.).

Этот коэффициент характеризует удельный вес собственных средств в общей сумме пассивов (активов) и рассчитывается как отношение собственных капиталов и резервов к итогу баланса:

Кнезав. = итог раздела III баланса (стр. 490) + стр. 650: стр. 700;

е) коэффициент финансовой независимости в отношении формирования запасов и затрат (Кнезав. зап.).

Этот коэффициент показывает, какая часть запасов и затрат формируется за счет собственных средств, и рассчитывается как отношение собственных капиталов и резервов организации к сумме запасов и НДС по приобретенным ценностям.

Кнезав. зап. = [итог раздела III + стр. 650]: (стр. 210 + тр. 220).

баланса (стр. 490)

Значение каждого из коэффициентов оценивается в баллах в соответствии со следующей таблицей.

Показатели

Группы

1

2

3

4

5

Кабс. ликвид.

К?0,5

0,4?К< 0,5

0,3?K< 0,4

0,2?K< 0,3

K< 0,2

20

16

12

8

4

Ккрит. оценки

К?1,5

1,4?К< 1,5

1,3?K< 1,4

1,2?K< 1,3

K< 1,2

18

15

12

7,5

3

Ктл

К?2

1,8?К< 2

1,5?K< 1,8

1,2?K< 1,5

K< 1,2

16,5

13,5

9

4,5

1,5

Кобеспеч.

К?0,5

0,4?К< 0,5

0,3?K< 0,4

0,2?K< 0,3

K< 0,2

15

12

9

6

3

К незав.

К?0,6

0,56?К< 0,6

0,5?K< 0,56

0,44?K< 0,5

K< 0,44

17

14,2

9,4

4,4

1

Кнезав. зап.

К?1

0,9?К< 1

0,8?K< 0,9

0,65?K< 0,8

K< 0,65

13,5

11

8,5

4,8

1

Значения границ группы, в баллах

100−81,8

81,7−60

59,9−35,3

32,2−13,6

13,5 и менее

Общая сумма баллов является основанием для отнесения организации к одной из пяти групп финансовой устойчивости:

1 класс — организации с хорошим запасом финансовой устойчивости, гарантирующим возвратность заемных средств;

2 класс — организации, имеющие невысокий уровень риска невозврата задолженности кредиторам;

3 класс — организации с высоким уровнем риска банкротства, характеризующимся невосприимчивостью к профилактическим мерам финансового оздоровления;

4 класс — наличие ярко выраженных признаков банкротства;

5 класс — фактический банкрот.

В дальнейшем могут быть также проанализированы следующие показатели деятельности и характеристики организации:

1) форма собственности и распределение уставного капитала:

— структура организации, паспорт, устав;

— организационно-правовая форма организации;

— доля государства в капитале организации;

— доля иностранного капитала в капитале организации;

2) финансовое состояние организации:

— прибыль (убытки) и ее распределение, рентабельность;

— себестоимость товарной продукции;

— дебиторская и кредиторская задолженность;

— просроченная задолженность по ссудам банка и по взаимным расчетам хозорганов;

— непроизводительные расходы;

— запасы товарно-материальных ценностей;

— состояние собственных оборотных средств (наличие, прирост, излишек или недостаток);

— наличие финансовой помощи организации со стороны государства (льготные кредиты, субсидии, дотации и др.);

3) оценка производственного потенциала:

— стоимость основных производственных фондов и степень их износа;

— степень загрузки производственных мощностей. Фондоотдача;

— обеспеченность материально-сырьевыми и топливно-энергетическими ресурсами;

— объемы и номенклатура выпускаемой продукции;

— степень монополизма данной организации;

— площадь земельного участка и наличие площадей для нового строительства или расширения организации;

— стоимость незавершенного строительства организации;

4) кооперационные связи организации и сбыт продукции:

— реализация продукции, цены по основной номенклатуре выпускаемой продукции;

— характеристика основных поставщиков сырья;

— характеристика основных потребителей продукции с выделением потребителей в странах СНГ и за рубежом;

— остатки готовой продукции на складе в натуральном и стоимостном выражениях;

— рынок сбыта;

5) труд, кадровый состав организации, заработная плата:

— динамика численности работников с выделением основного производственного персонала и аппарата управления;

— динамика уровня заработной платы с выделением основного производственного персонала и аппарата управления;

— количество работников, получающих минимальную заработную плату;

— количество работников, занятых неполный рабочий день;

6) социальная инфраструктура организации:

— стоимость основных непроизводственных фондов по видам объектов (жилые дома, детские сады, поликлиники и др.);

— текущие затраты на содержание объектов социальной инфраструктуры по видам объектов;

— дотации, субсидии, получаемые организацией на содержание социальной инфраструктуры;

— объем реализации платных услуг, оказываемых организациями социальной инфраструктуры данной организации;

— удельный вес основных непроизводственных фондов организации в общей стоимости непроизводственных фондов региона по видам;

7) оценка воздействия производственной деятельности организации на экологическую ситуацию в регионе;

— сведения о штрафных санкциях.

В случае выявления с помощью этой методики негативных тенденций состояния экономики организации необходимо переходить к финансовому оздоровлению организации путем разработки плана и осуществления соответствующих мероприятий. Примером такого плана может служить типовой Бизнес-план финансового оздоровления, утвержденный распоряжением Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) от 05. 12. 1994 N 98-р.

Подчас руководство начинает спешно принимать антикризисные меры, когда компания уже оказалась на грани банкротства. А ведь негативного развития событий можно было бы избежать, если чуть раньше обратить внимание на контрольные индикаторы состояния бизнеса.

Наиболее явный признак начинающегося кризиса — это затруднения фирмы при расчетах с кредиторами. Также к тревожным сигналам относятся: нехватка оборотных средств (в особенности денежных), значительные суммы безнадежной дебиторской задолженности, перепады в производственном цикле. Задача антикризисного управления — предупредить и устранить подобные симптомы. Чтобы этого добиться, руководство должно первым делом задуматься об оценке стоимости имущества компании.

Как показывает наш опыт работы, на предприятиях, оказавшихся в сложном финансовом положении, практически отсутствует система инвентарного учета активов. Руководство этих компаний не уделяет внимания анализу своих основных фондов. Это существенно снижает эффективность антикризисных мероприятий.

Уже на первом этапе санации нужно провести инвентаризацию основных фондов, незавершенного строительства, склада, дебиторской и кредиторской задолженности. Отдельными объектами такой инвентаризации может быть имущество, которое:

числится на балансе, но фактически отсутствует (не списано);

не находится на балансе, но предприятие его использует;

физически и морально устарело;

не используется в настоящее время в производственном процессе;

непрофильные активы и т. д.

Необходимо также проверить, правильно ли оформлены права собственности на объекты недвижимости и земельные участки. При инвентаризации нужно различать избыточные и непрофильные активы. Активы считают избыточными, если компания не использует их по прямому назначению на момент инвентаризации и оценки и не будет использовать в дальнейшем. Международные стандарты оценки говорят, что признать основные средства избыточными может руководство компании. Это исключительно управленческое решение, никаких налоговых или иных последствий оно не несет.

Если же с его стороны указания такого рода отсутствуют, то это может сделать сам оценщик в своем заключении.

Под непрофильными активами понимают активы компании, которые не участвовали и не будут участвовать в технологическом процессе. К ним относят объекты жилищно-коммунальной сферы, подсобные сельскохозяйственные предприятия, учебные специализированные учреждения, учреждения здравоохранения и санаторно-курортного обслуживания и т. п.

Своевременно выявив непрофильные активы, компания может относительно быстро и без существенных потерь для бизнеса их продать. В качестве альтернативы эти активы используют для формирования уставных капиталов новых компаний. Избыточные активы (зачастую специализированные объекты) могут быть переведены в режим консервации. Особенно если они старые и не могут больше эксплуатироваться. Также можно их списать и утилизировать, а освободившийся земельный участок, например, продать или сдать в аренду.

Начинать инвентаризацию целесообразно с анализа дебиторской задолженности предприятия. При этом следует обратить внимание на просроченные долги. Как показывает практика, даже сам факт оценки этой задолженности и информирование дебиторов о возможной ее продаже приводит к положительным результатам. Естественно, возврат долга улучшает финансовое положение предприятия.

Выявление и оценка избыточных, непрофильных активов и дебиторской задолженности на предприятии весьма эффективны. Это позволяет определить возможные источники погашения возникшей задолженности предприятия.

Необходимо отметить, что реализация активов, непосредственно не участвующих в производственном процессе, улучшает и основные финансовые показатели предприятия. Например, избавившись от непрофильных активов, компания может уменьшить платежи по налогу на имущество. Но максимального эффекта она достигнет только после полного анализа, включая финансовый.

Особое внимание следует уделить анализу нематериальных активов. Их чаще всего не учитывают в процессе санации. Но для многих предприятий они по значимости соизмеримы с основными фондами.

В основном предприятия владеют активами в виде результатов интеллектуальной деятельности (РИД). В их состав могут входить проекты, техническая документация, технические архивы, информационные базы и т. д. Указанные РИД, как правило, не оформлены как объекты интеллектуальной собственности, на них отсутствуют охранные документы (патенты, свидетельства на зарегистрированные в установленном порядке базы данных и т. д.). Если провести инвентаризацию РИД, включить их в оборот, правильно оформить на эти объекты документацию, то они станут серьезным резервом для компании. Например, продав лицензию на использование объекта интеллектуальной собственности, фирма может дополнительно пополнить свои оборотные средства. Однако если на РИД не оформлены охранные документы, то их на баланс поставить нельзя.

После инвентаризации и оценки активов компания может реализовать их различными путями. Например:

внести имущество в уставный капитал вновь создаваемых с кредитором или иным инвестором совместных предприятий;

продать активы на открытом конкурсе;

реализовать имущество на закрытых торгах (в случае согласия комитета кредиторов);

выделить из состава предприятия дочернее зависимое общество и передать в него избыточные или непрофильные активы;

продать дебиторскую задолженность, в том числе и просроченную;

создать инновационные предприятия, целью которых будет получение дохода от коммерческого использования объектов интеллектуальной собственности санируемого предприятия.

Также для управления непрофильными и избыточными активами можно выделить специализированное предприятие по управлению таким имуществом.

Все перечисленные выше способы реализации активов в той или иной степени используют при проведении процедуры санации. При этом их успешность во многом определяется скоординированными действиями руководства предприятия, кредиторов и оценщика, привлекаемого к этим работам.

Мировая практика выработала различные способы реализации нефункционирующих активов. В настоящее время наиболее актуальны аукционы (открытые и закрытые), «балковая» распродажа (распродажа целиком), секьритизация активов и т. д. Эти меры применяют для конкретных видов имущества. Например, «балковая» распродажа эффективна при соединении малопривлекательных активов с активами высокого качества. Секьюритизация может быть проведена, если различные активы характеризуются стандартными качествами. То есть они однородны по типу, сроку жизни, правовому статусу и другим подобным признакам. Например, государственные ипотечные ссуды более однородны по срокам их погашения и уровню процентов по сравнению с коммерческими ипотечными ссудами. Следовательно, первые легче поддаются секьюритизации. Она, как правило, направлена на увеличение ликвидности предприятия. При секьюритизации компания продает свои активы трастовому фонду или другому специализированному учреждению. Они, в свою очередь, предлагают эмиссию ценных бумаг, обеспеченных этим имуществом, для заинтересованных инвесторов. Зачастую такой путь оздоровления является достаточно эффективным для компании.

банкротство несостоятельность кризис управление

Глава 3. Механизм управления банкротством

Статьями 30 и 31 Федерального закона от 26. 10. 2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрена возможность устранения признаков несостоятельности еще до начала осуществления формальной процедуры банкротства, и это объяснимо — «пожар легче предупредить, чем потушить». В то же время то воплощение намерения в правовых нормах, которое мы имеем, явно не может способствовать достижению поставленной цели. Известно, что во многих странах с развитой рыночной экономикой приняты специальные законы, направленные на предотвращение банкротства на досудебной стадии с использованием ряда процедур.

В Российской Федерации ст. 30 Закона о банкротстве фактически содержит только призыв к учредителям (участникам) должника, собственнику имущества должника — унитарного предприятия, органам государственной власти и местного самоуправления принимать своевременные меры по предупреждению банкротства организаций, поскольку — хотя норма ст. 30 и сформулирована как обязательная, — обязанность вышеуказанных лиц не подкрепляется мерами государственного воздействия в случае ее несоблюдения.

Некоторый интерес для нас представляют положения ст. 31 Закона о банкротстве, позволяющие предоставить должнику при наличии установленных законодательством признаков банкротства безвозмездную финансовую помощь в размере, достаточном для восстановления его платежеспособности.

Бытует мнение, что речь в данном случае идет только о возможности предоставления беспроцентного займа. Но такая возможность существует всегда и независимо от наличия или отсутствия признаков банкротства. Такую возможность было вовсе необязательно прописывать в Законе о банкротстве. В то же время в п. 2 ст. 31 Закона о банкротстве прямо указано на то, что финансовая помощь может сопровождаться принятием должником обязательств в пользу лиц, предоставивших такую помощь. Из вышеприведенной формулировки Закона о банкротстве следует, что должник вовсе не обязан принимать на себя обязательства в ответ на помощь со стороны. Представляется, что данное положение Закона о банкротстве можно рассматривать как нормативно закрепленное исключение из правила, установленного ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, запрещающего дарение в отношениях между коммерческими организациями. Иными словами, законодатель учитывает в этом случае специфику предбанкротной ситуации и предоставляет заинтересованным лицам некоторое послабление в применении нормативных актов. В то же время сложившаяся судебная практика по применению вышеуказанной нормы отсутствует. По этой причине и, как ни парадоксально, предоставление и получение безвозмездной финансовой помощи чревато рисками гражданско-правового и налогового характера.

Отсутствие развитой системы норм, регулирующих вопросы оказания помощи организациям, находящимся на грани банкротства, еще до начала процесса в арбитражном суде, является упущением для российского банкротного законодательства: в Федеральном законе от 08. 01. 1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» данный вопрос регулировался сходным образом — предупреждению и избежанию банкротства были посвящены всего две статьи Закона. Представляется, что в данном случае можно говорить о скрытом резерве для правового регулирования пресечения развития банкротств, с тем чтобы достигать цели оздоровления организации, не прибегая к более громоздким реабилитационным процедурам, используемым в рамках судебного производства по делу о банкротстве.

В качестве юридической основы предотвращения ликвидации организации уже в рамках возбужденного дела о банкротстве в первом приближении можно рассматривать нормы законодательства о том, что должник может выйти из процедуры банкротства на любой стадии, расплатившись со всеми кредиторами. Основной посылкой в данном случае выступает абзац седьмой п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве, закрепляющий удовлетворение требований всех кредиторов в качестве общего основания для прекращения производства по делу о банкротстве. В свое время, когда Закон о банкротстве был только опубликован, его создатели отмечали, что положения, позволяющие выйти из процедуры банкротства в любой момент в случае удовлетворения требований кредиторов, представляют собой шаг вперед по сравнению с прежним законодательством о банкротстве. Это, пожалуй, действительно так. Очевидный, казалось бы, принцип «расплатился — свободен» не был так очевиден при анализе текста Закона N 6-ФЗ. Так, например, абзац седьмой п. 1 ст. 98 этого Закона в качестве одного из последствий открытия конкурсного производства указывал на то, что с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства исполнение обязательств должника допускалось в случаях и в порядке, которые были установлены главой Закона N 6 о конкурсном производстве. При этом возможность просто расплатиться с кредиторами и покончить с неприятной процедурой и процессом банкротства в целом нигде в вышеуказанной главе Закона N 6-ФЗ не предусматривалась.

В настоящее время в этом вопросе достигнута максимальная определенность: в дополнение к общему положению, закрепляющему такую возможность, необходимые развивающие нормы имеются в главах о внешнем управлении и конкурсном производстве Закона о банкротстве (см. п. 1 ст. 113 и п. 1 ст. 125 этого Закона).

Процедура «наблюдение» является, по своей природе, предварительной, и она не направлена ни на реабилитацию должника, ни на его ликвидацию. Цель наблюдения — сохранить в неприкосновенности активы должника и, по возможности, увеличить их за счет взыскания дебиторской задолженности, а кроме того, максимально способствовать обоснованному принятию главного решения: банкротить должника или нет.

На этом этапе процесса банкротства подобный подход, вероятно, вполне допустим, поскольку нет смысла затягивать его в отношении заведомо неплатежеспособных организаций, вводя процедуру за процедурой. По смыслу и конструкции Закона о банкротстве отсев «безнадежных» должников должен происходить именно по итогам наблюдения. Поэтому большой процент банкротств на этом этапе, видимо, не свидетельствует о каких-то недостатках данной процедуры.

Процедура «финансовое оздоровление» является новой в российском законодательстве. По направленности она реабилитационная, практически ее единственной целью является восстановление платежеспособности организации-должника. Финансовое оздоровление, по замыслу авторов Закона о банкротстве, должно было вобрать все лучшее, что имеется в других процедурах и что может способствовать оздоровлению должника. Эта процедура имеет ряд сходных черт и с наблюдением, и с внешним управлением, и с мировым соглашением. В идеале финансовое оздоровление могло бы способствовать достижению баланса интересов, устанавливать наиболее выгодное для реабилитации должника и удовлетворения кредиторов сочетание прав и обязанностей, инициативы и контроля.

В то же время следует признать, что отражение столь привлекательной идеи в Законе о банкротстве имеет не только ряд технических недостатков, но и содержит значительное число принципиальных просчетов.

В то же время нельзя закрывать глаза на то, что в нынешнем виде нормы о финансовом оздоровлении должны быть исправлены по ряду позиций, как минимум, по следующим:

— должна обеспечиваться более последовательная защита интересов лиц, предоставляющих обеспечение за должника в данной процедуре. Они должны быть больше заинтересованы в таком инвестировании, а также должны иметь гарантии возврата своих средств, в первую очередь в случае, если процедура не принесет успеха.

В настоящее время Закон о банкротстве не защищает тех, кто по тем или иным причинам решил выступить поручителем по исполнению им своих обязательств должника в финансовом оздоровлении, что по смыслу этого Закона необходимо для начала самой процедуры. Например, если произошел сбой в выполнении плана финансового оздоровления и поручитель начал расплачиваться за должника, потратил определенную сумму, а потом появился новый кредитор или по иным причинам стало очевидно, что план оздоровления выполнить нельзя, поручитель ничем не отличается от остальных конкурсных кредиторов: он получит назад свои только что потраченные деньги в общей очереди (третьей) и в общей пропорции;

— должны определяться сроки финансового оздоровления, увязанные со сроками внешнего управления. В настоящее время они установлены таким образом, что в случае неудачи финансового оздоровления должника фактически ждет конкурсное производство.

Согласно п. 6 ст. 80 Закона о банкротстве максимальный срок финансового оздоровления установлен в два года, тот же срок (18 месяцев плюс возможное продление на 6 месяцев) предусмотрен по общему правилу в соответствии с п. 2 ст. 93 этого Закона для внешнего управления. При этом п. 2 ст. 92 Закона о банкротстве устанавливает максимальный совокупный срок для финансового оздоровления и внешнего управления ровно такой же — два года. Иными словами, с введением финансового оздоровления начинается отсчет срока сразу для обеих процедур, причем по истечении 18 месяцев переход к внешнему управлению невозможен. Логика законодателя очевидна: фактически закреплена альтернативность реабилитационных процедур, сделана попытка избежать ситуации, при которой реабилитация будет тянуться годами, а финансовое оздоровление будет сменяться внешним управлением, продлевая на практике процесс оздоровления до четырех лет. Однако в данном случае появляется другой риск. Должник и кредиторы, которые хотят опробовать новый механизм, становятся перед выбором: уже известная и работающая процедура (внешнее управление) или новая и неизвестная (финансовое оздоровление). Желающие попробовать новое в случае неудачи не имеют времени пойти уже известным путем, их неизбежно ждет другой путь — конкурсное производство;

— необходимо разрешить вопрос с пропорциональностью удовлетворения требований кредиторов и обязательными платежами, поскольку п. 8 ст. 231 Закона о банкротстве, устанавливающий, что до внесения изменений в налоговое и бюджетное законодательство требование о пропорциональности применяется только к требованиям конкурсных кредиторов, не дает ответ на вопрос: как же быть с требованиями по обязательным платежам?

Это обычная для нашей правовой действительности ситуация: новое законодательство принято и запущено, но со старым не состыковано, причем сознательно, поскольку новый закон содержит специальную норму, «подвешивающую» ситуацию, откладывающую ее разрешение до лучших времен. Как применять новую процедуру в таких условиях и сможет ли она работать при этом так, как задумано, выполнять свою функцию? — эти вопросы пока не имеют ответа. Известно, что Минэкономразвития России уже долгое время готовит изменения как в основные законодательные акты, так и в сам Закон о банкротстве, призванные лучше состыковать положения Закона со смежными сегментами системы права. Однако, насколько известно автору, принципиальных изменений в конструкции процедуры финансового оздоровления не ожидается.

В условиях практического неиспользования процедуры финансового оздоровления внешнее управление, имеющее целью реабилитацию должника, применяется часто. При этом, как показывает практика, внешнее управление почти не приводит к восстановлению платежеспособности должника. Таким образом, можно сделать вывод, что данная реабилитационная процедура не ведет к реабилитации должника. Так для чего же она нужна? На первый взгляд, в механизме внешнего управления можно выделить два положительных аспекта: организация управляется сторонним менеджером (внешним управляющим), вводится мораторий на исполнение обязательств должника. Иными словами, очевидно, что внешнее управление дает возможность посторонним менеджерам управлять представляющей для них интерес организацией на льготных условиях (мораторий). Закон о банкротстве, поставив барьер захватам предприятий на самом первом этапе — на стадии возбуждения дела о банкротстве, не решил этой проблемы окончательно.

Однако нельзя утверждать, что нынешняя конструкция данной процедуры непригодна для достижения истинных (декларируемых) целей внешнего управления, как это было отмечено применительно к финансовому оздоровлению. Ведь реабилитационная процедура и должна быть такой, и управление извне, и льготный режим расчетов полезны для организации, испытывающей трудности.

Вероятно, проблема заключается не только в процессуальных аспектах данной процедуры. Скорее всего, имеют значение другие факторы неправового характера: с одной стороны, действительно незавидное экономическое положение многих должников, которым может помочь только одна мера — конкурсное производство, а с другой стороны, изначальная готовность кредиторов использовать внешнее управление прежде всего для получения контроля над организацией, а затем для ее оздоровления.

Процедура «конкурсное производство» изначально направлена не на восстановление платежеспособности должника, а на его ликвидацию. Однако это не означает, что единственным итогом этой процедуры может быть исключение организации из единого государственного реестра юридических лиц. В соответствии с действующим законодательством на стадии конкурсного производства может быть заключено мировое соглашение; кроме того, во время конкурсного производства должник может сам или с помощью третьих лиц расплатиться с кредиторами и выйти из банкротства (п. 1 ст. 125 Закона о банкротстве). Имеется еще одна альтернатива — переход к внешнему управлению, который дает некоторую надежду на реабилитацию организации-должника.

Под заключением мирового соглашения понимается не восстановление платежеспособности должника, а лишь то, что он не ликвидируется, банкротство для него пока заканчивается и, если будет соблюден ряд условий, закончится совсем. Тем не менее этот механизм как наиболее гибкий весьма удобен для выхода из банкротства, он вполне может быть использован для этого и, как правило, используется.

Практика показывает, что если участники процесса банкротства действительно хотят найти взаимоприемлемый выход из создавшегося положения, то они скорее склонны использовать путь компромисса, нежели применять более жесткие реабилитационные процедуры. Мировое соглашение является реально работающей конструкцией для выхода из банкротства и последующей реабилитации хозяйствующего субъекта. Однако на настоящий момент отсутствуют действенные механизмы стыковки банк-ротного и налогового законодательства, что создает существенные (в ряде случаев — непреодолимые) трудности, мешающие заключению соглашения, если в банкротстве участвует государство. Известно при этом, что оно участвует в подавляющем большинстве дел о банкротстве. Именно этими недостатками следует, по нашему мнению, объяснять малое количество мировых соглашений в 2003 году. В то же время очевидно, что в совершенствовании правовой модели мирового соглашения кроется резерв, который помог бы использовать данную процедуру как реабилитационную, причем для этого, в отличие от других проблем, возникающих при регулировании банкротства, достаточно почти исключительно методов законотворчества.

Итак, на сегодняшний день статистические данные свидетельствуют о том, что функционирование системы банкротства в подавляющем большинстве случаев имеет результатом собственно банкротство предприятия, то есть его ликвидацию. Примечательно, что указанный результат достигается практически независимо от избранной процедуры.

Причиной тому и объективные обстоятельства: процесс банкротства изначально, как правило, возбуждается в отношении неблагополучных предприятий, большой процент банкротств (примерно 9 из 10 случаев) составляют банкротства отсутствующих должников, которые в принципе не имеют целью восстановление платежеспособности должника и продолжение его функционирования, и причины чисто юридического, процессуального порядка, несовершенство процедур банкротства, невозможность их использования для реального оздоровления предприятия-должника.

Самый поверхностный анализ цифр делает очевидным, что наблюдение работает более или менее нормально, в целом достигаются цели, которые ставятся для данной процедуры. Финансовое оздоровление как процедура нежизнеспособно. Для благополучного выхода из банкротства участники процесса склонны использовать мировое соглашение. Ликвидационная процедура конкурсное производство дает такой же абсолютный показатель оздоровлений, как и изначально реабилитационные процедуры.

Заключение

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

Несостоятельность — это неспособность должника исполнить перед кредиторами в полном объеме денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в связи с превышением суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества и подлежащая удостоверению арбитражным судом в случаях, предусмотренных законом, для возникновения комплекса частноправовых и публично-правовых отношений. Банкротство — удостоверенная арбитражным судом в случаях, предусмотренных законом, неспособность должника исполнить перед кредиторами в полном объеме денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в связи с установленным превышением суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества. Прояснение вопроса о разделении понятий несостоятельности и банкротства как экономико-правовых категорий позволит более точно определять статус должника и применять адекватные правовые нормы.

Для предотвращения банкротства и его предупреждения на ранних стадиях необходимо систематически проводить анализ финансового состояния организации. Одним из наиболее действенных методов избежания банкротства является оптимизация активов предприятия.

Анализ цифр делает очевидным, что наблюдение работает более или менее нормально, в целом достигаются цели, которые ставятся для данной процедуры. Финансовое оздоровление как процедура нежизнеспособно. Для благополучного выхода из банкротства участники процесса склонны использовать мировое соглашение. Ликвидационная процедура конкурсное производство дает такой же абсолютный показатель оздоровлений, как и изначально реабилитационные процедуры.

В целом можно сказать, что хотя действующее законодательство о банкротстве и имеет на данный момент множество противоречий и пробелов, но оно постоянно совершенствуется и можно надеяться, что законодатель все же создаст оптимальный правовой механизм проведения предприятиями процедуры несостоятельности (банкротства).

Список использованных источников и литературы

1. Конституция Российской Федерации.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации.

3. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

4. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». / Под ред. В. В. Залесского. — М.: Издательство г-на Тихомирова М. Ю., 2009.

5. Бланк И. А. Основы финансового менеджмента. В 2-х томах. — Киев: «Ника-Центр», «Эльга», 1999.

6. Глухов В. В. Финансовый менеджмент. / В. В. Глухов, Ю. М. Бахрамов. — С. Петербург: Специальная литература, 1995.

7. Ковалев В. В. Практикум по финансовому менеджменту. Конспект лекций с задачами. — М.: Финансы и статистика, 2003.

8. Ковалев В. В. Финансы предприятий. — М.: Т К Велби, 2003.

9. Лихачева О. Н. Финансовое планирование на предприятии. — М.: Т К Велби, 2003.

10. Селезнева Н. Н. Финансовый анализ. Управление финансами: Учеб. пособие для вузов / Н. Н. Селезнева, А. Ф. Ионова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003.

11. Станиславчик Е. Н. Основы финансового менеджмента. — М.: «Ось-89», 2001.

12. Управленческий учет: Учеб. пособие. / Под ред. А. Д. Шеремета. — М.: ФКБ-ПРЕСС, 1999.

13. Финансовый менеджмент: теория и практика: Учебник. / Под ред. Е. С. Стояновой. — М.: Изд-во «Перспектива», 2002.

14. Финансовый менеджмент: Учебник для вузов. / Под ред. Г. Б. Поляка. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006.

15. Хомнич И. П. Финансовая стратегия компаний: Науч. издание. — М.: Изд-во Рос. экон. акад., 1998.

16. Шеремет А. Д., Ионова А. Ф. Финансы предприятий: менеджмент и анализ — М.: ИНФРА-М, 2004.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой