Банкротство юридического лица как способ его ликвидации

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИНСТИТУТЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
  • 1.1 Цель и система принципов института несостоятельности (банкротства) юридического лица
  • 1.2 Понятие и классификация правовых средств института несостоятельности (банкротства) юридического лица
  • ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА, СОЗДАЮЩИЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
  • 2.1 Правовые средства процедурного характера, создающие условия для достижения цели института несостоятельности (банкротства) юридического лица
  • 2.2 Правовые средства, устраняющие препятствия к достижению цели института несостоятельности (банкротства) юридического лица
  • 2.3 Правовые средства, непосредственно направленные на достижение цели института несостоятельности (банкротства) юридического лица
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Развитие рыночных отношений в Российской Федерации привело к возрождению института несостоятельности (банкротства). Процесс банкротства в современной экономике выступает как один из её элементов, позволяющий влиять на хозяйствующие субъекты, слабые в организационном или производственном плане. Однако указанную роль институт банкротства играет лишь тогда, когда субъекты гражданского оборота действуют добросовестно, разумно и справедливо. Между тем, в условиях «дикого рынка» начала девяностых годов в России многие его участники использовали предоставленные законодательством о банкротстве правовые средства для передела собственности, захвата стабильно работающих организаций, устранения конкурентов и для достижения иных, незаконных целей.

Необходимость комплексного исследования правовых средств, служащих достижению цели института банкротства, обусловлена, в первую очередь, появлением новых правовых средств внутри данного института, а также наличием коллизий правовых норм и пробелов в действующем законодательстве.

Представляется, что важнейшей задачей Закона о несостоятельности является создание системы правовых средств, которая была бы нацелена на разрешение кризисной ситуации, а не на уничтожение конкурентов и «захват» стабильно работающих юридических лиц. В представленной работе нас интересует, в первую очередь, выявление внутренней логики Закона о несостоятельности и института банкротства в целом с точки зрения построения законом системы правовых средств, позволяющих достичь цели института несостоятельности. Поэтому доктринальный анализ легальных положений осуществлён в «сквозном» срезе, то есть через призму самих правовых средств, а не с точки зрения традиционного подхода, базирующегося, как правило, на характеристике участников дела о банкротстве и процедур несостоятельности.

Кроме того, в работе предпринята попытка оценить не только отдельно взятое правовое средство, но и в целом систему правовых средств с позиции эффективности их влияния на достижение цели института банкротства.

Таким образом, наличие указанных выше обстоятельств, а также отсутствие комплексных исследований роли, системы и особенностей достижения цели института, несостоятельности юридического лица определяют актуальность темы данной дипломной работы.

Степень разработанности проблемы. Теоретическая основа исследования. При написании диплома использована научная литература по общей теории права, в частности, работы С. С. Алексеева, В. К. Бабаева, А. В. Малько, В. С. Нерсесянца, Р. О. Халфиной, Л. С. Явича и других учёных, научные работы в сфере гражданского и предпринимательского права, в том числе Н. А. Баринова, М. И. Брагинского, В. В. Витрянского, Б. И. Пугинского, Н. В. Рабиновича, Ф. С. Хейфеца, Г. Ф. Шершеневича, а также научные труды, посвящённые непосредственно вопросам несостоятельности, в частности, В. С. Белых, Е. А. Колиниченко, М. И. Кулагина, В. Ф. Попондопуло, Е. Ю. Пустоваловой, А. Н. Семиной, В. В. Степанова, М. В. Телюкиной, В. Н. Ткачева и др.

Цель работы состоит в комплексном изучении теоретических проблем и доктринальном анализе имеющихся законоположений, касающихся правовых средств достижения цели института несостоятельности юридического лица, и выработке на этой основе предложений, рекомендаций, направленных на совершенствование действующего законодательства и правоприменения.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

— изучить и обобщить законодательство, юридическую литературу, имеющуюся по проблематике исследования, установить степень и уровень теоретической разработанности темы;

— определить и исследовать цель и принципы современного института несостоятельности, их взаимосвязь и влияние на формирование системы правовых средств конкретного законодательства о банкротстве;

— рассмотреть вопросы, касающиеся понятия и классификации правовых средств института несостоятельности;

— определить роль арбитражного управляющего в достижении цели института несостоятельности;

— проанализировать роль, которую играют отдельные правовые средства, в достижении цели института несостоятельности, а также показать взаимосвязь этих средств и их место в общей системе правовых средств;

— разработать предложения по совершенствованию законодательства о несостоятельности.

Объектом исследования является совокупность правоотношений, возникающих в связи с применением правовых средств достижения цели института банкротства юридического лица.

Предметом исследования стали гражданско-правовые нормы, закрепленные в соответствующих нормативно-правовых актах, устанавливающие правовые средства достижения цели института несостоятельности, а также практика их применения и соответствующие доктринальные положения.

Методы исследования. В рамках исследования для достижения цели и решения поставленных задач была использована методология наук общей теории права, конституционного права, гражданского права. Дипломное исследование основывалось на положениях диалектического метода познания, позволяющего рассматривать институты права во взаимосвязи и развитии (анализ и синтез, переход от общего к частному), частнонаучных (исторического, формально-логического, лингвистического, системного анализа), а также специально-юридических методов (нормативного, сравнительно-правового, метода правового моделирования).

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИНСТИТУТЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

1.1 Цель и система принципов института несостоятельности (банкротства) юридического лица

В законодательствах многих государств присутствуют нормы, регулирующие ситуацию, когда должник не способен удовлетворить в полной мере требования своих кредиторов, поэтому необходимо принятие срочных мер, направленных либо на восстановление платёжеспособности должника, либо на его ликвидацию. Залесский В. В. Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование. [Текст] / Руководитель авторского коллектива — доктор юридических наук Залесский В. В. — М., Право и экономика. 1999. — С. 104−105. Данная система правовых норм представляет собой институт несостоятельности (банкротства) и закрепляет, в частности, статус лиц, участвующих в деле о банкротстве, правовые средства, которые они могут использовать для достижения цели института банкротства, а также процедуру применения тех или иных правовых средств.

Выделение в различных правовых системах блока норм, связанных с несостоятельностью, возможно, главным образом, потому, что законодатель пытается достичь определённую цель, которая вне зависимости от конкретного регулирования в той или иной стране, может быть реализована лишь посредством законодательства о банкротстве. Именно наличие единой цели позволяет говорить о тех или иных правовых нормах как о системе, представляющей собой институт несостоятельности. Указанную цель должен преследовать не только законодатель, разрабатывая и принимая нормативно-правовые акты в сфере банкротства, но и правоприменители с тем, чтобы их действия имели положительный социальный эффект. Лица, возбуждая дело о банкротстве, принимая решения в рамках процедур банкротства, должны стремиться к конкретной социально полезной цели для того, чтобы достичь результатов, на которые они рассчитывают, задействуя, те или иные правовые средства.

На основе анализа имеющихся в литературе подходов, постараемся выявить общую цель института несостоятельности.

Несостоятельность в рыночной экономике выступает как один из её элементов, позволяющих влиять на хозяйствующие субъекты, слабые в организационном или производственном плане. Возбуждение дела о несостоятельности свидетельствует о наличии кризисной ситуации, напряжённости во взаимоотношениях между хозяйствующими субъектами: должником и кредиторами.

Кризисная ситуация может иметь различные причины своего возникновения. Условно их можно разделить на объективные и субъективные.

К объективным причинам, по которым должник приостанавливает удовлетворение требований кредиторов, могут быть отнесены следующие: возникновение экономического кризиса, распространяющегося как на всю экономику страны в целом, так и на отдельные сферы, в которых должник функционирует или с которыми он тесно связан; тяжёлые последствия событий, носящих стихийный характер (природные катаклизмы, техногенные катастрофы и т. д.). Субъективными причинами возникновения кризисной ситуации можно считать, прежде всего, недостаточно квалифицированное руководство деятельностью должника, просчёты в прогнозах развития, конъюнктуре, проигрыш в конкурентной борьбе и т. д. Но независимо от того, в результате чего возник кризис в отношениях, он негативно отражается как на кредиторах, так и на должнике.

В отношениях между хозяйствующими субъектами постоянно возникают различные кризисные ситуации. Однако кризис, связанный с несостоятельностью должника, обладает рядом специфических черт. Во-первых, в его основе лежит неспособность должника в полном объёме удовлетворить требования всех его кредиторов. Во-вторых, данные требования носят исключительно денежный характер. Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. [Текст] - М., Юрист. 1999. — С. 54. Следовательно, неспособность должника удовлетворить требования иных кредиторов, например, по передаче индивидуально-определённой вещи, по выполнению работ, не может рассматриваться как кризисная ситуация, связанная с банкротством. В-третьих, указанная неспособность должна носить системный характер, то есть она должна быть длительной, а требования кредиторов достаточно существенными. В-четвёртых, требования кредиторов не могут быть удовлетворены в индивидуальном порядке, поэтому необходимо задействовать правовые средства, предоставляемые институтом несостоятельности.

Таким образом, общей социально полезной целью, на достижение которой направлены правовые средства института банкротства, можно считать разрешение специфической кризисной ситуации в отношении должника и кредиторов, связанной с неспособностью должника удовлетворить в полном объёме требования кредиторов.

На пути к достижению этой цели законодатель расставляет приоритеты в защите интересов тех или иных лиц, участвующих в деле о несостоятельности, прежде всего, должника и кредиторов. Так, крайними способами разрешения кризисной ситуации являются быстрая ликвидация должника с удовлетворением требований кредиторов за счёт реализации имущества должника, с одной стороны, и «аннулирование» требований кредиторов и принятие комплекса мер, направленных на реабилитацию должника, с другой стороны. Безусловно, подобные способы разрешения кризиса, несмотря на их кажущуюся эффективность, в чистом виде не используются в существующих правовых системах. Современная экономика носит сложный интегрированный характер и полное исключение из оборота должника, равно как и полное «аннулирование» требований кредиторов, может привести к серьёзным последствиям как в публичных, так и частноправовых отношениях.

Цель института банкротства (разрешение кризисной ситуации) диктуется закономерностями самой рыночной экономики. А исторические причины, правовые традиции и конкретные условия экономического, социального и политического развития страны определяют пути достижения общей цели, то есть направленность законодательства в этой сфере. Степанов В. В. Правовое регулирование несостоятельности в Германии, США, Англии, Франции и России. [Текст] // Актуальные вопросы гражданского права / Под ред. Брагинского М. И. — М., Исследовательский центр частного права. Российская школа частного права. 1998. — С. 164.

Для того чтобы достичь цель института банкротства, законодательство формирует набор правовых средств. Малыш А. В. Правовые средства: вопросы теории и практики. [Текст] // Журнал российского права. — 1998. — № 8. — С. 69. Разное сочетание правовых средств, их взаимодействие, обязательность или необязательность их применения создают систему правовых средств, используемых законодательством о несостоятельности конкретной страны.

Таким образом, общая цель института банкротства позволяет, с одной стороны, в каком-то смысле, унифицировать правовое регулирование, а, следовательно, и правовые средства этого института. А с другой стороны, указанные выше обстоятельства обуславливают определённую направленность национального законодательства, что даёт возможность дифференцировать различные правовые системы.

В этой связи в юридической литературе выделяются три основные системы законодательства, регулирующего несостоятельность: продолжниковскую, прокредиторскую и нейтральную. Телюкина М. В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) [Текст] // Право и экономика. — 2002. — № 7. — С. 75−79; Колиниченко Е. А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. [Текст] - М., Статут. 2002. — С. 15−25; Белых В. С. Правовые основы несостоятельности (банкротства): [Текст] Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. проф. Якушева В. С. — М., Международное публичное и частное право. 2001. — С. 19; Афонькин В. Н. Законодательство о банкротстве. [Текст] // Законность. — 2000. — № 7. — С. 8. Указанные системы отличаются прежде всего закреплением приоритета защиты прав тех или иных субъектов (должника или кредиторов), а также набором правовых средств, предоставляемым законодательством.

Продолжниковская система (например, в таких странах как США, Франция) строится на приоритете в защите должника и основывается на той позиции, что трудности в отношениях с участием должника носят временный и случайный характер, поэтому особое внимание уделяется реабилитационным процедурам. Ликвидация должника практически никогда не осуществляется, при этом возможно списание долгов перед кредиторами с тем, чтобы должник мог продолжать осуществлять свой бизнес, будучи свободным от долгов.

Прокредиторская система (в частности, в Великобритании) во главу угла ставит защиту интересов кредиторов. Поведение должника предполагается недобросовестным, а основная вина за кризис возлагается на его руководителей. Поэтому часто целью прокредиторских систем не является восстановление платёжеспособностью должника, основной акцент делается на удовлетворение требований кредиторов Громов В. В. Рассмотрение арбитражными судами споров о субсидиарной ответственности лиц, вызвавших банкротство кредитных организаций [Текст] // Право и экономика. — 2007. — № 5. — С. 11.

Нейтральная система закрепляет баланс интересов должника и кредиторов. Закон предоставляет широкий спектр возможностей как для реабилитации должника, так и для удовлетворения требований кредиторов. Ликвидация возможна лишь в случае, когда восстановить платёжеспособность должника невозможно.

Основываясь на Законе о несостоятельности, исходя из того, что в Российской Федерации равно защищаются как права должника, так и кредиторов, можно сделать вывод о том, что наше законодательство относится к нейтральной системе. Витрянский В. В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве). [Текст] // Вестник ВАС РФ. — 1998. — № 2. — С. 80−81; Колиниченко Е. А. Указ. Соч. — С. 24−25; Телюкина М. В. Основы конкурсного права. [Текст] - М., Волтерс Клувер. 2004. — С. 78−79.

Таким образом, мы видим тесную взаимосвязь цели института банкротства и направленности законодательства о банкротстве. Между тем, по нашему мнению, это разные категории и их нельзя отождествлять. Поэтому мы не можем согласиться с мнением М. В. Телюкиной о том, что направленности конкурсного законодательства (ликвидационная и реабилитационная) определяют наличие двух целей конкурсного права: восстановительную и ликвидацию неплатёжеспособных юридических лиц. Телюкина М. В. Указ. соч. — С. 68. С нашей точки зрения, реабилитация и ликвидация являются способами достижения общей цели — разрешения кризисной ситуации в отношении должника, неспособного удовлетворить требования кредиторов.

Само по себе восстановление платёжеспособности должника не обладает никакой социальной или экономической ценностью, если не удовлетворены требования кредиторов, то есть не разрешён кризис в экономических отношениях. Самостоятельной социальной и экономической ценностью не обладает и ликвидация юридического лица. В качестве доказательства этого утверждения можно привести нормы гражданского законодательства, касающиеся добровольной ликвидации юридического лица в случае недостаточности его имущества для удовлетворения требований кредиторов (п. 4 ст. 61 ГК РФ). Указанные нормы преследуют цель урегулировать отношения, связанные с ликвидацией организации. Однако в связи с недостаточностью имущества юридического лица законодатель закрепляет необходимость применения правил о несостоятельности для достижения не столько цели ликвидации (ибо она может быть достигнута и вне рамок банкротства), сколько иной более социально и экономически значимой цели, и этой целью является разрешение кризисной ситуации, связанной с невозможностью удовлетворить требования кредиторов. При отсутствии кризиса ликвидация происходит в общем порядке, так как единственная цель, которую преследуют лица, занимающиеся ликвидацией, это сама ликвидация. При наличии кризиса — цель ликвидировать юридическое лицо отходит на второй план и уступает место необходимости разрешения этого кризиса. Более того, при недостижении цели института банкротства (то есть неразрешении кризисной ситуации в порядке, предусмотренном Законом о несостоятельности) ликвидация такого должника невозможна (п. 1 ст. 226 Закона о несостоятельности).

Направленность законодательства не только определяет в целом систему правовых средств, но и группирует их по конкретным процедурам банкротства. Это позволяет, во-первых, оптимальным образом использовать правовые средства в их взаимосвязи и, во-вторых, определить последовательность использования той или иной группы правовых средств в рамках дела о банкротстве. Каждая процедура несостоятельности включает в себя систему взаимосвязанных правовых средств, позволяющих заинтересованным лицам достичь цели несостоятельности тем или иным путём. Сами же процедуры несостоятельности могут быть либо реабилитационными, либо ликвидационными. Таким образом, можно сказать, что определённая направленность присутствует не только у всего законодательства о банкротстве, но и у конкретной процедуры. Тем не менее цель, которую преследует конкретная процедура (восстановление платёжеспособности должника либо его ликвидация) не подменяет собой общую цель института банкротства и выступает лишь в качестве подцели. Более того, в некоторых правовых системах отдельные процедуры с их конкретными подцелями могут вообще отсутствовать.

Закон о несостоятельности выделяет пять процедур банкротства: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение, каждая из которых имеет свою подцель.

Так, подцель процедуры наблюдения — это сохранение имущества должника, проведение анализа его финансово-экономического и хозяйственного состояния, установление размера задолженности перед кредиторами. Данные мероприятия позволяют определиться с тем, наличествует ли вообще кризисная ситуация в организации, а если она наблюдается, то какие меры необходимо принять для выхода из неё: временный управляющий устанавливает возможность и целесообразность проведения реорганизационных либо ликвидационных процедур.

Подцелью финансового оздоровления является удовлетворение требований кредиторов через восстановление платёжеспособности должника за счёт использования им внутренних ресурсов без привлечения к текущему руководству должника стороннего менеджера (арбитражного управляющего). В этой процедуре восстановление платёжеспособности происходит путем осуществления должником обычной хозяйственной деятельности при возможных дополнительных гарантиях прав кредиторов со стороны заинтересованных лиц. Во время финансового оздоровления никаких экстраординарных мероприятий не проводится.

Подцелью внешнего управления является восстановление платёжеспособности должника и удовлетворение требований кредиторов через проведение восстановительных мероприятий под контролем кредиторов и суда для сохранения хозяйствующего субъекта.

Подцель конкурсного производства представляет собой ликвидацию должника и удовлетворение требований кредиторов за счёт сформированной конкурсной массы. Никитина О. А. указывает в качестве цели конкурсного производства (в нашем понимании — подцель) не только соразмерное удовлетворение требований кредиторов, но также, что немаловажно, охрану интересов сторон от неправомерных действий в отношении друг друга. Никитина О. А. О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований кредиторов при ликвидации должника. [Текст] // Хозяйство и право. — 1996. — № 6. — С. 92. По нашему мнению, несмотря на то, что подцель, определённую данным исследователем, можно указывать во всех процедурах банкротства, в конкурсном производстве она имеет особое значение. Для окончательного снятия «напряжённости» в экономике должник ликвидируется. Несмотря на то что конкурсное производство является исключительной мерой, на сегодняшний день в Российской Федерации подавляющее количество дел о несостоятельности заканчиваются именно им.

Подцель мирового соглашения — удовлетворение требований кредиторов (то есть достижение общей цели института банкротства — разрешения кризисной ситуации) способами, о которых они договорились с должником. Конституционный Суд Р Ф отмечает, что «мировое соглашение заключается как с целью справедливого и соразмерного удовлетворения требований всех кредиторов путем предоставления им равных правовых возможностей для достижения частных экономических интересов, так и с целью сохранения деятельности организации — должника путем восстановления ее платежеспособности», По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О реструктуризации кредитных организаций», пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами граждан, жалобой региональной общественной организации «Ассоциация защиты прав акционеров и вкладчиков» и жалобой ОАО «Воронежское конструкторское бюро антенно-фидерных устройств [Текст]: [Постановление Конституционного Суда Р Ф № 14-П от 22. 07. 2002 г.] // СЗ РФ. — 2002. — № 31. — Ст. 3161. при этом последняя цель, по мнению суда, является публично-правовой. Рожкова М. А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. [Текст] - М., Статут. 2005. — С. 54; Егоров А. Мировое соглашение в деле о банкротстве и обязательные платежи. [Текст] // Хозяйство и право. — 2004. — № 4. — С. 32; Ёрш А. Судьба мирового соглашения, заключённого в процессе реструктуризации кредитной организации, при её банкротстве. [Текст] // Хозяйство и право. — 2004. — № 2. — С. 26; Дубинчин А. Мировое соглашение в деле о банкротстве: проблемы теории и практики. [Текст] // Хозяйство и право. — 2000. — № 7. — С. 15−24.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что каждая процедура банкротства имеет свою непосредственную, только её присущую, подцель, проведение каждой процедуры направлено на достижение общей цели всего института несостоятельности — разрешение специфической кризисной ситуации в отношениях между должником и кредиторами.

Поэтому можно сделать вывод о том, что достижение цели института несостоятельности путём формирования системы правовых средств (закрепления их в правовых нормах) невозможно без определения принципов, которые кладутся в его (института) основу.

Таким образом, продолжниковская, прокредиторская, нейтральные системы института банкротства формируют свои собственные принципы, которые берутся за основу при разработке нормативных актов в сфере банкротства, а также при реализации предоставленных возможностей субъектами, участвующими в деле о банкротстве.

Исследование принципов института несостоятельности (банкротства) конкретной страны важно, прежде всего, потому, что они задают систему правовых средств, предоставленных в распоряжение заинтересованным лицам.

Принципы не являются произвольными по своему характеру началами или исходными положениями, а объективно обусловлены экономическим и социально-политическим строем общества, существующим в той или иной стране, природой государства и права, характером господствующего в стране политического и государственного режима, основными принципами построения и функционирования политической системы того или иного общества. Васильев А. М. Правовые категории. [Текст] - М., Юридическая литература. 1976. — С. 216−225.

В юридической литературе проблема принципов конкурсного права нашла своё освещение. В частности, М. В. Телюкина выделяет систему принципов конкурсного права, которую, по её мнению, необходимо закрепить в законодательстве с тем, чтобы более адекватно решать практические проблемы. Телюкина М. В. Указ. соч. — С. 69−71.

Представляется, что принципами института банкротства должны руководствоваться не только правоприменители, но и законодатели при разработке нормативно-правовых актов. Кроме того, принципы нельзя рассматривать в отрыве от цели института банкротства и его направленности.

Принципы построения конкретной системы института несостоятельности в большей степени влияют на характер и объем правовых средств, предоставленных участникам конкурсных отношений.

Можно отметить, что в результате своего развития институт несостоятельности выработал два базовых принципа, без реализации которых невозможно достижение социально полезной цели. Такими принципами являются принцип обоснованности возбуждения дела о несостоятельности должника и введения конкретной процедуры банкротства и принцип управляемости конкурсных отношений. Указанные основные начала в равной степени присутствуют в правовых системах с различной направленностью. Связано это, по нашему мнению, с тем, что рыночная экономика на современном этапе развития является сложно интегрированным образованием и кризисы, которые в ней возникают, затрагивают не только интересы субъектов, непосредственно вовлечённых в конкретные отношения, но и интересы других участников экономических отношений, присутствующих в производственных цепочках, а также публичные интересы, касающиеся социальной и экономической безопасности страны. Поэтому принципы обоснованности и управляемости должны учитываться как субъектами законодательной, так и правоприменительной деятельности. В целом можно констатировать, что достижение цели института банкротства возможно лишь на основе указанных двух принципов. Однако, как нами отмечалось, исторические традиции и иные указанные ранее обстоятельства диктуют условия достижения общей цели банкротства, которые связаны с определением приоритета в защите прав должника или кредиторов. Данный приоритет позволяет сформировать дополнительные принципы построения системы института банкротства применительно к конкретной стране.

По нашему мнению, нейтральная система банкротства, получившая своё закрепление в Законе о несостоятельности, строится на основе следующих принципов, два из которых являются базовыми, а один характерен исключительно для системы с нейтральной направленностью:

— обоснованности возбуждения дела о несостоятельности должника и введения конкретной процедуры банкротства;

— соблюдения баланса интересов должника и кредиторов в процессе реализации конкретных правовых средств;

— управляемости конкурсных отношений.

Именно второй принцип присущ исключительно институту несостоятельности с нейтральной направленностью. Продолжниковские системы, прежде всего, строятся на принципе максимального учёта интересов должника в процессе реализации правовых средств, направленных на всемерное его сохранение. А прокредиторские системы построены на принципе преимущественной реализации правовых средств, связанных с обеспечением прав кредиторов.

Анализируя первый принцип построения института банкротства в России, стоит отметить, что начало дела о несостоятельности, переход от одной процедуры банкротства к другой, а также окончание всего процесса должны быть обоснованы и связаны с восстановлением платёжеспособности должника или необходимостью его ликвидации. При этом субъектам необходимо основываться на том, разрешена ли кризисная ситуация в отношениях с должником или она всё ещё продолжает существовать.

Указанный принцип связан, в первую очередь, с закреплением в законодательстве признаков несостоятельности и условий, при наличии которых суд принимает заявление о банкротстве.

Признаки банкротства необходимы для: а) возбуждения дела о несостоятельности; б) введения реабилитационных процедур; в) вынесения решения о признании должника банкротом после того, как будет установлена невозможность восстановления его платёжеспособности. Дедов Д. Признаки несостоятельности как критерий эффективности нового закона о банкротстве. [Текст] // Хозяйство и право. — 1999. — № 8. — С. 30−36.

Нормы, касающиеся признаков банкротства, содержатся в ст. 3 Закона о несостоятельности. Единственным признаком несостоятельности, установленным Законом о несостоятельности для юридических лиц, является срок неисполнения требований кредиторов, который должен быть больше трёх месяцев. Телюкина М. В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». [Текст] - М., Юрайт-Издат. 2003. — С. 24.

Предусмотренная действующим законом длительность неисполнения должником денежных обязательств имеет особое значение. Именно установление в законе достаточно обоснованной продолжительности просрочки позволяет защитить интересы должников, которые испытывают лишь временные трудности с платежами.

Так, Арбитражный суд Самарской области отказал в принятии заявления о признании юридического лица банкротом на том основании, что не истёк трёхмесячный срок, «представленный законом для погашения должником долга» Определение Арбитражного суда Самарской области от 30. 10. 2001 г. по делу № А55−17 457/01−18 // Архив Арбитражного суда Самарской области.

Наличие затяжного кризиса, выражающегося в неисполнении должником обязательств более определённого срока, даёт возможность кредиторам обращаться в суд для возбуждения процедуры банкротства, располагая достаточно ясными доказательствами существования у должника не временных трудностей с платежами, а наличия определённого системного кризиса, который не позволяет должнику в течение продолжительного периода времени рассчитываться с кредиторами. Кроме того, закрепление периода просрочки в качестве признака несостоятельности носит стимулирующий характер для участников гражданского оборота и способствует своевременному исполнению их обязательств Кораев К. Б. Соотношение вещных и обязательственных правоотношений при проведении банкротства [Текст] //Юрист. — 2007. — № 3. — С. 20.

Принцип обоснованности возбуждения дела о несостоятельности находит своё выражение не только в установлении признаков несостоятельности, но и в определении условий, необходимых для возбуждения дела о банкротстве.

В качестве таких условий Закон о несостоятельности закрепляет, во-первых, наличие признаков банкротства, во-вторых, определённую совокупность требований кредиторов (применительно к юридическому лицу не менее 100 000 рублей) (п. 2 ст. 6 Закона о несостоятельности), в-третьих, наличие у лица, подающего заявление, права на обращение в суд (ст. 7 Закона о несостоятельности). Дубинчин А. Дифференциация условий для объявления юридического лица банкротом. [Текст] // Хозяйство и право. — 2003. — № 7. — С. 35−42.

Необходимо отметить, что суд при принятии заявления от конкурсного кредитора или уполномоченного органа берёт во внимание лишь те требования, которые подтверждены в установленном Законом о несостоятельности порядке (п. 3 ст. 6). В соответствии с Законом о несостоятельности размер требований кредиторов устанавливается исключительно на основании вступивших в законную силу судебных актов (абз. 1 п. б ст. 16 Закона о несостоятельности).

В соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона о несостоятельности требования уполномоченных органов об уплате обязательных платежей принимаются во внимание для возбуждения дела о банкротстве, если они подтверждены решением налогового органа, таможенного органа о взыскании задолженности за счет имущества должника. Плотников А. Проблемы установления требований уполномоченных органов в процессе о банкротстве. [Текст] // Хозяйство и право. — 2003. — № 10. — С. 46. Представляется, что норма абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона о несостоятельности ущемляет права должника. Она даёт право возбуждать дело о банкротстве при наличии у уполномоченного органа требований об уплате обязательных платежей, подтверждённых лишь решением налогового или таможенного органа, без обращения в суд за подтверждением обоснованности данных требований. Исходя из практики применения российского налогового законодательства, можно усомниться в целесообразности присутствия данных норм в законе. Тем более что для включения таких требовании в реестр требований кредиторов они также, как и требования конкурсных кредиторов, должны пройти судебную проверку (абз. 1 п. 6 ст. 16 Закона о несостоятельности).

С требованиями об уплате обязательных платежей, подтверждёнными решениями налоговых или таможенных органов, связана ещё одна проблема. В соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации Налоговый кодекс Российской Федерации часть первая [Текст]: [федер. закон № 146-ФЗ, принят 31. 07. 1998 г., по состоянию на 17. 05. 2007] // СЗ РФ. — 1998. № 31. — Ст. 3824. (далее — НК РФ) налоговые (таможенные) органы принимают решения о взыскании налога, сбора и т. д. за счёт денежных средств, находящихся на счетах налогоплательщика (налогового агента) — организации в банках (ст. 46 НК РФ), а также за счёт иного имущества налогоплательщика (налогового агента) — организации (ст. 47 НК РФ). Как известно, ГК РФ относит к понятию имущества как вещи (в том числе деньги, ценные бумаги), так и имущественные права (ст. 128 ГК РФ). Налоговый же кодекс делит решения о взыскании обязательных платежей на решения о взыскании за счёт денежных средств и на решения о взыскании за счёт имущества должника (п. 2 ст. 47 НК РФ прямо говорит о «постановлении о взыскании налога за счёт имущества должника»). При этом последние могут приниматься лишь «при недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя или отсутствии информации о счетах налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя…» (п. 7 ст. 46 НК РФ). Применительно к правилам абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона о несостоятельности неясно, наличие какого решения является достаточным для возбуждения дела о банкротстве: решения о взыскании за счёт денежных средств должника, находящихся на счётах, или решения о взыскании за счёт иного имущества должника. Если встать на позицию ГК РФ относительно понятия «имущества», то отсчёт тридцати дней (в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о несостоятельности) будет идти с момента принятия решения о взыскании обязательных платежей за счёт денежных средств, находящихся на счетах должника. Если же буквально толковать во взаимосвязи положения абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона о несостоятельности и НК РФ, то право на обращение в суд возникает у уполномоченного органа по истечении тридцати дней с даты принятия решения о взыскании налога и сбора за счёт иного имущества должника при условиях, изложенных в п. 7 ст. 46 НК РФ. Если рассматривать возбуждение дела о несостоятельности в качестве крайней меры, являющейся реакцией на неисполнение должником своих обязательств, то более правильным представляется последнее решение данной проблемы.

Второй принцип (соблюдение баланса интересов должника и кредиторов в процессе использования конкретных правовых средств) касается, прежде всего, отношений между должником и кредиторами. Реализация данного принципа при применении правовых средств заслуживает самостоятельного рассмотрения, поэтому будет подробно проанализирована во второй главе настоящей работы. Здесь же хотелось бы отметить, что данный принцип действует ещё и в отношениях, возникающих между группами кредиторов, так как Закон о несостоятельности предоставляет различным кредиторам разный объём правовых средств, которые они могут использовать. Телюкина М. В. Указ. соч. — С. 156−191. Кавелина Н. Ю. Распоряжение имуществом должника в процедуре внешнего управления [Текст] // Закон. — 2005. — № 11. — С. 55. Основываясь на данном принципе, Закон о несостоятельности закрепляет механизмы, направленные на устранение конфликтов интересов различных групп кредиторов. Нередко противоречия, возникающие между самими кредиторами, носят не менее непримиримый характер, чем в отношениях между кредиторами и должником. Дела о банкротстве используются отдельными кредиторами не только для «захвата» должника, но и для удовлетворения своих требований в ущерб интересам других кредиторов.

Как нами уже отмечалось, данный принцип в наибольшей степени характеризует направленность института несостоятельности как нейтральную. Он позволяет закрепить правовые средства, которые равной мере учитывают интересы и должника, и кредиторов (например, признание определённых сделок должника недействительными защищает как имущественное положение должника, так и способствует наиболее полному удовлетворению требований кредиторов по действительным сделкам за счёт исключения необоснованных требований). Кроме того, данный принцип ограничивает возможности использования правовых средств с целью нанесения вреда интересам должника и кредиторов (в частности, при назначении арбитражного управляющего, при реализации конкурсной массы и т. д.).

Третий принцип, на котором строится институт несостоятельности с нейтральной направленностью, заключается в управляемости конкурсных отношений, которая реализуется, прежде всего, посредством деятельности арбитражного суда и арбитражного управляющего. Указанные лица играют активную роль в конкурсном процессе, определяя его движение.

Роль суда в конкурсном процессе обуславливается особым характером последнего, отличающим его от обычного гражданского и арбитражного процесса. Отличия эти связаны с тем, что гражданскому (арбитражному) процессу присуще начало состязательности, тогда как конкурсный процесс исторически строился на следственно-ревизионном принципе. Белых В. С. Указ. соч. — С. 96.

Специфика принципа управляемости со стороны арбитражного суда определяется, главным образом, теми функциями, которые выполняет суд. Во-первых, он определяет наличие или отсутствие признаков несостоятельности у должника и осуществляет их процессуальное закрепление. Во-вторых, он выступает апелляционной инстанцией, при разрешении разногласий, существующих между лицами, участвующими в деле о банкротстве (см. ст. 60 Закона о несостоятельности). Ранее в литературе в качестве самостоятельной выделялась также ревизионно наблюдательная функция арбитражного суда, Там же — С. 97. что вполне соответствовало Закону о несостоятельности 1998 г. Но новый Закон о несостоятельности изменил свой подход к роли суда в процессе банкротства, поэтому на сегодняшний момент применительно к России нет оснований для выделения данной функции.

Дискуссионной проблемой, касающейся принципа управляемости конкурсными отношениями, остаётся вопрос о необходимости предоставления арбитражному суду права инициировать дело о несостоятельности. Споры по данному вопросу велись как в дореволюционной литературе, так продолжаются и в современных исследованиях. Аленичева Т. Д. Банкротство: законодательство и практика применения в России и за рубежом. [Текст] - М., Юридическая литература. 1993. — С. 27.

Нам представляется, что Закон о несостоятельности достаточно последовательно и правильно реализует концепцию, которая заключается в том, что арбитражный суд должен выступать независимым арбитром, принимающим решения лишь после обращения к нему с соответствующим заявлением лиц, которые не могут иными способами разрешить возникшую кризисную ситуацию.

Роль арбитражного управляющего, проявляющаяся в реализации основной массы правовых средств, будет рассмотрена в третьем параграфе работы после выяснения вопроса о понятии и системе правовых средств.

1.2 Понятие и классификация правовых средств института несостоятельности (банкротства) юридического лица

В юридической литературе при рассмотрении вопроса, касающегося социальной ценности права, отмечается, что оно, как эффективный и социальный регулятор, обладает так называемой инструментальной (служебной) ценностью, то есть выступает в качестве инструмента, обеспечивающего функционирование иных социальных институтов (государства, социального управления и т. д.), иных социальных благ. Черданцев А. Ф. Социальная ценность социалистического права. [Текст] // Советское государство и право. — 1978. — № 7. — С. 21−28; Алексеев С. С. Общая теория права. [Текст] В 2-х т. Т. 1. — М., Юридическая литература. 1985. — С. 100.

Как верно указывает С. С. Алексеев, инструментальный подход в науке права даёт возможность «предметно, конкретизированно раскрыть собственную ценность права, абсолютность и приоритет правовых начал в обществе, силу духа права». Алексеев С. С. Указ. соч. — С. 167. В его рамках право рассматривается как комплекс разнообразных правовых средств, регулятивных инструментов, с помощью которых можно программировать определенный гарантированный результат. Такой подход позволяет анализировать в том числе и правовое качество закона. Появляется возможность рассмотреть качество законодательной регламентации правовых средств. Часто возникают ситуации, когда задачи, которые призван решать закон, не могут быть достигнуты правовыми средствами, содержащимися в нём, в силу их неполной или противоречивой регламентации. Необходимо отметить, что качество законодательной регламентации правовых средств напрямую влияет на степень достижения целей законодательного регулирования, а также решения субъектами своих задач в правоприменительной деятельности. На связи эффективности действия правовых норм и качества регламентации правовых средств справедливо акцентирует внимание В. М. Сырых, когда пишет, что «эффективно действующие нормы призваны закреплять такие юридические средства, которые позволили бы нейтрализовать негативные факторы и усилить действие позитивных». Сырых В. М. Истинность и правильность как критерии теоретической эффективности норм права. [Текст] // Эффективность закона / Под ред. Тихомирова Ю. А. — М., Норма. 1997. — С. 10.

Определив цель, которую преследует институт несостоятельности, необходимо подробно исследовать сами правовые средства, которые позволяют её достичь, то есть получить тот гарантированный результат, к которому стремится государство, регулируя отношения, связанные с разрешением кризисной ситуации в отношении должника, не способного исполнять денежные обязательства перед своими кредиторами.

Закон о несостоятельности предусматривает различные правовые средства, используемые всеми лицами, участвующими в деле о банкротстве: должником, кредиторами, арбитражным управляющим и др.

Данные правовые средства позволяют достичь, во-первых, цели института несостоятельности, а, во-вторых, подцели конкретной процедуры банкротства Муравьев С., Завойкина Н. Банкротство без двусмысленности [Текст] // ЭЖ-Юрист. — 2007. — № 1. — С. 14.

Представляется, что основной классификацией является деление правовых средств в зависимости от их характера на средства-установления (то есть правовые явления, выражающиеся в инструментах достижения цели института) и средства-деяния (то есть, явления, выражающиеся технологии её достижения). В качестве правовых средств-установлений, Закон о несостоятельности, в частности, закрепляет нормы о порядке предъявления требований кредиторов к должнику (ст. ст. 63, 81, 126 Закона о несостоятельности), о порядке исполнения исполнительных документов и удовлетворения требований кредиторов (абз. 4 п. 1 ст. 63, абз. 5 п. 1 ст. 81, абз. 7 п. 1 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 95, абз. 6 п. 1 ст. 126 Закона о несостоятельности), о порядке начисления финансовых санкций (абз. 9 п. 1, п. 2 и п. 3 ст. 81, абз. 3 п. 2 ст. 95, абз. 3 п. 1 ст. 126 Закона о несостоятельности), об ограничении правоспособности должника — юридического лица (п. 2 ст. 64, п. 3, 4 и 6 ст. 82, п. 1 ст. 104, ст. 105 Закона о несостоятельности) и др.

Большинство же правовых средств, указанных в Законе о несостоятельности, составляют средства-деяния. Причём в основной своей массе они реализуются арбитражным управляющим. К таким правовым средствам, в частности, относятся правовые средства установленные в ст. ст. 24, 66, 67, 83, 99, 129 и др. Закона о несостоятельности. Однако закон закрепляет за должником (ст. ст. 25 (п. 1), 45 (п. 4), 87 (п. 3), 88 (п. 1) и др. Закона о несостоятельности), кредиторами (ст. ст. 25 (п. 1), 45 (п. 4), 82 (п. 5), 104 (п. 2) и др. Закона о несостоятельности) и другими лицами (ст. ст. 78, 113 и др. Закона о несостоятельности) возможность совершать юридически значимые действия, необходимые для достижения цели института банкротства.

Можно согласиться с Б. И. Пугинским, который выделяет следующие признаки, присущие правовым средствам-деяниям. Во-первых, они применяются в сфере правореализационной деятельности. Во-вторых, субъектами применения этих средств выступает большой круг субъектов правореализационной деятельности, за исключением законодателя как субъекта нормотворчества. В-третьих, данные средства представляют собой определенные целостные комбинации взаимосвязанных действий (операций) юридического характера. В-четвертых, они закрепляются в законодательстве, в противном случае они не могут оцениваться в качестве правовых средств. В-пятых, данные правовые средства могут применяться как по инициативе субъекта правовой деятельности, так и в силу возложенной юридической обязанности. В-шестых, эти средства имеют относительно универсальный характер и могут применяться разными субъектами право-реализующей деятельности для решения разнообразных социальных задач. Они рассчитаны на неоднократное применение большим кругом субъектов правореализующей деятельности. Пугинский Б. И. Коммерческое право России: [Текст] Учебник. — М., Юристъ. 2006. — С. 85−86. Эти выводы имеют большую научную ценность, поэтому при анализе средств-деяний, мы будем их активно использовать.

Указанная классификация важна для нашего исследования потому, что при реализации правовых средств-установлений практически отсутствует волевой аспект, тогда как средства-деяния используются лицами, участвующими в деле о несостоятельности, с дозволенной степенью усмотрения. В исключительных случаях и лишь в рамках, определённых законом, субъекты могут отступать от конкретных установлений, например, при подписании соглашения между внешним управляющим и кредиторами о меньшем размере или более коротком сроке начисления процентов на сумму требований (абз. 6 п. 2 ст. 95 Закона о несостоятельности) или при закреплении в плане внешнего управления возможности и условий совершения определённых сделок без согласования с собранием кредиторов (п. 4 ст. 101 Закона о несостоятельности).

Из анализа Закона о несостоятельности можно вывести и такой критерий классификации как принадлежность правового средства конкретной процедуре банкротства. Главы, касающиеся наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства, с точки зрения определения места правовых средств построены законодателем практически по одной модели: сначала определяется система правовых средств (последствия введения процедуры, права и обязанности арбитражного управляющего), а затем подробно описывается порядок и условия применения правовых средств в данной процедуре. При этом если «подобные» правовые средства используются в различных процедурах, Закон о несостоятельности часто использует отсылочные нормы. Такое изложение нормативного материала, безусловно, оправдано с точки зрения необходимости компактного построения закона, что отвечает требованиям, предъявляемым к законодательной техники. Однако при анализе «подобных» правовых средств можно увидеть, что те цели, которые должны быть достигнуты при их использовании зачастую не совпадают, а иногда сильно отличаются в зависимости от процедуры, в которой они реализуются. В частности, при задействовании такого правового средства, как замещение активов должника, внешний управляющий, прежде всего, должен стремиться к восстановлению платёжеспособности организации. И в случае, если в результате замещения, эта цель не может быть достигнута, то данное правовое средство не должно вообще использоваться.

В конкурсном же производстве замещение активов должно применяться арбитражным управляющим без учёта фактора восстановления платёжеспособности должника. Основным движущим мотивом реализации данного правового средства должна служить невозможность более эффективного использования иных мер, направленных на удовлетворения требований кредиторов. На основании изложенного можно отметить то, что классификация правовых средств в зависимости от процедур банкротства не всегда имеет практическое значение.

Вывод о наличии общей цели института банкротства позволяет нам предложить новый критерий классификации правовых средств в зависимости от того, какова их роль в достижении этой цели. Все правовые средства по этому основанию можно разделить на следующие группы:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой