Традиции геополитического мышления в современной восточной политике Польши

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Политические науки
Страниц:
234


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Коренная трансформация восточноевропейского политического проI странства в конце 1980-х — начале 1990-х годов потребовала поисков новой формулы взаимоотношений нашей страны с бывшими партнерами по & laquo-социалистическому лагерю& raquo-. Интеграция бывших соцстран с западным миром, контуры которой в начале этого процесса были весьма расплывчатыми, получила к середине 1990-х годов конкретное выражение в их стремлении к членству в НАТО и Европейском Союзе. Процесс расширения НАТО и, в меньшей степени, ЕС был встречен Россией с настороженностью, опасением, а подчас открытой враждебностью. Несмотря на заявления официальных лиц НАТО о том, что военный компонент играет все меньшую роль в деятельности альянса, уступая место политическому, и широкомасштабную пропагандистскую кампанию, призванную представить экспансию НАТО как & laquo-расширение зоны стабильности и демократии& raquo-, в России этот процесс воспринимался и продолжает восприниматься как враждебный по отношению к ней акт западного сообщества и укрепление политического и военного влияния США в Европе.

Потеря рычагов влияния над бывшими союзниками оказалась болезненным испытанием для российской внешней политики. Между тем, политические элиты стран региона осознавали, что провести модернизацию собственными силами или, тем более, в рамках какого-либо альянса с ослабленной во всех отношениях Россией, невозможно. Фактически, Россия не могла предложить им никакой альтернативы сближению с Западом, тем более, что ее первоочередной целью было сохранение остатков влияния в бывших советских республиках. Однако к середине 1990-х стало очевидно, что снижение региональной гомогенности в условиях посткоммунистической трансформации имеет свои плюсы, позволяя выстраивать гибкую политику в отношении каждой из стран региона. Выяснилось, что Восточная Европа, не бывшая политически и экономически однородной даже в годы существования соцлагеря1, представляет собой весьма условное объединение стран, имеющих собственные интересы и видение отношений друг с другом, Западной Европой, Россией и другими бывшими советскими республиками. Так, было налажено позитивное сотрудничество со Словакией и Болгарией, выстроены стабильные отношения с Чехией и Венгрией. Между тем, отношения с прибалтийскими государствами и Польшей складываются непросто. Периоды напряженности в них чередуются с периодами разрядки, причем последние имеют гораздо меньшую продолжительность.

Польский & laquo-случай»- во многих отношениях является особым. В отличие от других посткоммунистических стран Восточной Европы, Польша — довольно крупная европейская страна как по площади, так и по численности населения и к тому же претендующая на роль регионального лидера. Но еще важнее то, что Польша — единственная страна региона, где в период посткоммунистической трансформации шла активная дискуссия о выстраивании политики страны в отношении бывших советских республик, в том числе, России. Для польского понимания этой политики, называемой & laquo-восточной»-, характерно, прежде всего, видение Польши как государства, могущего быть региональным актором, выступающего с собственными инициативами в отношении соседей или способствующего коммуникации между странами бывшего СССР и Западом.

Стремление Польши к роли актора — немаловажный элемент ее отношений с Россией и другими странами постсоветского пространства. Формы, в которых оно выражается — будь то официальные заявления о желательности вступления Украины (а ранее — прибалтийских государств) в НАТО или

1 Достаточно указать на пример Румынии при Чаушеску, имевшей & laquo-особое мнение& raquo- по многим вопросам, или Польши после 1956 г., считавшейся & laquo-либеральной»- социалистической страной по контрасту с & laquo-ортодоксальными»- ГДР и Чехословакией (после 1968 г.). действия, призванные доказать готовность Варшавы действовать наперекор Москве (например, активное участие польских властей в & laquo-оранжевой революции& raquo-) — вызывают резкое неприятие России. Несколько сглаживает ситуацию тот факт, что для реализации амбициозных задач, ставящихся в ходе внутриполитической дискуссии о & laquo-восточной политике& raquo-, у Польши на протяжении большей части интересующего нас периода не было достаточных внешнеполитических ресурсов. Но эта слабость может вызывать еще большую озабоченность, поскольку повышает возможность использования Польши в качестве политического инструмента третьими силами, прежде всего, США: Польша стремится к & laquo-особым отношениям& raquo- с Америкой (по образцу американо-британских). Характерно, что перспектива быть инструментом реализации внешнеполитических целей США не вступает в противоречие с желанием Польши выступать в роли актора международных отношений, так как большая часть польской политической элиты считает интересы своей страны идентичными американским. Вместе с тем, для польского политического дискурса характерно представление, согласно которому Польша обладает особым & laquo-пониманием»- постсоветского пространства, и призвана донести его странам Западной Европы. Поэтому комплекс представлений, присущих польскому мышлению о & laquo-восточной политике& raquo-, заслуживает подробного рассмотрения для того, чтобы понять логику действий этой страны на международной арене и, благодаря этому, иметь возможность адекватной оценки тех или иных мер, предпринимаемых нашей страной в отношениях с ней и, как следствие, более эффективно отстаивать национальные интересы России.

Ключевым для польского политического мышления является представление о Польше как о стране на & laquo-пограничье»- двух культурно-цивилизационных ареалов — Востока и Запада. Если & laquo-Запад»- сегодня четко отождествляется с «западно-христианской (латинской) цивилизацией& raquo- и ев-роатлантическими структурами, то & laquo-Восток»- - понятие более неоднозначное. Заимствованным из латыни словом Orient обозначается условный конгломерат восточных цивилизаций, т. е. то, что под Востоком традиционно понималось в Западной Европе. Исконно польское слово Wschod применяется в отношении ближайших соседей Польши, обозначая а) восточнославянский культурный ареал- б) территории современных Литвы, Украины и Белоруссии, входившие некогда в состав Польши (т.н. & laquo-кресы»-) и сыгравшие важную роль в ее истории (в этом смысле современное польское понятие Wschod напоминает российское & laquo-ближнее зарубежье) и в) постсоветские и, шире, бывшие социалистические государства2. Соответственно, польская восточная политика — направление внешней политики, касающееся отношений с этими государствами. В диссертации восточная политика рассматривается как политика по отношению к России, Украине и Белоруссии. Именно такое ее понимание господствует в современном польском политическом дискурсе. Несмотря на укорененность представления о Литве как о части традиционного & laquo-Востока»-, с середины 1990-х происходит осознание того, что эта страна, так же, как Польша и независимо от нее проводит курс на & laquo-возвращение в Евро7 пу& raquo-, практическим выражением которого стало ее членство в ЕС и НАТО. В

2 Такова, например, сфера интересов Центра восточных исследований (Osrodek Studiow Wschodnich), считающегося основным & laquo-мозговым центром& raquo- в области восточной политики. В свою очередь, в Центре изучения Восточной Европы (Studium Europy Wschodniej) Варшавского университета частью курса & laquo-Польская восточная политика& raquo- являются циклы лекций об отношениях Польши в XX в. с Чехословакией и балканскими государствами, а в качестве & laquo-восточных»- преподаются языки бывших советских республик и социалистических стран Европы.

3 О понимании того, что Литва — уже не часть традиционно понимаемого & laquo-Востока»-, свидетельствует выступление бывшего министра иностранных дел Польши В. Бартошевского в мае 1995 г., в котором он заявил, что & laquo-не хочет объединять Литву с Россией, Украиной и Белоруссией, потому что сегодня литовцы обостренно реагируют на это& raquo- (Bartoszewski W. Informacja ministra spraw zagranicznych о glownych kierunkach polityki zagranicznej Polski. 50. posiedzenie Sejmu, 25 maja 1995 г.). В книге & laquo-Внешняя политика Польской Республики 1989−2002″ (Polityka zagraniczna RP 1989−2002 (pod red. R. Kuzniara, K. Szczepanika). — Warsza-wa, 2002), являющейся первым комплексным и систематическим исследованием данной темы, в главе & laquo-Польская восточная политика& raquo- рассматриваются отношения со всеми постсоветскими государствами, прежде всего — с Россией, Украиной и Белоруссией, далее — с & laquo-остальными европейскими постсоветскими государствами& raquo- (Литвой, Латвией, Эстонией и Молдавией) и & laquo-неевропейскими постсоветскими государствами& raquo-. Таким образом, на официальном уровне Литва уже не рассматривается в качестве части & laquo-Востока»-, хотя в значительной мере остается таковой в массовом сознании, о чем, в частности, свидетельствуют результаты то же время, существует мнение о том, что & laquo-восточная политика& raquo- в предложенном понимании является данью традиции и вскоре станет анахронизмом, поскольку ее приоритетным направлением станут Закавказье и Центральная Азия в связи с их потенциальной ролью на глобальном рынке энергоносителей. Однако пока не приходится говорить о выработке последовательного курса Польши в отношении этих регионов, а традиция достаточно сильна для того, чтобы восточная политика воспринималась прежде всего как политика в отношении России, Украины и Белоруссии.

Актуальность темы обусловлена тем, что в современной российской политической мысли уделяется недостаточное внимание внешнеполитической и идеологической программе Польши в отношении ее восточных соседей, прежде всего, Украины и Белоруссии. Между тем, в последние годы у Польши появились новые возможности реализации своей внешней политики и способность влиять на формирование восточной политики ЕС. Кроме того, повысилась привлекательность Польши для постсоветских стран в плане выстраивания отношений с Западной Европой (так, Польша является одной из немногих стран-членов ЕС, последовательно выступающих за принятие Украины в его ряды). Существующая возможность роста влияния Польши в ЕС, а также совпадение целей польской внешней политики в отношении восточных соседей с целями внешней политики США — основная причина, по которой ее внешнеполитические концепции требуют пристального изучения.

Объектом исследования являются политические отношения Польши с восточными соседями в период с сентября 1989 г. по май 2006 г.

Предметом исследования являются концепции восточной политики, сформулированные в указанный период, равно как традиционные для польского политического дискурса представления о & laquo-Востоке»-, накладывающие свой отпечаток на польскую восточную политику. исследования общественного мнения, проведенного Я. Блушковским (Bluszkowski J. Stereotypy narodowe w swiadomosci Polakow. — Warszawa, 2003).

Целью исследования является выявление концептуальных основ польской восточной политики, проводимой после 1989 г. и объяснение воздействия комплекса представлений о & laquo-Востоке»-, который можно назвать парадигмой польской восточной политики, на двусторонние отношения с Россией, Украиной и Белоруссией.

Цель исследования обусловила постановку следующих исследовательских задач:

• Осветить взгляды современной политической и интеллектуальной элиты Польши на то, какой должна быть польская восточная политика страны с учетом ее членства в ЕС и НАТО-

• Определить основное интеллектуальное направление в видении восточной политики и охарактеризовать альтернативные ему взгляды-

• Выявить истоки интеллектуальной традиции, на которую опираются выразители господствующих воззрений в области восточной политики-

• Провести анализ отношений Польши с восточными соседями после 1989 г. -

• Выделить проблемы, специфические для современной восточной политики Польши, и показать на конкретных примерах их роль в отношениях Польши с восточными соседями-

• Рассмотреть перспективы польской восточной политики в XXI веке с учетом возможного влияния Польши на выработку внешнеполитического курса ЕС в отношении восточных соседей.

Исходя из научного замысла диссертации, который конкретизируется в вышеизложенных целях и задачах, а также на основе осуществленного в ней анализа, в качестве положении, выносимых на защиту, определяются следующие:

• Восприятие & laquo-Востока»- польскими политическими кругами обусловлено традицией геополитического мышления, в которой Россия воспринимается в категориях угрозы национальной безопасности, а роль Польши в таких странах, как Украина и Белоруссия видится через призму ее исторического и культурного присутствия на этих землях-

• Цели восточной политики Польши вступают в противоречие с целями России на постсоветском пространстве, при этом, не имея пока мощных политических и экономических рычагов влияния в регионе, Польша ведет борьбу с Россией за идеологическое влияние на Украине и в Белоруссии-

• Хотя на протяжении исследуемого периода польской внешней политике не хватало ресурсов для оказания воздействия на события в соседних странах (Украине и Белоруссии), в XXI в. восточная политика Польши может обрести новую эффективность в качестве элемента восточной политики ЕС и НАТО.

Методы исследования

В рамках проведенного исследования, помимо общелогических методов, использовались методы современной науки о международных отношениях и политологии, прежде всего, структурно-функциональный и сравнительно-исторический. Из методов прикладной политологии широко применялся метод включенного наблюдения, что обусловлено двухгодичным пребыванием автора в Польше и контактами с представителями научного и экспертного сообщества, специализирующимися по вопросам восточной политики. Автор разделяет основные положения реалистической парадигмы в подходе к международным отношениям, однако признает многозначность понятия силы государства, в связи с чем уделяет особое внимание идеологическому компоненту современной восточной политики Польши.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с сентября 1989 г. по май 2006 г. В современном политическом дискурсе 1989 год считается датой возрождения национального суверенитета4. Р. Кузьняр и К. Ще-паник характеризуют это событие как завершение эпохи подчинения Польши & laquo-чужому господству — чужому в смысле навязывания внутренней системы, которая была цивилизационно, политически и экономически чужда польской традиции, более того, системы, которая вела к цивилизационной деградации и экономическому отставанию Польши5& raquo-. В сентябре 1989 г. в Польше было сформировано первое после войны некоммунистическое правительство, а в результате ликвидации & laquo-социалистического лагеря& raquo- произошел выход Польши из советской сферы влияния, что, как подчеркивают польские исследователи, позволило ей впервые за несколько десятилетий приступить к формированию самостоятельной внешней политики, в том числе, политики в отношении СССР, а вскоре — и государств, возникших на его обломках. Поэтому эта дата является важнейшей цезурой в политической истории Польши, в том числе, в истории ее внешней политики. Следует отметить, что подобный подход к социалистическому прошлому — отличительная черта большинства государств бывшего соцлагеря и служит важным элементом конструирования новой национальной мифологии. Трудности, испытанные страной в период «оккупации"/"иноземного владычества& raquo-, представляются результатом навязанной извне системы, в то время, как достижения вписываются в национальную традицию. В принципе, подобная оценка послевоенной истории — стандартный результат трансформации общественного сознания в странах Центрально-Восточной Европы.

Одним из критериев, на основе которых можно проводить периодизацию польской внешней (в т. ч. восточной) политики, являются перемены в

4 Значенне 1989 г. может оцениваться даже выше, чем восстановление независимости в 1918 г., так как в межвоенный период отсутствовали эффективные международные институты, которые могли бы защитить Польшу от & laquo-агрессивных планов соседей& raquo- (Polityka zagraniczna RP 1989−2002 pod red. R. Kuzniara, K. Szcze-panika. — Warszawa, 2002. — S. 15).

5 Ibidem. -S. 16. высших эшелонах власти Польской Республики в результате общенациональных выборов. Хотя основные направления внешней политики оставались при этом неизменными, смена правительств оказывала существенное влияние на некоторые ее элементы, в частности, отношения с Россией, & laquo-потепление»- которых часто происходило после победы на выборах левых. После 1989 г. парламентские выборы проводились в Польше четыре раза, причем ни правые, ни левые силы не оставались у власти более двух сроков подряд. Таким образом, хронологические рамки диссертации полностью охватывают два периода правления правых (1989−1993, 1997−2001) и два — левых (19 931 997, 2001−2005), а также первые полгода после третьего прихода к власти правых (партии & laquo-Право и справедливость& raquo-) осенью 2005 г. Эти несколько месяцев были переходным периодом для победителей, поскольку в данный период продолжалось формирование правительства, и происходило их & laquo-привыкание»- к власти, характеризовавшееся отсутствием решительных шагов в какой-либо сфере политической жизни, несмотря на обещанные радикальные перемены. В министерстве иностранных дел еще не была проведена кадровая & laquo-чистка»-, и на внешнеполитической арене, в основном, продолжался курс предыдущего правительства, и решались поставленные им задачи. Поэтому поддержку Польшей выступлений оппозиции в Белоруссии накануне и в ходе президентских выборов, состоявшихся в марте 2006 г., можно считать последней внешнеполитической акцией левых, хотя и осуществленной руками их преемников. В связи с этим период до смены руководства МИД, состоявшейся в мае 2006 г. было решено включить данный период в рамки исследования.

Степень научной разработанности. Источниковую базу исследования составляют документы польской внешней политики, выступления политиков, доклады и анализы & laquo-мозговых центров& raquo-, а также статьи влиятельных публицистов, которые могут быть признаны & laquo-идеологами»- современной восточной политики Польши.

Документы внешней политики доступны на сайте МИД Польши (www. msz. gov. pl), а также представлены в таких сборниках, как & laquo-Договорные отношения Польши с соседними государствами& raquo- (под ред. А. Пшиборовской-Климчак и В. Сташевского), & laquo-Отношения Польши с Украиной 1989−1993″ (приложения)6. Тексты выступлений президентов Польши публикуются Канцелярией (администрацией) Президента.

В связи с рассмотрением в диссертации ряда вопросов исторического характера, имеющих немалое значение для современных отношений Польши с ее соседями, при работе над ней были использованы сборники документов, совместно изданные польским Институтом национальной памяти и Федеральной службой безопасности России, а также документы, касающиеся судьбы польских военнопленных в СССР, и советских военнопленных в Q

Польше, опубликованные в Польше и России.

При изучении представлений польской общественности о & laquo-Востоке»- были использованы данные опросов общественного мнения, публикуемые, в частности, на сайте Центра изучения общественного мнения (www. cbos. pO, а также в прессе. Важным источником при изучении национальных стереотипов является исследование варшавского социолога Я. Блушковского9. Кроме того, в декабре 2004 г. автор участвовал в проведении опроса общественного

6 Przyborowska-Klimczak Л., Staszewski W. Stosunki traktatowe Polski z paiistwami sqsiednimi — wybor doku-mentow. — Lublin, 1998- Gill Wt., Gill N. Stosunki Polski z Ukraina 1989−1993. — Torun/Poznaii, 1999.

7 Prezydentura Lecha Wal? sy 1990−1995. — Warszawa, 1995- Przemowienia, listy, wywiady Prezydenta Rzeczypo-spolitej Polskiej Aleksandra Kwa^niewskiego. — Warszawa, 1996−2002.

8 Катынь. Пленники необъявленной воины (под общей редакцией Л. Яковлева). — М. 1999- Красноармейцы в польском плену в 1919—1922 гг., М-СПб. 2004- Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии 1939−1941 гг. т. 1,2. Варшава-Москва, 2001- Депортации польских граждан из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1940 г. (ред. В. Комогоров и др.) Варшава-Москва, 2003- Dokumenty lu-dobojstwa: dokumenty i materialy archiwalne przekazane Polsce 14 pazdziernika 1992. — Warszawa, 1992- Секретные документы из особых папок (подготовка публикации и вступительная статья М. Семиряги) Н Вопросы истории. 1993. № 1.

9 Bluszkowski J. Stereotypy narodowe w swiadomosci Polak6w. — Warszawa, 2003. мнения в Киеве, результаты которого были опубликованы Центром исследований Восточной Европы10.

При рассмотрении концепций восточной политики в историческом контексте источниками послужили труды политиков и политических мыслителей, с именами которых связываются данные концепции, а также видных представителей политической мысли. По межвоенному периоду это, прежде всего, тексты Ю. Пилсудского и Р. Дмовского, статьи В. Бончковского и А. Бохеньского, сборник документов под редакцией Э. Харашкевича (1895−1975)11. По послевоенному — труды авторов парижского журнала Kultura Е.

1 9

Гедройца и Ю. Мерошевского, а также Б. Скарадзиньского

С именами Ю. Пилсудского и Р. Дмовского связаны концепции восточной политики, которые по сей день являются своего рода полюсами в мышлении поляков о & laquo-Востоке»-. Главным мотивом восточной доктрины Пилсудского (1867−1935) была ликвидация имперского характера России/СССР путем поддержки сепаратистских тенденций, прежде всего, на Украине. Ключевую роль в обеспечении национальной безопасности Польши, по мнению Пилсудского и его сторонников, должна была играть Украина — независимая или связанная с Польшей федеративными узами. Горячим сторонником идеи независимости Украины и идеологом прометеизма, то есть политики поддержки сепаратистских движений в СССР, был публицист В. Бончковский (1905−2000), опубликовавший в межвоенный период ряд статей на эту тему. Известный публицист А. Бохеньский (1909−1944), которого высоко ценил, в частности Ю. Мерошевский (см. ниже) оценивал перспективы союзов между Польшей, СССР, Германией и Украиной в разных конфигура

10 Raport z badari. Kijow, grudzieri 2004 (Bibliotheca Europae Orientalis Tom XXIII). — VVarszawa, 2005 Pilsudski J. Wybor pism. — Wroclaw, 2003- Dmowski R. Niemcy, Rosja i kwestia Polska. — Warszawa, 1991- Dmowski R. Polityka polska i odbudowanie paristwa. — Warszawa, 1991. 2 t., B^czkowski W. О wschodnich pro-blemach Polski. Wybor pism. — Krakow, 2000, Bocheriski, A. Mi^dzy Niemcami a Rosjq. — VVarszawa, 1994- Clia-raszkiewicz E" Zbior dokumentow pplk. Edmunda Cliaraszkiewicza. — Krakow, 2000.

12 Mieroszewski, J. Final klasycznej Europy. — Lublin, 1997- Giedroyc, J. Autobiografia na cztery r? ce. — Warszawa, 1999. циях. По его мнению, наиболее выгодным вариантом для Польши был & laquo-раздел России на два государства& raquo- - Россию и Украину, поскольку это увеличило бы число значимых игроков в регионе и дало бы Польше большую свободу маневров. Политические взгляды Бохеньского интересны в контексте традиции политического реализма в межвоенной Польше, оказавшей влияние на деятелей послевоенной эмиграции.

Р. Дмовского (1864−1939) даже его противники признавали самым выдающимся политическим мыслителем современной им Польши. До первой мировой войны, будучи членом Государственной Думы, Дмовский активно продвигал идею польско-российского союза, направленного против Германии. По его мнению, залог безопасности Польши был в ее превращении в этнически однородное государство, в том числе, путем ассимиляции национальных меньшинств поляками, там, где это возможно. После распада Российской империи и восстановления независимости Польши он был категорическим противником федеративных планов Пилсудского, считая первостепенной задачей консолидацию польской нации и превращение Польши в & laquo-католическое государство польского народа& raquo-. К числу важнейших работ Дмовского как главного теоретика и идеолога польского национализма относятся & laquo-Мысли современного поляка& raquo- (1904), & laquo-Германия, Россия и польский вопрос& raquo- (1908), & laquo-Польская политика и восстановление государства& raquo- (1925), & laquo-Переворот»- (1934)13.

Концепции Пилсудского и Дмовского получили название, соответственно, & laquo-ягеллонской»- и & laquo-пястовской»-: если первая обращалась к наследию Ягеллонов (правили в 1386—1572 гг.), расширявших влияние Польши на восток, и была нацелена на восстановление связей между частями бывшей Речи Посполитой, какой она была до разделов, то вторая призывала к восстанов

15 Dmowski R. Mysli nowoczesnego Polaka. — Lwow, 1904, Dmowski R. Niemcy, Rosja i kwestia polska. — Lwow, 1908, Dmowski R. Polityka polska i odbudowanie panstwa. Z dodaniem memorialu «Zagadnienia srodkowo i wschodnio-europejskie» i innych dokumentow polityki polskiej z lat 1914−1919. — YVarszawa, 1925, Dmowski R. Przewrot. — Warszawa, 1934. лению польского государства (при помощи России) в границах Пястов (правили в 960−1370 гг.), что неизбежно влекло за собой конфликт с Германией

Огромным интеллектуальным влиянием в современной Польше пользуется концепция восточной политики, сформулированная главным редактором выходившего в Париже журнала Kultura Е. Гедройцем и публицистом Ю. Мерошевским. Ее основным тезисом является признание восточными соседями Польши не Россию, а украинцев, литовцев и белорусов, и необходимость налаживания диалога с ними. Начало дискуссии на эту тему в польском обществе в 1980-е г. положила нелегально изданная книга Б. Скарад-зиньского & laquo-Литовцы, белорусы, украинцы — враги или братья?& raquo-14

В изучении современных представлений польской политической и интеллектуальной элиты о целях и задачах восточной политики ценным источником являются материалы периодической печати. Правомерно говорить об особой группе польской политической и интеллектуальной элиты, специализирующейся в & laquo-восточных вопросах& raquo-. К ней относятся известные ученые и публицисты, бывшие и действующие политики, руководители исследовательских и учебных центров, занимающихся & laquo-Востоком»-, журналисты. Надо сказать, что среди них доминируют представители правоконсервативного и праволиберального крыла (сторонники партий & laquo-Право и справедливость& raquo- и & laquo-Гражданская платформа& raquo- соответственно), включая бывших деятелей непримиримой оппозиции коммунистическому режиму. Именно представители этой группы на сегодняшний день выражают интеллектуальный мейнстрим в вопросах восточной политики Польши. Свои взгляды они излагают на страницах таких разных по ориентации изданий, как Rzeczpospolita, Gazeta Wy-borcza, Tygodnik Powszechny, Gazeta Polska (газеты), Wprost, Newsweek Polska (еженедельные журналы), Znak и Wiqz (ежемесячные журналы). Газета Tygodnik Powszechny периодически выпускает специальное приложение Nowa Еи-ropa Wschodnia (& laquo-Новая Восточная Европа& raquo-), посвященное анализу ситуации

14 Skaradzinski В. (Kazimicrz Podlaski). Bialorusini, Litwini, Ukrairicy. — Bialystok, 1990. в том или ином государстве бывшего СССР. Среди видных представителей группы, о которой идет речь — П. Коваль (в правительстве & laquo-Права и справедливости& raquo- - первый заместитель министра иностранных дел, ответственный за восточную политику), Б. Коморовский (бывший министр обороны Польши, один из лидеров партии & laquo-Гражданская платформа& raquo-), А. Лабушевска (сотрудница Центра восточных исследований, регулярный автор газеты Tygodnik Powszechny), М. Лэнтовский (публицист, бывший заместитель главного редактора газеты Zycie, ранее директор зарубежного вещания Польского радио), публицист В. Лясковский (бывший корреспондент телекомпании TVP и журнала Wprost в Москве, бывший директор Третьей программы Польского радио), Я. Малицкий (руководитель Центра изучения Восточной Европы Варшавского Университета), 3. Найдер (литературовед и публицист, бывший глава советников премьер-министра Я. Ольшевского), А. Новак (исследователь польско-российских отношений, один из идеологов & laquo-моральной революции& raquo- в Польше15), Е. М. Новаковский (советник премьер-министра Е. Бу-зека по вопросам внешней политики, бывший глава иновещания Польского радио, ныне — заместитель главного редактора журнала Wprost), Е. Помянов-ский (главный редактор распространяющегося в России журнала & laquo-Новая Польша& raquo-), Б. Сенкевич (бывший заместитель глава Центра восточных исследований, ныне независимый аналитик), Е. Таргальский (псевдоним Ю. Дар-ский, один из авторов подпольного журнала Niepodleglosc, издававшегося в 1982−83 гг., и газеты Gazeta Polska, после прихода к власти & laquo-Права и справедливости& raquo- - член правления Польского Радио), Л. Унгер (известный польско-бельгийский публицист, сотрудничавший с журналом Kultura, ныне регулярный автор & laquo-Газеты Выборчей& raquo-), Я. Чихоцкий (глава Центра восточных исследований), К. Шиманьский (главный редактор журнала Miqdzyncirodowy

15 & laquo-Моральная революция& raquo- - одна из целей политической программы партии & laquo-Право и справедливость& raquo-. Согласно идеологии этой партии, в период после 1989 г. в Польше возник союз бывших оппозиционеров, деятелей компартии и спецслужб, которые взяли под свой контроль крупный бизнес и СМИ, поэтому стране необходимо & laquo-моральное очищение& raquo-, предусматривающее выявление тайных агентов коммунистических спецслужб и ликвидацию связей между бизнесом и политикой.

Przeglqd Polityczny, депутат Европарламента)16. Немаловажным источником являются материалы конференций на тему восточной политики, в которых стабильно участвуют представители этой группы17. Кроме того, важную роль в определении приоритетов восточной политики играет мнение западных экспертов польского происхождения, прежде всего, 3. Бжезинского и, в некоторой степени, Р. Пайпса.

Несмотря на различные акценты и разногласия по отдельным вопросам, эти авторы едины в своей критике польской восточной политики на восточном направлении в последнее десятилетие, прежде всего, в годы правления левых. Характерно, что с правоконсервативным крылом тесно связана и значительная часть ведущих исследовательских и учебных центров, занимающихся & laquo-Востоком»-. Так, варшавский Центр изучения Восточной Европы (SEW) возник по инициативе бывших диссидентов Я. Малицкого (руководитель центра) и Е. Таргальского. По утверждению газеты Rzeczpospolita, в узкий круг доверенных лиц президента JI. Качиньского входят, в частности, Я. Чихоцкий (глава Центра восточных исследований) и П. Коваль. С SEW и вроцлавской Коллегией Восточной Европы тесно сотрудничает А. Новак.

16 Labuszewska A. Pokolenie Y, czyli bezglowy plankton // Tygodnik Powszechy (прил. Nowa Europa Wschodnia nr 1 (16), 17. 04. 2005) — Idem. Kolko nam si? polamalo// Tygodnik Powszechny (Nowa Europa Wschodnia nr 3 (51), 18. 12. 2005) — Idem. Mlot na europejskie czarownice // Tygodnik Powszechny. 30. 10. 2005- Kloczkowski J., Kowal P. О Wlodzimierze B^czkowskim // B^czkowski, W. О wschodnich problemach Polski. Wybor pism. — Krakow 2000- L? towski M. Moskwa nie wierzy Izom // Rzeczpospolita 30. 04−1. 05. 2005- Laskowski W. Pomarariczowe domino? // Wprost, 23. 01. 2005- Nowak A. Knut i piernik po raz trzeci // Rzeczpospolita 5. 10. 2006- Nowakowski J. M. Polska — Rosja // Wprost, Nr 1168 (24. 04. 2005) — Czerwona kontrrewolucja // Wprost, 25. 06. 2006- Energetyczna zimna vvojna// Wprost, 14. 05. 2006- Помяновский E. & laquo-Поверх барьеров& raquo-// Новая Польша№ 1. 1999- Przeciw romantykom. О polskiej polityce wschodniej. Rozmowa z Bartlomiejem Sienkiewiczem, vvicedyrektorem Osrodka Studiow Wschodnich // Rubikon N4(11)/ 2000- Sienkiewicz B. Eksportowy towar Putina (Gazeta Wyborcza,

25. 11. 2004- Cenapomaranczy//Newsweek Polska, 23. 01. 2005- Rosja ijej l? ki//Znak, 11. 2005-

Unger L., Rosja Putina wybrala sobie Polsk? na wroga // Gazeta Wyborcza, 3. 08. 2005- Gdy Putin przeprasza za

Budapeszt i Prag? // Gazeta Wyborcza 02/03/2006.

17 Напр. Polska polityka wschodnia. Materialy konferencji zorganizovvanej w dniach 28−29 pazdziernika 2005 roku we Wroclawiu. Wroclaw 2005- Polska polityka wschodnia po akcesji do UE. Zapis dyskusji na konservvatorium Fundacji «Polska w Europie» w dniu 4 czerwca 2004 r. // Polska w Europie 3 (47) 2004.

Между тем, существует и группа исследователей, критически относящихся к данному магистральному направлению в современном польском понимании восточной политики. К их числу относятся историки русской литературы Анджей де Лазари (под редакцией которого вышел ряд сборников на тему культурного взаимодействия и исторически сложившихся предубеждений между поляками и русскими18, известный специалист по истории русской общественной мысли Анджей Валицкий, живущий и работающий в США19, публицист Бронислав Лаговский20. Эти авторы критикуют, в частности, такие элементы политики польских властей, как нежелание признавать интересы России на постсоветском пространстве и готовность официально и неофициально поддерживать любые силы, воспринимаемые как антироссийские (от белорусских оппозиционеров до чеченских сепаратистов), конфрон-тационная риторика в отношении России и безусловная поддержка Украины даже в ущерб польским национальным интересам.

Точки зрения, альтернативные мейнстриму, излагаются, в основном, на страницах изданий, характеризующиеся как левые и левоцентристские: газет Trybuna и Nie, журналов Przeglqd и, в некоторой степени, Polityka. Вместе с тем, с жесткой критикой современной восточной политики выступают крайне правые издания, такие, как Mysl Polska и Najwyzszy Czas. Материалы неко1 торых публицистов (например, Леха Мажевского& quot-) появляются и в левых (Przeglqd) и в неоэндецких& quot- (Mysl Polska) изданиях, единых в своем неприятии господствующего в польских интеллектуальных кругах понимания целей и методов восточной политики.

Литература предмета делится на две неравные части: польскую и зарубежную, в т. ч. российскую. В Польше существует богатая библиография по

18 Польская и русская душа: современный взгляд (ред. -сост. Л. Де Лазари и Р. Бэкер). Lodz 2003, Katalog wzajemnych uprzedzen Polakow i Rosjan. — Warszavva, 2006.

19 Walicki A. Liberalizm po polsku // Gazeta Wyborcza 11−12. 02. 2006

20 Lagovvski В., Wnioski // Przeglqd 22. 05. 2005.

21 Mazewski L. Wojna z Rosjq trwa // Przeglqd 22. 02. 2005. Неоэндеки (neoendecy) — современные наследники идей P. Дмовского (см. ниже). современной восточной политике. Ее систематический анализ предпринимается в обобщающих трудах под редакцией Р. Кузьняра и К. Щепаника, С. Миклашевского и Г. Пшебинды, Ст. Беленя, монографиях М. Ягелло и И. Стшельчик, сборниках статей под редакцией А. Кондек, М. Войцеховского и 3. Карпуса23. Материалы на тему двусторонних отношений публикуются в & laquo-Ежегоднике польской восточной политики& quot- «(статьи авторства В. Зайонч-ковского, А. Магдзяк-Мишевской, А. Олеховского, Т. Ольшанского, М. Цал~ ки), журналах Przeglqd Dyplomatyczny, Sprawy Miqclzynarodowe, изданиях Польского института международных дел (PISM), докладах Центра восточных исследований (OSW). Среди обширной литературы, посвященной современным польско-украинским отношениям, стоит выделить монографии В. Гиля и Н. Гиля, А. Каминьского и Е. Козакевича25. Тему польско-российских отношений освещали А. Ананич, М. Менкишак (статьи в & laquo-Ежегоднике польской внешней политики и докладах Центра восточных исследований), Я. л/

Браткевич, К. Федорович и многие другие.

Богата и польская библиография по истории восточной политики. Известными исследователями концепций восточной политики в XIX в. и меж

27 военный период являются А. Новак, Е. М. Новаковский. М. Филипович

23 Polityka zagraniczna RP 1989−2002 (pod red. R. Kuzniara, K. Szczepanika). — Warszawa, 2002, Polska polityka bezpieczenstwa (pod red. R. Kuzniara). — Warszawa, 2001- Polska polityka wschodnia (kierownicy nauk. — S. Mi-klaszewski, G. Przebinda- aut.: Jan Nowak Jezioranski et al.). — Krakow, 2000- Kondek A. (red.) Polska polityka wschodnia. — Wroclaw, 2005- Wojciechowski M., Karpus Z. Polska polityka wschodnia w XX wieku. Wloclawek 2004- Jagiello M., Partnerstwo dla przyszlo^ci. Szkice о polityce wschodniej i mniejszosciach narodowych. — Warszawa, 2000- Strzelczyk J. Ucieczka ze Wschodu. Rosja w polskiej polityce 1989−1993. — Warszawa, 2002.

24 Rocznik polskiej polityki zagranicznej, [RPPZ] (1991−2002)

25 Gill Ш, Gill N. Stosunki Polski z Ukraine 1989−1993. Torun/Poznaii, 1999- Kaminski A., Kozakiewicz J. Sto-sunki polsko-ukrairiskie. Raport. — Warszawa, 1997.

26 Ananicz, A. Dynamika stosunkow polsko-rosyjskich w latach 1991−1996. — Krakow, 1997- Bratkiewicz, J. Kry-zys cywilizacyjny w Rosji. Jego implikacje dla stosunkow polsko-rosyjskich // Sprawy Mi^dzynarodowe 2/1995. -S. 89−106- Fedorowicz K. Polska w polityce zagranicznej Rosji w latach 1991−2001 // Polska w Rosji — Rosja w Polsce. Stosunki polityczne pod red. R. Paradowskiego i Sz. Ossowskiego. — Poznan, 2003,

27 Nowak A. Polska i trzy Rosje. Studium polityki wschodniej Jozefa Pilsudskiego (do kwietnia 1920 roku). — Krakow, 2001- Nowak A. Jak rozbic rosyjskie imperium? Idee polskiej polityki wschodniej. — Krakow, 1999. провел всесторонний анализ школ & laquo-россиеведения»- в Польше в конце XIX-первой трети XX вв., описав процесс укоренения в сознании польских элит

О Q мифа о цивилизационной чуждости и азиатском характере России& quot-. & laquo-Восточным исследованиям& raquo- в межвоенной Польше посвящены труды Марека Корната и Гжегожа Зацкевича& quot-. Концепциям восточной политики польской оппозиции в послевоенный период посвящены труды М. Боруты, К. Помя

30 на.

Среди западных исследований следует выделить докторскую диссертацию С. Герхардта & laquo-Польская восточная политика. Внешняя политика польского правительства после 1989 г. в отношении восточных соседей Польши (России, Литвы, Белоруссии, Украины& raquo-, защищенная в 2004 г. в Трирском Университете31.

Говоря о российских исследователях внешней (в т.ч. восточной) политики Польши, необходимо назвать имена Н. Бухарина, Д. Кацы, О. Майоровой, А. Миллера, О. Неменского Ряд российских ученых изучает в контек

28 Filipowicz M. Wobec Rosji. — Lublin, 2000.

29 Kornat M. Polska szkola sowietologiczna. — Krakdw 2003, Zackievvicz G. Polska my? l polityczna wobec systemu radzieckiego 1918−1939. — Krakow 2004.

30 Boruta M. Wolni z wolnymi, rovvni z rovvnymi. Polska i Polacy о nicpodleglosci wschodnich s^siadow Rzeczypo-spolitej. — Krakow, 2002- Pomian, K. W kr? gu Giedrojcia. — Warszawa, 2000. Polska polityka vvschodnia. Die AuBenpolitik der polnischen Regierung seit 1989 gegeniiber den ostlichen Nachbarstaaten Polens (Russland, Litauen, WeiBrussland, Ukraine (http: //ubt. opuS. hbz-nrw. de/volltexte/2004/239)

32 Бухарин H. Российско-польские отношения: 90-е годы XX в. — начало XXI в. — М., 2007- Россия и Польша: обозримые перспективы // Современная Европа. № 2. 2001- Кацы Д. Польша, Европейский союз и Россия: время для новых отношений // Вестннк Санкт-Петербургского университета& raquo-. Серия 6: Философия. Политология. Социология. Психология. Право. Международные отношения. Издательство СПбГУ. 2002. № 2. -С. 98−107- Кацы Д. Контекст современных отношений между Польшей и Россией: необходимость новых взглядов и совместных решений // Перспективы европейской интеграции в XXI веке: роль Польши и России& raquo-. СПб. 2002. -С. 16−31- Майорова О. Приоритеты польской внешней политики в программах политических партий и обществе в целом // Международный исторический журнал 09−10. 2000- Западные окраины Российской империи (группа авторов). — M., 2006- Неменский О. IV Речь Посполитая: взгляд на Восток http: //vww. apn. ru/opinions/article9544. htm. сте культурных связей польско-русские стереотипы национального восприятия — среди них особое место занимают В. Хорев и А. Липатов33.

Большое влияние на развитие российско-польских отношений оказывает ряд исторических проблем, прежде всего, катынское дело и гибель красноармейцев в польском плену во время войны 1920−21 гг. Среди исследователей, занимающихся проблемой Катыни, следует выделить имена В. Парсада-новой, И. Яжборовской, А. Яблокова, Н. Лебедевой34. Гибели красноармейцев в польском плену посвящены, в частности, публикации И. Михутиной и л Р

Г. Матвеева. Следует особо выделить сборник документов и материалов & laquo-Красноармейцы в польском плену в 1919—1922 гг. »-, изданный под редакцией Г. Матвеева в 2004 г. и ставший первым исследованием такого рода по данной проблематике. Характерно, что издание предваряют два предисловия -российской и польской стороны, в которых содержатся разные оценки общей численности красноармейцев, погибших в польском плену: 18−20 тыс. (Г. Матвеев, с. 14) и 16−17 тыс. (3. Карпус, В. Резмер, с. 26).

Вместе с тем, современная восточная политика Польши, ввиду своего динамичного развития, остается темой, недостаточно освещенной в российской науке. Из диссертаций, защищенных в последние годы в России, данную тему затрагивают работы А. Анищенкова, Ф. Рыбина, К. Трощенкова, а также польского исследователя А. Якубчака. Гораздо лучше освещены во

33 Хорев В. Польша и поляки глазами русских литераторов: Имагологические очерки. — М. 2005- Хорев В. Имагология и изучение русско-польских литературных связей // Поляки и русские в глазах друг друга (под ред. В. Хорева). — М., 2000- Липатов А. Стереотипы национального восприятия: специфика национальной истории, особенности национальной культуры и адекватная оптика научного рассмотрения // Studia polonica. — М. 2002.

34 Лебедева Н. Четвертый раздел Польши и катынская трагедия // Другая война. 1939−1945. — М., 1996- Яж-боровская И., Яблоков Л., Парсаданова В. Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях. — М., 2001.

35 Михутина И. В. Польско-советская война 1919−1920 гг. М., 1994- Матвеев Г. Ф. О численности пленных красноармейцев во время польско-советской войны 1919−1920 годов. — Вопросы истории, 2001. № 9.

36 Аншцеиков Л. Развитие связей Калининградской области Российской Федерации с Республикой Польша в контексте расширения ЕС и НАТО. Кандидатская диссертация. — М., 2006- Рыбин Ф. Современная внешнеполитическая доктрина Польши и национальное самосознание поляков. Кандидатская диссертация. — М., просы польско-российского экономического взаимодействия и советско-польских отношений, внешней политики Польши в межвоенный период.

Практическая значимость диссертации обусловлена тем, что главным объектом польской восточной политики продолжает оставаться Россия, поскольку основной целью политики Польши в отношении Белоруссии и Украины является недопущение восстановления контроля России над этими государствами. После вступления Польши в ЕС у нее появилась возможность более активного обращения к восточному направлению, исходя из наличия твердой позиции на Западе и заинтересованности ЕС в том, чтобы именно Польша как крупнейшее из новых государств-членов, имеющее при этом самые интенсивные контакты со странами & laquo-Востока»-, участвовала в формировании восточной политики Европейского Союза. О росте активности на данном направлении после прихода к власти правых свидетельствует предложение премьер-министра К. Марцинкевича о создании & laquo-энергетического НАТО& raquo- и демарш польской дипломатии накануне хельсинского саммита Россия-ЕС в ноябре 2006 г. Несмотря на то что инициатива Марцинкевича не получила развития, а вето Польши на переговоры о новом соглашении между Россией и ЕС вызвало критику со сторону ее значимых партнеров по Евросоюзу, следует иметь в виду, что подобные шаги в полной мере отражают стратегическое видение Польшей проблем европейской безопасности, и при изменении международной конъюнктуры их эффект вполне может быть более действенным. В этих условиях необходимо понимать внутреннюю логику польской восточной политики, чтобы иметь возможность предвидеть направления ее развития.

Структура диссертации определяется ее исследовательским замыслом и последовательно раскрывает его. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы и четырех приложений.

Заключение

1. Несмотря на политическую переориентацию Польши на Запад после 1989 г., & laquo-восточная»- проблематика сохраняет свою актуальность в жизни польского общества. В польской внешней политике восточное направление было второстепенным, однако во внутриполитической жизни & laquo-восточные»- вопросы играли немаловажную роль, поскольку они связаны с проблемами оценки прошлого, укрепления национальной идентичности и осознания роли Польши в новом геополитическом раскладе. Восточная политика воспринималась как ресурс, призванный повысить роль Польши в евроатлантических структурах. Это выражалось в желании Польши стимулировать европейские амбиции Украины и Белоруссии (а вместе с тем, препятствовать интеграции этих стран с Россией), выполнять в рамках западноевропейского сообщества роль & laquo-эксперта по Востоку& raquo- и заслужить статус ключевого союзника США на континенте продвижением курса на демократизацию Восточной Европы (и, соответственно, расширение американского влияния).

2. Польская восточная политика после 1989 г. в большой степени является наследием внешнеполитических концепций прошлого. Наиболее важным историческим периодом с точки зрения формирования взглядов на роль и место Польши в современной Европе и содержания ее политики по отношению к восточным соседям являются XIX и XX вв. Особая роль принадлежит концепциям, сформулированным в начале XX в. Ю. Пилсудским и Р. Дмовским. Хотя в настоящее время они уже не могут в полной мере играть роль польской внешнеполитической программы, их элементы встречаются в риторике современных политических сил. Парадокс заключается в том, что идеи бывшего социалиста Пилсудского (прежде всего, курс на отрыв Украины от России и ее включение в сферу влияния Польши) стали манифестом правых, в то время, как идеи Дмовского, одного из идеологов польского национализма, отчасти перекликаются с воззрениями части сегодняшних посткоммунистов, чьи взгляды на восточную политику, впрочем, можно считать маргинальными.

Концепция Гедройца-Мерошевского, получившая признание в польских политических и интеллектуальных кругах после смены режима, привнесла в парадигму польской восточной политики новые элементы: безусловное признание права украинцев и белорусов на самоопределение и отказ от территориальных претензий. Эту концепцию можно считать & laquo-мягкой»- версией & laquo-ягеллонского»- подхода межвоенного периода, поскольку в & laquo-союзе»- с Украиной и Белоруссией, какую бы форму он ни принял (даже, теоретически, в рамках ЕС) Польша все равно призвана играть ведущую роль. Основное содержание & laquo-отказа от Львова, Вильно и Гродно& raquo- (потеря которых в послевоенный период была свершившимся фактом и & laquo-не признавалась& raquo-, главным образом, деятелями эмиграции) заключается в том, что вместо утраченных центров своей культуры Польша должна, согласно данной концепции, получить влияние на всем пространстве & laquo-УЛБ»-, став для него & laquo-позитивным»- центром силы в противовес & laquo-негативному»- российскому. Политика Польши в отношении Украины является довольно последовательной реализацией ее принципов. Польша всячески стремится доказать, что Украина имеет для нее приоритетное значение, пытаясь наладить с этой страной исключительно тесное партнерство. Особым достижением Польши можно считать & laquo-примирение»- с украинскими националистами, воплощением которого являются закрытие проблемы кладбища & laquo-Орлят»- и замалчивание польскими властями и СМИ темы волынской резни. Однако следует учитывать, что & laquo-особое партнерство& raquo- между Польшей и Украиной, скорее всего, будет актуально только до тех пор, пока не будут достигнуты его основные декларируемые цели — вступление Украины в НАТО и ЕС. Если это произойдет, то Украина перестанет нуждаться в польском посредничестве, переориентируясь на ключевых участников этих организаций.

3. После 1989 г. сохранялись две основные тенденции польской восточной политики, определяемые в настоящей работе как & laquo-наступательная»- и & laquo-оборонительная»-. В отношениях с Россией большей частью имела место оборонительная тенденция. Тон в отношениях, прежде всего, в их ключевой энергетической сфере, задавала Россия. Политика Польши, в основном, сводилась к реакции на действия российских властей, хотя при этом набирало обороты экономическое сотрудничество, находившееся на относительно высоком уровне, несмотря на охлаждения в политических отношениях. Однако историческая политика в отношении России имела вполне & laquo-наступательный»- характер, будучи курсом & laquo-расчета»- с Россией за грехи прошлого. Следует заметить, что цели этой политики лежат не столько в плоскости польско-российских отношений, сколько в области воздействия на национальное сознание самих поляков, а ее главной целью является вытеснение из памяти того положительного, что имело место в послевоенные годы, будь то обеспечение национальной безопасности и нерушимости границ Польши, решение социальных проблем или развитие промышленности. Этот процесс является многоступенчатым и, начавшись с осуждения жестокости советского тоталитарного режима и критики неэффективности социалистической экономики, он привел к тому, что победа СССР во Второй мировой войне связывается в равной степени с освобождением Польши от нацизма и ее & laquo-порабощением»- Советским Союзом.

Более того, роль активного компонента в российской политике Польши играет активная политика в отношении Украины и Белоруссии (хотя в случае последней правомернее говорить о попытках проведения таковой). Политика & laquo-вестернизации»- восточных соседей призвана вытеснить Россию на восток, сделать ее уязвимой с Запада, по возможности, подчинить ее западному влиянию или окружить недружественными государствами. Помимо таких & laquo-обходных маневров& raquo- Польша предпринимает инициативы, предназначенные специально для России. Это происходит в локальных масштабах — в отношении отдельных регионов (например, Калининградской области) и социальных групп (молодежи и интеллигенции). Популярной остается идея поддержки сепаратизма нерусских народов России, но в силу неизбежных негативных последствий для Польши она пока не выходит на официальный уровень. Однако & laquo-информационная поддержка& raquo- чеченских сепаратистов осуществлялась в 1990-е гг. на муниципальном уровне и общественными организациями. С 2005 осуществляется программа & laquo-Молчащая интеллигенция. Исследование цивилизационного насилия& raquo- (http: //www. oikos. org. pO, задача которой состоит в том, & laquo-чтобы представить проблему формирования интеллигенции как социального слоя в условиях доминирования империи& raquo- и предназначенной для представителей народов, & laquo-которые были подчинены власти российской империи, а позднее — советской власти& raquo-, в том числе коренных народов Сибири, среди которых в последние годы наблюдается рост националистических настроений.

4. При явно выраженной заинтересованности США в демократизации бывших советских республик (влекущей за собой усиление американского влияния в стратегически важных регионах) Польша выражает готовность стать ее мотором. После & laquo-оранжевой революции& raquo- на Украине основным объектом политики & laquo-демократизации»- стала Белоруссия, в то время, как эффективность (и даже полезность) такого курса в отношении России многими ставится под сомнение. Еще в 1980-е гг. радикальные антикоммунисты заявили, что демократическая революция их интересует в Киеве, но не в Москве, а сотрудничество с российскими демократами возможно лишь при том условии, что они признают полное право всех народов России на самоопределение, т. е. выступят за потерю Россией многонационального (и, вместе с тем, имперского характера408). Вообще, видение России как по природе своей неевропейского государства имеет широкое распространение. Как подчеркивают П. Цивиньский и Р. Бойз, & laquo-белорусских или украинских диссидентов объеди

40S Targalski J. (Leszek Morfeusz), Polacy vvobec kvvestii wschodniej //Niepodleglosc, 1983, Numer 18−19. няет одно: идентификация с ценностями свободного мира: Европы409& raquo-, в то время, как Россия, по их мнению, не намерена ориентироваться на эти ценности. Пессимизм в отношении способности российского общества разделить европейские ценности сквозит даже в благодарности российскому Пен-клубу за несогласие последнего с трактовкой истории Второй мировой войны, представленной официальными российскими властями: & laquo-вашими устами к нам обратилась Россия тысяч приличных и честных людей410& raquo- - даже тысячи людей составляют ничтожный процент российского населения.

5. Хотя многие исследователи вопроса считают понятие & laquo-восточной политики& raquo- не отражающим политическую реальность и данью традиции, оно по-прежнему функционирует в политическом лексиконе. На силу традиции указывает хотя бы тот факт, что понятием & laquo-Востока»- по-прежнему часто объединяются такие разные страны, как непосредственные соседи Польши, государства Балтии, Закавказья и Средней Азии. Причем последние привлекают к себе все большее внимание политиков и политических аналитиков как новые игроки в глобальной энергетической политике. Очевидно, вместе с тем, что Польша неспособна вести столь глобальную политику, поэтому справедливо говорить о политике в отношении конкретных государств и стремлении согласовать ее с политикой Европейского Союза.

6. Вступление Польши в Евросоюз открыло перед ней возможности реализации своей внешнеполитической доктрины в рамках европейских институтов, примером чему может служить (неудачная) инициатива К. Мар-цинкевича по созданию энергетического пакта и добровольное выполнение Польшей функций выразителя интересов белорусской оппозиции в руководящих органах ЕС. Польша имеет видение отношений ЕС с восточными соседями, которым она готова делиться со своими партнерами. Однако в на

409 Cywinski P., Boyes R., Koniec Europy. — Warszawa, 2004. — S. 200, 202.

410 Podzi^kowanie polskiego Pen Clubu /./ Rzeczpospolita, 25. 04. 2005. стоящее время не приходится говорить о координации внешнеполитический усилий стран-членов ЕС, поскольку интересы стран-членов ЕС и групп стран в отношении & laquo-Востока»- заметно разнятся. Главным образом, речь идет о различных подходах к отношениям с Россией, представленных с одной стороны & laquo-старой Европой& raquo- (Германией, Францией и Италией) и Европой & laquo-новой»- (прежде всего, Польшей и государствами Балтии). Здесь очевидны разногласия в том, что касается энергетического сотрудничества и, в частности, строительства газопровода & laquo-Северный поток& raquo-. Вместе с тем, Германия разрабатывает свой проект восточной политики Евросоюза, и некоторые польские аналитики уже заявили о том, что Польша должна принять активное участие в этом процессе и, более того, подключить к нему США — для & laquo-сглаживания противоречий& raquo-. По мнению представителей польского правительства, участие Польши будет выгодно Германии, поскольку & laquo-даст ей поддержку крупнейшей страны нового ЕС411& raquo-. Польша опасается, что разрабатываемый Берлином проект не будет учитывать ее интересов, в частности, в сфере энергетики, и категорически возражает против какого-либо особого статуса отношений с Россией412.

Между Польшей и ее партнерами по ЕС имеются разногласия и в том, что касается будущего Украины. & laquo-Старая Европа& raquo- скептически относится к декларируемым намерениям Варшавы как можно скорее интегрировать Украину в ЕС. Но, как указывалось выше, в том, что касается Белоруссии, мнение Польши имеет в Брюсселе немалый вес. Следует отметить, что в последнее время & laquo-активная»- тенденция польской восточной политики получила финансовое подкрепление. В 2006 г. Польша выделила на международную помощь рекордную сумму в 22 млн евро, 70 процентов которой предназначено & laquo-Востоку»-. Как отмечает газета Rzeczpospolita, во главе списка получателей

411 Pawlicki J. Os Waszyngton — Berlin — Warszawa w sprawie polityki wschodniej UE // Gazeta Wyborcza 5/10/2006

412 Как отмечает Rzeczpospolita, & laquo-Варшаве не нравится идея об особой роли России. Польская дипломатия будет стараться доказать се пагубность& raquo- // Wielinski В. Niemcy tworzq^ wschodni^ polityk? UE // Rzeczpospolita 18. 10. 2006. помощи оказались Украина (1,8 млн евро) и Белоруссия (1,3 млн евро). России предназначено 400 тыс. евро. Эти деньги должны пойти на & laquo-демократизацию, строительство инфраструктуры, борьбу с нищетой& raquo-413.

7. Можно утверждать, что основным содержанием польской восточной политики на протяжении изучаемого периода оставалось идеологическое. Идеологическая программа польской восточной политики является средством достижения стратегической цели — вывода Украины и Белоруссии из сферы влияния России. Основные пункты этой программы таковы: а) интеграция в НАТО и ЕС не имеет альтернативы в качестве пути цивилизацион-ного развития государств Восточной Европы- б) европейский характер Украины и Белоруссии обусловлен, в первую очередь, их совместным с Польшей прошлым в рамках I Речи Посполитой, в то время, как их вхождение в состав российского государства стало отклонением от европейского пути развития- в) Польша, успешно прошедшая посткоммунистическую трансформацию и вступившая в структуры западного мира, способна сыграть ведущую роль в & laquo-воссоединении с Западом& raquo- Украины и Белоруссии.

Наиболее убедительным представляется первый из перечисленных тезисов. Западная Европа является ориентиром цивилизационного развития как для руководства Украины и Белоруссии (в последнем случае даже несмотря на серьезные противоречия в отношениях с Западом), так и для их рядовых граждан. Однако на настоящий момент вопрос о принятии этих стран в ЕС не стоит на повестке дня (несмотря на то, что вступление в Евросоюз является главной внешнеполитической целью прозападного руководства Украины), а пример Турции показывает, что переговоры о вступлении могут затягиваться на десятилетия. Поэтому в отсутствие реальных шагов по интеграции со стороны Брюсселя курс Польши на упрочение уз между Украиной и ЕС может восприниматься как политика пустых обещаний, оказывая, скорее, деморали

413 Zychowicz P. Polska pomoc dla swiata // Rzeczpospolita 25. 08. 2006. зующее воздействие. Более реальной выглядит перспектива вступления Украины в НАТО, однако по данному вопросу существуют разногласия между членами самого альянса (прежде всего, из опасений перед возможной реакцией России), а большинство населения страны выступает против данного шага.

Идея о европейской сущности Украины и Белоруссии (противопоставляемой & laquo-азиатской»- сущности России) находит широкий отклик в умах представителей интеллигенции и молодого поколения этих стран. Однако стоит отметить, что там, равно как и в других государствах Центрально-Восточной Европы, & laquo-проевропейский»- дискурс, как правило, перекрывается с националистическим, а на Украине национализм после победы & laquo-оранжевой революции& raquo- возведен в ранг государственной идеологии. Таким образом, ставка Польши на проевропейские силы отчасти является ставкой на национализм, что может иметь разнообразные негативные последствия для ее отношений с этими государствами — особенно, Украиной.

Что касается той роли, которую Польша может сыграть в & laquo-европеизации»- Украины и Белоруссии, то обращает на себя внимание готовность польских властей и определенной части гражданского общества к энергичным действиям в данном направлении, однако эффективность этих действий несколько ослабляется покровительственным тоном, пробивающимся сквозь официальную риторику, что обусловлено историей взаимоотношений этих народов, а также традиционными национальными стереотипами.

Польша, позиционируя себя в качестве члена западного сообщества, ведет борьбу за влияние на Украине и Белоруссии, пользуясь средствами & laquo-мягкой силы& raquo- - будь то организация учебных программ для студентов & laquo-с Востока& raquo-, проведение культурных инициатив и даже придание политического звучания спортивным мероприятиям, что имеет место в случае подготовке к чемпионату Европы по футболу в 2012 г. Возможно, несовершенная организация подобных инициатив польской стороной и патернализм, проскальзывающий в ее отношении к восточным соседям, ограничивают их эффективность, но, тем не менее, ее активность на данном направлении заслуживает всяческого внимания, поскольку Россия, для которой основным инструментом политики на постсоветском пространстве являются энергоносители, похоже, упускает из виду данный аспект, в то время, как на кону стоит сохранение влияния в регионе, жизненно важном с точки зрения ее национальных интересов.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I Парадигма польской восточной политики.

§ 1 Подходы к исследованию региональных отношений. Польша и ее восточные соседи.

§ 2 Польская восточная политика в геополитическом контексте истории

§ 3 Исторические корни и концепции восточной политики Польши. Образ & laquo-Востока»- в польском общественном мнении

Глава II Восточная политика Польши в 90-х гг. XX — начале XXI в.

§ 1 Международный контекст двусторонних отношений Польши с восточными соседями и их внутриполитическое преломление

§ 2 Польская политика & laquo-двухколейности»- (1989−1991 гг.) и переход к двусторонним отношениям с восточными соседями

§ 3 Российское направление польской политики. Историческое прошлое как фактор польско-российских отношений

§ 4 Украина как основной объект польской восточной политики

§ 5 Неудача польской восточной политики на белорусском направлении.

Список литературы

1. Выступление Президента России В. Путина. на Военном параде в честь 60-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне (http: //president. kremlin. ru/text/appears/2005/05/87 819. shtmD.

2. Депортации польских граждан из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1940 г. (ред. В. Комогоров и др.). Варшава-Москва, 2003.

3. Заявление Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества & quot-Мемориал"- о расследовании & quot-Катынского преступления& quot- в России (http: //www. hro. org/ngo/about/2005/04/05. php)

4. Катынь. Пленники необъявленной войны (под общей редакцией А. Яковлева). М. 1999.

5. Концепция внешней политики Российской Федерации (Утверждена Президентом Российской Федерации В. В. Путиным 28 июня 2000 г.) (http: //www. mid. ru/nsosndoc. nsf/0e9272befa34209743256c630042dlaa/fd86620b371b0cf743256 9fb004872a7? QpenDocumenf)

6. Красноармейцы в польском плену в 1919—1922 гг. Сборник документов и материалов (под ред. Г. Матвеева). М. -СПб., 2004.

7. Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии 1939−1941 гг. т. 1,2. Варшава-Москва, 2001.

8. Секретные документы из особых папок / Подготовка публикации и вступительная статья М. Семиряга // Вопросы истории. 1993. № 1.

9. Charaszkiewicz E., Zbior dokumentow pplk. Edmunda Charaszkiewicza. -Krakow, 2000.

10. Deklaracja ministrow spraw zagranicznych RP i UA о zasadach ksztaltowa-nia polsko-ukrainskiego partnerstwa // OSW «Biuletyn Ukrainski» nr 3, III 1994.

11. Dokumenty ludobojstwa: dokumenty i materialy archiwalne przekazane Pol-sce 14 pazdziernika 1992. Warszawa, 1992

12. Historia Polski w liczbach. Ludnosc. Terytorium. Warszawa, 1994. — S. 163−164.

13. Informacja ministra spraw zagranicznych о polityce zagranicznej RP, W. 26. 04. 1990 // Zbior Dokumentow 1991, nr. 2.

14. Komunikatpolsko-ukrainski (Polacy i Ukraincy 1918−48. Trudne pytania. 79. 06. 94 Podkowa Lesna Forum Europy Srodkowowschodniej przy Funda-cji Batorego) // OSW «Biuletyn Ukrainski» nr 6−7, VII 1994.

15. Konstytucja PRL uchwalona przez Sejm Ustawodawczy w dniu 22 lipca 1952 roku. Warszawa, 1985.

16. Polityka wschodnia Unii Europejskiej w perspektywie jej rozszerzenia о panstwa Europy Srodkowo-Wschodniej polski punkt widzenia. — Warszawa, 2001.

17. Prezydentura Lecha Wal^sy 1990−1995. Warszawa, 1995.

18. Przemowienia, listy, wywiady Prezydenta Rzeczypospolitej Polskiej Alek-sandra Kwasniewskiego. Warszawa, 1996−2002.

19. Przyborowska-Klimczak A., Staszewski W. Stosunki traktatowe Polski z panstwami s^siednimi wybor dokumentow. — Lublin, 1998.

20. Skubiszewski K. Polityka zagraniczna i odzyskanie niepodleglosci. Prze-mowienia, oswiadczenia, wywiady 1988−1993. Warszawa, 1997.

21. Skubiszewski K., Informacja rz^du о polityce zagranicznej, 43 posiedzenie Sejmu, 29 kwietnia 1993 r.

22. Traktat mi^dzy Rzecz^ospolit^. Polsk^. a Ukraine о dobrym s^siedztwie, przyjaznych stosunkach i wspolpracy // Dziennik Ustaw RP nr 125 z 1993 г., poz. 573.

23. Uchwala Sejmu Rzeczypospolitej Polskiej z dnia 28 lipca 1990 r. // Monitor Polski nr 30 z 1990 г., poz. 234.

24. Uchwala Sejmu Rzeczypospolitej Polskiej z dnia 31 sierpnia 1990 r. w sprawie niepodleglej Ukrainy // Monitor Polski nr 29 z 1991 г., poz. 205.

25. Uchwala Sejmu Rzeczypospolitej Polskiej z dnia 4 maja 2005 r. 60. rocznic? zakonczenia II wojny swiatowej w Europie // Monitor Polski nr 27 z 2005 г., poz. 371.

26. Монографии, статьи в научных сборниках

27. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М. 1999.

28. Гайдар Е. & laquo-Гибель империи& raquo-. М. 2006.

29. Дугин А. Основы геополитики. М. 1997. — С. 348.

30. Игрицкий Ю. Восточноевропейское цивилизационное пространство в XXI веке // Европа на пороге XXI века: ренессанс или упадок. М., 1998.

31. Киссинджер Г. Дипломатия. М. 1997.

32. Лебедева Н. Четвертый раздел Польши и катынская трагедия // Другая война. 1939−1945. -М, 1996.

33. Липатов А. Стереотипы национального восприятия: специфика национальной истории, особенности национальной культуры и адекватная оптика научного рассмотрения // Stadia polonica М., 2002.

34. Лыкошина Л. & laquo-Левый выбор Польши& raquo- и перспективы социал-демократии. Аналитический обзор. М., 2003

35. Лыкошина Л. Польские правые на пороге XXI в. Аналитический обзор. М., 2004.

36. Люкс Л. Третий Рим? Третий Рейх? Третий путь? Исторические очерки о России, Германии и Западе. М., 2002.

37. Михутина И. В. Польско-советская война 1919−1920 гг. М., 1994.

38. Польская и русская душа от Адама Мицкевича и Александра Пушкина до Чеслава Милоша и Александра Солженицына. Антология (ред. -сост. А. де Лазари). -Варшава, 2003.

39. СемирягаМ. Тайны сталинской дипломатии. 1939−1941. М., 1992.

40. Хорев В. Имагология и изучение русско-польских литературных связей // Поляки и русские в глазах друг друга (под ред. В. Хорева). М., 2000.

41. Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века. Т. 1 Становление & laquo-реального социализма& raquo- 1945−1965 (под ред. А. Некипелова и др.). М., 2000.

42. Цыганков П. А. Международные отношения. М., 1996.

43. Яжборовская И., Яблоков А., Парсаданова В. Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях. М., 2001.

44. Ananicz, A. Dynamika stosunkow polsko-rosyjskich w latach 1991−1996. -Krakow, 1997.

45. B^czkowski W. О wschodnich problemach Polski. Wybor pism. Krakow, 2000.

46. Bhiszkowski J. Stereotypy narodowe w swiadomosci Polakow. Warszawa, 2003.

47. Bochenski, A. Mi^dzy Niemcami a Rosj^. Warszawa, 1994.

48. Boruta M. Wolni z wolnymi, rowni z rownymi. Polska i Polacy о niepodle-glosci wschodnich s^siadow Rzeczypospolitej. Krakow, 2002.

49. Buszko J. Historia Polski 1864−1948. Warszawa, 1984.

50. Cywinski P., Boyes R., Koniec Europy. Warszawa, 2004.

51. Darski J. Bialorus. Historia, wspolczesnosc, konflikty narodowe. Warszawa, 1993.

52. Darski J. Ukraina- Historia, wspolczesnosc, konflikty narodowe. Warszawa, 1992.

53. Davies N. Boze Igrzysko. Historia Polski. Krakow, 2001.

54. Dmowski R. Niemcy, Rosja i kwestia Polska. Warszawa, 1991.

55. Dmowski R. Polityka polska i odbudowanie panstwa. Warszawa, 1991. 2 t.

56. Dobrzycki W. Historia stosunkow mi^dzynarodowych. Warszawa, 2003.

57. Dusza polska i rosyjska. Spojrzenie wspolczesne (pod red. A. de Lazari i R. Backera). Lodz 2003.

58. Filipowicz M. Wobec Rosji. Lublin 2000.

59. Giedroyc, J. Autobiografia na cztery r^ce. Warszawa, 1999.

60. Gill Wl., Gill N. Stosunki Polski z Ukraina 1989−1993. Torun/Poznan, 1999.

61. Historia-polityka-stosunki mi^dzynarodowe. Ksi^ga jubileuszowa na 65-lecie Profesora Jozefa Kukulki. Warszawa, 1994.

62. Jagiello M. Partnerstwo dla przyszlosci. Szkice о polityce wschodniej i mniejszosciach narodowych. Warszawa, 2000.

63. Kallas M. Historia ustroju Polski X-XX w. Warszawa, 1999.

64. Kaplan M. System and Process in International Politics. -N.Y., 2005.

65. Katalog wzajemnych uprzedzen Polakow i Rosjan (pod red. A. de Lazari). -Warszawa, 2006.

66. Kondek A. (red.) Polska polityka wschodnia. Wroclaw, 2005.

67. Kornat M. Polska szkoia sowietologiczna. Krakow, 2004.

68. Kundera M. Zachod porwany albo tragedia Europy srodkowej // Zeszyty Li-terackie 1984, z. 5.

69. Lang K. -O. «Skazani na siebie?» Szanse i zagrozenia polsko-niemieckiego partnerstwa w euroatlantyckiej polityce bezpieczen-stwa // Nowy czlonek «starego» Sojuszu. Polska jako nowy aktor w euroatlantyckiej polityce bez-pieczenstwa. Warszawa, 2002.

70. Maryanski A. Narodowosci swiata. Warszawa, 1998.

71. Mieroszewski, I. Final klasycznej Europy. Lublin, 1997.

72. Moczulski L. Geopolityka. Pot^ga w czasie i przestrzeni. Warszawa, 1999.

73. Nowak A. lak rozbic rosyjskie imperium? Idee polskiej polityki wschodniej. Krakow, 1999.

74. Nowak A. Od imperium do imperium. Krakow, 2004.

75. Nowak A. Polska i trzy Rosje. Studium polityki wschodniej lozefa Pilsud-skiego (do kwietnia 1920 roku). Krakow, 2001.

76. Nowak A., Powrot do Polski. Szkice о patriotyzmie po «koncu historii» 1989−2005. Krakow, 2005.

77. Nye J. S. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. N.Y. 1990. 52, Osica O. W poszukiwaniu nowej roli // Nowy czlonek «starego» Sojuszu. Polska jako nowy aktor w euroatlantyckiej polityce bezpieczenstwa. Warszawa, 2002.

78. Pajewski J. Mitteleuropa. Studia z dziejow imperializmu niemieckiego w dobie I wojny s’wiatowej. Poznan, 1959.

79. Pilsudski I. Wybor pism. Wroclaw, 2003.

80. Piotrowski, Т. Poland’s Holocaust. Ethnic Strife, Collaboration with Occupying Forces and Genocide in the Second Republic, 1918−1947. Jefferson -London, 1998.

81. Polacy i Rosjanie. Czynniki zblizenia (pod red. M. Dobraczynskiego). -Warszawa/Torun, 1998.

82. Polacy i Rosjanie. Przezwyci^zanie uprzedzen (pod red. A. de Lazari i T. Ronginskiej). Lodz, 2006.

83. Polemiki wokol najnowszej historii Polski. Materialy zrodlowe, wybor A. Magierka, A. Szustek. Warszawa, 1994.

84. Polityka zagraniczna RP 1989−2002 (pod red. R. Kuzniara, K. Szczepanika). Warszawa, 2002.

85. Polska mi^dzy Niemcami i Rosjq. (red. T. Wallas). Poznan, 1999.

86. Polska polityka bezpieczeristwa (pod red. R. Kuzniara). Warszawa, 2001.

87. Polska polityka wschodnia (kierownicy nauk. S. Miklaszewski, G. Przebin-da- aut.: JanNowak Jezioranski et al.). Krakow, 2000.

88. Polska polityka wschodnia (kierownicy nauk. St. Miklaszewski, G. Przebin-da). Krakow, 2000.

89. Polska w Rosji Rosja w Polsce: dialog kultur (pod red. R. Paradowskiego, Sz. Ossowskiego). — Poznan, 2003.

90. Polska w Rosji Rosja w Polsce: stosunki polityczne (pod red. R. Paradowskiego, Sz. Ossowskiego). — Poznan, 2003.

91. Polskie mity polityczne XIX i XX w. (pod red. W. Wrzesinskiego). Wroclaw 1994.

92. Pomian, K. W kr^gu Giedroycia. Warszawa, 2000.

93. Pomianowski J. Dekada polityki wschodniej. Bilans zamkni^cia // Dwie ka-dencje. Szkic о Polsce w okresie prezydentury Aleksandra Kwasniewskiego. -Warszawa, 2005. S. 130−131

94. Roszkowski W. (Andrzej Albert) Historia Polski 1914−2001. Warszawa, 2003.

95. Sierpowski St., Polska w Europie, Europa w swiecie // Polska na tie proce-sow rozwojowych Europy w XX wieku pod red. St. Sierpowskiego. Po-znan 2002.

96. Skaradzinski B. (Kazimierz Podlaski) Bialorusini, Litwini, Ukraincy. Bia-lystok 1990.

97. Steiner J. -F. Warszawa 1944. Warszawa, 1991.

98. Strzelczyk J. Ucieczka ze Wschodu. Rosja w polskiej polityce 1989 1993. — Warszawa, 2002.

99. Torzecki R. Polacy i Ukraincy. Sprawa ukrainska w czasie II. wojny swia-towej na terenie II. Rzeczypospolitej. Warszawa, 1993. r

100. Wapinski R., Swiadomosc polityczna // Polska na tie procesow rozwojowych Europy w XX wieku pod red. St. Sierpowskiego. Poznan, 2002.

101. Wilson A. Ukraincy. Warszawa, 2002.

102. Wojciechowski M., Karpus Z. Polska polityka wschodnia w XX wieku. -Wloclawek, 2004.

103. Wspolpraca wojskowa Polski i Niemiec (pod red. R. Tomaszewskiego). -Torun, 2002.

104. Zackiewicz G. Polska mysl polityczna wobec systemu radzieckiego 1918−1939. -Krakow, 2004.

105. Zaremba M. Komunizm, legitymizacja, nacjonalizm. Nacjonalistyczna legi-tymizacja wladzy komunistycznej w Polsce. Warszawa, 2001.

106. Материалы в научных и специализированных журналах

107. Бухарин Н. Россия и Польша: обозримые перспективы // Современная Европа. № 2. 2001.

108. Зайончковский В. Восточная Европа в польской дипломатии // Pro et Contra Том 3, 1998 год, № 2.

109. Иванов Ю. В. Задолго до Катыни. Красноармейцы в аду польских концлагерей. //Военно-исторический журнал, 1993, № 12.

110. Кацы Д. Контекст современных отношений между Польшей и Россией: необходимость новых взглядов и совместных решений // Перспективы европейской интеграции в XXI веке: роль Польши и России& raquo-. СПб., 2002.

111. Кацы Д. Польша, Европейский союз и Россия: время для новых отношений // Вестник Санкт-Петербургского университета& raquo-. Серия 6: Философия. Политология. Социология. Психология. Право. Международные отношения. Издательство СПбГУ. 2002. № 2.

112. Майорова М., Приоритеты польской внешней политики в программах политических партий и обществе в целом // Международный исторический журнал, № 11. Сентябрь-октябрь 2000 г.

113. Матвеев Г. Ф. О численности пленных красноармейцев во время польско-советской войны 1919−1920 годов. // Вопросы истории, 2001. № 9.

114. Bartkiewicz J., Stosunki z Rosj^, Ukrainei Bialorusi^// Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1993.

115. Bratkiewicz, J. Kryzys cywilizacyjny w Rosji. Jego implikacje dla stosunkow polsko-rosyjskich // Sprawy Mi^dzynarodowe 2/1995.

116. Cieslik M. Stosunki polsko-ukrainskie // Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1992.

117. Cieslik M. Stosunki z Ukraine// Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1999.

118. D

119. Magdziak-Miszewska A.: Stosunki z Rosja // Rocznik polskiej polityki za-granicznej 1998.

120. Skubiszewski K. Perspektywy polityki zagranicznej RP w Europie // Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1993.

121. Snyder T. Covert Polish missions across the Soviet Ukrainian border, 1928- 1933 // Confini: costruzioni, attraversamenti, rappresentazioni. Bolzano 2005.

122. Snyder T. Federalism and Nationalism in Polish Eastern Policy // Politics & Diplomacy Winter/Spring 2003.

123. Stachura J. Partie polityczne a polska polityka zagraniczna // Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1992.

124. Stankiewicz J., Stosunki z Bialorusiq,// Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1999.

125. Wroblewski A. K. Dzisiejsi Polacy w wyscigu cywilizacyjnym narodow swiata // Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1998

126. Zaj^czkowski W. Stosunki polsko-rosyjskie // Rocznik polskiej polityki zagranicznej 1992.

127. Материалы конференций, стенограммы дискуссий, онлайн-конференции

128. Анджей де Лазари: Иван, а Вы сами уверены, что знаете 'правду о России'? (http: //inosmi. ru/press/229 397. html).

129. Ежи Урбан: & quot-Презрительное отношение поляков к русским проистекает из польского комплекса неполноценности& quot- (http: //inosmi. ni/press/218 360. html)

130. Станислав Лем: & quot-Сложно удивляться тому, что мы страдаем от своего рода российского комплекса& quot- (http: //inosmi. ru/press/224 888. html)

131. Polska polityka wschodnia po akcesji do UE. Zapis dyskusji na konserwato-rium Fundacji «Polska w Europie» w dniu 4 czerwca 2004 r. // Polska w Eu-ropie 3 (47) 2004.

132. Polska polityka wschodnia. Materialy konferencji zorganizowanej w dniach 28−29 pazdziernika 2005 roku we Wroclawiu. Wroclaw, 2005.

133. Доклады, аналитические и статистические материалы

134. Держкомстат УкраУни: Середня заробггна плата за репонами у 2006 рощhttp: //www. ukrstat. gov. ua/operativ/operativ2006/gdn/regzp m/regzpm u/reg zpm06 u. htm)

135. Global Corruption Report 2007. Cambridge 2007.

136. International Organization for Migration: Human trafficking survey: Belarus, Bulgaria, Moldova, Romania, and Ukraine. Kiev 2006.

137. International Organisation for Migration: Migration Perspectives 2006. Eastern Europe and Central Asia. Planning and managing labour migration. -Wien 2006.

138. Kaminski A., Kozakiewicz J. Stosunki polsko-ukrainskie. Raport. Warszawa, 1997.

139. Klopotliwe bogactwo sytuacja i perspektywy sektorow ropy i gazu na ob-szarze bylego ZSRR // Prace OSW 17: 12/2003.

140. Polacy wobec wojny w Czeczenii. Komunikat z badan. Warszawa, 2000.

141. Przezwyci^zanie obcosci. Raport 1. Kaliningrad jako rosyjska enklawa we-wnqtrz Unii Europejskiej. Fundacja im. Stefana Batorego. Warszawa, 2001.

142. Raport z badan. Kijow grudzien 2004 (Bibliotheca Europae Orientalis Tom XXIII). Warszawa, 2005.

143. Raport z wynikow Narodowego Spisu Powszechnego Ludnosci i Mieszkan 2002 (http: //www. stat. gov. pl)

144. Материалы периодической печати и информационных веб-сайтов

145. Большой театр не понимает, какие гастроли бойкотируют поляки (http: //lenta. m/news/2005/05/l 1 /bolshoi 1).

146. ГВП России, расследуя & quot-катынское дело& quot-, геноцида не выявила // Известия 11. 03. 2005.

147. Каграманов Ю. Революция, которую не ждали // & laquo-Континент»- 2005, № 124.

148. Неменский О. IV Речь Посполитая: взгляд на Восток ('http: //www. apn. ru/opinions/article9544. htm).

149. Помяновский Е. Поверх барьеров // Новая Польша № 1. М., 1999.

150. Шевцов Ю. & laquo-Восточные славяне: вместе или порознь?& raquo- // Литературная газета. № 45 (6093) 1 7 ноября 2006 г.

151. Шевцов Ю. Джинн пока в кувшине // Литературная газета, № 43 (6091) 18−24 октября 2006 г.

152. Шевцов Ю. Не Союз я принес, но газ (http: //russ. ru/comments/130 462 837?user session=58971fd267907143abd3 ae71307a7de6),

153. Шевцов Ю. Союзная Белоруссия нужна России не меньше, чем армия и флот (http: //www. rosbalt. ru/2006/04/12/250 334. htmn

154. Applebaum A. Solidarity Remembered // The Washington Post 31. 08. 2005. 11. Blinkiewicz A., Plesniak R. Rachunek za wyzwolenie I I Wprost Nr 20, 22. 05. 2005.

155. Bosacki M., Wojciechowski M. Zakulisowa historia rewolucji // Gazeta Wyborcza, 03. 04. 05.

156. Brinkley J. Dollars for Democracy?: US Aid to Ukraine Challenged // New York Times 21. 12. 2004.

157. Bugajska I. Moda na j^zyk rosyjski // Gazeta Wyborcza 21. 07. 2004.

158. Burnetko K. Krajobraz po s^siedzkiej rewolucji (интервью с А. Квасьнев-ским) // Tygodnik Powszechny 16. 01. 2005.

159. Cos stale iskrzy // Trybuna 11. 02. 2005.

160. Cywinski B. Triumf rosyjskiego imperializmu // Rzeczpospolita 7. 08. 2004.

161. D^bski S. Z Rosj3- bez pospiechu // Gazeta Wyborcza, 17. 01. 2007.

162. Gawlikowski M. «Ruskich» juz nie ma. Sq. Ukraincy // Tygodnik Powszechny, 17. 04. 2005 (Nowa Europa Wschodnia nr 1 (16/2005).

163. Kalukin R. Miejsce Ukrainy jest w Europie (интервью с Б. Геремеком) // Gazeta Wyborcza 25. 11. 2004.

164. Koscinski P. Najpierw przekonac Ukraincow // Rzeczpospolita 15. 09. 2006.

165. Labuszewska A. Kolko nam si^ polamalo // Tygodnik Powszechny (Nowa Europa Wschodnia nr3 (51), 18. 12. 2005).

166. Labuszewska A. Mlot na europejskie czarownice // Tygodnik Powszechny. 30. 10. 2005.

167. Labuszewska A. Pokolenie Y, czyli bezglowy plankton // Tygodnik Po-wszechy (прил. Nowa Europa Wschodnia nr 1 (16), 17. 04. 2005).

168. Lagowski В., Wnioski // Przegl^d 22. 05. 2005.

169. Laskowski W. Pomaranczowe domino? // Wprost, 23. 01. 2005.

170. L^towski M. Moskwa nie wierzy Izom // Rzeczpospolita 30. 04−1. 05. 2005.

171. Majda A., Popowski S., Smilowicz P. Kwasniewski jednak pojedzie do Mo-skwy//Rzeczpospolita No. 58 (7047), 10. 03. 2005.

172. Maslon K. Zaplanowane ludobojstwo (интервью с JI. Кересом) // Rzeczpospolita 11. 12. 04.

173. Mazewski L. Antyrosyjski patriotyzm // Przegl^d Nr. 31 2005. 31. Mazewski L. Wojna z Rosj^trwa // Przegl^d 22. 02. 2005.

174. Michalik M. Pomaranczowo na Krakowskim, czyli Uniwcrsytet Warszawski podczas pomaranczowej rewolucji na Ukrainie (http: //www. uw. edu. pl/pl. php/kwart/kwart0501/pomarancz. htmD.

175. Muszynski M., Rak K. Macocha Europy // Wprost. 01. 07. 2007.

176. Nowak A. Knut i piernik po raz trzeci // Rzeczpospolita, 5. 10. 2006.

177. Nowak M. Bolszoj cierpi za Putina // Gazeta Wyborcza, 11. 05. 2005.

178. Nowakowski J. M. Czerwona kontrrewolucja // Wprost, 25. 06. 2006.

179. Nowakowski J. M. Energetyczna zimna wojna // Wprost, 14. 05. 2006.

180. Nowakowski J. M. Polska Rosja // Wprost, Nr 1168 (24. 04. 2005)

181. Pawlicki J. Os Waszyngton Berlin — Warszawa, w sprawie polityki wschodniej UE // Gazeta Wyborcza 5. 10. 2006.

182. Pawlicki J. Polska propozycja energetycznego NATO // Gazeta Wyborcza 16. 03. 2006.

183. Pilawski K. Mi^dzy Moskw^ a Brukselq. (интервью с С. Чосеком) // Prze-gl^d 17/2007

184. Pinski J. Rosyjska ruletka // Wprost, Nr 1239 (10. 09. 2006).

185. Podzi? kowanie polskiego Pen Clubu // Rzeczpospolita, 25. 04. 2005.

186. Polacy bojkotujq. rosyjski teatr Bolszoj // Zycie Warszawy, 11. 05. 2005

187. Przeciw romantykom. О polskiej polityce wschodniej. Rozmowa z Bartlo-miejem Sienkiewiczem, wicedyrektorem Osrodka Studiow Wschodnich // Rubikon N4 (11) / 2000.

188. Racja stanu, Rozmowa z prof. Bronistawem Geremkiem // Wprost nr 2, 9 I 1994.

189. Radziwinowicz W. Kasztanowa rewolucja // Gazeta Wyborcza 30. 100 111. 2004.

190. Rubinowicz-Gruendler A. Moskwa wazniejsza dla Berlina niz Kijow (интервью с K. -O. Лангом) // Gazeta Wyborcza, 26. 11. 2004.

191. Sachno S. Azja wita Ukraine // Wprost 22. 11. 2004.

192. Sienkiewicz B. Cena pomaranczy // Newsweek Polska 23. 01. 2005.

193. Sienkiewicz B. Eksportowy towar Putina // Gazeta Wyborcza 25. 11. 2004.

194. Sienkiewicz B. Rosja i jej l^ki // Znak, 11. 2005.

195. Sienkiewicz B. Wyznania rusofoba // Newsweek Polska, Numer 25/06

196. Skorzynski J. Pozostaniemy przy swoim (интервью с А. Квасьневским) //

197. RzeczpospolitaNo. l06, 7−8. 09. 05. 58. Slojewska A. Do Unii dzi^ki Polsce // Rzeczpospolita Nr 243, 17. 10. 2006. 59. Slojewska A. Jak rozmawiac z Rosj^,// Rzeczpospolita No. 98 (7086), 2704. 2005.

198. Steele J. Poland’s disenchanted killed off’New Europe' // The Guardian, 2810. 2005.

199. Targalski J. (Leszek Morfeusz), Polacy wobec kwestii wschodniej // Niepodleglosc, 1983, Numer 18−19.

200. Traynor I. US campaign behind the turmoil in Kiev // The Guardian 26. 11. 2004.

201. Unger L., Gdy Putin przeprasza za Budapeszt i Prag§ // Gazeta Wyborcza0203. 2006.

202. Unger L., Rosja Putina wybrala sobie Polsk§ na wroga // Gazeta Wyborcza, 3. 08. 2005.

203. Walenciak R. Miedzy Moskwq. a Bruksel^. (интервью с Д. Росати) // Prze-glad 22. 05. 2005.

204. Walicki A. Liberalizm po polsku // Gazeta Wyborcza 11−12. 02. 2006.

205. Wielinski B. Niemcy tworzq. wschodniapolityk? UE // Rzeczpospolita 18. 10. 2006.

206. Wildstein B. Zbrodniczy sojusznik // Rzeczpospolita 2. 09. 2004.

207. Wolff-Pow?ska A. Co Niemiec, to odmieniec I I Polityka Nr 18 (2502). 7. 05. 2005.

208. Wronski P. Musimy jechac do Moskwy (интервью с А. Ротфельдом) I I Gazeta Wyborcza 11. 03. 2005.

209. Wyborczy bis // Trybuna 29. 11. 2005.

210. Zeber J. Niespelnione marzenie Andreja Zajcewa. Jak si? dzisiaj robi demo-kratyczn^rewolucje w Europie Wschodniej? // Tygodnik powszechny. Пр-ил. Nowa Europa Wschodnia nr 1 (16/2005).

211. Zychowicz P. Polska pomoc dla swiata // Rzeczpospolita 25. 08. 2006.

212. Персоналии, упоминаемые в текстедолжности указаны на сентябрь 2007 г.)

213. Аппельбаум Анна (Anne Applebaum) американская журналистка (автор колонки в Washington Post), супруга Р. Сикорского (см.). Балицкий Зыгмунт (Zygmunt Balicki) (1858−1916) — социолог и публицист, один из идеологов польской национал-демократии.

214. Бжезинский Збигнев (Zbigniew Brzezinski) американский политолог, советник президента Дж. Картера по национальной безопасности. блушковский Ян (Jan Bluszkowski) — польский социолог (Варшавский университет).

215. Бовуа Даниэль (Daniel Beauvois) — французский историк, автор исследований по истории Украины.

216. Бойз Роджер (Roger Boyes) британский журналист, корреспондент ряда британских газет в Германии.

217. Бончковский Влодзимеж (Wlodzimierz B^czkowski) (1905 2000) — публицист, исследователь польско-украинских отношений.

218. Бохеньский Адольф (Adolf Bochenski) (1909−1944) политолог и публицист, редактор журналов «Bunt Mlodych» i «Polityka».

219. Валицкий Анджей (Andrzej Walicki) историк, один из основателей & laquo-варшавской школы истории идеи& raquo-.

220. ВелёМСКИЙ Адам (Adam Wielomski) историк идеи и правый публицист, один из лидеров польского монархического движения.

221. Вечоркевич Павел (Pawel Wieczorkiewicz) историк, профессор Варшавского Университета.

222. ГавликовскиЙ Мачей (Maciej Gawlikowski) журналист и телепродюсер. гадзиновский Петр (Piotr Gadzinowski) — публицист, депутат Сейма от партии СЛД.

223. ГрабскиЙ Владыслав (Wladyslaw Grabski) (1974−1938) экономист, деятель национал-демократического движения, премьер-министр в 1920, 1923−25 гг. ГрабскиЙ Станислав (Stanislaw Grabski) (1871−1949) — экономист, дипломат, брат В. Грабского.

224. Де Лазари Анджей (Andrzej de Lazari) историк идеи, профессор Лодзинско-го Университета.

225. Дембский Славомир (Slawomir D^bski) историк, политолог, аналитик, с 2007 г. директор Польского института международных дел. Дравич Анджей (Andrzej Drawicz) (1932−1997) — литературный критик, переводчик русской литературы

226. ЖЕЛИГОВСКИЙ Луциан (Lucjan Zeligowski) (1865−1947) генерал польской (до 1917 г. — русской) армии, участник русско-японской и первой мировой войны. В 1920 г. занял Вильнюс и провозгласил независимость & laquo-Срединной Литвы& raquo-, вошедшей позже в состав Польши.

227. Зайончковский Войцех (Wojciech Zaj^czkowski) директор департамента Восточной Европы / восточной политики) в МИД Польши. Керес Леон (Leon Kieres) — юрист, в 2000—2005 гг. председатель Института национальной памяти.

228. Клих Богдан (Bogdan Klich), депутат Европарламента от Польши, глава комиссии Европарламента по контактам с Белоруссией, представляет праволи-беральную партию & laquo-Гражданская платформа& raquo-.

229. Лаговский Бронислав (Bronislaw Lagowski) политолог, философ и левый публицист.

230. Ланг Кай-Олаф (Kai-Olaf Lang) немецкий политолог, сотрудник Stiftung Wissenschaft und Politik.

231. Леппер Анджей (Andrzej Lepper) лидер и основатель партии & laquo-Самооборона»-.

232. Лэнтовский Мачей (Maciej L^towski) журналист, бывший заместитель главного редактора ежедневника «Zycie», ранее директор зарубежного вещания Польского радио.

233. Лясковский Витольд (Witold Laskowski) журналист, бывший руководитель Третьей программы Польского радио.

234. Мажевский Лех (Lech Mazewski) юрист, публицист консервативно-националистического толка. малицкий Ян (Jan Malicki) деятель антикоммунистической оппозиции, руководитель Центра исследований Восточной Европы.

235. Мацеревич Антоний (Antoni Macierewicz) правый политик, министр внутренних дел в 1991−92 гг., с 2006 г. глава военной контрразведки. Менкишак Марек (Marek Menkiszak) — политолог, сотрудник Центра восточных исследований.

236. МиколаЙчик Станислав (Stanislaw Mikolajczyk) (1901−1966) один из лидеров Польской крестьянской партии, в 1943−44 гг. премьер-министр правительства Польши в эмиграции

237. Михник Адам (Adam Michnik) деятель антикоммунистической оппозиции, главный редактор & laquo-Газеты выборчей& raquo-.

238. НаЙДЕР Здзислав (Zdzislaw Najder) историк литературы, бывший директор польской дирекции радио & laquo-Свободная Европа& raquo-.

239. Осадчук Богдан (Bohdan Osadczuk) немецкий политолог и публицист украинского происхождения.

240. Осица Олаф (Olaf Osica) политолог, аналитик Европейского Центра «Natolin».

241. Пайпс Ричард (Richard Pipes) — американский советолог польско-еврейского происхождения, советник президента Рейгана.

242. Рак Кшиштоф (Krzysztof Rak) историк философии, эксперт по международным отношениям.

243. Стрыйковский Юлиан (Julian Stryjkowski, псевдоним, настоящее имя Песах Штарк (Pesach Stark) (1905−96) журналист и писатель, придерживался левых взглядов.

244. Уилсон Эндрю (Andrew Wilson) британский историк, специалист по Восточной Европе.

245. Унгер Леопольд (Leopold Unger) публицист, постоянный автор & laquo-Газеты выборчей& raquo-, а ранее — журнала & laquo-Культура»-.

246. Цивиньский Петр (Piotr Cywinski) журналист, корреспондент газеты «Zycie Warszawy» в Берлине, автор журнала «Wprost».

247. Чихоцкий Яцек (Jacek Cichocki) социолог и политолог, с 2004 г. директор Центра восточных исследований.

248. Чосек Станислав (Stanislaw Ciosek) политик и дипломат, в 1986−89 гг. член политбюро ЦК ПОРП, в 1989−96 посол Польши в Москве, советник президента Александра Квасьневского.

249. ЧУБИНЬСКИЙ Антоний (Antoni Czubinski) (1928−2003), историк-германист, в 1978−91 гг. директор Западного института в Познани.

250. Примеры информационной кампании за польско-украинскую солидарность

251. Наклейки, прилагавшиеся к первому выпуску приложения Nowa Europa Wschodnia (& laquo-Новая Восточная Европа& raquo-) газеты «Tygodnik powszechny"1. Pi. 89ua. 04

252. Листовка в поддержку проведения чемпионата Европы по футболу 2012 г, в Польше и на Украине & laquo-Мы все болеем за Евро-2012& raquo-. Обращает на себя внимание смесь латиницы и кириллицы в слове «eci»

253. Президенты, премьер-министры и министры иностранных дел Польши в 1989—2007 гг.

254. Серой заливкой выделены имена представителей левых и левоцентристских партий.1. СЕ) r"cr

Заполнить форму текущей работой