Трансформация этнической идентичности вынужденных переселенцев в современной России: На примере Приморского края

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социальная структура, социальные институты и процессы
Страниц:
218


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования. В последнее десятилетие XX в. Россия вступила в период трансформации, сопровождавшейся глубоким цивилизаци-онным кризисом. Распад крупнейшего многонационального государства -СССР, сочетающего в себе национально-государственные и территориально-административные элементы, привел к исчезновению устоявшихся границ и ценностей, социальных категорий, посредством которых человек определял себя и свое место в обществе.

В условиях кризиса и резких социальных перемен у населения обостряется поиск стабильных оснований для своего бытия, потребность вновь ощутить себя частью целого, и в частности — частью этнической общности. В ситуации неопределенности в массовом сознании россиян самоопределение в этнических категориях компенсирует ослабевшую идентичность прошлых лет, восполняет дефицит эмоциональной уверенности, социальной адаптированности и коллективной безопасности.

Вместе с тем, в период качественных социальных преобразований этническое самосознание все более явно заполняется различными версиями идеологий, содержащих националистические компоненты. В результате этническая культура, очерченная границами и воплощенная в коллективном чувстве этнической идентичности, становится важнейшим аргументом в политической мобилизации членов этноса в борьбе за власть, статус и ресурсы.

Политизация этничности с помощью сакрализации этноразграничительных знаков и символов неизбежно приводят к этнополитическим конфликтам на всем постсоветском пространстве.

Ближайшим следствием этнических конфликтов, развернувшихся после распада СССР, оказалось возникновение проблемы адаптации беженцев и вынужденных переселенцев из бывших советских республик в новое этнокультурное пространство России. Миллионы граждан Советского Союза, ставших в декабре 1991 г. & laquo-зарубежными соотечественниками& raquo- в новом российском зарубежье, были изгнаны на свою историческую родину как инородцы, либо вследствие прямого насилия, либо путем создания атмосферы, невозможной для нормальной жизни. В результате резких социальных перемен у большинства этнических русских из бывших советских республик возникли проблемы социального самоопределения. Утрата советской идентичности как стержневой идеи, цементирующей единство граждан бывшего Советского Союза, привела к кризису ряда социокультурных ценностей, отказу от определения своего группового членства.

Переосмысление прежних личностных ценностей и жизненных смыслов, а также конструирование субъективно приемлемых образов социальной реальности у вынужденных переселенцев осуществляется в период адаптации к ино-культурному пространству. Вместе с тем, процесс вхождения вынужденных переселенцев в новую социокультурную среду, предполагающий расширение прошлого опыта за счет иноэтнических представлений, вызывает нарушения целостности личностного пространства, приводящие к состоянию, называемому & laquo-культурным шоком& raquo-. Преодоление стресса аккультурации у вынужденных переселенцев осложняется как наличием пережитого травматического опыта, так и трудностями адаптации на новом месте жительства.

Ввиду обостряющейся демографической ситуации, приток вынужденных переселенцев в Российский социум служит дополнительным резервом, так как основная часть мигрантов — люди активных трудоспособных возрастов. Приморский край — один из регионов Российской Федерации, в котором низкая плотность населения способствовала объявлению этой территории приоритетной для приема мигрантов. Тем не менее, несмотря на понимание специалистами важности притока вынужденных переселенцев, во всех принимающих регионах России отсутствуют условия для их интеграции. Неудовлетворенность базовых потребностей, социокультурные различия, несовпадение статусно-ролевых представлений у вынужденных переселенцев препятствуют формированию новой позитивной идентичности. Позитивная этническая идентичность как свойство индивидуальной и социальной организации обеспечивает реализацию онтологической потребности в постоянной во времени и пространстве целостности и самотождественности самовосприятия, поддерживаемого в актах признания со стороны других индивидов или групп. В этой связи исследование особенностей трансформации этнической идентичности у вынужденных переселенцев в процессе адаптации в современной России приобретает особую актуальность.

Таким образом, суть проблемы, рассматриваемой в настоящем диссертационном исследовании, заключается в противоречии между объективной необходимостью трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев по типу нормы, с одной стороны, и отсутствием реальных условий для формирования их позитивной этнической идентичности в современной России — с другой.

Степень научной разработанности темы. Исследование темы, предложенной диссертанотом, проведено на стыке нескольких научных проблем, которые анализировались в различных социальных науках: этнологии, философии, психологии, истории, политологи, социологии и др.

Первое теоретическое осмысление слово & laquo-этнос»- получило в работах ученых древнего мира, таких, как Геродот, Страбон, Тацит [53- 182]. В новое время в классической западноевропейской гносеологии наибольшее влияние на ход осмысления вопроса об этносе как групповом сообществе, специфика которого определяется природными условиями, оказали мыслители Ш. Монтескье, Д. Юм, И. Кант [220- 93].

Противоположная точка зрения на этнос как культурную общность была представлена в работах неаполитанского ученого XVIII в. Дж. Вико [205]. В конце XVIII в. И. Гердер, развивая идеи Вико, для обозначения культурной общности ввел понятие & laquo-народ»-. По его мнению, народные традиции создают такое органическое единство, которое привносит человеческим сообществам присущие им ощущение идентичности [52].

Впервые о & laquo-духе народа& raquo- как о самосознании народа заявил Гегель [49]. В начале XIX в. В. Гумбольдт вводит термин & laquo-психология народов& raquo- для обозначения культурной или этнической психологии, изучающей & laquo-дух народа& raquo- и его этнопсихологические аспекты [61].

В отечественной науке о народах, представленной Н. А. Бердяевым, С. Н. Булгаковым, А. А. Потебня, Г. Г. Шпетом, В. О. Ключевским особое внимание уделялось национальной психологии народа. Под психологией народа отечественные исследователи понимали постижение смысла объективных культурных явлений, в которых запечатлеваются типические субъективные чувства народа [26- 35- 209- 97].

В современных социальных науках сформировались три основных теоретических подхода к пониманию феномена & laquo-этнос»- - примордиализм, конструктивизм, инструментализм.

Представители примордиалистской ориентации (П. ван ден Берг, Э. Смит, К. Гирц, Ю. В. Бромлей, JI.H. Гумилев, С.М. Широкогоров), понимая под этносом реально существующий социобиологический феномен, особое внимание уделяют изучению самой природы этого историко-культурного образа, а его изменения в процессе взаимодействия с окружающей средой исследуют в рамках понятия & laquo-этнические процессы& raquo- [225−231- 229- 31−64- 208].

Сторонники конструктивистского и инструменталистского подходов (Дж. Нейгел, С. Олзак, Н. Н. Чебоксаров, С. А. Арутюнов, Б. Андерсон, Э. Хоб-сбаум, Э. Геллнер, Дж. Ротшильд, В.А. Тишков), интерпретируя этнос как умозрительную и искусственную конструкцию, акцентируют внимание на изучении конкретных проявлений этничности в любой социальной форме [204- 15−223- 185−222- 197- 50−236].

Первые теоретические подходы к анализу понятия этнической идентичности личности как одной из форм социальной идентичности осуществлялись в рамках психологических и социопсихологических исследований: психоаналитический подход (3. Фрейд, Э. Эриксон) — символический интеракционализм (Дж. Мид) — теория социальной идентичности (Г. Теджфел, Дж. Тернер) [233- 133- 214].

Комплексный анализ антропологического и психологического подходов к этнической идентичности был осуществлен американским исследователем Г. Деверо. В работе & laquo-Психоанализ»- он определяет этническое бессознательное как часть бессознательного сегмента психики индивида, общую с другими членами его культурной общины. К концу 20-х — началу 30-х гг. XX в. сложились взаимосвязанные культуро-центрированный (Ф. Боас, Р. Бенедикт, М. Мид, Ф. Хсю, М. Херсковиц) и ценностный (У.И. Томас, Ф. Знанецкий, Г. Олпорт) подходы, в которых этническая идентичность рассматривалась как отнесение индивидом себя с той или иной этнической группой на основе распространенных в культуре представлений, ценностей и установок [126].

В последние годы в современной западной этнологии, представленной Б. Андерсоном, Э. Хобсбаумом, Э. Геллнером, С. Олзаком, Дж. Нейгелом анализируется роль идентичности в целенаправленной деятельности политической элиты по конструированию этничности в практических целях [222−197−50- 185-].

В отечественной этнологии теоретическое осмысление сущности феномена этнического самосознания, определение этапов его становления, форм выражения, места в этногенезе народа представлено в работах Ю. В. Бромлея, М. В. Крюкова, В. И. Козлова, Б. Ф. Поршнева, JI.H. Гумилева, Н. Н. Чебоксарова, С. А. Токарева, С. А. Арутянова [31- 111- 101- 151 -62−204- 14-].

Широкое толкование этнических стереотипов, выражающих характерное для членов каждого этноса отношение к представителям других этнических образований, получило в исследованиях В. В. Пименова, А. Г. Андреевой, JI.M. Дро-бижевой, Ю. В. Арутюняна [10−72−18].

Проблему формирования этнической идентичности в процессе социализации личности рассматривают Ж. Пиаже, O. JI. Романова, С. А. Баклушинский, Дж. Финни, полагающие, что в процессе своего становления этническая идентичность проходит ряд этапов, соотносимых с этапами психического развития ребенка [181]. В данном контексте наиболее полно исследованы факторы, влияющие на становление этнической идентичности в процессе социализации. В. В. Гриценко, Н. М. Лебедева, Т. Г. Стефаненко к таким факторам относят:

1) особенности этнической социализации в семье- 2) особенности этноконтакт-ной среды- 3) статусные отношения между этническими группами [57- 123- 181].

В последнее время увеличение количества научных исследований по проблеме соотношения идентичности и толерантности связано с необходимостью познания механизмов преодоления барьеров в групповом сознании, поиска регуляторов индивидуальной и групповой активности. Особое внимание проблеме формирования позитивной этнической идентичности в процессе межэтнического взаимодействия уделено в трудах Г. У Солдатовой, Н. М. Лебедевой, Т. Г. Стефаненко, В. В. Гриценко, В. Н. Павленко. По мнению этих авторов, в условиях межэтнического контакта стремление человека к позитивной идентичности повышает собственную самооценку, престиж и статус группы [ 174- 123- 181 -57- 148].

Проблемам взаимодействия этнического и национального в социальном развитии посвящены работы Ю. В. Арутюняна, С. А. Арутюнова, А.Г. Здравомы-слова, В. А. Тишкова. Вместе с тем, в данных исследованиях можно встретить прямо противоположные взгляды на сущность основных понятий. Мозаичность существующих концепций требует обращения к исследованию онтологического аспекта этнического бытия [17−16−80−187].

В настоящее время учеными наиболее активно изучается проблема трансформации этнической идентичности в связи с развитием процессов глобализации. Методологические основания этих исследований строятся по принципу взаимодействия человека в контексте социальной группы с этнокультурной средой, раскрывающего истоки и характер социально-психологического образования этнической идентичности. Так, большинство авторов (3. Сикевич, С. Е. Рыбаков, Г. М. Андреева, Н. М. Лебедева, Т.Г. Стефаненко) исследовали влияние социальных перемен и ситуации неопределенности на этническую идентичность россиян [ 163- 158- 10- 123- 181].

Проблема трансформации этнической идентичности в истории России — одна из самых острых в современных дискуссиях. Эта ситуация актуализирует значение трудов классиков российской исторической науки — B.C. Соловьева и

B.О. Ключевского, которые по богатству фактического материала, глубине теоретических концепций не имеют себе равных в современной историографии [97- 171]. Этническая история России подробно рассмотрена в работах Г. В. Вернадского, JI.H. Гумилева, С. Е. Рыбакова, B.C. Грехнева [41−64−156]. Исследования А. С. Ахиезера и Н. А. Янова позволяют проследить соотношение этнического и социального в российской истории [19−64−156]. Все выше обозначенные авторы, так или иначе, признавали уникальность России, но понимали под этим различные проявления российской специфики: этнические, религиозные, культурные, политические.

Проблема этнического конфликта в ее социально-этническом аспекте не относится к числу распространенных в отечественной и зарубежной этнологической науке. Этнический конфликт чаще всего является темой политических и исторических исследований с привлечением конкретно-социологического материала. В результате терминологическое определение этнического конфликта находится в настоящее время на этапе научного осмысления.

Этнический конфликт, являясь частной формой конфликта социального, рассматривается в теоретических работах классиков Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, К. Боулдинга, Р. Дарендорфа, Н. Смелзера, JI. Козера, выявивших сущность и параметры конфликта, а также закономерности в поведении больших групп людей [74−149−168−66−99].

В современных социальных науках В. А. Тишков, А. Г. Зравомыслов, М. О. Мнацаканян, П. Брасс, Э. Смит исследуют этнополитический конфликт с точки зрения гражданского противостояния, при котором, по крайней мере, одна из сторон организуется по этническим принципам и действует от имени этнической группы [185−81−136−227−237].

Означенная тенденция в конфликтологии находит свое радикальное продолжение в изучении этнического конфликта как остаточного явления других социальных конфликтов, вплоть до отрицания самого феномена. Так,

C.Г. Скворцов, Б. Андерсон, Дж. Ротшильд, Э. Геллнер полагают, что само проявление этнических различий не является причиной конфликта [166−222−236−50 ].

Одним из показателей потенциального этнического конфликта является появление напряженности в межнациональных отношениях. Теоретической основой по интересующему нас & laquo-конфликтному»- аспекту межнациональных отношений являются работы Г. У. Солдатовой, В. А. Тишкова, А. А. Мацнева, В. А. Авксентьева, А. Г. Здравомыслова, С. Я. Матвеевой [174−185−132−2-81].

Научное осмысление проблемы национализма и национальных движений представлено работами Б. Андерсона, Э. Геллнера, Э. Смита. Эти авторы рассматривают национализм как неизбежный переход к современному демократичному индустриальному обществу [222−50−237]. Отдельные компоненты национализма и национальных движений изучаются такими отечественными учеными, как В. А. Тишков, С. Г. Скворцов, В. И. Козлов, С. В. Чешко [185- 166- 100−206].

Анализу состояния и тенденций изменения межнациональных отношений в России после распада СССР посвящены работы JI.M. Дробижевой, Э.В. Таде-восяна, Я. Этингер, З. В. Сикевич [72- 184- 215- 163]. Проблему урегулирования конфликтов на национальном и международном уровнях поднимают А.Г. Здра-вомыслов, М. О. Мнацаканян, В. И. Тишков и Н. М. Лебедева [81- 136- 174- 120].

Наряду с этим, следует констатировать, что, несмотря на актуальность проблемы изучения особенностей и специфики проявления этнической идентичности на каждом этапе этнополитического конфликта, она еще не стала предметом специального изучения.

В результате изменения этнополитической и социально-психологической реальности после распада СССР, и как следствие увеличения масштабов этнических миграций, наблюдается повышенный интерес научного сообщества к проблеме миграции на территории постсоветской России. Первое теоретическое осмысление миграционных процессов получило в работах Платона и Аристотеля. В России активное изучение процесса миграции и его последствий и началось в 60-е г. XX в. такими учеными, как В. И. Переведенцев, Ж.А. Зай-ончковская, JI. JI. Рыбаковский [150−75−161].

Значительный вклад в разработку теоретических проблем миграций внесли Т. И. Заславская и JI. JI. Рыбаковский, сформулировавшие и развившие идею о трехстадийности миграционного процесса, представляющего собой последовательную цепочку событий. Первой стадией является формирование предпосылок территориальной подвижности населения. Второй стадией — собственно перемещение. Третья стадия — приживаемость переселенцев на новом месте [79−161].

Отдельные стороны процессов миграции, в частности, миграционной подвижности населения и ее взаимосвязи с урбанизацией, изучены Б. С. Хоревым и В. Н. Чапеком [231].

Вопросы о сложных взаимосвязях миграционных процессов и адаптации мигрантов к принимающей социальной среде, условий приспособления, факторов, определяющих ее ход, степень, время приспособления, исследуются в работах Ж. А. Зайончковской, В. А. Тишкова, Н. М. Лебедевой, С. Г. Витковской [75- 185- 120−44].

Анализу последствий вынужденной миграции, проблем обустройства и адаптации беженцев и вынужденных переселенцев в российских регионах значительное внимание уделяется в исследованиях В. И. Мукомель, В. А. Амелина, Е. А. Назаровой, Г. У. Солдатовой, В. В. Гриценко, [138−9-139−174−58-].

В целом, признавая значение и роль указанных ученых в разработке отдельных аспектов темы диссертационного исследования, стоит отметить, что проблема трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в процессе аккультурации к новым социально-экономическим и политическим условиям не стала еще предметом исследования. В основном специалисты ограничиваются изучением либо изменения этнической идентичности россиян после распада СССР, либо социальной адаптации вынужденных переселенцев из среднеазиатского региона и Казахстана в российском обществе. Но и эти работы, как правило, изучают состояние в Центральном и Приволжском федеральных округах. Практически отсутствуют работы, раскрывающие специфику миграционных процессов и адаптации вынужденных мигрантов в Дальневосточном регионе. Данные обстоятельства и обусловливают необходимость нашего исследования. В этой связи актуальным является изучение особенностей трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в современной России на основе научных источников и эмпирических данных, полученных в результате исследования вынужденных мигрантов в процессе адаптации в Приморском крае.

Объектом диссертационного исследования выступают вынужденные переселенцы, проживающие на территории Российской Федерации и Приморского края.

Предметом изучения выступает процесс трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в современном российском обществе.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является выявление направлений трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в современной России, для содействия формированию их позитивной этнической идентичности в процессе адаптации к новым этнокультурным условиям. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

1) проанализировать основные теоретические подходы к феноменам & laquo-этнос»- и & laquo-нация»--

2) выявить основные структурные компоненты этнической идентичности как целостного образования-

3) раскрыть особенности этнической идентичности в России в историческом ракурсе-

4) определить особенности проявления этнической идентичности в условиях этнополитического конфликта-

5) показать основные тенденции трансформации этнической идентичности у вынужденных переселенцев на каждой стадии аккультурации в иноэтнических условиях российского общества-

6) определить направления трансформации этнической идентичности у вынужденных мигрантов в процессе адаптации к социально-экономическим, этнокультурным и политическим условиям Приморского края.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составили отечественные и зарубежные этносоциологические теории. С понятием & laquo-этнос»-, & laquo-нация»- сопрягается изучение процессов формирования этнической идентичности и этнополитических конфликтов, последствий социально-культурной ассимиляции. В связи с этим, для решения проблем исследования нами были использованы основные теоретические подходы к анализу феномена этничности: примордиализм (С.М. Широкогоров, Ю. В. Бромлей, J1.H. Гумилев, П. ван ден Берг, Э. Смит) — конструктивизм (Ф. Барт, В. А. Тишков, Б. Андерсон, Э. Геллнер, Э. Хобсбаум) — инструментализм (Дж. Бентли, Н. Н. Чебоксаров, С. А. Арутюнов, Дж. Нейгел).

Психофизическое состояние и социально-экономические проблемы вынужденных мигрантов анализировались на основе следующих теоретических концепций: теории аккультурации (С. Бочнер, К. Оберг, А. Фарихем, Дж. Бери) — концепции социальной идентичности (Г. Тежфел, Дж. Тернер) — концепции межэтнической напряженности и конфликтов (Г.У. Солдатова, Т. Г. Стефаненко, Н.М. Лебедева) — современных подходов к исследованию этнической толерантности в отечественной и зарубежной психологии (С. Бочнер, Дж. Бери, Ф. Барт, Г. У. Солдатова, Т. Г. Стефаненко, Н.М. Лебедева).

Методологическим основанием исследования выступает общенаучный принцип историзма, требующий изучения исследуемых явлений и процессов в их конкретно-исторической обусловленности и развитии, раскрытия объективно существующих связей между факторами и выяснения их специфики с учетом пространственно-временных связей. Также методологическую основу диссертации составил диалектический метод познания социальных систем через пространственно-временной континуум как формы целостности бытия.

Многоплановость избранной темы исследования потребовала привлечения источников широкого спектра: психологических, социально-психологических, социологических, этнографических, этносоциологических, исторических. Данное обстоятельство обусловило использование таких методов, как сравнительный анализ, системный подход и междисциплинарный синтез.

Эмпирическая часть диссертационного исследования выполнена на основе конкретного социологического исследования в виде опроса методом интервью вынужденных переселенцев Приморского края, проведенного в июле 2005 года. Общий объем выборки составил 120 человек.

Методическим основанием для выявления структуры этнической идентичности переселенцев, определения наличия и глубины кризиса идентичности, направлений трансформации явились модифицированный тест М. Куна и Т. Макпартленда & laquo-Кто Я& raquo-, методическая разработка Г. У. Солдатовой & laquo-Типы этнической идентичности& raquo-. Для анализа авто- и гетеростереотипов переселенцев использовался модифицированный вариант методики Катца и Брели.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

— предложен авторский подход к пониманию феномена & laquo-этническая идентичность& raquo-, сочетающий преимущества примордиалистского, инструменталист-ского и конструктивистского подходов к этносу и нации-

— определены структурные компоненты этнической идентичности-

— выявлены особенности проявления этнической идентичности на каждом этапе развития этнополитического конфликта-.

— раскрыты направления трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев при интеграции в новую общность-

— выявлены направления трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в процессе аккультурации к социокультурным условиям Приморского края (на материалах конкретного социологического исследования).

Положения, выносимые на защиту:

1. Авторский подход к пониманию феноменов & laquo-этнос»- и & laquo-нация»- как взаимодополняющих, на основе анализа основных. теоретических концепций данных феноменов.

2. Теоретическая модель структуры этнической идентичности.

3. Теоретическое обоснование особенностей проявления этнической идентичности на каждом этапе этнического конфликта.

4. Концептуальная схема исследования трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в процессе адаптации к этнокультурным условиям Приморского края.

Теоретическая значимость работы. Проведенное комплексное исследование структурных компонентов этнической идентичности систематизирует имеющиеся представления о становлении этнической идентичности в различные этнокультурные периоды. В исследовании осуществлена эмпирическая проверка теоретического подхода к пониманию социально-психологической адаптации вынужденных мигрантов как процесса, основным показателем которого является трансформация этнической идентичности. Полученные результаты могут быть использованы для дальнейшей разработки теоретического концепта социально-психологической адаптации вынужденных переселенцев к иноэтнической среде.

Практическая значимость исследования. Данные, полученные в ходе диссертационного исследования, могут быть использованы для разработки научно обоснованных способов оптимизации социально-психологической адаптации вынужденных переселенцев к новым условиям современной России- в профессиональной деятельности работников миграционных служб, государственных служащих, социальных работников, психологов и педагогов, решающих практические проблемы социальной интеграции вынужденных переселенцев в новое этнокультурное общество. Материалы диссертации могут быть применены при разработке методологии социологических исследований, а также при подготовке учебных пособий и курсов по социологии, социальной психологии, теории и технологии социальной работы, этнологии.

Апробация основных результатов исследования. Основные выводы и положения диссертационного исследования докладывались и обсуждались на следующих региональных и международных научных конференциях: И-го

Всероссийского научно-практического студенческого Форума социальных работников & laquo-Социальная политика на рубеже XXI века: тенденции и перспективы. Взгляд из настоящего в будущее& raquo- (Москва-Уфа, 1999), научной конференции & laquo-Вологдинские чтения& raquo- (Владивосток, 2000, 2001, 2002), Всероссийской научно-практической конференции «Психолого-педагогические проблемы социальной работы& raquo- (Магнитогорск, 2000), Pacific Science Review International Symposium on Trends & Forecasts for Social Development in the Asia-Pacific Region (Владивосток, 2003). Материалы диссертационного исследования использовались при разработке и чтении ряда лекций в процессе преподавания курсов & laquo-Миграционные процессы& raquo-, & laquo-Социальная работа с молодежью& raquo-, & laquo-Психология»-, & laquo-Психодиагностика»- в Дальневосточном государственном техническом университете (ДВПИ имени В.В. Куйбышева).

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав основной части, шести параграфов, заключения, библиографического списка использованной литературы, включающего 238 источников, 7 приложений.

Выводы по главе. В условиях социально-экономической и политической трансформации общественных систем особенно остро проявляется кризис этнической идентичности, который неизбежно приводит к глобальной маргинализации, к социально-психологическому состоянию временности, транзитивности социокультурного бытия, потере человеком и социальной группой виталь ного основания своего существования, самотождественности и целостности во временно-пространственном континууме.

В нестабильных социально-политических условиях кризис этнической идентичности выражается в формировании гиперидентичности, которая находится в прямой связи с таким параметром структуры межгрупповых отношений, каковым является этнополитический конфликт. Так, общественное сознание России, в течение длительного времени формировавшееся на идеологии интернационализма и дружбы народов, было в результате потрясено развертыванием тяжелых, нередко вооруженных конфликтов. Разворачивание этнополитических конфликтов и усиление межэтнической напряженности на территории бывшего СССР определило высокую актуальность проблемы вынужденной миграции.

После распада СССР и обретения бывшими республиками политической самостоятельности в новых независимых государствах резко переменилось отношение к русскоязычному населению, проявляющееся на бытовом уровне в массовых оскорблениях, угрозах применить насилие, прямом насилии, на законодательном уровне в противоправном ограничении использования русского языка и получения местного гражданского статуса. Ухудшение экономической, политической и национальной обстановки на постсоветском пространстве стало причиной эмиграции русскоязычного населения из этих стран в Россию. Официальная регистрация прибывающих в этих потоках в качестве вынужденных переселенцев началась с 1992 года. С тех пор на территории России было зарегистрировано более 10 млн. человек.

Анализ работ проведенных российскими исследователями показал, что вынужденные переселенцы переживают интенсивные изменения своего положения по сравнению с прежней системой социальных отношений. Переселение оказывается важным элементом нисходящей социальной мобильности. Так, подавляющая часть вынужденных мигрантов трудоустраивается с сильным понижением социального статуса.

Специфической для мигрантов является проблема социально-правового статуса на новом месте жительства. Получение статуса вынужденного переселенца и прописки упоминается у большинства мигрантов как вторая по очередности задача (после жилья).

Объективные материальные трудности, социокультурные различия, несовпадение статусно-ролевых представлений приводит у большинства вынужденных переселенцев к кризису ориентации в жизни, способствующему формированию самоидентификации с особой, специфической группой & laquo-мигранты»-.

Исследование вынужденных переселенцев, проживающих на территории Приморского края показало, что адаптация мигрантов проходит по типу психологической защиты или этноизоляции в новой среде. В результате в идентичности мигрантов акцентируется принадлежность к группам & laquo-свои»-, & laquo-такие же, как и я& raquo-, при значительном снижении толерантности к & laquo-не таким, как я& raquo-. Вместе с тем, отсутствие у подавляющей части вынужденных переселенцев возможностей для удовлетворения базовых потребностей — в еде, жилье, относительном материальном благополучии отражается на позитивном образе своей группы. Так, при определении переселенцами собственной идентичности имеют место абстрактная и эмоционально-негативная отнесенность: & laquo-мы»- понимается как & laquo-никто»-, & laquo-вынужденные переселенцы& raquo-, & laquo-бомжи»-, & laquo-люди второго сорта& raquo-.

185

Заключение

В ходе проведенного теоретического и практического анализа трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в современной России мы пришли к следующим выводам, отражающим степень реализации поставленных цели и задач нашего исследования:

1. Существующие в настоящее время в исследовательской литературе подходы к осмыслению природы этноса сводятся к трем основным модификациям: примордиалистской, инструменталистской и конструктивистской.

Суть различий этих подходов к пониманию феномена & laquo-этнос»- заключена в том, что, в интерпретации примордиалистов, этническая самоидентификация состоит в отождествлении индивидов с реально (помимо их сознания) существующей социокультурной группой, в трактовке же конструктивистов сама процедура идентификации и создает (конструирует) группу, которой конструктивисты и инструменталисты отказывают в реальном, объективном существовании. Различная природа примордиализма и конструктивизма позволяет предположить, что данные концептуальные подходы рассматривают разные этносоциальные феномены, имеющие разное культурное содержание. Исходя из этого, понятие & laquo-этнос»- следует интерпретировать, основываясь на примордиалист-ском подходе. При выделении же критериев нации следует ориентироваться на конструктивистские и инструменталистские концепции. В результате можем сформулировать следующие определения. Этнос представляет собой культурно-историческую реально существующую группу людей, формируемую на основе общности определенных ценностей культуры, традиций, языка, образа жизни, эстетических и этических представлений. Нация же — социальная группа, возникшая в результате складывания сплачивающих ее связей — политических, языковых, культурных, исторических, религиозных и других (принимая во внимание подвижность, непостоянность & laquo-набора»- этих связей и их меняющуюся иерархию), целостность которой поддерживается государством. С целью эксплицировать закономерности развития этноса как многомерной целостности необходимо рассматривать имеющиеся теоретические подходы как взаимодополняющие.

2. Этническая идентичность как основное условие при конструировании и функционировании этноса, рассматривается нами как целостное образование, формируемое на основе & laquo-субъективной»- и & laquo-объективной»- этничности.

В соответствии с этим признается, что субъективная этничность — результат когнитивно-эмоционального процесса осознания себя представителем конкретного этноса, определенная степень отождествления себя с ним и обособления от других этносов на основе авто- и гетеростереотипов. Этнические стереотипы, проявляющиеся в оппозиции & laquo-Мы»- - & laquo-Они»-, необычайно устойчивы. Этническое бессознательное, являясь частью субъективной этничности, содержит этнические константы. Этнические константы, зафиксированные в этносоциальной памяти этноса, становятся эффективнейшим инструментом в процессе самовоспроизводства этнической общности.

Объективная этничность позволяет этносу как субстанциальной системе самостоятельно поддерживать специфицирующее качества в результате образования границы & laquo-Мы и Они& raquo- на основе этнических стереотипов. Территория, этноним, язык, религия, культурно-хозяйственные признаки — целая система объективированных культурных маркеров являющаяся необходимой и достаточной для определения этноса как особой общности людей.

Единство субъективной и объективной этнической идентичности формирует границу & laquo-Мы»- и & laquo-Они»-, которая обеспечивает постоянную во времени и пространстве целостность и самотождественность самовосприятия. В этом смысле этнические границы, как онтологические, когнитивно-эмоциональные конструкты человеческого сознания, постоянны. Вместе с тем, объективное культурное содержание этнических границ, обеспечивающее стабильность генетического разнообразия, изменчиво в пространственно-временном континууме этноса. В результате, определение компонентов структуры этнической идентичности как константных величин, обусловлено не постоянным ее содержанием, а неизменной формой. Поскольку этнодифференцирующие признаки этноса подвергаются трансформации, и не всегда удается, опираясь только на них, выделить общность как некую целостность, то этническое самосознание остается практически единственным критерием, благодаря которому можно объединить людей в данную группу.

3. Анализ научных трудов, раскрывающих специфику России, как социума с изменяющимся этническим самосознанием, позволил нам установить, что этническая составляющая российского самосознания сформировалась и развивалась под влиянием внутренних закономерностей и исторических особенностей развития России.

Перманентные миграции русского этноса в IX — XIX вв. оказали влияние на объективные и субъективные проявления его самовыражения. Практика освое-Щг ния столь огромных природно-географических пространств формировала особый склад российского этнического самосознания, в котором идентификация с территорией занимала центральное место в идентификационной матрице россиян. На этапе оформления древнерусской народности с самосознанием & laquo-великорусы»-, этнос нуждается в социальных институтах, которые фиксируют, скрепляют его порядок существования. Государственное оформление этносов требовало формирования культурного единства, обнаруживая особую роль государственного самосознания, складывающегося на основе территориального, со-& bull- словного или религиозного самоопределения, при размытости этнического компонента.

В начале XX в. и по 90-е гг. этого же столетия, социально-политическая составляющая идентичности противопоставляется этническому самосознанию. Марксистско-ленинская идеология, провозгласившая себя интернациональной доктриной, способствовала формированию протоэтноса с единым стереотипов поведения и единым самосознанием & laquo-советский народ& raquo-.

После распада СССР исчезновение советской культуры и соответствующих институтов способствовали возникновению у населения состояния & laquo-временности»-, & laquo-культурного опустошения& raquo-. Вместе с тем, исследования показали, что многом определяются прошлым имперским и советским опытом.

Кризисное состояние этнической идентичности, потеря группой своей вне-временности и самотождественности приводит зачастую к гипертрофированию идентичности. В результате этнокультурные маркеры и символы (такие, как язык, религия, представления об общности происхождения и истории и др.) приобретают интенсивную этнодифференцирующую ценность и возводятся в ранг этнонациональной идеологии. В условиях политизации этнической идентичности важнейшей характеристикой социетальной среды этнической группы становится появление этнополитического конфликта.

4. Этнополитический конфликт — это столкновение субъектов политики, отождествляющих себя по этническим характеристикам, в их стремлении реализовать свои интересы. В этнополитическом конфликте автор диссертационного исследования выделяет три этапа его развития и раскрывает следующие особенности проявления этнической идентичности на каждом этапе.

На первом этапе этнополитического конфликта этническая идентичность формируется в рамках позитивной идентичности, проявляющейся в конструировании этнических границ & laquo-Мы»- и & laquo-Они»-.

На втором этапе этнополитического конфликта этническая идентичность % трансформируется по типу гиперидентичности в результате повышения значимости этнодифференцирующих маркеров своей группы, которые противопоставляются аналогичным этнодиффенцирующим индикаторам чужой группы и формирования на их основе позитивного образа & laquo-Мы»-.

На третьем этапе этнополитического конфликта на основе авто- и гетеросте-реотипов этническое самосознание формируется по типу крайних форм гипертрофированной идентичности, выражающейся в восприятии чужого этноса как врага.

5. Динамика событий, произошедших на территории бывшего Советского Союза и современной России, характеризуется трансформациями массового

-ц' сознания. В первую очередь это касается идентичности вынужденных переселенцев, мигрирующих после распада СССР в новое российское пространство.

Обретение вынужденными переселенцами позитивной групповой определенности осложняется процессом адаптации к новой социокультурной российской среде. В связи с этим автором диссертационного исследования были выделены особенности трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев на каждом этапе адаптации в новое социокультурное пространство.

На начальном этапе адаптации диффузная этническая идентичность, основанная на негативном этногрупповом опыте, проявляется в отрицании принадлежности к какой-либо этнической группе. В результате возникшего когнитивного диссонанса у мигрантов возникает кризис-этнической идентичности, усиливающийся отсутствием социально-экономических, гражданско-правовых гарантий в принимающем обществе.

На втором этапе отвержение со стороны принимающего населения приводит к возникновению у вынужденных переселенцев изоляционистских установок и ориентации на & laquo-своих»- при недостаточной направленности на интеграцию в новое сообщество.

На третьем этапе процесса формирования этнической идентичности вынуж-& diams- денные мигранты обретают сильное позитивное ощущение себя представителями этнокультурной группы. В новом этнокультурном обществе сформированная идентичность является бикультурной, предполагающей активное участие в социальной и культурной жизни не только собственной этнической группы, но и доминантной культуры общества.

Вместе с тем, низкий уровень деятельности миграционных служб практически во всех активно принимающих регионах России, не способствует успешному обустройству и социальной адаптации вынужденных переселенцев, и как следствие — развитию позитивной этнической идентичности.

6. Социологическое исследование, проведенное автором, показало, что коэффициенты направленности этнической идентичности у опрошенных вынужденных переселенцев проявляются по типу нормы.

Вместе с тем, при общем доминировании этнической идентичности, сформированной по типу нормы, векторы изменения идентичности у группы вынужденных переселенцев выявили тенденции к акцентации этничности, повышению значимости гиперидентичных установок. В ситуации миграции высокая значимость этноаффилиативных тенденций, отражающих рост потребности в собственной позитивной этнической идентичности — это показатель формирования этнической идентичности по типу этноизоляционизма.

На направления трансформаций этнической идентичности вынужденных переселенцев в сторону гиперидентичности влияют неблагоприятные условия адаптации в Приморском крае. Результаты опроса показали, что в иерархии проблем, которые больше всего беспокоили респондентов, было их материальное положение. На втором стояла озабоченность приобретения жилья, на третьем — поиски подходящей работы, и на четвертом месте — взаимоотношения с местным населением.

Проведенное конкретно-социологическое исследование выявило, что наиболее адаптированные вынужденные переселенцы идентифицируют себя в категориях & laquo-русские»-, & laquo-россияне»-. Однако, непротиворечивая соотнесенность и от-рефлексированность оснований идентичности в новых социально-психологических и экономических условиях адаптации характерна для достаточно ограниченного числа вынужденных переселенцев. У большинства вынужденных переселенцев неблагоприятные условия адаптации способствовали определенной ценностно-нормативной дезориентации, проявляющейся в появлении в идентификационном пространстве негативных самохарактеристик, таких как & laquo-бомж»-, & laquo-не человек& raquo-, & laquo-человек второго сорта& raquo-, & laquo-никто»-.

В результате диссертационного исследования были сформулированы следующие рекомендации:

1. Регулярно проводить социологический мониторинг в российских регионах с целью изучения особенностей трансформации этнической идентичности у вынужденных переселенцев в новой социокультурной среде. При этом необходимо анализировать социально-экономические условия адаптации вынужденных переселенцев в иноэтническом обществе как основной показатель сформированное& trade- новой идентичности. Это позволит на федеральном и региональном уровнях создать единую концепцию более эффективной миграционной политики по приему и обустройству вынужденных переселенцев, которая будет направлена на максимальное благоприятствование их адаптации.

Социологические исследования помогут выявить не только степень адапти-рованности вынужденных переселенцев в новых условиях, но и ориентированность вынужденных переселенцев на проживание в данном регионе. Это особенно актуально для Дальневосточного региона, переживающего демографический кризис.

2. Для решения проблем вынужденных переселенцев необходимо создание комплексной программы. Анализ документов (Федеральная миграционная программа 2002 — 2005 г., Указ Президента и Постановления Правительства Р Ф по проблемам миграции) указывает на отсутствие единой миграционной политики. Бесконечные реорганизации миграционной службы не способствуют решению проблем вынужденных мигрантов, направляющихся на этническую родину. На сегодняшний день Управление по делам миграции лишь частично решает задачи учета и регистрации вынужденных переселенцев. В результате главной целью миграционной службы должно стать создание необходимых условий для удовлетворения базовых потребностей переселенцев, а тем самым — для их самоактуализации и полноценного осуществления личного потенциала.

ПоказатьСвернуть

Содержание

1. Этническая идентичность как социокультурный феномен.

1.1. Теоретико-методологические предпосылки исследования этнической идентичности, этноса и нации.

1.2. Сущность и структура этнической идентичности.

1.3. Особенности трансформации этнической идентичности в России.

2. Этническая идентичность вынужденных переселенцев в процессе адаптации к социальным изменениям в постсоветской России.

2.1. Этническая идентичность в условиях этнополитических конфликтов

2.2. Изменение этнической идентичности вынужденных переселенцев в процессе аккультурации.

2.3. Особенности трансформации этнической идентичности вынужденных переселенцев в процессе адаптации в Приморском крае (на материале социологического исследования).

Список литературы

1. Абдулатипов, Р. Национальные отношения и политика общественного согласия / Р. Абдулатипов // Этнополитический вестник. 1995. — № 2. — С. 36−43.

2. Авксентьев, В. А. Этнические конфликты: история и типология /

3. B.А. Авксентьев // Социол. исслед. 1996. — № 12. — С. 54−67.

4. Агеев, B.C. Психология межгрупповых отношений / В. С. Агеев. М.: Изд-воМГУ, 1983.- 144 с.

5. Айрапетов, B.C. Социальная адаптация вынужденных мигрантов и беженцев / В. С. Айрапетов // Вестник Российской Академии Наук. 1993. — Т. 63. — № 10. -С. 889−893.

6. Аклаев, А. Р. Язык в системе национальных ценностей и интересов /А.Р. Аклаев // Духовная культура и этническое самосознание наций. М.: Просвещение, 1990. -Вып. 1. — С. 12−38.

7. Александренков, Э.Г. & quot-Этническое самосознание& quot- или & quot-этническая идентичность& quot- / Э. Г. Александренков // Этнографическое обозрение. 1996. — № 3.1. C. 13−22.

8. Алексахина, Н. А. Тенденции в изменении национальной идентичности народов России / Н. А. Алексахина // Социол. исслед. 1998. — № 6. — С. 49 -57.

9. Алексеев, Н. Советский федерализм / Н. Алексеев // Общественные науки и современность. 1992. — № 1. — С. 32−55.

10. Амелин, В. А. Социальная адаптация вынужденных переселенцев в полиэтническом приграничном регионе России (социологический аспект) / В. А. Амелин // Мониторинг общественного мнения. 2002. — № 3. — С. 18−24.

11. Андреева, Г. М. Социальная психология / Г. М. Андреева. М.: Аспект-Пресс, 1996. -375 с.

12. Анциферова, JI.H. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысление, преобразование ситуации и психологическая защита / Л. И. Анциферова // Психологический журнал. 1994. — Т. 15. — № 1. — С. 3−19.

13. Аристотель. Сочинения. В 4-х т. Т.1. О душе / Аристотель. М.: Мысль, 1975. -439 с.

14. Артановский, С. Н. Этноцентризм и & quot-возврат к этничности& quot-: концепции и действительность / С. Н. Артановский // Этнографическое обозрение. 1992. -№ 3. — С. 25−38.

15. Арутюнов, С. А. Диаспора — это процесс / С. А. Арутюнов // Этнографическое обозрение. 2001. — № 2. — С. 12−23.

16. Арутюнов, С. А. Классификационное пространство этнической типологии / С. А. Арутюнов // Советская этнография. 1986. — № 4. — С. 59−67.

17. Арутюнов, С. А. Этничность — объективная реальность / С. А. Арутюнов // Этнографическое обозрение. 1995. — № 5. — С. 7−10.

18. Арутюнян, Ю.В. Социально-культурное развитие и национальное самосознание / Ю. В. Арутюнян // Социол. исслед. 1990. — № 7. — С. 42−49.

19. Арутюнян, Ю. В. Этносоциология / Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, А. А. Сусоколов. М.: Аспект Пресс, 1999. — 272 с.

20. Ахиезер, А. С. Культурные основы этнических конфликтов /А.С. Ахиезер // Общественные науки и современность. 1994. — № 4. — С. 98−121.

21. Ачкасов, В. А. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора / В. А. Ачкасов // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. -1. Т.2. -№ 1. -С. 36−44.

22. Баклушинский, С. А. Развитие представлений о понятии социальная идентичность / С. А. Баклушинский, Е. П. Белинская // Этнос, идентичность, образование. М.: Российская Академия образования, 1998. — С. 64−84.

23. Баклушинский, С. А. Особенности формирования этнической идентичности в мегаполисе / С. А. Баклушинский, Н. Г. Орлова // Этнос, идентичность, образование. М.: Российская Академия образования, 1998.- С. 248−267.

24. Барсукова, С. Ю. Проблемы вынужденных переселенцев в зеркале идеологий / С. Ю. Барсукова // Политические исследования. 1999. — № 5. — С. 31−42.

25. Басилов, В. Н. Традиции отечественной этнографии / В. Н. Басилов // Этнографическое обозрение. 1998. — № 2. — С. 18−45.

26. Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания /П. Бергер, Т. Лукман. М.: Медиум, 1995. — 322 с.

27. Бердяев, Н. А. Теософия и антропософия в России / Н. А. Бердяев. Свердловск: Просвет, 1991. — Ч. 1. — 23 8 с.

28. Бойков, В. В. Некоторые социальные последствия вынужденной миграции / В. В. Бойков // Вынужденная миграция: причины, состояние, перспективы, миграционная политика: Информационный бюллетень & laquo-Политическая социология& raquo- 1993. — Т.З. — № 10. — С. 22−24.

29. Бранский, В. П. Социальная синергетика и теория наций / В. П. Бранский. -СПб.: Изд-во Санкт-Петербургской Акмеологической Академии, 2000. 106 с.

30. Бреев, Б. Д. Подвижность населения и трудовые ресурсы / Б. Д. Бреев. М.: Просвещение, 1977. — 268 с.

31. Бромлей, Ю. В. Очерки теории этноса / Ю. В. Бромлей. М.: Наука, 1983. -412 с.

32. Бромлей, Ю. В. Современные проблемы этнографии: (Очерки теории иистории) / Ю. В. Бромлей. М.: Наука, 1981. — 392 с.

33. Бромлей, Ю. В. Этнос и этнография / Ю. В. Бромлей. М.: Наука, 1973. -272 с.

34. Бромлей, Ю. В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность / Ю. В. Бромлей. М.: Наука, 1987. — 334 с.

35. Булгаков, С. Н. Сочинения. В 2-х т. Т.2. Размышления о национальности / С. Н. Булгаков. М.: Просвещение, 1993. — 584 с.

36. Бурдье, П. Социология политики / П. Бурдье. М.: Socio-Logos, 1993.

37. Бызов, Л. Национализм остается уделом маргиналов / Л. Бызов // Известия. 2005. — 20 сентября.

38. Вызова, В. М. Представления коми и русских друг о друге / В. М. Бызова // Психологический журнал. 2000. — Т. 21. — № 1. — С. 87−92.

39. Вебер, М. Основные социологические понятия / М. Вебер // Избранные произведения. -М.: Прогресс, 1990. С. 345−417.

40. Ветров, Г. Разработка стратегии развития городов Артем и Партизанск / Г. Ветров, Д. Ланцев // Уголь. 2005 — № 3. — С. 3−7.

41. Вернадский, В. И. Биосфера / В. И. Вернадский // Избранные сочинения. -М.: Просвещение, 1960. С. 17−23.

42. Винер, Б. Е. Этничность: в поисках парадигмы изучения / Б. Е. Винер // Этнографическое обозрение. 1998. — № 4. — С. 3−26.

43. Винер, Б. Е. Возвращение к вере предков. Конструирование современной этноконфессиональной идентичности (на примере Санкт-Петербурга) / Б. Е. Винер // Диаспоры /Diasporas. 2002. — № 4. — С. 200−220.

44. Витковская, Г. С. За кого голосуют вынужденные переселенцы? / Г. С. Витковская // Миграция. 1997. — № 3. — С. 26−30.

45. Воробьева, О. Вынужденная миграция в России / О. Воробьева // Миграция.- 1997. -№ 1. -С. 4−6.

46. Вундт, В. Проблемы психологии народов / В. Вундт // Преступная толпа. М.: Педагогика, 1998. — 308 с.

47. Гарданов, В. К. Основные направления этнических процессов у народов СССР / В. К. Гарданов, О. Долгих, Т. А. Жданко // Советская этнография. 1961. -№ 4. — С. 9−29.

48. Гасанова, Н.М. К проблеме этнопсихологической адаптации /

49. H.М. Гасанова // Социол. исслед. 1995. — № 11. — С. 63−67.

50. Гегель. Лекции по истории и философии / Гегель. М.: Наука, 1993. Кн.1. -394 с.

51. Геллнер, Э. Нации и национализм / под общ. ред. И. И. Крупник. М.: Прогресс, 1991. -320 с.

52. Гельбрас, В. Г. Китай в восточной политике России / В. Г. Гельбрас // Политические исследования. 1997. — № 4. — С. 166−173.

53. Гердер, И. Г. Избранные сочинения / И. Г. Гердер. М.: Лениздат, 1959. 322 с.

54. Геродот. История в девяти книгах / Геродот. Л.: Просвещение, 1972. — 126 с.

55. Глейзер, Н. Мультиэтнические общества: проблемы демографического, религиозного и культурного разнообразия / Н. Глейзер // Этнографическое обозрение. 1998. — № 6. — С. 98−104.

56. Гоббс, Т. Избранные сочинения / Т. Гоббс. — Т.2. М.: Наука, 1991. — 452 с.

57. Гофман, Э. Представление себя другим / Э. Гофман // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — С. 188−197.

58. Гриценко, В. В. Некоторые социально-психологические особенности мигрантов из нового зарубежья / В. В. Гриценко. М.: Изд-во Института Этнологии и Антропологии РАН, 1997.- 368 с.

59. Губогло, М. Н. Формирование гражданской идентичности (опыт молодежи России) / М. Н. Губогло // Этнографическое обозрение. 1998. — № 6. — С. 129 147.

60. Гумбольдт, В. Язык и философия культуры / В. Гумбольдт. М.: Наука, 1985. -С. 370−381.

61. Гумилев, Л. Н. Этногенез и биосфера земли / Л. Н. Гумилев. Л.: Наука, 1989. -560 с.

62. Гумилев, JI.H. География этноса в исторический период / Л. Н. Гумилев.1. Д.: Наука, 1990. -280 с.

63. Гумилев, Л. Н. Древняя Русь и Великая степь / Л. Н. Гумилев. СПб.: Кристалл, 2001. -767 с.

64. Гучинова, Б. М. Калмыки в США: калейдоскоп идентичностей / Б. М. Гучинова // Этнографическое обозрение. 2001. — № 4. — С. 16−21.

65. Дарендорф, Р. Элементы теории социального конфликта / Р. Дарендорф // Социол. исслед. 1994. — № 5. — С. 142−147.

66. Дашдамиров, А. Ф. Национальная идея и этничность / А. Ф. Дашдамиров. -М.: Прогресс, 1996. 329 с.

67. Денисова, Г. С. Этнический фактор в политической жизни России 90-х годов / Г. С. Денисова. Ростов н/Д.: Изд-во Рост. Педагогического ун-та, 1996. -264 с.

68. Донцов, А. И. Язык как фактор этнической идентичности / А. И. Донцов, Т. Г. Стефаненко, Ж. Т. Уталиева // Вопросы психологии. 1997. — № 4. — С. 75−86.

69. Драгунский, Д. В. Навязанная этничность / Д. В. Драгунский // Политические исследования. 1993. — № 5. — С. 24−31.

70. Драгунский, Д. В. Этнополитические процессы на постсоветском пространстве и реконструкция Северной Евразии / Д. В. Драгунский // Политические исследования. 1995. — № 3. — С. 17−23.

71. Дробижева, Л. М. Этнические конфликты // Социальные конфликты в меняющемся российском обществе (детерминация, развитие, разрешение) / Л. М. Дробижева // Политические исследования. 1994. -№ 2. — С. 109 -116.

72. Дьяченко, М. И. Психология народов / М. И. Дьяченко // Мир психологии. 1997. — № 2. — С. 13−20.

73. Дюркгейм, Э. Норма и патология / Э. Дюркгейм // Рубеж: Альманах социальных исследований. 1992. — № 2. — С. 82−89-

74. Зайончковская, Ж. А. Возможно ли организовать переселение на Дальний Восток / Ж. А. Зайончковская // Миграция. 1997. — № 3. — С. 13−14.ф 76. Закон Российской Федерации & laquo-О вынужденных переселенцах& raquo- // Миграция. -1996. -№ 1. -С. 42−48.

75. Заринов, И. Ю. Время искать общий язык (проблема интеграции различных этнических теорий) / И. Ю. Заринов // Этнографическое обозрение. 2001. -№ 2. — С. 79−92.

76. Заринов, И. Ю. Исторические рамки феномена этничности / И. Ю. Заринов // Этнографическое обозрение. 1997.- № 3. — С. 36−48.

77. Заславская, Т. И. Процессы миграции и их регулирование в социалистическом обществе / Т. И. Заславская, Л. Л. Рыбаковский // Социол. исслед. 1978. -№ 1. — С. 76−83.

78. Здравомыслов, А. Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления кризиса / А. Г. Здравомыслов. М.: Аспект-Пресс, 1996. — 317 с.

79. Здравомыслов, А. Г. Межнациональные конфликты в России / А. Г. Здравомыслов, С. Я. Матвеева // Этнополитические исследования. — 1995. -№ 4. -С. 153- 164.

80. Знаменский, А. А. Этнонационализм: основные концепции современной американской социологии / А. А. Знаменский // Социол. исслед. 1992. — № 12. -С. 118−126.

81. Иванов, В. Н. Межнациональные конфликты: социопсихологический аспект / В. Н. Иванов // Социол. исслед. 1992. -№ 1. С. 15−21.

82. Иванов, В. Н. Конфликтные факторы и проблемы межнациональных отношений / В. Н. Иванов // Вопросы философии. 1994. -№ 3. — С. 21−36.

83. Ильин, В. И. Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ 1917—1996 гг.: Опыт конструктивистско-структуралистского анализа / В. И. Ильин. Сыктывкар: Сыктывкарский ун-т, Институт социологии Ран, 1996. — 227 с.

84. Ильичев, Г. Нетерпимость марширует / Г. Ильичев // Известия. 2005. -15 августа.

85. Иордан, М. М. Этническая идентичность в контексте техногенной цивилизации (Методологический подход) / М. М. Иордан // Социальная теория и современность. 1993. — Вып. 12. — С. 26−32.

86. Кавтарадзе, С. Д. Этнополитические конфликты на постсоветском пространстве / С. Д. Кавтарадзе. М.: Экзамен, 2005. — 224 с.

87. Кагарлицкий, Б. Этнические проблемы и национальный вопрос в современном российском обществе / Б. Кагарлицкий. М.: Альпина Паблишер, 2003. -384 с.

88. Кандель, П. Е. Национализм и проблема модернизации в посттоталитар

89. Hfc ном мире / П. Е. Кандель // Политические исследования. 1994, — № 6. — С. 38−45.

90. Кант, И. Критика чистого разума / И. Кант. М.: Наука, 1994. — 638 с.

91. Карлов, В. В. Этнонациональная рефлексия и предмет этнологии / В. В. Карлов // Этнографическое обозрение. 2001. — № 4. — С. 3- 16.

92. Карсавин, Л. П. Восток, Запад и русская идея / Л. П. Карсавин. М.: Раритет, 1993. — 301 с.

93. Кассирер, Э. Техника современных политических мифов / Э. Кассирер // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7. 1990. — № 2. — С. 61- 69.

94. Ключевский, В. О. Исторические портреты: Деятели исторической мысли

95. В. О. Ключевский. М.: Правда, 1991. — С. 60.

96. Кожин, П. М. Традиции в системе этноса / П. М. Кожин // Этнографическое обозрение. 1997. — № 4. — С. 13−23.

97. Козер, Л. Функции социального конфликта / Л. Козер. М.: Идея — Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000. — 208 с.

98. Козлов, В. И. Национализм и этнический нигилизм / В. И. Козлов // Свободная мысль. 1996. — № 6. — С. 63−69.

99. Козлов, В. И. Проблематика & quot-этничности"- / В. И. Козлов // Этнографическое обозрение. 1995. — № 4. — С. 122−126.• 102. Козлов, В. И. Этнодемография как зеркало российских трансформаций /

100. В. И. Козлов // Этнографическое обозрение. 2000. — № 6. — С. 3−9.

101. Колосов, В. А. Этнические ареалы современной России: сравнительный анализ риска национальных конфликтов / В. А. Колосов, А. И. Трайвиши // Политические исследования. 1996. — № 2. — С. 5−18.

102. Колпаков, Е. М. Этнос и этничность / Е. М. Колпаков // Этнографическое обозрение. 1995. — № 5. — С. 13−22.

103. Конфликтная этничность и этнические конфликты / под общ. ред. Л. М. Дробижева // Ценности и символы национального самосознания в условиях изменяющегося общества. М.: ИЭА РАН, 1994. — 177 с.

104. Коротеева, В.В. & quot-Воображенные"-, & quot-изобретенные"- и & quot-сконструирован-ifc ные& quot- нации: метафора в науке / В. В. Коротеева // Этнографическое обозрение. 1993. -№ 3. -С. 32−44.

105. Коротеева, В. В. Этнические ценности и этническая природа этничности: концепция Дж. Амстронга, Э. Смита, Э. Хобсбаума / В. В. Коротеева // Ценности и символы национального самосознания в условиях изменяющегося общества. М.: ИЭА РАН, 1994. — С. 37−54.

106. Костомаров, Н. Русские нравы. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа / Н. Костомаров. М.: Наука, 1995. — 195 с.

107. Крицкий, Е. В. Восприятие конфликта как объект социологического исследования / Е. В. Крицкий // Социол. исслед. 1996.- № 9. — С. 78−85.

108. Крысько, В. Г. Этническая психология / В. Г. Крысько. М.: Академия, 2002. -320 с.

109. Крюков, М. В. Этногенез / М. В. Крюков, В. П. Алексеев // Советская этнография. 1989. — № 4. — С. 155−158.

110. Крупник, И. И. Национальный вопрос в СССР / И. И. Крупник // Советская этнография.- 1990. № 4. — С. 46−53.

111. Кудрявцев, И.Е. & quot-Национальное Я& quot- и политический национализм / И. Е. Кудрявцев // Политические исследования. 1997. — № 2. — С. 77−95. 41 114. Кун, М. Эмпирическое исследование установок личности на себя /

112. М. Кун, Т. Макпартленд // Современная зарубежная этнопсихология. М.: МГУ, 1984. -С. 180−187.

113. Курман, М. В. Актуальные вопросы демографии / М. В. Курман. М.: Просвещение, 1976. -289 с.

114. Кушнер, П. И. Этнические территории и этнические границы / П. И. Кушнер. М.: Изд-во АН СССР, 1951. — С. 10−71.

115. Лармин, О. В. Методологические проблемы изучения народонаселения / О. В. Лармин. М.: Мысль, 1974. — 138 с.

116. Лашук, Л. П. Понятие узла этногонического процесса в современном освещении / Л. П. Лашук // Этнографическое обозрение. 2001. — № 3. — С. 1−13.

117. Лебедева, Н. М. Русская диаспора: диалог цивилизаций и кризис социальной идентичности / Н. М. Лебедева // Психологический журнал. 1996. — Т. 17.- № 4. — С. 32−42.

118. Лебедева, Н.М. & laquo-Синдром навязанной этничности& raquo- и способы его преодоления / Н. М. Лебедева // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. -С. 104−114

119. Лебедева, Н. М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве: от поисков самоуважения к поискам смысла / Н. М. Лебедева // Психологический журнал. 1999. — Т. 20. — № 3. — С. 48 — 58.

120. Лебедева, Н.М. Ценностно-мотивационная структура личности в русской культуре / Н. М. Лебедева // Психологический журнал. 2001. — № 3. — С. 26−36.

121. Лебедева, Н. М. Межэтнические конфликты на рубеже веков (методологический аспект) / Н. М. Лебедева // Мировая экономика и международные отношения. 2000. — № 5. — С. 31−39.

122. Левкович, В. П. Особенности сохранения этнического самосознания корейских переселенцев Казахстана / В. П. Левкович, Л. В. Мин // Психологический журнал.- 1996. -Т. 17. -№ 6. -С. 72−81.

123. Ленин, В.И. О манифесте армянских социал-демократов / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. Т.7. — С. 102−106.

124. Лурье, С. В. Историческая этнология: учебное пособие для вузов / С. В. Лурье. М.: Аспект Пресс, 1998. — 448 с.

125. Макеев, И. Ю. Миграция русскоязычного населения из Казахстана / И. Ю. Макеев // Социол. исслед. 1999. — № 11. — С. 62−67.

126. Маркс, К. Заработная плата, цена и прибыль / К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. -2-е изд. -Т. 16. -С. 101−155.

127. Марченко, Г. И. Методологические подходы к исследованию этнополи-тических явлений / Г. И. Марченко // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. — 1995. — № 2. — С. 52−60.

128. Марченко, Г. И. Этнос как объект и субъект политики: социальные основы национальной политики (статья первая) / Г. И. Марченко // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. — 1997. — № 5. — С. 69−75.

129. Матлин, И. С. Моделирование размещения населения / И. С. Матлин. -М.: Наука, 1975. -239 с.

130. Мацнев, А. А. Этнополитические конфликты: природа, типология и пути урегулирования / А. А. Мацнев // Социально-политический журнал. 1996. — № 4. -С. 21−35.

131. Мид, М. Культура и мир детства / М. Мид. М.: Наука, 1988. — 472 с.

132. Мельник, Б. Этносоциальные и криминальные последствия вынужденной миграции / Б. Мельник // Этнополис. 1995. — № 2. — С. 117−127.

133. Миллер, А. И. Национализм как теоретическая проблема (Ориентация в новой исследовательской парадигме) / А. И. Миллер // Политические исследования. 1995. -№ 6. — С. 55−61.

134. Мнацканян, М. О. Нации, & laquo-Нациестроительство»- и национально-этнические процессы в современном мире / М. О. Мнацканян // Социол. исслед. 1999. -№ 2. -С. 118−127.

135. Моммен, А. Федерализм и национальное государство (К истории вопроса) / А. Моммен // Политические исследования. 1992. — № 4. — С. 36−48.

136. Мукомель, В. И. Грани интолерантности (мигрантофобии, этнофобии) / В. И. Мукомель // Социол. исслед. 2005. — № 1. — С. 56−65.

137. Назарова, Е. А. Особенности современных процессов миграции / Е. А. Назарова // Социол. исслед. 2000. — № 7. — С. 106−111.

138. Нассен, А. Чужой как ближний. Социологическое исследование конструкции идентичности и различия / А. Нассен // ПЖ ИНИОН РАН. Сер. 11. Социология. 1996. — № 3. — С. 104−111.

139. Нации и национализм / Л. Е. Переяславцева, М. С. Панин, М. Б. Гнедовский. М.: Праксис, 2002. -416 с.

140. Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 1990-х годов / под общ. ред. Л. М. Дробижевой. М.: ИЭА РАН, 1994. -273 с.

141. Национальный вопрос за рубежом: Исследования национального фактора в политике. М.: ИНИОН, 1989. — 343 с.

142. Науменко, Л. И. Этническая идентичность. Проблемы трансформаций в постсоветский период / Л. И. Науменко // Этническая психология и общество. -М.: Старый сад, 1997. -С. 16- 88.

143. Осборн, Р. Национальное самоопределение и целостность государства / Р. Осборн // Общественные науки и современность. 1993. — № 5. — С. 12−23.

144. Оффе, К. Этнополитика в восточноевропейском переходном процессе / К. Оффе // Политические исследования. 1996. — № 2. — С 27−47.

145. Павленко, В. Н. Еврейская эмиграция: мотивы, барьеры, трансформация идентичности / В. Н. Павленко // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. -С. 321−335.

146. Павленко, В. Н. Трансформации социальной идентичности в посттоталитарном обществе / В. Н. Павленко, Н. Н. Корм // Психологический журнал. -1998. -Т. 19. -№ 1. -С. 75−88.

147. Парсонс, Т. Функциональная теория изменений / Т. Парсонс. М.: Аспект Пресс, 1997. — 270 с.

148. W 150. Переведенцев, В. И. Миграция населения с СНГ: опыт прогноза /

149. B.И. Переведенцев // Политические исследования. -1993 № 2. — С. 69 -79.

150. Поршнев, Б.Ф. & laquo-Мы и Они& raquo- как конститутивный принцип психологической общности / Б. Ф. Поршнев // Материалы Всесоюзного съезда Общества психологов. 1998. — Т.2. — Вып. 1. — С. 58−64.

151. Празаускас, А. А. Этнонационализм, многонациональное государство и процессы глобализации / А. А. Празаускас // Политические исследования. 1997. — № 2. — С. 95−105.

152. Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности / под общ. ред. Г. У. Солдатова. М.: Смысл, 2002. -479 с.

153. Руткевич, М. Н. Теория нации: философские вопросы / М. Н. Руткевич // * Вопросы философии. 1999. — № 12. — С. 19−31.

154. Рыбаков, С. Е. Судьбы теории этноса / С. Е. Рыбаков // Этнографическое обозрение. 2001. -№ 1. — С. 3−21.

155. Рыбаков, С.Е. К вопросу о понятии & quot-этнос"-: философско-антропологический аспект / С. Е. Рыбаков // Этнографическое обозрение. 1998. -№ 6. -С. 3−16.

156. Рыбаков, С.Е. О методологии исследования этнических феноменов /

157. C.Е. Рыбаков // Этнографическое обозрение. 2000. — № 5. — С. 3−17.

158. Рыбаков, С. Е. Нации и национализм / С. Е. Рыбаков // Этнографическое обозрение. 1999. — № 4. — С. 3−18.

159. Рыбаковский, С. Е. Анамия этнической деструктивности / С. Е. Рыбаковский // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. -2001. -№ 4. -С. 3−21.

160. Рыбаковский, JI. JI. Миграции населения: стадии миграционного процесса / JI. JI. Рыбаковский. М.: Наука, 2001. — 231 с.

161. Рыбаковский, JI. JI. Миграционный потенциал русского населения в странах нового зарубежья / Л. Л. Рыбаковский // Социол. исслед. 1996. — № 11. -С. 31−42.

162. V^ 162. Семенов, Ю. И. Этнос, нация, диаспора / Ю. И. Семенов // Этнографическое обозрение. 2001. — № 2. — С. 3−17.

163. Сикевич, З.В. О соотношении этнического и социального / З. В. Сикевич // журн. социологии и социальной антропологии. 1999. -Т.2. — № 2. — С. 16−21.

164. Скворцов, Н. Г. Этничность: социологическая перспектива / Н. Г. Скворцов // Социол. исслед. 1999. — № 3. — С. 21−31.

165. Силницкий, Ф. Национальная политика КПСС (1917−1922) / Ф. Силницкий. 3-е изд. Вашингтон: Проблемы Восточной Европы, 1990. -247 с.

166. Скворцов, Н. Г. Этничность, раса, способ производства: неомарксистская перспектива / Н. Г. Скворцов // журн. социологии и социальной антропологии.- 1998. -Т.1. -№ 1. -С. З-16.

167. Скворцов, Н. Г. Этничность в процессе социальных изменений / Н. Г. Скворцов // Знание сила. 1995. — № 8. — С. 29−43.

168. Смелзер, Н. Социология / Н. Смелзер. М.: Феникс, 1998. — 688 с.

169. Соколов, М.М. К теории постсоветской этничности / М. М. Соколов // журн. социологии и социальной антропологии. 1999. — Т.2. — № 3. — С. 3−15.

170. Соколовский, С. В. Проблемы самоопределения и самоуправления коренных народов (обзор) / С. В. Соколовский // Этнографическое обозрение. -2001. -№ 2. -С. 9−18.

171. Соловьев, B.C. Русская идея / В. С. Соловьев // Соч.: В 2 т. М.: Просвет, 1989. -С. 220.

172. Сорокин, П. А. Основные черты русской нации в двадцатом столетии / П. А. Сорокин // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М.: Политиздат, 1990. — С. 463−489.

173. Сорокин, П. А. Человек. Цивилизация. Общество / П. А. Сорокин. М.: Политиздат, 1992.- 543 с.

174. Солдатова, Г. У. Психология межэтнической напряженности / Г. У. Солдатова. М.: Смысл, 1998. -389 с.

175. Солдатова, Г. У. Межэтническое общение: когнитивная структура этнического самосознания / Г. У. Солдатова // Познание и общение. М.: Наука, 1988. -С. 111−125.

176. Солдатова, Г. У. Этническая идентичность и этнополитическая мобилизация / Г. У. Солдатова // Демократизация и образы национализма в Российской федерации 90-х годов. М.: Мысль, 1996. — С. 296−366.

177. Солдатова, Г. У., Шайгерова, JT.A. Психологическая адаптация вынужденных мигрантов / Г. У. Солдатова, JT.А. Шайгерова // Психологический журнал. 2002. — Том. 23. — № 4. — С. 66−81.

178. Солдатова, Г. У., Шайгерова, Л.А., Шлягина, Е. И. Нарушение этнической идентификации у русских мигрантов / Г. У. Солдатова, Л. А. Шайгерова, Е. И. Шлягина // Социологический журнал. 1995. — № 3. — С. 144−150.

179. Сталин, И. В. Марксизм и национальный вопрос / И. В. Сталин // Сочинения. Т.2. М.: Государственное издательство политической литературы, 1951. -С. 290−367.

180. Сталин, И. В. Добавление к докладу комиссии по на национальному вопросу / И. В. Сталин // Сочинения. Т.5. М.: Государственное издательство политической литературы, 1951. — С. 279−280.

181. Стефаненко, Т. Г. Этническая идентичность в ситуации социальной нестабильности / Т. Г. Стефаненко // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. — С. 97 — 103.

182. Страбон. География / Страбон. М.: Наука, 1964. — 240 с.

183. Сэпир, Э. Язык, раса и культура / Э. Сэпир // Избранные труды по языкознанию и культурологи. М.: Наука, 1993. — С. 185−194.

184. Тадевосян, Э. В. Этнонации: миф или социальная реальность / Э. В. Тадевосян // Социол. исслед. 1998. — № 8. — С. 23−36.

185. Тишков, В. А. Этнология и политика / В. А. Тишков. М.: Наука, 2001. -240 с.

186. Тишков, В. А. Забыть о нации (Пост-националистическое понимание национализма) / В. А. Тишков // Вопросы философии.- 1998. № 9. — С. 25−37.

187. Тишков, В. А. Общество в вооруженном конфликте / В. А. Тишков. М.: Наука, 2001. -552 с.

188. Тишков, В.А. О нации и национализме / В. А. Тишков // Свободная мысль. 1996. — № 3. — С. 69−83.

189. Тишков, В.А. О феномене этничности / В. А. Тишков // Этнографическое обозрение. 1997. — № 3. — С. 3−21.

190. Токарев, С. А. Проблема типов этнических общностей (к методологическим проблемам этнографии) / С. А. Токарев // Вопросы философии. 1964. — № 11. -С. 53

191. Торопова, E. JI. Феномен & quot-маргинальной"- этничности в антропологии Великобритании и США / Е. Л. Торопова // Этнографическое обозрение. 1999. -№ 2. -С. 3−12.

192. Тэрнер, Дж. Социальная идентичность, самокатегоризация и группа / Дж. Тэрнер // Иностранная психология. 1994. — № 2. — С. 8−17.

193. Фесик, Г. Движение под уклон продолжается / Г. Фесик // Золотой рог. -2004. 6 ноября.

194. Фрейд, 3. Психология масс и анализ человеческого Я / З. Фрейд // Тотем и табу. М.: «АСТ-ЛТД», 1997. — С. 279−349.

195. Фромм, Э. Бегство от свободы / Э. Фромм. М.: Прогресс, 1990. — 270 с.

196. Хабермас, Ю. Гражданство и национальная идентичность / Ю. Хабермас // Демократия разум, нравственность. Московские лекции и интервью. М.: Аспект Пресс, 1995. — С. 314−315.

197. Хобсбаум, Э. Нации и национализм после 1780 года / Э. Хобсбаум. -Спб.: Питер, 1998. -234 с.

198. Хесле, В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности / В. Хесле // Вопросы философии. 1994. — № 10. — С. 112−123.

199. Хесле, В. Национализм и пути разрешения межэтнических противоречий / В. Хесле // Политические исследования. 1996. — № 6. — С. 56−72.

200. Хомра, А. У. Миграции населения: Вопросы теории, методики исследования / А. У. Хомра. Киев, 1979.- 233 с.

201. Хотинец, В. Ю. Этническое самосознание / В. Ю. Хотинец. Спб.: Але-тейя, 2000. — 240 с.

202. Ценности и символы национального самосознания в условиях изменяющегося общества / под общ. ред. Л. М. Дробижева. М.: ИЭА РАН, 1994. — 236 с.

203. Царевский, А. А. Значение Православия в жизни и исторической судьбе России / А. А. Царевский. Казань, 1898. — С. 3−4.

204. Чебоксаров, Н. Н. Проблемы типологизации этнических общностей в трудах советских ученых / Н. Н. Чебоксаров // Советская этнография. 1967. — № 4. -С. 94−110.

205. Чеснов, Я. В. Лекции по исторической этнологии / Я. В. Чеснов. М.: Прогресс, 1998. -534 с.

206. Чешко, С. В. Человек и этничность / С. В. Чешко // Этнографическое обозрение. 1994. — № 6. — С. 35−48.

207. Шайгерова, Л. А. Психологическая адаптация вынужденных мигрантов / Л. А. Шайгерова // Психологический журнал. 2002. — Т. 23. — № 4. — С. 66−81.

208. Широкогоров, С. М. Этнос: Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений / С. М. Широкогоров. Шанхай, 1923. — 136 с.

209. Шпет, Г. Г. Введение в этническую психологию/ Г. Г. Шпет. СПб.: «П.Э.Т. «, 1996.- 154 с.

210. Штомпка, П. Социология социальных изменений / под общ. ред. В. А. Ядова. М.: Аспект Пресс, 1996. — 416 с.

211. Щепаньский, Я. Элементарные понятия социологии / Я. Щепаньский. -М.: Просвещение, 1969. 113 с.

212. Элез, А. Й. Критика этнологии / А. Й. Элез. М.: Наука, 2001. — 304 с.

213. Эриксон, Э. Детство и общество / Э. Эриксон. СПб.: Ленато, ACT, Университетская книга, 1996. — 592 с.

214. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис / под общ. ред. А. В. Толстых. М.: Прогресс, 1996. — 344 с.

215. Этингер, Я. Межнациональные конфликты В СНГ и международный опыт / Я. Этингер // Свободная мысль. 1993. — № 3. — С. 21−46.

216. Этнос и политика: Хрестоматия / Авт-сост. А. А. Празаускас. М.: & laquo-УРАО»-, 2000. -400 с.

217. Этносоциология: цели, методы и некоторые результаты исследования / под общ. ред. Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, В. С. Кондратьев, А. А. Суслов. -М.: Наука, 1984. -255 с.

218. Юдина, Т. Н. Социология миграции: к формированию нового научного направления / Т. Н. Юдина. — М.: Издательская торговая корпорация & laquo-Дашков и К& raquo-, 2004. 399 с.

219. Юм, Д. Трактат о человеческой природе / Д. Юм. М.: Просвещение, 1966. -462 с.

220. Ядов, В. А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности / В. А. Ядов. М.: Добросвет, 1998. — 596 с.

221. Янов, А. Л. Россия против России. Очерки истории русского национализма 1825−1921 / А. Л. Янов. Новосибирск.: Сибирский хронограф, 1999. — 362 с.

222. Anderson, В. Imagined Communities- Reflections on the Origin and Spreadof Nationalism / B. Anderson. London: Verso, 1995. — P. 127−143.

223. Barth, F. Introduction / F. Barth // The Anthropology of Ethnicity. Beyond Ethnic Groups and Boundaries / Ed. by Vermuelen H., Govers C. Hel Spinhuls: Amsterdam, 1994. -P. 11−32.

224. Bentley, G. C. Ethnicity and Practice / G.C. Bentley // Comparative Studies in Society and History. 1987. — V. 29 (1). — P. 24−55.

225. Berghe, Van den P.L. The Ethnic Phenomenon / Van den Berghe. New York: Elsevier Press, 1987. — P. 123−157.

226. Berry, J. W. Immigration, acculturation and adaptation / J.W. Berry // Applied psychology: An international review. 1997. — Vol. 46.- P. 5−34.

227. Brass, P. Ethnicity and Nationalism. Theory and Comparison / P. Brass, — New Delhi Newbury Park, 1991. — P. 18.

228. Brubacker, R. Nationalizing States in the old «New Europe» and the new / R. Brubacker. — «Ethnic and Racial Studies», 1996. — vol. 19. — P. 2−8.

229. Geertz, C. the integrative revolution: Promordial sentiments and civil politics in the new states / C. Geertz // Old societies and new states. Glencoe, IL: Free Press, 1963. -P. 89−156.

230. Bochner, S. The social psychology of cross-cultural relations / S. Bochner // Cultural in contact. OxFord, 1982. — P. 5−44.

231. Fiser, Hal. Interviewing Cross-culturally // Intercommunication among Nations and Peoples. Ed. by M.H. Prosser / H. Fiser. New York, etc.: Harper & Row Publishers, 1973. — P. 153−164.

232. Connor, W. Ethonationalism: The Quest for Understanding / W. Connor. -Princeton University Press: Princeton, NJ: 1994. -P. 212−284.

233. Tajfel, H. Human groups and social categories: Studies in social psychology / H. Tajfel. Cambridge, 1981. — P 45−60.

234. Horowitz, Donald, Ethnic Groups in Conflict / D. Horowitz. Berkeley- Los Angeles- London: University of California Press, 1985. — P. 17−36.

235. Kogan, M. The Identity of St. Petersburg Jews in the Early 1990s. A Time Of Mass Emigration / M. Kogan // Jews in Eastern Europe. Winter, 1995. P. 5−15.

236. Rothschild, Joseph. Ethnopolitics. A Conceptual Framework / J. Rothschild. -New York: Columbia University Press, 1981. P. 87−102.

237. Smith, Anthony D. Nations and Nationalism in Global Era / A. Smith. Cambridge: Polity Press, 1995. — 256p.

238. Smith, Anthony D. The Ethnic origins of nations / A. Smith. Oxford: Basil Blackwell, 1986. -P. 47−48.

239. Теоретические подходы в изучении понятия «этнос"п/п Теоретический подход, авторы Содержание

Заполнить форму текущей работой