Бедность и бедные в современной России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию Российской Федерации

Кемеровский технологический институт пищевой промышленности

Кафедра Философии и политологии

Реферат на тему:

«Бедность и бедные в современной России»

Выполнил:

Студент группы

Проверил:

Преподаватель

Кемерово, 2006

Введение

Высокий уровень бедности и экономического неравенства относятся к числу узловых проблем российского общества. Любые социально-экономические инициативы государства — идет ли речь о мерах борьбы с бедностью, о реформировании системы льгот, законах об ипотеке и изменении критериев бесплатного предоставления жилья — должны опираться на адекватное представление о существующем в обществе уровне бедности и его дифференциации.

Бедность представляет собой комплексное социальное явление, имеющее экономические, культурные и психологические корни. Ее особенности связаны также с историческими условиями развития той или иной страны.

Реалистически размышляя о стабильности государства, Аристотель отмечал, что необходимо думать о бедных, ибо у государства, где множество бедняков исключено из управления, неизбежно будет много врагов. Ведь бедность порождает бунт и преступления там, где нет среднего класса и бедных огромное большинство, возникают осложнения, и государство обречено на гибель. Аристотель выступал как против власти бедняков, лишенных собственности, так и против эгоистического правления богатой плутократии. Лучшее общество формируется из среднего класса, и государство, где этот класс многочисленнее и сильнее, чем оба других, вместе взятых, управляется лучше всего, ибо обеспечено общественное равновесие.

В России быстрый рост уровня бедности был обусловлен сокращением занятости и появлением безработицы и резким снижением трудовых доходов на начальном этапе кардинальных социально-экономических реформ конца ХХ века в условиях неэффективной системы социальной защиты населения. Ситуация осложняется тем, что в последние годы уровень бедности сохраняется высоким, а для некоторых слоев населения проблема жизнеобеспечения даже обострилась. Бедность особенно характерна для занятых в бюджетном секторе экономики, в сельской местности и в малых городах, для больших семей и семей с неполным составом. Высокая абсолютная бедность в нашей стране сочетается с высоким экономическим неравенством в распределении денежных доходов и имущества между бедными и богатыми, а, следовательно, и с высокой относительной бедностью.

Бедность означает не просто низкий уровень текущего потребления, но и низкое качество жизни вообще, обусловленное и низкой имущественной, прежде всего жилищной, обеспеченностью людей. При этом на уровень бедности влияют не только объективные факторы, но и такие причины, как личностные характеристики значительной части населения, как плохое здоровье, недостаточное образование и вытекающая из этого низкая конкурентоспособность на рынке труда, низкое качество семейной жизни, социальные патологии и т. д.

Глава 1. Богатство и бедность в представлении россиян

В данной главе предлагается исследование, осуществленное Институтом комплексных социальных исследований РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда им. Фридриха Эберта в РФ в марте 2003 г. Основная выборка данного исследования, проходившего в 11 территориально — экономических районах страны, а также в Москве и Санкт-Петербурге, включала в себя 2118 человек. По квотной выборке опрашивались представители 11 социальных групп населения: рабочие предприятий, шахт и строек; инженерно-техническая и отдельно гуманитарная интеллигенция (преподаватели вузов, ПТУ, ученые, учителя школ); работники торговли, сферы бытовых услуг, транспорта и связи; служащие; предприниматели малого и среднего бизнеса; военнослужащие и сотрудники МВД; жители сел и деревень; городские пенсионеры; студенты вузов; безработные. Опрос проводился в 58 поселениях, пропорционально населению мегаполисов, областных центров, городов и сел.

Наряду с основной выборкой использовалась выборка дополнительного экспертного опроса по богатым, которая насчитывала 209 человек. Из них 50% опрошены в Москве и Санкт-Петербурге, другая половина — равными долями во всех территориально-экономических районах страны. Критерием отбора для выборки богатых по регионам являлся среднемесячный душевой доход не менее $ 1000, для Санкт-Петербурга — $ 1200, для Москвы — $ 1500. Кроме того, выборка экспертного опроса формировалась таким образом, чтобы в каждом регионе не менее 70% ее представляли люди, являющиеся основными кормильцами в своих семьях.

Учитывая, что в общероссийском репрезентативном массиве 106 человек были идентифицированы как богатые, в итоге общее число представителей богатых слоев населения составило в исследовании 315 человек, одна половина которых представляла Москву и Санкт-Петербург, а вторая — другие регионы России. Доля респондентов, живущих в условиях бедности, составила примерно четверть всего массива опрошенных, также проживающих во всех территориально-экономических районах страны.

1.1. Исследование «богатые и бедные в современной России»

Расхожим стало утверждение, что бедность в российской традиции выступает чуть ли не добродетелью, в то время как богатство — это нечто сомнительное и осуждаемое, противоречащее идее аскезы, вошедшей в живую ткань культуры русского народа. Так ли это сегодня, когда активно пропагандируются идеалы общества потребления и внушается мысль о том, что ценность любого человека определяется прежде всего качеством и количеством тех предметов, которыми он владеет?

Исследование «Богатые и бедные в современной России» показало, что реальная картина отражения богатства и бедности в современном российском самосознании находится где-то посередине между двумя этими крайностями. Можно даже сказать, что и богатство, и бедность россияне воспринимают философски-фаталистически, понимая их временность и относительность в условиях России. Достаточно посмотреть на отношение россиян к пословицам и поговоркам о бедности и богатстве, в которых аккумулирована народная мудрость, чтобы убедиться: с того времени, как они появились, согласие с ними большинства населения по-прежнему сохраняется (табл. 1).

Вместе с тем, обнаруживаются и существенные различия в отношении к ряду пословиц представителей богатых и бедных слоев населения. Так, в составе людей богатых доля тех, кто не считает честный, праведный труд основой благополучия и богатства, оказалась практически вдвое меньше, чем в составе бедных. И наоборот, российские бедные вдвое чаще не рассматривают добросовестный труд как гарантированный источник материального достатка. Большинство богатых не согласились и с тем, что бедность есть синоним щедрости, доброты, а богатство — скупости и жадности. В свою очередь, бедные придерживаются прямо противоположной позиции, видя в себе подобных источник добродетели.

Даже сейчас, после стольких лет реформ, повлекших за собой массовое объединение населения страны, большинство ее жителей — и богатых, и бедных — убеждены в том, что «не в деньгах счастье».

Таблица 1. Доля россиян согласных и не согласных с пословицами и поговорками о бедности и богатстве (%)

Пословицы и поговорки

согласны

Не согласны

Население в целом

богатые

бедные

Население в целом

богатые

бедные

Трудом праведным не наживешь палат каменных

Бедность — не порок, а несчастье

Богатство — вода, пришла и ушла

Чем беднее, тем щедрее, чем богаче, тем скупее

Богачи едят калачи, да не спят ни днем, ни в ночи

Богатством ума не купишь

Не в деньгах счастье

76,3

77,7

66,0

75,3

65,3

85,7

64,9

44,9

73,6

54,8

30,0

51,2

84,2

67,0

83,6

80,5

63,9

83,6

68,6

82,8

55,9

23,7

22,3

34,0

24,7

34,7

14,3

35,1

55,1

26,4

45,2

70,0

48,8

15,8

33,0

16,4

19,5

36,1

16,4

31,4

17,2

44,1

Нынешнее отношение наших сограждан к богатству и богатым можно проиллюстрировать двумя примерами. Во-первых, богатые в массовом сознании россиян — это стремящиеся к власти энергичные и инициативные люди, довольно жадные к деньгам, безразличные к судьбе своей страны и не слишком порядочные, но при этом образованные, отличающиеся профессионализмом и трудолюбием. Как видим, особой симпатии этот портрет не вызывает, но и классовой ненависти тоже не пробуждает, особенно если учесть, что «не в деньгах счастье» и «богатством ума не купишь», а расплачиваться за богатство приходится достаточно дорого — ведь «богачи едят калачи, да не спят ни днем, ни в ночи».

Во-вторых, на прямой вопрос «Как Вы относитесь к людям, которые разбогатели за последние годы?», основная масса опрошенных ответили, что не лучше и не хуже, чем ко всем остальным. При этом у четверти россиян богатые вызывают различные положительные чувства, и у стольких же — отрицательные (табл. 2). Хотя среди бедной части россиян отношение к богатым несколько хуже, чем у других слоев населения, но и среди них около 40% относятся к ним не хуже и не лучше, чем к остальным, а четверть даже полагают, что качества людей не зависят от степени их материальной обеспеченности. Впрочем, более трети бедных испытывают к богатым негативные чувства.

Доминирующим отношением к бедности является сочувствие, что логично вытекает из согласия с поговоркой «бедность — не порок, а несчастье». Сочувствие и жалость к бедным в немалой степени объясняются не только их плачевным состоянием, но и тем их образом, который сложился в современном массовом сознании россиян. Для большинства наших сограждан бедные — это люди в основном добрые, терпеливые, совестливые, законопослушные и трудолюбивые. Впрочем, портрет бедных в массовом сознании заметно различается в зависимости от уровня доходов людей.

Таблица 2. Как россияне относятся к людям, разбогатевшим за

Характер отношения

Отношение к разбогатевшим

Отношение к обедневшим

Население в целом

богатые

бедные

Население в целом

богатые

бедные

Не лучше и не хуже, чем к остальным

С подозрением,

неприязнью

С интересом

С презрением

С уважением

С завистью

С симпатией

Затруднились ответить

40,5

15,5

13,9

5,3

10,1

4,0

2,5

8,2

38,9

1,0

18,5

1,7

29,7

1,0

5,3

3,9

34,9

21,6

11,5

8,0

6,8

5,8

3,1

8,3

22,1

0,5

51,3

17,4

0,8

0,6

2,4

4,9

27,7

0,3

43,6

15,8

1,0

0,7

5,9

5,0

21,2

0,6

52,8

14,8

1,8

0,6

2,9

5,3

последние годы (%)

Если с точки зрения 40% наименее обеспеченного населения страны главным качеством бедных выступает доброта, то для 20% наиболее обеспеченных граждан это пассивность и инертность.

Несмотря на то, что представления о богатстве и бедности в российском обществе носят довольно субъективный характер, все же в суждениях большинства населения о том, кого можно считать богатым, а кого бедным, достаточно много общего. По мнению большинства опрошенных богатым является человек, среднемесячный душевой доход в семье которого составляет немногим более 20 тыс. руб. Такая сравнительно невысокая, на первый взгляд, планка в определении богатого человека становится понятной, если учесть, что среднедушевой доход на члена семьи у половины населения страны составляет, по их самооценкам, не более 2000 руб. в месяц (около $ 70), т. е. ровно в 10 раз меньше указанной «черты богатства».

Решающее влияние на представления россиян о том, с какого уровня доходов начинается богатство, оказывает их собственное материальное положение. Чем выше собственный доход, тем выше и планка «черты богатства», причем, как правило, различия между ними достигают 10-ти раз: для тех, чей душевой среднемесячный доход составляет 2,5 тыс. руб., богатство начинается с 25 тыс. руб., при 3 тыс. руб. дохода — с 30 тыс. руб. и т. д. При этом для респондентов с очень низкими доходами (до 1,2 тыс. руб. на человека) разрыв составляет всего 7 раз, и богатыми кажутся даже те, кто имеет 7−10 тыс. руб. душевого дохода в месяц. При доходах более 5 тыс. руб. этот разрыв, напротив, становится больше — 20-кратным.

Наиболее характерными особенностями жизни богатых большинство россиян считают качество их жилищных условий, возможность провести отпуск за границей, доступность приобретения дорогой мебели и бытовой техники, уровень медицинского обслуживания, возможность для детей добиться намного большего, чем большинство их сверстников, возможность получения хорошего образования и проведения досуга, уверенность в завтрашнем дне.

А что же большинство россиян понимают под бедностью? Для 90% опрошенных бедность — это уровень жизни немного ниже их собственного. Иначе говоря, определение «черты бедности» так же сильно зависит от собственных доходов людей, как и их представления о «черте богатства». Большинство россиян считают, что «черта бедности» проходит чуть выше 1,5 тыс. руб. на одного члена семьи в месяц. На уровне этих среднедушевых доходов сейчас находятся, судя по самооценкам россиян, почти 30% населения.

Характерными признаками образа жизни бедных, по мнению большинства россиян, выступают плохое питание, недоступность приобретения новой одежды и обуви, плохие жилищные условия, недоступность качественной медицинской помощи, отсутствие возможностей получить хорошее образование, удовлетворить первоочередные нужды без долгов, провести свое свободное время так, как хочется, а детям — добиться того же, что и большинству их сверстников.

Таким образом, бедность ассоциируется в самосознании населения России с совершенно определенными видами лишений. Однако те, кто испытывает эти лишения, — не всегда те же люди, чей душевой доход ниже признаваемой в массовом сознании «черты бедности». Различия в стоимости жизни по регионам, специфика расходов, связанная с составом семей и со здоровьем их членов, наличие или отсутствие весомой помощи со стороны родственников, друзей и знакомых приводят к тому, что в самом тяжелом положении оказываются часто семьи, чей среднедушевой доход выше 1,5 тыс. руб. в месяц. И, наоборот, часть тех, кто располагает меньшим доходом, к бедствующим слоям населения, судя по их уровню и образу жизни, не принадлежат.

Это побудило организаторов исследования выделить из всей выборки опрошенных тех, чьи образ и уровень жизни характеризуются особенностями, отнесенными большинством к признакам бедности: плохое питание, дефицит одежды, плохие жилищные условия и т. д.

Как оказалось, доля россиян, находящихся в подобных условиях, составляет сегодня 23,4%, т. е. практически четверть населения страны. Это и есть по социологическим меркам настоящие бедные в современной России. Причем только у половины их представителей уровень доходов действительно не превышает 1,5 тыс. руб., а у остальных доходы составляют от 1,5 тыс. до 3 тыс. руб. В отдельных же случаях (6,5%) в группу реальной бедности попали даже респонденты со среднедушевыми ежемесячными доходами выше 3 тыс. руб. (в основном это относится к Москве, где особенно высока стоимость жизни).

Как известно, любое явление познается в сравнении. Поэтому сопоставим некоторые данные нашего исследования с данными общеевропейского исследования «Евробарометр — 40: бедность и социальная эксклюзия» (было проведено в 1993 г. в странах: Франция, Бельгия, Голландия, Германия, Италия, Люксембург, Дания, Ирландия, Великобритания, Греция, Испания, Португалия, Норвегия, Финляндия; общая выборка 15 079 человек). Как показало сравнение, между восприятием бедности в России и в западноевропейских странах — большая дистанция. В среднем по Европе лишь 38,0% населения отметили, что в той местности, где они проживают, есть люди, оказавшиеся в ситуации бедности. При этом 34,3% всех опрошенных респондентов в Европе считали, что в их местности вообще нет тех, кто находится в состоянии бедности или рискует оказаться бедным в ближайшее время.

В России этот вопрос задавался в несколько иной формулировке («Есть ли в области, городе, где Вы живете, люди, которые за последние годы оказались за чертой бедности?»), и ответы распределились следующим образом: «есть, и таких людей много» — 77,0%, «такие люди есть, но их не слишком много» — 18,5%, «в подобном положении находятся единицы» — 4,5%. Как видно, полученная картина представлений россиян о распространенности бедности очень отличается от европейских показателей. Кроме того, личный опыт постоянного общения с бедностью имеет большинство россиян, в отличие от европейцев, для которых это скорее исключение из правил.

Возможно, что в основе различий в восприятии бедных — разные взгляды россиян и европейцев на причины нахождения людей за чертой бедности. Среди причин нынешнего тяжелого положения людей, оказавшихся за чертой бедности, в массовом сознании россиян доминируют невыплаты зарплаты на предприятии и задержка пенсий, длительная безработица, недостаточность государственных социальных пособий, болезнь, инвалидность, и лишь на пятом месте стоят алкоголизм и наркомания. В Европе же причины бедности связываются прежде всего с самим человеком, его неустроенностью и личными недостатками, прежде всего — алкоголизмом и наркоманией (табл. 3).

Таблица 3. Причины бедности в восприятии европейцев и россиян

Причины бедности

Европа

Россия

Длительная безработица

Невыплаты з/п, задержка пенсий

Семейные неурядицы, несчастья

Болезнь, инвалидность

Алкоголизм, наркомания

Низкий уровень жизни их родителей

Проживание в бедном регионе

Отсутствие поддержки со стороны

Недостаток государственных пособий

Лень, неприспособленность к жизни

Наличие большого числа иждивенцев

Плохое образование, низкая квалификация

Они мигранты, беженцы

Нежелание менять привычный образ жизни

Им просто не везет

54,0

-

26,7

23,8

57,1

12,7

8,6

20,4

21,0

9,7

4,8

17,6

6,4

4,5

-

41,2

46,8

25,0

36,8

35,0

20,5

17,3

20,1

37,1

22,6

17,2

22,5

5,5

19,3

13,7

Судя по полученным данным, представления о причинах бедности у россиян достаточно обоснованы. Действительно, именно макроэкономические причины, прежде всего состояние регионального рынка труда, заметно влияют на долю бедных в общей численности населения. При этом в условиях депрессивных рынков труда в составе бедных оказываются и вполне обычные полные семьи с работающими родителями и несовершеннолетними детьми. Личностные особенности, прежде всего алкоголизм, влияют на возрастание риска скатиться в глубокую нищету в основном для семей полностью деградировавших алкоголиков. Для остальных же намного важнее оказываются макрофакторы — низкая з/п, задержка з/п и пенсий, невозможность приработков и низкая экономическая отдача от них в бедных регионах и т. п.

В оценках причин благополучия богатых, данных представителями полярных слоев общества, есть существенные различия. Бедные заметно большой упор делают на те причины, которые либо не связаны в их глазах с личными достоинствами и усилиями наиболее благополучных граждан, либо носят ярко выраженный негативный характер — возможность брать взятки, непорядочность, связь с криминалом (рис. 1). В свою очередь, богатые подчеркивают именно личностные качества, способствовавшие росту благополучия своих знакомых — деловую хватку, умение использовать все шансы, готовность работать без оглядки на время и здоровье, наличие высокой квалификации.

Что же касается распространенности в российском обществе богатых людей, то почти половина опрошенных (48,6%) полагают, что такие случаи отнюдь не единичны, хотя разбогатеть удалось все-таки не очень многим. Лишь треть (33,8%) населения считают, что в той местности, где они проживают, только единицам удалось за последние годы разбогатеть. При этом среди бедных этой точки зрения придерживаются почти 40%, а среди богатых — 21,1%. Наконец, 17,6% населения полагают, что в их местности за последние годы разбогатеть удалось очень многим. При этом в мегаполисах, областных центрах и даже малых городах доля считающих, что разбогатели многие, составляет от 18,7 до 21,6%, а вот в селах — вдвое меньше (9,7%). Зато половина жителей сел убеждена, что разбогатеть удалось лишь считанным единицам, что свидетельствует об объективно низких возможностях восходящей социальной мобильности на селе в последние годы.

Рисунок 1. Представления россиян о причинах благополучия богатых слоев населения (%)

Во-вторых, оказалось, что в сегодняшней России богатые, как и бедные, не изолированы от остального общества и пока продолжают «вариться в общем котле». Возможно, это связано с тем, что их новое социальное положение имеет не очень большой «срок давности». Примечательно, что только 40% населения среди их ближайшего окружения не оказалось представителей богатых слоев населения, а у каждого пятого в составе ближайшего окружения нашлись три или более богатых семей. Учитывая, что речь идет о полярных группах общества, столь развитая система контактов между ними является еще одним свидетельством незавершенности процесса формирования жестких границ между различными социальными слоями.

Короткая дистанция в межличностном общении между полярными группами общества имеет как хорошие, так и плохие стороны. С одной стороны, тесные контакты представителей слоев населения, располагающих принципиально разными возможностями, помогают развитию межсемейных трансфертов, сетей взаимопомощи в среде самого населения, что в определенном смысле смягчает материальные последствия неэффективности государственной социальной политики. С другой стороны, они способствуют определенному усугублению социальной напряженности между этими слоями общества за счет постоянного сравнения бедными своих возможностей и образа жизни с возможностями и образом жизни богатых.

1.2. Как живут бедные в современной России

В исследовании специфики российской бедности необходимо, прежде всего, определить, что считать бедностью, каковы ее типологические черты в нынешней России, что в наибольшей степени отличает жизненные стандарты действительно бедных людей от жизненных стандартов остального населения. Теоретическая бедность представляет собой неспособность поддерживать определенный приемлемый уровень жизни. Однако в России в качестве официального и наиболее распространенного метода оценки нуждаемости выступает не комплексное исследование особенностей и элементов, характеризующих дифференциацию уровня жизни, а измерение доходной обеспеченности населения. При этом игнорируется широкий спектр других доступных ресурсов, влияющих на поддержание материального благосостояния людей.

Представляется, что оценка такого сложного социального феномена, как бедность, затруднительна в том случае, если в качестве основы избирать какой-то один жесткий критерий, позволяющих отделить бедных от небедных. Это относится в первую очередь, к подходу, основанному на критерии среднедушевого дохода. В условиях перехода России к рынку, которому способствует экономическая нестабильность, инфляция, теневые процессы, использование душевого дохода как единственного критерия в оценках реальной бедности может за частую давать искаженную картину явления. Во-первых, объективность декларируемого респондентами душевого дохода крайне сложно проверить, во-вторых, одного его оказывается явно не достаточно, чтобы понять, какими ресурсами в действительности обладает современная российская семья. Наконец, возможности применения этого критерия ограничены в условиях сильно дифференцированной картины межрегиональных различий.

Исходя из этого, гораздо более информативным представляется использование многомерного подхода, учитывающего не только объем текущих доходов населения, но и специфику его ресурсной обеспеченности в целом. Под ресурсной обеспеченностью имеется в виду прежде всего накопленный имущественный потенциал, характер и объемы располагаемой недвижимой собственности (жилье, дача, земля), а также, как следствие низкого уровня такой обеспеченности, — качественная структура основных испытываемых лишений и ограничений в общепринятом наборе потребительских благ. В современной России экономить, отказывать себе в тех или иных потребительских и социальных благ приходиться многим, однако самые бедные зачастую вынуждены экономить на самых необходимых, жизненно важных расходах (питании, одежде, расходах на лечение, затратах на цели воспитания детей), а от некоторых предметов, услуг и видов деятельности зачастую полностью отказываются (платные услуги, полноценный отдых, досуг). В то же время более обеспеченные (или менее обделенные) слои населения чаще ограничивают себя в дополнительных, более сложных расходах, скорее исходящих из потребности в качественном обновлении жизни, чем из необходимости свести концы с концами перед угрозой нормальному ходу жизни.

Если рассматривать бедность именно в этом контексте, мы обнаружим, что степень нуждаемости проявляет себя не только (и не сколько) в низких душевых доходах определенной группы российского населения, сколько в нахождении за некоторым критическим порогом, чертой бедности, по причине накапливающихся во времени материальных лишений и нехватки ряда значимых ресурсов.

Рассмотрим основные демографические, поселенческие и другие характеристики бедных. Согласно полученным данным, представители группы бедных несколько старше, чем представители иных групп, различающихся уровнем своего благосостояния. Так, возраст среднестатистического бедного в России — 47 лет, в то время как среднестатистического богатого — 33 года, представителя среднего слоя — 42 года.

Отличаются бедные и по демографическому составу своих домохозяйств. Здесь выше, чем у населения в целом, доля многодетных, неполных, других проблемных типов семей, в частности, многопоколенных семей с пенсионерами, инвалидами и детьми одновременно. Только 37,8% бедных семей не имеют в своем составе какого-нибудь экономически неактивного взрослого члена семьи (будь то пенсионер или безработный), в то время как для среднестатистической российской семьи такой показатель составляет47,2%, а для состоятельной — 80,1%.

Кроме того, наблюдается очевидная тенденция смещения российской бедности в сторону малых городов и сельских поселений. Если в среднем по России по данным опроса и примененной нами методике насчитывается 23,4% живущих за чертой бедности, то на селе -30,6%, в малых городах — 24,2%, а в крупных областных и столичных регионах — 18−19%.

Повседневная жизнь российских бедных, по их мнению, отличается от всех остальных групп российского общества прежде всего характером питания, качеством занимаемого жилья, уровнем медицинского обслуживания, доступностью приобретения и/или качеством одежды и обуви.

Каков же экономический потенциал бедных, прежде всего — имущественный? Подчеркнем, что возможности удовлетворения потребностей и приобретения и обновления основных предметов длительного пользования — одна из самых значимых характеристик, отличающих жизнь бедных семей от жизни не только богатых, но и большинства россиян. Анализ имущественной обеспеченности населения в целом показывает, что существует ряд предметов длительного пользования, которым обладает подавляющее большинство населения, признаваемых безусловно необходимыми для создания и поддержания нормального жизненного пространства независимо от того, богат человек или беден. Если какая-то российская семья оказывается лишенной именно этих основополагающих предметов в своей повседневной жизни, ее уровень жизни действительно низок.

Одним из результатов исследования стало выделение этого общепризнанного набора имущества, отсутствие которого определенно свидетельствует о скатывании за черту бедности в современной России. В обязательном порядке он включает в себя холодильник (его не имеют всего 1,3% населения в целом), цветной телевизор (не имеют 5,4%), ковер или палас (не имеют 6,7% опрошенных), а также стиральную машину, пылесос и любой мебельный гарнитур, включая стенку, кухню, мягкую мебель и т. д. (их не имеют от 14,9 до 17,9% россиян). Сразу оговоримся, что в нашу задачу в данном случае не входила оценка качественного состояния этих предметов длительного пользования, — для оценки уровня жизни населения с позиций нахождения за чертой бедности достаточно уже самого факта их наличия или отсутствия в семье. Следует воздерживаться и от абсолютизации обязательного имущественного набора (в смысле утверждения, что семья бедна, поскольку у нее нет, допустим, пылесоса). Речь идет о том, что возможность обеспечить себя этим минимально необходимым набором жизненных благ в современной России указывает на тенденцию постепенного скатывания за черту бедности (где сама степень обеднения может оставаться различной). При этом очевидным (и статистически подтвержденным фактом) является то, что отсутствие как минимум двух из вышеперечисленных видов имущества (например, холодильника и телевизора) -отчетливый признак существования на уровне нищеты.

Какова же имущественная ситуация бедных российских семей? Как показало исследование, та часть населения, которая находится за чертой бедности, довольно ощутимо отстает от остальных в возможностях иметь даже минимально необходимый имущественный набор. Среди них 43,1% не имеют пылесоса, 42,5% -мебельного гарнитура, 33,9% - стиральной машины, 18,6% - цветного телевизора и т. д. Не удивительно поэтому, что только 6,3% российских бедных сообщили о наличии компьютера (у населения в целом — 19,3%); 15,9% бедных имели автомобиль (в составе населения в целом- 34,2%); наконец, только 16,6% бедных располагали современной бытовой техникой — миксером, грилем, тостером, кухонным комбайном и т. п. (что отметили 38,7% населения в целом).

Остается добавить, что даже при наличии в нуждающейся семье предметов длительного пользования, составляющих минимально необходимый в российских условиях потребительский набор, у бедных отчетливо прослеживается тенденция их постепенного износа при невозможности обновления. Если обратить внимание на то, когда было куплено имущество, находящееся в распоряжении бедных, можно увидеть, насколько ограниченным на фоне остального населения выглядят на сегодняшний день их потребительские возможности в имущественной сфере. На рисунке показана та доля имущества (из имеющегося в распоряжении), которая была приобретена полярными группами российского населения в последние 7 лет.

Очевидно, что бедные российские семьи оказываются самой обделенной категорией населения с точки зрения доступности для них обновления предметов длительного пользования.

Что касается других типов их ресурсной обеспеченности, то надо отметить, что единственным типом более или менее доступного для бедных значимого имущества оказывается наличие у них приватизированной квартиры или собственного дома (последний в основном у сельских жителей и жителей малых городов). Низкая ресурсная обеспеченность означает, что у бедных имеется гораздо меньше возможностей задействовать по мере необходимости определенные типы стратегически значимого имущества (дача, гараж, автомобиль и т. д) для поддержания уровня своего материального благосостояния: обычно они ими просто не располагают. Так, у наиболее нуждающейся группы населения в два раза реже, чем у среднестатистического россиянина, имеются дача, садово-огородный участок с летним домом. Но если для бедных, проживающих на селе и в малых городах, этот факт частично компенсируется наличием земли, огорода, подсобного хозяйства (данные показывают, что жители сел располагают землей и скотом практически не зависимо от глубины их обеднения, разница лишь в объемах этих ресурсов), то положение городских бедных с точки зрения их возможностей использовать землю, приусадебный участок для самообеспечения продуктами питания оказывается гораздо более невыгодным.

Анализ показывает, что возможности ведения личного подсобного хозяйства (ЛПХ) у бедных россиян достаточно ограничены — они в полтора раза ниже, чем у населения в целом. Существующий в массовом сознании миф о том, что нуждающееся население России выживает в основном за счет дачно-огородной деятельности, требует определенной корректировки — дачно-огородная деятельность, возможно, служит существенным подспорьем для среднеобеспеченных слоев населения, но бедные слои в массе лишены доступа и к этому ресурсу улучшения собственного положения.

Крайняя ограниченность ресурсного потенциала бедных (как в денежном выражении, так ив имущественном плане) напрямую предопределяет другие особенности их экономического поведения. Данные исследования показывают, что целый ряд эффективных элементов этого поведения — сбережения, инвестиции, эксплуатация накопленного имущества — для бедных россиян изначально оказывается неосуществим. Всего 7,1% бедных имеют хоть какие-то сбережения (в отличии от четверти населения в целом и 80,9% богатых). Напротив, у бедных обнаруживается тенденция постепенного накопления долгов (треть бедных, т. е в два раза больше, чем по населению в целом, сообщили, что для поддержания своего материального благосостояния им приходится регулярно занимать деньги). Накопившиеся мелкие долги присутствуют в 38,7% бедных семей, кроме того, четверть бедных констатирует наличие у них еще и долгов по квартплате. В более благополучных группах населения жизнь в долг все-таки не приобретает такого масштаба, как у бедных.

Острая нехватка у бедных любых материальных ресурсов приводит к тому, что каждый второй из них не в состоянии пользоваться низкими платными услугами, которые доступны другим слоям населения России. Так, около 90% бедных не прибегают к платным образовательным услугам, свыше 95% - оздоровительным, почти 60% - медицинским. Отстаивание потребительских возможностей бедных, особенно в сфере образования, оздоровления, рекреации, отдыха, очевидно. То, что части бедных все-таки удается воспользоваться платными медицинскими услугами, отражает скорее не их возможности в этой сфере, а очевидное замещение бесплатной медицинской помощи в России псевдорыночным ее вариантом и острейшую потребность бедных в медицинских услугах. Судя по самооценкам, всего 9,2% бедных на сегодняшний день могут сказать с определенной долей уверенности, что с их здоровьем все в порядке, в то время как 40,5%, напротив, уверены, что у них плохое состояние здоровья. Боязнь потерять здоровье, возможность получить медицинскую помощь даже при острой необходимости составляют основу жизненных страхов и опасений подавляющего большинства бедных.

По данным исследования, немалая доля российского населения (23,1%) серьезно озабочена отсутствием перспектив для детей, а именно для бедных эта проблема на практике встает наиболее остро. Как уже отмечалось, возможности получения хорошего образования, включая дополнительные занятия для детей и взрослых, в настоящее время входят в первую пятерку наиболее значимых факторов, отличающих жизнь бедных семей от жизни всех остальных. Уже сейчас подавляющее большинство российских бедных (62,2%) оценивают собственные возможности получения образования и знаний, которые им необходимы, как плохие (население в целом склоняется к подобной оценке только в трети случаев, богатые — практически — никогда). Только каждой десятой бедной семье в России удается оплачивать образовательные услуги, и как следствие, среди бедных все больше растет убеждение в том, что получить хорошее образование «хотелось бы, но вряд ли удастся» (41,1% бедных по сравнению с 29,7% населения в целом). И здесь возникает новая проблема, острота которой пока не до конца осознается российским государством. Чрезмерная поляризация общества, прогрессирующее сужение социальных возможностей для наиболее депривированных его групп, неравенство жизненных шансов в зависимости от уровня материальной обеспеченности в скором времени приведет к активизации воспроизводства российской бедности, резкому ограничению возможностей их сверстников из иных социальных слоев. Оборотной стороной этой проблемы станет сокращение притока талантливой молодежи в экономику России и, как следствие, — снижение конкурентоспособности экономики страны.

Собственно, уже сейчас бедным как четко обозначенной социальной группе довольно редко вообще удается добиться каких-либо существенных изменени1 своего положения, решить сложную семейную проблему, остановить падение уровня жизни, вырваться из круга преследующих их неудач. За последние три года только 5,5% из них удалось поднять уровень своего материального положения (среди населения в целом — 22,7%); 9,0% - повысить уровень образования и квалификации (население в целом — 20,7%); всего 7,9% бедных сумели получить повышение на работе или найти новую подходящую работу (население в целом -17,4%); 3,7% позволили себе дорогостоящие приобретения — мебель, машину, дачу, квартиру (население в целом — 15,5%); наконец, считанным единицам бедных (менее 1,0%) удалось побывать в другой стране мира (население — 4,8%далось побывать в другой стране мира ()ретения — мебель, найти новую подходящую работу ()ожения ()я жизни, вырваться из круга п). В общей сложности три четверти российских бедных за три года не смогли изменить к лучшему хоть что-либо в своем нынешнем положении. В то время как шансы на это более обеспеченных слоев населения были гораздо выше и росли пропорционально росту их материального достатка.

Ситуация с нарастающим обнищанием бедных по многим показателям близка к критической: половина из них констатирует, что плохо питается, до 70−80% не имеют никаких возможностей для нормального досуга и отдыха и, наконец, каждый третий российский бедный уже настолько разуверился в возможности изменить ситуацию, что критически смирился с тем, что его жизнь складывается плохо (в среднем по массиву опрошенных — каждый десятый).

Исходя из вышесказанного, очевидной становится проблема: постоянно истощающиеся ресурсы российских бедных должны каким-то образом пополняться. Структура их доходов в целом не слишком-то отличается от структуры доходов населения — и в том, и в другом случае основу ее составляют доходы от занятости (зарплата по основному или дополнительному месту работы) и социальные трансферты (пенсии, пособия, алименты и т. д). У бедных зарплата, приработки и трансферты составляют 69,6%, 16,1% и 43,1%, у населения в целом — 74,1%, 19,7% и 36,5% соответственно. Другие источники дохода (от собственности, от сдачи в аренду имущества, % по вкладам, инвестициям, от собственного бизнеса) не занимают никакого места в совокупной структуре доходов бедных, и крайне незначительное — в совокупной структуре доходов населения в целом.

Как видим, некоторые социально-демографические особенности группы бедных (ее большая экономическая неактивность, связанная, главным образом, с большим удельным весом таких членов семьи, как пенсионеры, дети, инвалиды, безработные) неизбежно смещает структуру доходов нуждающихся семей в сторону уменьшения роли заработной платы и повышении значимости социальных трансфертов, о недостаточности которых уже говорилось. Но это только одна, и отнюдь не главная сторона проблемы бедных в России.

Главное в том, что те же самые социально-демографические особенности влекут за собой большую иждивенческую нагрузку на доходы работающих, если таковые присутствуют в семье бедных. А они присутствуют в 81,7% случаев (по населению в целом — 87,5% семей). Однако доходов от занятости при повышенной иждивенческой нагрузке, низком уровне оплаты их труда, закрытом доступе к другим источникам доходов по причине низкого социального и ресурсного потенциала бедных оказывается недостаточно, чтобы вырваться из состояния бедности. Поэтому не следует сосредоточивать внимание на том, что бедным не хватает получаемых социальных трансфертов — зачастую им просто не хватает возможностей нормальной занятости, способной обеспечить основные базовые потребности их семей.

Глава 2. Российская бедность: измерение и пути ее преодоления

Бедность -- неизбежный спутник современного общества, так как ее причины вызваны не только недостатками здоровья, личности, характера, интеллекта и психики, не только несовременной прокреативной ориентацией, обусловливающей многодетность, не только эгоистической позицией работодателей (включая государство), но и общим дефицитом ресурсов в мировом масштабе. Устранить бедность социальный работник не в состоянии, он может действовать с целью устранения наиболее вопиющих последствий бедности, с тем чтобы она не стала наследственной для семьи данного клиента: оказать содействие в обеспечении полноценным питанием; помочь получить образование и вместе с тем шансы на успешный социальный старт детям бедняков, родители которых не могут предоставить им таких возможностей, какие предоставляются детям из обеспеченных или богатых семей; гарантировать медицинскую помощь, в первую очередь женщинам и детям.

2.1. Измерение бедности

К числу показателей, отражающих глубину и остроту проблемы бедности в обществе, относятся индекс бедности, индекс дефицита бедности, индекс квадратичного дефицита бедности. Они интерпретируются следующим образом.

Индекс дефицита бедности выражает дефицит бедности в процентном отношении к черте бедности по отношению к численности всего населения, и в этом смысле является характеристикой всей совокупности населения. Индекс квадратичного дефицита бедности более чувствителен к благосостоянию беднейшей части населения, хотя он, как и индекс дефицита бедности, выступает характеристикой всего населения

Наименьшие показатели бедности приходятся на начало 1997 — 1998 гг.; когда доля бедных по величине денежных доходов составляла 45,6 — 45,9%, а средний квадратичный дефицит бедности составлял 11 — 11,1%. В дальнейшем начался рост показателей бедности, пик которого пришелся на 1999 г. Резкое обеднение населения говорит о том, что августовский финансово-экономический кризис 1998 г. отразился в последующие годы, и прежде всего, в1999г.

Наиболее зримо успехи государства в борьбе с бедностью отражает показатель доли бедных в населении. Заметим, что даже если доля бедных в обществе заметно не уменьшается — это не означает, что государство ничего не делает в этом направлении. В силу различия свойств индексов бедности их динамика может служить критерием оценки социальных политик разной направленности. Так, более динамичное по сравнению с другими показателями сокращение доли бедных может означать, что меры социальной политики были адресованы группе, которая находилась сразу же за чертой бедности и которую можно вывести из этого состояния не столько за счет социальных трансфертов, сколько за счет создания условий для интенсификации собственных усилий в улучшении материального положения. Это могло произойти и за счет улучшения социально-экономической конъюнктуры, выгоды от которой распределяются среди населения достаточно равномерно.

Когда самые высокие темпы уменьшения наблюдаются для индекса дефицита бедности, это означает, что в поле зрения социальной политики находятся все группы бедных.

Этот вариант предполагает использование широкого комплекса мер как социальной, так и экономической политики. Он, по сути, является самым дорогостоящим с точки зрения затрат и именно потому подтверждает решимость государства системно бороться с бедностью.

Динамика индексов бедности в России между 1999 и 2002 гг. позволяет констатировать, что меры социальной политики в стране были направлены в первую очередь на беднейшую часть населения. Индекс квадратичного дефицита бедности сократился к 2002 г. на 27%, в то время как индекс дефицита бедности -на 21,6%, а доля бедных — на 12,7%. Таким образом, в этот период осуществлялся минималистский вариант борьбы с бедностью — оказывалась помощь людям, находившимся в состоянии крайней бедности (нищеты). Такая помощь обязательна и необходима, но она не предотвращает воспроизводство бедности и практически не уменьшает ее масштабы.

При обсуждении показателей уровня бедности нельзя не остановиться на существенных отличиях оценок уровня бедности, полученных в исследовании, и официальных данных Госкомстата Р Ф. По данным Госкомстата, в 2002 г. доходы ниже прожиточного минимума в России имели 25% населения. Эту же цифру в декабре 2003 года озвучил президент РФ, назвав бедность острой социальной проблемой страны, требующей неотложного решения. Именно масштаб бедности 20−25% стал ориентиром для деятельности нового правительства РФ.

Разница приведенных в данной статье показателей доли бедных, а также оценок Госкомстата Р Ф на основе данных ОБХД (публикуемых в ежеквартальных сборниках) и официальных данных Госкомстата Р Ф составляла в начале 2000-х годов 2,3−2,7 раза. На наш взгляд, это объясняется тем, что доля бедных в размере 25% является итогом оценки доходов населения, осуществляемой на макроуровне с использованием баланса доходов и расходов. На этом уровне становится очевидным расхождение между легальными, учтенными доходами и суммой расходов, произведенных населением страны. Таким образом выявляются неучтенные доходы. Это и доходы незаконного происхождения — получаемые за счет нелегальных, запрещенных законом производств, продажи товаров и услуг (алкоголь, наркотики, проституция и пр.), доходы криминального характера (хищения, взятки), а также доходы, присваиваемые предпринимателями предприятия за счет ухода от налогов на заработную плату и прибыль, и пр. При макроэкономических расчетах сумма неучтенных доходов распределяется среди всего населения.

Результаты расчетов показателей бедности по группам территорий, входящих в состав федеральных округов, свидетельствуют, что, во-первых, в анализируемый период во всех федеральных округах наблюдается рост масштабов бедности; во-вторых, самый высокий уровень бедности был в российской периферии — восточных (Сибирский и Дальневосточный федеральные округа) и южных (Южный федеральный округ) районах страны (табл. 4)

Можно видеть, что «вечные» российские диспропорции в развитии западных и восточных регионов страны превратились из административно-территориальных и географических различий в социальные. Вследствие этого Сибирский, Дальневосточный и Южный федеральные округа являются наиболее проблемными группами регионов как для текущей, так и для перспективной социальной политики в области регулирования доходов, заработной платы, уровня потребления и других показателей уровня жизни.

В Сибирском федеральном округе концентрируются субъекты Федерации, являющиеся территориями компактного проживания коренных народов Сибири — бурят, тувинцев, хакасов, алтайцев, шорцев. Титульные и аборигенные этносы в этих субъектах Федерации составляют 27−30% населения (за исключением Тувы, где доля тувинцев насчитывает 64%). Они образуют костяк сельского населения, расселенного по всему пространству этих регионов и занятого преимущественно традиционными формами хозяйствования. В настоящее время аборигенные этносы слабо интегрированы в экономику и ориентированы исключительно на автономное жизнеобеспечение. Основой их существования и выживания является возврат к натуральному хозяйству. Судя по статистическим данным, денежные душевые доходы населения на территориях с повышенной концентрацией аборигенных этносов существенно ниже, чем у остальных жителей. Так, в 2002 г. в Тюменской области они были в 3−4 раза ниже, чем в среднем на одного жителя области, а по Красноярскому краю — ниже в 2−3 раза.

Еще один интересный аспект измерения бедности в обществе — значимость проблемы бедности для какой-либо из социальных групп в масштабах всего общества. Она зависит не только от доли бедных в группе, но и от среднего размера дефицита бедности в этой группе и от доли группы в составе населения.

2.2. Пути преодоления бедности

В настоящее время в нашей стране в основном завершился начальный этап изучения бедности и выработки подходов к ее снижению в новых условиях. Его результатом стало значительное развитие социального законодательства, формирование общественной потребности в комплексном решении этой проблемы с опорой на науку, а также развитие ряда исследовательских коллективов, способных совместно с практиками реализовывать комплексные международные, общероссийские и региональные проекты по снижению уровня бедности.

Приложение

Таблица. Мнение о главных характеристиках отличия жизни богатых семей от всех остальных (в %)

Условия жизни

Население в целом

Богатые

Бедные

Качество жилищных условий

Возможность провести отпуск за границей

Доступность приобретения дорогой мебели и бытовой техники

Уровень медицинского обслуживания

Возможность для детей добиться в жизни намного большего, чем большинство их сверстников

Возможности получения хорошего образования

Большая уверенность в завтрашнем дне

Возможности проведения досуга (посещение дорогостоящих дискотек, ресторанов и т. д.)

Возможность приобретения недвижимости за рубежом

Наличие дорогого автомобиля

Возможность иметь интересную работу

Отношение к ним окружающих

Незащищенность от физического насилия и посягательств на их собственность

73,5

62,0

53,0

49,0

42,6

41,0

35,4

27,1

24,1

24,7

18,5

7,2

4,1

75,6

53,1

45,2

46,5

41,3

53,5

36,3

27,1

23,4

21,5

21,1

9,9

6,6

72,9

60,4

53,0

53,2

41,3

40,4

38,4

25,5

22,2

22,2

19,5

5,8

3,5

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой