Англоязычные терминологические словосочетания подъязыка "Юриспруденция" и особенности их перевода на русский язык

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему:

Англоязычные терминологические словосочетания подъязыка «Юриспруденция» и особенности их перевода на русский язык

Введение

Выпускная квалификационная работа «Англоязычные терминологические словосочетания подъязыка „Юриспруденция“ и особенности их перевода на русский язык» посвящена исследованию проблем, связанных с переводом данных словосочетаний.

Актуальность темы объясняется объективными причинами. Во-первых, развитие в настоящее время экономических, политических и торговых контактов между Россией и зарубежными странами, а также многочисленное заключение различных видов договоров, возникновение споров в связи с невыполнением обязательств по договору, возникновение различных видов ответственности, требует большого числа специалистов, владеющих английским языком, а также специальными познаниями в области юриспруденции, что предполагает обучение языку на высоком профессиональном уровне. Во-вторых, до сих пор проблемы перевода юридических текстов остаются недостаточно разработанными.

Объектом исследования является терминологический слой лексики и особенности его функционирования в конкретной паре языков: английский (ИЯ) и русский (ПЯ).

Предметом исследования является природа термина и трудности, связанные с его передачей на ПЯ.

Целью выпускной квалификационной работы является всесторонний анализ такого феномена как термин и учет особенностей перевода терминологических словосочетаний подъязыка «Юриспруденция»

Достижение цели предполагает решение следующих задач:

1. Рассмотреть понятие термина, его свойства и классификацию;

2. Рассмотреть общие вопросы перевода юридических терминов;

3. Выделить основные трудности при переводе юридических терминов;

4. Охарактеризовать способы передачи терминов с английского языка на русский язык на основе переводческих трансформаций.

Цель и задачи исследования предопределили следующую структуру работы: данная работа включает в себя введение, три главы и заключение.

Глава первая содержит анализ понятия «термин» с позиции различных авторов, выделяются основные свойства термина, также приводится классификация термина по логическому, лингвистическому, науковедческому и другим принципам.

Глава вторая описывает специфику перевода юридической терминологии, характеризуются основные особенности юридического языка изложения legalese. Рассматриваются основные теоретические проблемы перевода юридической терминологии, трудности которые возникают в процессе перевода юридических терминов, а также предложения по их решению. Характеризуются переводческие трансформации с точки зрения различных авторов.

Материалом исследования послужили следующие договора:

Договор на поставку высокотехнологического оборудования (Contract for Supply of Hi — Tech Equipment);

Договор на поставку и монтаж сложных машин и оборудования (Contract for Supply and Erection of Complex Machinery and Equipment).

Юридические термины были выделены методом сплошной выборки из текста договоров.

Методика исследования: работа выполнена комплексной методикой на основе сравнительно-сопоставительного и семантического анализов терминов.

1. Понятие термина и терминосистемы в современной лингвистике

1.1 Понятие термина и виды терминологических единиц

Термин (включая юридические термины и термины организационно-распорядительной документации) — это единица какого-либо конкретного естественного или искусственного языка (слово, словосочетание, аббревиатура, символ, сочетание слова и букв-символов, сочетание слова и цифр-символов), обладающая в результате стихийно сложившейся или особой сознательной коллективной договоренности специальным терминологическим значением, которое может быть выражено либо в словесной форме, либо в том или ином формализованном виде и достаточно точно и полно отражает основные, существенные на данном уровне развития науки и техники признаки соответствующего понятия. Термин — слово, обязательно соотносимое с определенной единицей соответствующей логико-понятийной системы в плане содержания.

А.А. Реформатский определяет термины «как однозначные слова, лишенные экспрессивности» [А.А. Реформатский, 1959: 78]. М. М. Глушко констатирует, что «термин — это слово или словосочетание для выражения понятий и обозначения предметов, обладающее, благодаря наличию у него строгой и точной дефиниции, четкими семантическими границами и поэтому однозначное в пределах соответствующей классификационной системы» [М.М. Глушко, 1974: 33].

Какова же лингвистическая природа термина? Во-первых, термин — это неотъемлемая органическая часть лексической системы литературного языка. Во-вторых, термины отличаются от других разрядов слов своей огромной информационной насыщенностью.

Согласно А. А. Реформатскому, терминология — это система понятий данной науки, закрепленных в соответствующем словесном выражении. Если в общем языке (вне данной терминологии) слово может быть многозначным, то, попадая в определенную терминологию, оно приобретает однозначность. «[А.А. Реформатский 1959: 49].

В словаре-справочнике Д. Э. Розенталя говорится, что «термин может либо входить в состав только одной терминологии (префикс, позитрон, дифференциальное исчисление…), либо входить в разные терминологии (операция — в медицине, финансовой области, военном деле…)» [Д.Э. Розенталь и М. А. Теленкова, 1976: 486].

Как было отмечено Д. Э. Розенталем, термин может входить в разные терминологии данного языка, что представляет собой межнаучную терминологическую омонимию, например:

reaction 1) в химии, 2) в филиологии, 3) в политике;

reduction 1) в философии, 2) в юриспруденции, 3) в фонетике;

assimilation 1) в этнографии, 2) в фонетике.

Содержание термина раскрывается его дефиницией на основе выделения необходимых и достаточных признаков понятия. «Содержание слова раскрывается через его лексическое значение, не предполагающее логического выделения признаков понятия; в слове по сравнению с термином менее определенный объем понятия, без применения количественных характеристик» [В.П. Даниленко, 1977: 26].

Поскольку единого определения термина в лингвистической литературе пока нет, актуальной остается задача такого определения.

«Словарь — справочник лингвистических терминов» Розенталя и Теленковой дает следующее определение термина: «Термин (лат. terminus — предел, граница, пограничный знак) — слово или словосочетание, точно обозначающее какое-либо понятие, применяемое в науке, технике, искусстве. В отличие от слов общеупотребительных, которые часто бывают многозначными, термины, как правило, однозначны, им не свойственна также экспрессия» [Д.Э. Розенталь и М. А. Теленкова, 1976: 486].

«Термин — это слово или словосочетание, которое имеет специальное, строго определенное значение в той или иной области науки и техники» [Р.Ф. Пронина, 1986: 8].

Итак, можно дать краткое рабочее определение термина. И мы воспользуемся формулировкой Циткиной: «термин — это языковой знак, репрезентирующий научное понятие специальной, профессиональной отрасли знания» [Ф.А. Циткина, 1988: 10].

Весьма спорным является вопрос о том, обладает ли термин свойством однозначности. «Хотя для термина, с одной стороны, характерна соотнесенность с точно определенным понятием и стремление к однозначности, вследствие чего ряд терминов приобретает некоторую независимость от контекста, это еще не означает, что термины совершенно не зависят от контекста, но в нем выявляется их значение» [Ф.А. Циткина, 1988: 24].

«Любой термин, — отмечает Р. Ф. Пронина, — следует рассматривать не как обособленную смысловую единицу вне всякой связи с окружающими его словами и контекстом в целом, а как слово, за которым закреплено определенное техническое значение, но которое может изменить свое содержание в зависимости от той отрасли, в которой оно употреблено» [Р.Ф. Пронина, 1986: 8].

«Терминологические словосочетания представляют собой семантические целостные сочетания двух или большего числа слов, связанных с помощью предлога или беспредложным способом. Они могут быть устойчивыми и свободными сочетаниями» [В.А. Судовцев, 1989: 62].

В юридической и технической терминологии встречается большое количество терминов, состоящих из нескольких компонентов.

Многокомпонентные термины могут представлять собой:

а) словосочетания, в которых смысловая связь между компонентами выражена путем примыкания. Например: justice system — система правосудия;

б) словосочетания, компоненты которых оформлены грамматически с помощью предлога или наличия окончаний. Например: powers of arrest — право на арест [Р.Ф. Пронина, 1986: 9].

Термины словосочетания подразделяются на три типа.

К первому типу относятся термины-словосочетания, оба компонента которых являются словами специального словаря. Они самостоятельны и могут употребляться вне данного словосочетания, сохраняя присущее каждому из них в отдельности значение. Но они приобретают новое значение, обладающее известной смысловой самостоятельностью.

«Характерным для терминов-словосочетаний первого типа является возможность их расчленения и выделения составляющих компонентов — самостоятельных терминов» [Р.Ф. Пронина, 1986: 10].

Ко второму типу относятся три вида терминов словосочетаний:

1) в которых только один компонент — технический термин, а второй относится к словам общеупотребительной лексики. Этот способ образования научно — технических терминов, по мнению Прониной, более продуктивен, чем первый;

2) в которых первый компонент (прилагательное) имеет значение специальное, специфическое для той или иной области науки;

3) второй компонент которых употребляется в основном значении, но в сочетании с первым компонентом является термином с самостоятельным, специфическим для определенной области значением.

К третьему типу относятся термины — словосочетания, оба компонента которых представляют собой слова общеупотребительной лексики, и только сочетание этих слов является термином «Данный способ образования научно — технических терминов не является продуктивным» [Р.Ф. Пронина, 1986: 12].

Обобщая все вышесказанное, можно сделать краткие выводы:

Мы выделили разницу между простым словом и термином и дали термину определение. Выяснили, что термины бывают одно — и многосоставными, они стремятся к однозначности, но могут изменять свое значение в зависимости от контекста. Они должны быть по возможности краткими и точными.

1.2 Свойства терминов

Традиционно термины имеют следующие основные свойства, которые варьируются у различных авторов: однозначность, точность, краткость, системность, стилистическая нейтральность, отсутствие модальной и стилистической функции, безразличие к контексту, отсутствие синонимов и омонимов в пределах одной терминосистемы и др.

Давайте поподробнее рассмотрим некоторые свойства терминов.

Однозначность терминов. Термин однозначен, по мнению одних [Р.А. Будагов, 1965: 33; Д. Г. Лотте, 1986: 39], допускает многозначность, по мнению других [Н.З. Котелова, 1970: 123; В. П. Даниленко, 1977: 205], имеет тенденцию к однозначности, по мнению третьих [Л.Л. Кутина, 1966: 267; К. А. Левковская, 1962: 99; А. А. Реформатский, 1967: 110; А. И. Моисеев, 1970: 138; Пекарская, 1981: 23]. А. А. Реформатский вносит уточнение, что однозначность термина следует понимать в пределах терминологического поля, т. е. данной терминологии" [Реформатский, 1961, с. 54].

Однозначность термина характеризуется следующим:

1. Термин регистрирует понятие, уточняет, отделяет его от смежных областей;

2. Многозначность термина воспринимается как недостаток, т.к. создает путаницу;

3. Термин находится не только в лексической системе языка, но и в системе понятий той или иной науки, т. е. термин специализирован в пределах конкретной научной дисциплины, напр.: фонема — лингвистический термин, мездрение, золение — термины кожевенного производства, азот — химический термин, синекдоха — стилистический, литературоведческий термин.

Системность терминов. Термин должен быть частью строгой логической системы, значения терминов и их определения должны подчиняться правилам логической классификации, чётко различая объекты и понятия, не допуская неясностей или противоречивости. Терминологические системы обычно разрабатываются специалистами в данной отрасти науки или техники, и фиксируются затем в терминологических справочниках.

Системность, или систематичность термина понимается по-разному: как классификационная сущность [П.П. Даниленко, 1995: 58], как системность словообразовательная [А.А. Реформатский, 1961: 54], как системность вдвойне: термин как элемент терминологической системы, с одной стороны, и как элемент системы языковой — с другой [Р.А. Будагов, 1965: 31]. А. А. Реформатский указывает на то, что в своем развитии термин стремится к систематичности [А.А. Реформатский, 1961: 54].

Систематичность дает возможность отражения в структуре термина его определенного места в данной термино-системе, связи называемого понятия с другими, его отнесенности к определенной логической категории понятий. Например, в классическом примере Д. С. Лотте: названия различных видов электронных ламп создаются по аналогии с термином electrode с указанием числа электродов, используемых в лампе (diode, triode, tetrode, pentode, hexode, etc.), ряд специализированных электронных устройств получает названия с элементом — tron (additron, carcinotron, cryotron, klystron, permatron, skiatron, etc.) [Д.С. Лотте, 1961: 82].

Этой же цели служит широкое использование терминов словосочетаний, которые создаются путем добавления к термину, обозначающему родовое понятие, конкретизирующих признаков с целью получить видовые понятия, непосредственно связанные с исходным. Такие термины фактически представляют собой свернутые определения, подводящие данное понятие под более общее и одновременно указывающие его специфический признак. Таким образом образуются своеобразные терминологические гнезда, охватывающие многочисленные разновидности обозначаемого явления. Например, английский термин impedance, определяемый как «полное сопротивление в цепи тока» (импеданс), используется как основа для ряда терминов, уточняющих характер сопротивления или участок цепи, в котором оно существует: blocked impedance, biasing impedance, vector impedance, driving-point impedance, input impedance, surface impedance, etc.

Стилистическая нейтральность терминов.  — Это свойство термина объясняется тем, что единственная функция термина название понятия, при этом какие либо эмоциональные экспрессивные моменты полностью исключаются.

Исследователи полностью отрицают стилистические функции термина [Л.А. Капанадзе, 1965: 81; В. М. Лейчик, 1973: 104; И. С. Квитко, 1976: 60−61] или допускают их ограниченное употребление [Н.З. Котелова, 1970: 122−123; В. П. Даниленко, 1977: 77−78]. Эмоционально-стилистические качества термина приобретают лишь в «несобственных условиях и контекстах их употребления» [А.И. Моисеев, 1970: 138]. «Термин точен и холоден, и сфера экспрессии для термина в пределах терминологии неположена» [А.А. Реформатский, 1961: 52].

Краткость термина. Термин должен быть кратким. Здесь можно отметить противоречие между стремлением к точности терминосистемы и — к краткости терминов. Для современной эпохи особенно характерно образование протяженных терминов, в которых стремятся передать большее число признаков обозначаемых ими понятий. Намечается тенденция к усложнению структуры терминов-словосочетаний, появляются длинные, громоздкие названия, приближающиеся к терминам-описаниям. Потребность в усложненных конструкциях объясняется тем, что средствами развернутого словосочетания передается большее число признаков специального понятия и тем самым увеличивается степень семантической мотивированности термина, что для него очень существенно. Кроме того, в развернутых терминах возможно сочетание детализированного понятия с таким терминированным обозначением деталей, которое делало бы это обозначение понятным вне контекста, т. е. было бы однозначным. Но оборотной стороной подобной однозначности оказывается громоздкость текста: оборудование грузовой кабины транспортного самолета для парашютного десантирования личного состава; синхронный режим работы управляющего устройства коммутационной техники связи с программным управлением. Практика же сталкивается с необходимостью искать сокращенный вариант длинного неудобного наименования, что соответствует закону экономии языковых средств. И в этом случае принципиальное значение имеет вопрос о том, какое словосочетание можно считать кратким вариантом (по другим источникам — формой) термина. Краткий вариант — это сокращенный, но функционально равноценный, вторичный знак терминируемого понятия. Он всегда является производным от семантической и знаковой структуры основного термина. Краткий вариант не может быть произвольным, свободным, он должен сохранять в себе необходимые систематизирующие признаки, которые заключены в полном термине. Наиболее распространены три языковых способа образования кратких вариантов:

1) Лексическое сокращение, которое осуществляется либо опущением слова в словосочетании (электровакуумированный стабилитрон — стабилитрон, магнитный вариометр — вариометр), либо заменой словосочетания одним словом (эмиттерная область — эмиттер, паровое поле — пар).

2) Сокращение средствами словообразования. Аббревиатуры разного типа: электронно-лучевой прибор — ЭЛП, система управления лучом фазированной антенной решетки — СУЛ, цифровая аппаратура передачи данных — цифровая АПД, микрофонно-телефонное устройство — УМТ, вакуумный герметизированный магнитоуправляемый контакт — вакуумный геркон; гомогенный переход — гомопереход, токоведущий провод щетки электрической машины — токопровод; термины, созданные с помощью разных словообразовательных способов: аффиксации, словосложения (основосложения), субстантивации, например: воздухоприемное устройство — воздухоприемник, оросительное устройство кабины самолета — ороситель, абсорбционная колонна — абсорбер; рео-плетизмовазограф — реоплетизмограф — реограф; формовочный цех — формовочная.

3) Сокращение средствами символики (типичное явление в научно-технической терминологии, присущее исключительно ей): дырочная область — р-областъ, область собственной электропроводимости — г-область, электронно-электронный переход — ПП±переход. [Б.Н. Головин, 1981: 92].

Таким образом, краткость — точность термина не зависящая от контекста. Когда для обозначения в системе терминологии допускается наличие двух параллельных терминов один из которых характеризуется максимальной точностью, а другой максимальной краткостью, последний благодаря своей краткости употребляется чаще.

Точность термина. Под точностью обычно понимается четкость, ограниченность значения. Эта четкость обусловлена тем, что специальное понятие, как правило, имеет точные границы, обычно устанавливаемые с помощью определения — дефиниции термина. С точки зрения отражения содержания понятия точность термина означает, что в его дефиниции есть необходимые и достаточные признаки обозначаемого понятия. Термин должен также (прямо или косвенно) отражать признаки, по которым можно отличить одно понятие от другого. Термины обладают разной степенью точности. Наиболее точными (или правильно ориентирующими) представляются мотивированные термины, в структуре которых особенно ярко переданы содержание понятия или его отличительные признаки, например: чувствительная поверхность полупроводникового детектора ионизирующего излучения, сплошность внешней зоны диффузионного слоя [И.С. Алексеева, 2004: 49].

Синонимичность. Синонимы в терминологии имеют другую природу и выполняют иные функции, чем в общелитературном языке. Под синонимией в терминологии обычно понимают явление дублетности (офтальмолог — окулист, бремсберг — спуск, генитив — родительный падеж). Между дублетами нет тех отношений, которые организуют синонимический ряд, нет эмоционально-экспрессивных, стилистических или оттеночных оппозиций. Они тождественны между собой, каждый из них относится прямо к обозначаемому. И если в общелитературном языке существование синонимов оправдано тем, что употребление тех или иных из них влияет на содержание речи, или изменяет стилистическую окраску, или придает ей индивидуальный оттенок, то дублеты ни в общем языке, ни в языке науки этими свойствами не обладают и представляют собой явление нежелательное и даже вредное. Синонимия (дублетность) особенно характерна для начальных этапов формирования терминологий, когда еще не произошел естественный (и сознательный) отбор лучшего термина и имеется несколько вариантов для одного и того же понятия. Само понятие синонимии в терминологии до настоящего времени не может считаться общепринятым. Рассмотрим это явление более подробно:

а) Синонимы, имеющие совершенно одинаковое значение (абсолютные синонимы, или дублеты, типа языкознание — языковедение — лингвистика) распространены широко. Оценка существования этих дублетов определяется в каждом конкретном случае условиями функционирования терминосистемы. В частности, может быть допущено параллельное использование исконного и заимствованного термина, если один из них не способен образовывать производные формы. Речь идет о деривационной способности термина, например: компрессия — компрессионный (при невозможности образовать прилагательное от термина давление), фрикция — фрикционный (трение).

б) Частично совпадающие синонимы, варианты. Существует огромное количество частичных синонимов: инструкция — объяснение — руководство — наставление — указание — памятка, пружина — рессора, убежище — укрытие. Использование таких синонимов может привести к взаимному непониманию специалистов, и устранение их желательно при упорядочении терминологии [Е.Н. Толикина, 1971: 46].

Термин — Контекст. Терминологи считают, что термин безразличен к контексту [Е.Н. Толикина, 1970: 6]. «Принцип независимости термина от контекста скорее означает требование того, чтобы термин всегда одинаково понимался представителями одной профессии, чтобы его однозначное истолкование обеспечивала система научных понятий, а не лексико-семантическая система языка» [А.И. Крылов, 1973: 90−91]. А. А. Реформатский считает, что термину не нужен контекст, так как он связан с терминологическим полем, которое и заменяет собой контекст [А.А. Реформатский, 1961: 51]. Такая точка зрения вполне приемлема для идеального термина, отвечающего соответствующим требованиям. Для понимания значения полисемантичных терминов (и редко встречающихся омонимов) требуется нейтрализующий контекст, в котором реализуется лишь одно из его значений [И.С. Квитко, 1976: 45; Т. А. Чеботникова, 1982: 37].

Проанализировав основные свойства термина можно сделать вывод о том, что все эти свойства подразумевают «идеальный» термин, что конечно, трудновыполнимо на практике. При стандартизации нормативность требований смягчается. Так, в качестве обязательных свойств термина выдвигаются однозначность, краткость, системность и соответствие нормам и правилам русского языка. Остальные требования к научно-техническому термину предлагается считать факультативными.

1.3 Классификация терминов

Глубинный признак терминов позволяет отделить их от других единиц языка и классифицировать все множество терминов. Этим глубинным признаком терминов является обозначение ими общих понятий.

Прежде всего выделяются самые общие понятия материи и ее атрибутов, которые носят названия категорий (материя, пространство, время, количество, качество, мера и другие). Соответственно термины, которые обозначают категории, представляют собой тип терминов категорий [Г.Ф. Вешторт, 1985: 49].

Далее, на каждом этапе развития человеческого знания, в каждую эпоху фигурирует определенное количество общенаучных и общетехнических понятий, которые используются в любой науке (отрасли техники) (система, структура, метод, закон в науке, надежность в технике). К ним примыкают общие понятия методологических наук — философии, общей теории систем, кибернетики, информатики и другие; некоторая часть понятий этих наук может использоваться, как и общенаучные понятия, в различных областях знания (например, информация, элемент). При этом нужно иметь в виду, что общенаучные (общетехнические) и межотраслевые понятия являются таковыми не потому, что они используются в ряде отраслей знания, а потому, что они имеют общее содержание, которое и позволяет применять их в разных отраслях, в большинстве случаев добавляя к общему содержанию конкретные признаки. В качестве примера можно привести общенаучный термин метод, межотраслевой термин аналитический метод и конкретно-научные термины математический метод. Наконец, в каждой области знания и деятельности имеются специфические понятия разной степени обобщенности: от самых крупных — классов (родов) до наименьших — видов, а также понятий, которые отражают аспекты рассмотрения этих классов. Эти два типа понятий названы видовыми и аспектными; в качестве примеров могут быть приведены понятия геологии: субдельта (видовое понятие относительно понятия дельта, геохимия нефти, запасы нефти (аспектные понятия).

Все вышеперечисленные типы понятий находят свое языковое воплощение в типах терминов. Выделяются термины категорий, общенаучные и общетехнические термины, межотраслевые термины, специальные термины (примеры были приведены при перечислении типов понятий) [В.С. Виноградов, 2001: 69].

Известно, что типология является основой классификации. В этом смысле описанная здесь типология терминов — членение терминов по наиболее важным их признакам — представляет собой собственно терминоведческую классификацию терминов. Основанием же всех последующих классификаций служат различные отдельные признаки терминов — содержательные, формальные, функциональные, внутри- и внеязыковые. Все эти классификации могут быть связаны с теми науками и областями знания, в которых они используются.

Первой классификацией терминов по содержанию, используемой преимущественно в философии, является деление на термины наблюдения и теоретические термины. За терминами наблюдения стоят классы реальных объектов, а за теоретическими терминами — абстрактные понятия, зависящие обычно от определенной теории, концепции. Такое деление является достаточным для решения терминологических проблем философии (философии науки), но для решения философских проблем терминоведения приходится построить более дробную классификацию, поскольку степень абстрактности понятий, обозначаемых теоретическими терминами, различна: от философских категорий до общенаучных и специальных научных понятий. [В.Д. Лаптев, 2000: 59].

Второй классификацией терминов по содержанию — по объекту названия — является распределение их по областям знания или деятельности, или, иначе говоря, по специальным сферам. Перечень этих сфер может быть обобщенно представлен следующим образом: наука, техника, производство; экономический базис; надстройка. Основываясь на этой социологической схеме, можно сформулировать перечень рубрик, входящих в классификацию терминов по области знания.

В сфере науки выявляется группа научных терминов. Она распадается, говоря в общем, на столько классов, сколько имеется наук на определенном этапе научно-технического прогресса; а в каждом классе физических, химических и других терминов выделяется столько группировок (терминосистем), сколько существует различных независимых теорий описания физических, химических и иных объектов и закономерностей. Что касается различий так называемой научно-технической и общественно-политической терминологии, то, прежде всего, политические науки (теория государства и права, международные отношения и другие), по единодушному мнению специалистов, входят в число общественных наук, и, следовательно, политические-термины включаются во множество общественных терминов. Далее, все эти термины обозначают научные понятия в той же мере, что и так называемые научно-технические термины; разница заключается только в том, что первые обозначают понятия общественных наук, а вторые — понятия естественных и технических наук. Поэтому если стремиться к точности, то целесообразно говорить о терминах общественных, естественных и технических наук и о технических терминах и терминологиях, а не о научно-технической и общественно-политической терминологии. Однако термины общественных наук обладают рядом специфических признаков, которые противопоставляют их терминам естественных и технических наук. Это: 1) прямая, явно выраженная зависимость терминов общественных наук от определенной теории, определенной системы взглядов. При ближайшем рассмотрении термины естественных и технических наук также зависят от теории, которая, в свою очередь, определяется мировоззрением (например, параллельность в геометрии, масса в физике), но эта зависимость может быть затушевана. В терминах социальных наук она входит в их содержательную структуру; 2) своеобразная реализация признака системности. На ряду со стройными терминосистемами, отражающими законченные теории (политическая экономия,), имеются такие области знания, для которых не построены системы понятий и терминосистемы (например, описание танца, мода и другие); 3) наличие терминов с размытыми границами обозначаемых ими понятий, например, терминов, обозначающих общие понятия социального характера (личность, идеал); 4) более широкое развитие синонимии и многозначности, чем в терминосистемах естественных и технических наук (язык — многозначный термин).

В сфере производства и техники функционируют технические термины. Это единицы языка, обозначающие машины, механизмы, инструменты, операции. Технические термины отличаются от научных терминов, прежде всего меньшей зависимостью от концепций использующих их людей, хотя такая зависимость и существует. В наше время технические термины нередко проникают и в собственно научные издания.

В административно-политической сфере (куда входят оборона, юстиция, внешние сношения и другие) выделяются, в частности, термины языка управления, в том числе термины делопроизводства, языка дипломатии, военных языков. Правда, часть военных терминов сближается с техническими, другая — с экономическими, третья — с научными терминами. Военные термины — типичный пример терминов стыковой области. На их примере можно показать, что вообще граница между терминами, выделяемыми по области знания, достаточно зыбка. Так, многие термины технических наук могут одновременно являться техническими терминами (прокатка, волочение, отжиг и т. п.), а многие термины документоведения фигурируют и в терминологии делопроизводства (акт, архив). Тем не менее, классификация терминов по специальным сферам (по областям знания) чрезвычайно важна: она отражает уровень науки и развитости общественной структуры на определенном этапе. [Д.С. Лотте, 1990: 63].

Классификация терминов по объекту названия внутри отдельных областей знания является наиболее подробной классификацией терминов.

Третья содержательная классификация терминов — по логической категории того понятия, которое обозначается термином. Выделяются термины предметов (млекопитающие), процессов (умножение, делопроизводство, компрессия); признаков, свойств (хладноломкость), величин и их единиц (сила тока, ампер). [С.В. Гринев, 1993: 69].

Классификация терминов по формальной структуре является очень дробной. Прежде всего, выделяются термины-слова. Они, в свою очередь, подразделяются на корневые (вода), производные (предлог, делитель, пересортица), сложные (обществоведение, биосфера), сложносокращенные (капвложения), а также слова необычной структуры — телескопические (магнитола — от магнитофон + радиола, цепочечные образования (синтез-газ, 2,5-диметил-5-этил-3-изопропилгептан, система хребет — хребет — хребет)

Далее, выделяются термины-словосочетания. Наиболее распространенными структурами здесь являются сочетания существительного с прилагательным, существительного с существительным в косвенном падеже (степень свободы), существительного с другим существительным в качестве приложения (швея-мотористка). Имеются также многословные термины, иногда состоящие более чем из 5 слов (фильтрационный потенциал самопроизвольной поляризации в скважине — термин ГОСТа)

Характерными явлениями в формальной структуре терминов являются усечение однословных терминов (кино — от кинофильм или кинотеатр) и сокращение (аббревиация) многословных терминов. Наблюдается множество видов аббревиатур: буквенные (к. п. д.), звуковые (ЖЭК), слоговые (горком), словоподобные (сигран — от синтетический гранит), полностью совпадающие со словом (ГАЗ от: Горьковский автомобильный завод); кроме того, сочетания аббревиатур со словами (МГД-генератор — от магнитогидродинамический генератор) [Г.О. Винокур, 1994: 111].

Постоянно появляются термины формальной структуры с использованием элементов искусственных языков: символы-слова (х-частица), модели-слова (i-балка, то есть двутавровая балка по сходству с буквой I).

В зависимости от языка-источника различаются термины исконные (датчик), заимствованные (дисплей — шал, квершлаг — нем.), гибридные (металловедение, антиобледенение).

С точки зрения принадлежности терминов к частям речи различают термины-существительные, прилагательные, глаголы, наречия. Например, среди лингвистических терминов есть существительные (залог, вид), прилагательные (немотивированный, парасинтетический, сочинительный). Среди терминов музыковедения фигурируют термины-наречия (пиано, пианиссимо) [С.В. Гринев, 1993: 62].

Классификация терминов по авторству отражает социологический подход к терминам. Известны в этом плане коллективные и индивидуальные термины. Так, термин геликоптер создал Леонардо да Винчи, термин промышленность — Н. М. Карамзин, термин социология — О. Конт.

По сфере использования выделяются универсальные (для многих родственных областей), уникальные (для одной области) и концепциально-авторские термины; например, лингвистические термины могут обозначать явления, характерные для всех языков (фонетика), для одного или нескольких языков (эргативность) или только для одного подхода (глоссематика — термин Л. Ельмслева).

Важная роль терминов в процессе научного познания объективной действительности позволяет построить их науковедческие классификации. Так, выделяются термины, служащие для фиксации знания, термины, используемые как инструмент познания, и термины обучения. Например, термином — инструментом познания следует назвать первоначально введенный В. Рентгеном термин х-лучи, впоследствии замененный в русском языке термином рентгеновское излучение. Термины обучения используются в начальной школе в связи с их простотой и понятностью (правописание), затем их заменяют научными терминами — средствами фиксации знания (орфография) [П.П. Даниленко 1995: 123].

Для каждой эпохи создается историко-лексикологическая классификация терминов, в которой фигурируют термины-архаизмы, термины-неологизмы. Эта классификация теснейшим образом связана с вышеприведенной классификацией терминов по объекту называния. Неологизмов больше в формирующихся терминосистемах. Архаизмы характерны для концепций тех терминосистем, которые уходят в прошлое в связи с ростом научного знания и вытеснением устарелости некоторых научных воззрений. Однако поскольку термины остаются в языке как его лексические единицы (хотя и детерминологизированные), они могут возродиться в составе новых терминосистем или в новом значении при развитии терминосистемы. Так, в последние годы возродились термины наставник, аэробус и другие [Л.Л. Кутина 1970: 62].

В связи с тем, что термины выполняют прикладную функцию как инструменты познания и как средства фиксации научного или технического знания, они подвергаются унификации и закрепляются в той или иной форме в качестве рекомендованных или стандартизованных. На этой основе строится классификация терминов по нормативности — ненормативности, которая включает в себя термины, находящиеся в процессе стандартизации (стандартизируемые), подвергшиеся стандартизации (стандартизированные) (насос), отклоняемые в процессе стандартизации (недопустимые); находящиеся в процессе упорядочения (рекомендуемые), подвергшиеся упорядочению (рекомендованные) (энергия Гельмгольца — в термодинамической системе), параллельно допустимые (изохорно-изотермический потенциал — там же, в том же значении), отклоненные в процессе упорядочения. К этому следует добавить, что в сфере науки и техники существуют термины, нормативность которых является обязательной: так, термины радиочастот нормализованы в международном масштабе, поскольку это необходимо для обеспечения безопасности мореплавателей, авиаторов и другие. Как правило, эти термины являются интернациональными; по крайней мере, их семантика подвергается нормализации решениями международных организаций [В.П. Даниленко, 1993: 48].

Наконец, в результате анализа частоты использования терминов в текстах может быть применена классификация, выделяющая высокочастотные и низкочастотные термины. Сведения о частотности терминов могут быть почерпнуты из многочисленных частотных терминологических словарей, изданных в нашей стране [В.Д. Табанакова, 1982: 53].

Приведенный перечень классификаций терминов позволяет сделать вывод о том, что столь многогранное явление, как термин, входит в самые разные классификации — по логическому, лингвистическому, науковедческому и другим принципам. Эти классификации в своей совокупности характеризуют роль и место терминов в научной, экономической, политической, управленческой и других сферах функционирования современного общества.

2. Многокомпонентные термины и особенности их перевода с английского языка на русский

2.1 Общие вопросы перевода юридических терминов

Юридическая терминология широко используется не только в профессиональной среде, но и в других сферах языковой коммуникации, поэтому существует большая потребность в изучении языка права для специальных целей.

Юридическая терминология является уникальным объектом исследования, так как характеризуется большим разнообразием сфер применения по сравнению с другими терминосистемами.

Проводить сопоставительное исследование систем юридических терминов и понятий в английском и русском языках довольно сложно, так как сопоставляются не столько сами термины, сколько разные правовые системы. Словарное соответствие часто не дает правильного представления о лексической единице, так как за аналогичными терминами в двух языках стоят разные понятия или разный объем значения близких по смыслу понятий. Например, «prosecutor» переводится «прокурор», однако функции этих фигур в системах американского и российского права не совпадают, и американец, услышав слово «prosecutor», представляют себе нечто иное по сравнению с тем, что вкладывает в слово «прокурор» русскоговорящий носитель языка [Г.В. Томсон, 2004: 68].

В связи с этим, по нашему мнению, существует насущная необходимость проводить не просто сопоставительный анализ отдельных терминов и описывать способы их перевода с английского языка на русский или с русского языка на английский, а провести компклексное исследование терминологических систем по отдельным отраслям права.

Хотелось бы обратить внимание на критерии, которые выдвигают юристы при рассмотрении вопроса об отличительных признаках юридического термина. Обратимся к фундаментальному исследованию «Юридическая терминология: формирование и состав» С. П. Хижняка, в котором дается классификация признаков — требований предъявляемых к термину юристами [С.П. Хижняк, 1997: 68]. По мнению автора, термин должен быть:

· единым, то есть употребляться в данном законе или ином нормативном акте в одном и том же смысле, быть однозначным в пределах одной системы;

· общепризнанным, а не изобретенным законодателем только для данного случая, недопустимо использование термина в каком-то особом смысле;

· стабильным, то есть смысл и значение термина не должны изменяться в зависимости от контекста;

· логически связанным с другими терминами данной системы;

· соотнесенным с профессиональной сферой употребления.

Если сравнить рассмотренные выше группы признаков, то становится очевидным, что юристы и лингвисты понимают под термином несколько разные вещи, хотя имеются и сходные критерии. Понимание юристов значительно шире, так как они относят к категории терминов даже слова, которые в текстах законов употребляются в своем основном общелингвистическом значении. Подобные лексемы с точки зрения более строгого лингвистического подхода нельзя отнести к категории терминов, т.к. не имеется достаточных оснований для терминирования этих понятий.

Юристы, отмечают независимость термина от контекста, так как значение термина раскрывается в его дефиниции, а не в контексте, как это происходит с общеупотребительной лексикой.

Терминология правовой сферы отличается от терминосистем других областей знаний. Можно отметить значительное влияние латыни на формирование правовой терминологии, что привело к утрате связи между юридическим и общелитературным языками. Заимствованные из латыни слова стали узкоспециальными (исследователи отмечают, что сохранилось до 10% прямых латинских заимствований). Все это привело к образованию особого юридического языка изложения «Legalese», на котором я хотел бы остановиться поподробнее.

Legalese — английский термин, который обычно используется как синоним к понятию юридического стиля изложения. «Это особый юридический язык, особенная манера построения фраз и предложений, которая для лиц, несведущих в тонкостях английской юридической терминологии, зачастую кажется лишенной смысла» [С.В. Власенко 2005: 132].

Юридическая манера изложения считается особенно формальной. Этот формализм проявляется в длинных многосложных предложениях, громоздких оборотах и специфической терминологии.

Legalese чаще всего используется при составлении нормативных правовых актов и судебных решений, однако иногда этот формализм можно встретить и в повседневном общении юристов.

Стоит отметить, что «сегодня все более популярным становится the Plain English movement — тенденция к использованию обычного, повседневного английского языка вместо legalese» [С.В. Власенко 2005: 142]. Тем не менее, английские юристы признают, что невозможно полностью отказаться от использования legalese в юридической теории и практике.

Почему же, несмотря на свою громоздкость и трудность для понимания, legalese до сих пор пользуется популярностью среди английских юристов?

В защиту традиционного юридического стиля приводятся следующие аргументы.

«Выработанная веками терминология практически полностью исключает возможность неправильного толкования документов» [М.Г. Гамзатов 2004: 67]. Legalese — более точный и менее двусмысленный, чем общепринятый английский. Тем не менее, «зачастую тексты, написанные в стиле legalese, содержат настолько громоздкие и витиеватые конструкции, что они становятся еще более двусмысленными, нежели написанные общедоступным языком» [С.В. Власенко 2005: 153].

Другим аргументом в пользу legalese является то, что необходимость предусмотреть все возможные ситуации в данном случае важнее сжатости формулировок и краткости изложения. «Использование громоздких юридических конструкций обусловливается необходимостью точно определять юридические явления» [С.В. Власенко 2005: 154]. Юридическая терминология должна быть четкой, а формулировки не должны содержать неясности или двусмысленности. В противном случае «образуются так называемы „legal loopholes“ — лазейки, пробелы в законодательстве» [www. urperevod. ru/other].

Более того, до сих пор существует огромное количество документов и прецедентов, которые были составлены в стиле legalese и которые до сих пор являются источником английского права.

Переписывание, адаптирование документов — очень непростое и долговременное занятие. А если при этом приходится изменять стиль изложения, то этот процесс может затянуться в два-три раза. При этом зачастую «сложно сохранить и абсолютно точно передать вложенное в конкретную фразу или слово смысловое значение без обращения к помощи legalese» [С.В. Власенко 2005: 157].

Английскому legalese присущи следующие черты:

— использование слов и выражений, которые «не несут никакой смысловой нагрузки в обычном, повседневном понимании» [С.В. Власенко 2005: 163]. Тем не менее, в legalese они имеют конкретное значение, например:

nemo dat (nemo dat quod not habet) — принцип, согласно которому никто не может передать или продать то, правами собственности на что он не располагает;

replevin — иск о возвращении владения движимой вещью, виндикационный иск;

— использование слов и выражений, которые помимо обычного, повседневного смысла имеют еще и особенное юридическое значение, в частности:

nuisanсe (tort of nuisanсe) — деликт, основанный на нарушенном праве лица спокойно владеть собственностью;

сonsideration (valuable сonsideration) — встречное удовлетворение; один из необходимых элементов договора для того, чтобы тот мог быть принудительно осуществлен в судебном порядке;

— использование формальной лексики, которая считается устаревшей и очень редко употребляется в повседневном общении:

hereinafter — далее по тексту, в дальнейшем;

aforesaid — ранее упомянутый.

— частотность употребления таких модальных глаголов, как shall, will:

«(…) the generality of subsection above shall not be taken to be prejudiced by any enactment (…)» или «(…) he shall be removed from office as a justice of the peace in accordance with section 6 of this Act (…)» [Ivanova L.I., Sheberstova T.B. 2000: 54].

— обилие пассивных конструкций:

«It may be true that such parts of the common law (…) are based upon, or (are) consistent with, ideas and values (…)» [Simpson 1973: 80].

В качестве вывода данного раздела хотелось бы отметить то, что существуют определенные отличия в правовых системах между российским кодифицированным и англо-американским прецедентным правом, которые проявляются в том числе и на уровне терминологии, и для того чтобы подобрать эквивалентные соответствия для адекватного перевода терминов необходимо исследовать взаимосвязи внутри каждой терминологической системы, а также изучить межсистемное соотношение терминов. Следует подчеркнуть, что объектом исследования в этом случае становятся не отдельные термины, а соответствующие терминологические поля.

2.2 Проблемы при переводе английской юридической терминологии

Теперь перейдем непосредственно к рассмотрению основных проблем, с которыми сталкиваются юристы при изучении английских юридических терминов.

Проблема 1: Многозначность термина в рамках одной отрасли знаний — права

Как известно, для термина, относящегося к группе однозначных лексических соответствий, характерна однозначность и независимость от контекста. Однако на деле переводчик постоянно сталкивается с многозначностью терминов, значение которых выявляется только на основе контекста. Даже в рамках одной терминологической системы — области права — слово может иметь несколько значений, поэтому для правильного перевода требуется знание как лингвистического, так и экстралингвистического контекста. Например:

due diligence

должная заботливость, осмотрительность (например, в страховом полисе)

должная проверка/ проверка благонадежности финансового состояния компании

security agreement

договор о безопасности (дипломатический термин)

договор об обеспечении долга (например, в договоре займа)

life office

контора по страхованию жизни

пожизненная должность

relief

средство судебной защиты по праву справедливости

освобождение от уплаты, ответственности

скидка с цены, налога

execution of the contract

исполнение контракта (исполнение условий контракта)

составление контракта (оформление / подписание контракта)

Стратегии:

При переводе многозначного термина рекомендуется, прежде всего, изучить широкий контекст: 1) принадлежность к определенной правовой системе (англо-американская или континентальная); 2) отрасль права, к которой относится предмет описываемого текста (международное, контрактное, право интеллектуальной собственности, страхование и т. п.), 2) тип текста (договор купли-продажи, доверенность и т. п.).

Если широкий контекст не проясняет значения термина, следует посмотреть определение термина в толковом юридическом словаре и других справочных источниках, при этом следует обращать внимание на словарные пометы, относящие термин к различным сферам употребления.

После выбора нужного значения слова важно проверить его на соответствие узкому контексту, т. е. подходит ли выбранное значение по смыслу переводимого предложения, абзаца [Г.В. Томсон, 2004: 125].

Проблема 2: Многозначность общелитературной лексики, используемой в качестве термина или в его составе

Для юридического языка характерно использование слов и словосочетаний, встречающихся в обыденной речи, и казалось бы прозрачных по значению. На самом деле в юридических текстах они приобретают иные значения, логическую связь которых с обычными значениями установить непросто. Слова литературного языка также могут входить в состав терминов и, будучи многозначными, осложнять их понимание. Таким образом, данная трудность касается выбора правильного значения слова, которое либо находится на периферии значений данного слова, либо является омонимом. Например:

in consideration for

в качестве встречного удовлетворения

The testator died without issue.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой