Анекдот в советской печати 1964-1982 гг. на примере журнала "Крокодил"

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство науки и образования РФ

Уральский Федеральный Университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина

Исторический факультет

Кафедра Истории России

Курсовая работа

Анекдот в советской печати 1964−1982 гг. на примере журнала «Крокодил»

Студента 201 группы

Фоминцева О.С.

Научный руководитель:

к.и.н., доцент Русина Ю. А.

Екатеринбург 2011

  • Содержание
  • Введение
  • Глава 1. История журнала
  • Глава 2. Анекдоты в журнале
  • Заключение
  • Список использованной литературы и источников

Введение

Начало второй половины XX века ознаменовало собой новый этап в истории развития СССР. После Второй Мировой войны и смерти Сталина, ставшей концом целой эпохи, он был крупным, сильным и влиятельным государством, которое мало напоминало то, что оно представляло из себя всего двадцать лет назад. Как бы ни оценивались действия и события, приведшие Советский Союз к такому положению, нельзя отрицать, что именно таким путём в мире появилась одна из двух сверхдержав, деливших друг с другом мир ещё почти полвека. Всё это время СССР официально был «государственной машиной» с людьми, поддерживающими её работоспособность. Гарантированное право на труд одновременно было и обязанностью. Тем не менее, люди всегда остаются людьми. Как бы ни была действенна пропаганда, как бы ни были убеждены люди в правильности данных им идей, это не может полностью заменить простых радостей и потребностей. В их числе находился и юмор — средство психологической разрядки и мотивации, способ одобрения и выражения несогласия — то, что сопровождало человека с древнейших времён. В различных видах и формах, различной тематики: от безобидного бытового до крайне сомнительного в условиях господствующей идеологии — политического, он существовал вне зависимости от желания властей. Что-то пытались запрещать, что-то — ставить на пользу идеологии, но никогда не отрицали, но и не допускали полной свободы. Никто не отменял цензуру, пусть многое и просачивалось мимо неё. Но если бытующие «в народе» шутки, пародии и карикатуры были совершенно ей неподконтрольны, как бы ни старались силы госбезопасности, официальная печать была зависима от неё полностью. Но ведь не всё может нанести вред. Да, одна шутка может быть обидной для власти или какого-либо конкретного её представителя, но другая, правильно использованная, может оказаться полезна, будучи способной сформировать в представлении читателя нужное представление о чём-либо, подтолкнуть к желательному мнению, или же просто снизить напряженность, вызванную некоторыми проблемами, дав возможность «выпустить пар», ибо это лучше, чем медленно, но верно копящееся невысказанное напряжение и недовольство. Но помимо своей единомоментной ценности, шутка обладает и другой, не столь явной, но оттого не менее значимой — информацией. Высказанная аллегорически, она способна сохраняться в течение длительного времени, отражая в себе условия, в которых она сформировалась и даже, так или иначе, характеризующая отношение современников к проблемам, ей затрагиваемым. Это открывает возможность реконструировать жизнь общества в том виде, в каком она представлялась его членам изнутри, а не в том, в каком её отражали в официальных бумагах. Благодаря этому источнику информации появляется возможность как взглянуть на уже освещённые процессы и события, так и осветить новые, ранее не зафиксированные в других источниках в достаточном объёме, а учитывая малую изученность с исторической точки зрения столь обширного массива информации, можно говорить о ценности проведения исследований в данном направлении.

В данной работе будут рассмотрены шутки и анекдоты, прошедшие контроль официальной цензуры и допущенные к печати в издании, чей профиль допускал размещение подобной информации в период второй половины 1960-х — первой половины 1980-х годов; тематика шуток в различные периоды, степень их злободневности и идеологической направленности.

Основная цель данной работы — выявить основные темы публикуемых в официальных изданиях анекдотов за период 1964—1982 годов, их направленность, изменение степени зависимости публикуемого материала от позиции властей.

Для достижения этой цели был выбран сложный и противоречивый период в истории СССР, знаменуемый нахождением у власти Леонида Ильича Брежнева — от принятия на себя роли главы государства в 1964 году до смерти в 1982. В качестве источника информации выступает самый популярный советский юмористический журнал «Крокодил» как наиболее яркий представитель юмористического направления советской печати в рассматриваемый период, пользующийся наибольшей популярностью и потому наиболее ярко отражающий в себе все протекающие процессы, связанные с официальной публикацией анекдотов.

Для проведения работы были выбраны полные выпуски журнала за 9 лет со средним интервалом в 2 года.

Глава 1. История журнала

Говоря об исследовании содержащейся в журнале информации, в первую очередь стоит осветить его историю и путь к тому положению, которое сделало его столь значительным и, следовательно, ценным для исторической науки изданием, которым журнал являлся в данный исторический период.

Журнал «Крокодил» основан в 1922 году. Возникновение связано с «Рабочей газетой» — органом ЦК ВКП (б), начавшим издаваться в Москве в 1922 г. под редакцией К. С. Еремеева. Талантливый коллектив сотрудников создал новый тип массовой газеты, рассчитанной на рабочего читателя. Тесная связь с народом, большой приток критических писем с мест, наличие в числе сотрудников опытных сатириков во главе с Демьяном Бедным — все это обусловило видное место сатирических произведений в газете. Из номера в номер печатались здесь сатиры Д. Бедного, Н. Иванова-Грамена, В. Князева, А. Неверова. Хорошо зарекомендовали себя в качестве сатириков А. Архангельский и В. Лебедев-Кумач. На страницах газеты прочно утверждаются сатирические отделы и рубрики «Под стеклянным колпаком „Рабочего“», «Красный раек», «Дела поповские» и др., карикатуры, критические сигналы читателей с сатирическими комментариями редакции. С 4 июня 1922 г. в целях расширения подписки редакция начинает выпускать еженедельное иллюстрированное и сатирическое приложение, которое бесплатно рассылалось подписчикам вместе с воскресными номерами. Называлось это приложение, как и газета, вначале «Рабочий», а после ее переименования — «Рабочая газета». Первые два выпуска приложения почти целиком были посвящены процессу над эсерами, проходившему в Москве. Подробный отчет о процессе сопровождался сатирическими сценками и другими произведениями малых форм, карикатурами художников И. Малютина, М. Черемных, Б. Ефимова, А. Занятова, К. Фридберга. Значительное место занимала иллюстрированная хроника событий внутренней и международной жизни.

Эти и последующие выпуски приложения печатались на 16 стр., с одноцветными иллюстрациями, быстро возрастающим тиражом. Самостоятельной нумерации не имели. Она появляется лишь с восьмого выпуска, когда приложение окончательно приобрело характер периодического издания, а редакция убедилась в насущной необходимости регулярного выпуска журнала сатиры и юмора. К этому времени произведения сатирических жанров начинают играть в приложении главенствующую роль. Карикатурами, сатирическими стихами, баснями, эпиграммами, сценками на злободневные темы внутренней и международной жизни заполнялись 6−7 первых страниц, включая обложку, а также последние страницы журнала. Лишь средние листы содержали хроникально-иллюстративные материалы, рассказывающие об успехах мирного строительства, о событиях зарубежной жизни. Вскоре появляются постоянные сатирические рубрики «Наш быт», «Из иностранных журналов». В отличие от газеты, сатира которой строилась главным образом на критических письмах читателей, страницы приложения заполнялись произведениями профессиональных литераторов, более приверженных к традиционным формам и методам отбора и подачи сатирических материалов. 27 августа 1922 г. вместо очередного выпуска приложения (№ 13) подписчики «Рабочей газеты» получили первый номер «Крокодила».

В первом номере в программном стихотворении Демьяна Бедного «Красный Крокодил — смелый из смелых — против крокодилов черных и белых» четко была сформулирована задача издания:

Добираться до всякой гнилости

И ворошить гниль без всякой милости,

Чтоб нэповская муть не цвела

И не гнила

Вот какова задача Красного Крокодила!

Красный Крокодил, таким образом, должен был решать, прежде всего, политические задачи — бороться с буржуазными извращениями НЭПа, охотиться на идеологических противников. Внимание сатириков «Крокодила» устремлялось также на недостатки хозяйственной жизни страны. Он бичевал империалистов, иностранных шпионов, вредителей, бракоделов, тунеядцев, недобросовестных работников сферы услуг и вообще всех, кто тормозил строительство социализма. Непримиримостью к недостаткам, беспощадной критикой конкретных их виновников, дышат стихотворные отчеты «краснокрокодильского селькора» Демьяна Бедного о его поездках по стране, отчеты специальных корреспондентов журнала А. Архангельского, Л. Митницкого и др. Остротой отличались фельетоны и заметки, подписывавшиеся коллективным псевдонимом «Демьян Бедный и теплая компания краснокрокодильского звания». Они строились на материалах рейдов сотрудников журнала и рабочих корреспондентов-крокоров по заводам, фабрикам, стройкам и учреждениям. На суд масс выносились недостойные поступки отсталой части рабочих. Клеймились позором рвачи и бракоделы, лодыри и прогульщики, болтуны и подхалимы, пьяницы, хулиганы, тунеядцы, жулики. С жизнью деревни связана, как правило, антирелигиозная тема: враждебные махинации и плутни церковников, религиозные предрассудки и суеверия, стародедовские обычаи и нравы, мешающие советскому крестьянству трудиться и строить жизнь по-новому. Уделялось внимание вопросам культурной жизни. В постоянном отделе «Театр Крокодила» осмеивались халтурщики от литературы и искусства, разоблачались идейные враги советского народа, орудующие внутри страны и за границей, саботажники-интеллигенты, нытики, паникеры и т. п. Материалы на аналогичные темы печатались и в других отделах, под разнообразными рубриками. «Крокодил» быстро приобретает огромную популярность в рабочей среде. Стремительно растет тираж. К началу 1923 г. он достигает 150 тыс. экз.- невиданной по тем временам цифры для изданий подобного рода. Стыкилин С., Кременская И. Справочник «Сатира советской эпохи 1917−1963».

Своим успехом «Крокодил» был обязан талантливому коллективу литераторов и художников, работавших над его выпуском. Большую роль в сплочении этого коллектива сыграл первый редактор журнала К. С. Еремеев — партийный публицист ленинской школы и один из лучших фельетонистов дооктябрьской «Правды». В редколлегию журнала входили Д. Бедный и Д. Моор, В. Лебедев-Кумач и М. Черемных, М. Пустынин и И. Малютин, И. Абрамский и С. Гессен. Самое ближайшее участие в ее работе принимали М. Артамонов, А. Архангельский, Е. Венский, Н. Иванов-Грамен, М. Козырев, И. Кремлев-Свэн, Л. Митницкий, художники Б. Ефимов, Д. Мельников. С четвертого номера приходит в «Крокодил» В. Маяковский. Журнал вбирает в себя лучшие силы сатириков и юмористов. Его сотрудниками становятся сатирики старшего поколения (М. Андреев, П. Ашевский, С. Басов-Верхоянцев, Ф. Благов, Н. Богданов, Я. Гольденберг, С. Городецкий, А. д’Актиль, К. Милль-Полярный, А. Неверов, Л. Никулин, Л. Саянский, Д. Тигер, А. Флит, Б. Флит, К. Шелонский и др.), талантливая молодежь (М. Андриевская, А. Голубев, А. Григорович, А. Зорич, А. Исбах, А. Карпов, В. Катаев, М. Козырев, Б. Левин, С. Огурцов, Г. Рыклин и др.)

Быстро расширяется круг художников (Ю. Ганф, К. Гольц, В. Дени, К. Елисеев, П. Кеменов, Н. Купреянов, Ю. Куприянов, А. Лебедев, Д. Мельников, В. Михайлов, П. Радимов, Н. Радлов, Г. Розе, К. Ротов, А. Самохвалов, А. Соколов, И. Чашников, Н. Шестопалов, М. Язвин). Присылают рисунки Л. Бродаты, В. Козлинский и др. Этот коллектив с помощью читателей обеспечил остроту и злободневность материалов, воинственную нетерпимость ко всему негодному, глубокую партийность и принципиальность в критике конкретных носителей зла. Такие отделы журнала, как «Вилы в бок», «Страничка читателя», «Архив Крокодила», почти целиком заполнялись материалами читателей.

Активное участие в «Живом „Крокодиле“» принимал В. Маяковский. Устные выпуски еще больше расширяли сферу влияния «Крокодила» на массы, увеличивали его популярность.

«Крокодил» оказал большое влияние на процесс формирования советской сатирической периодики 20-х годов. По его типу начинают строиться сатирические приложения центральных и местных газет. Страницы «Крокодила» начинают заполняться произведениями профессиональных литераторов и художников. Злободневные заметки и письма крокоров публикуются все реже и реже. С середины 1924 г. исчезает самый боевой отдел — «Вилами в бок». Вслед за этим рабкоровские заметки перестают печататься и в других отделах и рубриках. Некоторое время они концентрируются, правда, в «Кипятке» — специально созданной для обслуживания рабочего читателя сатирико-юмористической газете «Крокодила», однако произведениями штатных сотрудников вскоре вытесняются и оттуда. Политическая острота, злободневность, масштабность сатиры «Крокодила» заметно снижаются. Журнал начинает ориентироваться на интеллигентные слои читателей, на служащих, городское мещанство. Темы труда и быта рабочих отходят на второй план. Изменилась тематика журнала, появились другие отделы и рубрики. «Страничка читателя» заменилась «Страничкой читателя — художника — писателя» и «Бытовой страничкой». Возникли рубрики «Партделишки на булавочке», «Скромные официальные документы», «От великого до смешного», «Наш паноптикум», «Литературная лоханка», «Мелочи» и т. п.

После массированной политико-идеологической атаки на «буржуазную сатиру», обслуживавшую НЭП, соответствующих цензурных запретов, с 1930 года «Крокодил» остался единственным общесоюзным сатирическим журналом Блюм А. В. За кулисами «Министерства правды». / Тайная история советской цензуры. — СПб, 1994.

Центральный Комитет партии обязал редакцию в корне перестроить журнал, повысить идейно-художественный уровень печатаемых материалов и превратить его в орган, обслуживающий политически зрелые слои рабочих. Вновь создаются отделы «Вилами в бок» и «Страничка читателя». К концу 20-х годов «Крокодил» восстанавливает свою славу лучшего массового органа советской сатиры. Неуклонно растет тираж издания. К 1932 г. он уже составляет 500 тыс. экз. Редакторами в эти годы являются: с апреля 1927 г. — К. Мальцев, с сентября 1928 г. — Н.К. Иванов-Грамен и Феликс Кон, с мая 1930 г. — М. З. Мануильский.

В августе 1930 г. «Крокодил» берет шефство над Магнитостроем. Выездная бригада регулярно публикует в журнале отчеты о ходе строительства, выпускает сатирическую газету «„Крокодил“ на Магнитке». Выездные бригады опирались на рабкоров. Собранный и обработанный материал публиковался в стенных газетах, местных многотиражках, специальных сатирических бюллетенях и листках. В 1931—1932 гг. «Крокодил» выходил одновременно несколькими изданиями, отличавшимися друг от друга двумя страничками, предназначенными для читателей различных областей (основное, московское, ленинградское, украинское, урало-сибирское и др.). Сатирические выступления в журнале нередко служили сигналом к формированию широкого общественного мнения вокруг тех или иных недостатков и отрицательных явлений в производственной и общественной жизни. Неизменным успехом пользовались отделы «Вилы в бок», «Беглый огонь», «Прокатный цех», «Волосы дыбом», «Крокодилу на закуску», «По градам и весям», «Архив „Крокодила“» и др. Популярность снискали так называемые «Рескрипты Крокодила», выдававшего специальные «ордена» головотяпам и бюрократам.

В 1931 г. Горький встретился с сотрудниками «Крокодила» и в беседе с ними высказал критические замечания по поводу работы журнала. Это вмешательство Горького повлекло за собой значительную перестройку «Крокодила». Он советовал чаще и шире использовать такой художественный прием, как противопоставление, подчеркивание контрастов между миром капитализма и миром социализма, настаивал на необходимости освещать в журнале не только внутреннюю, но и международную тему, разоблачать зарубежный мир с его гнусной и страшной действительностью, используя для этого как крупные, так и мелкие факты.

Еще большие изменения происходят в «Крокодиле» в связи с приходом в него в 1934 г. в качестве редактора М. Кольцова. М. Кольцов привлекает к активной работе в «Крокодиле» талантливых советских сатириков. Среди них Д. Бедный, А. Безыменский, В. Ермилов, Д. Заславский, Е. Зозуля, И. Ильф, В. Катаев, Е. Петров, М. Светлов, И. Эренбург и др. В середине 30-х годов в журнале сотрудничают И. Абрамский, Н. Адуев, М. Андриевская, В. Ардов, А. Архангельский, Н. Асеев, А. Бухов, Н. Вержбицкий, В. Воинов, В. Гранов, А. д’Актиль (А. Френкель), Н. Иванов-Грамен, В. Инбер, С. Кирсанов, Н. Кружков, В. Лебедев-Кумач, Л. Мнтницкий, И. Молчанов, Л. Никулин, И. Прутков (В. Жир-кович), М. Пустынин, П. Романов, Г. Рыклин, Л. Саянский, В. Соловьев, А. Стоврацкий, А. Толстой, Ю. Фидлер, В. Шишков и др. В эту пору на страницах журнала появились имена А. Аграновского, Братьев Тур (П. Рыжей и Л. Тубельский), С. Васильева, Е. Весенина, Ю. Германа, Б. Горбатова, В. Гусева, С. Диковского, В. Карбовской, А. Колосова, Л. Лагина, Б. Ласкина, Л. Ленча, М. Матусовского, С. Михалкова, А. Раскина, М. Розенфельда, К. Симонова, М. Слободского, С. Смирнова, А. Твардовского, С. Швецова и др. Значительно расширяется круг художников, как за счет старых карикатуристов, отошедших ранее от сотрудничества в журнале, так и за счет новой талантливой молодежи.

Наряду со старыми крокодильцами (Л. Бродаты, Ю. Ганф, Н. Денисовский, М. Доброковский, К. Елисеев, Б. Ефимов, В. Козлинский, Н. Купреянов, Д. Моор, A. Юнгер и др.) активно выступают Б. Антоновский, В. Гальба, Л. Генч, B. Горяев, Е. Евган, И. Каликин, А. Каневский, Кукрыниксы, А. Малеинов, Б. Пророков, Ф. Решетников; И. Семенов, Л. Сойфертис, В. Сутеев, А. Топиков, Ю. Узбяков и др.

В «Крокодиле» этой поры опять собираются лучшие силы советской сатиры. Это позволило редколлегии журнала (с апреля 1934 г.- Л. Гинзбург, В. Ермилов, Б. Левин, М. Кольцов, М. Мануильский, Л. Ровинский, в 1938 г.- В. Катаев, М. Кольцов, Л. Лагин, А. Назаров, Е. Петров, Л. Ровинский, Г. Рыклин) расширить тематику, сделать ее социально острой, высокохудожественной. Почти каждый номер открывался злободневным фельетоном М. Кольцова, определявшим главный удар сатиры журнала.

Вторая мировая война налагает своеобразный отпечаток на облик «Крокодила». Из номера в номер печатаются на его страницах памфлеты, фельетоны, карикатуры, разоблачающие фашистских поджигателей войны и их пособников из лагеря так называемых умиротворителей. Замечательным достижением является его политическая карикатура на международные темы, представленная именами Л. Бродаты, Кукрыниксов, К. Елисеева, Б. Ефимова, Ю. Ганфа и др.

Сатирики журнала разоблачали фашизм и его идеологов, нередко обращаясь и к англо-французской политике «умиротворения». Надолго приковывает к себе внимание поэтов и сатириков журнала гражданская война в Испании.

К концу тридцатых годов особенно заметно дает знать о себе культ личности Сталина. Свой отпечаток наложил он и на сатиру. Она постепенно теряет свою конкретность, перестает касаться актуальных тем внутренней жизни страны. На смену острому фельетону, критическому сигналу с места приходит юмористический рассказ, осторожная аллегория, легковесная шутка. Многие видные сатирики в эти годы отходят от активной работы в «Крокодиле», уходят в так называемую «большую» литературу.

На страницах журнала широкое поле деятельности находят для себя лишь юмористы, всячески поощряемые «теоретиками» так называемых положительных фельетонов.

С декабря 1938 г. с последней страницы «Крокодила» исчезла подпись ответственного редактора М. Е. Кольцова, подвергшегося необоснованной репрессии. Во главе журнала стала безымянная «Редколлегия». Печатается «Крокодил» по-прежнему большим тиражом (275 тыс. экз.), продолжает оставаться одним из наиболее любимых массовых изданий, однако лицо его претерпевает существенные изменения.

Сатирическая программа журнала этой поры формулируется редакцией в заметке «Несколько слов о схеме», которая открывала 8-й, специальный номер «Крокодила», являвшийся откликом на отчетный доклад Сталина XVIII съезду партии. Сатирики призывались учиться мастерству у Сталина, находить в его выступлениях темы для своих обличений. Рекомендовалось прежде всего «зло издеваться» над внешним врагом (здесь же давался целый ряд тем) и как бы между прочим «смеяться» над некоторыми недостатками, имевшими еще место в жизни советского народа. Стыдливое перечисление этих недостатков (бюрократы, лежебоки, не желающие пошевелить мозгами, «узкие спецы», люди, продолжающие «дудеть в старую дуду») сопровождалось заверениями в том, что «журнал вместе со всей страной будет радоваться и весело смеяться, глядя на цветение нашей Родины».

Злая, острая политическая сатира на международные темы и «радостный», «веселый» смех при обращении к темам внутренней жизни страны — вот основные принципы и установки, определявшие облик «Крокодила» предвоенной поры. Сатира, таким образом, целиком переключалась на международную тематику, юмор утверждал свое монопольное право на внутренние темы. Такая установка отразилась и на названии постоянных сатирических, отделов и рубрик. Ликвидируется отдел «Вилы в бок» и многие другие отделы и рубрики. Их заменяют «Цитаты кстати», «Особый отдел», «Доска приказов», «Бумаги на подпись». Преобладающее место заняли острый политический фельетон, памфлет, карикатура, газетно-документальные факты международной жизни, дававшиеся с остроумными комментариями. Большую роль стал играть сатирический фотомонтаж на международные темы, представленный мастером этого жанра Б. Клинчем. Малыми жанрами на те же темы заполняются отделы и рубрики «Нам пишут из-за границы», «Музей глупости», «Дневник Крокодила», «Зарубежный юмор» и др.

Заметно повышается в эти годы интерес журнала к вопросам литературы и искусства. Часто выходят тематические номера, приуроченные к юбилейным датам писателей (Маяковский, Салтыков-Щедрин, Чехов и др.). Появляются рубрики «Книги на отзыв», «Взирая на лица», заполнявшиеся литературными портретами, пародиями и эпиграммами С. Васильева и других сатириков.

Преобладающую роль начинают вновь играть профессиональные литераторы. Журнал часто печатает стихотворения, прославляющие трудовые подвиги советского народа, его патриотизм, героизм. В стихах такого рода особенно часто звучит тема бдительности, боевой готовности, роста обороноспособности страны и т. п. Героическая тематика является едва ли не ведущей начиная с сентября 1939 г.

С первых дней Великой Отечественной войны все содержание «Крокодила» подчинено одной задаче — борьбе с захватчиками. Журнал изобличает планы германской армии, призывает к беспощадной борьбе с врагами, выражает твердую уверенность в окончательной победе. Наряду с политическими плакатами, «Окнами» ТАСС сатира «Крокодила» в эти годы становится большой агитационной силой. Многие сатирики «Крокодила» сражались в рядах Красной Армии, даже оттуда посылая свои произведения.

За перо и карандаш берутся в эти годы и сатирики старшего поколения, остававшиеся в тылу и взявшие на себя хлопоты по бесперебойному выпуску журнала (Д. Заславский, В. Лебедев-Кумач, Д. Бедный, Н. Иванов-Грамен, Н. Кружков, Л. Никулин, С. Маршак, Л. Митницкий, М. Пустынин, В. Тоболяков и др., художники Л. Бродаты, Ю. Ганф, К. Елисеев, Б. Ефимов, А. Каневский, М. Черемных и др.). Трудности военного времени заметно сказываются на полиграфическом оформлении «Крокодила», его объеме, тираже, периодичности. Журнал часто печатался на обычной газетной бумаге, иногда с одноцветными иллюстрациями. Объем его сократился до 8 стр., тираж — до 135−100 тыс. экз. Редакция (с апреля 1943 г. имена редактора и членов редколлегии вновь появляются на обложке журнала: ответственный редактор — Г. Рыклин, члены редколлегии — Д. Заславский, В. Катаев, Кукрыниксы) прилагает немало усилий к тому, чтобы своевременно готовить номера к печати и выпускать в свет.

Ведущий отдел журнала «Метким ударом» строился преимущественно на материалах фронтовых и армейских газет. Документальный материал лежал в основе таких отделов и рубрик, как «Короткая очередь», «Есть о чем поговорить» и др. Рубрика «С подлинным скверно» заполнялась выдержками из писем и показаний пленных немецких солдат и офицеров. Под рубрикой «От собственного корреспондента» печатались сатирические произведения собственных корреспондентов журнала из действующей армии (В. Катаев, М. Эдель и др.)? Остроумно строилась и пользовалась большой популярностью читателей пародийная газета «Вралише Брехобахтер», регулярно печатавшаяся на страницах журнала. Жизнь тыла страны находила отражение в отделах «Дорогой Крокодил» (письма читателей), «Таланты и поклонники», «Однажды…» и др. Интересной была рубрика «Из цикла портретов не героев нашего времени», под которой выступал со стихотворными фельетонами В.И. Лебедев-Кумач.

В военные годы в журнале сотрудничали Н. Адуев, С. Алымов, Ю. Арбат, Арго, В. Ардаматский, В. Ардов, Н. Асеев, А. Безыменский, Е. Вермонт, С. Васильев, О. Вишня, Л. Галкин, В. Гранов, Е. Долматовский, В. Дыховичный, А. Жаров, М. Зощенко, Вл. Иванов, А. Исбах, В. Карбовская, Б. Кежун, С. Кирсанов, Б. Ковынев, А. Колосов, О. Колычев, Е. Копылов, Б. Котляров, Э. Кроткий, Н. Лабковский, Л. Лагин, Б. Ласкин, Л. Ленч, В. Масс, С. Михалков, И. Молчанов, С. Нариньяни, А. Недогонов, А. Прокофьев, А. Раскин, А. Резапкин, И. Рябов, Л. Славин, М. Слонимский, С. Смирнов, Ц. Солодарь, А. Твардовский, Б. Тимофеев, А. Толстой, И. Уткин, Ю. Фидлер, А. Флит, Ю. Чаплыгин, М. Червинский, С. Швецов, А. Эриванский, А. Эрлих, А. Яшин и др.

Закончилась Великая Отечественная война. Переход к тематике мирного времени потребовал от редакции «Крокодила» коренной перестройки всей своей работы. Но ее не произошло. Журнал сохранял свой прежний «фронтовой» вид, делался руками все того же узкого круга сотрудников

В постановлении ЦК партии, опубликованном в сентябре 1948 г., журнал подвергся критике. Отмечался отрыв редакции от жизни, отсутствие необходимой требовательности к идейному и художественному уровню произведений, указывалось на непривлекательный внешний вид. ЦК ВКП (б) утвердил новую редколлегию «Крокодила» в составе Д. Г. Беляева (ответственный редактор), С. А. Швецова, С. А. Васильева, A.Н. Васильева, Д. И. Заславского, В. П. Катаева, Кукрыниксов (М.В. Куприянов, П. Н. Крылов, Н.А. Соколов), С. Д. Нариньяни, B.И. Пророкова, Г. Е. Рыклина, И. А. Рябова и поставил конкретные задачи перед «Крокодилом». «Журнал, — говорилось в постановлении, — должен оружием сатиры обличать расхитителей общественной собственности, рвачей, бюрократов, проявления чванства, угодничества, пошлости; своевременно откликаться на злободневные международные события, подвергать критике буржуазную культуру Запада, показывать ее идейное ничтожество и вырождение». Для привлечения к работе в журнале новых кадров сатириков редколлегии «Крокодила» совместно с Союзом советских писателей СССР было решено провести в Москве в ноябре 1948 г. совещание писателей — сатириков и фельетонистов. Редакции «Крокодила» поручалось также провести в декабре 1948 г. конкурс на лучший юмористический рассказ, фельетон и карикатуру. Редакция обязывалась сократить сроки прохождения журнала в производстве, улучшить художественное и полиграфическое оформление, увеличить объем, создать условия, обеспечивающие регулярный выпуск журнала 10, 20, 30-го числа каждого месяца. После постановления журнал заметно улучшился. Он стал печататься на 16 стр., с красочными иллюстрациями, на хорошей бумаге. Резко улучшилось и его содержание. Вновь появляются «Вилы в бок», расширяется отдел «Дорогой Крокодил», возникает рубрика «Крокодил помог». Критическим сигналом читателей отводятся отделы и рубрики «Сообщаем адреса», «С подлинным скверно», «Как ни странно, но… «, «Фотовитрина Крокодила», «Из напечатанного» и др.

Положительную роль в улучшении работы журнала сыграло совещание писателей — сатириков и фельетонистов, проведенное редколлегией «Крокодила» и Союзом писателей. После этого совещания в «Крокодил» вновь приходят старые сатирики, ранее отошедшие от журнала. Новые силы привлек конкурс на лучший юмористический рассказ, фельетон и карикатуру.

В журнале начинают активно сотрудничать В. Аленин, С. Ананьин, В. Бахнов, Ю. Благов, А. Вихрев, С. Вишневский, В. Драгунский, Б. Егоров, С. Званцев, И. Костюков, Я. Костюковский, В. Котов, В. Куканов, Б. Леонтьев, А. Малин, С. Маршак, А. Николаев, С. Олейник, Я. Полищук, B. Поляков, Б. Привалов, Г. Радов, И. Рябов, Р. Сарцевич, Н. Черепанова, C. Шатров, 3. Юрьев, Ю. Яковлев и др. Наряду со старыми художниками-крокодильцами в журнале активно выступают карикатуристы А. Баженов, Г. Вальк, М. Вайсборд, В. Васильев, Е. Ведерников, Е. Гуров, В. Коновалов, С. Кузьмин, Б. Лео, Н. Лисогорский и др.

Постановление Центрального Комитета открывало большие перспективы перед советскими сатириками. За сатирой не только признавалось право на существование — на нее возлагались большие обязанности. Однако всякая сколько-нибудь заметная критика тех пороков, которые сопутствовали культу личности Сталина, сразу же встречалась в штыки, всякая попытка сатирической типизации отрицательных явлений жизни рассматривалась как стремление очернить, опорочить советскую действительность. 21 сентября 1951 г. принимается новое постановление — «О недостатках журнала „Крокодил“ и мерах его улучшения» Постановление Ц К ВКП (б) «О журнале „Крокодил“» (1948). Цит. по: Стыкалин С., Кременская И. Советская сатирическая печать. 1917−1963.? М.: Госполитиздат, 1963.? С. 176−212. В этом постановлении вновь отмечалось, что «Крокодил» является малоинтересным журналом, ведется на недостаточно высоком идейном и художественном уровне. «На страницах журнала „Крокодил“, — говорилось в нем, — печатается много надуманных, бессодержательных рассказов и стихов, слабых рисунков и карикатур, не имеющих серьезного общественного значения, допускаются ошибки в освещении внутренней жизни страны и международных событий. Нередко в „Крокодиле“ единичные отрицательные факты выдаются за общие недостатки работы государственных, профсоюзных и других организаций, что создает у читателей неправильное представление о работе этих организаций». Центральный Комитет обратил внимание редакционной коллегии на то, что она публикует преимущественно рисунки и карикатуры узкого круга художников, произведения которых примитивны и однообразны по теме, шаблонны по исполнению. «Журнал, — констатируется в постановлении, — слабо выполняет задачу борьбы с пережитками капитализма в сознании советских людей».

Резкий перелом в советской сатире вообще, в «Крокодиле» в частности происходит после решений XX съезда КПСС. Ведущая роль в расширении и упрочении связей с читателями вновь отводится отделам «Вилы в бок» и «Дорогой Крокодил». Возникают новые и расцветают старые рубрики, строившиеся исключительно на критических материалах читателей («Разрешите побеспокоить», «С подлинным скверно» и др.) — Появляется постоянная рубрика «Пестрая летопись», отражающая впечатления Крокодила от его участившихся поездок по стране для разбора жалоб читателей. Большой и серьезный разговор ведется в «открытых письмах» к работникам союзного и республиканского масштаба, повинным в тех или иных недостатках. Появляются забытые было рубрики — «Рейд Крокодила», «Крокодильская смесь», «Отрывки из ненаписанного», «Из напечатанного» и др. Редколлегия (редактором с конца 1958 г. стал М.Г. Семенов) возрождает лучшие традиции «Крокодила» 20−30-х годов. Неизмеримо возрастает доля участия читателей в подготовке номеров. Критические сигналы и заметки десятками печатаются в отделах и рубриках «Дорогому Крокодилу!», «Слово читателя», «Нарочно не придумаешь», «Отклики и реплики», «Просим сообщить», «Из ненапечатанного», «По прямому проводу», «Нам сообщают», «Непотребный ширпотреб», «Крокодил помог, но… «, «Телеграф Крокодила» и др. Тысячи читателей приняли участие в конкурсах, «Крокодила» «Самый смешной случай», на короткий рассказ, на лучшую тему для карикатуры. Возрождаются традиционные формы связи с читателями. Выездные бригады журнала проникают во все области страны. На ударных стройках, заводах, фабриках, в совхозах и колхозах организуются посты «Крокодила», журнал берет шефство над ними, появляются специальные рубрики «Рейд Крокодила», «Пост Крокодила», «У моих подшефных» и др. «Крокодил» ведет борьбу за экономию государственных средств. Был выпущен специальный тематический номер «О копейке», заведены постоянные рубрики «Моя копилка», «Выставка расточительства» и др.

Много внимания уделяется вопросам быта и морали советских людей (отдел «Быт или не быт?»). Тем же проблемам подчинены и некоторые другие рубрики. Регулярно отражается культурная жизнь (отделы «Таланты и поклонники», «Листая страницы», «Среди муз и граций», рубрика «Литературные пародии» и др.). Под рубрикой «Мои интервью» и «Мой вернисаж» читатель знакомится с творчеством тех или иных замечательных деятелей литературы и искусства

Активно поднимается международная тематика. Разоблачаются «поджигатели войны», осмеивается атомный психоз, раскрывается «подлинное лицо буржуазной идеологии, политики, дипломатии». Сатирики используют разнообразные жанры, начиная с памфлета и кончая анекдотом. Большой международный резонанс получают карикатуры. Популярностью пользуются сатирические миниатюры, печатающиеся под рубриками «Наш телетайп», «Мелкой дробью», «На шутливой волне», «Крокодильское обозрение» и т. п. Остро пародируется буржуазная пресса в специальных сатирических выпусках «Мейли Емейл», «Вокруг света и тьмы» и т. п.

О популярности «Крокодила» говорит постоянно возрастающий тираж. С 1953 г. по 1963 гг. он вырос с 300 тыс. экз. до 1700 тыс. экз. В 1960-е в литературном отделе сотрудничают: Ю. Алексеев, А. Алексин, Н. Баженов, М. Виленский, A. Внуков, А. Голуб, Б. Данелия, В. Жемчужников, Ю. Золотарев, В. Иванов, Н. Катков, Р. Киреев, Н. Князев, В. Котов, B. Константинов, Т. Константинов, М. Львов, Н. Монахов, Б. Рацер, И. Седов, А. Суконцев, И. Тарабукин, В. Титов, И. Шатуновский и др.; в художественном: Г. Андрианов, М. Битный, Е. Горохов, В. Добровольский, А. Елисеев, В. Караваев, Г. Караваева, А. Крылов, Е. Мигунов, К. Невлер, Б. Савков, Л. Самойлов, А. Семенов, М. Скобелев, М. Соколов, В. Стацинский, И. Сычев, М. Ушац, Ю. Федоров, Л. Филиппова, А. Цветков, Ю. Черепанов, В. Чижиков, Е. Шукаев, Е. Щеглов и др.

В середине 1980-х годов тираж «Крокодила» составлял 5 млн. 600 тыс. экз.

В 1970−80 годы в журнале публиковались фельетоны В. Канаева, Р. Киреева, А. Моралевича, С. Бодрова, Ю. Борина, А. Ходанова, А. Вихрева; юмористические рассказы С. Комиссаренко, Б. Привалова, Л. Наумова, Б. Ласкина, М. Казовского, Е. Шатько и многих других авторов. Карикатуры рисовали Г. Огородников, Г. Андрианов, Ю. Черепанов, С. Спасский, Е. Ведерников, В. Добровольский, Е. Гуров, И. Сычев, В. Мочалов. Проводились разнообразные конкурсы среди читателей.

В этот период главная рубрика журнала называлась «Вилы в бок». Была рубрика «Нарочно не придумаешь», в которую люди со всей страны присылали смешные вещи.

Среди других рубрик «Крокодила» были: «Ба, знакомые все лица!», «Крокодильский веселый кроссворд» (КВК), «Улыбки разный широты», «Под углом 40 градусов», «Какой я Хозяин?», «Крокодил помог», «Читатель взволнован», «Мимоходом». Рубрика «Вилы в бок» пользовалась своеобразной репутацией: согласно общепринятому мнению, если в ней про кого-нибудь писали, то этого несчастного вышестоящая инстанция немедленно снимала с должности. Но поскольку заметки в этой рубрике (их называли просто — вилами) были маленькими, часто писать их поручали молодым авторам.

Сатира «Крокодила» не ограничивалась мелкими бытовыми темами — разоблачениями бюрократов, пьяниц, взяточников, халтурщиков, стиляг, а также критикой некомпетентных руководителей среднего и низшего звена, но отражала ключевые вопросы и центральные события внутренней и внешней политики.

В 1972 году «Крокодил» был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 80-е годы, с началом антиалкогольной кампании и, особенно, перестройки, у редакции появились новые темы для бичевания — но вот 90-е годы стали для «Крокодила» суровым испытанием.

Из-за недостатка финансирования с 1992 года журнал сначала стал выходить один раз в месяц, а его тираж к концу 1990-х упал до 50 тысяч экземпляров. В 2000 году редакцией была предпринята попытка радикально изменить журнал: уменьшить формат, бумагу сменить на глянец, крокодила перекрасить из красного в зеленый цвет, а периодичность увеличить с ежемесячной — на еженедельную. Однако, вернуть интерес широкой публики «крокодильцам» не удалось. В 2000 году в связи с недостаточным финансированием «Крокодил» перестал издаваться.

С сентября 2001 года группой крокодильцев издавался журнал «Новый Крокодил» до августа 2004 года. Издание журнала возобновилось в Москве в 2006 году. Однако, рассчитанный не на широкие массы, а на эстетствующую интеллигенцию, не смог завоевать прежней известности.

Таким образом, журнал был целиком и полностью порождением советской эпохи. Благодаря ней он набирал силу и популярность, привлекал в свои ряды профессионалов своего дела, давал простор для юмористической и сатирической деятельности блестящим умам своего времени и доносил до населения то, что было необходимо государству в идеологических целях, но вместе с ней и начал уходить в прошлое. Долгие годы он служил государственным целями, ведя борьбу с определёнными для него «сверху» противниками. Но с распадом СССР «Крокодил» потерял как источник финансирования, так и саму цель, которой служил многие десятилетия, что неизбежно вело к его исчезновению, уже ставшему историческим фактом.

Глава 2. Анекдоты в журнале

В 1964 году Никита Сергеевич Хрущёв был освобождён от всех занимаемых постов Октябрьским пленумом ЦК. Это сказалось на всей жизни государства: начали сворачиваться либо отменяться проведённые реформы, постепенно умолкала критика сталинского режима, приостановился процесс реабилитации. В журнале была развёрнута критика действий ушедшего Первого секретаря, развернувшего, в том числе и перенимание опыта у западных стран, особенно в области сельского хозяйства. До 1965 года на его страницах периодически появляется критика демонстрации западных достижений в качестве примера, в прочем, не многочисленная.

В печатных изданиях смена политики проявилась через окончание хрущёвской «оттепели» и возвращению более жесткого цензурного контроля над изданиями. Однако введение её было постепенным и некоторое время многие отголоски былых послаблений сохранялись. Это видно и по рассматриваемому материалу. Всё ещё поднималась тема неприкрытой цензуры и навязывания «правильного» взгляда на вещи, однако с течением времени всё менее активно и к началу 1970-х гг. вовсе была оставлена. Тем не менее, показательно, что явления, характерные для прошедшей эпохи, не были отменены сразу же по смене главы государства, а сворачивались постепенно, в течение нескольких лет.

В 1969 году в журнале неоднократно поднималась тема борьбы с пьянством, что свидетельствует о неудовлетворительных темпах преодоления проблемы не смотря на то, что СССР встал на этот путь ещё в 1958 году. Это имеет особое значение в свете того, что вскоре, в 1972 году, будет объявлена новая антиалкогольная кампания, начатая Постановлением партии и правительства № 361 «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма» Ведомости Верховного Совета РСФСР.? 1985.? № 21.? Ст. 738.

Немало внимания было уделено и тому, с чем журнал традиционно боролся — бюрократии, низкому качеству производимых товаров, низкой эффективности управления. В данной области журнал продолжал исправно исполнять свои функции, возложенные на него ещё во времена руководства Демьяна бедного.

Особое внимание уделялось зарубежным вопросам. Журнал выполнял свою функцию демонстрации всех недостатков и пороков западного общества. Повышенное внимание уделялось моральному облику жителя капиталистического общества — данная тематика, безусловно, была наиболее популярной, после бытовой. Не обходится стороной и сам принцип избрания во властные структуры, демонстрировавший превосходство как советской политической модели, так и меньший уровень политической сознательности в западном обществе, что, в свою очередь, перекликалось с регулярно поднимаемыми в его отношении морально-нравственными вопросами.

В целом, период второй половины 1960-х гг. для журнала в области социально-политических анекдотов характеризуется продолжением «по инерции» традиций Оттепели с их постепенным затуханием, всё большей ролью идеологически ориентированных шуток. Тем не менее, сохранялись и злободневные, обращённые к советской действительности, правда, некоторые начали маскировать под направленные на зарубежные вопросы. В прочем, этого вполне хватало для того, чтобы допустить их к печати.

Начиная с 1971 года анекдоты размещаются преимущественно в рубрике «улыбки разных широт», что подчёркивает их официально заграничную тематику. Всё так же остаётся ведущей тема западных ценностей и следования им. Не обходится вопрос соотношения декларируемой расовой терпимости и реального положения дел в США. Растёт внимание не столько к морали, сколько к самим принципам построения капиталистического общества. Затрагиваются и внутренние вопросы: как традиционные, так и достаточно необычные. Временами поднимается вопрос отношения к религии, что может рассматриваться как начало нового витка давления на церковь, формально прекратившегося с отстранением Хрущёва от власти и окончанием «антирелигиозной кампании». Так же критикуется качество изучения иностранных языков, затрагиваются лозунги, связанные со всевозможной экономией. Традиционно становится объектом осмеивания излишняя бюрократия. Можно сказать, что между шутками внутренней и внешней направленности установилось своего рода равновесие. Однако оно нарушается к середине десятилетия. Анекдоты посвящаются внутренним проблемам более, нежели внешним, что, скорее всего, вызвано набирающим в этот период обороты процессом «разрядки международной напряженности», достигший своей кульминации во время первого в истории визита Президента США в СССР и подписания Брежневым и Никсоном серии договоров и соглашений. Единственное, без чего журнал не мог обойтись — традиционное указание на чрезмерную озабоченность любыми материальными ценностями в западном мире.

Во второй половине 1970-х гг. вновь нарастает внимание к внешнеполитическим проблемам, что совпадает с периодом очередного охлаждения отношений со странами Запади и, в особенности, США. В журнале для данного периода характерно повышение активности в отношении мира Запада. Традиционно поднимается вопрос морали и ценностей. Затрагиваются социальные проблемы, с которыми сталкиваются идеологические противники, критикуется сама модель капиталистического государства и формы его управления. Активно используется принцип противопоставления двух моделей. Нарастает критика и высмеивание религии. В целом, данный период характеризуется преобладанием анекдотов с зарубежной и антирелигиозной направленностью, затрагиваются вопросы, связанные не только с моралью, но и с экономической системой западного мира. Внутренние проблемы освещаются мало, вопрос о бюрократии поднят лишь дважды, при том скорее посредством намёков, нежели прямого утверждения.

С началом 1980-х годов деятельность журнала в области публикации анекдотов сохраняла свою внешнеполитическую направленность, что поддерживалось общей напряженностью межгосударственных отношений, наступившей после окончания «разрядки» с вводом советских войск в Афганистан и бойкотированием в той или иной форме спортсменами из 64 государств Московской олимпиады 1980 года. Однако, произошли некоторые изменения в тематике: большое внимание уделялось проблеме не столько морального облика жителя капиталистического мира как такового, сколько следующему из этого росту преступности. Отношение к религии меняется от жесткой критики к иронии, но продолжает выставлять ее, прежде всего, в негативном свете.

В последние два года жизни Брежнева продолжает наблюдаться тенденция возрастания внимания к зарубежным проблемам в ущерб проблемам внутренним. Всё увеличивается нажим на моральный облик западного человека, дабы выставить его в как можно более неприглядном свете вместе со всей капиталистической средой, которая его таковым сформировала. Не ослабевает давление на религию. Внутренние проблемы практически не освещаются, за исключением занимающей заметное место медицинской тематики в общем потоке бытовых анекдотов. На прочие внутренние проблемы внимания не обращается вовсе.

Таким образом, журнал «Крокодил» отходит от своих базовых установок, заложенных при основании, и вновь приближается к состоянию, в котором он пребывал в последний период сталинской эпохи, что позволяет проводить некоторые параллели и говорить об отражении в журнале складывания нового «культа личности» Медведев Р. А. Личность и эпоха. Политический портрет Л. И. Брежнева., чьи методы использования журнала во внутриполитических целях во многом копируют те, что имели место в начале 1950-х годов.

На рассмотренном материале ярко видна эволюция политики в отношении публикуемых в издании анекдотов за полтора десятка лет, прошедших после отстранения Хрущёва от власти и сворачивания «Оттепели». Если в первой половине 1960-х годов её отголоски ещё вполне чётко просматриваются в публикуемом материале, то уже к началу следующего десятилетия ясно видно увеличение давления на издание со стороны центральных органов: увеличивается доля анекдотов, имеющих внешнеполитическую направленность, преимущественно антизападную во всех проявлениях: от насмешек над экономическим строем до указаний на моральное разложение самого общества. Шутки, посвященные внутренним вопросам, приобретают менее явный вид, как правило, через использование вышеозначенных приёмов. В начале 1970-х годов вновь поднята тема религии, давление на которую через анекдоты не будет ослабевать вплоть до конца рассматриваемого периода.

Тем не менее, к середине десятилетия наблюдается некоторый спад интереса к внешним вопросам и концентрация на внутренних. Активно поднимается вопрос о бюрократии как негативно влияющей силе. Разумеется, конкретно о советской бюрократии не говорится ни слова, но тема с завидным постоянством поднимается вплоть до конца рассматриваемого периода и только к его концу перестаёт освещаться столь ярко, затухая к 1982 году. Возможно, это было связано с нарастающими проблемами в системе государственного управления в последние годы жизни Брежнева, что могло вызвать желание не привлекать к этому вопросу дополнительное внимание.

К 1976 году в разделе анекдотов наблюдается некое равновесие между шутками, посвященными внешним и внутренним вопросам, С течением времени, вплоть до конца рассматриваемого периода, доля анекдотов внешнеполитической направленности будет неуклонно возрастать, тогда как указания на внутренние проблемы будут практически вытеснены из раздела анекдотов к 1982 году. Таким образом, последующие шесть лет для раздела журнала «Крокодил» характеризовались всё возрастающим цензурным контролем, исключившем сначала «обезличенные» шутки внутренней направленности, а потом и замаскированные под высмеивающие зарубежные проблемы, но актуальные и в советском государстве.

Заключение

журнал советский печать анекдот

Можно сказать, что в рассматриваемый период юмор, публикуемый в изучаемом источнике, официально являлся одним из средств пропаганды и внушения «правильных» мыслей советскому человеку, формирования у него определённого образа мышления в отношении некоторых вопросов окружающей действительности, выполнял функцию освещения позиции Партии по многим вопросам, при том, делая это в менее официальной форме, что могло способствовать более глубокому проникновению в человеческое сознание, нужного взгляда на вещи, нежели при классическом подходе, использовавшимся в СМИ.

Юмор сам по себе носит менее навязчивый характер, легче входит в жизнь людей и потому легче распространяет информацию. В то же время работающие в журнале зачастую выражали на листах издания и мнения, не связанные по своей тематике с государственной пропагандой, но делали это не в открытую, а с использованием маскирующих приёмов, таких как обезличивание шутки через устранение всех элементов, способных указать на место действия, либо направления их официально на зарубежные проблемы. В обоих случаях, с формальной точки зрения, анекдоты переставали быть носителями не соответствующих желательному положению дел идей, но сохраняли саму ситуацию, хорошо знакомую рядовому населению СССР и потому им понятную. Это позволяло публиковать анекдоты, направленные на актуальные и злободневные внутренние проблемы, притом избегая возможного их запрета органами цензуры.

Всего в ходе работы было отобрано, изучено и проанализировано 86 шуток и анекдотов социально-политической направленности, опубликованных в течение рассматриваемого периода в разделах, посвященных анекдотам в журнале «Крокодил».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой