Творчество С. А. Есенина в контексте традиций русской духовной культуры

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Русская литература
Страниц:
469


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Творчество С. А. Есенина — уникальный духовно-эстетический феномен отечественной и мировой поэзии — привлекает сегодня всеобщий и вполне закономерный интерес. На рубеже столетий духовный путь замечательного русского художника все более осознается как поэтически яркое и драматическое отражение духовного самопознания нации в, а переломном этапе ее исторического развития.

С. А. Есенин представляет собой редкий в профессиональном искусстве нового времени тип художника — органического носителя народной духовной и художественной культуры, чье образное мышление типологически идентично фольклорному. Поэт естественным образом воплощает в себе, примиряя в гармоническом синтезе, те полюса & laquo-стихии»- и & laquo-культуры»-, в которых А. А. Блоку виделась одна из трагически неразрешимых антиномий национального сознания.

Отношение к Есенину как к русскому национальному гению, утвердившееся в общественном сознании и в филологической науке1 к концу XX века, ставит перед исследователями задачу изучения природы данного явления, включая сам механизм преломления духовного опыта нации в эстетическом опыте высокоталантливой творческой индивидуальности. Речь в данном случае должна идти не только о литературно-фольклорных традициях, но и о более широко понимаемой национальной культурно-исторической преемственности. Среди выдающихся русских поэтов XX века Есенин имеет наиболее прямое отношение к феномену национальной ментальности, являясь самым ярким выразителем русского национального сознания во всей его самобытности и полноте.

Роль Есенина как национального символа, как соборного поэта XX века, избранного объекта & laquo-народной канонизации& raquo-, была осознана уже давно, в один из самых драматических моментов отечественной истории минувшего столетия, когда после революции и гражданской войны русская нация оказалась расколотой и значительная ее часть волей исторических обстоятельств была рассеяна по миру. & laquo-На любви См., например: Прокушев Ю. Л. Прозрения гения: К 100-летию Сергея Есенина П Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. — С. 6−23- Мамлеев Ю. В. Духовный смысл поэзии Есенина // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М-, 1997. — С. 23−35. к Есенину, — писал уже после его смерти Георгий Иванов, — сходятся два полюса искаженного и раздробленного русского сознания, между которыми, казалось бы, нет ничего общего. Из могилы он объединяет людей звуком русской песни& raquo-. 1

Изучение есенинского наследия в контексте взаимодействия национального самосознания и национальной культуры представляет интерес не только для отечественного литературоведения. Феномен национального гения как серьезная культурологическая и теоретико-литературная проблема привлекает внимание и зарубежных ученых, тем более что художественные открытия и прозрения великого русского поэта выходят далеко за национальные рамки.

Ведь Есенин, возможно, более остро, чем многие другие поэты его столетия, сумел почувствовать такие новые симптомы духовного бытия человека, которые в итоге и составили основное содержание мировой литературы и философии XX века: ощущение богооставленкости и обезбоживания мира- отчуждение и самоотчуждение личности- угрозу тотальной стандартизации, способной нивелировать уникальность каждого человеческого индивида- утрату природных связей и & laquo-интимного»- состояния духа (К. Ясперс) под натиском технократических, милитаристских и иных глобальных, макротендеыций.

И отечественным, и зарубежным исследователям творчества Есенина должно быть вполне очевидно, что растущую угрозу бытийным основам естественного сознания поэт сумел выразить в наиболее острой форме именно потому, что по самой глубинной своей сути всегда оставался человеком и художником почвеннического склада, прочно укорененным в национальной духовной традиции.

В своем поэтическом диагнозе трагически необратимых изменений, происходящих в структуре сознания современного ему человека, постепенно утрачивающего связь со своими корнями и первоистоками, Есенин художественно предвосхитил многих европейских писателей и мыслителей, в их числе — философа-экзистенциалиста Мартина Хайдеггера, спустя десятилетия сформулировавшего важную мысль, созвучную драматическому пафосу есенинской поэзии: & laquo-Сейчас под угрозой находится сама

Иванов Г. Есенин' // Русское зарубежье о Есенине: В 2 тт. / Вступ. ст., сост. и коммент. Н.И. Шубниковой-Гусевой. М., 1993. — Т. 1. — С. 38. укорененность сегодняшнего человека. Более того: потеря корней не вызвана лишь внешними обстоятельствами, ока не происходит лишь от небрежности и поверхностности образа жизни человека. Утрата укорененности исходит из самого духа века, в котором мы живем& raquo-. Символично, что М. Хайдегтер приводит далее слова высоко ценимого Есениным немецкого поэта И. -П. Гебеля, упомянутого в & laquo-Ключах Марии& raquo-:1 & laquo-Мы растения, которые — хотим ли мы осознать это или нет — должны корениться в земле, чтобы, поднявшись, цвести в эфире и приносить плоды& raquo-. Философ так комментирует згу мысль: & laquo-Мы задумаемся еще сильнее и спросим: а как обстоит дело с тем, о чем говорил Иоганн Петер Гебель? Есть ли еще родина, в почве которой корни человека, в которой он укоренен?& raquo-2

Для Есенина этот вопрос всегда решался однозначно: & laquo-Нет поэта без родины& raquo-.3 Свое расхождение с имажинистами он объяснял отсутствием у них & laquo-чувства родины во всем широком смысле этого слова& raquo-.4 Несомненно, что речь в данном случае шла не только о любви к родной земле, но и об органической связи с духовной культурой своего народа.

Сегодня, на рубеже двух тысячелетий, проблема & laquo-почвы»-, & laquo-укорененности»- человека и нации приобретает все более актуальное звучание во всем мире, настойчиво сигнализируя о недостаточности & laquo-глобалистских»- моделей и технологий для многоцветного и плодотворного развития национальных культур как ключевого фактора мирового культурного прогресса.

В этом плане комплексное выявление самого широкого спектра художественных традиций, историко-культурного генезиса творчества С. А. Есенина в контексте взаимодействия национального сознания и национальной духовной культуры определяет актуалъностъ предпринятого исследования, его прямую соотнесенность с современными задачами отечественной и мировой филологической науки.

Научная новизна работы заключается в проблемном разрешении идеи преемственного наследования национального духовного опыта в индивидуальном

2 Есенин С. А. Ключи Марии // Есенин С. А. Полк. собр. соч.: В 7 тт. М., 1997. — С. 206. Хайдеггер М. Разговор на просёлочной дороге. Избр. статьи позднего периода творчества. М., 1991. — с. юб.

Эшгах В. Право на песнь // С. А. Есенин в воспоминаниях современников: В 2 тт. М., 1986. — Т. 2. -

4 С'321

Есенин С. А. Быт и искусство // Есенин С. А. Полн. собр. соч.: В 7 тт. М., 1997- Т. 5. — С. 220. опыте художника и выявлении механизма авторской рецепции архетипов национальной культуры на основе применения адекватного поставленной задаче понятийного аппарата и соответствующей методологической концепции.

Впервые на системной основе проведено широкое комплексное исследование историко-культурного контекста творчества С. А. Есенина в аспекте взаимодействия с различными & laquo-сегментами»- национальной духовной кулыуры (славяноязыческая мифология- русский религиозный фольклор- народная календарная и семейная обрядность- древнерусская духовная словесность- библейская и церков-но-книжная традиция- православная литургика, молитвослов и иконография- духовная поэзия и проза- религиозно-философская мысль- паломничество и странничество- раскол о-сектантская духовная практика- традиционные формы сакрали-зованного антиповедения: юродство, ряженье, скоморошество). Выявлен и систематизирован архетипический фонд образных универсалий, послуживших основой для формирования в творчестве Есенина таких ключевых ментальных структур, как национальный образ мира, национальный характер, национальный идеал.

Целъ диссертации состоит в системном изучении духовно-эстетического генезиса и эволюции творчества Есенина в аспекте взаимодействия глубинных ар-хетипических основ национального сознания и национальной духовной культуры.

Данная цель предопределила ряд конкретных задач.: изучить особенности неортодоксальной есенинской веры в соотнесении со спецификой русской религиозности, включая реликтовые проявления хрис-тиано-языческого двоеверия, истоки культового отношения к земле и природе, богородичные мотивы, соборные, софийные и пантеистические начала поэтического космоса Есенина- проследить основные этапы духовной эволюции поэта- проанализировать структуру духовного контекста произведений Есенина, выявить и систематизировать факты обращения поэта к различным духовным источникам (мифам и преданиям, обычаям и обрядам русской деревни, народному месяцеслову, апокрифам и духовным стихам, библейским и богослужебным текстам, литургическому опыту православной церкви, произведениям религиозной живописи, включая икону, фреску, лубок- обрядовой практике раскольников и сектантов, народной смеховой культуре, традиционным формам антиповедения) —

Ф разработать критерии и методику анализа духовного контекста в произведениях Есенина, принципов и приемов авторской рецепции традиций и их художественной интерпретации-

Ф осмыслить феномены & laquo-необиблейского»- и & laquo-неоязыческого»- мифотворчества поэта в контексте художественного сознания революционной эпохи- выявить инвариантные модели национального образа мира, архетипы национального характера, особенно гти. проявления национального идеала, соотношение между & laquo-мифом поэта& raquo-, & laquo-мифом рода& raquo- и & laquo-мифом этноса& raquo- в мегакон-тексте есенинского творчества.

Теоретмко-жепгодологыческуъо основу исследования составили: труды в области исторической и мифологической поэтики, принадлежащие видным русским ученым XIX — нач. XX в., исследователям национальной духовной культуры: А. Н. Афанасьеву, Ф. И. Буслаеву, А. Н. Веселовскому, В. И. Далю, А. А. Потебне, В. В. Стасову, а также Е. В. Аничкову, П. Ы. Сакулину и др. -

О работы видных деятелей русского религиозно-философского ренессанса, исследователей духовной истории русского народа, русского богословия, неохристианских тенденций в русском общественном сознании XX века: Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, Вяч.И. Иванова, И. А. Ильина, Д. С. Мережковского, В. В. Розанова, Е. Н. Трубецкого, Н. Ф. Федорова, Г. П. Федотова, П. А. Флоренского, Г. 11. Флоровского и др. -

4 исследования отечественных ученых в области семиотики культуры, теории мифа, теории диалога, теории автора, духовных основ русского фольклора и древнерусской литературы: М. М. Бахтина, В. В. Виноградова, Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, В. Я. Проппа, Ф. М. Селиванова, а также С. С. Аверинцева, В. П. Аникина, А. К. Вайбурина, Г. Д. Гачева, А. Я. Гуревича, Ю. Г. Круглова, Е.М. Меле-тинского, А. М. Панченко, Б. А. Рыбакова, В. Н. Топорова, Б. А. Усиенского и др.- ф исследования зарубежных ученых в области теории архетипов, ранних форм культуры, вопросов герменевтики, экзегетики, христианского экзистенциализма: Г. -Г. Гадамера, У. Джеймса, Э. Тэйлора, Дж. Фрэзера, М. Хайдеггера, Й. Хейзинги, О. фон Шульца, М. Элиаде, К. -Г. Юнга, К. Ясперса и др.-? труды в области зсгетическнх основ православной духовной культуры, принадлежащие ученым кз русского зарубежья: С. Зеньковскому, Вл. Ильину, Ю. Миролюбову, Н. Струве, Л. Успенскому, А. Шмеману, Т. Горичевой, Ю. Мамлее-ву, а также отечественным исследователям: В. В. Бычкову, П. Е. Бухаркину, М. М. Дунаеву, И. А. Есаулову, В. Н. Захарову, А. И. Клибанову, В. В. Кожинову, В.А. Котель-иикову, Ю. И. Сохрякову, В. Ю. Троицкому, К. В. Чистову, А. В. Юдину и др.- Ф специальные работы богословского характера, разъясняющие духовный смысл литургических таинств и символику иконы.

В работе используются историко-генетический и системно-типологический методы исследования.

Методологическая концепция работы строится с учетом большого опыта, накопленного отечественным и мировым есениноведением. В книгах и статьях ЮЛ. Прокушева, С. П, Кошеч. кина, П. Ф. Юшика, Е. И. Наумова, А. А. Волкова, В.Г. Ба-занова, А. М. Марченхо, В. А. Вдовина, В. Н. Харчевникова, Л. Л. Бельской, Т. К. Савченко, Э. Б. Мекша, Н.И. Шубнкковой-Гусевой, А. С. Карпова, А. Н. Захарова, Ст.Ю. и С.С. Куняе-вых, Н. М. Солнцевой, В. А. Зайцева, В. И. Фатющенко, С. И. Субботина, Л. А. Киселевой, Н. Г. Юсова, Е. А. Самоделовой, М. В. Скороходова, А. Д. Панфилова, Л. В. Занковской и мн. др. обобщен большой фактический материал, вовлечены в научный обиход новые архивные документы, осмыслены самые различные стороны духовной и творческой биографии поэта. К концу XX века стожилось и мировое есениноведение со своими центрами в ведущих странах Европы, в США. В исследованиях Джесси Дейвис и Гордона Маквея (Великобритания), Мишеля Никё (Франция), Леонарда Кошута (Германия), Серджо Пескатори (Италия), Миодрага Сибиновича (Югославия), Ежи Шокальского (Польша). Владимира Хазана (Израиль), Эммануила Штейна и Марии Павлов-скк (США) и др. содержатся оригинальные подходы к изучению художественного наследия Есенина в контексте мировой литературы.

Вместе с тем необходимо признать, что вопросы духовной эволюции Есенина, проблема традиций духовной культуры в его творчестве во многих своих аспектах изучены недостаточно. Это можно объяснить целым рядом причин, в том числе внелитературного характера, связанных с вмешательством политико-идеологических факторов, препятствовавших объективной оценке есенинского поэтического наследия и его духовно-эстетического генезиса в течение значительного периода времени.

Анализируя сложившуюся в этой области есениноведения исследовательскую традицию, следует обратить внимание на то, что каждый этап изучения творчества поэта имеет резко выраженную специфику и высокую степень зависимости от & laquo-социального заказа& raquo- той или иной эпохи.

Дореволюционная критика ставила в заслугу поэту духовную наполненность его ранней лирики, отмечая в ней порыв & laquo-к небесному, вечному& raquo-: & laquo-Славословие природы, поэзия быта, искорки молодой любви и молитвы Богу — вот спектр этой едва распускающейся поэзии& raquo-.1 Произведения Есенина были особенно тепло встречены неославянофильскими кругами, увидевшими в его поэзии идиллический образ патриархальной русской деревни & laquo-с мудро-детскими верованиями, исконно-благолепной обрядностью, языческой, природной непосредственностью& raquo-.2 Были отмечены и & laquo-религиозные настроения& raquo- самого автора, присутствие в них «чего-то сродного пантеизму& raquo-, выразившееся в особом восприятии природы: & laquo-она для него — обширный храм, и потому все в ней может считаться священным, все может возбудить молитвенный восторг& raquo-. 3

В критической мысли революционного периода по отношению к поэзии Есенина наблюдаются гораздо более разноречивые реакции. Если критики, представляющие & laquo-скифское»- направление (Р. Иванов-Разумник, Е. Лундберг, Скальд и др.) активно поддерживали богоискательские тенденции и необиблейское мифотворчество его революционных поэм, видя в них & laquo-богоутверждение нового Слова& raquo-,

Сакулин П. Народный златоцвет // Вестник Европы. — 1916. — N. 5. — С. 205.

Петроградские ведомости. — Пг., 1915. — 4 ноября. Новое время: Илл. прил. — Пг., 1916, — 27 августа. певухций зов нового благовестия& raquo-, поэтическое воплощение & laquo-предначертанного мировой историей крестного пути возрожденного народа к новой исторической Голгофе& raquo-, 1 то пролеткультовцы (Н. Ангарский, П. Бессалько, П. Лебедев-Полянский, Ф. Радванский и др.) в & quot-крайне резкой форме отзывались о религиозных мотивах есенинского творчества, трактуя их как проявление его идеологической реакционности. & laquo-Есенин уходит прямо в лагерь реакции, — писал, например, П. Лебедев-Полянский об & laquo-Иорданской голубице& raquo-. — Он без всяких оговорок, вместе с церковным клиром, на радость всей черной и белой братии, уверяет, что на том свете куда лучше, чем здесь, на земле& raquo-. 2

В контексте революционной и послереволюционной эпохи приверженность Есенина и близких ему новокрестьянских поэтов традициям уходящей культуры не вызывала одобрения и у критиков с более широкой идейно-эстетической платформой. & laquo-Их поэзия вправлена в дедовские киоты и старинные ризы, окурена церковным ладаном и пахнет елеем& raquo-, — писал В. Львов-Рогачевский.3 Язвительно отзывался о поэтическом лексиконе Есенина, пронизанном религиозной терминологией, поэт и критик Н. Асеев: «Церковно-славянский, великопостный, с поджатыми губами словарь этот весьма отдает священным саном колупаевского дьячка& raquo-.4 Иронически воспринял попытку религиозной интерпретации революционных событий в поэмах Есенина один из наиболее проницательных критиков-современников А. К. Воронский, увидевший в них & laquo-мужицкие религиозные акафисты& raquo- и & laquo-причудливое сочетание язычества времен Перуна и Даждьоога с современным космизмом& raquo-. 5

Отечественная критика первой половины 20-х гг. приветствовала & laquo-отход от церковности к реальному миру& raquo-, 6 поворот к социальной нови в произведениях Есенина этих лет, хотя порой и упрекала его в том, что он не вполне отказался от религиозных мотивов, а придал им формы скрытого, утонченного мистицизма. Иванов-Разумник Р. В. Россия и Инокия // Наш путь. — 1918. — N. 2. — С. 144.

Пролетарская культура. М., 1918. — N. 4. — С. 37.

3 Львов-Рогачевский В. Поэзия новой России. М., 1920. — С. 25.

Асеев Н. Избяной обоз: О & laquo-пастушеском»- течении в поэзии наших дней // Печать и революция. — к 1922. -N.5. -С. 38. Воронский А. К. Сергей Есенин: Литературный портрет // Красная новь. — 1924. — N. 1. — С. 276. Там же.

После смерти Есенина в рапповской критике возобладала тенденция & laquo-развенчания»- поэта как выразителя кулацкой идеологии, певца старой деревни и исчерпавшего себя патриархального уклада жизни, враждебного всему новому. Вместе с Есениным сбрасывалась с очередного & laquo-парохода современности& raquo- и вся традиционная русская духовная культура: & laquo-Он, с детства приобщившийся мистических таинств, кликушеских молебствий, шел путем фальшивого воспевания сусальной деревни, в которой — & laquo-мир и благоволение в человецех& raquo- и которую крепко берегут монастыри да страдные лики святых Микол, что светятся из божниц красных углов& raquo-. 1

Тем не менее уже в это время предпринимались серьезные попытки широкого и объективного осмысления духовного генезиса есенинской поэзии на фундаментальной историко-культурной основе без примеси идеологической конъюнктуры. Особый интерес представляет сохранившаяся запись лекции М. М. Бахтина, прочитанной им в 1927−28 гг. В ней впервые концептуально сформулирована и осмыслена & laquo-основная тема& raquo- поэзии Есенина: & laquo-деревня как микрокосм, отражающий лирически макрокосм мира& raquo-, причем & laquo-космические ценности воплощаются в образы избяной линии, переводятся на избяной язык& raquo-- здесь же обоснована символическая природа есенинского образа, предметный характер его метафоры, особая роль интонационного фактора в его поэзии- творчество Есенина органично вписано в контекст народной духовной культуры. 2

Однако в конце 20-х гг. попытки более глубокого анализа национальной духовной первоосновы творчества Есенина были грубо прерваны начавшейся кампанией по дискредитации поэта, санкционированной на самом высоком уровне. 3

На фоне & laquo-обличительной»- критики конца 20-х гг., крайним выражением которой стали скандальные книжки А. Крученых (& laquo-Лики Есенина от херувима до хулигана& raquo-, & laquo-Как Есенин пришел к самоубийству& raquo-, & laquo-Черная тайна Есенина& raquo- и др.), особо выделяется исследование Г. Покровского (Медынского) & laquo-Есенин — есенин-щина — религия& raquo- (М., 1929),

1 Киршон В. Сергей Есенин. Л., 1926. — С. у.

Бахтин М. М. Есенин: Запись лекции // День поэзии-85. М., 1986. — С. 114 (публ. В.В. Кожинова).

3 Начало политической кампании против & laquo-есенинщины»- положили & laquo-Злые заметки& raquo- Н. И. Бухарина (Октябрь. — 1927. — N. 2. — С. 130−137).

Вышедшая в издательстве & laquo-Атеист»- под рубрикой & laquo-Религия — дурман для народа& raquo-, книга Покровского, наряду с традиционной для своего времени трактовкой Есенина как «религиозно-реакционного романтика& raquo-, содержала целый ряд точных выводов о5 истоках формирования есенинского таланта и верных наблюдений о характере его творчества: & laquo-Жизнь для него не борьба, не трагедия, даже, может быть, не дело, а какая-то радостная & quot-лития"-, литургия жизни, полная непосредственной радости от самого существования, сливающегося в бодрой гармонии с красотой природы, где все & quot-благостно и свято& quot-»-. Исследователь одним из первых обратил внимание на сочетание противоречивых начал в есенинском мироощущении: & laquo-радостного приятия жизни& raquo- и & laquo-неотмирности»-, & laquo-блаженной религиозности& raquo- и & laquo-озорства и хулиганства& raquo-, дал первую периодизацию творчества Есенина в аспекте эволюции его отношения к религии, выявил & laquo-два корня& raquo- есенинской религиозности (народную веру и влияние религиозно-философской мысли начала века), охарактеризовал такие особенности художественного мировоззрения и мышления поэта, как & laquo-пантеистическое восприятие природы и анимистическое одухотворение ее& raquo-, & laquo-антропоморфизм религиозных понятий& raquo- и & laquo-окрестьянивание»- религиозных образов, & laquo-реалистический символизм& raquo- и & laquo-революционный космизм& raquo-, сочетание утопии и идиллии. Вместе с тем попытка автора подойти к творчеству Есенина с аналитических позиций в значительной степени обесценивалась её вульгарно-социологической тенденцией и конечным выводом об объективной вредности поэзии Есенина для дела построения социализма.

Последующие четверть века вплоть до середины 50-х годов вошли в историю отечественного есениноведения как период & laquo-умолчания»- о поэте, когда само его имя оказывалось под запретом.

В этот период положительную роль сыграло русское литературное зарубежье, обеспечившее непрерывность исследовательской традиции в отношении наследия Есенина. В работах Вл. Ходасевича, КМочульского, Г. Иванова, Г. Адамовича, Д. Святополк-Мирсхого, М. Осоргина, Ал. Фовицкого, С. Маковского, Б. Ширяева и других были восстановлены глубинные связи поэзии Есенина с национальной духовной традицией, выявлена сложная структура его миропонимания, внимательно и сочувственно раскрыты противоречивые стороны его сознания, этапы его духовной эволюции.

В последующие 50−70-е годы отечественными учеными в условиях начавшейся & laquo-оттепели»- и новой идеологической ситуации была проделана большая работа по созданию научного фундамента современного есениноведения. В первых монографиях о Есенине, написанных Ю. Л. Прокушевым, П. Ф. Юшиным, Е. И. Наумовым, Л. Г. Юдкевичем, А. А. Волковым, С. П. Кошечкиным, в работах В.Г. Белоусо-ва, В. В. Вдовина, П. С. Выходцева, Е. Л. Карпова и др. была воссоздана научная биография Есенина, разработана периодизация его творчества, систематизирован большой фактологический материал, нашли всестороннее обоснование выдвинутая Ю. Л. Прокушелым еще в конце 50-х гг. концепция Есенина как великого русского национального поэта и концепция ПФ. Юшина об идейно-творческой эволюции Есенина.

Вместе с тем в ряде исследований данного периода, наряду с энергичным стремлением к давно назревшей & laquo-реабилитации»- Есенина как художника и гражданина, проявилась вполне объяснимая духом времени тенденция к & laquo-выпрямлению»- его духовного и творческого пути, & laquo-снятию»- излишних противоречий, не вполне укладывавшихся б навое представление о поэте. Поэтому религиозная проблематика есенинского творчества оказывалась периферийной областью исследований, языческий элемент, воспринимавшийся как & laquo-более народный& raquo-, в общей картине есенинской религиозности превалировал над христианским, при этом особо акцентировались моменты, свидетельствовавшие, по мнению авторов различных работ, о богоборческом л атеистическом характере произведений Есенина.

Наиболее объемно в научной литературе тех лет данная проблематика представлена в книге В. В. Коржана & laquo-Есенин и народная поэзия& raquo- (Л., 1969). В ней предпринята попытка расширить круг фольклорных источников религиозной образности в произведениях Есенина, впервые предложена классификация стихов, содержащих в себе христианские мотивы, подразделяемых автором монографии на четыре группы: 1) отражающие религиозные верования народа как часть его быта и поэтому не свидетельствующие о субъективной религиозности поэта- 2) использующие упоминания о предметах церковного обихода как материал для обра-зотворчества- 3) воссоздающие образы Христа, Богоматери и святых на основе существующей христианской традиции- 4) & laquo-ряд самостоятельных, лирически проникновенных стихотворений, выражающих религиозные чувства& raquo-.

Вместе с тем трактовка религиозных мотивов и образов В. В. Коржаном стереотипна для своего времени: оцениваемые с подчеркнуто атеистических позиций, они трактуются как проявление недостаточной зрелости молодого поэта или результат вредных влияний (отсюда характерные пояснения: & laquo-Если у Есенина наблюдаются отдельные отклонения в сторону религиозности, то Клюев весь пропитан патриархальностью. »-- & laquo-библейские образы и сюжеты затрудняют восприятие стиха& raquo- и т. п.).

Заметный поворот к более объективной оценке и углубленному анализу многообразных связей есенинского творчества с традициями национальной духовной культуры наметился в 1970−80-е годы в монографиях А. М. Марченко, В. Г. Базанова, В. И. Харчевникова, отличающихся существенным расширением историко-культурного контекста исследования, обращением к традициям русского духовного фольклора, древнерусской книжности, иконописи. Этому процессу способствовали и коллективные сборники научных трудов: & laquo-Сергей Есенин: Исследования. Мемуары. Выступления& raquo- (М., 1967), & laquo-Есенин и русская поэзия& raquo- (Л., 1969), & laquo-Есенин и современность& raquo- (М., 1975)? & laquo-Сергей Есенин: Проблемы творчества& raquo- (выпуски 1978 и 1985 гг.), & laquo-В мире Есенина& raquo- (М., 1986), тематические & laquo-есенинские»- сборники, выходившие на родине поэта в г. Рязани (1979,1980,1982,1984,1987,1995).

К началу 90-х гг. и в последующие годы была создана широкая научная база, открывшая путь новому поколению есениноведческих исследований.

Особая роль в выработке научной стратегии и координации научных сил принадлежит сегодня есенинскому сектору Института мировой литературы, возглавляемому Ю. Л. Прокушевым. Под его руководством коллективом ученых в составе С. П. Кошечкина, Н.И. Шубниковой-Гусевой, А. Н. Захарова, Н. Г. Юсова, С. И. Субботина, A.A. Козловского, Е. А. Самоделовой, М. В. Скороходова и др. осуществлен выпуск во многом уникального у-томного Полного академического собрания сочинений С. А. Есенина с обширными научными комментариями, издана целая серия сборников-спутников & laquo-О Русь, взмахни крылами. »- (М., 1994)? & laquo-Есенин академический: Актуальные проблемы научного издания& raquo- (М., 1995)" & laquo-Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум& raquo- (М., 1997), проведены международные конференции с участием ученых из разных стран мира, готовится ряд новых научных проектов (& laquo-Летопись жизни и творчества С.А. Есенина& raquo-, & laquo-Есенинская энциклопедия& raquo- и др.).

Новый импульс ееениноведческим исследованиям дали такие издания 90-х гг., как двухтомник & laquo-Русское зарубежье о Есенине& raquo- (М., 1993)" четырехтомник «С. А. Есенин в стихах и в жизни& raquo- (М., 1995)» «С. А. Есенин: Материалы к биографии& raquo- (М., 1992), книга мемуарной прозы & laquo-Как жил Есенин& raquo- (Челябинск, 1992).

Новое содержательное наполнение получило изучение творчества С. А. Есенина в контексте традиций языческой и христианской культуры. В работах отечественных исследователей С. Г. Семеновой, А. И. Михайлова, Ст.Ю. и С.С. Куняе-вых, Н.И. IИубниковой-Гусевой, А. Н. Захарова, Е. А. Самоделовой, Ю. И. Сохрякова, М. В. Скороходова, Н. М. Солнцевой, А. Д. Панфилова, А. Л. Казакова, С. М. Прохорова, Н. М. Кузьмищевой, М. А. Капрусовой, В. А. Сухова, ученых из ближнего и дальнего зарубежья: Л. А. Киселевой (Украина). Э. Мекша (Латвия), Е. Шокальского и А. Май-миескуловой (Польша), М. Нике (Франция), Г. Маквея (Англия), В. Хазана (Израиль), Марии Павловски (США) выявлены новые факты, отражены новые аспекты в исследовании этой проблемы. Данному направлению в есениноведении посвящены также монографии соискателя & laquo-Духовные искания Сергея Есенина& raquo- (Рязань, 1995) и & laquo-Духовный путь Есенина: Религиозно-философские и эстетические иска-кия" (Рязань, 1997}.

Терминологический аппарат диссертации формируется с учетом этнопоэти-ческой и этнокультурной специфики исследуемых реалий. В качестве базовой категории для исследования национальных духовных основ творчества Есенина выдвинута категория менталъности, пока еще не нашедшая должного применения в филологической науке. Перекликаясь с понятиями национальной идентичности, национального своеобразия, ко не отождествляясь с ними полностью, категория ментальности подразумевает совокупность глубинных структур и признаков национальной культуры, проявляющихся в мифологии, фольклоре, формах религиозного культа, в литературе, искусстве, философии и т. п. Ментальность означает нечто общее, лежащее в основе сознательного и бессознательного (в том числе коллективного бессознательного), рационального и эмоционального, в структуре поведенческих механизмов.

Понятие ментального фактора, отражающего органический характер связи художника с судьбами нации, его способность быть своего рода & laquo-медиумом»- национальной стихии, ее живым голосом, позволяет найти необходимый ключ к уяснению специфики есенинского дарования, понять причины уникальной популярности есенинской поэзии у самого широкого круга читателей независимо от их идеологических, возрастных, образовательных признаков.

Для более четкого определения национальных границ интертекстуального фона есенинского творчества и вводится в научный обиход понятие & laquo-ментальный контекст& raquo-. В его структуру входят традиции русского фольклора и славянской языческой мифологии, национальные формы религиозного культа, православный канон, христиано-языческое двоеверие, раскол и ереси, народная обрядовая культура, православная л тур гика и иконография, отечественная литература, искусство, религиозно-философская мысль.

Метаязык национальной культуры реализует себя в творчестве Есенина посредством ментальных структур, под которыми понимается совокупность этнокультурных единиц, включающих в себя образы-архетипы, надличностные святыни, независимые от времени духовные константы и ценностные ориентации, определяющие собой весь строй, лад и уклад народного бытия.

При этом к базовым ментальным структурам относятся следующие метака-тегории: национальный образ мира- национальный характер- национальный идеал.

Категория ментальности, фиксируя момент органического взаимопроникновения, взаимосвязи и взаимообусловленности национального самосознания и национальной культуры, з том числе в рамках художественного текста, дает ценный методологический ключ к анализу главной проблемы данного исследования.

В основу методологической концепции работы положены и другие современные научные подходы, базирующиеся на парадигме & laquo-литература в системе культуры& raquo-. Один из перспективных путей изучения творчества Есенина как явления русской ментальности -- рассмотрение его творчества в контексте православной этнопоэтики. & laquo-Речь идет о своего рода православном коде русской национальной культуры (взятой в ее целом), который только еще начинает осваиваться гуманитарными дисциплинами& raquo-/

Корневая связь поэзии Есенина с православной духовной культурой, отразившаяся в характере воплотившегося в ней национального духовного и эстетического идеала, дает основание изучать мир поэта в свете категорий соборности и софийности.

Так, & laquo-время пространство& raquo- есенинской поэзии дореволюционного и революционного периода органично укладывается в рамки христианского пасхального хронотопа, питается духовными импульсами и идеями Рождества, Преображения, Воскресения. Кризисные тенденции в произведениях 1920−23 гг. образно преломляются в мотивах Апокалипсиса, в траурной мелодике заупокойной литургии. Интонации покаянной молитвы во многом определяют исповедальную направленность есенинской лирики последних лет. Пафос любовно-благодарного отношения к дару жизни, благоволения к людям и братского милосердия к & laquo-меньшой твари& raquo-, свойственный православной этической традиции, одухотворяет поэзию Есенина на всех этапах его художественной эволюции.

Выявляя православную доминанту в духовном мире Есенина, соискатель руководствуется прежде всего эстетическими основаниями: & laquo-Православие — не только система догматов и поиск веры, но и культурное творчество русского народа& raquo-. 2

С учетом синкретического характера есенинского текста, совмещающего в себе христианский и дохристианский пласты народной культуры, в исследовании используется ритуально-мифологический подход, позволяющий выявить славяно

1 Есаулов И. А. Категория соборности в русской литературе. Петрозаводск, 1995. — С. 3.

Православие и культура. Берлин, 1923. — С. 7. языческую составляющую ментального контекста есенинского творчества. Продуктивным представляется в этом плане применение юнгианской теории архетипов, которая в мировой филологической практике давно уже стала & laquo-преобладающим методом выявления национальной специфики& raquo- искусства.1 Понятие архетипа, широко употребляемое з данной работе, выводится из его классического определения (& laquo-первообраз»-, & laquo-пред существующая форма& raquo-, архаические & laquo-коллективные представления& raquo-, первичные «идеи-модели»). 2

Ментальный контекст в есенинском творчестве органично взаимодействует с глобальным контекстом: в его произведениях встречаются общемировые мифологемы & laquo-космического дреза& raquo-, «мира-семьи», «мира-храма» и национальные метаобра-зы & laquo-земного рая& raquo-, & laquo-иного царства& raquo-, & laquo-сокровенного града& raquo-, & laquo-избяного космоса& raquo-, архетипы национального характера (& laquo-инок»-, & laquo-босяк»-, & laquo-странник»-) с их разнообразными модификациями от юродивого до хулигана, от богоборца до богоискателя.

В творчестве Есенина происходит процесс органического усвоения, адаптации мировых археткпических моделей мира и человека, превращение их в достояние & laquo-русского духа к глаза& raquo-.3 Особый интерес представляет освоение Есениным библейской традиции — & laquo-великого кода& raquo- мировой литературы, по выражению известного канадского ученого Нортропа Трая, 4 — вплоть до попыток создать & laquo-русское Евангелие& raquo- и образ & laquo-русского Христа& raquo-.

Изучение ментальных основ творчества Есенина в контексте православной этнопоэтики и теории архетипов закономерно приводит к синтезирующей их методологической схем г диалога культур.

Научная концепция исследования основывается на положении М. М. Бахтина о недопустимости отрыва художественной литературы & laquo-от остальной культуры& raquo-, замыкания ее в рамках литературного процесса эпохи, вследствие чего & laquo-могучие глубинные течения культуры, действительно определяющие творчество писателей, остаются не раскрытыми, а иногда и вовсе не известными исследователям& raquo-. 5

Поскольку понятие духовной культуры в современных гуманитарных науках имеет различные измерения, в диссертации определяется его терминологическое со

1 Урнов Д. Национальная специфика литературы как предмет исторической поэтики // Историче-екая поэтика: Итоги и перспективы изучения. М., 1986. — С. 172.

Юнг. К. Г. Человек и его символы. М., 1997. — С. 333, 340, 343.

Есенин С. А. Полн. собр. соч.: В 7 тт. М., 1997. — Т. 5. — С. 22.

Трай Нортроп. Критика, религия, литература: Предисловие к кн.: Великий код: Библия и литература // Вопросы литературы. — 1991. — N. 9−10. — С. 182. й Бахтин М. М. Эстетика слозесного творчества. М., 1979. — С. 329−330. держание: в контексте проводимого исследования духовная культура понимается как сфера народного религиозного сознания, народного религиозного поведения и народного религиозного творчества, взятая в ее эстетическом преломлении.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее основные положения могут быть использованы в учебном процессе, в преподавании курса истории русской литературы XX века, при разработке спецкурсов по проблемам & laquo-Русская литература и религия& raquo-. & laquo-Русская литература в контексте духовной культуры& raquo-, спецкурсов и спецсеминаров по творчеству С. Л. Есенина и новокрестьянских поэтов, при подготовке учебно-методических пособий по данной проблематике для вузов и школ.

С учетом того, что в научный обиход есениноведения вовлекается (нередко впервые) большой объем сведений специального богословского характера, проясняющих духовный смысл многих символов, образов, мотивов, встречающихся в творчестве Есенина, а также сведений из других областей духовной культуры, материал работы может быть использован в справочных целях при подготовке научных комментариев к произведениям и собраниям сочинений Есенина.

Разработанная в диссертации методика анализа авторской рецепции традиций духовной культуры может применяться в исследовании духовного контекста творчества других поэтов и писателей.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли свое отражение в докладах соискателя на Международном научном симпозиуме & laquo-Сергей Есенин в XXI веке& raquo- (ИМЛИ, 1995), на международных научных конференциях: & laquo-Актуальные проблемы современного есениноведения& raquo- (Рязанский педуниверситет, 1995), «Ф. М. Достоевский и мировая культура& raquo- (МГУ, 1996), & laquo-A.A. Фет: Поэт и мыслитель& raquo- (ИМЛИ, 1996), & laquo-Проблемы русской литературы XX века& raquo- (МПГУ, 1996), & laquo-Столетие Есенина: До и после юбилея: Итоги. Проблемы. Перспективы& raquo- (ИМЛИ, 1997), & laquo-Язык и культура& raquo- (Институт международных отношений, г. Киев, 1998), «К. Бальмонт, М. Цветаева и художественные искания в русской поэзии XX века& raquo- (Ивановский госу-киверситет, 1998), & laquo-Задачи подготовки & quot-Летописи жизни и творчества С.А. Есенина»: Проблемы. Перспективы& raquo- (ИМЛИ, 1998), & laquo-Пушкин и Есенин& raquo- (ИМЛИ, 1999) — на заседаниях кафедры русской литературы МГОПУ- в рамках прочитанного лекционного курса, спецкурса и спецсеминара по творчеству С. А. Есенина.

Результаты исследования отражены в двух монографиях: & laquo-Духовные искания Сергея Есенина& raquo- (Рязань, 1995. — 6,5 п.л.) и & laquo-Духовный путь Есенина: Религиозно-философские и эстетические искания& raquo- (15 п.л.), а также в 35 статьях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование многообразных связей творчества С. А. Есенина со всем широким комплексом традиций русской духовной культуры, впервые проведенное на системной основе, позволило более глубоко и полно выявить национальный духовный генезис художественного мира Есенина, ментальные основы его уникального поэтического дарования.

Впервые в орбиту есениноведения были вовлечены и системно изучены применительно к анализируемой проблеме столь разнообразные сферы религиозного сознания, поведения и творчества народа, как славяно-языческая мифология, духовный фольклор, народная календарная и семейная обрядность, агиографические и апокрифические жанры древнерусской литературы, православная иконография и литургика, сакрализованные формы смехового мира (юродство и скоморошество), паломничество и странничество, духовные жанры русской поэзии и прозы, отечественная религиозно-философская мысль.

Сама возможность применения столь сложной и многообразной иерархии художественных & laquo-кодов»- к анализу структуры духовного контекста творчества Есенина явилась убедительным свидетельством его глубокой многокорневой связи с национальной духовной почвой.

В процессе проведенного исследования было показано, что при изучении художественных явлений, подобных творчеству Есенина, весьма продуктивным оказывается применение категории менталъности и взаимосвязанных с ней понятий, которые мы предложили ввести в научный обиход (ментальный контекст, ментальный фон, ментальный фактор, ментальная структура, ментальная поэтика).

Опора на принципы православной этнопоэтики, теории архетипов, диалога культур на базе историко-генетического и сисгемно-типо-логического анализа позволила прийти к следующим выводам.

В духовном отношении творчество Есенина являет собой сложный синтез православного этического сознания с реликтовыми проявлениями христиано-языческого двоеверия, свойственного крестьянскому бытовому исповедничеству и народной обрядовой культуре- в мире поэта находит отражение весь многообразный комплекс национальных фор? л религиозного поведения и антиповедения, жанров духовного творчества- мессианско-эсхатологические и утопические импульсы, рожденные русским религиозным разномыслием, включая духовную практику раскола и народных ересей, приходят в соприкосновение с тенденциями эстетической модернизации национальной религиозной архаики в художественном опыте & laquo-серебряного»- века, с неохристианскими концепциями русского религиозно-философского ренессанса.

Б художественном отношении творчество Есенина в его целом представляет собой сложный синкретический мегатекст, в пространстве которого органично сосуществуют мифоязыческие и мифохристианские тенденции, реализующие себя на уровне архетипических сюжетов, мотивов и образов.

Уникальность есенинского феномена состоит в сквозной и многоуровневой архетипичности его художественного космоса, отражающейся как на макроуровне (национальный образ мира, национальный характер, национальный идеал), так и на микроуровне (сфера предметной изобразительности, образные средства языка, интонационно-мелодический строй речи). Структуру ментального контекста есенинского творчества определяет и формирует метаязык национальной культуры, включая славяно-языческую мифологию, русский фольклор и древнерусскую книжность, народную семейную и календарную обрядность, православную литур-гику и иконографию, отечественную литературу и искусство, русскую религиозно-философскую и эстетическую мысль.

Важным выводом из диссертации явилась мысль о соборных началах есенинского поэтического космоса. Образ мира-храма в поэзии Есенина восходит к национальным представлениям о гармоническом мироустройстве как & laquo-соборе всей твари& raquo-, запечатленном древнерусской иконописной традицией и православной литургической практикой. Отсюда, как показано в диссертации, и берет свое начало идеал соборного мироустройства, выступающий в творчестве Есенина как инвариантная модель национального образа мира, соотносимая с двумя другими доминантными моделями мироздания в его творчестве: & laquo-мирового древа& raquo- и & laquo-избяного космоса& raquo-.

Впервые выдвинуто и обосновано положение о том, что раннему творчеству поэта присущ особый & laquo-храмовый стиль& raquo-, сердцевиной которого является & laquo-литургийность»- поэтического мышления, выступающая как основа глубоко новаторской и в то же время национальной по истокам художественной системы, построенной на параллелизме природных и культовых феноменов.

Ранний Есенин мыслит категориями мифа, идиллии, пасторали. Поэтому художественное время в его стихах космологично, а не исторично: оно с неизменной повторяемостью воспроизводит образ вечности, переживаемой во времени, и напоминает собой & laquo-считывание»- некоего вечного сакрального & laquo-текста»-, таинственно зашифрованного в образах природного космоса.

Архетипической основой метасюжета есенинского творчества является триединство: & laquo-миф поэта& raquo- - & laquo-миф рода& raquo- - & laquo-миф этноса& raquo-.

На основе углубленного анализа иконографического контекста сформулирована мысль о том, что поэтическая манера раннего Есенина по самому своему методу являет собой словесный аналог & laquo-иконического»- типа письма, что выражается в символике цвета и света, приемах визуального представления духовных сущностей, & laquo-оживления»- иконы, взаимообратимости земного и небесного миров, & laquo-обратной»- перспективе.

Впервые выявлены есенинские приемы сакрализации художественного пространства, и на этой основе разработана типология пейзажных описаний в ранней лирике поэта: терминологически и функционально определены такие типы & laquo-сакрализованного»- изображения природы, как & laquo-литургический»-, & laquo-иконический»- и & laquo-евангелический»- пейзаж.

Революционный эпос Есенина впервые истолкован как необиблейское мифотворчество поэта по канонам сакрального текста, обязательными элементами которого являются мотивы откровения, ясновидения, пророчества, вербальной и жестовой магии, определена связующая идея цикла — идея неразрывности процессов нового миро- и словотворения. Установлено, что проблема рождения нового искусства мыслится Есениным в христианско-гностическом ключе — как прорыв из пределов тварной речи к Логосу, как явление в мир нового Слова. Так же, как и в Библии, Слово в представлении поэта выступает зиждительным первоэлементом в строительстве нового мироздания и нового Богочеловеческого союза, духовным центром которого становится преображенная Русь — & laquo-начертательница Третьего Завета& raquo-.

Предложен новый ракурс анализа творчества Есенина имажинистского периода: модернизм сквозь призму архетипа, что позволило вывести генезис есенинского литературного & laquo-хулиганства»- не столько из & laquo-эпатажной»- поэтики имажинизма, сколько из традиционных национальных форм антиповедения (ряженье, юродство, скоморошество).

Поставлена и раскрыта новая проблема есениноведения: творчество поэта в контексте русского религиозного разномыслия. Это позволило увидеть национально-традиционную основу многих неортодоксальных проявлений есенинской религиозности, установить мировоззренческую близость личной есенинской & laquo-веры»- как к народной расколо-сектантской традиции, так и к неохристианским идеям духовного синтеза, составившим основу & laquo-нового религиозного сознания& raquo-, & laquo-русской идеи& raquo-, & laquo-русского космизма& raquo-, & laquo-философии общего дела& raquo-, & laquo-скифства»- и других течений русского религиозно-философского ренессанса.

Внешняя & laquo-безрелигиозность»-, & laquo-отход от церковности& raquo- в поэзии Есенина 20-х гг., отмечавшиеся еще прижизненной критикой, не изменили, как подчеркивается в нашем исследовании, глубинной архетипической структуры есенинского творчества. Впервые на системной основе поздняя лирика поэта рассматривается в диссертации в контексте традиции покаянных жанров русской духовной поэзии и прозы- расширена мотивация соотнесения есенинской поэзии последних лет и мотива & laquo-возвращения»- на родину с евангельской притчей о блудном сыне за счет привлечения национальных инвариантов & laquo-вечного»- сюжета в русских духовных стихах.

Углубленное изучение циклообразующих связей в поэзии Есенина позволило выявить ряд новых тематических групп его стихотворений: о & laquo-русском»- Христе (состав, содержание и поэтика этого & laquo-цикла»- устанавливаются в работе впервые), о младенце Иисусе, о & laquo-светлом отроке& raquo-. Для характеристики образно-тематического единства разножанровых произведений Есенина, посвященных трагическому противостоянию & laquo-живого»- и & laquo-железного»-, города и села, природы и цивилизации в его поэзии & laquo-кризисного»- периода, нами впервые использовано условное наименование & laquo-Деревенский Апокалипсис& raquo-.

В системе различных & laquo-контекстов понимания& raquo- (М. Бахтин) рассмотрены в диссертации поэмы & laquo-Пугачев»- и & laquo-Черный человек& raquo-, к которым применены ритуально-мифологический, архетипический и экзистенциальный принципы анализа.

Проведенный анализ в полной мере подтверждает высказанную нами гипотезу о том, что творчество Есенина представляет собой многоуровневую ментально обусловленную архетипическую систему, в которой ключевую роль играют архетипы национального сознания, связанные в первую очередь с утопическими исканиями & laquo-сокровенного града& raquo-, & laquo-иного царства& raquo-, & laquo-земного рая& raquo- и эсхатологически ориентированные на скорейшее достижение идеала вселенской гармонии и радикального преображения мира и человека.

Есенинское творчество глубоко национально по своему духу и соприродно народному, фольклорному типу образного мышления. В нем соприкасаются & laquo-скифское»- и & laquo-китежское»- сознание, революционный мессианизм и & laquo-русская идея& raquo-, почвенность и космизм, сосуществуют христианство и язычество, мистерия и пастораль, утопия и миф, молитва и пророчество.

Мир поэта является полем органического взаимопроникновения почвенных начал национального сознания и глубинных структур национальной культуры.

Совокупность этих ментальных факторов и определяет в конечном счете феномен Есенина как русского национального гения в этнологическом и онтологическом его понимании.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. духовный генезис раннего творчестваа. есенина в контекстеецифики русской религиозности.

1.1 Традиции христиано-языческого двоеверия и крестьянской обрядовой культуры в раннем творчестве С. А. Есенина. & laquo-Религия земли& raquo- и со-фийно-пантеистические мотивы лирики.

1.2. Народная паломническая традиция и мотивы странничества в произведениях раннего С. А. Есенина. & laquo-Микола»- как жанр духовной поэмы.

1.3. Малый эпос С. А. Есенина предреволюционных лет: традиции соборности и эпического православия (& laquo-Русь»-, & laquo-Марфа Посадница& raquo-, & laquo-Ус»-, & laquo-Песнь о Евпатии Коловрате& raquo-).

Глава 2. художественная модель мира в раннем творчествеа. есенина вете традиций православной храмовой культуры.

2.1. Концепция мира-храма и литургические основы поэтического & laquo-космоса»- С. А. Есенина.

2.2. Традиции православной молитвы и ее роль в формировании мировосприятия поэта.

2.3. Русская икона в художественном пространстве С. А. Есенина как идеал соборного мироустройства.

Глава 3. образ & laquo-русского христа& raquo- в творчествеа. есенина как отражение национального духовного архетипа.

3.1. Архетип & laquo-русского Христа& raquo- в национальной духовной традиции.

3.2. Образ Христа — младенца и отрока — в поэзии С. А. Есенина.

3.3. Образ Христа-странника в поэзии С. А. Есенина. Мотив встречи с неузнанным Христом и его историко-культурный контекст.

Глава 4. творчествол. есенинл и традиции русского религиозного разномыслия. проблема неортодоксальных духовных влияний.

4.1. С. А. Есенин и духовная культура русского старообрядчества.

4.2. Народные религиозные ереси и мотивы сектантского фольклора в духовном контексте творчества С. А. Есенина.

Глава 5- опыт н еобиблейского мифотворчества в поэзииа. есенина революционного периода.

5.1. Необиблейский эпос С. А. Есенина в поэтическом процессе революционных лет.

5.2. Мистерия и миф (поэмы & laquo-Певущий зов& raquo-, & laquo-Отчарь»-, & laquo-Октоих»-, & laquo-Пришествие»-, & laquo-Преображение»-).

5.3. Поэма & laquo-Инокия»- как опыт создания & laquo-сакрального»- текста.

5.4. От утопии к реальности (поэмы & laquo-Сельский часослов& raquo-, & laquo-Иорданская голубица& raquo-, & laquo-Пантократор»-, & laquo-Небесный барабанщик& raquo-).

Глава 6. архетипические модели в поэзииа. есенина 1920−1925 гг.

6.1. Архетип в системе имажинистской поэтики: есенинское & laquo-хулиганство»- как историко-культурный феномен.

6.2. Деревенский Апокалипсис: трагизм противостояния & laquo-живого»- и & laquo-железного»- в поэзии С. А. Есенина послереволюционного периода.

6.3. Драматическая поэма & laquo-Пугачев»- как опыт реконструкции & laquo-архаического»- сознания. Космологическая модель природы и истории. Мифо-философия имени и трагедия самозванства.

6.4. Покаянные мотивы. Евангельская притча о блудном сыне как архети-пическая основа есенинской лирики последних лет.

Глава 7. современные принципы интерпретации духовного содержания поэзии с-а. есенина. поэма & laquo-черный человек& raquo- в системе различных & laquo-контекстов понимания& raquo-.

7.1. Новые тенденции в методологии есениноведческих исследований.

7.2. Фольклорно-мифологические истоки поэмы & laquo-Черный человек& raquo- в контексте поэтики архетипа.

7.3. Философский смысл поэмы & laquo-Черный человек& raquo- (опыт экзистенциального анализа). 43 О

Список литературы

1. Издание произведений С.А. Есенина

2. Есенин С. А. Полное собрание сочинений: В 7-ми темах. / Гл. ред. ЮЛ. Проку-шев. М., 1995−2000.ф Есенин Сергей. Собрание стихотворений: В 4-х тт. М. — Л., 1926−1927.

3. Есенин С. А. Собр. соч.: В 5-ти тт. М.,. 1961−1962.

4. Есенин С. А. Собр. соч.: В 3-х тт. М., 1970.

5. Есенин С. А. Собр. соч.: В 6-ти тт. М., 1977−1980.1. Литература о С.А. Есенине

6. Адамович Г. Сергей Есенин // Русское зарубежье о Есенине: Воспоминания, эссе, очерки, рецензии, статьи: В 2-х тт. /Вст. ст. сост., коммент. Н.И. Шубникозой-Гусевой. М., 1993. -Т.1. -С. 90−93.

7. Ангарский К. Новая поэзия к старые приемы критики //Творчество. 1919. -N. 1−3.

8. Аничков Е. В. Новая русская поэзия. Берлин, 1923.

9. Асеев Н. Избяной обоз: О & quot-пастушеском"- течении в поэзии наших дней // Печать и революция. 1922. — N.5. — С. 38−40.

10. Архипова Л. А. Из круга чтения С. А. Есенина // Есенинский вестник: Издание Гос. лит. музея-заповедника С. А. Есенина. Рязань — Константинове. — 1994. -Вып. 3. — С. 7.

11. Базанов В. В. '& quot-Маленькая"- поэма первых лет революции и 20-х годов: К характеристике ее как особой разновидности жанра // Русская литература. -1973. N. 1. — С. 103−113.

12. Базанов В. Г. Сергей Есенин и крестьянская Россия. Л., 1982.

13. Базанов В. Г. К символике Красного коня // Литература и живопись. Л. 1982.- €. 188−204.

14. Бахтин М. М. Есенин: Запись лекции // День поэзии 85. -М., 1986. -С. 114−115 (публ. В.В. Кожинова).

15. Березарк И. Лирические темы Сергея Есенина // Литературный Ростов -памяти Сергея Есенина. Ростов-на-Дону. 1926. — С. 14−15.

16. Вельская Л. Л. Песенное слово: Поэтическое мастерство Сергея Есенина. М. 1990.

17. Бессалько П. О поэзии крестьянской и пролетарской // Грядущее. 1918. — N.7.- С. 12−14.

18. Вдовин В .А. & quot-О новый, новый, новый, прорезавший тучи день!& quot- (О революционных поэмах С. Есенина) // Есенин и современность. М., 1975. -с. 30−36.

19. Ветлугин А. Воспоминание об Есенине // Русское зарубежье о Есенине: В 2-х тт. М., 1993. — Тл. — С. 129−138.

20. Волков A.A. Художественные искания Есенина. М., 1976.

21. Воронский А. К. Сергей Есенин: Литературный портрет //О Есенине: Стихи и проза писателей-современников поэта. М., 1990. -С. 67−73

22. Воронский А. К. Об отошедшем // Сергей Есенин. Собр. стихотворений: В 4-х тт. М. :Л., 1926. — Т.1. — С. 13−33.

23. Выходцев П. С. Есенин и национальная художественная культура //Выходцев П.С. В поисках нового слова: Судьбы русской поэзии 20-Х-30-Х гг. М., 1980. -С. 162−179.

24. Гаврилоз И. К. Обоснования к созданию Есенинского мемориального комплекса в Рязанской области // С. А. Есенин: Эволюция творчества. Мастерство. Рязань, 1979. — С. 108−119.

25. Гачев Г. Д. Есенин // Гачев Г. Д. Русская дума: Портреты русских мыслителей. -М., 1991. С. 121−133.

26. Городецкий С. М. Сергей Есенин // Искусство трудящихся. 1926. -N.1. — С. 3−4.

27. Горький М. Сергей Есенин // Горький М. Полн. собр. соч.: В 25 тт. М., 1974. -Т. 20. — С. 67−68.

28. Грузинов И. Есенин разговаривает о литературе и искусстве. -М. 1927.

29. Есенина A.A. Родное и близкое. М., 1979.

30. Есенина Е. А. В Константинове / / С. А. Есенин в воспоминаниях современников. М., 1986. — Т.1. — С. 32−40.

31. Евдокимов И. В. Сергей Александрович Есенин // Воспоминания о Сергее Есенине. М., 1975. — С. 419−429.

32. Ермилова Е. В. Поэтическая биография и ее отражение в стиле //Теория литературных стилей. М., 1978. — С. 210−230.

33. Есенин и современность. М., 1975.

34. Жаворонков А. З. С. А. Есенин и русские писатели XIX—XX вв. -// Уч. записки Кировск. пед. ин-та. 1971. — Вып. 49. — С. 3−147. 30. занковская Л. В. Новый Есенин. М., 1997.

35. Захаров А. Н. Периодизация творчества Есенина в свете его поэтики // Есенин академический: Актуальные проблемы научного издания / Отв. ред. Ю. Л. Прокушев. М., 1995.

36. Захаров А. Н. Поэтика Есенина. М., 1995.

37. Захаров А. Н. Есенин как философский поэт // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. — С. 35−57.

38. Захаров А. Н., Савченко Т. К. Есенин и имажинизм // Российский литературоведческий журнал. N. 1 -1997. — С. 4−40.

39. Захаркин А. Ф. Традиции русской классической литературы в поэзии С. А. Есенина //С.А. Есенин: Проблемы творчества. Связи. Рязань, 1995. — С. З-Ю.

40. Зайцев В. А. Есенин в восприятии современных русских поэтов // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. С. 334 — 347.

41. Зайцев В. А. Поэты о С. А. Есенине (1960−1980-е годы) //С.А. Есенин: Проблемы творчества, связи: Межвуз. сб. науч. тр. Рязань, 1995. С. 98−112.

42. Иванов Ф. Мужицкая Русь: Николай Клюев. Сергей Есенин //Русское зарубежье о Есенине. М., 1993. — Т.2.

43. Иванов Ф. Красный Парнас. Берлин, 1922.

44. Иванов-Разумник Р. В. Две России // Скифы. Сборник-2. -Пг., 1918.

45. Иванов-Разумник Р. В. Россия и Инония. Берлин, 1920.

46. Ильин В. Н. Есенин русский Лель //Лепта. -1995. -Ы.ю. С. 220−230

47. Карпов A.C. Поэмы Сергея Есенина. М., 1989.

48. Капрусова М. Н. Мифологические фольклорные, религиозные темы в поэзии С. Есенина: Поэтика дерева: Дисс. канд. филол. н. М., 1994

49. Кедров К. А. Образы древнерусского искусства в произведениях С. А. Есенина // Есенин и современность. М., 1975.

50. Киршон В. Сергей Есенин. Л., 1926.

51. Киселев А. Мессианство в новой русской поэзии: & quot-Пророк Есенин Сергей& quot- // Путь. Гельсингфорс. — N. 32−33.

52. Киселева Л. А. К проблеме интерпретации поэтического текста (на материале произведений H.A. Клюева и С.А. Есенина): Методическая разработка для студентов филологических факультетов. Киев, 1993.

53. Киселева Л. А. Русская икона в творчестве Николая Клюева // Православие и культура. Киев, 1996. — N. 1.

54. Киселева Л. А. Христианско-иконографический аспект изучения поэтики Сергея Есенина // Есенин академический: Актуальные проблемы научного издания. М. 1995- - С. 168−180.

55. Кононова Н. В. & quot-Инония!' С. Есенина как народно-социальная утопия // Славянская филология: Творчество С. А. Есенина. Традиции и новаторство. -Рига. 1990. €. 43−56.

56. Коржан В. В. Есенин и народная поэзия. Л., 1969.

57. Коржан В. В. Есенин и Пролеткульт (1917−1920) //Сергей Есенин: Проблемы творчества. М., 1978. — Вып.1. — С. 79−96.

58. Коржан В. В, Идейно-художественные искания крестьянских поэтов (19 101 920): Дисс. д-ра. филол. наук. М., 1980.

59. Костюк В., Чернопиский А. Структура утопического сознания на материале поэмы С. Есенина & quot-Инония"- // Сергей Есенин: Научные статьи и материалы Международной конференции, посвященной юо-летию со дня рождения поэта. Киев, 1996.

60. Кошечкин С. П. Весенней гулкой ранью. Этюды-раздумья о Сергее Есенине. -М., 1984.

61. Кошечкин С. П. Есенин и его поэзия. Баку, 1980.

62. Кошечкин С. П. Творческая история и судьба поэмы & quot-Сельский часослов& quot- // Есенин академический: Актуальные проблемы научного издания. М., 1995.

63. Кошечкин С. П., Юсов Н. Г. О последнем стихотворении Есенина // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М. Д997. -С. 258- 264.

64. Козловский А. А. Быль и легенды жизни Есенина //С.А. Есенин в воспоминаниях современников: В 2-х тт. М. Д986. -Т.1.

65. Куняев С. Трагедия стихии к стихия трагедии //Литературная учеба. 1982. -N.4. — С. 80−88.

66. Куняев Ст., Куняев С. Сергей Есенин. М., 1997.

67. Кузьмищева Н. М. Мифопоэтическая модель мира в & quot-маленьких"- поэмах С. А. Есенина 1917−1919 гг.: Дисс. канд. филол. наук. М., 1998.

68. Курдаков Е. Ключи заброшенного храма: Тайны есенинских прозрений // Московский вестник. 1995. — N. 5−6.

69. Курдаков Евг. Мифологическая тайна поэта // Лепта, 1995.N.2.

70. Кравцов Н. Есенин и народное творчество //Художественный фольклор. -1929. N. 4−5. — С. 193−203.

71. Кулинич A.B. Сергей Есенин: Жизнь и творчество. Киев, 1980.

72. Левин Вен. Есенин в Америке // Русское зарубежье о Есенине. М. 1993- Т.1.

73. Лагуновский А. М. Художественная концепция действительности в творчестве С. А. Есенина (категория отчуждения): Дисс. канд. филол. наук. Минск, 1993.

74. Львов Рогачевский В. Л. Новокрестьянский поэт-символист Сергей Есенин // Львов — Рогачевский В. Л. Новейшая русская литература. — Л., 1925.

75. Львов Рогачевский В. Л. Поэзия новой России. — М., 1920.

76. Макарова И. А. Непрочитанная поэма //Нева 1995. -N. 10. -C. 190−193

77. Маймиескулова А. & quot-Сельский часослов& quot- Есенина: опыт интерпретации // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. — С. 196−207.

78. Мамлеев Ю. В. Духовный смысл поэзии Есенина // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. — С. 23−35.

79. Мамлеев Ю. В. Есенин и кризис современной цивилизации //Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. -С. З68−375.

80. Мамлеев Ю. В. Философия русской патриотической лирики. //Советская литература. -1990. -N.1. -C. 30−45.

81. Маквей Г. Неопубликованные письма о Сергее Есенине //Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М. Д997. -С. 457−474.

82. Маквей Г. С. А. Есенин в культурной жизни англоязычных стран //О, Русь, взмахни крылами: Есенинский сборник: Вып. 1. М., 1994. — С. 193−218.

83. Марченко А. М. Поэтический мир Есенина. М., 1989.

84. Мариенгоф А. Б. Буян-Остров: Имажинизм // Поэты-имажинисты. СПб., 199 783. Медведев П. Пути и перепутья Сергея Есенина // Клюев Н., Медведев П.

85. Сергей Есенин. Л., 1927. 84. Мекш Э. Б. Русская новокрестьянская поэзия. — Даугавпилс, 1991.

86. Мекш Э. Б. Поэма С. Есенина & quot-Черный человек& quot-: Опыт мифопоэтического комментария // Литературный процесс и проблемы литературной культуры: Сб. ст. Таллинн, 1988. — С. 57−60.

87. Мекш Э. Б. Мифопоэтическая основа поэмы С. Есенина & quot-Черный человек& quot- //

88. Вечные темы и образы в советской литературе: Сб. науч. тр. Грозный, 1989. С. 50−57.

89. Мекш Э. Б. Сергей Есенин в контексте русской литературы. -Рига, 1989.

90. Мекш Э. Б. Сергей Есенин: Три & quot-Радуницы"-. Даугавпилс, 1999.

91. Мекш Э. Б. Реальность и миф в маленькой поэме С. Есенина & quot-Кобыльи корабли& quot-// Revue des Etudes slaves. Paris, LXVII / 1,1995, p. 23−34.

92. Маркова Е. И. Творчество Николая Клюева в контексте северно-русского искусства. Петрозаводск, 1997.

93. Михайлов А. И. Пути новокрестьянской поэзии. Л., 1991.

94. Михайлов А. И. Сергей Есенин: судьба и вера //Сергей Есенин. & quot-Шел Господь пытать людей в любови. "-. М., 1995. — С. 7−46.

95. Микешин А. М. Исторические судьбы русской романтической поэзии. -Кемерово. 1974. — Ч. 1−2.

96. Минакова A.M. Ранние формы советской драматургии: С. Есенин. & quot-Пугачев"- /У Творчество Есенина и современное есениноведение: Межвуз. сб. науч. тр. -Рязань, 1987.

97. Малюкова Л. Есенин и поэты-символисты (к вопросу о преемственности романтической поэзии): Дисс. канд. филод. наук. М., 1976.

98. Мочульский К. В. Мужичьи ясли: О творчестве Есенина //Русское зарубежье о Есенине. М., 1993- - Т.2.

99. Наумов Е. И. Сергей Есенин: Личность. Творчество. Эпоха. Л., 197 398. Нейман Б. Источники эйдологии Есенина // Художественный фольклор. 1929. Кн. 4−5. — С. 204−217. 99. Нике М. Гностические мотивы в & quot-Ключах Марии& quot- Есенина //Столетие Сергея

100. Осоргин М. & quot-Отговорила роща золотая. "-: Памяти Сергея Есенина // Русское зарубежье о Есенине. М., 1993. — Т.1.

101. Оцуп Н. Сергей Есенин // Русское зарубежье о Есенине. М., 1993 — T.i. — С. 164.

102. Павловски М. Есенин и Ремизов: Отражение русского народногоlo& oacute-. самосознания // Сборник научных трудов по славистике. Индианаполис, 1994.

103. Павловски М. Религия русского народа в поэзии Есенина // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. — С. 93−116.

104. Памяти Есенина: Сб. статей. М., 1926.

105. Прокофьев Н. Есенин и древнерусская литература //Сергей Есенин: Проблемы творчества. М., 1978.

106. Прокушев Ю. Л. Сергей Есенин: Образ. Стихи. Эпоха. М., 1979.

107. Прокушев Ю. Л. Проза поэта //Молодая гвардия. -1983. N. 12. -С. 245−264.

108. Прокушев Ю. Л. Сергей Есенин: Поэт. Человек. М., 1973.

109. Прокушев Ю. Л. Поэт века // В мире Есенина. ¦¦ М., 1986. С. 129−179.

110. Прокушев Ю. Л. Бессмертная душа России (Есенин сегодня, завтра и всегда) // О, Русь, взмахни крылами: Есенинский сборник. М., 1994. С. 5−44.

111. Прокушев Ю. Л. Прозрения гения: К юо-летию Сергея Есенина //Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М. Д997. -С. 6−23.

112. Прокушев Ю. Л. Только одна буква: Текстологические заметки // Российский литературоведческий журнал. 1997. — N. 11. — С. 121−148.

113. Прокушев Ю. Л. Истина всегда конкретна: О некоторых проблемах академического издания Есенина // Есенин академический: актуальные проблемы научного издания. — М., 1995. — С. 7−42.

114. Прокушев Ю. Л. Гений всегда народен // Есенинский вестник. -Рязань, 1996. -Вып.4. С. 2−4.

115. Прокушев Ю. Л. Дума о России: Избранное. М., 1988.

116. Прокушев Ю. Л. Все мы дети России. — М., 1990.

117. Прокушев Ю. Л. В поисках истины // Смерть Сергея Есенина: Документы. Факты. Версии: Материалы комиссии Всероссийского писательского Есенинского комитета по выяснению обстоятельств смерти поэта. / Сост. Ю. Л. Прокушев и М. В. Стахова. М., 1996. — С. 5−12.

118. Поэты имажинисты /Вст. ст., сост. и коммент. Э. Шнейдермаиа. — СПб. 1997.

119. Прохоров С. М. Фольклор в художественном мире С. А. Есенина. Дисс. канд. филол, наук. Коломна, 1997.

120. Прохоров С. М. Из предыстории есенинского образа & quot-голубой Руси& quot- // Genus poetarum: Сб. науч. тр. Коломна, 1995.

121. Прохоров С. М. Сергей Есенин пишет & quot-Трерядницу"- //Литературная учеба. -1988. N.2. — С. 136−137.

122. Покровский Г. Есенин есенинщина — религия. — М., 1929.

123. Примочкина H.H. «Это. драма человека деревни& quot- :М. Горький о Есенине //Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997- С. 264−274.

124. Розанов И. Есенин о себе и о других. М., 1926.

125. Рождественский B.C. Сергей Есенин //О Есенине: Стихи и проза писателей-современников поэта. М., 1990.

126. Ройзман М. Все, что помню о Есенине. М., 1973.

127. Руднев П. Дорога в жуткое пространство // Современная драматургия. 1996. -N. 4

128. Есенин: Материалы к биографии / Сост. Н. И. Гусева, С. И. Субботин. C.B. Шумихин. М., 1993.

129. Есенин в воспоминаниях современников: В 2-х тт. М., 1986.

130. Сергей Есенин в стихах и жизни. Письма. Документы / Общ. ред. Н. И. Шубниковой Гусевой. Сост. С.П. Митрофановой-Есениной и Т.П. Флор-Есениной. — М., 1995.

131. Смерть Сергея Есенина. Документы. Факты. Версии: Материалы комиссии Всероссийского писательского есенинского комитета по выяснению обстоятельств смерти поэта /Сост. Ю. Л. Прокушев и М. В. Стахова. -М., 1996.

132. Савушкина Н. Фольклорные традиции в поэзии Есенина 1924−1925 гг. // Сергей Есенин: Проблемы творчества. М., 1980. — С. 108−118.

133. Савченко Т. К. Сергей Есенин и его окружение. М., 1990.

134. Савченко Т. К. Поэтический цикл А. Блока & quot-Страшный мир& quot- и поэма С. Есенина & quot-Черный человек& quot- // Есенин академический: Актуальные проблемы научного издания: Сб. статей /Под ред. Ю. Л. Прокушева -М., 1998. С. 181−190.

135. Савченко Т. К. Есенин и Ширяевец //Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум: Сб. статей / Отв. ред. М., 1997. — С. 297−313.

136. Самоделова Е. А. Творчество С.А. Есенина и крестьянская свадьба //О, Русь взмахни крылами: Есенинский сборник. М., 1994. -С. 60−94.

137. Самоделова Е. А. Йсторико-фольклорная поэтика С. А. Есенина. Рязань, 1998.

138. Самоделова Е. А. Символика животного мира в & quot-Пугачеве"- С. А. Есенина // Revue des Etudes Slaves/ Paris, LXVTI / 1,1995. p. 35−48.

139. Самоделова Е. А. Фольклорная основа & quot-Песни о великом походе& quot- Есенина. // Начало. М., 1996. С. 207−235.

140. Самоделова Е. А. Рязанская свадьба. Рязань, 1993.

141. Семенова С. Г. Стихии русской души в творчестве Есенина //Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. С. 57−82.

142. Семенова С. Г. Философская лира Сергея Есенина // Молодая гвардия. 1996. -N. ю.

143. Семенова С. Г. Темы воскрешения и преображения мира в поэзии 20-х гг. // Философия бессмертия и воскрешения: Материалы VII Федоровских чтений. -М., 1996. Вып.2.

144. Семенова С. Г. Поэт & quot-поддонной"- России: религиозно-философские мотивы творчества Николая Клюева // Николай Клюев: Исследования и материалы. -М., 1907.

145. Савельев Д. А. Духовные искания и творчество Н. А. Клюева 1910−1930-х гг.: Дисс. канд. филол. наук. М., 1 999 153. Святополк-Мирский Д. Есенин //Русское зарубежье о Есенине — М. 1998. — Т.2.

146. Сергей Есенин: Проблемы творчества: Вып. 1−2. М., 1978,1985.

147. Скороходов М. В. Раннее творчество С. А. Есенина в историко-культурном контексте (& quot-Радуница"- 1916 г. и & quot-маленькие"- поэмы 1917−1918 гг.). Дисс. канд. филол. наук М., 1995.

148. Скороходов М. В. Тематика смерти-воскресения в & quot-маленьких"- поэмах С. А. Есенина 1917 г-: К вопросу о поэтике заглавия //Философия бессмертия и воскрешения: Материалы VII Федоровских чтений. М., 1996. — Вып.2. — С. 72.

149. Скороходов M.В. Маленькие поэмы Есенина 1918 года: О поэтике заглавия // Российский литературоведческий журнал. M., 1997. -N.u. — С. 41−60.

150. Скальд. Книга бессильного плача// Наш путь. Пг. 1918. N.2. С. 258

151. Скороходов М. В. Радуничная символика в первой книге С. А. Есенина // Revue des Etudes slaves Paris. LXVTI / 1,1995, p. 11−21.

152. Сохряков Ю. И. & quot-Душа грустит о небесах. "-: Религиозные мотивы в лирике С. Есенина //Литературная PoecmL-i996. -N. 39. -C.5.

153. Сохряков Ю. И. О религиозных мотивах в лирике Есенина // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум: Сб. статей /Отв. ред. Ю. Л. Прокушев. -М., 1997. -С. 116−123.

154. Солнцева Н. М. Сергей Есенин. М. 1997.

155. Солнцева Н. М. Китежский павлин. М., 1992.

156. Субботин С. И. Есенин и Клюев: К истории творческих взаимоотношений // & quot-О, Русь, взмахни крылами. "-: Есенинский сборник. -М. 1994. С. 104−120.

157. Субботин С. И. О датировке писем Есенина 1914−1913 гг. // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997.С. 405−442.

158. Субботин А. И. О поэзии и поэтике. Свердловск, 1979.

159. Старцев И. Мои встречи с Есениным //С.А. Есенин: Воспоминания / Под ред. И. В. Евдокимова. М., 1926.

160. Степанченко И. И. Лексика лирики С. Есенина: функционально-типологический анализ: Дисс. д-ра. филол. наук. Киев, 1992.

161. Сухов В. Сергей Есенин и имажинизм: Дисс. канд. филол. наук. М., 1998.

162. С. А. Есенин: Эволюция творчества. Мастерство: Межвуз. сб. науч. тр. Рязань, 1 979 171. С. А. Есенин: Творческая индивидуальность. Художественный мир: Межвуз. сб. науч. тр. Рязань, 1982.

163. Сакулин П. Народный златоцвет //Вестник Европы, 1916. -N. 5. С. 193.

164. Уманская Е. С. Есенин и литературное движение 1915−1923 гг. Дисс. канд. филол. наук. М., 1972.

165. Филиппов Б. Николай Клюев: Материалы для биографии //Клюев Н. Сочинения /Под общ. ред. Г. И. Струве и Б. А. Филиппова. Мюнхен. 1969. — Т.1.

166. Философия и поэзия: Материалы Всероссийской конференции, посвященной юо-летию со дня рождения С. А. Есенина. Рязань, 1996.

167. Фовицкий А. Смерть поэта: Памяти Сергея Есенина // Русское зарубежье о Есенине. М., 1993.

168. Фатющенко В. И. Метафора Маяковского и вопросы истории метафоры в русской поэзии: Дисс. канд. филол. наук. М., 1966.

169. Фатющенко В. И. & quot-Произведение"-, & quot-цикл"-, & quot-книга"-, & quot-картина мира& quot- у Сергея Есенина // Вестник Моск. ун-та. Сер.9. Филология. -1985. N. 5. — С. 12−23.

170. Фатющенко В. И. Советские поэты 1917−1930 гг. М., 1962.

171. Фатющенко В. И. Русская лирика периода кануна и свершения Октября: Дисс. д-ра. филол. наук. М., 1989.

172. Хазан В. И. Некоторые библейские архетипы в поэзии С. А. Есенина // Проблемы вечных ценностей в русской культуре и литературе XX в.: Сб. статей. Грозный, 1991.

173. Хазан В. И. Библейские цитаты и реминисценции в произведениях С. А. Ееенина // Филологические науки. 1990. — N.6.

174. Хазан В. И. Тема смерти в лирических циклах русских поэтов XX века /С. Есенин, М. Цветаева, А. Ахматова/. Грозный, 1990.

175. Хазан В. И. Мифологический & quot-анамнезис"- воды в поэзии С. А. Есенина //Вечные темы и образы в советской литературе. Грозный, 1989. — С. 37−40.

176. Хазан В. И. Проблемы поэтики Есенина. Грозный, 1989.

177. Харчевников В. И. Мотивы духовных стихов в ранней лирике Есенина // Харчевников В. И. Поэтический стиль Сергея Есенина (1910 1916). -Ставрополь, 1975.

178. Харчевников В. И. С. А. Есенин и русская поэзия начала XX вв. Дисс. д-ра филол. наук. •¦ М., 1982.

179. Харчевников В. И. Традиции русской народной песни в стиле раннего Есенина (1910 1916). Ростов — на — Дону. 1974.

180. Харчевников В. И. Стилевые подобия в творчестве С. Есенина // Сергей Есенин. Проблемы творчества. М., 1985. — Вып.2. -С. 8о-81.

181. Ходасевич Вл. Ф. Есенин // Русское зарубежье о Есенине. -М. 1993. Т.1. -С. 45−70.

182. Цветаева М. Из очерка & quot-Нездешний вечер& quot- //Русское зарубежье о Есенине. -М., 1993. Т.1.- С. 105−108.

183. Цветаева И. Из статьи & quot-Поэт и время"//Русское зарубежье о Есенине. М., 1993. -Т.2.

184. Чернявский В. Три эпохи встреч /1915−1925/ //С.А. Есенин в воспоминаниях современников. М., 1986. — Т.1.

185. Чистяков Н. Д. Королева у плетня. Орехово-Зуево, 1996.

186. Шаповалов М. Диалог с чертом: О поэме С. Есенина & quot-Черный человек& quot- // Литературная Россия. 1995- ~ N.H.

187. Швецова Л. Андрей Белый и Сергей Есенин // Андрей Белый: Проблемы творчества. М., 1988. — С. 401−409.

188. Шарапков Н. С. С. А. Есенин и пролетарская поэзия первых лет Советской власти // Творчество С. А. Есенина и современное есениноведение: Межвуз сб. науч. тр. Рязань, 1987. — С. З-Ю.

189. Шершеневич В. Великолепный очевидец // Как жил Есенин: Мемуарная проза/ Сост., коммент. АЛ. Казакова. Челябинск, 1992.

190. Шершеневич В. Из книги «2×2=5»: Листы имажиниста // Поэты-имажинисты.- СПб., 1997.

191. Шетракова С. Н. С. А. Есенин: Художественный образ и действительность. Дисс. канд. филол. н. М., 1987.

192. Шахов В. В. Художественный мир Есенина. Рязань, 1986.

193. Шилова К. А. Традиции Есенина в современной советской поэзии: Учебное пособие к спецкурсу. Вологда, 1984.

194. Шубникова-Гусева Н. И. Диалог как основа творчества Есенина // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. -С. 130−489.

195. Шубникова-Гусева Н. И. Французские литературные источники & quot-Черного человека& quot- С. А. Есенина // Revue des Etudes slaves, Paris, LXVII | 1, 1995, p. 127 140.

196. Шубникова-Гусева Н. И. Загадка десятой строки поэмы С. Есенина & quot-Черный человек& quot- // Есенин академический: Актуальные проблемы научного издания.- М., 1995. С. 78−121.

197. Шубникова-Гусева Н.И. & quot-Черный человек& quot-, или Диалог с масонством // Российский литературоведческий журнал. М. 1997. — N.H. С. 78−121.

198. Шубникова-Гусева Н.И. & quot-Я хожу в цилиндре не для женщин. "-: Ряженье как обряд в творчестве Есенина // Лит. учеба. 1998. — N. 4−6. С. 124 — 152.

199. Щеблыкин И. П. Историческая тема в творчестве С. Есенина: К вопросу об идейной направленности драматической поэмы & quot-Пугачев"- // С. А. Есенин: Эволюция творчества. Мастерство: Межвуз. сб. науч. тр. Рязань, 1979.

200. Шокальский Ежи. Волк е законе: & quot-Калина красная& quot- В. Шукшина и ее есенинский контекст // Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М., 1997. — С. 352−363.

201. Штейн Эммануил. Поэты русского зарубежья о Есенине// Столетие Сергея Есенина: Международный симпозиум. М. Д997. -С. 327−333.

202. Юшин П. Ф. Сергей Есенин: Идейно-творческая эволюция. -М., 1969.

203. Юшина О. И. Поэзия С. Есенина в оценке современного англоязычного литературоведения // Сергей Есенин: Проблемы творчества. М., 1985 -Вып.2.

204. Юсов Н. Г. & quot-С добротой и щедротами духа. "-: Дарственные надписи Сергея Есенина. Челябинск, 1996.

205. Юсов И. Г. Малоизвестные публикации стихов Есенина в периодике 1914−1918 гг. // О, Русь, взмахни крылами.: Есенинский сборник. М., 1994. — С. 218−225.

206. Юсов Н. Г., Хлебянкина Т. А. Сергей Есенин в Дубровках в гостях у С. А. Клычкова // Два Сергея: Сборник к ЮО-летию со дня рождения С. А. Есенина и юб-летию со дня рождения С. А. Клычкова. Талдом, 1995.

207. Яблоновский А. Есенин // Русское зарубежье о Есенине. -М., 1993. Т.2. — С. 50−52.

208. I. Литература по вопросам истории и теории литературы, фольклористики, мифологии, истории религии, истории культуры, философии

209. Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977.

210. Аверинцев С. С. & quot-Аналитическая психология& quot- К. Г. Юнга и закономерности творческой фантазии //Вопросы литературы. 1970. N.3. С. 124−126.

211. Аверинцев С. С. У истоков поэтической образности византийского искусства // Древнерусское искусство. М., 1975.

212. Азадоаский К М. Николай Клюев: Путь поэта. Л., 1990.

213. Алексеева Л.Ф. А. Блок и русская поэзия 1910−1920-х годов. М., 1996.

214. Аксаков И. Краткая запись о странниках, или бегунах // Русский архив. 1866. — N. 4.

215. Алпатов М. В. Фрески церкви Успения на Волотовом поле. М., 1977.

216. Амфитеатров А. & quot-Святогрешный"- //& quot-В краю чужом& quot-: Зарубежная Россия и Пушкин. Сб. статей и эссе. М., 1998.

217. Архимандрит Платон. Православное нравственное богословие. М. 1994. 22о. Андроник, игумен. Русская духовность в жизни преп. Сергия // Богословские труды. М., 1989. -Сб. 29. — 239−240.

218. Апокрифические сказания: Труды акад. Н. С. Тихонравова: Сб. отделения русск. языка и словесности Императорской Академии наук. СПб., 1894.1. Т. 38. N.4.

219. Арсеньев В. О церковном иконописании // Философия русского религиозного искусства XVI—XX вв.: Антология /Сост., общ. ред. и предисл. Н. К. Гаврюшина. М., 1993- -С. 140−148.

220. Архипов A.A. Голубиная книга: Wort und Sache // Механизмы культуры. M., 1990.

221. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: В 3-х тт. М., 1994 /Репринт, воспроизведение/.

222. Афанасьев А. Н. Древо жизни Избр. статьи. М. 1983.

223. Афанасьев А. Н. Народные русские легенды. Казань, 1912.

224. Арсентьева H.H. & quot-Серебряный век& quot- русской и испанской поэзии: Опыт сопоставления. М., 1 995 234. Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре: Структурно-семантическийанализ восточно-славянских обрядов. -СПб., 1993.

225. Байбурин А. К., Топорков А. Л. У истоков этикета: Этнографические очерки (глава & quot-Гость и Бог& quot-) Л., 1990.

226. Байбурин А. К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 19%

227. Барсов Н. Духовные стихи (роспевцы) секты людей Божиих. СПб., 1870.

228. Бартенев П. А. О Пушкине: Страницы жизни поэта: Воспоминания современников. М., 1992.

229. Бахтин М. М. Автор и герой в эстетической деятельности // Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1986.

230. Бахтин М.М. Ф. Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М., 1990.

231. Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук //Эстетика словесного творчества. М., 1979. — С. 329−331.

232. Белкин A.A. Русские скоморохи. М., 1975.

233. Белинский В. Г. Письмо к Н. В. Гоголю //Белинский В. Г. Полн. собр. соч. М. 1956.- Т.ю. — 0. 215−218.

234. Белый А. Символизм как миропонимание. М., 1994.

235. Бердяев Н. Душа России //Русская идея: Сб. статей /Сост. М. А. Маслин. М., 1992.

236. Бердяев H.A. О самоубийстве: Психологический этюд. Париж, 1931

237. Бердяев H.A. Русская идея: Основные проблемы русской мысли XIX в. и нач. XX века //О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990.

238. Бессонов П. Калеки перехожие: Сб. стихов и исследование. М., 1863.

239. Бонч-Бруевич В. В. Материалы к истории русского сектантства и старообрядчества. СПб., 1911. — Вып.4.

240. Бирюков П. Песни, псалмы и гимны русских сектантов, рационалистов и мистиков // История русской литературы /Под ред. Е. В. Аничкова. М., 1908. -Т.1.

241. Богатырев П. Г. Вопросы теории народного искусства. М. 1971.

242. Бондарь С. Секты хлыстов, шалопутов, духовных христиан, старый и новый Израиль, субботников и иудействующих Иг., 1916.

243. Булгаков С. Богослужение в православии // Булгаков С. Православие: Очерки учения православной церкви. Париж, 1989.

244. Булгаков С. О Богочеловечестве. Париж, 1945.

245. Булгаков С. Икона, ее содержание и границы // Философия русского религиозного искусства: Антология. М. 1993.

246. Буткевич Е. И. Обзор русских сект и их толков. Харьков, 1910.

247. Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПБ., 1861.

248. Былички и бывальщины: Старозаветные рассказы, записанные в Прикамье. -Пермь, 1991.

249. Бычков В. В. Византийская эстетика. М., 1977.

250. Бычков В. В. Русская средневековая эстетика XI—XVI вв.М., 1992.

251. Бычков В. В. Эстетическое сознание Древней Руси. М. 1987.

252. Вагнер Г. К. От символа к реальности: Развитие пластического образа в русском искусстве Х1У-ХУ веков. М., 1980.

253. Варенцов В. Сборник русских духовных стихов. СПб., 1860. 267. Велесова книга. М., 1995.

254. Великорусские заклинания: Сб. Л. Н. Майкова. СПб., 1994.

255. Византийские легенды. Л., 1972.

256. Восточно-славянский фольклор: Словарь научной и народной терминологии.- Минск, 1994.

257. Вроон Р. Старообрядчество, сектантство и & quot-сакральная речь& quot- в поэзии Николая Клюева // Николай Клюев: Исследования и материалы /Ред-сост. С. И. Субботин. М. 1997.

258. Всенощное бдение: Литургия. Издание Московской патриархии. М., 1991.

259. Выставка древнерусского искусства в Москве. М., 1913.

260. Гачев Г. Д. Национальные образы мира. М., 1988.

261. Гачев Г. Д. Образы Индии: Опыт экзистенциальной культурологии. М., 1993.

262. Гачев Г. Д. Русская дума: Портреты русских мыслителей. М., 1991

263. Герцен А. И. Старый мир и Россия // Герцен А. И. Собр. соч. В 30-ти тт. М., 1956. Т.ю.

264. Гоголь Н. В. Размышления о Божественной литургии // Гоголь Н. Е Выбранные места из переписки о друзьями /Сост. В. А. Воропаева. М., 1990.

265. Голубиная книга: Русский народный духовный стих Х1-Х1Хв. М., 1991.

266. Горичева Т. М. О кенозисе русской культуры // Христианство и русская культура: Сб. статей. СПб., 1994.

267. Горький М. Сергей Есенин //Горький М. Полн. собр. соч. В 25 т. -М., 1974. -Т. 20. С. 67−6З.

268. Горностаев В., священник. Русская молитва: Очерк истории русской молитвы // Дон. 1993. — N. 10−12.

269. Грабарь И. Э. О древнерусском искусстве. М., 1966.

270. Гуревич А. Я. Народная магия и церковный ритуал // Механизмы культуры: Сб. статей. М., 1990.

271. Гуревич А. Я. Вопросы культуры в изучении исторической поэтики //Историческая поэтика: Итоги и перспективы изучения. М., 1986. 4бо

272. Гуревич Г. Я. Ментальность //50: 50: Опыт словаря нового мышления. М., 1989.

273. Гуревич, А .Я. Категории средневековой культуры. М., 1984.

274. Горский B.C. Философские, идеи в культуре Киевской Руси XI-нач. XII в. Киев, 1988.

275. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: Изд. 2-. е: В 4-х тт. СПб., 1882.

276. Даль В. И. Пословицы русокого народа. М., 1984.- Т. 1−2.

277. Даль В. И. Месяцеслов. Суеверия. Приметы. Причуды стихии. Пословицы русского народа. СПб., 1992.

278. Демкова Н. С. Неизвестные и неизданные тексты из сочинений протопопа Аввакума// ТОДРЛ. М. :Л., 1965. — Вып. XXI.

279. Достоевский Ф. М. Искания и размышления. М., 1983.

280. Добромыслов П. Несколько слов о современной хлыстовщине // Миссионерский сборник. М., 1895.

281. Добротворский И. Люди Божии. Казань, 1869.

282. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М. :Л., 1958.

283. Дружинин В. Г. Раскол на Дону в конце XVII в. СПб. 1889.

284. Дунаев М. М. Православие и русская литература. М., 1995−2000. Т. I-IV.

285. Дунаев М. М. Своеобразие русской иконописи: Очерки по русской культуре XII—XVII вв. М., 1995.

286. Епископ Уфимский и Стерлитамакский Анатолий. Русская икона // Малая церковь: Настольная книга прихожанина. М., 1992.

287. Епископ Алексий. Шелапутская община. Казань, 1906.

288. Ершов Л. Ф. Три портрета: Очерки творчества Виктора Астафьева, Юрия Бондарева, Василия Белова. М., 1985.

289. Еремина В. И. Обычай & quot-возвращения в родной дом& quot- в славянских поэтических отражениях // Русский фольклор: Межэтнические фольклорные связи. СПб., 1 993 304. Есаулов И. А. Категория соборности в русской литературе. — Петрозаводск, 1995

290. Есаулов И. А. Проблема визуальной доминанты русской словесности // Евангельский текст в русской литературе XVIII—XX вв.: Сб. науч. тр. -Петрозаводск, 1998.

291. Евангельский текст в русской литературе XVIII—XX вв.: Цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр: Сб. науч. тр. Петрозаводск, 1994,199& - Вып. 1,2.

292. Жуков В. Н. Третий Завет Дмитрия Мережковского // Мережковский Д. Иисус Неизвестный М., 1996.

293. Жирмунский В. М. & quot-Золотой век& quot- и царство Божие // Немецкий романтизм и современная мистика. М, 1914.

294. Забияке А. П. История древнерз’сской культуры. М., 1995.

295. Закон Божий. Джорданвилль, 1957.

296. Захаров В. Н. Православные аспекты этнопоэтики русской литературы XVIII XX вв. // Евангельский текст в русской литературе XVIII—XX вв.: Сб. статей. -Петрозаводск. 1998. С. 5−30.

297. Зеленин Д. К. Избранные труды: Статьи по духовной культуре 1901−1913 гг. -М., 1 994 313. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. М., 1995.

298. Зеньковский С. Русское старообрядчество: Духовные движения XVTI века. М. 1 995 315. Зигмунд Фрейд, психоанализ и русская мысль. М., 1994.

299. Зиновьев В. П. Быличка как жанр фольклора и ее современные судьбы // Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири. -Новосибирск, 1987.

300. Златоуст Иоанн. Избранные творения: Собрание поучений: В 2-х тт. М., 1993.

301. Иванов Вяч. Борозды и межи: Опыты эстетические и критические. М., 1916.

302. Иванов Вяч. Вс., Топоров В. Н. Славянские языковые моделирующие системы (древний период). М. 1965.

303. Иванов Вяч. Вс., Топоров В. Н. Исследования в области славянских древностей. М., 1974.

304. Иванов С. А. Византийское юродство. М., 1994.

305. Иванов-Разумник Р. В. Вершины: Ал. Блок, Андрей Белый. -Пг., 1923.

306. Иларион Алфеев, иеромонах. Таинство веры: Введение в православное догматическое богословие. М., 1996.

307. Ильин Вл. Есенин русский Лель // Лепта, 1995. — N. io.

308. Ильин И. А. Одинокий художник: Статьи, речи, лекции. М. 1993.

309. Ильин И. А. Собр. соч.: В ю тт. М. 1990−2000.

310. История русской литературы /Под ред. Е. В. Аничкова. М., 1908.

311. История старообрядческой церкви: Краткий очерк. -М. Д991.

312. Калинский И. П. Церковно-народный месяцеслов на Руси. М. 1990

313. Карташева И. В., Емельянова Т. П., Семенов Л. Е. Историческая психология и литературоведение: возможности и перспективы взаимодействия / / Филологические науки. 1995. — N. 3.

314. Карпов Г. М. Русская культура на пороге новой эпохи: XVII век. М. 1994.

315. Клибанов А. И. История религиозного сектантства в России (бо-е гг. XIX в. -1917). М., 1965.

316. Кондаков И. В. Введение в историю русскую культуры.М., 1997.

317. Кондаков И. В. О менталитете русской культуры // Цивилизации и культуры. -М., 1994.

318. Котельников

Заполнить форму текущей работой