Великая Отечественная война

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ НА ТЕМУ:

«ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА»

Реферат выполнил: Магомедов А. Ш.

Реферат проверил: Чернуха В. В.

Оренбург 2009 г.

План

Цели и задачи реферата

Историография

СССР накануне войны

Начало войны

Битва под Москвой

Неудачи в Крыму и под Харьковом

Сталинградская битва

Партизанская война

Всё для фронта, всё для победы

Курская битва

Битва за Днепр

Изгнание захватчиков с Советской земли

Причины победы, её итоги и цена

Цели и задачи реферата

Долгих 1418 дней и ночей продолжалась Великая Отечественная Война. И в период с 22 июня 1941 г. по 9 мая 1945 г. произошло столько событий, что для их детального рассмотрения потребовалось бы очень большое количество времени и бумаги. В своем реферате я постарался наиболее рационально и правильно (с моей точки зрения) рассмотреть основные сражения ВОВ.

Безусловно, что вероломное нападение Германии на СССР в воскресное утро 22-го июня 1941 г. явилось тщательно спланированной операцией под кодовым названием «Барбаросса», то есть в честь небезызвестного легендарного немецкого героя Фридриха Барбароссы. Именно с 22-го июня долгих четыре года советский народ героически боролся с немецко-фашистскими захватчиками. Ведь именно советским народом была выиграна эта страшная война. И всю свою храбрость, мужество, стойкость, упорство и ненависть к захватчикам он проявил в полной мере, выиграв войну и освободив всю Европу от захвачиков.

Рассуждая о основных сражениях ВОВ можно сказать, что они имели большой резонанс во всем мире и коренным образом повлияли на исход Второй мировой войны.

В следующем году исполняется 60 лет со дня победы в ВОВ. Я решил написать реферат на эту тему.

Историография

Великая Отечественная война — это тяжёлое испытание, выпавшее на долю русского народа. Литература того времени не могла оставаться в стороне от этого события.

Так в первый день войны на митинге советских писателей прозвучали такие слова: «Каждый советский писатель готов все, свои силы, весь свой опыт и талант, всю свою кровь, если это понадобится, отдать делу священной народной войны против врагов нашей Родины». Эти слова были оправданны. С самого начала войны писатели почувствовали себя «мобилизованными и призванными». Около двух тысяч писателей ушли на фронт, более четырехсот из них не вернулись. Это А. Гайдар, Е. Петров, Ю. Крымов, М. Джалиль; совсем молодыми погибли М. Кульчицкий, В. Багрицкий, П. Коган.

Фронтовые писатели в полной мере разделяли со своим народом и боль отступления, и радость побед. Георгий Суворов, писатель-фронтовик, погибший незадолго до победы, писал: «Свой добрый век мы прожили как люди, и для людей».

Писатели жили одной жизнью со сражающимся народом:. мерзли в окопах, ходили в атаку, совершали подвиги и … писали.

О, книга! Друг заветный!

Ты в вещмешке бойца

Прошла весь путь победный

До самого конца.

Твоя большая правда

Вела нас за собой.

Читатель твой и автор

Ходили вместе в бой.

Русская литература периода ВОВ стала литературой одной темы — темы войны, темы Родины. Писатели чувствовали себя «окопными поэтами» (А. Сурков), а вся литература в целом, по меткому выражению А. Толстова, была «голосом героической души народа».

Лозунг «Все силы — на разгром врага!» непосредственно относился и к писателям. Писатели военных лет владели всеми родами литературного оружия: лирикой и сатирой, эпосом и драмой. Тем не менее первое слово сказали лирики и публицисты.

Стихи публиковались центральной и фронтовой печатью, транслировались по радио наряду с информацией о важнейших военных и политических событиях, звучали с многочисленных импровизированных сцен на фронте и в тылу. Многие стихи переписывались в фронтовые блокноты, заучивались наизусть. Стихи «Жди меня» Константина Симонова, «Землянка» Александра Суркова, «Огонек» Исаковского породили многочисленные стихотворные ответы. Поэтический диалог писателей и читателей свидетельствовали о том, что в годы войны между поэтами и народом установился невиданный в истории нашей поэзии сердечный контакт. Душевная близость с народом является самой примечательной и исключительной особенностью лирики 1941−1945 годов.

Родина, война, смерть и бессмертие, ненависть к врагу, боевое братство и товарищество, любовь и верность, мечта о победе, раздумье о судьбе народа — вот основные мотивы военной поэзии. В стихах Тихонова, Суркова, Исаковского, Твардовского слышится тревога за отечество и беспощадная ненависть к врагу, горечь утрат и сознание жестокой необходимости войны.

В дни войны обострилось чувство отчизны. Оторванные от любимых занятий и родных мест миллионы советских людей как бы по-новому взглянули на привычные родные края, на дом, где родились, на самих себя, на свой народ. Это нашло отражение и в поэзии: появись проникновенные стихи о Москве Суркова и Гусева, о Ленинграде Тихонова, Ольги Берггольц, о Смоленщине Исаковского.

Видоизменился в лирике военных лет и характер так называемого лирического героя: прежде всего он стал более земным, близким, чем в лирике предшествующего периода. Поэзия как бы вошла в войну, а война со всеми её батальными и бытовыми подробностями в поэзию. «Приземление» лирики не помешало поэтам передавать грандиозность событий и красоту подвига нашего народа. Герои часто терпят тяжелые, подчас нечеловеческие лишения и страдания:

Впору поднять десяти поколеньям

Тяжесть, которую подняли мы.

(писал в своих стихах А. Сурков)

Любовь к отечеству и ненависть к врагу — это тот неиссякаемый и единственный источник, из которого черпала в годы ВОВ свое вдохновение наша лирика. Наиболее известными поэтами того времени были: Николай Тихонов, Александр Твардовский, Алексей Сурков, Ольга Берггольц, Михаил Исаковский, Константин Симонов.

В поэзии военных лет можно выделить три основные жанровые группы стихов: лирическую (ода, элегия, песня), сатирическую и лирико-эпическую (баллады, поэмы).

ПРОЗА

В годы Великой Отечественной войны получили развитие не только стихотворные жанры, но и проза. Она представлена публицистическими и очерковыми жанрами, военным рассказом и героической повестью. Весьма разнообразны публицистические жанры: статьи, очерки, фельетоны, воззвания, письма, листовки.

Статьи писали: Леонов, Алексей Толстой, Михаил Шолохов, Всеволод Вишневский, Николай Тихонов. Они воспитывали своими статьями высокие гражданские чувства, учили непримиримо относиться к фашизму, раскрывали подлинное лицо «устроителей нового порядка». Советские писатели противопоставляли фашистской лживой пропаганде большую человеческую правду. В сотнях статей приводились неопровержимые факты о зверствах захватчиков, цитировались письма, дневники, свидетельские показания военнопленных, назывались имена, даты, цифры, делались ссылки на секретные документы, приказы и распоряжения властей. В своих статьях они рассказывали суровую правду о войне, поддерживали в народе светлую мечту о победе, призывали к стойкости, мужеству и упорству. «Ни шагу дальше!» — так начинается статья Алексея Толстова «Москве угрожает враг».

По настроению, по тону военная публицистика была либо сатирической, либо лирической. В сатирических статьях беспощадному высмеиванию подвергались фашисты. Излюбленным жанром сатирической публицистики стал памфлет. Статьи, обращенные к родине и народу, были весьма разнообразны по жанру: статьи — обращения, призывы, воззвания, письма, дневники. Таково, к примеру, письмо Леонида Леонова «Неизвестному американскому другу».

Публицистика оказала огромное влияние на все жанры литературы военных лет, и прежде всего на очерк. Из очерков мир впервые узнал о бессмертных именах Зои Космодемьянской, Лизы Чайкиной, Александра Матросова, о подвиге молодогвардейцев, которые предшествовали роману «Молодая гвардия». Очень распространен в 1943—1945 годах был очерк о подвиге большой группы людей. Так, появляются очерки о ночной авиации «У-2» (Симонова), о героическом комсомоле (Вишневского), и многих других. Очерки, посвященные героическому тылу представляют собой портретные зарисовки. Причем с самого начала писатели обращают внимание не столько на судьбы отдельных героев, сколько на массовый трудовой героизм. Наиболее часто о людях тыла писали Мариетта Шагинян, Кононенко, Караваева, Колосов.

Оборона Ленинграда и битва под Москвой явились причиной создания ряда событийных очерков, которые представляют собой художественную летопись боевых операций. Об этом свидетельствуют очерки: «Москва. Ноябрь 1941 года» Лидина, «Июль — Декабрь» Симонова.

В годы Великой Отечественной войны создавались и такие произведения, в которых главное внимание обращалось на судьбу человека на войне. Человеческое счастье и война — так можно сформулировать основной принцип таких произведений, как «Просто любовь» В. Василевской, «Это было в Ленинграде» А. Чаковского, «Третья палата» Леонидова.

В 1942 году появилась повесть о войне В. Некрасова «В окопах Сталинграда». Это было первое произведение неизвестного тогда писателя-фронтовика, дослужившегося до капитана, провоевавшего под Сталинградом все долгие дни и ночи, участвовавшего в его обороне, в страшных и непосильных боях, которые вела наша армия. В произведении мы видим стремление автора не только воплотить личные воспоминания о войне, но и попытаться психологически мотивировать поступки человека, исследовать нравственно-философские истоки подвига солдата. Читатель увидел в повести великое испытание, о котором написано честно и достоверно, столкнулся со всей бесчеловечностью и жестокостью войны. Это была одна из первых попыток психологического осмысления подвига народа.

Война стала для всех большой бедой, несчастьем. Но именно в это время люди проявляют нравственную суть, «она (война) как лакмусовая бумажка, как проявитель какой-то особенный». Вот, например, Валега -- малограмотный человек, «…читает по слогам, и спроси его, что такое родина, он, ей-богу ж, толком не объяснит. Но за эту родину… он будет драться до последнего патрона. А кончатся патроны -- кулаками, зубами…». Командир батальона Ширяев и Керженцев делают все возможное, чтобы сберечь как можно больше человеческих жизней, чтобы выполнить свой долг. Им противопоставлен в романе образ Калужского, который думает только о том, чтобы не попасть на передовую; автор также осуждает и Абросимова, который считает, что если поставлена задача, то ее надо выполнять, несмотря на любые потери, бросая людей под губительный огонь пулеметов.

Читая повесть, чувствуешь веру автора в русского солдата, у которого, несмотря на все страдания, беды, неудачи, нет никаких сомнений в справедливости освободительной войны. Герои повести В. П. Некрасова живут верой в будущую победу и готовы без колебаний отдать за нее жизнь.

В этом же суровом сорок втором происходят события повести В. Кондратьева «Сашка». Автор произведения тоже фронтовик, и воевал он подо Ржевом так же, как и его герой. И повесть его посвящена подвигам простых русских солдат. В. Кондратьев так же, как и В. Некрасов, не отступил от правды, рассказал о том жестоком и тяжелом времени честно и талантливо. Герой повести В. Кондратьева Сашка очень молод, но он уже два месяца на передовой, где «просто обсохнуть, согреться -- уже немалая удача» и «…с хлебцем плохо, навару никакого. Полкотелка… пшенки на двоих -- и будь здоров».

Нейтральная полоса, которая составляет всего тысячу шагов, простреливается насквозь. И Сашка ночью поползет туда, чтобы добыть своему ротному командиру валенки с убитого немца, потому как у лейтенанта пимы такие, что их за лето не просушить, хотя у самого Сашки обувь еще хуже. В образе главного героя воплощены лучшие человеческие качества русского солдата, Сашка умен, сообразителен, ловок -- об этом свидетельствует эпизод захвата им «языка». Один из главных моментов повести -- отказ Сашки расстреливать пленного немца. Когда его спросили, почему он не выполнил приказ, не стал стрелять в пленного, Сашка ответил просто: «Люди же мы, а не фашисты».

В главном герое воплотились самые лучшие черты народного характера: мужества, патриотизм, стремление к подвигу, трудолюбие, выносливость, гуманизм и глубокая вера в победу. Но самое ценное в нем -- способность размышлять, умение осмыслить происходящее. Сашка понимал, что «не научились еще воевать как следует что командиры, что рядовые. И что учеба на ходу, в боях идет по самой Сашкиной жизни. 'Понимал и ворчал, как и другие, но не обезверил и делал свое солдатское дело, как умел, хотя особых. геройств не совершал».

«История Сашки -- это история человека, оказавшегося в самое трудное время в самом трудном месте на самой трудной должности -- солдатской», -- писал о герое Кондратьева К. М. Симонов.

Тема подвига человека на войне получила свое развитие в литературе послевоенного времени.

СССР на кануне войны

Прелюдией любой войны служит какая-либо дипломатическая деятельность. Поэтому рассмотрим характер внешней политики СССР и Германии в 30-х — начале 40-х годов двадцатого века.

В 1933 году Адольф Гитлер стал новым рейхсканцлером Германии. Результатом этого стала резкая смена курса внешней политики. Но в начале правления нового лидера изменения были не столь заметны. Первые грозные сигналы стали заметны в 1936 году. В соответствии с этим Гитлер требовал: «Итак, я ставлю следующие задачи:

1. Немецкая армия через четыре года должна быть готова к бою.

2. Немецкая экономика в течение четырех лет должна быть готова к войне" (1).

24 июля 1937 года была введена в силу новая «Директива о единой подготовке Вермахта к войне» за подписью военного министра Вернера фон Бломберга. Он отмечал, что необходима «постоянная готовность Вермахта к войне: а) чтобы отразить любое нападение; б) быть в состоянии использовать для войны, создавшиеся благоприятные политические возможности. Это должно быть учтено при подготовке Вермахта к возможной войне в мобилизационный период 1937/38 гг. «(1). 25 ноября 1936 года в Берлине заключен «Антикоминтерновский пакт» между Германией и Японией, оформивший блок этих государств в целях завоевания мирового господства. В ноябре 1937 года к этому договору присоединилась Италия. Таким образом, образовалась ось Рим — Берлин — Токио.

4 февраля 1938 года указ Гитлера преобразовал военное министерство в штаб Верховного Главнокомандования и подчинил его непосредственно фюреру. Затем агрессивная внешняя политика вылилась в аншлюс Австрии и захват Чехословакии. Затем последовало нападение на Польшу, которое начало мировую войну. Что же делали наиболее вероятные противники Германии в будущей войне:

Англия, Франция и СССР. 17 апреля 1939 года советское руководство предложило западным державам тройственный договор о взаимопомощи. Переговоры шли крайне медленно.

В конце июля 1939 года западные державы приняли советское предложение начать переговоры по военным вопросам. Миссия Англии и Франции прибыли в Москву 11 августа. Затем переговоры зашли в тупик. После этого Сталин резко изменил курс внешней политики и стал искать сближения с Германией. Сближения с СССР искала и Германия, и 23 августа 1939 года был заключен договор о ненападении сроком на 10 лет. Одновременно был подписан «секретный дополнительный протокол», определивший сферы интересов обеих сторон от Балтийского до Черного морей. По этому договору в зону влияния СССР попали Финляндия, Литва, Латвия, Эстония, Бесарабия, Буковина, районы Польши с украинским и белорусским населением. Эти районы и были присоединены к СССР в 1940 году, за исключением Финляндии, которую защитило мнение Лиги Наций.

Пакт о ненападении был выгоден обеим сторонам. Германии он предоставлял возможность разобраться с Англией и Францией и лучше подготовиться к войне против СССР. СССР имел возможность укрепить промышленность и подготовить Красную Армию к войне против Германии.

После победоносного завершения Французской кампании 1940 немецко-фашистское политическое руководство приняло решение о подготовке плана войны против СССР.

Распоряжением Гитлера 21 июля 1940 года эта задача была возложена на главное командование сухопутных войск (ОКХ). В июле-декабре 1940 года разрабатывалось одновременно несколько вариантов плана. В том числе план ОКХ, планы генерала Э. Маркса, Зоденштерна и других. В результате неоднократных обсуждений, военно-штатных игр и специальных совещаний ставки Гитлера, в генштабе сухопутных войск и других высших штабах 5 декабря 1940 года был утвержден окончательный вариант плана («план ОТТО»), представленный начальником генштаба сухопутных войск генерал-полковником С. Гальдером. 18 декабря 1940 года верховное главнокомандование вооруженных сил (ОКВ) отдало за подписью Гитлера директиву № 21, где была изложены основная идея и стратегический замысел предстоящей войны против СССР. Общая стратегическая задача плана — «нанесение поражения советской России до того

, как будет закончена война против Англии". В основу замысла была положена идея «расколоть фронт главных сил русской армии, сосредоточенных в западной части России, быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот и, используя этот прорыв, уничтожить разобщенные группировки вражеских войск». Планом предусматривалось уничтожение основной массы советских войск западнее рек Днепр и Западная Двина, не допустив их отхода в глубь России. В дальнейшем намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс и выйти на линию Архангельск — Волга — Астрахань. Особое значение придавалось захвату Москвы.

Начало войны

На рассвете 22 июня, в один из самых длинных дней в году, Германия начала войну против Советского Союза. В 3 часа 30 минут части Красной армии были атакованы немецкими войсками на всем протяжении границы.

Спустя час после начала вторжения посол Германии в Советском Союзе граф фон Шуленбург вручил В. Молотову меморандум. В нем говорилось, что советское правительство хотело «нанести удар в спину Германии», и потому «фюрер отдал вермахту приказ воспрепятствовать этой угрозе всеми силами и средствами». «Это что, объявление войны?» — спросил Молотов. Шуленбург развел руками. «Чем мы это заслужили?!» — горько воскликнул Молотов.

Утром 22 июня московское радио передавало обычные воскресные передачи и мирную музыку. О начале войны советские граждане узнали лишь в полдень, когда по радио выступил Вячеслав Молотов. Он сообщил: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города».

«Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом, — продолжал Молотов. — В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил Отечественной войной, и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером…». Молотов призвал к «отечественной войне за Родину, за честь, за свободу». Свою речь он завершил знаменитыми словами: «наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Война против Германии получила в Советском Союзе название Великой Отечественной Войны. Войну против СССР вели также союзники Германии — Румыния, Венгрия, Финляндия.

22 июня немецкий генерал-полковник Ф. Гальдер записал в служебном дневнике: «Наступление наших войск явилось для противника полной неожиданностью. Части были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать».

Уже 22 июня немцы уничтожили более 1200 советских самолетов, большую часть — на земле. Тем самым они обеспечили себе полное господство в воздухе. Всего за первые сто дней войны Красная армия потеряла 96% авиации — более 8 тысяч самолетов.

В проекте советского Полевого устава 1939 года говорилось: «Если враг навяжет нам войну, Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападающих армий. Войну мы будем вести наступательно, перенеся ее на территорию противника». «И на вражьей земле мы врага разобьем, малой кровью, могучим ударом!» — вторил в стихах В. Лебедев-Кумач.

В первые дни войны советское руководство попыталось следовать этим установкам. Вечером 22 июня в войска была разослана директива начать «контрнаступление с выходом на территорию противника». «К исходу 24 июня» требовалось «овладеть районом Люблин».

Попытки выполнить этот приказ только ухудшали положение. «Невообразимый хаос охватил русские армии», — сообщали сводки верхмата 2 июля.

Немцы брали в «клещи» (окружали) и уничтожали целые советские армии. Две армии оказались окружены под Белостоком и Минском. В плен попали более 320 тысяч человек. 28 июня немцы взяли Минск.

Страх окружения, как вспоминал маршал К. Рокоссовский, «был настоящим бичом». Стоило раздаться крикам «Обходят!» или «Окружили!», как начиналось беспорядочное бегство войск.

3 июля генерал Ф. Гальдер заметил в своем дневнике: «Не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней».

В этот день в первый раз после начала войны к советским Гражданам обратился И. Сталин. Своё выступление по радио начал он совершенно непривычным обращением: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!». После успокаивающих газетных сводок о ходе военных действий впервые люди осознали размеры опасности. Сталин сообщил, что противник захватил обширные территории — Литву, часть Украины и Белоруссии.

«Враг жесток и неумолим, — сказал Сталин. — Он ставит своей целью захват наших земель, политых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом. Он ставит своей целью разрушение национальной культуры и национальной государственности свободных народов Советского Союза, их онемечение, их превращение в рабов немецких князей и баронов. Дело идет, таким образом, о жизни и смерти народов СССР, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение».

Сталин призвал к «всенародной Отечественной войне против фашистских угнетателей».

Битва под Москвой

Осенью 1941 года наступление на Москву гитлеровцы готовили как завершающую операцию всей русской кампании. Они дали ей название «Тайфун», предполагая, видимо, что никакая сила не устоит против всесокрушающего фашистского урагана.

Битва за Москву началась 30 сентября 1941 года. К этому времени на фронте фашистской группы армий «Центр», игравшей главную роль в операции «Тайфун», были сосредоточены основные силы гитлеровской армии. Они пополнились частями и соединениями, отозванными германским командованием с юга -- из Донбасса и с севера--из-под Ленинграда. Соединившись в районе города Вязьмы, они должны были взять в кольцо основные силы Западного и Резервного фронтов и уничтожить их. Затем северная группировка войск должна была захватить Калинин и, повернув на юго-восток, идти на соединение с южной группировкой, наступавшей по направлению Орел -- Тула, южнее Москвы. А в это время центральная группировка войск должна была начать штурм столицы прямо в лоб.

Поначалу «Тайфун» развивался как по писаному. Несмотря на яростное сопротивление советских войск, гитлеровцы на юге уже 3 октября заняли Орел, а центральная и северная группировки 7 октября соединились в районе Вязьмы. Несколько дивизий Красной Армии оказались в окружении. Генерал Гальдер записал в своем дневнике: «Операция „Тайфун“ развивается почти классически».

Итак, на Московском направлении создалось угрожающее положение. Государственный Комитет Обороны принял специальное постановление о защите Москвы. В соответствии с этим постановлением главным оборонительным рубежом Москвы была определена Можайская линия обороны. Сюда стягивались все наличные силы и средства из резерва Верховного Главнокомандования.

В глубоком тылу -- в Сибири, на Урале, в Казахстане -- спешно формировались новые дивизии, которые вооружались там новым, только что сошедшим с заводских конвейеров оружием. Солдаты и командиры по ускоренной программе проходили курс обучения ведению оборонительных и наступательных боев, борьбе с танками врага, тактике уличных боев.

А когда в Ставке была получена шифровка о том, что в 1941 году Япония не выступит против Советского Союза, с Дальнего Востока были сняты три стрелковые и две танковые дивизии. Они спешно погрузились в эшелоны и направились в сторону Москвы.

С первого дня войны москвичи начали формировать дивизии народного ополчения. Каждый район -- свою дивизию. Всего было сформировано 16 дивизий.

За полгода войны москвичи послали на фронт только коммунистов и комсомольцев более 350 тысяч человек.

Ополченческие полки и дивизии создавались во всех других городах Московской области и соседних областей (в Калинине, Туле, Калуге, Рязани, Можайске, Серпухове, Подольске…).

А гитлеровцы между тем все рвались и рвались вперед, к Москве. В начале октября ожесточенные бои велись уже в районе Мценска, Калуги, Гжатска.

В этой трудной обстановке Государственный Комитет Обороны решил объединить Западный и Резервный фронты, защищающие Москву, а один Западный фронт и назначил нового командующего -- генерала Г. К. Жукова, который до этого успешно руководил обороной Ленинграда.

14 октября немецко-фашистские войска ворвались в Калинин и отрезали от основных сил большую группу войск в районе этого города. Государственный Комитет Обороны 17 октября выделил эти войска в особый -- Калининский фронт и назначил генерала И. С. Конева его командующим.

Натиск фашистских войск на Москву усиливался.

Однако победы давались врагу все труднее и труднее. Сопротивление советских войск становилось все более упорным.

Фашисты усилили налеты своей авиации на Москву, которые начались еще летом. Ночные бомбежки следовали одна за другой. Однако к городу по-прежнему прорывались лишь одиночные самолеты. На ближних подступах к городу их встречала сплошная завеса огня наших зенитчиков, а на дальних -- колонны бомбардировщиков рассеивались нашими отважными летчиками-истребителями. На весь мир прозвучало тогда имя московского парня, в прошлом рабочего мясокомбината, а теперь летчика Виктора Талалихина. В ночном воздушном бою он таранил фашистский бомбардировщик. Это был первый в мире ночной таран! В. Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. А всего на подступах к Москве летчики совершили 25 таранов!

Упорно сражались на подступах к Москве и кадровые дивизии и ополченческие. Под Волоколамском героическую борьбу с врагом вели 316-я стрелковая дивизия генерала И. В. Панфилова, и курсанты военного училища имени Верховного Совета РСФСР под командованием С. И. Младенцева. На знаменитом еще со времен Отечественной войны 1812 года Бородинском поле у Шевардинского редута, Багратионовых флешей и батареи Раевского стояли насмерть полки 32-й Саратовской Краснознаменной дивизии полковника В. И. Полосухина, отличившейся еще в боях у озера Хасан. Под Наро--Фоминском упорно сопротивлялась Московская Пролетарская дивизия под командованием Героя Советского Союза полковника А. И. Лизюкова. На пять суток задержали врага под городом Юхновом курсанты Подольского артиллерийского училища. На юге смело сражались танковые бригады М. Е. Катукова, П. А. Ротмистрова, Ф. Т. Ремезова, кавалеристы Л. М. Доватора и многие другие.

В конце октября -- начале ноября ценой крайних усилий советским войскам удалось остановить фашистов на всех направлениях. Гитлеровские армии, сделав в октябре бросок на восток на 250 километров, вынуждены были перейти к обороне всего в 80-- 120 километрах от Москвы. Наступила оперативная пауза, ожесточенные бои на время прекратились. Советское командование выиграло время для дальнейшего укрепления подступов к столице.

…В грозные октябрьские дни в связи с приближением фронта к Москве Государственный Комитет Обороны принял решение об эвакуации из столицы правительственных учреждений, дипломатического корпуса, оборонных предприятий, научных учреждений, культурных и исторических ценностей.

Но Политбюро Ц К ВКП (б), Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования и оперативная группа работников Генерального штаба не покидали Москву. Они продолжали руководить страной и боевыми действиями советских войск на всем фронте от Баренцева моря до Ростова-на-Дону.

Большинство правительственных учреждений и дипломатический корпус переезжали в Куйбышев, а промышленные предприятия эвакуировались на Урал и в Сибирь, гражданское население -- преимущественно в Казахстан и Среднюю Азию.

Усилия всех городских, партийных и общественных организаций были направлены на решение одной задачи -- отстоять Москву. Москва ощетинилась полосами противотанковых ежей, надолб. На улицах строились баррикады, подвалы домов превращались в огневые точки.

Сотни тысяч москвичей строили на окраинах города глубокую противотанковую оборону, особенно мощную вдоль северных и южных границ города. Наиболее важные узлы сопротивления создавались в районе Химок на севере и Царицынских прудов на юге. Большинством строителей были женщины, рядом с ними находились подростки и старики. Рабочие, отстояв свою смену у станков, выполнив две, а то и три нормы, после работы тоже шли на рытье окопов…

Две недели длилась передышка на фронте. За эти отвоеванные в трудных сражениях недели Центральный Комитет нашей партии, Московский городской комитет партии проделали колоссальную работу по подготовке населения Москвы к отражению вражеского нашествия. Призывы партии «Отстоим Москву!» вселяли в советских людей уверенность в грядущую победу, наполняли их мужеством, укрепляли их волю в борьбе со злейшим врагом человечества -- фашизмом.

На всех предприятиях города проходили в те дни митинги, партийные собрания. На многих из них москвичи встречались с руководителем городской партийной организации, членом ЦК партии, секретарем МГК ВКП (б) А. С. Щербаковым. Его пламенные речи звали москвичей к новым подвигам и на трудовом и на боевом фронте.

6 ноября в Москве состоялось торжественное заседание Московского Совета, посвященное XXIV годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. А на следующий день -- 7 ноября 1941 года -- на Красной площади состоялся военный парад войск Московского гарнизона…

Торжественное собрание и военный парад на Красной площади транслировались по радио на всю страну.

По Красной площади под гром оркестров проходили войска, а с трибуны Мавзолея В. И. Ленина звучали слова: «Враг будет разбит, победа будет за нами!»

15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Оно перегруппировало силы так, чтобы большинство танковых и механизированных дивизий находилось теперь на флангах Центрального фронта и вело наступление на Москву с севера и юга, пытаясь охватить ее железными клещами.

Началась решающая фаза Московской битвы.

Советские бойцы и командиры, пехотинцы и артиллеристы, летчики и танкисты, кавалеристы и саперы все до единого проявили чудеса храбрости. Подвиги совершали не отдельные бойцы, а целые взводы, роты, батальоны, полки и дивизии.

28 пехотинцев из стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова у разъезда Дубосеково вступили в бой против 50 фашистских танков и не пропустили их к Москве. «Велика Россия, а отступать некуда -- позади Москва!» -- Эти слова политрука Василия Клочкова, стоявшего во главе 28 героев-панфиловцев, стали крылатыми, облетели весь фронт.

О подвиге героев-панфиловцев в те грозные дни битвы за Москву рассказала газета «Красная звезда». О героях слагали песни. Их примеру следовали десятки и сотни бойцов.

Артиллеристы в бою не отходили от своих орудий и продолжали вести огонь даже из поврежденных пушек.

Летчики смело вступали в бой с фашистскими асами. Они сражались один против трех, один против пяти и выходили из боя победителями. Расстреляв свой боеприпас, они смело шли на таран и часто, сразив врага, ухитрялись чудом посадить свою машину, сохраняя ее для следующих боев.

Танкисты подбивали фашистские танки из засад, давили наступающую вражескую пехоту гусеницами своих машин, смело бросались на фашистские орудия и крушили их своей броней.

Кавалеристы прорывались через линию фронта глубоко в тыл врага и уничтожали там фашистские гарнизоны, перехватывали военные колонны войск, идущих к фронту, наводили панику в рядах гитлеровских солдат.

Связисты неустанно под огнем врага наводили и восстанавливали линии связи.

Смело действовали под Москвой в тылу врага партизаны Калининской области. Особой активностью отличались отряды Волоколамского, Увароеского, Шаховского, Лотошинского районов Московской области. Тульского. Черепетского, Одоевского, Белевского районов Тульской области. Как раз в эти дни совершили свои бессмертные подвиги комсомольцы Зоя Космодемьянская, Саша Чекалин и сотни других.

Кровопролитные, изнуряющие бои продолжались всю вторую половину ноября. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга -- Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы.

Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы. 1-я ударная армия под командованием генерала В. И. Кузнецова разгромила гитлеровские войска, прорвавшиеся на восточный берег канала Волга -- Москва. На юге 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П. А. Белова отбросил вражеские войска от Каширы.

Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку — это в 35 километрах от западных окраин Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие -- и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).

В последние дни ноября, видя, что вступление в Москву задерживается, Гитлер приказал подтянуть к Красной Поляне дальнобойную артиллерию и начать обстрел советской столицы. Через некоторое время мощным ударом фашисты были выбиты из Красной Поляны.

Чтобы ослабить натиск фашистских войск на Москву, Ставка отдала еще в середине ноября приказ войскам Волховского фронта о переходе в наступление в направлении на Тихвин, а войскам Южного фронта -- о наступлении на Ростов-на-Дону. Приказ был выполнен. 29 ноября войска Южного фронта освободили Ростов, войска Волховского фронта прорвали оборону врага под Тихвином и с боями приближались к этому городу. Сам Тихвин был освобожден 9 декабря.

Эти удары, а также героическая оборона Севастополя не позволили гитлеровскому командованию перебросить под Москву в последний момент крупные силы с северного и южного участков советско-германского фронта.

И вот на фронте под Москвой к 4--5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось. Еще 3 декабря начальник генерального штаба германской армии генерал Гальдер указывал на то, что прекращать наступление и переходить к обороне под Москвой, несмотря на трудности, опасно. А 4 декабря он уже заявил командующему группой армий «Центр»: «Если фельдмаршал Бок считает, что нет никаких шансов нанести противнику большие потери в ходе наступления, ему предоставляется право прекратить наступательные действия».

Советское командование заранее, еще в ходе тяжелейших ноябрьских боев, разработало детальный план перехода наших войск в большое контрнаступление с целью полной ликвидации угрозы столице СССР. Соблюдая все меры предосторожности, в глубокой тайне от врага Ставка готовила это контрнаступление -- формировала необходимые резервы, накапливала вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие, зимнее обмундирование для воинов.

И вот 5 декабря, советское командование приняло смелое решение: приступить к осуществлению плана контрнаступления, так как оперативная и стратегическая обстановка складывалась в нашу пользу.

Начиная контрнаступление под Москвой, советское командование имело в своем распоряжении 1 миллион 100 тысяч бойцов и командиров, 7652 орудия и миномета (а еще 416 реактивных установок -- «катюш»), 774 танка, 1 000 самолетов.

Фашистская армия насчитывала 1 миллион 708 тысяч солдат и офицеров, 13 500 орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов.

Таким образом, перед началом нашего контрнаступления немецко-фашистские войска превосходили наши войска в живой силе в 1,5 раза, в артиллерии -- в 1,4 раза, в танках -- в 1,6 раза, и только по авиации наша группировка войск была сильнее противника примерно в 1,6 раза, Причем надо отметить, что почти половину наших самолетов составляли уже самолеты нового типа.

По данным разведки, допросам многочисленных «языков», донесениям партизан наше командование установило, что никаких резервных войск в тылу у немцев нет. Все их резервы были исчерпаны и втянуты в сражения. Солдаты противника устали, их воинский дух упал, многие уже поняли, что гитлеровская пропаганда их обманула, легкой победы нет и быть не может…

Советское командование в этой обстановке действовало энергично и решительно.

Первым перешел в наступление Калининский фронт под командованием генерала С. И. Конева. 5 декабря его войска нанесли удар в обход города Калинина на Ржев. На следующий день начали наступать войска Западного фронта под руководством генерала Г. К. Жукова и армии правого крыла Юго-Западного фронта под руководством маршала С, К. Тимошенко.

Мощные удары советских войск явились настоящим сюрпризом для врага.

За первые пять дней наши войска, ведя тяжелые бои на всех направлениях, продвинулись вперед и освободили ряд городов и сел.

Однако для Красной Армии контрнаступление под Москвой было первым большим наступлением в ходе Великой Отечественной войны в условиях численного превосходства врага и сложной оперативной обстановки. А потому не все проходило так, как этого хотелось бы. Поэтому и успехи в первые дни оказались более скромными, чем на это можно было рассчитывать. Приходилось учиться в ходе боев.

Войска правого крыла Западного фронта в упорных боях сломили сопротивление противника и овладели Рогачевом и Яхромой, а 13 декабря окружили группировку противника в районе Клина.

Противник, пытаясь удержать рубеж железной дороги Москва -- Калинин, оказывал упорное сопротивление, В течение 13 и 14 декабря он четыре раза осуществлял контрудары с целью деблокировать свою группировку в Клину. Не получилось. 15 декабря наши войска вошли в город. Здесь особенно успешно действовала армия под командованием генерала Д. Д. Лелюшенко.

Не менее упорные бои развернулись на Истринском направлении, где немецко-фашистские войска все же успели создать сильную оборону, особенно в районе Крюкова. После тщательной подготовки войска гвардейской стрелковой дивизии генерала В. А. Ревякина, усиленные танковой гвардейской бригадой, перешли в наступление и при поддержке авиации в ночь на 8 декабря овладели Крюковом и развернули наступление в направлении на Истру. Противник, используя выгодный рубеж по Истринскому водохранилищу, пытался задержать наступление наших войск. Но командующий армией генерал К. К. Рокоссовский создал две подвижные группы войск генералов Ф. Т. Ремезова и М. Е. Катукова и направил их в обход Истринского водохранилища с севера и юга. Под угрозой окружения противник вынужден был, бросая тяжелое вооружение, поспешно отходить на Волоколамск.

В районе Звенигорода в наступление перешла армия генерала Л. А. Говорова. Три дивизии из этой армии форсировали Москву-реку и отбросили противника к западу. В прорыв командующий армией направил гвардейский кавалерийский корпус генерала Л. М. Доватора. Славные конники без дорог, по глубокому снегу проникли в тыл фашистской армии фельдмаршала Клюге и начали громить вражеские штабы, рвать связь.

Севернее Москвы 16 декабря был освобожден город Калинин. Вступление в город наших частей превратилось в незабываемый праздник для жителей города. Все, и стар и млад, вышли на улицу, обнимали воинов-героев, благодарили за избавление от фашистов. Гитлеровцы дорого заплатили за свои злодеяния, творимые в городе. Только убитыми враг потерял здесь 10 тысяч солдат и офицеров. Наши войска захватили богатые военные трофеи.

На левом крыле Западного фронта наши войска утром 7 декабря освободили город Михайлов, превращенный фашистами в сильно укрепленный узел сопротивления. Затем противник был выбит из Серебряных Прудов. Войска генерала Ф. И. Голикова очистили от врага шоссе Москва -- Тула и восстановили сообщение с Тулой. Танковая армия Гудериана поспешно стала откатываться на запад, бросая свою технику и снаряжение. Наши армии с боями продвигались к Калуге.

Ударная группировка правого крыла Юго-Западного фронта под победы советских войск под Москвой. Вся страна с огромной радостью и воодушевлением встретила это сообщение. На капиталистический Запад эта весть подействовала ошеломляюще. Там никак не могли поверить, что Красная Армия способна не только сдерживать фашистские войска, но и успешно их громить. Гитлеровская директива № 39 от 8 декабря 1941 года «О переходе германских вооруженных сил к обороне» запоздала.

16 декабря Гитлер отдал новый командованием генерала Ф. Я. Костенко наступала с юга на елецкую группировку противника, стараясь окружить ее со всех сторон. Боясь попасть в «мешок», противник принял энергичные меры по отводу своих войск. Но полностью вывести их не успел.

3-я армия, которой командовал Герой Советского Союза генерал Я. Г. Крейзер, окружила в районе города Ефремова большую группировку противника и уничтожила ее.

13 декабря -- на 174-й день войны -- в наших газетах было опубликовано сообщение Совинформ-бюро о первых итогах приказ. В нем говорилось о том, что «недопустимо никакое значительное отступление, так как оно приведет к полной потере тяжелого оружия и материальной части», и чтобы командующие армиями, командиры соединений, все офицеры «своим личным примером заставили войска с фанатичным упорством оборонять занимаемую позицию, не обращая внимания на противника, прорывавшегося на флангах и в тыл».

Однако и этот приказ не помог, Перед гитлеровцами все чаще рисовались устрашающие картины зимнего отступления от Москвы наполеоновских войск в 1812 году.

Враг был отброшен от Москвы на 100--250 километров. Советские войска освободили свыше 11 тысяч населенных пунктов. Были взяты огромные трофеи.

Освобождая все новые и новые населенные пункты, наши воины увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, разграбленные музеи, библиотеки, Дома культуры, взорванные памятники старины, зверская расправа с мирным населением, рабский труд -- все это вызывало ненависть к фашизму, желание как можно скорее очистить от него советскую землю. Все это повышало наступательный порыв бойцов. Едва советские войска освобождали город от гитлеровцев, как в нем наминала ключом бить жизнь. На площадях стихийно возникали митинги. Горожанам хотелось от всей души поблагодарить советских воинов, вызволивших их от фашистской неволи.

Контрнаступление советских войск под Москвой переросло в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Это было началом коренного поворота событий в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром фашистских войск под Москвой стал решающим военно-политическим событием первого года Великой Отечественной войны. Одержав победу под Москвой, наши войска окончательно похоронили фашистский план «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости германской армии. Провалились расчеты гитлеровцев на непрочность советского общественного и государственного строя, советского тыла.

В итоге гитлеровское командование вынуждено было перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.

Вот как оценили Московскую битву сами гитлеровцы. Генерал Г. Блюментрит: «Надежды вывести Россию из войны в 1941 году провалились… Кампания в России, а особенно ее поворотный пункт -- Московская битва, нанесла первый сильнейший удар по Германии как в политическом, так и в военном отношении». Фельдмаршал В. Кейтель (после войны на Нюрнбергском процессе), отвечая на вопрос, когда он начал понимать, что план «Барбаросса» терпит крах, произнес только одно слово: «Москва».

Неудачи в Крыму и под Харьковом

В мае, одновременно с боями в Крыму, развернулись активные военные действия в районе Харькова. Подготовку к ним вели обе стороны. Еще во второй половине марта 1942 г. Военный совет Юго-Западного направления обратился к Верховному Главнокомандованию с предложениями провести наступательную операцию силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов в целях разгрома противостоящих группировок врага и выхода на линию Гомель, Киев, Первомайск, Николаев. Но Ставка, рассмотрев это предположение вынуждена была отклонить его: в то время еще не было достаточного количества резервов. Тогда было предложено провести операцию в районе Харькова с участием только Юго-Западного фронта. Его войскам предстояло нанести два сходящихся удара в общем направлении на Харьков, окружить и уничтожить харьковскую группировку противника и освободить город. Главный удар предполагалось нанести с барвенковского выступа, обращенного в сторону врага.

План Харьковской операции преследовал решительные цели. Но он имел существенные недостатки. Район, из которого наносился главный удар, был выбран неудачно: фланги и тылы наступавших отсюда войск оказались слабо прикрытыми, уязвимыми. Враг же, готовившийся предпринять летом 1942 г. решительное наступление на юге, считал одной из своих задач именно ликвидацию барвенковского выступа и уничтожение оборонявших его советских войск.

6-я армия генерала А. М. Гордянского наступала на Харьков с юга. Из района Волчанска навстречу 6-й армии наносился удар соединениями 28-й армии и частью сил 21-й и 38-й армий. Они наступали с севера и с северо-запада.

Для этого они планировали нанести два удара: один — из района севернее Балаклеи в южном направлении силами 6-й армии; другой, навстречу первому, — из района Славянска и западнее в общем направлении через Барвенково и на Изюм соединениями армейской группы «Клейст».

Общее соотношение сил на юго-западном фронте к началу операции было практически одинаковым по количеству людей и танков. Итак, утром 12 мая советские войска перешли в наступление, тем самым упредив на 5 суток удар противника. За три дня боев они продвинулись в районе Волчанска до 25 километров, а юго-восточнее Харькова на 50 км. Таким образом, 15 мая создались благоприятные условия для развития успеха с барвенковского выступа. Нужно лишь было ввести в прорыв подвижные войска. В целях окружения вражеской группировки, в полосе действий 6-й армии. Но командование этого не сделало, ожидая более выгодной обстановки, ни 15, ни 16 мая. Между тем, противник в районе Волчанска усилил свои войска, заставив перейти 28-ю армию к обороне. Также перевес сил наблюдался и в полосе 6-й армии. И только 17 мая командование Юго-Западного фронта уже ввело в сражение танковые корпуса. Но уже было поздно — немецкие войска уже успели закрепится на тыловом рубеже, и подвижными соединениями пришлось преодолевать их заранее подготовленную оборону.

Также 17 мая ударная группировка противника, сосредоточенная в районе Краматорска, неожиданно перешла в наступление в полосе 9-й армии. Нависла реальная угроза окружения 57-й и 6-й армий.

Планировалось нанесение контрудара со стороны 9-й армии, но из-за отсутствия связи его осуществление стало невозможным. Исполняющий обязанности начальника генерального штаба А. М. Василевский, учитывая, что вблизи происходящих событий нет резервов Ставки, внес предложение о немедленном прекращении наступления. Но Верховный Главнокомандующий после переговоров с Советом Юго-западного направления, высказавшимся за продолжение успешно начатого наступления на Харьков с одновременным ударом краматорской групировке противника, отклонил предложение Генерального штаба.

Между тем, 18 мая обстановка на барвенковском выступе еще более обострилась, но это не вызвало реакции со стороны СВГК. Лишь во второй половине дня, 19 мая, когда осознали явную угрозу окружения 6-й и 57-й армий, а также группы генерала Бонкина, командование приняло решение остановить наступление на фронте 6-й армии, закрепится на достигнутых рубежах и концентрическим ударом 6-й, 57-й и 9-й армий разгромить прорвавшиеся в их тыл немецкие войска. Ставка утвердила это решение. Но остановить наступление на север не удалось. 23 мая 6-ая немецкая армия с севера и войска немецкой группы «Клейст» с юга, соеденились в районе Южнее балакеи. Войска 6-й, 57-й и группа генерала Бонкина были окружены.

Таким образом, успешно начавшаяся Харьковская операция, закончилась неудачно, фронты понесли большие потери в людях и боевой технике. Такой исход объяснялся просчетами командования Юго-Западного направления в планировании и проведении операции. Сказалось и то, что в войсках было мало современной техники, а командный состав не обладал еще необходимым боевым опытом.

В результате неудачи Харьковской операции обстановка на южном крыле советско-немецкого фронта резко улучшилось в пользу противника. Срезав барвенковский выступ, немецко-фашистские войска заняли выгодные позиции для наступления. Советское командование приняло решение о переходе к обороне.

Сталинградская битва

С прорывом ударной группировки противника в большую излучину Дона боевые действия на юго-западном направлении вступили в новый этап. Развернулось величайшее сражение второй мировой войны — знаменитая Сталинградская битва.

Началась битва 17 июля 1942 года и закончилась 2 февраля 1943 года. По характеру боевых действий она делится на два периода: оборонительный, продолжавшийся до 19 ноября 1942 года, и наступательный, завершившийся разгромом крупнейшей стратегической группировки врага в междуречье Дона и Волги.

Уже к середине июля советскому командованию стало ясно, что противник стремится прорваться к Волге в районе Сталинграда, захватить этот важный стратегический пункт и крупнейший промышленный район. Тем самым гитлеровцы рассчитывали перерезать коммуникации, связывающие центр страны с Кавказом.

Положение Красной Армии в этот период было крайне тяжелым. Отступавшие войска Юго-Западного и Южного фронтов были не в состоянии остановить фашистских захватчиков.

23 августа немецкий танковый клин, прорвав оборону ослабленных в боях частей Красной армии, вышел к Волге. Для обороны города были спешно выдвинуты рабочие отряды, истребительные батальоны, отряды народного ополчения. Усилиями некоторых частей Сталинградского фронта предпринимались попытки нанести контрудары, но для них не хватало ни танков, ни авиации.

Гитлеровцы настойчиво рвались к городу, и им удалось ворваться в него не только с севера, но и с юга. С 12 сентября бои шли уже в Сталинграде. Оборону города осуществляли части 62-й (командующий — генерал Чуйков) и 64-й (командующий — генерал Шумилов) армий. Немецко-фашистские войска предпринимали четыре попытки штурма города, одну за одной.

В ночь на 15 сентября положение обороняющихся улучшилось настолько, что свежее подкрепление — дивизию генерала Родимцева пришлось бросать в бой сразу после переправы. Каждый дом становился крепостью, в которой порой противоборствующие силы упорно боролись за каждый этаж. Немцам казалось, что город вот-вот будет захвачен.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой