Антиглобализм

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Международные конференции и форумы по вопросам либерализации торговли и глобализации экономики в рамках Всемирной организации торговли (ВТО), а также по проблемам финансов, защиты окружающей среды, прав человека, проводимые правительствами развитых стран Запада, все чаще сопровождаются демонстрациями протеста, направленными на их срыв. Любопытно, что участие в этих демонстрациях принимают в большинстве своем обычные граждане наиболее промышленно развитых и продвинутых интеллектуально государств. Еще несколько лет назад на Западе такие выступления игнорировались или воспринимались истеблишментом как проявления хулиганства и вандализма асоциальной молодежи. Ныне отношение к этому явлению изменилось, оно стало предметом внимательного изучения и анализа, делаются попытки спрогнозировать его дальнейшее развитие. Например, Федеральный департамент юстиции правительства Швейцарской Конфедерации посвятил этой проблеме исследования с выводами и предложениями относительно того, как предотвратить негативные сценарии развития.

Если говорить о «антиглобализме» в узком смысле слова, т. е. о движении, которое ассоциировало себя с этим именем, то оно началось в России, пожалуй, с ноября 2001, когда в Москве и регионах прошли акции протеста против вступления России в ВТО и было образовано движение «Мир не товар». Эти собственно антиглобалистские действия пока остаются весьма ограниченными и по кругу участников и по своим масштабам.

Но в широком смысле слова движение противников капиталистической глобализации в России, естественно, имеет гораздо" более длительную историю", поскольку оно связано с поиском реальных альтернатив в экономической, социальной и политической областях.

Цель работы: проанализировать явление антиглобализма и движение антиглобалистов.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать сущность явления антиглобализма как теоретической основы антиглобилистского движения.

2. Охарактеризовать основные действия антиглобалистов.

3. Выявить причины возникновения и распространения движения.

Явление антиглобализма

Необходимо заметить, что альтерглобалистское движение еще только возникает; оно во всех своих проявлениях сращено как с традиционными формами оппозиции, так и с господствующими силами отчуждения.

Как мы уже заметили выше, альтерглобалистское движение неслучайно возникло в эпоху развития сетевых принципов организации. И как таковое оно, во-первых, стало моделью сетевой социальной организации даже там, где собственно технологические процессы остаются прежними (индустриальными по преимуществу). В альтерглобализме во многих случаях социальная форма «убежала вперед», став пока еще оппозиционным, внесистемным, но реальным социальным вызовом для развитая и экономических, и технологических структур. Среди основных черт сетевой организации как одного из принципов альтерглобализма выделим такие как Сергеев К. С. Антиглобализм: наброски к социологическому портрету/ Антиглобализм: теория и практика — М., 2003:

не-иерархичность, децентрализация, преимущественно горизонтальная и/или функциональная кооперация участников,

гибкость, подвижность, изменчивость форм и конфигураций, легкость и быстрота создания и распада структур;

открытость сети для «входа» и «выхода»; общедоступность ресурсов (прежде всего -- информационных) сети;

равноправие участников сети независимо от их роли, масштаба, ресурсов, не только некоммерческий, но и антирыночный характер деятельности;

вторичность форм и структур по отношению к содержанию деятельности; «уникальность сетей.

Все названные выше черты абстрагированы из реальности, где они находятся в «смеси» с традиционными чертами отчасти бюрократической, отчасти коммерческой, отчасти закрытой организации. Однако это действительное абстрагирование, происходящее на практике постоянно. Практически каждая протестная акция организовывалась как особая уникальная сеть, открытая для любого участника, который приходит туда со своими ресурсами (но при поддержке более «сильных» или «богатых»), мог свободно использовать все общие ресурсы сети, ее «брэнд», взаимодействовать и вести диалог с любым другим участником Конфигурация этих сетей постоянно изменялась л после акции эта сеть как таковая распадалась, рождая затем новые. У каждой из акций был оргкомитет, но всякий раз он был открыт для каждого и в нем не было ни председателя, ни «генсека».

Во-вторых, альтерглобализм вырос как альтернатива капиталистической глобализации. Как позитивное, диалектическое отрицание глобальной гегемонии капитала, тотальной системы подчинения человека наше движение на практике обрело следующие черты, становящиеся неписанными, но соблюдаемыми на практике, принципами Тимофеев Т. Т., Яковец Ю. В., Азроянц Э. А. и др. Глобализация: Конфликт или диалог цивилизаций?: Вызовы — версии — перспективы. М.: И Д Новый Век, 2002:

-- интернационализм движения; оно с самого начала возникает как прежде всего международное и по кругу участников, и по целям деятельности, и по характеру действий (международные действия против глобального истэблишмента, международные социальные форумы и т. п.); движение началось и продолжается как межгосударственное и этим особенно ценно, ибо представляет собой не националистически-государственническую (и в этом смысле тяготеющую к прошлому), а всемирную, пост-глобалистскую альтернативу, ориентированную на будущее;

-- интерклассовый и интеридеологический характер движения, выступающего против всех форм отчуждения и гегемонии, а не только эксплуатации наемных работников (именно таковыми, опять же, и по кругу участников, и по цепям были и акции протеста, и ВСФ);

-- анти-гегемонистский (а в своих наиболее развитых формах -- анти-капиталистический) характер движения, лозунгом которого неслучайно стали слова «мир — не товар»; даже умеренная часть движения выступает за то, чтобы земля, вода и основные природные ресурсы, с одной стороны, знания, образование, культурные ценности и системы обеспечения базисных потребностей человека (пища, жилище, здравоохранение) -- с другой, были общественными благами, были выведены из-под контроля рынка и капитала; радикальные альтерглобалисты считают необходимым продолжить эту линию вплоть до изменения господствующего ныне мира отчуждения в целом, движения к «царству свободы».

В-третьих, наше движение, как уже отмечалось, по своей природе (и это природа, содержание практических действий) построено как альтернативы отчуждению во всем многообразии его форм и видов (ВСФ эту философскую тему выразил в гораздо более простой и яркой формуле: «Иной мир возможен»). В этой связи неудивительны следующие эмпирически наблюдаемые и устойчиво воспроизводимые принципы альтерглобалистского движения

-- сотрудничество и солидарность как альтернативы конкуренции и «очастниванию» (отсюда практически постоянно повторяющиеся акценты на «экономике солидарности», «социально-ответственных организациях», «демократии участия» и др. формах сотрудничества в экономике, политике, социальной жизни),

-- организация движения на принципах, весьма сходных с давно известной теоретической моделью альтер-отчуждения -- свободной, добровольной, работающей ассоциацией, практика движения показала, что оно строится (при абстрагировании от «примесей» мира отчуждения) именно как открытый для всех, исключительно добровольный и неформальный (движение не имеет устава или программы -- только некоторые «рамочные» параметры, изложенные в Хартии ВСФ) союз, основой членства в котором являются не деньги (взносы) или власть (формальная принадлежность к структуре с определенными полномочиями -- государству, партии), а практическое участие в деятельности (принцип работающей ассоциации -- в теории; принципы мобилизации и участия -- на практике);

-- самоорганизация и самоуправление как механизмы жизнедеятельности движения, проявляющейся в. формах сетевой демократии, консенусной демократии, демократии участия и др. в сочетании с принципом работающей ассоциации эти механизмы обеспечивают возможность практического участия в принятии решений для каждого.

Суммируя, мы можем сделать вывод, что специфика этого движения состоит в генезисе качественно нового, массового, интернационального и относительно устойчивого (насколько мы можем судить сейчас) общественного феномена, выходящего за рамки основных жизненных принципов не только позднего капитализма и капиталистической глобализации, но и всего мира отчуждения.

Повторим: движение на практике становится альтернативой не только сущности глобализации и капитализма, но и «царства необходимости» в целом.

Систематическое описание этого движения еще крайне далеко от своего завершения. Первые доступные материалы -- это многообразные сайты, содержащие не слишком систематизированные массивы информации, несколько сот статей, затрагивающих эти проблемы в левых журналах и книгах по проблемам глобализации и несколько книг, посвященных собственно этой теме. Тем не менее, мы можем выделить некоторые группы явлений и дать им краткую характеристику, не вдаваясь в описание конкретных акций и движений -- эту информацию несложно найти в приводимых ниже источниках.

В море эмпирического материала можно выделить три основных сферы этого движения: (1) протестные массовые акции (от Сиэтла до Генуи, Барселоны и далее); (2) постоянную, «повседневную» деятельность организаций, которые прямо ассоциируют себя с альтерглобалистиским движением (в частности, организаций, подписавших Социальную хартию Всемирного социального форума [ВСФ] 2002 г.); (3) социальные форумы, в частности, ВСФ 2001 и 2002 гг. В Порту-Алегри, Европейский (Флоренция, 7−9 ноября 2002 г.) и другие социальные форумы и т. п. Бузгалин А. В. Альтерглобализм: к теории феномена/Антиглобализм: теория и практика — М., 2003.

Наиболее известная (хотя и не самая сложная и содержательно важная) форма движения -- протестные акции, которые проводятся движением, начиная с 1999 г. в местах и во время разного рода «саммитов» агентов глобализации (ВТО, МВФ, Давосский форум и мн. др.). К числу эмпирически достоверных черт этих действий, воспроизводимых уже более 3 лет в более чем 10 крупнейших акциях, можно отнести:

* массовость акций (от 50 тыс. до более чем 1 млн участников);

* интернациональный характер выступлений (во всех случаях в акциях были представлены многие десятки стран с делегациями до 10 тыс. человек);

* интер-классовая структура участников (от безработных и крестьян до профессионалов и мелкой буржуазии), представительство разных возрастов (при относительном доминировании молодежи) и примерно пропорциональном представительстве мужчин и женщин;

* принципиальная установка инициаторов и одновременно стихийно воспроизводимая практика плюрализма идеологий, форм и методов действий;

* сочетание методов диалога и гражданского неповиновения при взаимодействии с властями (во время акций участники как правило разделяются на колонны, склонные или нет идти на прямые столкновения с полицией, выставляющие радикально-левые и умеренно-социальные лозунги и т. п.);

* полицентричность, сетевой принцип организации акций; отсутствие единой политической или иной институциональной структуры, реально организующей акции; подвижность и временность координирующих акции сетей. Удивительно, но факт: участвующие в акциях крайне аморфные, многообразные, принципиально непохожие друг «а друга структуры оказались способны не просто к взаимодействию, но и мощным, устойчиво воспроизводимым совместным действиям, по масштабам с очевидностью превосходящим все оппозиционные движения последних двадцати лет.

Основные участники альтерглобалистского движения.

Принципиально важно показать, какие именно организации включены в движение и почему. Естественно, речь идет не о перечне этих организаций (только во 2-м ВСФ их участвовало более 4900), а об их первичной систематизации. К числу наиболее известных традиционных структур следует отнести, во-первых, разнообразные общественные союзы и неправительственные организации. Среди них:

* профсоюзы (в том числе, далекие от поддержки социалистических идей; в Сиэтле это были организации, входящие в АФТ-КПП);

* экологические, женские, молодежные, детские организации;

* гуманитарные организации и неправительственные организации, оказывающие помощь развивающимся странам, в том числе -- в вопросах борьбы с нищетой, голодом, болезнями и т. п. ;

* научные, образовательные и т. п. организации, организации, занятые проблемой здоровья и мн. др Бузгалин А. В. Альтерглобализм: к теории феномена/Антиглобализм: теория и практика — М., 2003.

Во-вторых, наряду с ними альтерглобалистское движение поддерживают и традиционные левые политические организации очень широкого спектра. Среди наиболее активных -- некоторые коммунистические партии (так, Партия коммунистического обновления Италии была одним из основных организаторов массовых манифестаций в Генуе), а так же троцкистские и анархистские организации. Ряд из них весьма влиятелен среди левых Латинской Америки и Западной Европы (их депутаты входят в парламенты Бразилии, Аргентины, Франции и др. стран) и очень активно работают в различных НПО и социальных движениях, в том числе профсоюзах, АТТАК, движениях безработных, женских организациях. В Европе ряд радикальных левых организовали блок «За Европу без капитализма, войн и дискриминации».

В-третьих, в мире активно формируются так называемые «новые социальные движения» и собственно альтерглобалистские организации. Они очень разнообразны по составу, целям, структуре и принципам организации. Вот лишь два примера.

Движение безземельных крестьян Бразилии, насчитывающее ныне более 2 млн участников, возникло как низовая инициатива наиболее обездоленной части крестьянства -- тех, кто был лишен и земли, и работы, но решился на совместные действия по оккупации необрабатываемых десятилетиями земель; они с издали сеть кооперативов и фермерских хозяйств со своей структурой взаимопомощи и кооперации, социальной защиты, заботой об образовании, здравоохранении, местным самоуправлением и т. п.

Организация АТТАК во Франции была инициирована группой интеллектуалов из весьма респектабельной газеты «Монд дипломатию» и первоначально предполагала всего лишь пропаганду идей введения налога Тобина (0,1% налога на финансовые спекуляции). Оставаясь довольно умеренной в целом структурой, она, тем не менее, очень быстро превратилась в одну из крупнейших мировых «антиглобалистских» сетей с более чем 40 000 активистов во Франции и аналогичными по целям и имени организациями почти во всех странах Европы, в Азии и Латинской Америке.

Не продолжая примеров, заметим, что само альтерглобалистское движение стало так называемым новым социальным движением. Феномен такого рода движений лишь в последнее время стал предметом изучения, однако уже сейчас появились первые материалы, обобщающие их основные черты в сравнении с традиционными общественными организациями.

Одним из наиболее интересных объектов изучения в рамках альтерглобалистского движения, однако, были и остаются социальные форумы и, прежде всего, наиболее мощный из них -- ВСФ в Порту-Алегри.

Деятельность антиглобалистов

Начиная с 90-х г., элита по всему миру фиксировала успешные результаты либерализации экономик и интеграции рынков. Долгое время в тени оставалась социальная цена победы неолиберализма и растущая социальная напряженность. Локальные возмущения и протесты быстро и тихо подавлялись. Однако игнорировать их становилось сложнее с каждым годом. Первый социальный взрыв, привлекший к себе внимание и давший импульс росту «антиглобалистских» движений по всему миру, по мнению многих исследователей, произошел в Мексике.

В начале 90-х г. представители МФВ и Всемирного банка праздновали «чудо мексиканской экономики». Мексиканское правительство готовилось к подписанию Северо-Американского соглашения о свободной торговле (NAFTA) между США, Канадойи Мексикой. А в это время местные крестьяне-индейцы готовились к вооруженному восстанию. Оттесняемые с плодородных земель, не имея возможности их приватизировать, истощенные конкуренцией с иностранными компаниями, они готовились к отражению следующего удара.

Трехтысячный протест мексиканских индейцев из «Сапатистской армии национального освобождения», выступивших против НАФТА, подписанного и вступившего в силу 1 января 1994 г был жестоко подавлен. Вот здесь и произошло поворотное событие, давшее начало новому глобальному движению. Используя новую коммуникационную стратегию, организаторы протеста послала тысячи сигналов «S0S!» в различные общественные организации мира и смогли тем самым создать «глобальную сеть солидарных групп, которая в прямом смысле слова „взяла в кольцо“ репрессивные интенции мексиканского правительства». Мало кому известное локальное движение мексиканских индейцев, ведущих борьбу более пятисот лет, благодаря электронной почте за несколько месяцев стало известно всему миру Субкоманданте М. Другая революция: сапатисты против нового мирового порядка — М., 2002. Летом 1996 г. в мексиканском штате Чиапас состоялась первая международная встреча организаций, выступающих против реализации НАФТА и включения в этот договор в будущем других стран Латинской Америки. На нем обсуждалась связь локальных проблем с глобальными структурами и важность объединения организаций, работающих с последствиями, истоки которых имеют глобальный характер.

С этого момента внимание многих общественных организаций было приковано к действиям глобальной политико-экономической элиты. Появился целый ряд организаций, которые, держа в поле зрения местные и национальные правительства, отслеживали деятельность глобальных институтов. В связи с этим характерно к примеру, название организаций, приставка «watch» -- «надзор за» -- глобальной торговлей, ВТО (Global Trade Watch, WTO Watch) и т. д. Активно стали проявлять себя такие сетевые организации как «Сеть стран третьего мира» (Third World Network), «Сеть прямой акции» (Direct Action Network), а также «Фокус на Юге» (Focus on the South), «50 лет достаточно» (50 Years is Enough) и др.

Следующим, более успешным шагом к интеграции движений в единую силу стали манифестации против Международного соглашения по инвестициям (МСИ) в Лондоне и Амстердаме в 1998 г. Созданная сеть активистов смогла сделать подготовленный в тайне проект МСИ достоянием гласности (через Интернет) и остановить процесс расширения"НАФТА. Среди координаторов данных акций были представители организации «Гражданин для общества» (Public citizen), основанной Р. Найдером, кандидатом на пост президента США в 1996 и 2000 г. и такие известные активисты, как Л. Уоллач, противница корпоративно осуществляемой торговли, М. Барлоу и др Удовик С. Л. Глобализация: Семиотические подходы. М.: Рефл-Бук / К.: Ваклер, 2002.

В Европе в 1998 г. целый ряд прогрессивных французских изданий, общественных ассоциаций и профсоюзов объединился в организацию «ATTAC-France». Первоначально эта организация в качестве своей главной цели провозгласила объединение усилий демократических сил в борьбе за введение так называемого «налога Тобина» на финансовые спекуляции. В ходе этой борьбы внимание общественности было привлечено к широкому кругу проблем, в числе которых оказались контроль за деятельностью международных финансовых организаций, проблема долгов стран третьего мира, защита прав и свобод граждан и др. Платформа организации была принята в Париже в 1998 г. По мнению И. Мысляевой, председателя НКО «Демократический контроль (АТТАК-Россия)», число сторонников организации растет. К концу 2001 г. она насчитывала уже 30 тыс. человек.

Таким образом, в процессе развития глобальной сети общественных организаций и проведения совместных акций сформировались структуры, которые в конце 1999 г. скоординировали в Сиэтле выступления против «круглого стола тысячелетия по торговле», организованного ВТО. В результате его проведение удалось заблокировать, то был первый краткосрочный успех движения.

Динамика развития движения, хронология и массовость протестов

Проблема заключается в том, что массовость движения не позволяет зафиксировать точное число участников протеста ни с одной из сторон. Количество участников, приведенное в табл. 1, основывается на сравнении и обобщении данных, полученных из разных источников.

Как правило, все демонстрации приурочены к саммитам глобальных институтов, на которых формируется глобальная политика. Ноябрьский протест в Сиэтле 1999 г. собрал более 50 тыс. человек во время саммита ВТО; апрельский, в Вашингтоне в 2000 г. организованный для срыва встречи МВФ и Всемирного банка -- около 30 тыс. человек; июльский 2001 г. в Генуе -- 300 тыс. для привлечения внимания лидеров супердержав «Большой восьмерки» к глобальным проблемам, в Барселоне -- 1 около 500 тыс. окружили место проведения саммита Европейского Союза.

Стратегии

О стратегическом планировании протестов говорит тот факт, что, как правило, все они намечаются за год вперед. Расписание обсуждается и оглашается на Всемирном социальном форуме, затем публикуется и распространяется через Интернет для обозрения участников движения и оппозиции. Многие группы и организации встречаются за несколько месяцев до протеста и формируют коалиции для мобилизации участников. Разумное использование преимущество современных средств коммуникаций позволяют им обмениваться информацией, осуществлять мобилизацию и координировать свои действия.

Современные социальные движения, мобилизуясь для совместных акций, используют новые стратегии. Вобрав в себя опыт предыдущих движений, они разрабатывают более эффективные способы достижения своих целей. Очевидные, внешние знаки протеста -- марши, демонстрации, блокировки дорог -- являются лишь небольшой частью деятельности «антиглобалистских» движений.

Еще одна характерная черта глобальных протестов -- их сетевое проведение по всему земному шару. К примеру, во время встречи ВТО в столице Доха, государства Катар с 9 по 13 ноября 2001 г., участники из 36 стран мира в Париже, Копенгагене, Вашингтоне, Нью Дели, Токио, Сиднее и других городах, протестовали под единым лозунгами: «Наш мир не для продажи!», «Глобализируй справедливость, а не войну!», «Другой мир возможен!» и т. д. Продолжая действовать в духе «Думай глобально, действуй локально», сеть активистов пытается наносить точечные удары по оппозиции на всех континентах, в различных странах и городах.

Таблица 1 Хронология и численность участников самых многочисленных протестов глобального движения 1999−2002 гг Мысляева И. Антиглобалисты: кто они и откуда?//www. ruspred. ru.

Место проведения

Дата

Приурочен к встречам

Количество человек

Сиэтл (США)

29нояб. -3дек. 1999

ВТО

Более 50. 000

Вашингтон (США)

16−18 апр 2000 г.

МВФ и Всемирного банка

30. 000

Прага (Чехия)

23−26 сент. 2000 г.

МВФ

10. 000

Давос и Цюрих (Швейцария)

27 янв. 2001 г

МЭФ

30. 000

Готтенбург (Швеция)

25 июня 2001 г.

ВТО

20. 000

Генуя (Италия)

15−22 июля 2001 г.

Большая семерка

Более 200. 000

Вашингтон (США)

Планировался на 28 сент. -4 окт 2001

МВФ и Всемирного банка

Отменен в связи с трагедией 11 сентября 2001 г

Нью-Йорк (США)

31 янв 2002 г.

Всемирный экономический форум (бывший Давос -ский)

5. 000

Порту-Алегри (Бразилия)

31 янв. 2002 г.

Всемирный социальный форум

50. 000

Барселона (Испания)

16 марта 2002 г.

Европейский Союз

Более 400. 000

Одной из стратегий реализации движениями своих целей является проведение альтернативных форумов. Один из них -- ежегодный Всемирный социальный форум. Идеи его создания нашли развитие на встречах, во время маршей протеста против соглашения по свободной торговле в Америке (НАФТА), которые прошли в Буэнос-Айресе и Квебеке. Он проводится как альтернатива Давосским встречам глобализированной элиты. Если последние обсуждают успехи глобализации и сохранение неолиберального порядка, то «антиглобалисты» говорят о его негативных последствиях. Главный лозунг форума -- «Другой мир возможен!».

Впервые форум состоялся в 2001 г. в Порту-Алегри (Бразилия). В отличие от Международного экономического форума, также проведенного 31 января 2002 г. в Нью-Йорке, его координаторами был соблюден принцип открытости, прозрачности и доступности для всех желающих. На ВСФ в 2002 г. собралось около 50 тыс. человек, что на 40 тыс. больше, чем на прошлогоднем форуме. Среди них были представители таких известных организаций, как «Гринпис», «АТТАК», «Движение (безземельных», а также аналитики Н. Чомский (США), В. Шива (Индия), М. Барлоу (Канада), С. Амин (Египет) и др. На пленарных заседаниях в течение четырех дней обсуждались негативные последствия глобализации, проблемы устойчивого развития и гражданского общества. В 2004 г. форум прошел в Индии.

Структура и организация

Транснациональные движения сопротивления полностью децентрализованы и организованы горизонтально, по сетевому принципу. У них нет единого идеологического центра, харизматического лидера, иерархии, ролевой системы и других атрибутов традиционных движений. Нет в них и гегемона единственной организации. Современные социальные движения состоят из широких и разнообразных сетей индивидов, «которые способны действовать автономно, определять без указаний лидеров, какие действия принесут максимум пользы. Эта черта опровергает концепции классиков теорий коллективного поведения о необходимости «поддержки вождя, который пленяет своим гипнотизирующим авторитетом». Невозможно найти человека, который смог бы назвать себя лидером экологического, женского, рабочего, а тем более такого массового и сложного по своему составу движения как «антиглобалистское». В то же время нельзя утверждать, что понятие лидерства совершенно неприемлемо при рассмотрении современных движений. Чаще всего это разделяемое и ситуативное лидерство общественных организаций, которое рассматривается скорее как координация, чем управление. Постоянная активизация движения осуществляется благодаря инициаторам, исходящим из разных точек сети Практически каждый участник может выступать в качестве информирующего источника и координатора движения как на глобальном, так и на локальном уровне, что обеспечивает самоорганизацию сети.

Полицентричность движения движений создает ощущение, что центр везде, каждой точке. Каждый элемент движения является своеобразным и самодостаточным микромиром, отрытым для других. Тот факт, что движение не распадается, говорит о том, что его связывают объединяющие идеи, которые в ходе нашего исследования и были без труда артикулированы представителями движения. Нужно отметить, что эти идеи возникли «снизу» и одновременно в разных географических точках, а не «подарены» элитой или авангардом движения. Обнаружение схожих идей, ощущений и опыта, порожденных влиянием глобализации, и осознание этого факта объединяет элементы движения в единую сеть.

Участники протестов очень изобретательны в методах защиты и противостояния -- описать все из них невозможно. Такими организациями, как «Общество по поднятию шума» (The Ruckus Society) и «Действие Co-движения» (Co-Motion Action), разработаны методические материалы для проведения тренингов по гражданскому неповиновению. В частности, они включают специальные стратегии по поведению в тюрьме, при взаимодействии с полицией. Координаторы часто проводят тренинги, на которых подобные сценарии разыгрываются публично для проработки различных моделей поведения и понимания их последствий для участников. Это делается для осознания участниками своих поступков и ответственности за них Постиндустриальный мир и Россия — М., 2001.

Среди участников движений есть юристы и медики, которые всегда готовы при необходимости оказать консультационную и медицинскую помощь во время проведения акций. Как правило, у всех участников есть телефоны адвокатов (часто записываются на теле), которые готовы предоставить им помощь в случае задержания и заключения в тюрьму Протестующие научились пользоваться пропитанными уксусом платками, с целью нейтрализации действия слезоточивого газа, которые повязывают поверх лица, что создает впечатление надетой маски. В день протеста часто используются специальные органические средства гигиены для защиты от нежелательных химических реакций. Косметика не применяется, не надевают линзы, украшения. Предпочтительна одежда из хлопка. С собой не берутся крупные деньги, права на вождение и т. д. Многие участники оставляют дома даже паспорта, чтобы на случай ареста продолжать протест в тюрьме, пока полиция не определит личность задержанного.

Мобилизация протестующих по всему миру вынуждает планировать саммиты глобальной элиты в труднодоступных для них местах. По словам аналитика и активного участника «антиглобалистских» протестов У. Белло, «саммиты элиты в неавторитарных странах в будущем будут невозможны». Правительству Швейцарии, пытавшемуся обеспечить в 2001 г. безопасность Всемирного экономического форума в Давосе, пришлось провести самую крупную мобилизацию сил со времен Второй мировой войны. Такую встречу в 2002 г. было решено провести в Нью-Йорке, так как швейцарское правительство больше не может гарантировать ее защиту от срыва. В будущем неформальные давосские встречи и формальные саммиты МВФ, Всемирного банка, Большой семерки скорее всего последуют примеру ВТО. Свой саммит в середине ноября 2001 г. ВТО провела в городе Доха, столице маленького е государства Катар с абсолютной монархией и численностью населения чуть меньше 1,590 тыс. человек (численности к которой почти приблизился протест в Барселоне в марте 2002 г.). Не исключено, что множество саммитов будет проходить в России, где достаточно слабо развито понятие о правах человека у правоохранительных органов и практически отсутствует поддержка движения со стороны рядовых граждан Бузгалин А. В. Иной мир возможен! К итогам Всемирного социального форума в Порту-Алегри//Альтернативы, № 1, 2002.

Теория мобилизации ресурсов развеивает множество укоренившихся в обществе мифов, касающихся социальных движений. По мнению Ч. Тилли, общественные движения начинают развиваться как средство мобилизации групповых ресурсов в том случае, когда у людей отсутствуют институциональные формы выражения своего мнения либо когда власти выступают с прямыми репрессиями. В «теории протеста» Ч. Тилли осуществляется попытка проанализировать условия, в которых действия участников движений приобретают насильственный характер. Изучив большое количество инцидентов, произошедших в Западной Европе в XIX—XX вв., ученый пришел к выводу, что вероятность проявления насилия зависит не столько от самой акции, сколько от других факторов и сил, в частности от реакции институтов власти. Именно они чаще всего являются источником насилия, отдавая распоряжение об его применении, В случае конфронтации ответственность за большинство ранений и смертей несут представители власти, имеющие монополию на применение насилия. По их указанию сверху подразделения полицейских получают легальное право на использование богатого арсенала огнестрельного оружия, тренированных животных, атаки (газовой, химической, звуковой, водной) для блокировки протеста. В свою очередь, представители другой стороны в ответ причиняют ущерб зданиям и другим материальным объектам.

Очевидно, что и сегодня граждан, не участвующих в протестах, волнует проблема личной безопасности и сохранности их имущества СМИ, предоставляющие обрывочную и поверхностную информацию о том или ином движении, не скупятся на пугающие мифы о насильственном характере поведения протестующих. Это искажает суть происходящего и, в свою очередь, используется властями для дискредитации движения. Большинство же его участников, понимая, что это отвлекает внимание общественности от проблем, о которых они заявляют, предпочитают ненасильственную тактику сопротивления, к примеру, акции гражданского неповиновения.

Истоки стратегии гражданского неповиновения можно найти в христианском «непротивлении злу», когда ответом на эмоциональное и физическое насилие ценой становятся собственные страдания. В Индии М. Ганди использовал такую же стратегию в течение 30 лет (1917−1948) в борьбе за освобождение страны от английского колониального рабства. Стратегия гражданского неповиновения представляет собой отказ подчиниться тем законам и правилам, которые воспринимаются как несправедливые и неприемлемые для выполнения. К примеру, в начале прошлого века женщины, не имеющие политических прав в США, приходили на избирательные участки, что было против закона. Полвека назад в Монтгомери (штат Алабама) Роза Парк отказалась перейти в часть автобуса, отведенную для чернокожих, что также выходило за рамки легальных действий. Главным принципом данной формы несогласия было физическое непротиводействие насилию со стороны власти в случае его применения.

Сегодня гражданское неповиновение проявляется в самых различных формах. К примеру, в студенческих кампусах объявляется бойкот текстильным товарам с университетской символикой, если она сделана компаниями, использующими детский труд южных стран, а также устраиваются в связи с этим сидячие забастовки, голодовки и т. д. Гражданское неповиновение -- одна из самых распространенных стратегий, применяемых участниками глобального движения.

Ресурсы движения

К ним мы можем отнести информационные, технологические, коммуникационные возможности, социальный потенциал движения. Важным моментом является финансовая и материальная поддержка акций. В основном она осуществляется участниками движения (проезд, питание, проживание). Часть денег поступает из фонда организаций и от кампаний по сбору средств (для изготовления транспарантов, постеров униформы и т. д.) Нередко используются совместные фонды коалиций. Источником средств для погашения расходов служит продажа футболок с надписями и собственных изданий. Тренировочные курсы также бывают платными. Наиболее крупные вклады способны делать профсоюзы. К примеру, они могут обеспечить своих членов автобусами для доставки до места протеста. Опять-таки надо отметить роль Интернета, позволяющего быстро, просто и недорого осуществлять коммуникацию и координацию Бузгалин А. В. Альтерглобализм: к теории феномена/Антиглобализм: теория и практика — М., 2003.

Глобальные движения во многом обязаны возникновению и распространению глобальных технологий -- телефонов, факсов, электронной почты, Интернет. Именно благодаря современным средствам коммуникации стала возможной взаимная поддержка, информирование, координация и организация совместных акций. Организация глобальных протестов и форумов практически невозможна без Интернет. Люди съезжаются на них с разных концов света. По электронной почте или на сайтах Интернет они могут получить всю информацию, начиная от программы мероприятий и заканчивая списком гостиниц, где они могут разместиться на ночь, если протест запланирован на несколько дней. Сетевая структура современных средств коммуникации позволяет открыто вести дискуссии и дебаты в киберпространстве вне досягаемости контроля и цензуры властных структур.

Цена участия

Риски движения связаны с тем, что рост сопротивления негативным последствиям глобализации совпадает с ростом разного рода обскурантистских, иррационалистических и фундаменталистских движений, которые также выступают против глобального капитализма и гегемонии супердержав.

Одной из опасностей на пути движения является практикование физического насилия представителями власти. Насилие этически противоречит ценностям движения, что часто делает его участников жертвами полиции. Гражданское неповиновение как форма борьбы критикуется анархическими организациями за пассивность перед лицом прямых провокаций властей и полицейского террора. Однако основная масса участников считает если гражданское неповиновение и терпело крах, унося жизни протестующих, то насильственные методы достижения каких бы то ни было благородных целей, проявили в истории еще большую несостоятельность. Отсюда гражданское неповиновение комбинируется с выработкой альтернатив порядку, который вызывает неприятие.

На провокации полицейских отвечает лишь небольшая группа участников акций, чаще, -- члены анархических организаций. Они составляют 1−3% от всей массы протестующих, но именно их видят на экранах телевизоров рядовые граждане и именно их поведение часто дает полиции повод для применения оружия. Не смотря на важную роль и позитивный вклад анархических организаций в развитие движения, они вызывают двоякие чувства у основной массы его представителей. С учетом того, что присутствие и акции анархистов и крайних радикалов умело используются для избиений и погромов самими полицейскими, большинство участников движения пытается от них отмежеваться.

Так или иначе, основные тенденции глобального движения имеют прогрессивный характер и направлены на солидарность и объединение его представителей. Идет поиск точек соприкосновения, кристаллизуются общие мировоззренческие ориентации, на основе которых движение формирует коллективную идентичность и модель альтернативного социального порядка.

Причины возникновения движения антиглобалистов

Предпосылки альтерглобализма: «сетевое общество» («общество знаний»)

К числу хорошо известных и часто повторяемых критиками нашего движения парадоксов относится указание на то, что «антиглобалистское» движение выросло благодаря одному из наиболее известных феноменов глобализации -- Интернету. И это действительный парадокс, указывающий на реальное противоречие: вызванные к жизни прогрессом производительных сил, глобализации рубежа веков информационные (сетевые) технологии стали одной из важнейших, практически работающих основ борьбы с глобализацией. Как и почему?

Прежде всего потому, что есть глобализация и глобализация: объективный процесс интернационализции технологий и культур -- на одном полюсе; глобальный капитал как особая, исторически конкретная совершенная форма этого процесса -- с другой. Альтерглобализм не случайно вырос во многом благодаря Интернету. Последнее -- эмпирический феномен: сапатисты в Мексике, безземельные крестьяне в Бразилии и высоколобые интеллектуалы из «Монд дипломатик», инициировавшие АТТАК, работают и действуют благодаря Интернету; Всемирные социальные форумы были организованы главным образом через Интернет; знаковые для нас акции в Сиэтле своим успехом во многом обязаны Интернету и мобильным телефонам Бузгалин А. В. Альтерглобализм: к теории феномена/Антиглобализм: теория и практика — М., 2003.

Однако дело здесь не столько в том, что компьютеры, Интернет и «мобильники» удобны для организации массовых акций. Связь здесь гораздо глубже. Важнейшие фундаментальные черты информационных, сетевых технологий, о которых много, писали Кястельс, Сакайя и др., таковы, что они делают возможными и необходимыми, более того, оптимальными, именно те формы и принципы социальной организации (о них ниже), которые воплощены на практике новыми социальными движениями и прежде всего -- альтерглобалистами.

Во-первых, сам феномен знаний указывает на появление ресурса, который по своему содержанию является неограниченным. Если на время абстрагироваться от рыночной формы и частной собственности на знания (а альтерглобализм это «абстрагирование» выставляет в качестве практического требования), то они окажутся «продуктом», который становится тем больше, чем больше его «потребляют» В самом деле, распредмечивание знаний, феноменов культуры ведет к росту этих знаний, прогрессу культуры: «потребляя» знания, ученый увеличивает их (Эйнштейн, «потребляя знания, «произведенные» Ньютоном, не уничтожил достижений предшественника, но «снял» их, увеличив знания; то же происходит при использовании математики или даже языка); то же происходит в искусстве и образовании.

Во-вторых, сеть, в отличие от иерархии, по своему содержанию является гибким подвижным, открытым и общедоступным образованием (как море или воздушно пространство, открыто для всех, пока их не контролируют военные или пираты) Рынок коммерциализация и частная собственность есть социальные формы, столь же плохо совместимые с сетевыми технологиями и миром знаний, сколь плохо совместимы были крепостничество и сословно-монархическая социальная организация с индустрией (обоснование этого вывода было дано нами ранее).

В-третьих, знания и сетевая организация демократичны по своей природе: в этом мире есть место для всех и каждого, и всем этот мир необходим. При этом он необходим и полезен для всех по-разному, это мир общедоступности уникальных и индивидуализированных «продуктов» (любое знание уникально, любое произведение искусства индивидуализировано). В него могут войти и на практике входят, как уже было отмечено, безработные и профессионалы, крестьяне и интеллектуалы, при этом все включаются в этот мир по-разному, хотя часто решают общие проблемы. Только один пример: на пленарном заседании Всемирного социального форума по проблемам свободного доступа к знаниям диалог вели компьютерщики из США, борющиеся за систему «Free software» (бесплатное распределение программного обеспечения), и крестьяне из Латинской Америки борющиеся против монопольно высоких цен на высококачественные семена и породы скота, большая часть стоимости которых -- компенсация «интеллектуальной ренты» (при этом и те, и другие подчеркивали, что эту ренту получают не интеллектуалы, а купившие их интеллект корпорации).

В-четвертых, новые принципы организации деятельности и коммуникаций распространяются на социальную сферу даже там, где сами новые технологии отсутствуют. Так, производственная деятельность безземельных крестьян в Латинской Америке, основанная на традиционных индустриально-аграрных технологиях, социально-экономически стремится к построению именно в форме сети.

Подытоживая, можно предположить, что «общество знаний» («сетевое общество») по своей природе предполагает (при абстрагировании от рынка и частной собственности) реализацию новых принципов социальной организации, таких, как Бузгалин А. В. Альтерглобализм: к теории феномена/Антиглобализм: теория и практика — М., 2003:

* неограниченность и одновременно уникальность ресурсов;

* общедоступность, открытость, гибкость сетей и их социальных форм;

* демократичность, интерструктурный (будь то профессиональные, региональные, социальные структуры) характер организаций.

Как таковые они находятся в фундаментальном противоречии с принципами современной социально-экономической и политико-идеологической системы.

Глобальная гегемония капитала -- негативная предпосылка альтерглобализма

Как мы уже отметили выше, для либералов кажется очевидным, что глобалиация -- это объективный процесс, синоним прогресса в новых условиях и потому никаких альтернатив развитию власти ТНК и МВФ, НАТО и ВТО нет и быть не может, и всякий, кто с этим не согласен -- противник прогресса.

Альтерглобалисты согласны, что на рубеже веков мир развивается, а условиях растущей интеграции технологий, экономик и культур; этот процесс действительно, объективен. Но они категорически не согласны с тем, что единственно возможной экономической, политической и духовной формой этого процесса интеграции является нынешнее всевластие «глобальных игроков». Они утверждают (и этот вывод обосновывается в сотнях материалов многих видных ученых планеты, таких как Э. Валлерстайн, С. Амин, Н. Хомский и др.), что ныне мир столкнулся не просто с новым этапом интернационализации экономической и общественной жизни, угрожающей суверенитету наций, государств, но и особой, характерной для «позднего» капитализма, социальной формой этого процесса. Мир столкнулся не просто с глобализацией, но с глобальной гегемонией корпоративного капитала. Это именно гегемония -- целостная, тотальная власть капитала как единой экономической, социальной, политической и духовной силы; это власть именно капитала, персонифицированного прежде всего узким кругом глобальных игроков (ТНК, «несвятой троицы» и т. д.), сращенных с истэблишментом «большой семерки», и это власть капитала, охватывающая весь мир.

Итак, глобальная власть капитала предполагает, во-первых, проникающий во все поры жизни человека рынок как новую форму тоталитарного подчинения человека. Причем это не рынок свободно конкурирующих атомизированных предприятий, а тотальный рынок как пространство борьбы гигантских сетей, центрами которых являются ТНК. Мы все -- работники, потребители, жители -- становимся полурабами этих, борющихся между собой пауков и их паутин, превращаясь в клиентов «Макдональдсов», «поколение пепси» и в целом -- в мещан-потребителей.

Во-вторых, гегемония капитала — это преимущественно власть виртуального фиктивного финансового капитала, «живущего» в компьютерных сетях. В мире образовался виртуальный «черный ящик», состоящий из гигантских (в сотни миллиардов и триллионы долларов) финансовых пузырей, надувшихся за счет как международных спекуляций, так и долгов, «асфальтирования» и т. п. форм финансового подавления. В-третьих, глобальная гегемония капитала ныне предполагает не просто эксплуатацию наемных рабочих через куплю-продажу рабочей силы, но и целостное подчинение личности работника. Творческий потенциал, талант, образование, -- вся жизнь человека-профессионала присваивается современной корпорацией в первом мире; полукрепостнические методы эксплуатации, запирающие работников в гетто отсталости, все более распространяются не только в третьем, но и во втором мире.

В-четвертых, общеизвестна система методов монополизации первым миром ключевых ресурсов развития -- know how, высококачественной рабочей силы и т. п. при поглощении подавляющей части природных ресурсов и экспорте грязных технологий, социальной «грязи» в третий и второй миры Глобальное сообщество: новая система координат. СПб.: Алетейя, 2000.

В-пятых, это глобальное политическое и идеологическое манипулирование, информационное и культурное давление.

Такая система всемирной гегемонии в экономике (новое качество рынка, денег, капитала), политике и идеологии обусловливает (в силу ее внутренних противоречий) и развертывание определенной совокупности форм и методов противодействия глобальной власти корпоративного капитала, тенденций контр-глобализации и контргегемонии.

Тотальность, всесторонность власти капитала в современном обществе создает негативную предпосылку (основу диалектического отрицания) для столь же комплексного, всестороннего снятия этой власти.

Упрощая теоретическую модель, можно сказать: проникающая во все поры жизни человека всесторонняя власть глобальных рынка и капитала, подчиняющая нас как работника и потребителя, гражданина и личность не могла не вызвать к жизни столь же всесторонней, столь же массовой и решительной альтернативы. Если же вернуться к теории, то эта альтернатива глобальной власти капитала, ее отрицание и снятие (здесь действует именно диалектическая логика) теоретически видится как Мысляева И. Антиглобалисты: кто они и откуда?//www. ruspred. ru:

* всесторонняя, всеохватывающая, но не тотальная, основанная не на тоталитарной унификации (что характерно для глобального капитала), а на уникальности, неповторимости, самостоятельности агентов;

* анти-гегемонистская, снимающая власть капитала и подавление (экономическое, политическое, духовное) им человека в не-отчужденных формах равноправного диалога;

* контр-глобальная, если угодно, пост-глобальная, т. е. развивающая процесс интернационализации за счет снятия его современных корпоративно-капиталистических ограничений;

* пост-корпоративная, т. е. развивающая достижения корпоративных структур путем снятия их бюрократических, иерархических ограничений на пути развития открытых ассоциаций.

Такова теоретическая гипотеза, построенная на основе применения диалектического метода к исследованию процесса снятия глобальной власти корпоративного капитала.

Само решение в принципе не оригинально: в рамках позднего капитализма по-прежнему остается пространство для его частичного социального реформирования в глобальном масштабе; при этом такое реформирование, если и состоится, то (1) лишь под мощным давлением оппозиции, в том числе (а возможно -- и прежде всего) альтерглобалистов и (2) никогда не обеспечит перехода к качественно новому, не капиталистическому типу интеграции, единственно способному разрешить глубинные противоречия глобальной гегемонии капитала.

Феномен отчуждения стал наиболее очевиден эмпирически и одновременно исследован теоретически во второй половине 60-х гг. XX в., неслучайно совпав с движением «новых левых» (известных как «прародители» альтерглобализма). Именно тогда для левых стало эмпирически и теоретически очевидно, что проблема угнетения человека в мире «позднего капитализма» не сводится к эксплуатации его рабочей силы, к присвоению прибавочной стоимости капиталом. Исследование отчуждения и бунт «. новых левых» против отчуждения стали прологом к нынешнему началу преимущественно позитивного движения против отчуждения, более известного под именем «глобализация» и названного в других работах авторов «глобальной гегемонией капитала».

Отчуждение -- это принципиально важное для последующего исследования понятие, поэтому остановимся на его рассмотрении подробнее, опираясь на широко известные положения гегелевско-марксистской традиции Критический марксизм. Продолжение дискуссий/Под ред. А. В. Бузгалина, А. И. Колганова — М., 2002.

Последняя приводит к пониманию отчуждения как мира, в котором сущностные силы человека как родового существа, осуществляющего преобразование природы и общества в соответствии с познанными законами их развития, стали чуждыми для подавляющего большинства членов общества. Они как бы «присвоены» господствующей социальной системой и лежащими на ее поверхности превращенными формами, имеющими видимость вещи, института (типичный пример -- деньги как вещь, подчиняющая себе человека).

Собственные качества и способности Человека -- творца истории (цели и средства, процесс и плоды его деятельности, его чувства и отношения к другим людям) превращаются в мир внешних, чуждых, неподвластных человеку и непознаваемых им социальных сил. Эти социальные силы -- разделение труда и отношения эксплуатации, государство и традиция, денежный фетишизм и религия -- как бы присваивают человеческие качества и тем самым превращают Человека-творца в функцию и раба данных внеличностных сил.

Отношения отчуждения характерны для всех уровней социальной жизни -- материально-технологического (разделение труда и превращение человека в частичного работника, подчиненного в своей деятельности той или иной технологической системе), социально-экономического (человек как функция капитала, рынка), политического и идеологического.

Результатом (и предпосылкой нового витка воспроизводства отчуждения) становится самоотчуждение человека: жизнь, в которой индивид сам себя воспринимает как функцию внешнего мира.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой