Великая смута

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Содержание
  • Введение 3
  • 1. Предпосылки Смутного времени в России 4
  • 2. Лжедмитрий I 9
  • 3. Лжедмитрий II 11
  • 4. Семибоярщина 12
  • 5. Освобождение России от польского ига 14
  • 6. Воцарение Романовых 16
  • Заключение 24
  • Библиографический список 25

Введение

XVII век вошел в историческую литературу как «бунташный век»: волнения и бунты прошли чередой с его начала до самого конца. Даже самый общий перечень их выглядит внушительно: Смута, волнения 1648 — 1650 годов в Москве, Пскове и Новгороде, «медный бунт» 1662 года, разинщина в 1670 — 1671 годах, соловецкое возмущение в 1668 — 1676 годах, «Хованщина» 1682 года, стрелецкий мятеж 1698 года. Корни волнений находились не столько в экономической и политической сферах, сколько в сфере социально-психологической. Шла ломка общественного сознания, привычного быта и обихода, страна подталкивалась к смене типа цивилизации.

Целью настоящей работы явилось изучение престолонаследия в России XVII века.

При достижении данной цели были поставлены следующие задачи:

1) изучить предпосылки Смутного времени;

2) рассказать о сменах власти на российском престоле.

При написании работы использовались как печатные, так и электронные источники литературы.

1. Предпосылки Смутного времени в России

К началу XVII века процесс становления российской государственности не имел полной завершенности, в нем накопились противоречия, вылившиеся в тяжелый кризис, охвативший и хозяйство, и социально-политическую сферу, и общественную мораль, этот кризис получил название «Смута». Смутное время -- период фактического безвластия, хаоса и небывалых общественных потрясений.

Понятие «Смута» пришло в историографию из народного лексикона, означая, прежде всего, анархию и крайнюю неустроенность общественной жизни. Современники Смуты оценивали ее как кару, постигшую людей за их грехи. Такое понимание событий в заметной степени отразилось в позиции С. М. Соловьева, понимавшего кризис начала XVII века как всеобщее моральное разложение.

По мнению К. С. Аксакова и В. О. Ключевского, в центре событий была проблема законности верховной власти. Н. И. Костомаров сводил суть кризиса к политическому вмешательству Польши и интригам католической церкви. Подобный взгляд высказывал американский историк Дж. Биллингтон -- он прямо говорил о Смуте как о религиозной войне. И. Е. Забелин рассматривал Смуту как борьбу между стадным и национальным принципами. Представителем стадного принципа являлось боярство, жертвовавшее национальными интересами ради собственных привилегий.

Значительный блок в историографии Смуты занимают труды, где она представлена как мощный социальный конфликт. С. Ф. Платонов видел несколько уровней этого конфликта: между боярством и дворянством, между помещиками и крестьянством и др.

Если в дореволюционной историографии политические, морально-этические и социальные аспекты Смуты были представлены как относительно равноценные, то советская историография явный крен делала в сторону только соци-альных факторов, как правило, абсолютизируя их. Интер-претируя события Смутного времени исключительно как «крестьянскую революцию», историки-марксисты отвергли сам термин «Смута». Понятие «Смута» было надолго вытеснено формулировкой «крестьянская война под руководством Болотникова».

Односторонность подходов и оценок постепенно изжи-валась. Появились работы, где анализу подвергается весь спектр причин и проявлений Смуты. Большое количество работ написано Р. Г. Скрынниковым, в них приведен обширный фактический материал, показана подлинная роль личностей, участвовавших в событиях, в том числе и Болотникова.

В.Б. Кобрин определил Смутное время как «сложнейшее переплетение разнообразных противоречий -- сословных и национальных, внутриклассовых и межклассовых». Он ставил вопрос: «Вправе ли мы бушевавшую в России начала XVII века гражданскую войну свести к крестьянской?» Отказавшись от стереотипов в оценках исторических личностей, Кобрин попытался по-новому трактовать роль и Бориса Годунова, и Лжедмитрия I, приписывая им некий «реформаторский потенциал». Вполне правомерно применяя к Болотникову критерий народного восприятия, Кобрин «забывает» и о непопулярности в народе Годунова, и о крайнем неприятии самозванца -- проводника католических интересов. Сохранившиеся документы времен Смуты ясно свидетельствуют, что самозванцы были не просто предателями национальных интересов, а прямыми ставленниками зарубежных держав и агентами антироссийского заговора.

Непосредственным толчком к брожению послужило пресечение правящей династии Рюриковичей, представителей которой массовое сознание признавало в качестве «природных государей». Династический кризис вызвал растерянность в народе, а в верхних слоях знати возбудил хищные амбиции и стремление к власти и привилегиям. Схватка за царский престол, начатая московским боярством, привела к разрушению государственного порядка, к общественной деморализации.

Предпосылки Смуты зарождались еще в период правления Ивана Грозного, централизаторская политика которого проводилась с крупными издержками. Усилия пра-вительства по укреплению государства, по обеспечению безопасности границ осознавались в народе как необходимые. Народ был готов к самопожертвованию для общегосударственного строительства. Однако жестокая воля царя «отодвигала» его на задний план. Разнузданность опричников и крайняя бесцеремонность в выборе политических средств нанесли тяжелый удар по общественной нравственности, заронили сомнения и шаткость в умы людей. Ситуацию усугубляли экономические трудности, ставшие результатом истощения сил страны в Ливонской войне и постоянного напряжения на южных рубежах, создаваемого Крымским ханством.

Царствование Федора Иоанновича, сына Грозного, было временем политической осторожности и успокоения народа после опричнины. В январе 1598 года после смерти Федора не осталось законных наследников престола. Земский собор избрал на царство Бориса Годунова, популярность которого была непрочной, что отражали закулисные интриги боярства против него. Являясь первым в русской истории выборным монархом, Годунов зареко-мендовал себя не столько самодержцем, сколько популистом-временщиком, неуверенным в себе и боящимся открытых действий. Времена опричнины сказались на его политической характеристике, как и на всем обществе, где после Грозного тлели искры нравственного разложения. Годунов стремился получить общественное расположение, раздаривая незаслуженные привилегии и давая самые громкие обещания, в то же время упорно укрепляясь у власти за счет тайного надзора и доносительства, а также репрессий, то есть за счет тех же беззаконий, что были присущи опричнине.

Начало царствования Бориса Годунова (1598 — 1605) несло людям немало благих надежд. Он выступил защитником прочной морали, запретив частную торговлю водкой. Внутренняя политика направлялась на социальную стабилизацию в стране. Поощрялись колонизация новых земель и строительство городов в Поволжье и на Урале. Были некоторые достижения и во внешней политике.

Смута проявилась, прежде всего, в умах и душах людей. Страшный голод 1601 — 1603 гг. добил привычные моральные ценности, скреплявшие людей в единый коллектив. Голод, последствия которого усугублялись ошибками правительства Годунова, выкосил сотни тысяч человеческих жизней. Историк А. П. Щапов писал: «…люди, терзаемые голодом, валялись на улицах, подобно скотине, летом щипали траву, а зимой ели сено. Отцы и матери душили, резали и варили своих детей, дети -- своих родителей, хозяева -- гостей, мясо человеческое продавалось на рынках за говяжье; путешественники страшились останавливаться в гостиницах… «

Народ бедствовал, а в это же время знать устраивала дележ богатства и привилегий, злобно соперничая в поисках личного благополучия. Запасов зерна, припрятан-ных многими боярами, хватило бы всему населению на несколько лет. Доходило до людоедства, а спекулянты удерживали хлеб, предвкушая повышение цен на него.

Суть происходящего хорошо осознавалась в народе и определялась словом «воровство», но быстрых и простых путей выхода из кризиса не мог предложить никто. Чувство сопричастности к общественным проблемам у каждого отдельного человека оказывалось недостаточно развитым. К тому же немалые массы простых людей заражались цинизмом, корыстью, забвением традиций и святынь. Разложение шло сверху-- от потерявшей всякий авторитет боярской верхушки, но грозило захлестнуть и низы. Антиобщественные интересы явно брали верх, в то время как энергичные и честные люди, по словам С. М. Соловьева, «погибли жертвами безнарядья». Во всех сословиях налицо были раздоры, недоверие, падение нравов. Это оттенялось бездумным копированием иноземных обычаев и образцов. Смута в умах усиливалась разгулом коррупции и дороговизны.

Безвластие и потеря централизующих начал вели к оживлению местного сепаратизма. Собранные до этого в единое государство отдельные земли стали вновь проявлять признаки обособленности. Брожение охватило и жителей нерусских окраин -- как тех, что были присоединены с помощью военной силы, так и тех, которые вошли в состав Российского государства добровольно, откликнувшись на перспективу стабильного порядка и отлаженных связей в сильном государстве. Политическая дестабилизация вызывала неизбежное недовольство среди национальных меньшинств. Если до Смуты Москва была координирующим центром, связывающим все области страны, то с утратой доверия к московским властям утрачивались и связи между отдельными областями. «…Потеряв политическую веру в Москву, начали верить всем и всему… Тут-то в самом деле наступило для всего государства омрачение бесовское, произведенное духом лжи, делом темным и нечистым» (С.М. Соловьев). Государство превращалось в бесформенный конгломерат земель и городов.

Пренебрежение к государственным интересам и мелочная корысть боярства породили такое явление, как самозванство. Как писал Н. М. Карамзин, «…оцепенение умов предавало Москву в мирную добычу злодейству… Расстрига со своими ляхами уже господствовал в наших пределах, а воины Отечества уклонялись от службы. Так нелюбовь к государю рождает нечув-ствительность и к государственной чести!» Ни один из самозванцев не посмел, бы посягнуть на престол без открытой или тайной поддержки боярских группировок. Лжедмитрий I нужен был боярам для свержения Годунова, чтобы подготовить почву для воцарения одного из пред-ставителей боярской знати. Этот сценарий и был разыгран.

2. Лжедмитрий I

Монах Григорий Отрепьев бежал из московского Чудова монастыря в Польшу и стал там выдавать себя за чудом спасшегося сына Ивана Грозного Дмитрия. В историю он вошел под именем Лжедмитрия I (народное прозвище — «Расстрига»). Отрепьев искал заграницей военную помощь, чтобы вернуть себе его «законный» русский престол. Получив такую помощь от польского магната Мнишека, он осенью 1604 г. вторгся с отрядом в Московское государство. Сначала Отрепьев потерпел поражение от царских войск, но его спасло восстание служилых людей в Путивле и ряде других городов, восставшие перешли на сторону самозванца. А главное, в апреле 1605 г. неожиданно, вероятно, не без помощи бояр-заговорщиков, умирает царь Борис Годунов. Трон переходит к его сыну, совсем юному Федору Борисовичу. В результате боярского заговора войска, действовавшие на фронте, переходят под Кромами на сторону самозванца, а в самой Москве под предлогом того, что к столице идет «истинный царь Дмитрий Иванович», вспыхивает восстание. Восставшие москвичи убили царя Федора Борисовича и его мать Марию Григорьевну, ненавидимую многими дочь знаменитого опричника Малюты Скуратова. В июне 1605 г. Москва открыла ворота подошедшему с войском Лжедмитрию I. Так на русском престоле оказался самозванец -- беглый монах-расстрига.

Но боярство освобождало трон от «худородных» Годуновых, конечно, не для случайного авантюриста. Оно воспользовалось нарастанием антипольских настроений в среде москвичей. С войском Лжедмитрия I, а затем в связи с женитьбой нового царя на Марине Мнишек в русскую столицу понаехало поляков, которые вели себя далеко не всегда корректно. 17 мая 1606 г. заговорщики кличем «Бей панов!» подняли москвичей на восстание. Лжедмитрий I был убит, его жена и приближенные арестованы. В течение двух суток в Москве было перебито свыше двух тысяч иноземцев. 19 мая 1606 г. одним криком толпы на Красной площади, т. е. без Земского собора, царем был избран знатный боярин князь Василий Шуйский (1606 — 1610).

Шуйский был ставленником нескольких боярских групп, компромиссной для них фигурой. Поэтому историки называют его «боярским царем». Ограниченный претензиями боярства, он принес присягу своим подданным, что означало обязательство править по закону, а не по царской прихоти. Независимо от личных качеств нового правителя, это был первый в России договор царя и общества, хотя от имени общества в данном случае поспешила выступить боярская верхушка. Однако новые политические потенции так и не успели проявиться в условиях разгулявшейся народной стихии. Шуйский вступил на престол в результате закулисных интриг, «без воли всея земли», народное сознание отказалось признать его царем. Странный характер про-исходивших на вершинах власти перемен подогревал сомнения и недоверие среди народа. Трудно было поверить в искренность пропаганды, недавно уверявшей в истинности царевича Дмитрия, а спустя лишь месяцы объявившей его лгуном и изменником. Народное брожение нарастало. Масла в огонь подливала Польша, посылавшая в Московию иезуитов, шляхтичей-авантюристов и разного рода подонков своего общества. Боярство, раздув Смуту, загнало себя и страну в тупик. Почти половина областей не подчинялась столице. В России началась война всех против всех.

В социальных низах антибоярские настроения переросли в восстание под руководством Ивана Болотникова (1606 — 1607), призвавшего народ истребить бояр и овладеть «женами их, и вотчинами, и поместьями». Он выступал как воевода «спасшегося царя Дмитрия». Его поддержали князь Григорий Шаховский и дворяне Тулы и Рязани. Болотников подошел к Москве, но на штурм города не решился. Царю Василию Шуйскому удалось переманить на свою сторону рязанское дворянство и разбить восставших. Войско Болотникова заперлось в Туле. Осаждавшие запрудили речку Упу и затопили город. Восставшие были вынуждены сдаться на милость Шуйского. По одной из версий, Болотников по приказу царя был ослеплен и утоплен в проруби. Только справился Шуйский с «болотниковщиной», как другая напасть: новый самозванец!

3. Лжедмитрий II

Происхождение Лжедмитрия II (1608 — 1610) установить не удалось. Этот самозванец собрал 60-тысячное войско (в том числе 20 тысяч поляков) и летом 1608 г. осадил Москву. Взять город не смог и разбил свою ставку в подмосковном селе Тушино. И в историю он вошел под прозвищем «Тушинский вор». Все дороги в Москву кроме рязанской были «тушинцами» перерезаны. 16 месяцев они осаждали Троице-Сергиевский монастырь, героически обороняемый стрельцами и монахами. Фактически, в стране было два царя: Шуйский в Москве, Лжедмитрий II -- в Тушино. Лжедмитрий II раздавал поместья присягнувшим ему корыстолюбцам, хотя хозяева этих поместий были в полном здравии. Помутнение в умах раскалывало семьи, брат шел на брата, отец -- на сына. В Москве у кремлевского дворца беспрестанно волновались толпы народа, предписывая Шуйскому и Боярской думе, что нужно делать и какие указы принимать. Страну захлестнула уголовщина. Грабежами занимались бродившие от города к городу польские, дворянские, казачьи отряды, различные ватаги и банды.

В довершение ко всем бедам в Россию вторгся польский король Сигизмунд III, осадивший осенью 1609 г. Смоленск. Смоленск держался в польской осаде два года! Не исключено, что именно благодаря героизму его гарнизона и жителей Россия сохранила в начале XVII века свою независимость.

Чтобы справиться с «Тушинским вором» и польскими интервентами, Василий Шуйский обратился к Швеции, пообещав ей за помощь русские прибалтийские земли: Ивангород, Ям, Копорье, Орешек, Корелу, -- т. е. те самые города, которые потерял в конце Ливонской войны Иван Грозный и вернул обратно его сын Федор Иванович. Весной 1610 г. русско-шведское войско под началом воеводы М.В. Скопина-Шуйского отогнало «тушинцев» от Москвы. Лжедмитрий II отступил к Калуге. Но двинувшееся на поляков русско-шведское войско, уже без Скопина-Шуйского (умер от яда), было в июне у Гжатска разбито поляками. Шведский отряд Делагарди от Гжатска отступил к Финскому заливу и занял обещанные Швеции русские города, началась шведская интервенция. Лжедмитрий II снова взял Москву в осаду. 17 июля 1610 г. в столице произошел переворот. Бояре свергли царя Василия Шуйского и насильно постригли его в монахи. Власть взял совет из семи бояр или, как тогда говорили, «семибоярщина».

4. Семибоярщина

Чтобы прекратить польскую интервенцию, лидеры «семибоярщины» решили пригласить на русский престол польского королевича Владислава (сын Сигизмунда III), но при условии, что он примет православие и будет править вместе с боярами и Земским собором. Многие, в том числе патриарх Гермоген, были против такого выбора. Тем не менее, после получения согласия королевича «семибоярщина» в августе 1610 г. организовала заочное -- наспех, без настоящего Земского собора -- избрание Владислава царем. Однако Сигизмунд III не пустил сына в Москву. Он хотел, чтобы русские присягнули лично ему, т. е. речь шла о прямом присоединении России к польско-литовскому государству. Вместо «царя» Владислава в Москву явился королевский наместник Гонсевский с крупным польским отрядом и стал распоряжаться там как в покоренном городе. Владислав же еще 24 года после этого считал себя «законным московским государем», хотя не выполнил главного условия бояр -- не принял православия.

В сознании русских людей все настойчивее крепла тяга к порядку. В отдельных землях -- начиная с 1606 года -- регулярно собирались местные земские советы, где люди сообща обсуждали свои интересы. Постепенно становилось все яснее, что решение проблем невозможно только в местных рамках -- зрело понимание необходимости общерусского движения. Отражением этого стали народные ополчения, собираемые в русских провинциальных городах. Несмотря на распад государственных связей, осознание национального единства не исчезло -- напротив, Смута придала ему особую силу. Непрерывную проповедь в пользу единства всех православных вела Церковь. «Религиозные и национальные силы пошли на выручку гибнувшей земли» (В.О. Ключевский). Народная энергия не увяла от «безнарядья», продолжая питать государственное творчество. Несмотря на Смуту, в это время русские активно осваивают Поволжье, Урал, Сибирь. Именно в те годы возникают города Пелым, Верхотурье, Сургут, Нарым, Томск, Мангазея, Туринск.

Толчком к подъему народного движения стали письма патриарха Гермогена, рассылаемые по всей стране и призывавшие на борьбу с польскими интервентами и «ворами». Сам патриарх был арестован поляками и умер в их заточении в начале 1612 г., но письма его сделали дело. Объединению русских способствовало и то, что 11 декабря 1610 г. в Калуге был убит Лжедмитрий II. Теперь в одно войско могли собраться отряды, воевавшие ранее в составе разных группировок.

Весной 1611 г. в Рязанской земле сложилось первое земское ополчение во главе с Прокопием Ляпуновым (глава рязанских дворян). Его помощниками и предводителями своих отрядов были князь Дмитрий Трубецкой (из тушинских бояр) и Иван Заруцкий (казачий атаман). 10 марта в Москве вспыхнуло антипольское восстание. Но оно было преждевременным, и на помощь к восставшим успел подойти лишь передовой отряд ополчения во главе с князем Дмитрием Пожарским, воеводой г. Зарайска. Чтобы прекратить уличные бои, поляки выжгли все посады вокруг городских крепостных стен. Пожарский в бою был тяжело ранен. Первое земское ополчение пришло на пепелище, поляки заперлись за стенами. Осада не удалась, т.к. ополчение вскоре раскололось. Казаки убили Прокопия Ляпунова, после чего дворяне и горожане разошлись. К осени 1611 г. у Москвы остался только 10-тысячный казачий отряд И. Заруцкого и князя Д. Трубецкого, казаки всех грабили, они превратились в бич страны.

Осенью 1611 г. Русское государство выглядело полностью разрушенным. Общерусской власти не было. В центре страны хозяйничали поляки, захватившие Смоленск и Москву. Новгород оказался у шведов. Каждый русский город жил сам по себе. Казаки и просто воры грабили повсюду. Это был всеобщий распад!

5. Освобождение России от польского ига

Осенью 1611 г. начался сбор нового ополчения г. Нижний Новгород во главе со своим земским старостой Козьмой Мининым. Нижегородцы постановили, чтобы каждый отдал на обеспечение ополчения треть своего годового дохода или треть всех наличных товаров. Воеводой второго ополчения был выбран поправившийся от раны князь Дмитрий Пожарский. В ноябре 1611 г. он приехал в Нижний Новгород и начал готовить войска. Город за городом присоединялся к ополчению. Проводя идею государственной консолидации, лидеры ополчения К. Минин и Д. Пожарский четко сформулировали главные задачи момента: изгнать интервентов и подготовить условия для создания русского правительства, пользующегося доверием населения.

Весной 1612 г. второе земское ополчение перешло в Ярославль. Здесь был созван и «правильный» Земский собор, т. е. с участием не только духовенства и бояр, но и служилого и тяглового населения городов. Весть о том, что король Сигизмунд III направил в помощь своему гарнизону в Москве гетмана Хоткевича с войском и огромным обозом с продовольствием, заставила Минина и Пожарского поспешить к Москве. Второе земское ополчение успело туда раньше Хоткевича. В августе 1612 г. в жестокой битве с большим трудом русские разбили подошедшее войско гетмана Хоткевича. Поляки, осажденные в Москве, продовольствия не получили.

22 октября 1612 г. русские войска штурмом взяли Китай-город, одну из укрепленных частей Москвы. До революции 1917 г. этот день (4 ноября по новому стилю) был праздничным. Ныне эта традиция возрождена: 4 ноября Российская Федерация отмечает праздник «День народного единения».

Хотя Кремль еще оставался у поляков, но их силы от голода были на исходе. Съев всех кошек, собак и крыс, они дошли до людоедства и трупоедства. Начиналось массовое безумие, и начальник польского гарнизона Струсь, в конечном итоге, сдал Кремль. Сигизмунд III не успел. Когда он в конце 1612 г. подошел со своим войском к Москве, было поздно, город прочно держали русские. Второе земское ополчение отбило Сигизмунда III от Москвы.

Конечно, на этом Смута и интервенция не закончились. Со шведами пришлось воевать до 1617 г., с поляками до 1618 г. Казачий атаман Иван Заруцкий сделал ставку на Марину Мнишек и ее сына от Лжедмитрия II Ивана («Воренка»). Они попытались отложить Астрахань от России и создать там особое казачье государство под покровительством персидского шаха Аббаса. Москве только в 1614 г. удалось ликвидировать эту авантюру. Четырехлетний Иван «Воренок» как возможный претендент на московский престол был повешен, атаман Заруцкий посажен на кол, Марина Мнишек умерла в тюрьме.

Смута преподала важный урок русскому народу. Призыв Козьмы Минина -- не искать личных выгод, а отдавать все на общее дело -- имел отклик у большинства простых людей, символизируя поворот общества к нрав-ственному гражданскому началу. Народ, настрадавшись от беспорядков, на свои последние деньги собрал ополчение для восстановления спокойствия в стране, взяв в свои руки судьбу государства. Произошло то, что С. М. Соловьев назвал «подвигом очищения», когда «народ, не видя никакой внешней помощи, углубился во внутренний, духовный мир свой, чтоб оттуда извлечь средства спасения». Во время Смуты обанкротилась правящая верхушка, а народ, спасая государство, обнаружил «такое богатство нравственных сил и такую прочность своих исторических и гражданских устоев, какие в нем и предполагать было невозможно» (И.Е. Забелин).

Окончание Смуты способствовало победе государственного начала над земско-местническими амбициями. Стало ясно, что соединение областей воедино служит их же пользе -- при условии, что соблюдаются добровольность этого соединения и права на местную самобытность. Российское государство после Смуты предстало, по словам А. П. Щапова, «в значении земско-областной федерации»: «…Москва, смиренная, наказанная отпадением от нее разрознившихся областей, призывала теперь их к новому органическому братскому союзу с ней, во имя духовно-нравственного единства… «

6. Воцарение Романовых

В январе 1613 г. в Москву на Земский собор съехались представители 50 городов. 21 февраля 1613 года государственная власть в стране была восстановлена: Земский собор избрал царем Михаила Романова. В России началось правление новой династии Романовых. Она царствовала до 1917 г. Кандидатура Михаила Романова устраивала всех, поскольку он и его окружение были способны настойчиво и спокойно вести восстановительную работу. Здоровый консерватизм первых Романовых давал возможность постепенно восстановить экономику и государственную власть.

После восстановления государственной власти в 1613 году страна оказалась перед необходимостью стабилизировать общественные связи, преодолеть хозяйственное разорение и запустение многих районов, усовершенствовать формы управления. Атмосфера, установившаяся в обществе, способствовала решению этих задач. В годы Смуты упали влияние дискредитировавшего себя боярства и его возможности вмешиваться в ход общественных процессов. Население после всех бед и потрясений тянулось к упорядоченной, спокойной жизни. Взяв курс на стабилизацию положения в стране, правительство опиралось именно на настроения большинства. В государстве, подорванном Смутой, юный и малоопытный царь Михаил мог удержаться на престоле только благодаря общественной поддержке.

Внутреннее и внешнее положение государства в начале царствования Михаила было тяжелым. Разоренная страна с трудом восстанавливала нормальную жизнь. Внутренний порядок и спокойствие нарушались бандами польских авантюристов и местных уголовников, продолжавших в первое время после Смуты терроризировать населе-ние грабежами и убийствами. Царским воеводам больших усилий стоила ликвидация воровских отрядов.

«В наследство» от Смуты правительству достались и внешнеполитические проблемы: приходилось отбивать атаки шведов, поляков, крымских татар. Формула В. О. Ключевского «Московское государство -- это вооруженная Великороссия» четко отражает ситуацию после Смуты. Решение сложнейших внутренних и внешних задач требовало предельной концентрации государственных и общественных сил.

Эти факторы и определили пути формирования государственного управления. Для скорейшей ликвидации негативных последствий Смуты усиливалась его централизация. Нужно было преодолеть развал налоговой системы, упадок хозяйства, разгул преступности, снижение обороноспособности. В руках царя сосредоточивалась вся полнота верховной, законодательной, исполнительной и судебной власти. Все государственные органы действовали по царским указам. Центральное управление представляло собой систему приказов. Приказы делились на общегосударственные (Посольский, Поместный, Разрядный, Разбойный, Большой казны, Большого прихода и др.) и территориальные (Сибирский, Малороссийский и др.).

Особое место в административном устройстве занимала Боярская дума, составлявшая круг ближайших советников и сотрудников царя. В думу входили, в основном, представители аристократических фамилий. При царе Алексее Михайловиче в нее были введены наиболее компетентные выходцы из среднего дворянства.

Дума обсуждала административные и судебные вопросы, составляла указы и законы. Законодательная функция думы была утверждена в Судебнике 1550 года. Обычная вводная формула новых законов гласила: «государь указал и бояре приговорили». Часто в заседаниях думы участвовал царь, а для решения особо важных дел приглашались представители высшего духовенства. Члены думы для проведения конкретных мероприятий создавали специальные комиссии, а также назначались послами, начальниками приказов, полковыми и городовыми воеводами.

Особое значение в тот период имела централизованная военная организация. Московское государство, находясь в состоянии непрерывной борьбы, остро нуждалось в постоянной армии. Но для ее создания не хватало ни финансовых, ни технических средств. Военные силы до некоторого времени носили характер ополчения, когда дворяне обязаны были по команде правительства являться на войну со своими отрядами, вооружением и на своих конях. По мере стабилизации государственных финансов создаются военные части, получившие более регулярный характер, нежели дворянское ополчение. Это были драгунские, рейтарские и пехотные полки. Привлекались казачьи формирования. Военная организация совершенствовалась в направлении регулярности и централизации.

Усиливая централизм в управлении, правительства Михаила Федоровича (1613 — 1645) и его сына Алексея Михайловича (1645 — 1676) при этом ясно понимали опасность перекосов в сторону тотального администрирования. Не забывалось, что необузданный произвол режима Ивана IV заронил в общественное сознание искры будущей Смуты. Первые Романовы призна-вали наличие церковно-моральных традиций и правовых норм, ограничивавших самодержавие. Далеко не последнюю роль играл духовно-этический контроль со стороны Православной Церкви. Нельзя было не считаться и с возросшим гражданским сознанием подданных. Взяв в 1612 году дело спасения страны в свои руки, народ хотел убедиться, что усилия не были затрачены зря. Это отражали Земские соборы, где представители всех земель и сословий обсуждали проблемы страны. Царь прислушивался к их мнению, видя, что они не желают «будить уснувшую Смуту».

Нельзя было забывать также, что царская власть была учреждена именно Земским собором. Обществу удавалось влиять на политику правительства, придавать ей протекционистский характер. Земские соборы заседали почти непрерывно в течение первых 10 лет царствования Ми-хаила. В эти годы Земские соборы помогли восстановлению Российского государства после Смуты, в чем была их крупная историческая заслуга. Некоторые историки считают даже, что в это время в России была сословно-представительная монархия. И в дальнейшем ключевые для государственного и общественного бытия вопросы выносились на «совет всей земли» -- такие, к примеру, как внеш-няя политика в связи со взятием Азова казаками (1642г.), принятие нового свода законов (1649г.), воссоединение русских земель (1653г.) и др. Кроме того, для обсуждения более частных вопросов правительство неоднократно созывало совещания представителей отдельных сословий. Абсолютная монархия (самодержавие) в России окончательно утверждается только в царствование Алексея Михайловича.

Все сословия России обязаны были служить государству, и отличались лишь характером возложенных на них повинностей. Население делилось на служилых и тяглых людей.

Во главе служилого сословия стояло около сотни боярских фамилий -- потомков бывших великих и удель-ных князей. Они занимали все высшие должности в военном и гражданском управлении, но постепенно в течение XVII века их позиции теснили выходцы из средних служилых слоев. Шло слияние бояр и дворян в один класс «государственных служилых людей». По своим социальным и национальным корням этот класс отличался заметной пестротой. В него входили потомки князей и их слуг, выходцы из тягловых сословий, дети священников, купцов, казаков, выходцы из Литвы, крещеные татары. Первоначально доступ к государственной службе был открыт всем свободным людям. По мере складывания государственной организации класс служилых приобретал все более замкнутый характер.

Дворяне получали за службу поместья из государственных земельных фондов. Потомки вотчинников, в свою очередь, активно привлекались к государственной службе. Это вело к стиранию граней между вотчинным и поместным землевладением. В то же время велика была имущественная дифференциация среди дворянства. Ее усиливала нехватка людских ресурсов.

Переходы крестьян из одного поместья в другое связывались, как правило, с переманиванием их более состоятельными, чем прежние, владельцами. Это подрывало хозяйство конкретных местностей, а значит и способность отдельных дворян надлежащим образом исполнять свои военные обязанности. География страны, становясь все обширнее, вызывала миграцию на новые земли, часто бесконтрольную, когда страдала система государственных налогов. Ничего лучшего, нежели юридическое прикрепление людей к земле, правительство в тех условиях придумать не могло. При этом на практике к тем, кто бежал на новые окраины, серьезных мер чаще всего не применялось.

После восстановления государственности Россия еще долго преодолевала внешнеполитические проявления Смуты. В 1614 году шведы осадили Псков, а в 1617 — 1618 годах королевич Владислав предпринял большой по-ход на Москву. Русским удалось отбить агрессию, но за мир с соседями пришлось заплатить территориальными уступками: Швеции отошли побережье Финского залива и Карелия, Польша удержала за собой Смоленск и Чернигов.

В 1632 году вспыхнула новая русско-польская война, не давшая решительного перевеса ни одной из сторон. Тем не менее, Владислав, наконец, отказался от притязаний на московский престол и признал Михаила Федоро-вича законным царем.

Но на этом противоречия между Польшей и Московией не были исчерпаны. Обострялся вопрос о западнорусских землях. В результате Люблинской унии 1569 года между Литвой и Польшей польская шляхта получила доступ на эти земли, стремясь ввести в новоприобретенных областях крепостное право. Массированное давление на православных начала католическая церковь. В 1596 году части населения была навязана Брестская уния, по которой верующие сохраняли православные обряды и обычаи, но должны были признать католиче-ские догматы и власть папы римского.

Брестская уния расколола западнорусскую православную церковь. Униаты и не признавшие католичество православные после взаимных проклятий вступили в ожесточенную борьбу. Польский король издал манифест, по которому православие объявлялось вне закона. Начались преследования православных, закрытия их храмов.

Борцами за отеческую традицию явились православные братства в Киеве, Львове, Луцке и других городах. При братствах строились типографии, школы, больницы, развивалась широкая просветительская и благотворительная деятельность. Идейными центрами западнорусского православия стали Могилянская академия и Киево-Печерский монастырь.

Религиозный гнет сопровождался усилением крепостничества, имевшего особо жесткие формы. Феодалы и арендаторы их земель могли убить или искалечить крестьянина по своему произволу. Во многих районах крестьяне лишались земли. Тяжелейшие условия создавались для западнорусских купцов и ремесленников, задавленных бесчисленными пошлинами. Сопротивление католичеству и шляхетскому угнете-нию вылилось в войну. В 1648 году запорожским казакам под руководством Богдана Хмельницкого удалось дважды разбить поляков. В 1651 году поляки нанесли страшный ответный удар, поставивший под вопрос жизнь западнорусского населения. Хмельницкий обратился к царю Алексею Михайловичу с настойчивой просьбой принять Украину «под высокую царскую руку». После долгих колебаний Москва дала положительный ответ. Земский собор 1653 года, принимая решение о воссоединении, понимал, что предстоит тяжелая война с Польшей.

8 — 9 января 1654 года в Переяславле состоялась украинская Рада (съезд представителей), принявшая решение о воссоединении Украины с Россией. Из-за этого в том же году началась очередная русско-польская война. Поначалу она была успешной для России: ее войска заняли Белоруссию и Литву. Затем ситуация изменилась в силу целого ряда неблагоприятных факторов: вмешательства Швеции, эпидемии в Московии, серии измен казацкой верхушки. Истощив силы тяжелой войной, Россия и Польша в 1667 году заключили пе-ремирие. К России отошли Смоленск, Киев и вся Левобережная Украина, получившая в составе единого государства автономию в виде гетманства, а также налоговые льготы.

Потенциал России делал ее притягательным центром для многих народов. Под покровительство России настойчиво просились правители православных Грузии и Молдавии, стремясь избавиться от турецкого разорения. Оказывая моральную и дипломатическую поддержку грузинам и молдаванам, Москва тогда еще не была готова к использованию прямой военной помощи.

На протяжении всего XVII века острой была проблема Юга. Последним осколком Золотой Орды оставалось Крым-ское ханство. Оно не прекращало опустошительных набегов на русские земли. В течение первой половины XVII века было захвачено и уведено для продажи в рабство не менее 150 — 200 тысяч русских пленников. Особенно безнаказанны и пагубны эти вторжения были в период Смуты.

Покончив с польско-шведской интервенцией, Россия серьезно занялась укреплением южной границы. Увеличив гарнизоны на Тульской засечной черте, с 1635 года начали строить новую Белгородскую черту. Появились города-укрепления: Козлов, Тамбов, Верхний и Нижний Ломов, был восстановлен Орел, заново построен Ефремов. Основная тяжесть пограничной службы ложилась на казачество. Военное столкновение России с Крымским ханством назревало. Москва удержалась от войны после взятия казаками Азова. Но столкновение произошло: крымские татары в союзе с турками вторглись на Украину. В 1677 — 1681 годах шли боевые действия, где русские войска имели перевес, но решающего поражения турецко-татарской армии тогда нанести еще были не в силах. Выдающихся успехов достигли русские в XVII веке в освоении Сибири. В 1582 г. казаки Ермака пришли в Западную Сибирь, а уже в 1639 г., т. е. через 57 лет, отряд Ивана Москвитина вышел на побережье Тихого океана. Спустя год-два русские попадают на Сахалин и Курилы, установив дружественные контакты с местными айнами. И это несмотря на Смуту и многочисленные войны. Таким необычайным по темпам и размаху было русское продвижение на восток -- «навстречь солнцу».

Процесс вхождения сибирских народов в состав Российского государства завершился в течение XVII века. Многие племена приняли российское подданство добровольно. Большую часть тайги и тундры малочисленные русские отряды прошли, не встретив серьезного сопротивления. Местные народы рассчитывали на выгодную торговлю с русскими и на защиту от разорительных вражеских набегов. Семен Дежнев «мирил» тунгусские племена на реке Оленек, он предотвратил войну между ними. Русское продвижение в Сибирь сравнивали с открытием «Нового света», однако, при освоении Сибири русскими не было того, чем отличалось заселение Америки испанцами и англичанами: не было массового уничтожения аборигенов. В дореволюционной литературе отмечалось, что «духом нетерпимости по отношению к инородцам русские переселенцы в Сибири никогда не были проникнуты», что «они смотрят на вогула, самоеда, остяка и татарина, прежде всего, как на человека и только с этой стороны определяют к ним свои жизненные отношения».

Заключение

Таким образом, предпосылками тех давних трагических событий начала XVII в России — Смутного времени можно назвать следующие моменты:

1. Процесс становления российской государственности не имел полной завершенности, в нем накопились противоречия, вылившиеся в тяжелый кризис.

2. Династический кризис, вызвавший растерянность в народе.

3. Страшный голод 1601 — 1603 гг.

4. Пренебрежение к государственным интересам и мелочная корысть боярства.

Во времена Смутного времени присутствовало такое явление как самозванство. Россия пережила польское иго, произошло народное восстание под предводительством И. Болотникова. Народ был недоволен правлением Василия Шуйского.

Лишь только когда было организовано народное ополчение, Россия сумела освободиться от власти самозванцев и польских королей.

После воцарения Романовых в России еще оставалось множество нерешенных проблем, польские короли никак не желали отказываться от претензий на российский престол.

Но русские люди, перед лицом катастрофы собравшись с силами, воссоздали разрушенное государство, наглядно показав, что оно -- не «царская вотчина», а предмет общей заботы и общего дела «всех городов и всяких чинов людей всего великого Российского Царствия».

Библиографический список

1. Деревянко А. П., Шабельникова Н. А. История России с древнейших времен до начала XXI в.: Учеб. пособие. М., 2002. Главы 2 — 4.

2. История России: В 2 т./ Под ред. А. Н. Сахарова. М., 2005. Т. 1. С древнейших времен до конца XVIII в. Главы 2 — 4.

3. История России: В 2 т./ Под ред. А. Н. Сахарова. М., 2005. Т. 1. С древнейших времен до конца XVIII в. Главы 21 — 23.

4. История России (XIX-XX вв.)/ ред. Я. А. Перехов — М., 2002.

5. Ключевский В. О. Избранные лекции по истории России. М., 2006.

6. Лекции по истории России. Электронное пособие, 2007 г.

7. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России.- М., 2002.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой