Управление электоральным поведением: возможности и ограничения

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социология управления
Страниц:
288


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования обусловлена происходящими в России переменами и пробелами в исследуемой области знаний. Изменяется структура социума, появляются новые социальные слои, рыночные отношения заменяют плановую экономику, демократические выборы идут на смену командно-административной, номенклатурной системе формирования органов власти.

Процесс тотальных изменений еще далек от своего завершения. Мертвый, говоря словами К. Маркса, хватает живого. Новое рождается с большими трудностями. То, что привносится извне, далеко не всегда с легкостью приживается в социальном организме. Живой организм, как правило, отторгает чужеродное тело. Одним из таких & quot-имплантантов"- являются альтернативные выборы. Ничего подобного не было ни в дореволюционной России, ни при советской власти. Это новое явление для России, оно не является продуктом жизнедеятельности социума. Вместе с другими внешними атрибутами демократического общества альтернативные выборы привнесены из западноевропейской политической культуры, где они как институт сформировались в ходе естественного развития общества на своей собственной основе.

Директивное введение демократических институтов в нашей стране, основанное на желании быть похожими на & quot-цивилизованные государства& quot-, но без учета способности и готовности общества принять эти институты, приводит к серьезным издержкам практически во всех сферах, где эти институты насаждаются органами власти. В экономике это проявляется в теневом и полукриминальном ее характере, многопартийность представляется в виде фарса, средства массовой информации оказываются независимыми от всех, кроме своего хозяина, который определяет их политическую направленность, местное самоуправление можно найти только в законодательстве и, наконец, альтернативные выборы руководителей органов власти, как интегральный институт либерального общества, также вызывают большие сомнения. Общество оказалось неготовым принять этот метод формирования власти, не сумело, лучше сказать, не успело выработать защитные средства от ошибок, от проникновения во власть людей, чьи интересы чужды интересам народа.

Ежегодно, а то и по несколько раз в год население кого-нибудь избирает. Если не президента, то губернатора или мэра, если не депутатов Государственной Думы, то депутатов региональных или местных представительных органов власти. Выборы стали своеобразной индустрией, в них задействованы десятки тысяч человек. На них работают постоянно действующие избирательные комиссии, средства массовой информации, всевозможные центры и институты разрабатывают технологии управления электоральным поведением, проводятся социологические опросы. Здесь & quot-крутятся"- огромные деньги, идущие и по официальным каналам и особенно так называемым & quot-черным налом& quot-, определить масштабы которого не представляется возможным.

Особое место в предвыборных кампаниях занимают личные встречи кандидатов с избирателями. Здесь большой простор для имиджмейкеров, психологов, визажистов. Выборы дали жизнь многим профессиям, о которых раньше многие из нас даже не слышали. Во главе всей этой армии специалистов, обслуживающих выборные кампании стоят политтехнологи. Именно они разрабатывают стратегию и тактику проведения выборных кампаний, нанимают социологов, журналистов, имиджмейкеров, заказывают эфирное время, готовят телевизионные ролики, плакаты. Складывается впечатление и это впечатление поддерживается заинтересованными в нем людьми, что избрать можно любого человека на любой пост. Для этого нужна лишь хорошая профессиональная команда и, конечно, безупречная технология.

Но действительно ли любой человек может быть избран на любой пост? Действительно ли избиратели или как их в этом случае называют электорат — это та инертная масса, тот & quot-пластилин"-, из которого можно вылепить все что угодно, & quot-заставить"- голосовать за любого кандидата? Есть ли ограничения в процессе управления электоральным поведением? Это те вопросы, на которые автор попыталась найти ответы в своем исследовании.

Степень научной разработанности проблемы. Возможность управления электоральным поведением изучалась многими социальными философами, политологами и социологами США, Западной Европы и России. Большую известность среди специалистов имеют работы П. Лазерфельда из Колумбийского университета США, реализующие так называемый социологический подход. Этот подход был развит в трудах С. Липсета, С. Роккана, В. Ки, Ф. Мангера и других. Наряду с социологическим подходом известен социально-психологический подход, который разработан в Мичиганском университете (США) под руководством Э. Кэмпбелла. Двум этим подходам во многом противостоит так называемый рационалистический или политэкономический подход Э. Даунса, представленный в его классической работе & quot-Экономическая теория демократии& quot-. Этот подход имеет наибольшее число приверженцев. Среди них: Э. Карминес, Р. Хакфельд, М. Фиорина и другие. Э. Даунс совместно с М. Фиориной выявили аспекты ценностного поведения избирателей. Изучением социальных связей индивида, социального контекста его жизни с поведением как избирателя занимались У. Миллер и Ч. Патнема. Аргументы против свободного выбора содержатся в работах Р. Эриксона, Дж. Райта, Дж. Макайвера, Р. Хакфельда, Дж. Спрага и других. Такие исследователи как Р. Варт, М. Дженнингс и Р. Ноэми делают акцент на социальные коммуникации и внешние по отношению к индивиду факторы. & quot-Модель минимального эффекта& quot-, разработанная Дж. Клаппером, развивает традиции политической психологии. Роль индивида в восприятии политических сообщений, передаваемых через прессу, разрабатывает в своих трудах М. Кин. Особенность влияния средств массовой информации на поведение индивидов описано в исследованиях Д. Киндера.

Аксиоматические характеристики электорального поведения разрабатывали М. Шеллер, В. Дильтей, О. Шпенглер, А. Тойнби и П. Сорокин. Существенный вклад в это направление внес российский социолог В. А. Ядов. Особенности проявления электорального поведения в условиях государственного благосостояния обосновал Р. Инглхарт.

Советской эпохе и особенностям электората этого периода нашей истории посвящены труды А. Мельвиля, А. Инкельса, Р. Бауэра. Среди российских ученых, занимающихся проблемой электорального управления, следует назвать В. И. Пантина, И. Н. Гомерова, В. А. Колосова, Р. Ф. Туровского, Г. В. Голосова, А. В. Новокрещенова, А. Г. Артемова, М. Н. Афанасьева, Н. И. Булгакова,

A.В. Волкова, В. Э. Гельмана, А. Б. Зверинцева, В. В. Ильина, А. С. Панарина, И. М. Клямкина, В. В. Лапкина, В. А. Кузнецова, Е. Ю. Мелешкина, М. А. Малютина, Ю. С. Коноплина, С. П. Климова, А. П. Страхова, В. С. Авдонина, И. В. Анциферова,

B.С. Комаровского и других. Российские исследования в основном касаются конкретных выборов и особенностей расстановки сил на политической арене в определенный период времени. Однако большинство сходится во мнении в том, что фрагментарность и электоральная неустойчивость партийных систем, а также связанная с ними & quot-размытость"- электоральных предпочтений россиян сочетаются с достаточно стабильным идеологическим расколом. У большинства россиян нет устойчивых партийных идентификаций, однако существует жесткая приверженность к совокупности определенных идей.

Региональные особенности электорального поведения потребовали от автора обратиться к изучению местной специфики, в частности, российской и сибирской ментальности. Этой проблеме посвящены труды российских ученых: В. Г. Немировского, В. А. Колосова, А. Д. Криндача, А. Н. Леонтьева, Е. А. Ануфриева, Л. В. Лесной, В. Ф. Шаповалова, В. Г. Суховольского, Н. О. Лосского, Б. П. Шулындина, И. Г. Дубова, Н. И. Бердяева, Л. П. Карсавина, а также иностранных: В. Шубарта, В. Генна, С. Хакамады, Ж. Легра и др.

Проблема соотношения ценности эпохи модерна и постмодерна, значимая для нашего исследования, изложена в работах Р. Инглхарта, М. Хайдеггера, В. А. Иноземцева, А. Дж. Тойнби, З. Баумана, Ф. Броделя, Н. И. Дряхлова, В. А. Очкасова, С. А. Ланцова, Э. Гидденса, Ю. Н. Давыдова, П. Козловского, Л. М. Косарева, Н. В. Печерской, А. Г. Володина. Отличие взглядов российских авторов состоят преимущественно в том, что они пытаются с разных точек зрения взглянуть на процессы, протекавшие в советской России и понять место, которое занимает наша страна в общецивилизационном развитии.

Обращение к проблеме ограничения управляемости электоральным поведением потребовало рассмотрения теории общего менеджмента, управления электоральным поведением, представленных в работах: А. И. Пригожина, Э. Г. Карминеса, О. Моргенштерна, Д. Дракера, А. Файоля, Ю. М. Резника, И.В. Бестужева-Лады, а также теорий социальной самоорганизации в трудах: И. Р. Пригожина, Г. Николиса, О. Тофлера, П. Бергера, Н. Н. Моисеева, Е. Н. Князевой, С. П. Курдюмова. Взаимосвязь самоорганизации, организации и управления, на наш взгляд, хорошо изложена в трудах таких авторов как В. И. Аршинов, Б. Н. Бессонов, К. Х. Делокаров, В. С. Егоров, М. Л. Устюжанина.

Единство и взаимосвязь политической власти и управления является предметом исследования Г. В. Атаманчука, С. С. Алексеевой, Ю. Т. Волковой, Ф. Хайека, Е. М. Бабосова, М. В. Удальцовой, А. И. Демидова, З. Румянцевой.

Целью диссертации является исследование факторов и мотивов электорального поведения и возможности управления электоральным процессом. Такая постановка цели обуславливается отсутствием в России традиции альтернативных выборов органов власти, что приводит к заимствованию западных технологий воздействия на избирателей. Вместе с тем рационализм управления, то есть, стремление подчинить все сферы жизнедеятельности общества определенным целям, имеет в нашей стране давнюю и устойчивую традицию. Соединение западных избирательных технологий с традиционным советско-российским панрационализмом обуславливает возникновение специфической российской модели избирательного процесса, требующего глубокого изучения.

Реализация поставленной цели приводит к необходимости решения следующих задач:

1. Рассмотреть основные теории управления электоральным поведением, разработанные и апробированные в Западной Европе и США, определить их влияние на теоретические разработки российских ученых.

2. Изучить возможность использования западных теорий, особенно теории & quot-мыслящего избирателя& quot-, в изучении поведения российских избирателей с учетом социокультурных реалий. В какой степени на участие и результат голосования влияют ценности российских избирателей, определить взаимозависимость ценностных ориентаций с действием других факторов, таких как рациональный расчет, социальные и политические условия, давление иррациональных сил.

3. Определить влияние на электоральный процесс размытости и неустойчивости социальной структуры российского общества, а также таких характеристик, как место жительства, продолжительность проживания в данном населенном пункте, прочность связи с сельской периферией и т. п.

4. Рассмотреть возможность управления электоральным поведением на основе синергетических представлений. Реально задача состоит в том, чтобы исследовать электоральное поведение как & quot-диссипативную"- систему, обнаружить и определить влияние всех детерминант.

5. Оценить в рамках управленческого воздействия степень дифференциации электората по разным признакам, таким как устойчивость электорального поведения, ценностные предпочтения, идеологическая идентификация, рациональный расчет, выстроить их в определенной иерархической последовательности.

6. На основе социологического исследования определить ментальные особенности сибиряков, их предпочтения, ценности и ценностные ориентации, отношения к альтернативным выборам, как таковым.

7. Рассмотреть на основе современных теорий модерна и постмодерна ценностные характеристики сибиряков и определить, как эти ценности влияют на результаты голосования.

8. Определить влияние социально-демографических (пол, возраст, род занятий, образование, социальный статус, уровень дохода), экспрессивных (привычки, стереотипы, ценностная идентификация и др.) и рациональных (понимание выгоды, партийная принадлежность) факторов на электоральное поведение.

9. Выявить идеологическую дифференциацию избирателей в зависимости от их приверженности идеям либерализма или социализма и коммунизма.

10. На основе эмпирических данных показать & quot-ограничители"- управления электоральным поведением, способность системы к самосохранению и противодействию внешним влияниям.

Объект данного исследования — избиратели Красноярска, Новосибирска и других городов Сибири.

Предмет исследования — возможности и ограничения управления поведением избирателей в ходе проведения выборных кампаний.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составляют общие методологические принципы познания социальной действительности: объективность, опора на факты, взаимосвязь теории и практики, взаимообусловленность объективного и субъективного в социальных процессах, сочетание логического и исторического подходов. Автор опирался также на периодизацию историко-научного процесса В. С. Степина, выделяющего три этапа развития науки: классический, неклассический и постнеклассический. Специфика темы и объекта исследования предопределили использование в качестве методологической основы, наряду с общим методологическим принципом познания, также подход, основанный на общей теории социальной самоорганизации, в основе которой лежит синергетика как междисциплинарная и мультидисциплинарная теория.

Поскольку тема диссертации находится на стыке нескольких социально-политических дисциплин, потребовались пристальное внимание к изучению нормативных материалов (Конституции, законов, указов и т. д.) и анализ новейших разработок в специальной литературе по смежным дисциплинам.

Эмпирическую базу настоящей работы составляют: результаты социологического исследования & quot-Электоральное поведение жителей Красноярска& quot-, проведенного временным творческим коллективом под руководством автора в 2001 году- лонгитюдное исследование & quot-Население и власть& quot-, проводимое Региональным информационно-аналитическим центром Сибирской академии государственной службы в 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000 годах- контент-анализ средств массовой информации и предвыборных агитационных материалов Красноярска и Красноярского края 1996−2000 годов- исследования ряда других социологических центров, обозначенных в тексте диссертации- исследования, посвященные изучению электорального поведения в современный период в западных странах и в России- анализ политических программ и заявлений различных политических партий и движений.

Научная новизна состоит в следующем: проанализированы американские и западноевропейские теории электорального поведения, оценены возможности их применения в управлении электоральными процессами в современных российских условиях и прогнозировании результатов выборов- изучена региональная специфика электорального поведения жителей восточных регионов России, высказаны рекомендации по его управлению- определена степень управляемости электоральным поведением и выявлены стихийные механизмы, с помощью которых общество, являющееся социальной системой, защищает себя от разрушения, к которому могли бы привести результаты некоторых избирательных технологий в случае их успеха- на основе социологических опросов населения городов Красноярска, Новосибирска и Томска определено влияние социально-демографических, экспрессивных и рациональных факторов на электоральное поведение сибиряков- высказана и обоснована точка зрения на соотношение ценностей эпохи модерна и постмодерна в сознании сибиряков и их влияние на электоральное поведение- определены политические ориентации избирателей, их отношение к внутренней и внешней политике, проводимой федеральным центром России и органами власти субъекта федерации- выявлено отношение населения к выборам как таковым, в том числе, к выборам исполнительных, представительных органов власти (федеральных и региональных), органов местного самоуправления.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Широко используемые на Западе, с целью управления электоральным поведением, представления о & quot-размышляющем избирателе& quot- (resoning voter), & quot-нормальном рациональном избирателе& quot-, появившиеся в результате компромисса теорий, разработанных школой политической социологии (Колумбийский университет), политической психологии (Мичиганский университет) и, так называемой, политэкономической школы (Дауне, Фиорина) не может быть эффективно применена в российской практике вследствие иного ценностного сознания россиян, включающего в себя ценности различных исторических и культурных типов.

2. Особая сибирская ментальность, оказывающая влияние на электоральное поведение, есть результат специфики заселения Сибири и активных миграционных процессов в последние десятилетия, обусловивших стремительных рост сибирских городов, формирование их сложной, чрезвычайно неоднородной структуры с доминированием выходцев из деревни с соответствующим миропониманием и отношением к органам власти как к чуждой и враждебной силе.

3. Особенность современного общественного сознания в нашей стране определяет невиданный еще в истории человечества возврат от социализма с планово-распределительной экономикой, рациональным административно-государственным управлением и социальными гарантиями к рыночному обществу с совершенно иным набором атрибутов, требующих ломки стереотипов сознания.

Для россиян и сибиряков, в частности, свойственны архетипические структуры, характерные для русской ментальности, ценности & quot-человека советского& quot-, в основе которых лежат те ценности, которые относят к эпохе постмодерна, а также прагматичные ценности модернизма. Противоестественный процесс модернизации нашего общества в советский период шел параллельно с формированием общественного сознания на основе ценностей постмодерна. В настоящее время изменившиеся социально-экономические условия детерминируют новое представление о ценностях. В этой ситуации происходит раскол между различными группами людей, являющимися носителями тех или иных ценностей. Эта ситуация приводит к противоречивости сознания отдельных личностей, когда успешные предприниматели голосуют за КПРФ и стремятся к возврату социализма и наоборот, бывшие партийные работники голосуют за & quot-Союз правых сил& quot- и либеральное, по образцу западной Европы, развитие.

4. Приверженность тем или иным политическим ориентациям, вопреки широко бытующему мнению, далеко не всегда определяется уровнем материального благосостояния избирателя. Бедность отнюдь не является определяющим фактором формирования левого электората. Большую группу & quot-новых бедных& quot- составляет интеллигенция: учителя, врачи, работники учреждений культуры и науки. Из их числа большинство является сторонниками капиталистического пути развития с опорой на национальные интересы России. Эта группа населения наиболее активна в электоральном отношении, и она существенно влияет на исход выборов. Другая группа бедных: неквалифицированные рабочие, безработные проявляют электоральную пассивность и их влияние на результаты голосования незначительно.

5. Общество, являясь социальной системой, обладает способностью противодействовать внешним воздействиям, связанным с выборами органов власти. Это происходит посредством & quot-выведения"- из участия в голосовании неустойчивой, зачастую радикальной части электората: большой части молодежи, малообразованных и малообеспеченных групп населения, а также лиц, короткое время проживающих в данном населенном пункте. Доминирующей силой избирательного процесса являются женщины в возрасте от 30 до 70 лет, делаю

13 щие свой выбор на основе реализма и прагматизма. Таким образом, управление электоральным процессом имеет весьма существенные ограничители.

Практическая значимость настоящей работы состоит в том, что выводы, полученные в ней, об электоральном поведении, степени его управляемости, факторах и мотивах электорального выбора, отношении избирателей к органам власти могут быть использованы в деятельности как самих органов власти, так и политических партий и движений, для проведения избирательных кампаний, процесса социального управления и решения проблем государственного строительства. Подходы, реализованные в настоящей работе, могут быть использованы при подготовке лекций, спецкурсов по данной проблематике.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждены на заседаниях кафедры социологии и социальной политики СибАГС, Регионального информационно-аналитического центра по вопросам государственной и муниципальной службы. Полученные результаты используются в работе телевизионного канала & quot-Прима ТВ& quot- г. Красноярска в организации проведения выборов органов власти, политическими партиями и инициативными группами г. Красноярска.

Заключение

Влияние социально-демографических характеристик на электоральное поведение, видимо, нельзя отнести к местной специфике. Молодежь или женщины, как впрочем пожилые люди и мужчины, есть везде. И это обстоятельство нельзя исключить даже, если к этому сильно стремиться. Что же может свидетельствовать о региональной специфике сибиряков? Видимо, здесь мы можем говорить о роли тех факторов, которые отнесены к числу рациональных. Говоря о сибирской ментальности, обычно повторяют, что это народ сборный, но отборный. Именно отборный, ибо в Сибирь шли люди, уверенные в себе, способные выстоять в суровых природно-климатических и не менее суровых социально-экономических условиях. Здесь не было общинного уклада, не было крестьянской общины. Здесь даже колхозов было мало, почти все они созданы в предвоенные годы, сразу после войны были преобразованы в крупные сельскохозяйственные предприятия. Каждый приезжающий в Сибирь надеялся, прежде всего, на самого себя. Суровые условия заставляли уважительно относиться к соседям, оказывать помощь и поддержку друг другу, не навязывать свои порядки местному населения, а, наоборот, учиться у него жить в гармонии с природой. Существовало и существует единство сибиряков, но в основе этого единства лежит не механическая солидарность, основанная на сходстве индивидов, как это было в русской крестьянской общине, а органическая солидарность, основанная на различиях. Согласно учению Э. Дюркгейма, механическая солидарность свойственна архаическим обществам, примитивный коллективизм крестьянской общины с натуральным и полунатуральным хозяйством — яркое тому подтверждение. Органическая солидарность, обеспечивающая взаимодополнение индивидов, нуждающихся друг в друге, создает целое — социальную систему, функционирующую по свои м собственным законам. В этом, по определению Э. Дюркгейма, источник социального прогресса.

Сравнивая население Сибири с населением европейской части России, мы не можем не заметить принципиально иной генезис формирования поселений, хозяйственного уклада, взаимоотношений города и деревни. На этой, принципиально иной базе формировалась ментальность сибиряков. Конечно, нельзя исключить тот факт, что приезжие из европейской части везли с собой свои традиции, свою ментальность. Процесс слияния в одну социальную общность еще не завершился, постоянная миграция населения приводит к тому, что обновление приобретает перманентный характер. Однако преимущественное большинство идентифицирует себя с понятием & quot-сибиряк"-, вкладывая в это понятие вполне определенный смысл. Для того, чтобы более обстоятельно судить о том, в чем состоит общее, а в чем различие между сибиряками и жителями европейской части России, особенно исконной ее части, требуется специальное исследование, поэтому здесь мы не беремся глубоко погружаться в эту проблему.

Для сибиряков характерны две, казалось бы, взаимоисключающие тенденции: одна в сторону свободы, независимости, самостоятельности, а другая — в сторону этатизма, централизации, подчинения государству. Важно акцентировать внимание на том, как это противоречие влияет на электоральный процесс. Избрание А. Лебедя губернатором Красноярского края говорит о возможности объединения этих двух тенденций в одном лице. Личность Лебедя как бы ассоциирует в себе, с одной стороны, самостоятельность и независимость от центра, а с другой стороны, жесткую власть, причем не дистанцирующуюся от центра, а сливающуюся с ним.

Сибиряки, прекрасно представляя себе каким богатством обладает их земля, и что российское могущество не прирастает, а именно основывается на этих богатствах, всегда ощущали некоторую свою обделенность, несправедливость в распределении доходов. В этом отношении вполне понятен рационализм, доминирующий в электоральном поведении. Лозунг: & quot-Голосуйте сердцем& quot- не был воспринят сибиряками. Им свойственно считать, оценивать, сравнивать и на этой основе принимать решения. Как видно из нашего исследования, сибиряки, обладающие этими способностями, предстают как модернисты. Но для жителей Сибири не чужды и чистота помыслов, и патриотизм, и широта души, и высокая духовность, то есть все то, что относят к постмодернизму. Это сложное сочетание характеристик делает невозможным применение на практике ни одной из американских или западноевропейских теорий электорального поведения.

Известно, что живой организм отторгает инородное тело. Социальный организм не менее чутко реагирует на постороннее вмешательство. Трансплантация чуждых институтов в социальный организм также невозможна, как и трансплантация в живой организм чужих органов. Альтернативные выборы — новое явление для России. Они не являются продуктом жизнедеятельности социума, а привнесены извне. Их успешное внедрение в социальный процесс требует длительного времени, адаптации социума к проникновению в его жизнь этого возмущающего влияния. Пока еще мы не можем однозначно сказать, что выборы органов власти естественное и необходимое социальное явление — форма проявления народовластия. Альтернативных выборов органов власти в России не было никогда. Эта форма навязана обществу, и общество оказалась неготовым ее принять. Нет необходимых социальных образований, которые бы противодействовали возможным злоупотреблениям в этой области, нет механизмов регулирования избирательного процесса. В ходе нашего исследования мы обнаружили стихийные механизмы, с помощью которых сама социальная система защищает себя от разрушения. Необходимы не только латентные, но и явные механизмы, которые бы гарантировали общество от прихода к власти групп, преследующих свои личные, противоречащие социуму, интересы. Существующие сегодня партии, движения неспособны выполнять эту роль, представительные органы власти, которые сами формируются на сомнительной основе, не принимаются населением в качестве защитников их интересов.

Сибиряки, может быть, больше, чем жители других регионов России, видят защиту от злоупотребления властью на местах в опоре на федеральный центр, на жесткую вертикаль власти, пронизывающую общество сверху донизу. Голосование за Лебедя и Путина — яркое тому подтверждение. Результаты нашего исследования позволяют с высокой степенью уверенности предположить, что избрание Лебедя было обусловлено не столько уровнем организации его выборной кампании, сколько слабостью центра. Перманентное состояние болезни

186

Президента Б. Ельцина, чехарда глав Правительства с неизбежностью вызывали потребность в твердом руководстве. Красноярцы сделали свой выбор. Но сейчас, когда власть в центре стабилизировалась, потребность в местном жестком руководстве отпала и мы видим, как изменились настроения красноярцев. Многие изменили вектор своих симпатий, сегодня уже не жесткий лидер, строящий свою политику на противодействии центру, нужен красноярцам, а тот, кто бы сумел идти в одном строю с федеральным центром.

Анализируя теории электорального поведения, большинство из которых не нашло своего подтверждения в практике западных стран, мы пришли к выводу, что они, тем более, не годятся для России. Нам нужно глубокое всестороннее исследование электорального поведения россиян, причем в разрезе территорий, с учетом их специфики. Если наше исследование явилось, пусть даже самым небольшим шагом вперед в этом направлении, мы будем считать нашу задачу выполненной.

ПоказатьСвернуть

Содержание

1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ.

1.1. Модели электорального поведения в современной социальной теории.

1.2. Электоральное поведение в российском политическом контексте.

1.3. Методологические аспекты управления электоральным поведением.

2. ФАКТОРЫ И МОТИВЫ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

2.1. Ментальные характеристики и ценностные ориентации сибиряков.

2.2. Влияние социально-демографических и экспрессивных факторов на электоральное поведение.

2.3. Влияние рациональных факторов на электоральное поведение.

Список литературы

1. Американский электорат: новые тенденции. — М.: Научно-аналит. ла-бор. РАН, ИНИОН, 1992. — 45 с.

2. Андреев С. С. Политическое доверие и политическая ответственность // Социально-политический журнал. — 1992. -№ 10. — С. 29−43.

3. Анохин М. Г. Новые времена -- новые подходы (о выборах в условиях многопартийности) // Политическая теория: тенденции и проблемы. — М.: Российская академия управления, 1993. — 268 с.

4. Ануфриев Е. А., Лесная Л. В. Российский менталитет как социально-политический и духовный феномен // СПЖ. — 1997. — № 3. — С. 16−27.

5. Анциферова И. В. Избирательная кампания как способ реализации народовластия: социально-управленческий аспект: Автореф. дис. канд. социол. наук. — М., 1994. — 19 с.

6. Артемова А. Г. Мотивы участия и неучастия в голосовании // Электоральная политология: теория и опыт России. — СПб.: Изд. СПбГУ, 1998. — 203 с.

7. Астафьев Я. У. Научные картины мира, рациональность и социологический дискурс. // Социологический журнал. — 1994. — № 1. — С. 84−95.

8. Афанасьев М. Н. Поведение избирателей и электоральная политика в России // Полис. — 1995. — № 3. & mdash-С. 105−117.

9. Ачкасов В. А. Россия как разрушающееся традиционное общество // Полис. — 2001. — № 3. — С. 83−92.

10. Бабосов Е. М. Социология управления. — Минск: Тетра Система, 2000. 288 с.

11. Баталов Э. Я. Политическая культура современного американского общества. — М.: Наука, 1990. — 255 с.

12. Батыгин Г. С. Лекции по методологии социологических исследований: Учеб. для вузов. & mdash-М.: Аспект Пресс, 1995. — 286 с.

13. Бауман 3. Социология и постмодернизм // Современная западная социология: Классические традиции и поиски новой парадигмы. К XIII Всемирному социологическому конгрессу, (Мадрид, 1990). — М., 1990. — С. 147−157.

14. Бауман 3. Философские связи и влечения постмодернистской социологии //Вопросы социологии. — 1992. — Т.1. № 2. — С. 5−22.

15. Бауман 3. Спор о постмодернизме // Социологический журнал. — 1994.4. — С. 69−80.

16. Башкирова Е. И. Трансформация ценностей российского общества // Полис. — 2000. — № 6. — С. 51 -66.

17. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: Медиум, 1995. — 334 с.

18. Бердяев H.A. Философия творчества, культуры, искусства. В 2-х т. — М.: Искусство, 1994. — Т.2. — 510 с.

19. Бестужев-Лада И.В. & quot-Алгоритм"- социального нововведения // Социс. — 1991, -№ 9. & mdash-С. 78−89.

20. Блауберг И. В., Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода.1. М.: Наука, 1973. — 270 с.

21. Борисова Е. Г. Особенности типов политического дискурса в России // Политический дискурс в России — 2. Материалы рабочего совещания 29 марта 1998 г. — М.: Диалог & mdash-МГУ, 1998. — 83 с.

22. Броделъ Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв. Т.1. Структуры повседневности: возможное и невозможное. — М.: Прогресс, 1986. — 622 с.

23. Булгакова Л. Н., Захарченко И. В., Красных В. В. Харизма без власти и власть без харизмы // Политический дискурс в России — 3. — М.: Диалог — МГУ, 1999.- 127 с.

24. Булыгин Ю. Е. Организация социального управления: основные понятия и категории. — М.: Контур, 1999. — 255 с.

25. Бурдье П. Социология политики. — М.: Социо-логос, 1993. — 336 с.

26. Буржуазная социология на исходе XX века. Критика новейших тенденций. — М.: Наука, 1986. — 279 с.

27. Бурлацкий Ф. И., Галкин A.A. Современный Левиафан. — М.: Мысль, 1985, — 384 с.

28. Бхаскар Р. Общества // Социо-Логос. — Вып.1. — М., 1991. — С. 219 240.

29. Вавилина Н. Д., Виноградов С. Б., Вольский А. Н. и др. Социальный мир молодежи. — Новосибирск: Изд-во СОР АН, 1999. — 209 с.

30. Валлерстайн И. Мир, стабильность, легитимность // Правила игры. Проблемы управления. — 1996. — № 1. — С. 3−24.

31. Войтасик Л. Психология политической пропаганды / Пер. с польского.

32. М.: Прогресс, 1981. — 278 с.

33. Волков Ю. Е. Социальное управление как вид управленческой деятельности в общественных системах // Социально-политический журнал. — 1997.3. & mdash-С. 65−75.

34. Волкова A.B. Особенности культуры политических выборов в России // Электоральная политология: теория и опыт России. — СПб.: Изд. СПбГУ, 1998. 203 с.

35. Володин А. Г. Гражданское общество и модернизация в России (Истоки и современная проблематика) // Полис. — 2000. — № 3. — С. 104−116.

36. Вормс Р. Общественный организм. — СПб., 1897. — 246 с.

37. В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. Хрестоматия по истории российской общественной мысли XIX и XX вв. для вузов. В 2-х частях / Сост. Федоровский Н. Г. — М.: Наука, 1994. — 4.1. — 321 с.

38. Вятр Е. Социология политических отношений. — М.: Прогресс, 1979. — 463 с.

39. Галкин A.A., Федосов П. А., Валентей С. Д., Соловей В. Д. Федерализм и публичная сфера в России // Полис. — 2001. — № 4. — С. 132−161.

40. Гельман В. Я. Избирательные кампании в России: испытание электоральной формулы // Полис. — 1996. — № 2. — С. 84−101.

41. Гельман В. Я. Постсоветские политические трансформации (Наброски к теории) // Полис. — 2001. — № 1. — С. 15−29.

42. Гидденс Э. Постмодерн // Философия истории: антология: Пособие для студентов вузов: / Сост., ред. и вступ. ст. Кимелева Ю. А. — М.: Аспект-Пресс, 1994. & mdash-С. 340−347.

43. Гоббс Т. Соч. в 2-х т. Т. 1. — М.: Мысль, 1989. — 634 с.

44. Голосов Г. В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов // Полис. — 1997. — № 4. — С. 44−57.

45. Голосов Г. В., Лихтенштейн A.B. & quot-Партии власти& quot- и российский институциональный дизайн: теоретический анализ // Полис. — 2001. — № 1. — С. 6−14.

46. Голосов Г. В. Измерения российских региональных избирательных систем // Полис. — 2001. — № 4. — С. 71−85.

47. Гомеров И. Н. Политические партии в системе властных отношений. — Новосибирск, 1990. — 28 с.

48. Гомеров И. Н. Политическое поведение. — Новосибирск, 1990. — 260 с.

49. Гомеров И. Н. Архитектура выборов: маркетинговый подход. — Новосибирск, 1993. — 4. I-IV. — 794 с.

50. Гомеров И. Н. Власть как общественное явление. — Новосибирск, 1994. — 4.1. — 73 с.

51. Гомеров И. Н. Партийно-личностные ориентации избирателей. — Новосибирск, 1994. — 118 с.

52. Гомеров И. Н. Электоральная культура и технология выборов. — Новосибирск: СибУПК, 1998. — 252 с.

53. Горинов В. П. Эмпирические классификации жизненных ценностей россиян в постсоветский период // Полис. — 1996. — № 4. — С. 47−56.

54. Гоулд Ф. Стратегическое планирование избирательной кампании // Полис. — 1993. — № 4. — С. 134−146.

55. Давыдов Ю. Н. Современность под знаком & quot-пост"- // Континент. — М. Париж. — 1996 — № 89. — С. 301−316.

56. Данливи П. Политическое поведение: институциональный и эмпирический подходы // Политическая наука. Новые направления. / Пер. с англ. — М.: Вече, 1999.- 815 с.

57. Демидов А. И. Ценностные измерения власти // Полис. — 1996. — № 3.1. С. 121−128.

58. Дряхлов H.H. Традиции и модернизм в современной России // Социс. — 1992, -№ 10. — С. 12−16.

59. Дурдин Д. М. & quot-Образ"- политического лидера и возможности его изменения //Полис. — 2000. — № 2. — С. 133−151.

60. Жизнь и власть в работах Мишеля Фуко. Реф. сборник. — М.: ИНИОН, 1997, — 134 с.

61. Житенев В. Б. Общественное мнение в социальном управлении. & mdash-Новосибирск, 1987. — 38 с.

62. Зверинцев А. Б. Коммуникационный менеджмент. Рабочая книга менеджера. — СПб.: Союз, 1997. — 288 с.

63. Ильин В. В., Панарин A.C., Бадовский A.B. Политическая антропология.

64. М.: Изд. МГУ, 1995. — 254 с.

65. Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. — 1997. — № 4. — С. 6−33.

66. Иноземцев B. JI. Западная социологическая теория (в преддверии перемен) II Свободная мысль. — 1998. — № 8. — С. 25−29.

67. Иноземцев B. JI. Современный постмодернизм: конец социального или вырождение социологии? // Вопросы философии. — 1998. -№ 9. — С. 27−37.

68. Исследования по общей теории систем. Сборник переводов. — М.: Прогресс, 1969. — 520 с.

69. Как победить на выборах. Методическое пособие по организации избирательной кампании. — М.: Восток, 1995. — 148 с.

70. Карминес Э. Г., Хакфельд Р. Политическое поведение: общие проблемы // Политическая наука: новые направления / Перевод с англ. — М.: Вече, 1999. 815 с.

71. Карпов A.B. Психология принятия управленческих решений. — М.: Юристъ, 1998. — 440 с.

72. Кейзеров H. М. О соотношении категорий & quot-власть"- и & quot-политическая культура& quot- // Советское государство и право. — 1983. — № 1. — С. 13−18.

73. Климова С. Г., Якушева Т. В. Образы политиков в представлении россиян // Полис — 2000. — № 6. — С. 66−82.

74. Клямкин И. М., Лапкин В. В. Дифференциация ориентаций в российском обществе: факторы влияния // Полис. — 1994. — № 6. — С. 96−120.

75. Князева Е. Н. & quot-Я"- как динамическая структура-процесс // Синергетика: человек, общество. — М.: РАГС, 2000. — 342 с.

76. Ковлер А. И. Избирательные технологии: российский и зарубежный избирательный опыт. — М.: Ин-т гос. и права, 1995. — 119 с.

77. Ковлер А. И. Политический маркетинг во Франции // Технология и организация выборных кампаний: зарубежный и отечественный опыт. — М.: Российская академия управления, 1993. — 183 с.

78. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. — М.: Прогресс, 1979, -504 с.

79. Козловский П. Современность постмодерна // Вопросы философии. — 1995. — № 10. — С. 85−94.

80. Колосов В. А. Политическая география: проблемы и методы. — Л.: Наука, 1988.- 190 с.

81. Колосов В. А., Туровский Р. Ф. Электоральная карта современной России: генезис, структура, эволюция // Полис. — 1996. — № 4. — С. 33−47.

82. Колосов В. А., Галкина Т. А., Криндач А. Д. Территориальная идентичность и межэтнические отношения (на примере восточных районов Ставропольского края) // Полис. — 2001. — № 2. — С. 61−77.

83. Комаровский B.C. Политический выбор избирателя // Социс. — 1992. — № 3. — С. 27−34.

84. Коноплин Ю. С., Лобанов В. В. Маркетинговый анализ политического рынка. Формирование имиджа политического товара. — М.: МАИ, 1995. — 46 с.

85. Косарева Л. М. Социокультурный генезис науки Нового времени (философский аспект проблемы). — М.: Наука. 1989. — 160 с.

86. Кузнецов В. А., Мелешкина Е. Ю. Электорат провинциальной России // Полис. — 1999. — № 3. — С. 105−115.

87. Культурология XX века: Антология. — М.: ИНИОН, 1996. — 144 с.

88. Ланцов С. А. Российский исторический опыт в свете концепций политической модернизации // Полис — 2001. — № 3. — С. 93−102.

89. Лапкин В. В., Пантин В. И. Русский порядок // Полис. — 1997. — № 3. — С. 74−89.

90. Левада Ю. & quot-Человек советский& quot- пять лет спустя // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. — Вологда: РАН. Вологод. отд. — Центр Карнеги, 1995. — № 1. — 230 с.

91. Ледяев В. Г. Власть: концептуальный анализ // Полис. — 2000. -№ 1. — С. 97−107.

92. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1975. -304 с.

93. Ломов Б. Ф. Проблемы социального и биологического в психологии // Биологическое и социальное в развитии человека. — М.: Наука, 1977. — 227 с.

94. Лосский Н. О. Характер русского народа. — М.: Посев, 1957. — 158 с.

95. Лосский Н. О. Условия абсолютного добра. — М.: Политиздат, 1991. — 368 с.

96. Луман Н. Что такое коммуникация? // Социологический журнал. — 1995. -№ 3. & mdash-С. 114−127.

97. Малышков В. И. Сибирский вектор. & mdash-М., 1998. -227 с.

98. Малютин М. Электоральные предпочтения россиян: & quot-парадокс стабильности& quot- // Общественные науки и современность. — 1998. -№ 1. — С. 41−50.

99. Марченко М. Н. Политические теории и политическая практика в развитых капиталистических странах. — М.: Изд-во МГУ, 1992. — 383 с.

100. Медоуз Д. Х., Медоуз Д. Л., Рандерс И. За пределами роста. — М.: Изд. группа & quot-Прогресс"-, & quot-Пангея"-, 1994. — 304 с.

101. Мельвиль А. Политические ценности и политические институты // Россия политическая. — М.: Моск. центр Карнеги, 1998. — 379 с.

102. Ментальность россиян / Под общ. ред. Дубова И. Г. — М.: ИНИОН, 1997, -477 с.

103. Миллс Ч. Р. Социологическое воображение. — М.: Стратегия, 1998. — 264 с.

104. Модернизация и национальная культура. Материалы теоретического семинара. — М.: Изд-во & quot-Апрель-85"-, 1995. — 127 с.

105. Моисеев И. Н. О единстве естественнонаучного и гуманитарного знания // Человек. — 1992. — № 2. — С. 5−16.

106. Молчанов М. А. Дискуссионные аспекты проблемы & quot-Национальный интерес& quot- // Полис. — 2000. — № 1. — С. 7−22.

107. Нейман Дж. фон Моргенштерн. Теория игр и экономическое поведение. — М., Наука, 1970. — 707 с.

108. Неклесса А. И. Ordo quadro — Четвертый порядок: пришествие постсоветского мира // Полис. — 2000. — № 6. — С. 6−28.

109. Нечаев В. Д. Избиратель: покупатель, продавец или вкладчик? // Полис. — 2001. — № 6. — С. 40−51.

110. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение. / Пер. с англ.1. М. :Мир, 1990. -342 с.

111. Новокрегценов A.B. Социология управления. — Новосибирск, 2000. 128 с.

112. Оффе К. Политэкономия: социологические аспекты // Политическая наука. Новые направления. / Пер. с англ. — М.: Вече, 1999. — 815 с.

113. Оценка личностных качеств российских политических лидеров: проблемы измерения и интерпретации (Круглый стол) // Полис. — 2001. — № 1. — С. 94−116.

114. Паппи Ф. У. Политическое поведение: мыслящие избиратели и многопартийные системы // Политическая наука. Новые направления / Пер. с англ. — М.: Вече, 1999. -816 с.

115. Партии и выборы в капиталистическом государстве. / Отв. ред. проф. Туманов В. А. — М.: Наука, 1980. — 280 с.

116. Петров Н. В. Анализ результатов выборов в 1995 г. В Государственную Думу России по округам и регионам // Парламентские выборы 1995 г. в России. — М.: Моск. Центр Кар неги, 1996. — 105 с.

117. Петров Н. В. Электоральный ландшафт: географический и политологический // Полис. — 2000. — № 2. — С. 80−110.

118. Печерская Н. В. Метаморфозы справедливости: историко-этимологический анализ понятия справедливости в русской культуре // Полис. 2001. — № 2. — С. 132−146.

119. Пивоваров Ю. С., Фурсов А. И. & quot-Русская Система& quot- как попытка понимания русской истории // Полис. — 2001. — № 4. — С. 37−49.

120. Пищулин Н. П. Политическое лидерство и электоральный процесс // Полис. — 1998. — № 5. — С. 13−27.

121. Плаус С. Психология оценки и принятия решений. — М.: Информационно-издательский дом & quot-Филинъ"-, 1998. — 364 с.

122. Политический дискурс в России — 3. Материалы рабочего совещания 27−28 марта 1999 г. — М.: Диалог & mdash-МГУ, 1999. — 127 с.

123. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой / Пер. с англ. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 310 с.

124. Проблемы консолидации российской политики (круглый стол) // Полис. &mdash- 1997. -№ 1. & mdash-С. 109−128.

125. Римский клуб. История создания, избранные доклады и выступления, официальные материалы. / Под. ред. Гвишиани Д. М. — М., 1997. — 384 с.

126. Рокар M. Трудиться с душой / Пер. с фран. — М.: Международные отношения, 1990. — 340 с.

127. Российский менталитет (материалы & quot-круглого стола& quot-) // Вопросы философии. — 1994. -№ 1. — С. 25−53.

128. Россия глазами русского. — СПб.: Наука, 1991. — 368 с.

129. Россия на путях централизации. / Сборник статей. — М.: Наука, 1982. 296 с.

130. Россия политическая. — М.: Моск. центр Карнеги, 1998. — 379 с.

131. Румянцева 3. К обоснованию новой управленческой парадигмы // Российский экономический журнал. — 1993. -№ 8. — С. 61−71.

132. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности.1. Л.: Наука, 1979. — 264 с.

133. Самохвалова В. И. Человек и мир: проблема антропоцентризма // Философские науки. — 1992. — № 3. — С. 161−167.

134. Семененко И. С. Трансформация критериев самоидентификации в социокультурном и политическом пространстве: западная парадигма и российский контекст // Полис. — 2000. — № 3. — С. 80−89.

135. Сен-Марк Ф. Социализация природы. — М.: Прогресс, 1977. — 435 с.

136. Сморгунов Л. В. Сетевой подход к политике и управлению // Полис. -2001. -№ 3. & mdash-СЛ 03−112.

137. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении. Составители Беккер Г. и Босков А. — М.: Издательство иностранной литературы, 1961. — 895 с.

138. Согрин В. В. Российская история конца XX столетия в контексте всеобщей истории: теоретическое осмысление // Новая и новейшая история. — 1999. — № 1. — С. 70−92.

139. Соотношение биологического и социального в человеке (Материалы к симпозиуму, сентябрь 1975 г.). — M., 1975. — 856 с.

140. Соснушкин C.B. Основные политические предпочтения российских избирателей // Электоральная политология: теория и опыт России. — СПб.: Изд. СПбГУ, 1998. — 203 с.

141. Социальный менеджмент / Под ред. Валового Д. В. (учебное пособие).

142. М.: Бизнес-школа, 1999. — 384 с.

143. Социологические теории модерна, радикализированного модерна и постмодерна. Науч. -аналит. обзор. — М.: ИНИОН РАН, 1996. — 66 с.

144. Страхов А. П. Изучение электорального поведения россиян: социокультурный подход // Полис. — 2000. — № 3. — С. 90−96.

145. Тойнби А. Дж. Цивилизация перед судом истории. — М.: Прогресс-Культура, 1996. -480 с.

146. Удальцова М. В. Социология управления. — Новосибирск: НГАЭУ, 1998, — 142 с.

147. Федотов А. П. Каноны современного мира // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. — 1997. -№ 4. — С. 105−114.

148. Франция глазами французских социологов. — М.: Наука, 1990. — 164с.

149. Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. / Пер. с нем. Со-ставл., переводы, вступ. статья, примеч. Михайлова A.B. — М.: Гнозис, 1993. 464 с.

150. Хайек Ф. А. Дорога к рабству // Новый мир. — 1991 — № 7. — С. 177 230.

151. Хакамада С. Самоорганизация и стихийность: опыт сравнительного социально-психологического анализа Японии и России // Социс. — 1999. — № 4. — С. 9−18.

152. Хованская A.B. Достоинство человека: к либеральной стратегии права для России // Полис. — 2001. — № 4. — С. 49−59.

153. Холодковский К. Г. Социально-психологическая дифференциация российского населения и процесс формирования партий // Полис. — 2001. — № 5. — С. 75−96.

154. Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности. / Пер. с англ. — СПб.: Питер Пресс, 1997. -608 с.

155. Шаповалов В. Ф. Как понять Россию? // Общественные науки и современность. — 1998. — № 1. — С. 89−102.

156. Шацкий Е. Утопия и традиция. / Пер. с польск. — М.: Прогресс, 1990. 456 с.

157. Швырев B.C. Рациональность как ценность культуры // Вопросы философии. — 1992. — № 6. — С. 91−106.

158. Шевченко Ю. Д. Между экспрессией и рациональностью: об изучении электорального поведения в России // Полис. — 1998. — № 1. — С. 74−83.

159. Шепель В. М. Имиджелогия: Секреты личного обаяния. — М.: ЮНИ-ТИ, 1994. -320 с.

160. Шулындин Б. П. Российский менталитет в сценариях перемен // Социс. — 1999. — № 12. — С. 50−53.

161. Щербинина Н. Г. Цветовая классификация политических лидеров России, или Лидер белый, красный и черный // Полис. — 2000. — № 4. — С. 94−104.

162. Электоральная политология: теория и опыт России. — СПб.: Изд. СПбГУ, 1998, — 203 с.

163. Burt R.S. Social contagion and innovation: Cohesion versus structural equivalence// American Journal of Sociology. — 1987. — Vol. 92. -p. 1287−1335.

164. Campbell A., Converse P.E., Miller W. E. The American vote. — New York: Wiley, I960, -754 p.

165. Campbell A., Gurin G., Miller W.E. The vote decides. — Evanston: Row Peterson, 1954. -482 p.

166. Dawns A. An Economic Theory of Democracy. — New York.: Happer and Row, 1957. -453 p.

167. Finifter A. The friendship group as a protective environment for political deviants // American Political Science Review. — 1974. — Vol. 68. — p. 607−625.

168. Fiorina H.P. Retrospective voting in American national elections. — New Haven (Conn.): Yale University Press, 1981. — 305 p.

169. Langton K.P., Rapoport R. Social structure, social context, and partisan mobilization: Urban workers in Chile // Comparative Political Studies. — 1975. — Vol. 8, -P. 281- 299.

170. Lipset S. M., Rokkan S. Cleavage Structures, Party Systems and Voter Alignments // Lipset S. M., Rokkan S (eds.). Party Systems and Voter Alignments. — New York: Free Press, 1967. — P. 56−73.

171. Merton R.K. Elements de theorie et de methode sociologique. — Paris.: Librairie Plon. 1965 — 514 p.

172. Moncriff. L.W. The Cultural Basis of our environmental Crisis. P. 31−42 // Western man and Environmental Ethics. Attitudes Toward Nature and Technology. Addison-Wesley Pub. com. Massachusetts. 1973. -- 276 p.

Заполнить форму текущей работой