Белорусская идея.
Анализ источника А. Зиновьева "Русская трагедия.
Гибель утопии"

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: ///

Минский филиал государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ)»

Минский филиал МЭСИ

Контрольная работа

по дисциплине Основы идеологии белорусского государства

Тема Белорусская идея. Анализ источника А. Зиновьева «Русская трагедия. Гибель утопии»

Студент Крючков А. А

Минск 2011 г.

Оглавление

Введение

1. Истоки белорусской идеи

1.1 Специфика белорусской идеи

1.2 Анализ источника А. Зиновьева «Русская трагедия. Гибель утопии»

1.2.1 Вступление

1.2.2 Об авторе

1.2.3 Тема текста

1.2.4 Позиция и взгляды автора

1.2.5 Отношение к источнику и выводы

Список использованных источников

Введение

Общество не может существовать без целостного свода идей, ценностей и норм, объединяющих всех граждан. Государство без идеологии, как и человек без мысли, не может жить и развиваться, тем более, противостоять внутренним и внешним угрозам и вызовам, что и объясняет актуальность выбранной темы.

Идеология для государства -- то же самое, что иммунная система для живого организма. Если иммунитет ослабевает, любая даже самая незначительная инфекция становится смертельной. Точно так же с государством: когда разрушается идеологическая основа общества, его гибель становится только делом времени, как бы внешне государство не казалось сильным и грозным. Если мы хотим видеть Беларусь сильной, процветающей державой, то должны, прежде всего, думать об идеологическом фундаменте белорусского общества [1].

Идеология -- это система идей, взглядов, представлений, чувств и верований о целях развития общества и человека, а также средствах и путях достижения этих целей, воплощенных в ценностных ориентациях, убеждениях, волевых актах, побуждающих людей в своих действиях стремиться к целям, которые мы перед собой поставим.

1. Истоки белорусской идеи

Проблема формирования идеологии национальной государственности возникла во второй половине XIX века. Ее формированию тогда препятствовали многие факторы, которые проявились в замедленности процесса оформления национальной идентичности белорусов, в противоречивом осознании народом его исторического прошлого, его политических интересов. Это было обусловлено тем, что, находясь в составе Российской империи, Беларусь оказалась глубоко инкорпорирована в общероссийский государственно-политический организм, а это, естественно, сдерживало проявление белорусской самобытности и тормозило формирование национально-ориентированной интеллектуальной и политической элиты. Оказывало свое влияние на эти процессы и наступление на Беларусь более сильного соседа с Запада — Польши. Польское влияние особенно сильно ощущалось в сфере культуры. Фактически все слои польского общества (идейные вдохновители Людвиг Гурский и Генрих Сенкевич) активно проповедовали идею об «историческом праве Польши на Белоруссию», о «великой культурной миссии поляков на Восток» и т. д. Такой подход был характерен не только для лагеря правых, но и для польского социалистического движения, которое добивалось возрождения польского государства в исторических границах Речи Посполитой 1772 года (а это означало включение белорусских земель в состав польского государства).

Глубокая интеграция Беларуси в общероссийский государственно-политический организм, экспансионистские претензии польской политической элиты также не способствовали созданию международных условий для реализации идеи белорусской государственности. Поэтому до начала первой мировой войны Беларусь практически не входила в сферу геополитических интересов других государств. По этой причине белорусский вопрос (в отличие, например, от польского) оставался внутренним фактором Российского государства, соответственно, белорусское общественное движение, которое поднимало этот вопрос, отражало противоречия только всероссийской политической жизни. Объективно предпосылки для включения белорусского вопроса в сферу международных отношений начали складываться только в ходе первой мировой войны и в период Февральской революции 1917 года в России. Однако во всей полноте вопрос о белорусской государственности и ее идеологическом обосновании встал перед белорусским народом после Октябрьской (1917) революции в России. В тот период проблема национальной государственности оказалась как бы в фокусе политической борьбы в Беларуси. И это было вполне закономерно, ибо в этот период началось создание национальной государственности белорусского народа [3].

После распада Советского Союза и провозглашения суверенитета Республики Беларусь вопрос об идеологии белорусской государственности приобрел новое значение. В последнее десятилетие в центре острейших дискуссий находятся вопросы, касающиеся прошлого, настоящего и будущего белорусской государственности. В современной идейно-политической борьбе особое внимание концентрируется на понимании прошлого белорусской государственности.

Оказавшись в границах Российского государства, белорусы возродили свои национальные традиции, культуру, литературный язык.

С падением самодержавия в феврале 1917 года, а затем в период Октябрьской революции и гражданской войны на первое место в общественно-политической жизни Беларуси выдвинулся вопрос практического создания белорусской национальной государственности. Он привел к идейному противостоянию бывших союзников по политической борьбе. Размежевание произошло по вопросу о форме национального самоопределения белорусов, о характере будущего белорусского национального государства, о его месте и роли в складывавшейся новой системе международных отношений. Вопрос стал буквально так: либо пойти по пути становления суверенного, независимого от других республик государства, либо — по пути создания белорусского государства в составе федерации равноправных национальных республик. В условиях революции и гражданской войны были сделаны попытки реализовать тот и другой подходы. Белорусская социалистическая грамада (БСГ), которая по существу являлась революционно-демократической партией социалистической ориентации, в условиях гражданской войны попыталась реализовать идею полной национальной независимости белорусского государства на основе парламентской демократии. Однако провозглашенная умеренными белорусскими социалистами 25 марта 1918 года Белорусская Народная Республика (БНР) в условиях немецкой оккупации, как утверждают многие исследователи, не была государственным образованием даже «в марионеточной форме».

1 января 1919 года, как известно, была провозглашена Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР). Ее провозглашением был заложен прецедент создания политико-территориальной единицы с атрибутами белорусской государственности в рамках советского строя.

По мере развития и усложнения как внутренней, так и внешней ситуации для лидеров большевиков все более насущной становилась проблема изменения стратегии и тактики в национальном вопросе. Акцент делался на следующем: любым путем сохранить РСФСР, которая рассматривалась как прообраз будущей мировой Республики Советов (впоследствии эта роль отводилась образованному в декабре 1922 года СССР). Советская Социалистическая Республика Беларусь создавалась как плацдарм для наступления советских войск для поддержки мировой пролетарской революции [3].

Второе провозглашение БССР произошло в июле 1920 года. О возрождении белорусской советской государственности было заявлено в «Декларации о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии», которая была принята 31 июля 1920 года в Минске на совместном заседании представителей государственных и партийных органов, общественно-политических организаций и профсоюзов. Появление этого документа было связано с июльским (1920) наступлением на Западном фронте Красной Армии, которая практически освободила всю территорию Беларуси. Этот документ объявил о восстановлении БССР, провозглашенной 1 января 1919 года. В условиях продолжавшейся советско-польской войны было очень трудно определить административно-территориальную границу возрождавшейся республики. И хотя на путях становления национальной государственности белорусского народа было много трудностей, в Декларации с позиций «полного суверенитета ставился вопрос о государственных связях между советскими республиками». Заявлялось, что отношения между СС РБ и РСФСР будут оформляться на равноправной основе. Позже принцип равноправия республик был положен в основу Союзного рабоче-крестьянского договора между РСФСР и СС РБ, заключенного 21 января 1921 года, в котором вновь признавались независимость и суверенитет «каждой из договаривающихся сторон». В Декларации затрагивались и языковые проблемы, от решения которых зависело духовное возрождение белорусского народа. Устанавливалось «полное равноправие языков (белорусского, русского, польского, еврейского) в сношениях с государственными учреждениями и в организациях и учреждениях народного просвещения и социалистической культуры». Коренная нация в отношении языка не получила никаких преимуществ.

Договор 1922 года о создании СССР основывался на компромиссе между национальной автономией и сохранением централизованного государства, которое должно было стать средством осуществления революционного идеала. Этот идеал включал в себя возможность устранения как классов, так и наций. Следовательно, в момент создания союзного государства в теоретическом плане нация рассматривалась как некоторый пережиток. Государство, основывающееся на принципе пролетарского интернационализма, по крайней мере, в теории становилось «безнациональным». И действительно, в 30-е годы в политической практике понятие «национальный интерес» было устранено. Оно было возрождено только в годы Великой Отечественной войны.

Принцип ограничения суверенитета союзных республик вошел в Союзный договор, а затем в Конституцию СССР 1924 и 1936 годов. И хотя в Конституции СССР 1977 года теория ограниченного суверенитета не получила юридического закрепления, было зафиксировано положение о том, что «союзная республика — суверенное государство». В годы перестройки оно стало правовой основой движения за обновление Союза, стимулировало стремление к реализации идеи полного суверенитета республик. 27 июля 1990 года Верховный Совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете нашей республики. Декларация стала государственно-правовым актом о суверенитете БССР. И хотя Декларация заявила о том, что Беларусь выбрала собственный путь развития, в ней не предусматривался выход республики из Союза. Объявление независимости БССР было началом нового этапа самоопределения белорусского народа.

Провозглашенная 1 января 1919 года БССР представляла собой целую эпоху в истории становления новой белорусской государственности. Безусловно, она стала первым реальным национальным белорусским государством. При всей ограниченности суверенитета в советский период БССР отнюдь не была фикцией. Первый опыт белорусской государственности имел огромное значение для развития белорусского народа на протяжении всего XX столетия. Впервые в истории был создан реально действующий аппарат государственной власти, национальная система просвещения и науки, государственная институционированная система профессионального искусства и культуры, массовая национальная пресса и т. д. Беларусь стала индустриально развитой республикой и прославилась на весь мир героическим сопротивлением немецко-фашистским оккупантам в годы Великой Отечественной войны [4].

На основе БССР в 1991 году была провозглашена суверенная Республика Беларусь. На пути закрепления суверенитета республики важное значение имело принятие Верховным Советом в марте 1994 года Конституции Республики Беларусь, на основе которой была введена президентская форма правления. Первым Президентом Республики Беларусь стал А. Г. Лукашенко, который был избран в результате двух туров всенародных выборов в июне-июле 1994 года [3].

1.1 Специфика белорусской идеи

идеология национальный государственность постсоветский

Вопрос о белорусской нац. культуре, о необходимости и важности ее развития ни у кого не вызывает сомнений. В формальном смысле это бесспорно. Спорное начинается тогда, когда речь заходит о конкретном содержании понятия «национальное развитие».

Белоруссия же входила и входит в более широкое сообщество, которое мы имеем все основания обозначить понятием «Русская идея». Хотим мы этого или нет, но реальное пространственное и временное поле, на котором протекала жизнь белоруса, всегда было русским, вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет [1].

При практическом решении вопроса о политической, экономической и культурной ориентации современной Беларуси: на Запад (Европу) или на Восток (Россию) многое зависит сегодня не столько от исторического прошлого и исторических традиций, сколько от конкретной расстановки в стране политических сил, от того, кто стоит у государственного штурвала Республики Беларусь. Но не меньшее значение имеет выяснение наиболее характерных признаков Русской цивилизации, которые одновременно являются сущностными определениями национального самосознания белорусского народа. Перечислим их.

С точки зрения исторической Русская цивилизация представляет собой особый тип цивилизации, неразрывно связывающий тысячелетнюю традицию Киевской Руси с настоящим временем.

С точки зрения мировоззренческой Русская цивилизация является выразителем культурной и нравственной традиции, основополагающие ценности которой лучше всего назвать ценностями трудового человека.

С точки зрения национальной Русская цивилизация есть многоаспектная этническая общность, в основе которой лежит национальное ядро белорусов, великороссов и украинцев.

С точки зрения экономической Русская цивилизация есть самобытный хозяйственный организм, принципиально отличающийся по законам своей жизнедеятельности от западной модели свободного предпринимательства.

С точки зрения геополитической Русская цивилизация есть стержень и главная опора евразийского континента, интересы которого противостоят агрессивным установкам западной цивилизации или так называемого «Атлантического Большого Пространства» [4].

Нетрудно заметить, что сущность Русской цивилизации не в той особой святости, а, если можно так выразиться, в трудовом принципе человеческой жизни. Не только частная собственность на средства производства, являющаяся краеугольным камнем Западной цивилизации, но и личная трудовая деятельность, традиционные ценности крестьянской общины — взаимопомощь, трудовой демократизм, трудолюбие и т. п. — составляют ее «ценностную шкалу».

То же самое можно сказать и культурной традиции в понимании места и роли человека в государстве и обществе. В Русской цивилизации человек, его права и свободы исторически рассматриваются главным образом в контексте деятельности, которая была связана с укреплением силы государства. Цивилизационными особенностями восточноевропейского, славянского населения являются соборность, общинность, коллективизм, которые прочно вошли в сознание славянских народов, в традиции дохристианской и христианской культуры. В этом, пожалуй, одно из существенных отличий Русской цивилизации от Западной.

И еще — духовность. Разве не ясно, что, если мы ее не сохраним, все остальное рухнет само собой. Это прекрасно понимают наши недоброжелатели, и потому, используя все средства информационного воздействия, пытаются насаждать в умах и сердцах наших людей культ стяжательства, индивидуализма и эгоизма, насилия.

В ответ и в России, и в Белоруссии зреет движение духовного сопротивления, опирающегося на традиции, на наследие великих славяно-русских философов и мыслителей. Развивается общая национальная идея, способная не только противостоять внешнему воздействию, но и обеспечить поступательное движение нашей цивилизации. Вера, Отечество, общинность и соборность, отношение к труду, национальная и религиозная терпимость, обостренное чувство справедливости, готовность помочь слабому и защитить униженного, сострадать убогому, жертвенность — вот те ориентиры, которых мы должны придерживаться [5].

Запад, как известно, уже давно ведет настоящую тотальную информационно-психологическую войну против Православия, против общерусского мировоззрения наших народов. Изнутри Православную церковь пытаются подорвать внедрением экуменических, модернистских, еретических и раскольнических воззрений. Извне довлеют оккультно-мистические и психомагические формы воздействия на сознание человека. По своим результатам, к примеру, методы современного психоанализа и психотерапии, настойчиво популяризируемые современными «богословами» и внедряемые даже во внутрицерковный обиход, в сущности ничем не отличаются от оккультно-мистических. Ведь и те, и другие базируются на откровенном антихристианстве.

Белорус, как и великоросс, и украинец, по своей теоретической и практической жизни — русский человек, а Белоруссия, как Россия и Украина, составляет часть единой общерусской цивилизации. Выдвижение же на первый план узконациональных проблем Запад использует, повторяем, для закрепления политической раздробленности славянского мира, что в конечном итоге может привести к закабалению наших народов. Таким образом, рассуждения «национально-сознательной» интеллигенции о некоей автономной «белорусской идее» на практике оказывают плохую услугу белорусскому народу и белорусской государственности.

Националистический миф об особой, якобы самобытной «белорусской идее» неизбежно ведет к смене пространственно-временных и духовно-нравственных ориентиров нашего народа, к неизбежному отрыву Белоруссии от своих общерусских корней. Это противоестественно. Несмотря на все трудности и сложности, мы должны вместе идти по нашей общей русской дороге, проложенной нашими предками, — только так может плодотворно развиваться белорусская национальность и белорусская государственность. Иного попросту не дано. государств, входивших в более широкое сообщество, каждый из членов которого реагировал специфическим образом на происходящее".

Это конкретное широкое «сообщество», в которое входила и Англия, философ называет «Западом», «западным миром» или «западным обществом». Следовательно, по Тойнби, нет ни английской, ни французской, ни немецкой «идеи», а есть общая для всех этих государств и наций Западная идея [8].

То, что Белоруссия никогда не входила в ареал «западного мира», -- общеисторический факт. Если мы обратимся к тому же Тойнби, то увидим, что пространственные границы «западного общества» он очерчивает Западной Европой, включая в нее США и Канаду. Белоруссия же входила и входит в более широкое сообщество, которое мы имеем все основания обозначить понятием «Русская идея». Хотим мы этого или нет, но реальное пространственное и временнoе поле, на котором протекала жизнь белоруса, всегда было русским, вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет.

До настоящего времени при решении вопроса о том, к какой именно цивилизации, Восточной или Западной, относится Беларусь, не всегда учитываются ее особенности в мировом цивилизационном развитии. В силу своего геополитического положения Беларусь оказалась именно тем регионом, на территории которого в конце XIV--начале XV века столкнулись два культурно-исторических цивилизационных потока: византийско-русский (восточный) и западный (римско-католический). Столкновение вовсе не случайное -- неподалеку от Минска находится географический центр Европы.

Столкновение этих двух цивилизационных потоков нашло свое выражение в своеобразном переплетении и относительно мирном сосуществовании в Беларуси двух экономических, культурных, этнических, конфессиональных направлений. Это оказало большое влияние на весь ход ее исторического развития, вызвав существенные социокультурные и этнические изменения в прошлом. Изменения эти проявляются и в настоящее время, в частности, при решении вопроса о политической, экономической и культурной ориентации современной Беларуси: на Запад (Европу) или на Восток (Россию).

При практическом решении вопроса о политической, экономической и культурной ориентации современной Беларуси: на Запад (Европу) или на Восток (Россию) многое зависит сегодня не столько от исторического прошлого и исторических традиций, сколько от конкретной расстановки в стране политических сил, от того, кто стоит у государственного штурвала Республики Беларусь. Но не меньшее значение имеет выяснение наиболее характерных признаков Русской цивилизации, которые одновременно являются сущностными определениями национального самосознания белорусского народа. Перечислим их.

С точки зрения исторической Русская цивилизация представляет собой особый тип цивилизации, неразрывно связывающий тысячелетнюю традицию Киевской Руси с настоящим временем.

С точки зрения мировоззренческой Русская цивилизация является выразителем культурной и нравственной традиции, основополагающие ценности которой лучше всего назвать ценностями трудового человека.

С точки зрения национальной Русская цивилизация есть многоаспектная этническая общность, в основе которой лежит национальное ядро белорусов, великороссов и украинцев.

С точки зрения экономической Русская цивилизация есть самобытный хозяйственный организм, принципиально отличающийся по законам своей жизнедеятельности от западной модели свободного предпринимательства.

С точки зрения геополитической Русская цивилизация есть стержень и главная опора евразийского континента, интересы которого противостоят агрессивным установкам западной цивилизации или так называемого «Атлантического Большого Пространства» [5].

Нетрудно заметить, что сущность Русской цивилизации не в той особой святости, а, если можно так выразиться, в трудовом принципе человеческой жизни. Не только частная собственность на средства производства, являющаяся краеугольным камнем Западной цивилизации, но и личная трудовая деятельность, традиционные ценности крестьянской общины — взаимопомощь, трудовой демократизм, трудолюбие и т. п. — составляют ее «ценностную шкалу».

То же самое можно сказать и культурной традиции в понимании места и роли человека в государстве и обществе. В Русской цивилизации человек, его права и свободы исторически рассматриваются главным образом в контексте деятельности, которая была связана с укреплением силы государства. Цивилизационными особенностями восточноевропейского, славянского населения являются соборность, общинность, коллективизм, которые прочно вошли в сознание славянских народов, в традиции дохристианской и христианской культуры. В этом, пожалуй, одно из существенных отличий Русской цивилизации от Западной.

И еще — духовность. Разве не ясно, что, если мы ее не сохраним, все остальное рухнет само собой. Это прекрасно понимают наши недоброжелатели, и потому, используя все средства информационного воздействия, пытаются насаждать в умах и сердцах наших людей культ стяжательства, индивидуализма и эгоизма, насилия.

В ответ и в России, и в Белоруссии зреет движение духовного сопротивления, опирающегося на традиции, на наследие великих славяно-русских философов и мыслителей. Развивается общая национальная идея, способная не только противостоять внешнему воздействию, но и обеспечить поступательное движение нашей цивилизации. Вера, Отечество, общинность и соборность, отношение к труду, национальная и религиозная терпимость, обостренное чувство справедливости, готовность помочь слабому и защитить униженного, сострадать убогому, жертвенность — вот те ориентиры, которых мы должны придерживаться.

1.2 Анализ источника А. Зиновьева «Русская трагедия. Гибель утопии»

1.2.1 Вступление

Путём анализа, выяснить, какой период в истории России в книге «Русская трагедия» Александр Зиновьев, выдающийся философ современности, подверг всестороннему анализу. Как автор рассуждает о будущем России, об опасностях глобализма и о перспективах мирового развития.

1.2.2 Об авторе

Александр Александрович Зиновьев (29 октября 1922 года -- 10 мая 2006 года) -- российский советский логик, социальный философ; писатель, советский диссидент. Член КПСС в 1953--1976 годах. В последние годы жизни -- критик глобального капитализма.

Александр Зиновьев родился в деревне Пахтино Чухломского уезда Костромской губернии. В поисках лучшей жизни семья Зиновьевых переселилась в Москву. В деревенской, и позже -- столичной школе Александр выделялся большими способностями.

В 1939 году с отличием окончил школу и поступил в Московский институт философии, литературы и истории. О его тайных выступлениях, критикующих тоталитарный режим, донесли, за что он был исключён из МИФЛИ, затем арестован. От ареста он сбежал, и в 1940 году пошёл добровольцем в Красную Армию, избавившись, таким образом, от преследований.

Служил в кавалерии. Участвовал в Великой Отечественной войне с 1941 года в составе танкового полка. Однако к началу войны его полк не успел получить танки и поэтому воевал фактически как стрелковая часть. В конце 1941 года Зиновьев попал в авиационную школу, где осваивал истребительную специальность. Школу закончить не успел, так как в 1942 году был возвращен в танковые войска. Однако затем возобновил обучение в авиационной школе, откуда был выпущен в 1944 году как летчик-штурмовик. Продолжил воевать в различных штурмовых полках на самолёте Ил-2, прошёл Польшу, Германию, был в Чехословакии, Венгрии, Австрии. Последние боевые вылеты совершил в ходе Пражской операции по уничтожению крупной группировки немецких войск генерал-фельдмаршала Шёрнера. Имел 31 боевой вылет, был награждён орденом Красной Звезды и другими орденами и медалями. Завершил войну в звании капитана.

В 1946 году Александр Зиновьев поступил на факультет философии Московского Государственного Университета. В 1951 году получил диплом с отличием и остался в аспирантуре. В 1954 году защитил кандидатскую диссертацию на тему логики книги «Капитал» Карла Маркса (диссертация издана в 2002 г. Институтом философии РАН). В 1955 году стал научным сотрудником Института Философии Академии Наук СССР. В 1960 году защитил докторскую диссертацию и вскоре получил звание профессора и заведующего кафедрой логики МГУ. Написал множество научных книг и статей, получил мировую известность: все его крупные произведения были вскоре переведены на иностранные языки. Выдвигался в члены-корреспонденты Академии наук СССР и на Государственную премию СССР. Часто приглашался на заграничные конференции, но ни на одной не побывал.

Зиновьев был снят с должности заведующего кафедрой, очевидно, за отказ уволить двух преподавателей, а затем и лишён профессуры. После этого он стал писать «ненаучные» произведения, и пересылать их на Запад. В 1976 году из них была составлена книга «Зияющие высоты», изданная в Швейцарии. Книга в иронической, юмористичной форме описывала общественную жизнь в Советском Союзе. За несоответствие идеологическим нормам книга была признана антисоветской, и Зиновьева лишили всех научных званий, военных наград и изгнали с работы. Органы правопорядка, по его словам, предложили ему выбор между тюремным заключением и выездом из страны, и он выбрал выезд. 6 августа 1978 года А. Зиновьев с семьей был выслан из СССР в ФРГ. По прибытии в Мюнхен, Зиновьев был принят президентом Мюнхенского университета. Зиновьеву была предоставлена работа профессора кафедры логики Мюнхенского университета. С 1978 по июнь 1999 года Александр Зиновьев с семьёй жил в Мюнхене, занимаясь научным и литературным трудом. В 1999 г. выдвигался в Госдуму по списку Российского Общенародного Союза, но не был зарегистрирован, так как вернулся в Россию незадолго до этого.

До периода перестройки Зиновьев был одним из самых ярких критиков советской системы. Так же как и Солженицын, Зиновьев отрицательно относился к распространению прозападных либеральных ценностей. В поздних изданных трудах крайне негативно оценивал разрушение советской системы.

Зиновьев скончался 10 мая 2006 года от рака мозга. Согласно завещанию, был кремирован, пепел был развеян с вертолёта над районом Чухломы, где родился и вырос Зиновьев. В память о заслугах перед российской культурой на Новодевичьем кладбище в Москве была сооружена символическая могила-кенотаф и памятник Зиновьеву. В Костроме в сквере Костромского государственного университета установлен памятник А. А. Зиновьеву работы скульптора А. Н. Ковальчука.

С 2007 года в память А. А. Зиновьева выходит общественно-политический онлайн журнал «Зиновьев», посвящённый злободневным проблемам общества и человеческого мировоззрения, авторами которого являются известные российские и мировые политики и мыслители [7].

1.2.3 Тема текста

Книга А. Зиновьева посвящена трагическому периоду российской истории -- созреванию антикоммунистического переворота, самому перевороту и становлению постсоветской социальной системы в России. Весь этот период А. Зиновьев определяет как «эпоху тотального помутнения умов». В книге дается социологически точное описание коммунистической социальной организации в России, причин и сущности контрреволюции, роли Запада в разгроме Советского Союза, сущности пост-советизма, положения России в глобальном сообществе. Делается научный прогноз эволюции России в обозримом будущем. Литературный аспект в книге представлен описанием характерной судьбы советской семьи, которая стала жертвой переворота, как это произошло с миллионами российских семей.

1.2.4 Позиция и взгляды автора

В книге «Русская трагедия» Александр Зиновьев подверг всестороннему анализу один из самых трагических периодов в истории нашей страны, когда «поголовное предательство правящего партийного аппарата» привело к развалу великого государства — Советского Союза и его ликвидации [6].

Здесь же автор рассуждает о будущем России, об опасностях глобализма и о перспективах мирового развития.

1.2.5 Отношение к источнику и выводы

«Русская трагедия» — это последняя книга А. А. Зиновьева. Она наполнена ностальгией по советским временам, когда существовала самая высокая в мире «вертикальная динамика населения» из нижних слоев в верхние. Именно эти люди образовывали особый человеческий фундамент советского общества с высоким уровнем самосознания советского человека. Особенностью этой книги является то, что автор не предлагает читателю простой обмен мнениями посредством диалога или дискуссии. Автор делает однозначные выводы по всем спорным вопросам современности, подводя итоги не только новой истории, но и своей собственной жизни: «В условиях советской несвободы я был фактически свободе, а сейчас в условиях якобы свободы, я абсолютно несвободен и незащищен» [2].

Идеология, по мнению автора, как и религия, есть ложное, извращенное отражение реальности. Такого же мнения придерживались Наполеон и К. Маркс — основоположник новой нерелигиозной идеологии коммунизма, которая в последствии стремилась стать политической наукой: «Наука для избранных, идеология — для всех». Любая идеализация есть одна из форм фальсификации, так как ее внешние признаки отвлекают от внутренней сущности. Важно отметить, что и христианство, и марксизм начинались как секты, насильственно превращаясь в мировую религию и идеологию. На самом деле, на поверхности «эволюционного потока», людей объединяют не идеи, а жизненные обстоятельства, которые можно кристаллизовать в общие идеи. Чем дальше люди и их идеи находятся от границ этого потока, тем они ближе к исторической гибели. На самом деле, в процессе социальной эволюции определяющую роль играет сознательно-волевая деятельность людей, которые, используя опыт прошлого в настоящем, постоянно формируют будущее.

Главной задачей власти является трансформация идеологии в массовое социальное поведение. Религия есть разновидность идеологии. Идеология, в свою очередь, декларирует себя как науку: христианство-коммунизм — либерализм — все это идеология. Однако, в отличие от религии, идеология все же ориентируется на реальность. Она апеллирует к разуму, а не к чувствам и слепой вере людей в некие, никем недоказанные истины. Поэтому, когда это становится выгодным, от идеологии легко отказываются.

Идеология ставит общую цель, независимо от вероятности ее достижения. Она призвана играть организующую роль и указывать стратегическое направление движения к цели. Идеология — это мечта, которая сглаживает неприятности реальной жизни. Она играет роль идеала, к которому нужно стремиться. Здесь важен факт его существования. Власть должна содержать Учение в состоянии актуальности, пополнять старые догмы новыми примерами, воспитывать и вовлекать массы в идеологические действия. На самом деле, через потоки идеологической информации организуется оглупление населения. Идеология исходит из ложной предпосылки того, что человек есть «совокупность общественных отношений, поэтому из любого человека можно воспитать идеального гражданина». Практика этого не подтвердила, потому что «природные качества человека и качества, выработанные опытом жизни оказались сильнее искусственно придуманных и прививаемых» [2].

Таким образом, правдивое отражение жизни, по-видимому, больше никого уже не интересует. Рассуждая абстрактно, возможно все, но реально возможно немногое. «Кремлевские мечтатели» пытались абстрактную возможность сделать реальностью, что является невозможным. Поэтому рано или поздно, наступает разочарование и поиск виновников — сочинителей утопий, их носителей и реализаторов. Кроме того, становление любой новой власти с ее новой идеологией всегда сопровождается размахом преступности во всех сферах, во всех регионах и на всех уровнях. В таких исторических условиях никакая власть не может установить в стране порядок без «массовых репрессий». Отсюда так называемые «сталинские репрессии», которые отражали стремление народа помешать партийной бюрократии превратиться в нового господина. По мнению автора, казнь царской семьи была священной местью за все то зло, какое причинила романовская монархия русскому народу за столетия своего правления. Это был акт самозащиты новой власти и самого общества. Однако, следует признать, что сам процесс «самосохранения» сопровождался злоупотреблениями и ошибками. Участвую в репрессиях, народ невольно вовлекался в процесс государственного управления посредством принятие решений типа «смерть врагам народа» и «да здравствует мир во всем мире».

Список использованных источников

Основная и дополнительная литература

1. Бабосов Е. М. Идеология белорусского государства: теоретические и практические аспекты [Текст]. — Изд 2-е. — Минск, 2009.

2. Зиновьев А. А. «Русская трагедия». М.: Алгоритм, 2006.

3. Мискевич, А. Б. Основы политологии [Текст]: учебное пособие. — Минск, 2007.

4. Яскевич Я. С. Основы идеологии белорусского государства [Текст]. — Минск, 2007.

Программное обеспечение и интернет — ресурсы

5. http: //croquis. ru/3664. html

6. http: //log-in. ru/books/3841/

7. http: //ru. wikipedia. org/wiki/Зиновьев,_Александр_Александрович

8. http: //www. president. gov. by

9. http: //zinoviev. info/wps/archives/288

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой