Белорусская историография XX в.: работы Е.Ф. Карского, В.У. Ластовского, М.В. Довнар-Запольского, В.С. Игнатовского, В.И. Пичеты, их значение для белорусск

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования Республики Беларусь

Белорусский национальный технический университет

Кафедра истории, мировой и отечественной культуры

Реферат

По истории Беларуси

На тему: «Белорусская историография XX в.: работы Е. Ф. Карского,

В.У. Ластовского, М.В. Довнар-Запольского, В. С. Игнатовского, В. И. Пичеты,

их значение для белорусской истории"

Минск, 2010

Содержание

  • Введение
    • Карский Евфимий Фёдорович. Биография. Основные работы
    • Основные работы
    • Белорусы
    • Ластовский Вацлав Устинович
    • Довнар-Запольский Митрофан Викторович. Биография. Научная деятельность
    • Научная деятельность
    • Игнатовский Владимир Сергеевич. Биография. Вклад в науку
    • Вклад в науку
    • Пичета Владимир Иванович. Биография. Научная деятельность
    • Научная деятельность
    • Главные направления в историографии Белоруссии
    • Изучение истории Белоруссии в довоенный период
    • Заключение
    • Список использованных источников

Введение

Мой реферат на тему: «Белорусская историография XX в.: работы Е. Ф. Карского, В. У. Ластовского, М.В. Довнар-Запольского, В. С. Игнатовского, В. И. Пичеты, их значение для белорусской истории». Я рассмотрела такие вопросы, как история Беларуси в трактовке русской дворянской и буржуазной историографии и изучение истории Беларуси в довоенный период. В книге, напечатанной в 1965 году, подробно, интересно и простым языком была изложена историография Беларуси. Я считаю эту книгу наиболее ценной для истории Беларуси и для моей темы.

Также я уделила внимание биографии и научной деятельности Е. Ф. Карского, В. У. Ластовского, М.В. Довнар-Запольского, В. С. Игнатовского и В. И. Пичеты. Я считаю, что для моей темы необходимо знать биографию людей, которые внесли такой вклад в историю нашей страны. Биография кратко изложена в книге «Сто лиц белорусской истории». Я считаю эту книгу не менее важной для моей темы.

Научное изучение истории Белоруссии началось с первой половины XIX в. трудами русских, украинских, польских дворянских и буржуазных историков. Однако до Великой Октябрьской социалистической революции изучение истории Белоруссии продвигалось очень медленно. Поэтому результаты дореволюционной белорусской историографии менее значительны по сравнению с историографией России и Украины.

Карский Евфимий Фёдорович. Биография. Основные работы

Евфимий Карский родился 20 декабря 1860 года (1 января 1861) в селе Лаша Гродненского уезда Гродненской губернии. Отцом его был дьячок местной церкви Фёдор Новицкий, а матерью — девушка из причетнической семьи Карских. Под её фамилией и был записан ребёнок, так как он родился без официально зарегистрированного брака (Фёдор Новицкий на тот момент ещё не достиг 18 лет — минимального брачного возраста в большинстве губерний Российский империи). Начальное образование Ефим Карский получил в приходском училище села Ятра, в церкви которого на тот момент служил его отец. В августе 1871 года по инициативе отца Евфимий (под отцовской фамилией, Новицкий) поступил в Минскую духовную семинарию. По окончании семинарии он поступил (уже под фамилией Карский, записанной в метриках) в Нежинский историко-филологический институт, где изучал славяно-русскую филологию под руководством профессора Р. Ф. Брандта.

Окончив институт в 1885 году Карский начал преподавать во 2-ой Виленской гимназии. В это время он начал собирать этнографический материал, в этом ему помогали родители, и печататься в научных журналах. В 1877 году Евфимий Карский женился на дочери священника Софье Николаевне Сцепуржинской. В гимназии он проработал до 1893 года, в котором его зачислили преподавателем русского языка в Варшавский университет, а через год назначили экстраординарным профессором на кафедру русского и церковнославянского языков. В 1901 году он был избран членом-корреспондентом Императорской Российской Академии наук. В 1902 году Карский стал деканом историко-филологического факультета. В 1903 году Карский предпринял этнографическую экспедицию по Белоруссии, в ходе которой было собрано немало материала для исследований, и по итогам которой был издан первый том главного труда учёного — полномасштабной научной работы «Белоруссы», заслужившей впоследствии название «энциклопедии белорусоведения». В 1905 году Карский стал ректором Варшавского университета. Должность ректора Карский занимал до 1910 года. Также с 1905 по 1917 год он был главным редактором журнала «Русский филологический вестник». В 1916 году его избрали действительным членом Академии наук. В 1917 году Карский стал профессором Петроградского университета. С 1920 года он редактировал «Известия Отделения русского языка и словесности Российской Академии наук». В 1922 году стал действительным членом Института белорусской культуры (теперь Национальная академия наук Белоруссии), а в 1929 году — членом Чешской Академии наук. Также работал директором Музея антропологии и этнографии.

При советской власти Карский не единожды терпел невзгоды из-за своих убеждений. Взгляды учёного раздражали как большевиков, так и белорусских националистов, так как он не считал белорусов отдельной национальностью, а рассматривал белорусскую народность как часть единого русского народа, наряду с велико руссами и мало руссами, а белорусскую речь как наречие общерусского языка. Он также скептически относился к насильственной белорусизации, проводимой советской властью. Он подвергался давлению со стороны партийного научного сообщества, а в 1929 году был снят с должность директора Музея антропологии и этнографии.

Восстановиться на прежних позициях Карскому так и не удалось — 29 апреля 1931 года он скончался. Похоронен на Смоленском православном кладбище Ленинграда.

Основные работы

Обзор звуков и форм белорусской речи. — Москва, 1886. — Известия Историко-филологического Института в Нежине, том X.

Грамматика древнего церковнославянского языка сравнительно с русским (курс средних учебных заведений). — Вильна, 1888−1900, Варшава, 1901−1916, Сергиев Посад, 1917.

К истории звуков и форм белорусской речи. — Варшава, 1893. — Магистерская диссертация.

К вопросу о разработке старого западнорусского наречия. — Вильна, 1893.

Что такое древнее западнорусское наречие?. — Труды Девятого археологического съезда в Вильне, 1893.

О языке так называемых литовских летописей. — Варшава, 1894.

Особенности письма и языка Мстиславова Евангелия. — Русск. Филолог. Вестн., 1895.

Образцы славянского кирилловского письма с Х по XVIII век. — Варшава, 1901.

Очерк славянской кирилловской палеографии. — Варшава, 1901.

Русская диалектология. Л., 1924.

Славянская кирилловская палеография. [S. l. ], 1928.

Труд переиздавался: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. Moscow, 1979.

Наблюдения в области синтаксиса Лаврентьевского списка летописи. Л., 1929.

Труды по белорусскому и другим славянским языкам, М., 1962.

Этнографическая карта белорусов (профессор Е. Ф. Карский, 1903 г).

Белорусы

Т.I. Введение в изучение языка и народной словесности. — Варшава, 1903.

Труд переидавался: Белоруссы. Т.I. Введение в изучение языка и народной словесности. — Вильна, 1904.

Т. II. Язык белорусского племени. В.1. — [S. l. ], 1908.Т. II. Язык белорусского племени.2. Исторический очерк словообразования и словоизменения в белорусском наречии. — [S. l. ], 1911.Т. II. Язык белорусского племени.3. Очерки синтаксиса белорусского наречия. Дополнения и поправки. — [S. l. ], 1912.

Т. III. Очерки словесности белорусского племени.1. Народная поэзия. — Москва, 1916.Т. III. Очерки словесности белорусского племени.2. Старая западнорусская литература. — Петроград, 1921.Т. III. Очерки словесности белорусского племени.3. Художественная литература на народном наречии. — [S. l. ], 1922.

Полностью переиздано: Белорусы: Т.1 — 3. — Москва, 1955−1956.

Ластовский Вацлав Устинович

Вацлав Устинович Ластовский был активистом Белорусской социалистической громады, редакционным секретарем газеты «Наша Ніва», входил в руководство партии «Хрысціянская злучнасць» и являлся председателем кабинета министров Белорусской народной республики.

В. Ластовский выступал против советской власти и польской оккупации за независимую и целостную Белоруссию. В начале 1920-х годов он посетил ряд стран Западной Европы, где агитировал за идею независимости Белоруссии. С апреля 1927 года работал директором Белорусского государственного музея, заведующим кафедрой этнографии при Институте белорусской культуры, секретарем Белорусской академии наук. Исследовал древне-белорусскую историю, литературу и происхождение названия Белоруссия. Автор исторических литературных произведений, рассказов, воспоминаний и статей об известных деятелях национального возрождения. Переводил на белорусский язык произведения классиков русской, английской, польской и датской литератур.

Как отметил в интервью БелаПАН кандидат филологических наук Язеп Янушкевич, своим творчеством Ластовский доказал: лучшим университетом для человека является «глубоко прочитанная и добросовестно написанная книга». Несмотря на начальное четырехлетнее образование, Вацлав Ластовский стал членом-корреспондентом Украинской академии обществоведения в Праге (Чехия) в 1926 году и академиком Академии наук Белоруссии в 1928 году. «О том, что Вацлав Ластовский был ученым энциклопедистом, свидетельствует его капитальное исследование „Гісторыя беларускай (крыўскай) кнігі“, написанное в 1926 году», — отметил Я. Янушкевич. По его словам, В. Ластовский смог сделать больше, чем несколько академических институтов.

В 1930 году вместе с другими выдающимися деятелями науки и культуры Беларуси Вацлав Ластовский был арестован и осужден по сфабрикованному НКВД [источник не указан 66 дней] делу так называемого Союза Освобождения Белоруссии на ссылку за границы БССР. В начале 1938 года повторно арестован в Саратове и 23 января расстрелян.

Довнар-Запольский Митрофан Викторович. Биография. Научная деятельность

Происходил из старинного шляхетского рода, родился в семье служащего. Начальное и среднее образование получал в народном училище ст. Барановичи, школе г. Пловдива (Болгария), народном училище г. Речица, прогимназии г. Мозыря, а также в 1-й городской гимназии Киева, из которой был отчислен весной 1888, как указывалось в секретном приказе опекуна Киевского учебного округа, «за предосудительное и вредное поведение, выразившееся в чтении найденных у него книг преступного содержания», а именно поэмы Т. Шевченко «Мария», письма к А. Герцену и эмигрантского сборника «Громада», издававшийся в Женеве (Швейцария) деятелем украинского национально-освободительного движения Михайлом Драгомановым. В 1889 поступил на историко-филологический факультет Киевского университета, который успешно окончил в 1894.

Служил в Московском архиве Министерства Юстиции. Работал в Московском и Киевском университетах. В 1905 открыл в Киеве высшие женские вечерние курсы, в 1906 — высшие коммерческие курсы, преобразованные затем в коммерческий институт. Сотрудничал с газетами «Белорусское слово», «Белорусское эхо», «Вольная Беларусь», был членом комиссии БНР по организации Белорусского университета. Преподавал в ВУЗах Харькова и Баку. C 1 октября 1925 по 1 сентября 1926 работал заведующим кафедры истории Беларуси в Белорусском государственном университете. С осени 1926 работал в Москве.

Подвергался репрессиям в завуалированной форме: блокировались посты и должности, фундаментальный труд «История Белоруссии», написанный в 1925, был осужден как идейно-вредный.

Научная деятельность

Занимался исследованиями истоков и становления белорусской государственности, национальной и культурной самобытности белорусского народа. В серии статей «Белорусское прошлое» (1988) доказывал, что белорусы самостоятельный народ и должны занять равноправное место с семье европейских народов. В научно-публицистической работе «Основы государственности Беларуси» (1919) выдвинул теорию о древней белорусской государственности, представленной Полоцким и Туровским княжествами (так называемая кривичско-дреговичско-радимичская концепция формирования белорусской нации), а позднее Великим княжеством Литовским. Опубликовал более 200 научных работ по этнографии, социально-экономической и политической истории Белоруссии, Литвы, России, Украины, Польши. В 1906 году издал историко-литературный памятник XVI—XVII вв. Баркулабовскую летопись.

Был активным сторонником «экономического материализма», считал, что движущей силой истории являются экономический процессы, превозносил роль товарного обмена

Игнатовский Владимир Сергеевич. Биография. Вклад в науку

До 12-летнего возраста Владимир Сергеевич Игнатовский жил в Дрездене (Германия), где окончил школу и поступил в гимназию. Игнатовский окончил Санкт-Петербургский университет в 1906 году. В 1906—1908 годах продолжил учёбу в университете Гиссена, где в 1909 году получил степень доктора философии «summa cum laude» за работу по дифракции.

В 1911—1914 годах он преподавал в Высшей технической школе Берлина. После начала первой мировой войны работал в фирме «Карл Цейсс» на строительстве оптического завода во Франции. Женился на подданой Великобритании. В 1917 году вскоре после Февральской революции был послан из Парижа для научного руководства оптическим заводом Российского общества оптического и механического производства в Петрограде, впоследствии известным как Государственный оптико-механический завод (ГОМЗ). В 1921—1938 Игнатовский работал консультантом ещё в одном военном научно-исследовательском центре — Особом техническом бюро (Остехбюро).

29 марта 1932 года В. С. Игнатовский был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

25 ноября 1934 года В. С. Игнатовскому была присвоена научная степень доктора физико-математических наук.

8 января 1942 года В. С. Игнатовский был арестован по сфабрикованному обвинению в «шпионско-вредительской деятельности» и связях с немецкой разведкой начиная с 1909 года. Вероятно, показалось подозрительным его долгое пребывание в Германии и свободное владение немецким языком. В момент ареста, в блокадном Ленинграде, В. С. Игнатовский был также профессором ЛГУ. Возможно проходил по делу «Союза старой русской интеллигенции». 13 января 1942 военным трибуналом Ленинградского фронта Владимир Сергеевич Игнатовский вместе со своей женой-домохозяйкой были приговорены к расстрелу. Реабилитирован посмертно 28 мая 1955 определением ВКВС СССР.

Вклад в науку

Игнатовский издал несколько работ по специальной теории относительности. В 1910 году он первым попытался получить преобразование Лоренца на основе теории групп и без использования постулата о постоянстве скорости света. Игнатовский также известен своими работами по оптике.

Пичета Владимир Иванович. Биография. Научная деятельность

Владимир Иванович Пичета родился 9 октября 1878 года в Полтаве. Его отец, Иван Христофорович, серб по национальности, был ректором Витебской, а затем Полтавской духовной семинарии. Мать учёного, Мария Григорьевна Григоренко, украинка по происхождению, была дочерью киевского чиновника Казённой палаты.

Владимир Иванович Пичета окончил в 1897 году Полтавскую гимназию, а в 1901 году — историко-филологический факультет Московского университета. Научным руководителем его дипломной (тогда называвшейся кандидатской) работы «Юрий Крижанич о Московском государстве» был В. О. Ключевский.

После окончания университета преподавал в средних учебных заведениях Москвы, а с 1902 года работал на Украине (Коростышев, Екатеринослав). В сентябре 1905 года Пичета вернулся в Москву, где преподавал сначала в средних учебных заведениях, а с 1906 года — в высших, выступал с лекциями перед рабочими. В 1909 году молодой учёный сдал магистерский экзамен, а в 1910 утверждён в звании приват-доцента Московского университета. В феврале 1911 года вместе с группой профессоров и приват-доцентов ушёл из университета в знак протеста против деятельности министра народного просвещения Л. А. Кассо. Преподавал на Высших женских курсах и в Практической академии коммерческих наук. В конце 1917 года Пичета стал преподавателем Московского университета, а после слияния в июне 1918 года Высших женских курсов, где он читал лекции, с университетом — профессором МГУ. В 1918 году Владимир Иванович защитил диссертацию на степень магистра русской истории по первому тому монографии «Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве».

После открытия университета в Минске — его ректор в 1921—1929 годах. В 1930 году был арестован по «академическому делу» и обвинён в великодержавном шовинизме, белорусском буржуазном национализме и прозападной ориентации. Многомесячное пребывание в Доме предварительного заключения в Ленинграде в 1930—1931 гг. серьёзно подорвало физическое и моральное здоровье учёного. В августе 1931 года Пичета был выслан в Вятку, где работал нормировщиком и табельщиком в кооперативе общественного питания.

Неизвестно, как долго бы продлилась ссылка Пичеты, если бы не счастливая случайность в его жизни, связанная с именем Эдварда Бенеша — министра иностранных дел Чехословакии (в будущем — президент Чехословакии). В июне 1934 года Бенеш посетил Москву с целью установления дипломатических отношений с Советским Союзом. Во время встречи со Сталиным на вопрос главы правительства Советского Союза, что бы министр хотел увидеть в Союзе, с кем пообщаться, Бенеш ответил: «Я хотел бы встретиться с известным учёным славистом, профессором Пичетой, а то у нас в Чехословакии ходят слухи, что он арестован и его даже нет в живых». По приказу Сталина Пичету срочно доставили с Вятки, вручили фальшивое удостоверение члена-корреспондента АН СССР и представили Бенешу. После возвращения в Прагу Бенеш устроил пресс-конференцию для чехословацких и иностранных журналистов. На вопрос о своих встречах в Советском Союзе он сказал, что встречался с известным учёным, славистом, профессором Пичетой. «Слухи о его аресте и гибели, к счастью, не подтвердились», — заявил Бенеш.

Историк Ю. Ф. Иванов, не ставя под сомнение подлинность истории о вмешательстве Бенеша, на основании архивных материалов предположил, что летом 1934 года министр иностранных дел Чехословакии не был в СССР, визит состоялся годом позже, когда он посетил Москву, чтобы произвести обмен ратификационными грамотами ранее заключенного договора о взаимопомощи. А значит, освобождение Пичеты из ссылки состоялось не ранее, чем за три месяца до окончания срока, установленного ученому Коллегией ОГПУ.

Как следствие, дело Пичеты было пересмотрено, 26 апреля 1935 года учёный был освобождён досрочно. В 1935—1936 гг. он возобновляет научно-преподавательскую деятельность. С 1937 года он работает старшим научным сотрудником в Институте истории АН СССР, с 1938 года — профессором Московского педагогического института им. В. И. Ленина и МГУ. В 1939 году по его инициативе был сектор славяноведения Института истории АН СССР и кафедра истории южных и западных славян МГУ. В следующем году он был восстановлен в звании академика АН БССР, которого его лишили в 1930 году. С 1946 года Пичета — заместитель директора Института славяноведения АН СССР.

Умер 23 июня 1947 года, похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Научная деятельность

В.И. Пичета является автором большого количества трудов по истории России, Польши, Белоруссии, Литвы и Украины. Его работы 20-х — 30-х годов разрабатывают в основном социально-экономические проблемы российской истории эпохи Смуты и отмены крепостного права.

С именем Пичеты связано становление белорусской советской исторической науки. Темы его исследований включали вопросы этногенеза белорусского народа, историю белорусских городов, археологию и краеведение, историю беларусского языка и литературы — из 516 работ учёного более 150 посвящены истории Беларуси.

Работы Пичеты внесли немалый вклад и в историографию Литвы. Его труды посвящены таким проблемам, как возникновение и развитие Литовского феодального государства, генезис и развитие крепостничества, положение крестьянства и развитие городов. Владимир Иванович изучал юридическое положение крестьян и холопов в Литве, положение этого княжества в составе Речи Посполитой.

С 1939 года Пичета сосредоточил внимание на истории Польши. В последние годы жизни трудился преимущественно над 3-х томной «Историей Польши» (3-й том остался незавершённым).

Главные направления в историографии Белоруссии

Первым, обратившим внимание на историю Белоруссии, был русский дворянский историк Н. Г. Устрялов. В своих работах «Исследование вопроса, какое место в русской истории должно занимать княжество Литовское» (1839), «Русская история» (1837-Л841) он при вел ряд интересных фактов из истории Белоруссии XVI—XVIII вв. Однако Устрялов освещал эти факты с целью оправдания той официальной политики, которой придерживалось николаевское правительство по отношению к Белоруссии, т. е. выступал против тех, которые «смотрят на Литву и соединившиеся с нею области как на (польские провинции», и объявил их русскими.

В середине XIX в. историческое развитие Белоруссии получило некоторое освещение в обзорных трудах и курсах лекций русских историков К.Н. Бестужева-Рюмина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского и Н. И. Костомарова. Но этих авторов Белоруссия интересовала не сама по себе, а лишь как одна из составных частей Российской империи. Поэтому о Белоруссии они писали только в разделах, посвященных внешней политике, главным образом войнам России с Польшей или (расширению территории Русского Государства. Это являлось результатом господствовавшего среди большинства русских историков великодержавного (представления о том, что все народы, кроме русского, были только материалом, из которого создавалось величественное здание Российской империи, и что ни один из них не имеет права на самостоятельное существование за ее пределами.

Предметом специального изучения история Белоруссии стала только со второй половины XIX в. В это время был написан ряд работ, посвященных непосредственно истории Белоруссии или истории Великого княжества Литовского, в состав которого входила Белоруссия, О. Турчиновичем, М.Ф. Владимироким-Будановым и В. Б. Антоновичем. Однако значительная часть работ этих и других историков написана с. великодержавных и клерикальных позиций.

Особенно ярко клерикально-монархическая тенденция выразилась в работах М. О. Кояловича, Н. И. Петрова и П. Д. Брянцева, которые утверждали, что Белоруссия — это часть России, испорченная влиянием Польши, и открыто проводили мысль о том, что царизм имеет исторические права я, а обладание Белоруссией. Они оправдывали эти права совместной борьбой против внешних врагов белорусских феодалов и русских дворян, православной церкви и русской государственной власти. Эти три силы — феодалы, православное духовенство и русские цари — и были, по мнению названных историков, главными силами, благодаря которым удалось защитить Белоруссию от попыток польских магнатов, шляхты, католического и униатского духовенства ополячить, окатоличить ее народ и навсегда оторвать от России. Включение Белоруссии в состав Российской империи в конце XVIII в. также объяснялось только деятельностью русских царей, белорусских феодалов и церковников. Роль белорусского народа, который неоднократно поднимал восстания и в течение столетий боролся за воссоединение с великим русским народом, совершенно игнорировалась. Если они и писали о народных выступлениях, то трактовали их как движения, направленные против католической церкви. Руководящая роль в этих выступлениях приписывалась служителям православной церкви или православным феодалам и шляхте.

Поэтому историю белорусского народа эти историки совершенно не изучали. Их интересовала только деятельность литовских, польских, русских властей и духовных особ, постановления сеймов Речи Посполитой к церковных соборов. Даже само название «Белоруссия», «белорусский народ» в их работах очень часто заменялось названиями «Западный край», «Северо-Западный край» или «Литва».

В конце XIX-начале XX в. в русской историографии возникло новое либерально-буржуазное направление, которое принесло в историографию Белоруссии более широкое понимание предмета, интерес к социальной и экономической истории. Наиболее видными представителями этого направления в историографии Белоруссии были М. К. Любавский, М.В. Довнар-Запольский, И. И. Латыш и Ф. И. Леонтович.

В работах М. К. Любавского содержится большой документальный материал, тщательно собранный и обработанный на основе внимательного изучения источников по истории Белоруссии XIV—XVI вв. По обилию фактического материала и некоторым выводам его работы не потеряли своего значения и в настоящее время. Любавский, например, не связывал образование Литовского государства с появлением немецких агрессоров, как это делали историки юридической школы, а считал его результатом развития внутренних экономических и социальных отношений. Он правильно также отмечал, что магнаты, боявшиеся потерять свои экономические и политические привилегии, выступали на сеймах как сторонники политической независимости Великого княжества Литовского, а шляхта, боровшаяся с магнатами, наоборот, добивалась более тесного союза с Польшей, что феодальная независимость князей в западнорусских землях была большей, чем в Литве, и объяснял это тем, что феодализм в западнорусских землях возник раньше, чем в литовских. Но феодализм М. К. Любавский понимал только как политическое явление и излагал его историю лишь в свете отношений феодалов разных рангов друг к другу. Автор пытался также решить вопрос об установлении крепостной зависимости крестьян Великого княжества Литовского. Но ответ на вопрос о происхождении крепостного права он искал не в сфере экономических отношений, а в сфере юридического принципа давности.

В работах М.В. Довнар-Запольского также собран большой фактический материал по экономической истории Белоруссии XV—XVI вв. Автор интересовался состоянием ремесла, торговли и рынка в городах Белоруссии, денежной и податной системами, аграрным вопросом, положением белорусского крестьянства и другими вопросами. Однако в его работах нет анализа классовой борьбы, борьбы крестьянства против феодалов-крепостников, а основные выводы автора положили начало вредным, антинаучным теориям «единого потока» (о бесклассовом развитии белорусского народа) и «золотого века», по которым XVI в. якобы был периодом социально-экономического благосостояния крестьян Белоруссии и расцвета белорусской государственности.

И.И. Лаппо исследовал политический и общественный строй Великого княжества Литовского после Люблинской унии 1569 т. Автор изучал одно лишь шляхетство, рассматривая его как самодовлеющую общественную труппу, совершенно оторванную от социальной базы, и не останавливался на положении эксплуатируемых классов, «людей простого стану». Вместе е тем И. И. Лаппо высказал мнение, что вопреки декларации акта Люблинской унии 1569 т. продолжало существовать не единое, а федеративное Польско-Литовское государство.

Ф.И. Леонтович посвятил большое количество работ выяснению положения крестьян Великого княжества Литовского в XV—XVI вв. Но в своих работах он рассматривал крестьян не как производителей материальных благ, а обрисовал преимущественно правовое положение различных категорий сельского населения. Ф. И. Леонтович высказал сомнение в правильности мнения большинства предшествующих историков о единовременном закрепощении крестьян и заявил, что этот процесс был длительный и постепенный. «Нельзя указать момента, — писал он, — с которого собственно начинается несвободное состояние крестьян; переход к нему совершился незаметно. Крестьяне мало-помалу опутывались сетью зависимых отношений, которые вытекали из разнообразных источников и дали начало не менее разнообразным разрядам крестьянства». Вместе с тем Ф. И. Леонтович, как и другие буржуазные историки, считал деятельность государства решающим условием закрепощения крестьян и рассматривал отношения между крестьянами и феодалами как (преимущественно правовые, выраженные и закрепленные в законодательстве).

Внимание дореволюционных историков привлекала также история белорусского города. Однако работы в этой области представляли собой, как правило, различные по объему статьи, опубликованные в журналах или местных периодических изданиях и посвященные истории отдельных городов (Минска, Слуцка, Бреста и др.).

Первой попыткой обобщенного изложения истории белорусских городов является работа В. К. Стукалича. Автор пытается проанализировать значение магдебургского права в жизни городов Белоруссии, вскрыть влияние роста шляхетских привилегий на упадок городов, Он указывал, что вопреки жалованным грамотам на магдебургское право и попыткам государственной власти защитить, города от проникновения в них магнатов и шляхты церковные и светские феодалы «осадили» в городах своих подданных, которые уклонялись от выполнения городских повинностей и, занимаясь ремеслом и торговлей, выступали в качестве грозных конкурентов, городских ремесленников и торговцев. Рост частновладельческой собственности, так называемых «юридик», приводил, по мнению автора, к ослаблению и разорению городского населения, к экономическому и политическому упадку городов Белоруссии.

Хотя вопросы экономической жизни городов (торговля, ремесленная деятельность горожан, рынок) не нашли достаточно полного отражения в работе В. К. Стукалича, тем не менее следует указать, что он первым в дореволюционной историографии дал травильную оценку причин возникновения в городах Белоруссии ремесленных цехов.

Работа Ф. В. Клименко является первой попыткой обстоятельного изучения цеховой организации белорусского феодального города XVI—XVIII вв. В этой работе имеется ряд денных наблюдений автора о правовом положении в цехах учеников, подмастерьев и мастеров и их взаимоотношении, о борьбе цехов с не цеховыми ремесленниками, так называемыми «партачами», о правовом положении цехов в городе и т. д. — Однако автор ограничился только констатацией правовых норм в цеховых уставах XVI—XVIII вв. и не дал анализа социально-экономического развития городов и прежде всего внутреннего рынка как главнейшего условия развития ремесленного производства. Ф. В. Клименко не решил также основного вопроса своего исследования: причин возникновения и развития цехов в городах Белоруссии. Кроме того, он часто механически переносил черты организации цехов в XVIII в. на предыдущий период, нормы виленских цехов распространял на цехи всех городов.

Изучение истории Белоруссии в довоенный период

Перед историками республики со всей остротой встала задача, изучив большое количество новых документальных источников, пересмотреть многие положения дореволюционных историков по истории Белоруссии, разоблачить, отбросить концепцию белорусских буржуазных националистов и создать подлинную историю белорусского народа.

Основные трудности при этом заключались в отсутствии научных кадров, которые могли бы выполнить эту задачу. Только с открытием в 1921 г. Белорусского государственного университета и основанием в 1922 г. Института белорусской культуры дело с подготовкой научных кадров, а вместе с тем и с разработкой белорусской истории значительно двинулось вперед.

Из монографических исследований этого периода следует назвать прежде всего работы В. И. Пичеты — первого ректора Белорусского государственного университета.

Владимир Иванович Пичета (1878−1947) прожил большую и интересную жизнь. Он прошел сложный трудовой путь от учителя средней школы в провинциальном городке царской России до действительного члена Академии наук СССР.

Начав печататься еще в 1904 г., В. И. Пичета опубликовал огромное количество работ: монографий, статей, заметок, рецензий. В них он разрабатывал разнообразные вопросы по истории России, Белоруссии, Литвы и Украины, поднимал сложные проблемы по истории Польши, Чехии и южных славян.

Список трудов, опубликованных при жизни ученого, насчитывает 479 названий, многие из которых представляют собой капитальные монографии. Несколько статей вышло из печати после смерти автора, многие незаконченные работы остались в рукописях.

Большое место среди работ В. И. Пичеты занимают труды по истории Белоруссии (около 80 названий), с которой он продолжительное время был тесно связан, будучи в течение 9 лет ректором и профессором Белорусского государственного университета, а с 1928 г — до смерти — действительным членом Белорусской Академии наук.

В.И. Пичета первый выдвинул исследование истории белорусского народа как самостоятельную задачу и много сделал для ее разрешения. Еще до переезда на работу в Минск, в 1917—1918 гг., В. И. Пичета опубликовал крупное исследование «Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве». Это первый обширный труд по истории феодальных отношений в Белоруссии, а XVI в., в котором рассматривается большой комплекс аграрных мероприятий, проводившихся правительством Великого княжества Литовского в середине XVI в. и известных в то время под названием «волочной померы».

Монография В. И. Пичеты «Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве» занимает особое место в белорусской историографии не только по богатству содержащегося в ней материала, но и потому, что она явилась отправной точкой для ряда других работ, развивавших и уточнявших выдвинутые в ней положения.

Свои исследования по аграрной истории Белоруссии В. И. Пичета продолжил и в Минске. Здесь он опубликовал на эту тему ряд новых работ, в том числе «Волочная устава королевы Боны и устава на волоки», «Наказ старостам и державцам и волочная устава», «Состав населения в господарских дворах и волостях западной части Белоруссии в пореформенную эпоху», «Аграрные реформы в восточных областях Литовско-Русского государства во второй половине XVI и начале XVII в.» и др. Вообще аграрная история Белоруссии являлась главной темой в исследованиях В. И. Пичеты. Не случайно именно этой тематике посвящено и первое его крупное исследование «Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве», и последнее, над которым он работал до конца жизни, «Белорусское поместье в XV—XVI вв. «

Кроме аграрной истории, В. И. Пичета разрабатывал и другие вопросы истории Белоруссии. Так, в 1925 г. в связи с 20-летним юбилеем революции 1905−1907 гг. Пичета опубликовал в «Трудах Белорусского университета» ряд работ по истории рабочего и крестьянского движения в Белоруссии в годы первой русской буржуазно-демократической революции. В 1924 г — он издал первый общий очерк по истории Белоруссии с древнейших времен до Люблинской унии 1569 г. включительно, а в 1927 г. вышла его вторая обобщающая работа «История сельского хозяйства и землевладения в Белоруссии» (ч. 1, до конца XVI в).

Одновременно с В. И. Пичетой над изучением вопросов социально-экономического развития Белоруссии работали также М.В. Довнар-Запольский и А. Н. Ясинский. В 1926 г. проф. Довнар-Запольский опубликовал большую монографию «Народное хозяйство Белоруссии в 1861—1914 гг.». Проф. Ясинский занимался главным образом историей развития крупного землевладения в Белоруссии XV в.

Однако во всех указанных выше обобщающих работах по истории Белоруссии имелись существенные недостатки. В них мало внимания уделялось классовой борьбе, а факты социально-экономической истории рассматривались в историко-юридическом аспекте.

В 1925—1927 гг. в белорусскую историографию вступила группа молодых историков: А. Бурдейко, Д. Василевский, Ф. Забелло, М. Мелешко, Т. Степанов, В. Щербаков и др. В их работах центральное место заняли не узкоюридические, а социально-экономические вопросы. Исследования феодализма уже охватывают XVIII — первую половину XIX в. В аграрных отношениях они выделяют в качестве центральной проблемы положение крестьянских масс, их классовую борьбу. Вся проблематика феодализма стала решаться с марксистско-ленинских позиций.

В начале 30-х годов молодой историк, воспитанник Белорусского государственного университета, ученик В. И. Пичеты Д.А. Дудков, опираясь на материалистическое понимание исторического процесса, занялся изучением генезиса и развития капитализма в Белоруссии. В его работах, основанных на изучении обширного фактического материала, убедительно показано, что и сельское хозяйство, и промышленность Белоруссии в пореформенную эпоху, особенно в начале XX в., развивались по капиталистическому пути. Эти исследования опровергли измышления белорусских буржуазных националистов о том, будто бы в Белоруссии не было условий для развития капитализма.

В 1934 г. было опубликовано постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР о преподавании гражданской истории в школе. Это постановление положило начало коренной перестройке работы на историческом фронте не только в области преподавания, но и в области изучения истории.

В соответствии с этим постановлением в 1934 г. при Белорусском государственном университете для подготовки высококвалифицированных кадров советских историков был открыт исторический факультет, а при нем — аспирантура. Аспирантура была организована также при институтах АН БССР. Эти мероприятия способствовали дальнейшему оживлению работы на историческом фронте.

В 1935—1940 гг. белорусская историография расширила тематику исследования разработкой вопросов проведения реформы 1861 г. в Белоруссии, революционной борьбы рабочих и крестьян в годы первой русской буржуазно-демократической революции, борьбы трудящихся за установление Советской власти в Белоруссии. На эти темы были опубликованы работы старшими научными сотрудниками Института истории АН БССР И. Ф. Лочмелем, Ф. О. Поповым и А. М. Богдановым.

Заключение

Подводим итог. Довольно много работ посвятили буржуазные историки культуре Белоруссии XVI—XVIII вв. Хотя эти работы написаны с идеалистических позиций, в них собран обширный фактический материал, характеризующий самобытность белорусской культуры и борьбу белорусского народа против полонизаторской политики польских магнатов и шляхты. П. В. Владимиров, например, осветил жизнь и деятельность выдающегося представителя белорусской культуры конца XV — первой половины XVI в. белорусского первопечатника Георгия Скорины. Выяснением роли церковных братств и организованных при них православных школ занимался К. Б. Харлампович. Особенно большое значение в изучении культуры Белоруссии имеют работы академика Е. Ф. Карского — основателя белорусского языкознания и белорусской филологии, в которых собрано много весьма оригинального материала по истории быта, языка белорусского народа, его этнографии, фольклора и литературы.

Таким образом, русские, украинские, белорусские дворянские и буржуазные историки собрали и систематизировали значительный фактический материал по отдельным вопросам истории Белоруссии. Однако они не смогли осветить историю Белоруссии в главном и существенном — ее социально-экономическое развитие, историю народа, трудовых масс. Как указывал В. И. Ленин, прежние исторические теории имели два главных недостатка: «Во-1-х, они в лучшем случае рассматривали лишь идейные мотивы исторической деятельности людей, не исследуя того, чем вызываются эти мотивы, не улавливая объективной закономерности в развитии системы общественных отношений, не усматривая корней этих отношений в степени развития материального производства; во-2-х, прежние теории не охватывали как раз действий масс населения… в лучшем случае давали накопление сырых фактов, отрывочно набранных, и изображение отдельных сторон исторического процесса».

Новый толчок для изучения истории Белоруссии дало освобождение Западной Белоруссии из-под власти буржуазно-помещичьей Польши. В связи с политическим значением этого исторического события уже в конце 1939 и 1940 г. появился ряд работ, в которых освещаются предпосылки и историческое значение воссоединения белорусского народа в едином Белорусском Советском социалистическом государстве. В числе наиболее важных из них были работы В. И. Пичеты и Ф. И. Лочмеля.

Но не нужно забывать и про вклад других ученых, таких как Е. Ф. Карский, В. У. Ластовский, М.В. Довнар-Запольский, В. С. Игнатовский, в чьих работах рассматриваются и поднимаются сложные и разнообразные вопросы по истории Беларуси.

Список использованных источников

1. Введение в историю БССР. Минск, «Высшая школа». 1965. 48 стр.

2. Сто асоб беларускай гісторыі: гістарычныя партрэты II- Мінск: Литература и Искусство, 2008. — 378 с: іл.

3. Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: У 6 т. Т3/Беларус. Энцыкл.; Рэдкал.: Г. П. Пашкоў (гал. рэд) і інш.; Маст.Э. Э. Жакевіч. — Мн.: БелЭн, 1996. — 527с.: іл.

4. http: //ru. wikipedia. org/

Приложения

Карский Евфимий Фёдорович

Пичета Владимир Иванович

Довнар-Запольский Митрофан Викторович

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой