Белорусский орнамент в его многообразие

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Орнамент (лат. ornemantum -- украшение) -- узор, основанный на повторе и чередовании составляющих его элементов. Предназначается для украшения различных предметов, архитектурных сооружений, произведений пластических искусств, у первобытных народов также самого человеческого тела. Связанный с поверхностью, которую он украшает и зрительно организует, орнамент, как правило, выявляет или акцентирует архитектонику предмета, на который он нанесён. Орнамент либо оперирует отвлечёнными формами, либо стилизует реальные мотивы.

Орнамент — это особый вид художественного творчества, который, как считают многие исследователи, не существует в виде самостоятельного произведения, он лишь украшает собой ту или иную вещь, но, тем не менее, он представляет собой достаточно сложную художественную структуру, для создания которой используются различные выразительные средства. Термин «орнамент» связан с термином «декор», который никогда не существует в чистом виде, он состоит из сочетания полезного и красивого; в основе лежит функциональность, красота приходит вслед за ней.

Орнамент — самая распространенная форма из пространственных искусств, сопровождает человечество на всех этапах его культуры. Он глубоко внедрен в быту, ежедневно встречается в жилье, вещах, одежде. И у каждого — от деревенской старух до члена Академии искусств — есть собственные жесткие критерии его выбора, применения и оценки, свои «нравится «и «не нравится «, «идет» или «не идет». Можно смело сказать, что орнамент — популярнейшее из искусств, всем понятное без особых объяснений. Орнамент направлен, прежде всего, на нашу интуицию, на подсознательное ощущение четкости ритма, цвета и формы. Его понимание интуитивно происходит на ином уровне сознания, чем тот, на котором мы понимаем литературу, театр, кино, даже живопись, одним словом, искусства повествования.

Цель курсовой работы — изучить орнамент белорусского народа — проследить его историю, познакомиться с основными элементами, техниками, приемами композиции в этом искусстве.

Объект исследования -народное творчество Белоруссии.

Предмет исследования — белорусский орнамент в его многообразии.

Актуальность данной курсовой работы в том, что национально-культурное возрождение в Беларуси пробудило у широкой общественности интерес к истории, культуре, искусству. Чем определяются художественные достижения Беларуси, на какой основе развивается современное профессиональное искусство орнамента? Богатый материал для этого дает традиционная народная художественная культура, которая у каждого народа, в том числе и у белорусов, выделяется национальной особенностью и самобытностью.

традиционный орнамент белорусский

Глава 1. История развития традиционного орнамента Белоруссии

Изучение белорусского народного орнамента имеет богатую и продолжительную историю, которая начинается со второй половины XIX века. С тех пор эта тема вызывает устойчивый интерес у исследователей, и объясняется это тем, что наряду с изменениями разнообразных форм материальной культуры народа (одежды, предметов быта, обычаев) орнаментальные символы сохраняются, претерпевая лишь некоторую трансформацию, или вовсе остаются без изменений. Орнаментальные мотивы в декоративном искусстве народа свидетельствуют о его далеких предках. Таким образом, изучение этих древних символов помогает постижению тех исторических эпох, о которых нет письменных данных и возможно судить только по дошедшим до нас материальным остаткам.

Первые исследователи материальной культуры белорусов Н. Е. Никифаровский, Е. Р. Романов, И. А. Сербов и другие стремились зафиксировать особенности вышитых узоров на праздничной одежде. Они справедливо считали их отражением своеобразности народной культуры. С тех пор в этой области были достигнуты значительные результаты. Первый, довоенный этап изучения белорусского народного орнамента посвящен, в основном, покупке и сбору фактологического материала. В послевоенные годы отечественная наука стремилась к более глубокой систематизации и осознанию его. К настоящему моменту нам точно известен основной круг мотивов и особенностей их существования, которые используются в народном орнаменте, некоторые аспекты исторического развития характерных для разнообразных техник вышивки и ткачества. Кроме того, честно исследованы основные способы размещения орнаментальных комплексов на вещах. Выделены отличительные региональные особенности, проанализировано функциональное и обрядовое назначение декорированных вещей. Но интерес к этой теме не спадает, наоборот, все чаще в печати появляются статьи, которые посвящены детализации и более конкретным характеристикам тех или иных аспектов. И это объясняется состоянием нашего общества: стремление возродить свое национальное самосознание через поиск постижения своего исторического прошлого. Орнамент же является прямым и наглядным воплощением сущности любого художественного стиля. Перечисленные достижения науки в этой области представляют несомненную и значительную ценность, как исторические и этнографические источники, но они не могут объяснить, почему составленные вместе описанные мотивы в известных традиционных композиционных схемах оказывают такое основательное эстетическое воздействие, а вещи, которые украшены ими, являются несомненными высокохудожественными произведениями.

Развитие изобразительного искусства Белоруссии происходило в тесном контакте с искусством России, Украины, Польши и Литвы, что, несомненно, носило прогрессивный характер.

Основными видами прикладного искусства были резьба по дереву и кости, керамика, ткачество и обработка металлов.

Традиционный белорусский орнамент по преимуществу геометрический. В средневековой Белоруссии славились мастерством резчики по дереву и камню, создавшие особый стиль — так называемую «белорусскую резьбу» — пышный растительный орнамент, в который вплетаются стилизованные изображения птиц и зверей. Иконостасы и царские врата православных храмов часто были настоящими произведениями искусства, свидетельствующими о талантливости белорусского народа.

Видное место в декоративном искусстве Белоруссии занимало производство изразцов для облицовки зданий. На сохранившихся керамических плитках XIV—XV вв.еков можно увидеть скачущего всадника с обнаженной саблей и оленя с олененком. Изображение всадника близко гербу Великого княжества Литовского, получившего в последующие столетия распространение в геральдике, так и в изобразительном искусстве Белоруссии и Литвы.

Часто встречаются керамические плитки, украшенные цветами и растительными побегами. Излюбленными цветочными мотивами были василек и виноградная лоза.

Такие керамисты XVII в., как П. И. Заборский, Степан Иванов, прозванный Полубесом, Игнатий Максимов, были известными мастерами своего времени и работали не только у себя на родине, но и в русском государстве: сначала на строительстве Воскресенского храма в Ново-Иерусалимском монастыре, затем в Оружейной палате Московского Кремля. Замечательный керамический пояс Воскресенского собора, выполненный Степаном Полубесом, был украшен орнаментом, прозванным в народе «павлиний глаз». Декоративное убранство этого собора, оказало большое влияние на изразцовый декор зданий Москвы последних лет XVII в.

Искусство художественной обработки металлов получило распространение не менее, чем художественная керамика. Здесь в основном использовались изображения цветов и растительных побегов.

В XVIII в. в Уречье была основана мануфактура по изготовлению бытового и художественного стекла. Она выпускала украшенную алмазной гранью и гравировкой посуду и зеркальные медальоны с гравировкой, которые служили украшением парадных залов. Декор зеркал с гербами магнатов соединял в себе черты средневековья и элементы барокко. Уреческое стекло получило известность далеко за пределами Белоруссии — в Польше, Литве, России.

Очень популярными во второй половине XVIII — первой половине XIX в. стали протканные золотом и серебром шелковые так называемые слуцкие пояса. Этим названием они обязаны месту своего изготовления — Слуцку. В те времена их именовали «персидскими кушаками».

Орнаментальные композиции слуцких поясов, как правило, слагались из трех частей: узкой каймы, украшенной стилизованным растительным орнаментом, охватывающей пояс со всех сторон; основного поля пояса, оформленного несколько более спокойными орнаментальными формами и расчлененного довольно часто поперечными полосами, и двух прямоугольных клейм, расположенных по концам пояса, украшенных обычно одним, двумя вазонами, либо медальонами с цветами или крупными букетами, звездами, иногда геометрическими фигурами.

Мотивы флоры первоначально были заимствованы с Востока, но постепенно близко знакомые белорусским мастерам цветы — василек, колокольчик, кашка — заменили эти узоры. Пояса ткали двусторонними, когда их прокатывали на особых станках, блеск золотых и серебряных нитей еще более усиливался. Этот блеск в сочетании с яркостью узора, чистотой тонов — алого и синего, оранжевого и голубого — придавал слуцким поясам одновременно и нарядность и строгость. На углах пояса обычно ткались названия города и имя мастера, вначале латинскими буквами, позже кириллицей.

Будучи предметом мужской одежды, слуцкий пояс дал жизнь широко вошедшим в XIXв. в русский, а затем и европейский женский костюм тонким шерстяным шалям. Их узоры повторяли все элементы слуцких поясов.

Среди ремесленных изделий первой половины XIX в. выделяются ткацкие изделия, ковры с растительным орнаментом, близкие по технике исполнения к украинским безворсовым килимам. В настоящее время выпускаются ворсовые ковры с белорусским геометрическим узором и декоративными мотивами слуцких поясов.

Для ткачества характерной особенностью является использование натурального цвета материала: сурового тона льняной нити, коричневых оттенков шерстяной пряжи. Излюбленными сочетаниями цветов в окрашенных тканях стали сочетания красного с синим цветом, красного с фиолетовым, зеленого с желтым. В орнаментике преобладают геометрические мотивы (обычно вариации ромба и квадрата).

На протяжении нескольких столетий в изобразительном искусстве Белоруссии были созданы произведения большой художественной ценности. Они свидетельствуют об удивительной одаренности белорусского народа.

Глава 2. Виды и структура орнамента

Основное место в белорусском народном изобразительном искусстве принадлежит художественному орнаменту, глубоко вошедшему в быт народа. Богатством колорита и форм орнамента особенно отличались изделия ткачества, вышивки и резьба по дереву. Особенностью белорусских орнаментальных форм было использование преимущественно геометрических фигур — четырехугольника, квадрата, ромба («круга»), полоски и их частей. Иногда эти фигуры переходили в растительные формы. Разнообразие декоративного рисунка, богатство расцветки достигалось применением различных технических приемов (тканье с помощью дощечек, шнурков), умелым использованием простейших элементов орнамента, расположенных в комбинациях ритмическими рядами. Отдельные фигуры, графически не связанные в орнаментальный ряд, использовались редко.

По виду изобразительного элемента или мотива, который используется в орнаменте, его подразделяют на:

Геометрический — точки, ленты, ломаные линии, прямые и зигзагообразные линии, круги, ромбы, шестиугольники, звезды, кресты.

Растительный — стилизованные листьях, цветы, плоды, чаще всего лотос, акация, виноград.

Анималистический — стилизованные фигуры или части фигур реальных или фантастических животных — лев, львиная лапа, орел, павлин, рыба, дельфин, змея, бабочка, сфинкс.

Природный или космогонический — стилизованные явления природы — молнии, языки пламени, солнце, луна, звезды и остальные.

В качестве изобразительных элементов используются также так называемые комплексные мотивы — мотивы с двойным назначением: обрядовым и декоративным. К ним относятся художественные или орнаментальные надписи, например, арабский или древнерусская вязь, стилизованные китайские иероглифы. В этих случаях надпись несет смысловую нагрузку и одновременно является украшением.

Далее следуют символические мотивы, например, треугольник символизирует горы; круг, спираль — солнце или месяц; круг, который разделен надвое синусоидой — знак инь-янь — означает неделимость женского и мужского начал.

Упоминались также геральдические мотивы — гербы и их элементы, где наиболее ценным качествами являются простота и лаконичность, которые в последнее время широко используются при разработки товарных знаков.

В прошлом белорусский орнамент нес в себе обрядовый смысл. Но с течением времени он утратил свой первоначальный смысл, сохраняя лишь декоративность, но самый древний орнамент — геометрический. Академик Б. А. Рыбаков отмечает: «Разглядывая затейливые узоры, мы редко задумываемся над их символикой, редко ищем смысл. Нам часто кажется, что нет более бездумной, легкой и бессодержательной области искусства, чем орнамент. А между тем в народном орнаменте как в древних письменах отложилась тысячелетняя мудрость народа, зачатки его мировоззрения и первые попытки человека воздействовать на таинственные для него силы природы».

В самых элементарных образцах можно выявить сложную многоступенчатую структуру с неоднозначными внутренними связями. Сухая схема узора — это еще не орнамент, а его реализация. В конкретном произведении всегда есть творческий процесс, который наделяет простые формы особым новым смыслом.

Если рассматривается орнамент как целостное произведение искусства, а не только как совокупность геометрических форм, в его анализе необходимо учитывать и обстоятельства, лежащие за пределами этой формы: отношения орнамента к традиции и современные тенденции художественного развития, оригинальность цветового и композиционного решения.

Чтобы разобраться в художественном смысле орнамента, необходимо систематизировать все уровни этой сложной структуры.

Прежде всего, уровень организации зависит от разбиения поверхности при помощи композиционного расположения и соотношения друг с другом тех или иных орнаментальных мотивов. Упорядоченность этих мотивов определяется законами симметрии. Группы симметричных элементов играют в построении орнамента роль, которая аналогична роли размеров строф в поэзии.

Симметрия нередко осуществляется в орнаменте в строгой математической последовательности. В отдельных случаях орнаментальное искусство позволяет вариации. Расстояния между узлами орнаментальной сети могут быть неравными, симметрия часто приблизительна, а мотивы, которые располагаются симметрично — неодинаковы. Вместо математического равенства возникает условное приравнивание одного элемента к другому, их взаимозаменяемость, эквивалентность. В цветочном орнаменте, например, какому-нибудь бутону может соответствовать венчик иной стилизации или цвета, изгиб ветки может повторяться только приблизительно, расстояние между симметричными мотивами — варьироваться.

Благодаря этим нарушениям порядка, построение узора лишается своей автоматичности, становится результатом определенного выбора.

Таким образом, в двух различных способах организации узора воплощаются разнообразные отношения к идее порядка — догматически жесткой, которая отвергает свободную волю, и более широкое «либеральное «, которое допускает при его исполнении часть свободного исполнения.

Математически «правильный» орнамент может быть развит с одиночной клеточки, может быть восстановлен по небольшому фрагменту, где сразу прослеживается неизменный закон его построения.

Орнамент, который допускает варианты — структура более сложная, она отличается полной непредсказуемостью в развитии своего мотива. При этом мера и сам характер этой свободы могут быть довольно разнообразными. Существуют орнаменты, где вовсе нет устойчиво повторяющихся элементов, где мотивы повторяются нерегулярно, выполняется только единая плотность их размещения по поверхности.

Уровнем порядка не исчерпываются выразительные возможности орнаментального искусства. Одна и та же группа элементов, одна ритмичная схема может лежать в основе чрезвычайно различных по впечатлению орнаментов. Один из наиболее важныхприявлений композиционного ритма — структура образованной им поверхности, мера ее разбиения и связанности.

Один из приёмов здесь построен на примере лоскутного одеяла, где каждый элемент орнамента, соответствующий соседним по размеру, форме и расположению, противостоит остальным как особый по фактуре, цвету или декоративной обработке поверхности. Другой приём напоминает по структуре кружево — сплетение нитей, бесконечно перетекающие друг в друга элементы, где один мотив не имеет видимого начала и конца. Оба этих сетчатых орнамента могут быть исполнены в различных техниках на единой поверхности сосуда или прочей кухонной утвари, например.

Орнамент из полос — прямых, зубчатых или волнистых — демонстрирует слитность в направлении вдоль полосы и расчленённость в поперечном направлении. Узор из хаотичных орнаментальных элементов на гладком фоне разбит на отдельные группки узоров, потому визуально немного отделяется, отслаивается от поверхности. Фон с его цветом и текстурой — неотъемлемая, значительная часть орнамента. Но его роль в восприятии несколько иная, чем у самого узора первого плана. Он ощущается как некая связующая среда, рисунок же несет смысл. Орнамент с пёстрым отвлекающим фоном связан между собой только ритмом композиции и воспринимается как расчлененный. Таким образом фон, который несет орнаментальную композицию, оказывается не нейтральной поверхностью, а полем скрытного напряжения, которое пронизано невидимыми лентами сильных ритмичных связей. Благодаря этому, именно сочетание правильного фона и орнаментальной структуры производит сильное приятное впечатление.

Иную структуру образует ажурный «кружевной» узор, который наложен поверх гладкого фона. Фон режется этим изображением на части, но прослеживается под ним как целостная поверхность. Отдельные пятна фона легко объединяются глазом зрителя в единую текстуру. В этом случае фон наименее активен, чем в предыдущем варианте — связанность узора используется «поверх» его, в самой системе его лент. Следует также обратить внимание на то, что в отношении поверхности орнамент может выступать зрительно как структура слоистая, где одно как бы лежит под другим, и этих слоев иногда бывает больше, чем два (не только образец и фон). При этом изображение может вторично восприниматься не поверх, а в составе фона, пронизывая его поверхность.

Существуют другие сложные случаи, когда одна и та же лента орнамента может читаться и как мотив узора, и как граница поверхности.

Один из характерных типов орнаментальной поверхности — плетенка, структура расчленённая и связанная одновременно, которая сцеплена попеременным взаимным наложением полос или лент, их пересечениями. Применяя полосы различной ширины, разнообразной фактуры и цвета, усложняя порядок плетения, легко получить образцы, которые органично сопряжены с поверхностью и будто внедрены в её материал и конструкцию. Сплетения очень хорошо проявляют своё ритмичное построение — поверхность разбита на правильные прямоугольнички или ромбики — основы орнаментального ритма.

Всякая ткань являет собой тот же вариант плетёнки, ведь тканый узор образуется по законам переплетений, с той лишь разницей, что малый диаметр нитей делает почти незаметной «шаг «плетения. Поэтому поверхность ткани воспринимается целостно и единоструктурно.

Но вместе с плетением из прямых полос, которые образуют сплошную поверхность, возможно и плетение ажурное, образующее сгиб переплетенных лент или нитей. Они сами создают текстуру фона, их сгибы образуют особый узор. Свободные и богатые вариантами, такие орнаменты не требуют повторения элементов, чтобы выглядеть ритмично и цельно. Сам принцип плетения — закономерное чередование верхних и нижних пересечений каждой ленты с другими — создает ритмичную основу, которой достаточно для организации орнамента.

Принцип целостности и расчленённости в орнаменте отражает представление о строении окружающего мира, о природе вещей — их схожести и, в то же время, обособленности.

Эта гармония противоположностей и есть основа орнаментального искусства — сочетание простоты и сложности узора поражает.

Существуют орнаменты, построенные из более простых элементов, строго расположенных по поверхности. Встречаются под прямыми углами разные по ширине полосы клетчатой ткани. В особом порядке разнесены по поверхности чётко обозначенные элементы узора. Глядя на такой орнамент, мы сразу включаемся в его ритм, легко читаем изображение. Узор ненавязчиво приковывает взгляд. При крайней простоте подобный орнамент может быть весьма четким и сильным, Артистически отточенным и стройным. Он заряжает своим ритмом и производит впечатление организованности и конструктивности. Сама простота белорусского орнамента — не свидетельство бедности фантазии, а особая художественная задача — воплощение идеи лаконичности и строгого порядка.

В ином образце полосового белорусского орнамента один мотив незаметно перерастает в другой, явной границы между ними нет. Этот орнамент подчиненный тем же законам симметрии, в нем есть повторы форм и цвета, но ритм его лишен четкости, кажется неупорядоченным, текучим. Пресыщенность изображения иногда совсем вытесняет фон, все его поле заполняется плотно набитыми элементами — цветами, фигурами и прочими. Образец этот выражает особую расчленённость и разбитость орнамента. Однако при его видимой хаотичности и мелком масштабе изображения он образует неожиданное ощущение целостной системы узоров, несколько оживлённой массы. Отдельные мотивы образуют каждый свою ритмично систему, повторяются по иным законам, чем соседние. Но каждый из них тонет в общей массе, не выскакивая из неё визуально.

Такой образец вызывает ассоциацию аналогии с живописью, где цветовая поверхность изменчива и разнообразна.

Если в геометрическом типе орнаментов, который ориентирован на простоту и математическую правильность, господствует ритм, упрощающий и ограничивающий реальное пространство жизненных форм, то в смешанном типе орнамента главенствует разнообразие форм и цветов мира и естественные ритмы самой природы. Между этими крайними полюсами, выражающими простоту и сложность есть еще достаточно средних случаев.

Есть еще одно композиционное правило, имеющее место в орнаментальном искусстве — динамика и статика. Может показаться, что орнаментальное искусство — область абсолютного покоя. Это распределение образов или символов на материальной поверхности, определение узлов некой геометрической сети. Тем не менее, орнаменту свойственны определенные динамичные качества.

Динамика самой орнаментальной формы, которая задает направление и ритм движения нашего взгляда по поверхности, ритмичный резонанс этого движения с бегом узора. Орнамент предлагается нашему взору весь сразу, одномоментно, но он, в то же время, неизбежно считывается зрителем в некоторой последовательности, элемент за элементом.

Орнаментом называется узор, характеризующийся ритмичной расстановкой элементов. Человек с давних пор украшает орнаментами различные предметы — посуду, инструменты и оружие, текстильные изделия, мебель, книги, архитектурные строения и интерьер. Все то, что люди видят, а мастера делают своими руками, должно отвечать не только своему функциональному, бытовому назначению, но и радовать глаз красотой. Кроме чисто эстетической функции орнамент традиционно несет информацию о владельце, а ранее выполнял и роль талисмана, например, оберега от злых сил. Поэтому при создании образцов в народном стиле необходимо учитывать смысловое значение их отдельных мотивов.

Символика элементов орнамента

Древо Жизни. Символизирует бесконечность и вечную жизнь.

Ярило на коне. У славянских племен времен язычества Ярило считался богом плодородия и жизненных сил природы.

Житная Баба. У древних славян была богиней плодородия.

Символ пробуждения природы весной.

Символ солнца. В старые времена к Солнцу, как к Богу, обращались за помощью. Главным богом оно было у наших предков-славян. Называли его по-разному: то Сварог, то Даждьбог, то Хорас.

Единение солнца и земли. В сознании народа союз земли и солнца издревле связывалось с жизнью, теплом, урожаем.

Священное Дерево Встреч. Означает оно пожелание усопших живым, их детям и внукам быть здоровыми, богатыми, иметь урожай ржи на ниве, плодородную и сытую скотину в хлеву.

Символ предков. Это своеобразная молитва, просьба к Богу, чтобы умершие оказались в раю, чтобы земля им была пухом и вечно грело теплое солнышко.

Символ ребенка. Ограждает от несчастья ребенка.

Символ матери.

Узор любовной песни.

Образный элемент девушки — береза. В центре — березка поникла ветвями после замужества, по бокам -молодые девицы.

Символ Берегини.

Празднование Купалы. Хоровод. Символ праздника.

Костёр на Купалу.

Цветущий папоротник.

Символ женской доли.

Символ крепкой семьи. Рушники с такимиэлементамиотносили в церковь, на икону Богоматери.

Узор, символизирующий солнце.

Узор, символизирующий богатство.

Молодые венчающиеся.

Глава 3. Белорусские пояса с орнаментом

В начале XX века один из исследователей быта белорусов записал, что пояс составляет необходимую принадлежность какого бы то ни было костюма. Уважающий себя мужчина без пояса не переступит порога своего дома и не появится на улице, а женщины носят с поясами юбку и фартук".

Самодельные узорчатые пояса еще в 1920-ых годах много где в Беларуси носили в будни и в праздники, взрослые и дети, мужчины и женщины. Поясом подпоясывали рубашку, сермягу, кожух. По давнему обычаю мужчины на поясе крепили колиту, ножик, огниво. Отправляясь на работу, за пояс затыкали топор.

Пояс, как обязательная и очень важная деталь костюма, часто упоминается в народных песнях. Наличие пояса подчеркивается в целях более яркой и конкретной характеристики, обычно жениха или свата:

Что за господа,

Что за сватовство на дворе?

По-русски ходят,

По-русски по старинушке,

Ганульку просят к себе:

Выйди, Ганулька,

Выйди, детка,

К нам во двор.

Скажи, Ганулька, Скажи, дитя,

Который твой?

А кто в атласе,

В желтом поясе,

Тот сват мой.

Конь воронёный,

Сам молоденький Иванушка.

И во второй песни:

А у нашего свата

Одежда богата:

Шапка собачья

Шубка цыплячья,

Пояс змеиный,

Сапоги конские.

Шапка залает,

Пояс зашипит,

Сапоги загогочат.

Внимание, которое уделялось белорусами (как, кстати, и многими другими народами) поясу в традиционном костюме, объясняется не только функциональной необходимостью, но также и глубоким символическим содержанием. В древности пояс (он был известен в Вавилоне, Древнем Египте, славянам -- с I тысячелетия) часто служил символом, который олицетворял то или иное представление об окружающем мире, взаимоотношения с ним человека. Повязывание пояса означало готовность к действию и способность это действие осуществить. Такое, характерное не только для славян, представление отразилось в одном из белорусских названий кожаного пояса -- ремень (дяглы -- сильный).

Ношение пояса связывалось с нравственным обликом человека. Отсутствие пояса воспринималась как нарушение общепринятых норм поведения. В одной из русских былин поведение героини считаются позорными только по той причине, что у нее нет пояса:

А молода Марина Игнатьевна,

Она высунулась по пояс в окно

В одной рубаха без пояса.

Негативный оттенок в русском языке имеют слова «распоясаться», «паясничать». Пренебрежительно звучит выражение «беспоясый татарин».

Важное место пояс занимал в различных обычаях и обрядах белорусов. Он был одним из обязательных подарков на свадьбах. Если девушка была согласна выйти замуж за парня, которого ей сватали, она дарила ему рубашку и пояс. Пояс также получал сват. Поясами откупались, когда свадебная процессия на своём пути встречала препятствие. Едут, например, мимо мельницы. Мельник останавливает воду — невеста бросает поясок. Какой-нибудь шалун из гостей останавливает коней как бы из-за того, что стремя порвалось, — снова невеста бросает поясок. В одной из свадебных песен жених хвалится исправностью своей невесты, упоминая пояски наравне с другими предметами ее приданного:

У Миколки в обозе

Неподкованна лошадка, что в телеге.

Есть у меня кузнецы в дороге,

Подкуют лошадку, что в телеге;

Есть у моей Танюшки кольца

Будут к подковам гвоздиками;

Есть у моей Танюшки пояски

Будут к саночкам полозьями.

Пояса дарились музыкантам, родственникам жениха, гостям. Входя после венчания в дом жениха, невеста бросала поясок на печь. К столу молодых вели на пояске. В первый день после свадьбы молодая, идя по воду, клала пояс на сруб колодца. Подметая дом, завязывала поясок на веник. Есть свидетельства, что иногда невеста раздавала на свадьбе более сотни поясов.

Поясом связывали первый сноп урожая, пеленали младенцев. Во время похорон на поясе вели коня, который вез на кладбище гроб с покойником.

С поясом связывались различные признаки, поверья, заклинания, гадания. Считалось, что пояс оберегает от несчастий. Чтобы в семейной жизни был достаток, молодая перед тем, как идти к венцу, развешивала пояса в амбаре, в хлеву, над сундуком. Чтобы овцы не разбегались в поле и возвращались домой вместе со стадом, выгоняя их первый раз после зимы на пастбище, расстилали на пороге овчарни полотенце и пояс. Накануне Нового года поясом попарно связывали предметы, не имеющие пары — чтобы имущество удвоилось в наступающем году.

В конце XIX -- нач. XX в. символика пояса в значительной степени была забыта. Все чаще пояса носили по традиции, а не потому, что придавали этому какое-то значение. В это время уже не различали, как раньше, мужские, женские, детские пояса. Однотипные пояса входили как в мужской, так и в мужской костюм, а детские были просто меньших размеров.

На рубеже веков в Беларуси был в обиходе ряд комплексов женской одежды, художественную целостность которых трудно представить без поясов. Многопредметный, насыщенный орнаментом, цветом, неглюбский костюм удачно дополнял широкий красный пояс. Под Кобрином женщины носили пояса в разноцветные продольные полоски, которые хорошо сочетались с полосами отделки рубашки, юбки, фартука. В каждой местности оформление поясов выдерживалось в стилевом единстве с орнаментами традиционного костюма.

Представляют интерес и способы повязывания пояса. В зависимости от пола, возраста, местных вкусов они имели ряд вариантов. Женщины носили пояс на талии. Мужчины -- высоко под грудью, на животе или ниже живота, обкручивая его вокруг туловища не менее, чем два раза. Мальчики -- только высоко под грудью. Завязывали пояс узлом спереди или сбоку, да чтобы концы, специально украшенные кистями, бахромой, бисером, нашитыми полосками ткани, металлическими пластинками, свешивались сантиметров на 20−40.

Способ ношения поясов определял их длину, которая колебалась от 1,5 до 3,5 метра, а иной раз доходило до 5 метров. В ширину традиционные пояса имели от 1,5 до 20 сантиметров.

Пояса применяли для украшения одежды. Узкие тканые пояски в продольные полоски («краю»), образцами «в елочку», «ячейками», «запятой» пришивали к юбке, фартуку. Узкими плетеными «тесемками» обшивали воротники, борта, фалды, рукава свиты. В каждой местности обшивки отличались по цвету и образцам.

Пояса применяли для украшения одежды. Узкие тканые пояски в продольные полоски («краю»), образцами «в елочку», «ячейками», «запятой» пришивали к юбке, фартуку. Узкими плетеными «тесемками» обшивали воротники, борта, фалды, рукава свиты. В каждой местности обшивки отличались по цвету и образцам.

На поясе носили коробки, кувшины, поясами привязывали набирки (небольшие коробки, в которые собирали ягоды), холщовые сумки. Широкими мужскими поясами (повивальниками) пеленали младенцев.

Делали пояса женщины. Девочки с поясов начинали осваивать секреты домашнего женского рукоделия. Как и большинство изделий традиционных белорусских ремесел, пояса не являлись распространённым товаром и их применяли только для собственных нужд.

В конце XIX — нач. XX в. основным сырьем для изготовления поясов была овечья шерсть. Тонко спряденные нитки скручивали, красили химическими составами в яркие цвета. Льняные нити иногда отбеливали, красили редко. Для изготовления нитей употребляли тонкую шерсть и белую хлопчатобумажную пряжу.

Техника изготовления белорусских народных поясов определяется разнообразием приемов, большинство из которых известно многим народам с давних времен. Пояса вили, плели на пяльцах, на ухвате, вилах, на стене, ткали на дощечках, ткацких станках, вязали крючком и спицами. Технология в значительной мере обусловило художественные особенности традиционных поясов.

Декор витых и плетеных поясов формировался под непосредственным влиянием технологии изготовления. Витые пояса представляли собой одноцветные или многоцветные веревочки. Художественная выразительность достигалась за счет количества и толщины перевитых прядей, подбора ниток по цвету и качеству выработки.

Плетеные пояса, более сложные по технологии, имели и более разнообразный декор. Важным средством художественной выразительности в плетеных поясах был способ переплетения нитей. Для белорусов наиболее характерные пояса полотняного, саржевого, сетевого переплетения, в виде косы или веревочки. Образец в плетеных поясах образовывался благодаря тому, что нити были разноцветные.

Орнаментальные мотивы традиционных белорусских плетеных поясов несложные: продольные и диагональные полосы, косые ромбы, треугольники. В цветовом решении орнаментальных плетеных поясов преобладают красные, багровые, фиолетовые цвета. Орнаментальные плетеные пояса были известны по всей Беларуси, но наиболее характерным для Витебской области. На востоке Гомельской и в Брестской области бытовали красные пояса сложного сетевого плетения, иногда с ажурными узорами.

Подавляющее количество поясов в конце XIX — нач. XX в. на Беларуси ткали. Сама технология расширяла разнообразие орнаментальных композиций, мотивов — продольные, поперечные, косые полоски, черточки, крестики, ромбы, гребешки. Пояса, изготовленные в различных ткацких техниках, отличались по орнаменту.

Наиболее простые по образцам пояса, тканые на дощечках — квадратных пластинках с отверстиями по углам. Элементарный мотив образца представляет собой косую черточку, которая располагается под углом с наклоном вправо или влево. Из набора черточек складываются одинарные и двойные уголки, продольные и поперечные полосы, зигзаги. Для белорусских поясов, тканых на дощечках, характерные образцы, построенные на сочетании разноцветныхпродольных и мелких зубчатых полос. Колористическая гамма белорусских поясов, тканых на дощечках, обычно ограничено четырьмя-пятью цветами, среди которых преобладают красный, черный, синий, желтый.

Ткали пояса на дощечках в Беларуси практически повсеместно, но наиболее часто они встречаются на севере Минской и Могилевской, а так же Витебской областях. Пояса, тканые в разных местах, отличаются незначительно. Нет большой разницы между белорусскими поясами и поясами из приграничных районов России, где также было хорошо известно ткачество на дощечках.

Самую интересную в орнаментальном отношении группу составляют пояса, тканые на болту. Техника ткачества на болту, в общих чертах, близка к ремеслу ткачей и позволяет получать разнообразные узоры. По всей Беларуси были известны нитяные пояса в продольную и поперечную полосу. Художественная выразительность продольнополосатых поясов достигалось точно найденными соотношениями размеров полосок, подбором цветов. Наиболее интересные продольно-полосатые пояса бытовали на территории Кобринского и Ганцевичского районов Брестской губернии. Отличительная чертакобринских полосатых поясов — значительная ширина до 7 сантиметров, широкая красная полоса по центру, отделанная более узкими разноцветными полосами. В ганцевичских поясах продольные полоски дополнены мелкими шашечками.

С наибольшей полнотой творческая фантазия народных ткачих проявилась в нитяных поясах с набраным узором. Эта техника близка к такому ткачеству, которое широко применялось в народном ремесле для изготовления полотенец, скатертей, тканей для одежды. Сходство техники вело к сходству узоров. Как для тканных традиционных тканей, так и для народных поясов характерны геометрические мотивы.

Практически по всей Беларуси пояски наболту ткали особым способом, где полотно образовывались повторами одного, двух, редко трех несложных мотивов, известных повсеместно под похожими названиями — елочка, кружок, запятая, глазок, огонёк, крестик, крестик с крыльями, копытце и подобные. Образовывались орнаменты сочетанием косых полос одинаковой ширины. Аналогичные орнаментальные формы применялись еще в глубокой древности.

Орнаментика белорусских, также как и русских, литовских, эстонских поясов не ограничивалась вышеописанными простыми мотивами. Из тех самых диагональных полос, из которых складывались «копытца», «глазки» и «елочки» строились разнообразные, сложные по рисунку геометрические фигуры. В основе большинства из них был ромб.

Ромбы на полосе пояса располагались друг за другом. Соединенные вершинами, они образовывали красивые цепочки. Иногда между ромбами вводились другие мотивы. Образец усложнялся, но ведущая роль ромба как основного мотива орнаментальной композиции, сохранялась всегда. Обогащало композицию введение в нее различных дополнительных мотивов, которые заполняли промежутки между ромбами и другими орнаментальными фигурами.

Орнамент обычно плотно заполнял всю полосу. По краям пояса располагались разноцветные продольные полоски, которые назывались обложкой.

Белорусам были известны пояса и с другой композицией, когда отдельные элементы компоновались не в одном, а в трех продольных ленточках, средний из которых был значительно шире боковых. Такие пояса имели локальное распространение и встречались преимущественно на Могилевщине.

Представляют интерес пояса с сетевым расположением орнаментальных мотивов, их образцы, называющиеся шутливо «в горошек». Такой вид орнамента сохранился на территории Гродненской области.

В цветовом решении тканых, также как и плетеных, белорусских поясов преобладает красный цвет. В разных местах, в зависимости от качества пряжи, от оттенка красителей, которые имели народные мастера, личных пристрастий, цвет образца варьировался от светло-красного и розового до багрового и фиолетового. В некоторых местах, особенно в Гродненской и Могилевской областях, орнамент включал в себя даже зеленый и синий цвета. Известны также пояса, в которых красный или розовый узор преподносился на цветном, чаще всего, зеленом фоне. Изредка фон делали черный.

Изготовление традиционных поясов на территории Беларуси почти повсеместно остановился в 1920—1930-е годы, так как их перестали применять в быту и обрядах. В небольшом количестве пояса еще в 1950-е годы производили на Гродненщине и в западных районах Минской области. Их использовали в костюме, ими обвивали рамы велосипедов, повязывали через плечо, носили на них младенцев. Примерно до 1960-ых годов в Гродненской, Витебской, отдельных районах Минской, Гомельской областей вязали на прутках, ткали на болту пояса-пеленали. Технику плетения применяли для изготовления тесьмы и шнуров для отделки декоративных ковров.

В настоящее время пояса наболту ткут в Ганцевичском районе Брестской области. Современные Ганцевичские пояса отличаются от тех, что бытовали здесь ранее. Во-первых, размеры их не превышают в ширину 1,5 см, а в длину 1,5 метра. Для ткачества кроме льняных и шерстяных нитей применяют шпулькавые хлопчатобумажные, ирис, синтетику. Орнаментальные мотивы традиционные, но цветовые сочетании часто не сгармонизованны. В западных районах Гомельской области в технике ткачества наболту из синтетической пряжи производят широкие безузорные ленты, которые привязывают к хозяйственным корзинам.

С середины 1960-ых годов традиции изготовления поясов приобрели дальнейшее развитие в художественных промыслах республики. На Слуцкой фабрике художественных изделий «Слуцкие пояса» в технике ткачества наболту стали производить декоративные ленты, закладки, сувенирные панно.

Наиболее интересные среди изделий Слуцкой фабрики -- декоративные ленты. Художественное оформление их строится на сочетании приемов, характерных для традиционных белорусских поясов, с элементами, заимствованными из знаменитых слуцких поясов. Среди орнаментальных мотивов -- ромбы, треугольники, крестики, стилизованные изображения цветов, листьев, веток. Узор компонуется из трех продольных полос, средняя из которых значительно шире боковых. На концах лент располагаются букеты, вазоны, венки. Отличительным элементом декоративных лент являются короткие тексты.

Кроме Слуцкой фабрики художественных изделий промышленное производство поясов налажено на Витебской фабрике художественных изделий «Купава», а также в центре традиционных ремесел «Сокровищница» в Минске.

Белорусский народный пояс продолжает свою жизнь. Утратив былое значение в качестве обязательного элемента одежды, он все больше привлекает внимание как произведение искусства. В последние годы пояса, изготовленные современными мастерами в традиционных техниках, с использованием традиционных приемов композиционно-орнаментального оформления, все чаще появляются на выставках народного и самодеятельного искусства, пояса ткут в кружках и художественных студиях. Совершенство художественного решения традиционных поясов, простота технологии не оставляют равнодушными и профессиональных художников.

Пояс -- это оригинальный сувенир, удачное дополнение костюма. Традиционная технология ткачества и плетения поясов может быть использована для изготовления галстуков, панно, различных украшений и другой продукции сувенирного назначения.

Искусство изготовления поясов имеет хорошие перспективы для своего развития.

Заключение

В данной работе рассмотрены основные особенности белорусского орнамента. Его богатая история, начавшаяся с незапамятных времен и продолжающаяся по сей день, показывает нам, как с годами менялся этот вид народного искусства. В работе описаны и представлены иллюстрации различных видов белорусского народного орнамента, а также описаны особенности его структуры. Отдельно рассмотрены белорусские пояса с орнаментом, как особая ветвь развития этого творчества, присущего, пожалуй, каждому народу.

Как показано в данной работе, белорусский орнамент отличается разнообразием и динамично развивался на протяжении столетий. Изучение традиционного орнамента позволяет лучше понять культуру народа, ведь в нем, как и в любом творчестве, так или иначе находят отражение все человеческие переживания, мысли, вера и мечты. И это верно не только для белорусского, но и, пожалуй, для любого народа.

Список литературы

1. Буткевич Л. М. История орнамента Владос, 2008

2. Гасюк Е. О., Степан М. Г. Исторический ракурс художественного вышивания Народно-прикладное искусство, 1998

3. Данилов В. Н. Методика преподавания изобразительного искусства и художественного труда Минск УИЦ БГПУ, 2004

4. Емшанова Н. А., Ворончихин Н. С. Орнаменты. Стили. Мотивы Истра, 2009

5. Кацар М. С. Беларускіарнамент: Ткацтва. ВышыўкаМінск: БеларускаяЭнцыклапедыя, 1996

6. Лобачевская О., Зимина З. Белорусский народный костюм декоративные швы .: Беларускаянавука, 2009

7. Макаренко Т. А. Народные промыслы как средство этнопедагогики Педагогический вестник, 2006, № 9

8. Сахута Я. М. Беларускае народнае дэкаратыўна-прыкладное мастацтва Мінск: БГУК, 2001

Приложение

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой