Венчурный бизнес и его развитие

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Финансы


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

на тему:

ВЕНЧУРНЫЙ БИЗНЕС И ЕГО РАЗВИТИЕ

Содержание:

Введение

1. Венчурный бизнес. Основы

2. История возникновения и развитие венчурного бизнеса

  • 2.1 Первые шаги. США
    • 2.2 Венчурный бизнес в Европе
    • 2.3 Развитие венчурного бизнеса в России

3. Источники венчурного капитала

4. Направления инвестирования

5. Венчурные фонды

  • 5.1 Организационная структура венчурного фонда
    • 5.2 Виды фондов
    • 5.3 Процесс работы венчурного фонда
      • 5.3.1 DEAL-FLOW
      • 5.3.2 DUE DILIGENCE
      • 5.3.3 HANDS-ON MANAGEMENT

6. Мировые примеры построения моделей венчурной индустрии

  • 6.1 США — SBIC (The Small Business Investment Company)
    • 6.2 Израиль: Yozma
    • 6.3 Финляндия: SITRA
    • 6.4 Китай

7. Обобщение практики и рекомендации Организации Объединенных Наций по построению индустрии венчурного финансирования

8. Российская модель создания венчурной индустрии

  • 8.1 Создание института развития венчурной индустрии
    • 8.2 Итоги первого года работы нового института развития российской модели
    • 8.3 Соотношение риск-доходность в рамках российской модели
    • 8.4 Инвестиционная деятельность венчурных фондов с участием ОАО «РВК»
    • 8.5 Перспективы развития ОАО «РВК»

9. Взаимосвязи в основе инновационного развития и потенциальные риски

10. Развитие венчурного предпринимательства в г. Екатеринбург и Свердловской области

  • 10.1 Общие сведения
    • 10.2 Представители рынка венчурного инвестирования г. Екатеринбург
      • 10.2.1 Свердловский венчурный фонд
      • 10.2.2 «Финансово-промышленный венчурный фонд ВПК»

Заключение

Список литературы

Приложение 1

Приложение 2

Введение

Привлечение акционерного капитала в мелкие и средние частные компании как явление и процесс не было известно в постперестроечной России вплоть до последнего времени. Рынок свободного капитала у нас до сих пор еще не сложился, поэтому, собственно говоря, и привлекать-то пока особенно нечего. Таково, во всяком случае, мнение большинства мелких и средних предпринимателей в России. Большие надежды поначалу возлагались на иностранные инвестиции, но образ богатого простака-иностранца потускнел в сознании россиян где-то в начале 90-х годов, и на смену ему пришел другой — алчного транснационального «инвестора», заодно с государственными чиновниками скупающего на корню и за бесценок национальное российское достояние — алюминиевые и сталелитейные заводы, нефтяные месторождения и телефонные компании, леспромхозы, молокозаводы, косметические фабрики и типографии.

Активное проникновение на российский рынок иностранного капитала, сопровождающееся оттоком национального капитала за пределы страны, порождает множество проблем экономического, социального и психологического свойства. Между тем, интеграция российской экономики в мировое экономическое пространство — процесс необратимый. Принципы и этика цивилизованного бизнеса все глубже и глубже проникают в сознание российского предпринимателя и его повседневную деловую практику. К сожалению, история отечественного бизнеса насчитывает еще слишком мало лет, чтобы в России успел сформироваться новый тип бизнесмена, свободного от тяжкого наследия социализма и азарта периода дикого капитализма.

Государственная политика в отношении малого и среднего предпринимательства (собственно, как и бизнеса вообще) также пока еще далека от совершенства. Противостояние государства и общества больнее всего отзывается на тех, кто решился начать свое дело, зачастую на пустом месте, с нуля. Этим людям приходится жить и работать во враждебном окружении. С одной стороны — государство с его конфискационной налоговой политикой и коррумпированным чиновничеством, с другой — «братва», со своими, не менее категоричными методами. Ощущение незащищенности порождает у одних безверие и апатию, а у других, напротив, воспитывает характер и бойцовские качества — залог успеха любого начинания.

Неразвитость деловой инфраструктуры в России в сочетании с информационной непроницаемостью и пережитками многолетней изоляции страны от остального мира в сознании многих предпринимателей мешают увидеть, что в России сегодня уже работает новая финансовая индустрия — венчурный капитал.

«Венчурный» или «рисковый» капитал — малопонятный для подавляющего большинства россиян феномен. Его путают с банковским кредитованием или благотворительностью. Информации о характере и деятельности венчурных фондов и компаний практически нет, не считая нескольких путаных заметок в московских и петербургских изданиях. Российские поисковые системы в Internet дают всего пару-тройку ссылок на сайты, где так или иначе упоминается слово «венчур», которое при этом не перестает оставаться смутным и неясным.

Между тем, российский (по месту деятельности, а не происхождению) венчурный бизнес существует уже более 3-х лет. Немалый срок, если принять во внимание быстротечность перемен в бывшем Советском Союзе. 13]

Задачей данной работы является изучение особенностей работы венчурного бизнеса, особенно, что касается его развития в России и Свердловской области в частности.

1. Венчурный бизнес. Основы

Название «венчурный» происходит от английского venture, что переводится как «рискованное предприятие». От обычных схем венчурное финансирование, зародившееся в США в середине 1950-х годов, отличается как раз повышенной степенью риска: инвестор не гарантирован от потерь вложенных денег залогом или закладом. В качестве вознаграждения он, как правило, получает долю в уставном капитале предприятия или пакет акций. Венчурный капитал предполагает преимущественное финансирование инновационных проектов: вложение средств в новейшие научные разработки является наиболее рискованным. 6]

«Венчурный бизнес — рискованный бизнес, ставший основной формой технологических нововведений. Характерен для условий коммерциализации результатов научных исследований в наукоемких отраслях, повышения степени рисков вложений капитала в инновационные сферы. Этим бизнесом занимаются соответствующие фирмы. Они служат начальной ступенью создания продукта, занимаясь отбором и разработкой научной или технической идеи, ее апробацией, созданием образцов и моделей для последующей их передачи на стадию производства. В международной практике по завершении работы, связанной с созданием продукта, венчурная фирма, как правило, прекращает свое существование. В России венчурный бизнес находится на начальной стадии становления». [1]

Это одно из наиболее полных определений, которые можно найти в on-line словарях.

Хотелось бы выделить и другие определения:

— вид бизнеса, ориентированный на практическое использование технических и технологических новинок, результатов научных достижений еще не опробованных на практике. Этот вид бизнеса связан с большим риском, поэтому В.Б. часто называют рисковым; [2]

— совокупность предприятий и фирм, занимающихся научными исследованиями поискового характера, созданием и внедрением нововведений, инновационно-инвестиционной деятельностью, в том числе по заказам крупных фирм, государственным контрактам; [3]

— бизнес, ориентированный на практическое использование технических и технологических новинок, результатов научных достижений еще не опробованных на практике; [4]

Основной функцией венчурного бизнеса, действительно, является содействие динамичной реализации наиболее перспективных идей и технологий путем целевых инвестиций. Он предполагает поддержку предприятий менеджментом управляющей компании венчурного фонда. Объектами венчурных инвестиций становятся в первую очередь компании и технологии, обеспечивающие появление на рынке новых услуг и товаров.

Стратегией фондов является минимизация рисков, достигаемая обоснованным выбором надежных проектов даже при их низкой доходности. Предпочтения отдаются стабильно действующим предприятиям, что снижает риск. [5]

Подобного рода инвестирование выгодно осуществлять в небольшие компании, причем на условиях, не имеющих ничего общего с банковскими: предприятия не предоставляют никакой залоговой базы.

Как правило, венчурное инвестирование имеет своим объектом частные или приватизированные предприятия, акции которых являются собственностью акционеров и не фигурируют на фондовых рынках.

Существуют несколько форм инвестирования:

— в обмен на пакет акций;

— в виде инвестиционного среднесрочного кредита на срок от трех до семи лет;

— сочетание двух указанных вариантов.

Также существует отличие между венчурными инвестициями и стратегическим партнерством, поскольку стратегический партнер чаще всего стремится к получению контрольного пакета акций и несет не только финансовую, но и полную ответственность за компанию.

Венчурный инвестор не стремится получить полный контроль над компанией, оставляя эту функцию управляющим менеджерам, и, таким образом, стимулируя их к достижению высоких финансовых показателей и дальнейшему развитию компании при помощи инвестированных им средств.

Основная цель венчурного инвестора -- увеличение прибыли компании, повышение ее стоимости на рынке, ради этой цели он и вкладывает свои денежные средства, не неся при этом никакой ответственности, кроме финансовой. Ради этого венчурный инвестор не заинтересован в периодическом распределении прибыли (дивидендов), предпочитая вкладывать заработанные средства в дальнейшее развитие компании.

Управление фирмой, ценообразование, развитие, повышение прибыльности бизнеса, как и риски, связанные с его ведением -- все лежит на плечах управляющих менеджеров.

Основной и единственный риск венчурного инвестора -- финансовый, поскольку в случае, если его расчеты не оправдались и менеджмент компании не привел в положительному результату, он попросту теряет вложенные средства или продает принадлежащий ему пакет акций по первоначальной цене.

Удачным вложением считается венчурное инвестирование, в результате которого по прошествии 5−7 лет инвестор может продать свой пакет акций по цене, в несколько раз превышающей начальную.

Таким образом, венчурный бизнес привлекателен как для предпринимателей, получающих дополнительный капитал для развития и расширения компании, так и для инвестора, для которого при правильном выборе объекта инвестирования конечный финансовый результат существенно превышает потенциальный риск. 7]

Прямое финансирование («direct equity» или «private equity») и его разновидность венчурное финансирование («venture capital») на сегодняшний день наибольшее развитие получило в странах прецедентных систем права (так называемого «common law»), в первую очередь в США, Великобритании, Канаде и Австралии

Наибольший интерес для России представляет уникальный опыт становления венчурного финансирования в США, где самый большой на сегодняшний день рынок венчурных капиталов

В 1970 г. в США рынок венчурного капитала практически отсутствовал, в 1980 г. весь совокупный венчурный капитал США не превышал 1 млрд долл., а к середине 90-х годов рынок венчурных капиталов в управлении был в этой стране на уровне 35 млрд долл., из которых порядка 4 млрд долл. было инвестировано

Если эти 4 млрд долл. США сопоставить с 30−40 млрд долл. США, которые были получены от продажи акций на фондовом рынке, то рынок венчурных капиталов будет выглядеть очень скромно. Однако роль венчурного финансирования не сводится лишь к дополнительным 4 млрд долл. СТА, ежегодно инвестируемым в экономику этой страны

Малый и средний бизнес, на который в первую очередь рассчитано венчурное инвестирование, практически лишен иных возможностей без обеспечения получить долгосрочные (на 3−6 лет) инвестиции, особенно при отсутствии «кредитной истории». Между тем именно малый и средний бизнес способен наиболее динамично развиваться, создавая рабочие места

Согласно проведенному Coopers & Librand исследованию, если количество занятых на пятистах крупнейших предприятиях Европы за год увеличилось на 2%, то у такого же количества проинвестированных венчурным капиталом предприятий занятость за год увеличилась на 15%. Лишь 12% респондентов вышеупомянутого исследования рассматривают инвестора венчурного капитала как всего лишь «менеджера фонда», тогда как 52% относятся к такому инвестору как «к настоящему партнеру», отмечая при этом в первую очередь ценность «финансовых рекомендаций» такого инвестора (44% респондентов); помощь в выработке корпоративной стратегии (43% респондентов) и восприимчивость к новым идеям (41% респондентов). В целом менеджеры 81% проинвестированных компаний ответили, что без инвестиций венчурного капитала их компания вообще бы не существовала (43% респондентов), либо развивалась бы менее быстро (38% респондентов).

2. История возникновения и развитие венчурного бизнеса

2. 1 Первые шаги. США

Венчурный капитал, как альтернативный источник финансирования частного бизнеса, зародился в США в середине 50-х годов. В Европе он появился только в конце 70-х годов. До возникновения венчурного капитала в мире были известны несколько источников финансирования малого и среднего бизнеса: банковский капитал, крупные корпорации и компании и состоятельные люди, которых американцы и англичане с присущей английскому языку многозначностью называют «ангелы бизнеса» (business angels) [9]

Как и любое неординарное начинание, новый бизнес нуждался в сильных и энергичных личностях и новаторских подходах.

Все началось в Силиконовой долине (США, штат Калифорния) — колыбели современной информатики и телекоммуникаций. В 1957 г. Артур Рок, в то время работавший в инвестиционной банковской фирме на Уолл Стрит, получил письмо от Юджина Клейнера, инженера из компании Shokley Semiconductor Laboratories в Пало Альто. Глава фирмы, Вильям Шокли только что удостоился Нобелевской премии за изобретение транзистора, но Юджин и несколько его коллег были не очень довольны своим шефом. Они искали фирму, которая заинтересовалась бы идеей производства кремниевого транзистора нового типа. Рок показал письмо своему партнеру и убедил его вместе полететь в Калифорнию, чтобы на месте изучить предложение Юджина. После их встречи было решено, что Рок соберет 1,5 млн долл. для финансирования проекта Клейнера. Рок обратился к 35 корпоративным инвесторам, но никто из них не решился принять участие в финансировании предлагаемой сделки, хотя, казалось, все были заинтересованы его предложением. Никогда ранее еще не случалось создавать специальную фирму под абсолютно новую идею, да еще и финансировать теоретический проект. Казалось, что все возможности были исчерпаны и затея обречена. Кто-то посоветовал Року поговорить с Шерманом Фэрчайлдом. Шерман сам был изобретателем и уже имел опыт создания новых технологичных компаний. Именно он предоставил необходимые 1,5 млн долл. Так была основана Fairchild Semiconductors — прародитель всех полупроводниковых компаний Силиконовой долины. После этого в послужном списке Рока были еще Intel и Apple Computer. К 1984 г. имя Артура Рока стало синонимом успеха. Собственно говоря, именно он, похоже, был первым, кто вообще употребил термин «венчурный капитал».

Том Перкинс, другой знаменитый венчурный капиталист, совершил свою самую рискованную в жизни сделку приблизительно в то же время. Работая у Дэвида Пакарда, одного из совладельцев всемирно известной сегодня компании «Hewlett-Packard», он изобрел недорогой и простой в обращении лазер с газовой накачкой. Все свои сбережения — 10. 000 долл., отложенные на покупку дома, он вложил в новую фирму. Продукт оказался настолько успешным, что через короткий промежуток времени Перкинс сумел продать фирму компании Spectra-Physics. После этого он тоже встретил Юджина Клейнера и полностью посвятил себя венчурному бизнесу.

В те годы всех венчурных инвесторов Америки можно было собрать в помещении одного офиса. Ими были Артур (Арт) Рок и Томми Дэвис в Сан-Франциско, Фред Адлер в Нью-Йорке и Франклин (Питч) Джонсон вместе с Биллом Дрепером в Калифорнии. Создавать начинающие компании в те времена было непросто: настоящих предпринимателей было не так много, а инфраструктура, на которую можно было бы опираться, попросту отсутствовала. Первый фонд, сформированный Роком в 1961 г. был размером всего 5 млн долл., из которых инвестировано было всего 3. Корпоративные инвесторы не были заинтересованы вкладывать средства в малопонятные тогда финансовые структуры. Но результаты работы фонда оказались ошеломляющими: Рок, израсходовав всего 3 млн долл., через непродолжительное время вернул инвесторам почти девяносто.

Вожделенным воспоминанием венчурных капиталистов является компания Cisco Systems, один из мировых лидеров производства сетевых маршрутизаторов и телекоммуникационного оборудования. В 1987 г. Дон Валентин (Don Valentine) из Sequoia Capital приобрел за 2,5 млн долл. пакет акций Cisco. Через год стоимость его пакета составила 3 млрд долл.

Становление венчурного капитала совпало по времени с бурным развитием компьютерных технологий и ростом благосостояния среднего класса американцев. Современные гиганты компьютерного бизнеса DEC, Apple Computers, Compaq, Sun Microsystems, Microsoft, Lotus, Intel сумели стать тем, кем они есть теперь во многом благодаря венчурному капиталу. Более того, бурный рост новых отраслей, таких как персональные компьютеры и биотехнология, оказался возможным в основном при участии венчурных инвестиций. Том Перкинс вспоминал: «Деньги, которые мы делали, на самом деле являлись побочным продуктом, … нами двигало желание создавать успешные компании, находящиеся на острие удара, развивающие изумительные новые технологии, которым предстояло перевернуть мир» (The Red Herring, Issue 9).

До настоящего времени США являлись безусловным лидером в области венчурного бизнеса. К концу XX века на США приходилась половина всего объема венчурных инвестиций в мире.

Венчурный бизнес является сегодня сегментом (и не самым большим) отрасли прямых инвестиций в акционерный капитал, однако значение его трудно переоценить, т.к. рисковый капитал является практически единственным источником финансовой поддержки малых инновационных предприятий на самых ранних стадиях существования — от идеи до выхода и закрепления их продукции на рынке. Именно поэтому венчурный капитал стал центром кристаллизации для формирования в США современной мощной индустрии прямых инвестиций.

Как любой другой, венчурный бизнес в своем развитии переживал взлеты и падения, однако общая положительная тенденция его развития подтверждает эффективность являющегося его основой сочетания современных финансовых и управленческих механизмов, опоры на потенциал высоких технологий и энергию предпринимательства.

Несомненный успех венчурного бизнеса в 60-е годы и его динамичное развитие привлекли к нему значительный интерес финансовых и управленческих кругов и потребовали создания его инфраструктуры и совершенствования взаимосвязей в отрасли прямых инвестиций в целом. Кратко отметим основные события.

В 1973 г. была образована Национальная ассоциация венчурного капитала (National Venture Capital Association — NVCA) для формирования в широких кругах понимания важности венчурного бизнеса для жизнестойкости экономики США и представления в обществе интересов венчурных капиталистов и развивающихся компаний. В настоящее время ассоциация объединяет 330 организаций, управляющих венчурным капиталом порядка 70 млрд долл. Аффилированная структура ассоциации — «Американские предприниматели для экономического роста» (American Entrepreneurs for Economic Growth — AEEG) — это общенациональная организация, включающая около 10 тыс. развивающихся предприятий, на которых работают более миллиона американцев.

Учитывая, что предпочтительной стратегией «выхода» для компаний с венчурным капиталом является публичное размещение акций, фондовые дилеры отреагировали на это созданием системы автоматической котировки Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг (NASDAQ) — второй (после Нью-Йоркской) фондовой бирже США, специализирующейся на первичном размещении акций растущих компаний.

В связи с высокой доходностью акций компаний с венчурным капиталом, такие компании становятся объектом повышенного интереса для инвесторов на этапе их подготовки к публичному размещению. На рубеже 70-х — 80-х годов стали образовываться специализированные фонды (т.н. фонды прямого инвестирования в акционерный капитал — private equity fund), ориентированные на приобретение пакетов акций таких компаний. Фонды выкупа (buyout fund) осуществляют (либо финансируют) приобретение контрольного пакета акций с получением полного контроля за использованием активов компании и осуществления ею деловых операций. Мезонинные фонды (mezzanine fund) специализируются на инвестиционном финансировании компаний непосредственно перед выходом на фондовый рынок. В настоящее время в США суммарный капитал фондов прямого инвестирования в 4−5 раз превышает капитал венчурных фондов.

Таким образом, в настоящее время действует как бы двухэтапная схема инвестирования перспективной компании: на начальных этапах и в период укрепления на рынке ее поддерживает венчурный капитал, после чего включается капитал фондов прямого инвестирования.

Капитал для венчурных инвестиций предоставляется корпоративными (коллективными) и индивидуальными венчурными инвесторами.

Основную часть корпоративного сектора составляют независимые венчурные фонды (компании, фирмы), обычно представляющие собой партнерства (partnerships). Участниками таких партнерств могут быть как юридические, так и физические лица. Основной объем капитала партнерств образуется вкладами государственных и частных пенсионных фондов США: в 1997 г. доля пенсионных фондов в мобилизованном венчурном капитале составляла 45%, в 1998 г. этот показатель вырос до 50%. Помимо пенсионных фондов, активное участие в венчурных фондах принимают коммерческие и инвестиционные банки, страховые компании, государственные и благотворительные фонды, корпорации, частные лица.

Часто венчурные фонды создаются как аффилированные (дочерние) структуры отдельными банками и страховыми компаниями. Такие фонды осуществляют инвестиции в интересах внешних инвесторов либо клиентов материнской компании.

Помимо венчурных фондов, в корпоративном секторе представлены венчурные фирмы, образованные нефинансовыми промышленными корпорациями как филиалы, осуществляющие инвестиции в интересах материнской компании. Такие фирмы получили название «прямые инвесторы» или «корпоративные венчурные инвесторы».

В ряде венчурных фондов размещены средства государственных программ поддержки бизнеса, обычно направленные на развитие малых предприятий на этапе становления. В частности, Администрацией малого бизнеса США финансируется программа инвестиций в малый бизнес (SBIC), в рамках которой венчурные фонды могут объединить собственные средства с государственными для увеличения инвестиций в компанию — реципиента.

Индивидуальный сектор венчурного бизнеса представляют частные инвесторы, т.н. «бизнес-ангелы». Наиболее важна роль «бизнес-ангелов» на самых ранних стадиях зарождения и формирования компаний — стадий «посева» и «старта», т. е. когда компания готовится к выводу своего продукта на рынок.

Характерной чертой венчурного бизнеса США, во многом определяющего динамику и устойчивость его развития, являлась и является до настоящего времени ориентация на вложение средств в инновационные предприятия, реализующие передовые технологии в различных промышленных отраслях. Венчурный бизнес США сформировался как отрасль предпринимательства в период бурного развития микроэлектроники и компьютерных технологий и дал мощный импульс для успешного развития этих направлений. Мировые лидеры компьютерной отрасли — компании Microsoft, Intel, Apple Computers, Compaq — заняли свое сегодняшнее положение во многом благодаря венчурным инвестициям на ранних стадиях своего развития.

Твердые позиции в перечне приоритетов также занимают телекоммуникационные технологии, биотехнологии, медицина и здравоохранение, потребительские товары и услуги.

2. 2 Венчурный бизнес в Европе

В Европе венчурный бизнес начал активно развиваться в начале 80-х годов XX века. Несомненно, практика рискового инвестирования существовала в европейских странах задолго до этого рубежа, однако черты индустрии венчурное инвестирование стало приобретать именно в этот период. Во многом динамичное развитие этой отрасли в Европе было предопределено наличием двадцатилетнего опыта американского венчурного бизнеса, позволившего избежать значительных ошибок и адаптировать к европейским условиям уже достаточно отработанные финансовые и управленческие технологии. Это обстоятельство ни в коей мере не умаляет заслуг и усилий европейских венчурных капиталистов, обеспечивших сегодняшнее состояние отрасли.

Необходимо отметить, что в последнее время значительно активизировался приток в европейские венчурные фонды зарубежных капиталов. Это в первую очередь свидетельствует о растущей стабильности и привлекательности европейского рынка, во многом обеспечиваемой интеграционными процессами, происходящими в Европе в последние годы. Кроме того, европейский венчурный капитал характеризуется (опять же в силу объединительных тенденций) высокой степенью межгосударственной интеграции: из привлеченного в 1998 г. капитала около 48% приходится на международные (в рамках Европы) венчурные фонды.

Внутренняя норма доходности инвестиций последнего десятилетия, осуществленных европейскими венчурными фондами, сохраняется на достаточно высоком уровне. Средняя нетто-доходность для инвесторов составила 25%.

В Европе не существует, подобно США, разделения на собственно венчурные фонды и фонды прямых инвестиций. Кроме того, в Европе соотношение венчурного капитала и капитала прямых инвестиций — 1: 1, в то время как в США это отношение близко к 1:5. Переходя к сравнению сопоставимых долевых значений, в общем объеме европейских прямых инвестиций вложения в ранние стадии составляют 7,4% против 5,7% в США, в стадию расширения — 35% против 8,6%, в поздние стадии — 8% против 4,4%. Таким образом, на сегодняшний день европейский венчурный бизнес даже в большей степени, чем американский, ориентирован на реальную поддержку и развитие малых и средних предприятий, особенно на стадии расширения.

Основные этапы инфраструктурного развития европейского венчурного бизнеса во многом повторяют американский опыт. Образование в 1983 г. Европейской ассоциации прямого инвестирования и венчурного капитала (EVCA) явилось совместной инициативой представителей венчурной индустрии и Европейской комиссии. Ассоциация, включавшая на момент образования 43 члена, в настоящее время объединяет более 500 активных участников венчурного бизнеса из более чем 30 стран и является авторитетным представителем европейской отрасли прямых инвестиций. Деятельность ассоциации направлена на создание в Европе благоприятных условий для развития венчурного бизнеса. Основными стратегическими задачами, на решение которых нацелена ассоциация, являются: привлечение институциональных инвесторов к участию в венчурном инвестировании, представление интересов своих членов и иных участников венчурной индустрии в европейских структурах, выработка эффективных и доступных стратегий и механизмов выхода венчурного капитала.

С участием Европейской ассоциации венчурного капитала была создана Европейская ассоциация биржевых дилеров (EASD) — объединение венчурных капиталистов, биржевых дилеров, инвестиционных банков и иных инвестиционных институтов — для формирования механизмов поддержки экономического развития и инноваций в Европе. Одной из первых инициатив EASD стало создание европейской фондовой биржи для активно растущих молодых компаний — Системы автоматической котировки Европейской ассоциации биржевых дилеров (EASDAQ). Ее структура и принципы функционирования заимствованы у аналогичной американской структуры — NASDAQ. Биржа не имеет торговой площадки, используется система электронных торгов, начатых в ноябре 1996 г. В настоящее время в торгах EASDAQ участвуют компании из Великобритании, Франции, Германии, Нидерландов, Швейцарии, Австрии, Бельгии, Португалии, Италии, Дании, Финляндии, Греции и Люксембурга. Акции некоторых компаний, торгующиеся в EASDAQ, также котируются и на американской бирже NASDAQ.

Европейское сообщество уделяет серьезное внимание поддержке становления и развития венчурного бизнеса в странах Центральной и Восточной Европы (бывшие страны «народной демократии»), а также в «новых независимых государствах» (бывших республиках Советского Союза). С участием Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и EVCA развернуты соответствующие масштабные программы.

В отличие от структуры отраслевых предпочтений в США, европейские венчурные фонды более диверсифицированы и размещают инвестиции практически во все сектора экономики. В последние годы происходит переориентация европейских венчурных инвестиций в технологический сектор, что является общемировой тенденцией для промышленно развитых стран.

Участие правительств западных стран в процессе венчурного инвестирования играет большую роль. С одной стороны, оно демонстрирует желание и способность государства разделить риски с коммерческими инвесторами и понимание государством необходимости сохранения национальных частных капиталов на рынке своей страны, с другой стороны, такое участие стимулирует привлечение в реальный сектор экономики общественных средств. Доля общественных средств (пенсионных фондов и страховых компаний) в венчурном капитале Европы составляет до 35% всех инвестиций. Примером такого участия государства в венчурном инвестировании могут служить фонды фондов, создаваемых при существенном участии (до 40%) государства. Наиболее известные из них фонды: Sitra (Финляндия), UK High Technology Fund (Великобритания); фонды, созданные с участием KFW (Германия)

Один из способов правительственного финансирования заключается в предоставлении средств частным венчурным фирмам, которые в свою очередь непосредственно финансируют небольшие компании. В Финляндии, например, был использован именно такой подход: в 1994 г. был создан полностью принадлежащий государству фонд Suomen Teollisuus-Sijoitus OY. Правительства различных стран также создают собственные венчурные фонды для прямого инвестирования в небольшие компании. Эти фонды, как правило, управляются профессионалами. В Бельгии инвестиционная компания Фландрии (GIMV), созданная в 1980 г., явилась примером реализации концепции управляемого независимым частным специалистом финансируемого правительством венчурного фонда. Разработанная этим фондом стратегия приобретения пакетов акций технологически-ориентированных компаний оказалась настолько привлекательной и результативной, что сегодня и частный капитал решился инвестировать в GIMV. Германия в 1995 г. разработала схему под названием Beteiligungskapital fur Kleine Technologieunternehmen, в рамках которой осуществлялось финансирование малых фирм, производящих инновационные продукты или услуги, совместно с компаниями частного сектора. Австрия также создает Инвестиционный Инновационный Фонд с целью увеличения финансирования начинающих фирм, путем предоставления средств частным фондам. Европейский Инвестиционный Фонд, созданный в 1994 г. при финансовой поддержке Европейской комиссии, инвестирует средства в акции малых и средних предприятий, обладающих потенциалом высокого роста. Ссуды, которые предлагают правительства, зачастую недоступные из других источников, предоставляются часто на более привлекательных условиях, чем частные кредиты. Они могут иметь более низкие процентные ставки или длительные периоды возврата. Они могут даже быть невозвратными. Финансируемая правительством Vaekstfonden (Программа кредитного финансирования развития бизнеса) в Дании, например, предусматривает выдачу ссуд небольшим фирмам для разработок технологически-ориентированных проектов. При этом, в случае неудачи предусматривается прощение долгов. В Нидерландах кредитная схема технического развития предусматривает выдачу десятилетних кредитов малым компаниям, которые могут не возвращаться в случае технического или коммерческого провала. В Швеции правительство — является крупнейшим акционером Almi Foretagspartner AB, который предоставляет 6−10-летние ссуды начинающим компаниям, беспроцентные на протяжении первых двух лет и не предусматривающие выплаты основного долга в течение первых четырех лет.

Наиболее успешные венчурные программы финансируются правительствами, но управляются профессионалами из частного сектора. Наиболее распространенными организационно-юридическими формами для венчурных институтов являются англо-американская модель партнерства с ограниченной ответственностью (Limited Liability Partnership) и континентальная модель параллельного инвестирования, во многом схожая с формой партнерства с ограниченной ответственностью, распространенная в странах Бенилюкса (CV — commanditaire vennootschap).

В последнее время значительное развитие венчурная индустрия получила не только в европейских странах, но и в Японии, Китае, Республике Корея, Сингапуре, Израиле, Австралии, Чили, Мексике. Более того, венчурный капитал из «посевного капитала» (seed capital) и «стартового капитала» (start capital), не уменьшая своей роли «катализатора» малого бизнеса, перешел в более зрелые стадии своего развития и начал становится еще «капиталом развития» (development capital) и «капиталом расширения» (expansion capital).

Точкой отсчета венчурной индустрии в России общепринято считать 1993 г., когда на Токийском саммите между правительствами стран «большой семерки» и Европейским Союзом было принято соглашение о поддержке только что приватизированных российских предприятий по Государственной программе РФ по массовой приватизации.

2.3 Развитие венчурного бизнеса в России

До настоящего времени с точки зрения формирования капиталов фонды венчурного инвестирования в России можно разделить на четыре группы.

1. Фонды ЕБРР (их капитал полностью или частично сформирован Европейским банком реконструкции и развития с участием других международных финансовых организаций).

Расходы на содержание и обеспечение деятельности фондов покрываются из средств технической поддержки, безвозмездно выделяемых правительствами стран «большой семерки». Фонды были сформированы в 1993—1994 гг. в рамках программы поддержки частных и приватизированных предприятий преимущественно среднего бизнеса.

В этот период в 10 регионах России было создано 11 региональных венчурных фондов (РВФ) в партнерстве между Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР), выделившим 310 млн долл. на финансирование акционерного капитала, и странами-донорами (Франция, Германия, Италия, Япония, США, Финляндия, Норвегия и Швеция), выделивших 207 млн долл. в виде безвозмездных ссуд. К 2000 г. в России действовало уже 19 таких венчурных фондов.

Каждый из РВФ был капитализирован на сумму около 50 млн долл., из которых около 30 млн долл. были предназначены для инвестирования, а остальные — к использованию в качестве технической помощи и на содержание Управляющих компаний.

Совокупный капитал РВФ в 2001 г. составлял около 500 млн долл., из которых было инвестировано более 170 млн долл. в 62 компании (средний размер инвестиций составил 2,8 млн долл.).

Отраслевые предпочтения в явном виде не выражены: проинвестированные компании специализируются в 32 видах деятельности, в т. ч. переработка древесины, полиграфия, производство молочных продуктов, оптовая торговля, переработка мяса и рыбы, производство стройматериалов, автотранспорт, производство пластика в гранулах, пошив одежды и т. д. Особое внимание фонды обращали на компании, ориентированные на местные рынки потребительских товаров, в основном продовольственных или связанных с ними (упаковка, послепродажное обслуживание и т. д.).

Средний размер инвестиции — около 2 млн долл., интервал значений — от 0,5 млн долл. до 4,5 млн долл. Совершенно очевидно тяготение зарубежного венчурного капитала к промышленно развитому северо-западному региону России.

Все региональные фонды характеризуются тем, что единственным их акционером является ЕБРР, поэтому на деятельность управляющих компаний этих фондов, несомненно, оказывала влияние определенная политическая сверхзадача: содействие становлению рыночной экономики в России. Исходя из этого, очевидно, что не так уж важен количественный результат деятельности в виде высокой прибыли, а более важно избежать отрицательного эффекта, который неизбежно возникнет при неудачах в реализации проектов. Отсюда единственно возможной стратегией является оптимизация рисков, которая достигается внимательным и неторопливым выбором пусть низкодоходных, но достаточно надежных проектов. Кроме того, для снижения риска средства вкладываются только совместно со стратегическим зарубежным партнером либо российскими федеральными или региональными структурами. Также примечательны и предпочтения по стадиям инвестирования — расширение и более поздние стадии. Это предполагает инвестиции в стабильно действующие предприятия со сложившейся командой и достаточной историей, что в значительной мере снижает риск неудачи.

Особо следует сказать о Российском технологическом фонде, капитал которого также сформирован ЕБРР с участием Международной финансовой корпорации (МФК) из группы Мирового банка. Указанный фонд с капиталом 10 млн долл. интересен своей ориентацией на осуществление венчурных инвестиций в предприятия, разрабатывающие и внедряющие инновационные технологии для внутреннего рынка. Хотя фонд не определяет региональных предпочтений, его деятельность в настоящее время ограничена Санкт-Петербургом. За время существования фонд осуществил инвестиции в 5 портфельных компаний общим объемом 2,34 млн долл.

Помимо описанных, ЕБРР принимал долевое участие в формировании еще ряда фондов, обычно совестно с Международной финансовой корпорацией. Суммарный капитал этих фондов составлял на 2000 г. порядка 530 млн долл. При этом надо отметить, что только 2 фонда из этой подгруппы ограничивают свою деятельность Россией, все остальные действую в СНГ либо странах Восточной Европы, включая Россию.

Фонды с участием западных правительственных агентств

В их создании и деятельности наряду с корпоративными и частными инвесторами, в той или иной форме участвуют иностранные государства.

К этой группе можно отнести 6 фондов с суммарным капиталом порядка 1,26 млрд долл., осуществивших до настоящего времени прямые инвестиции общим объемом не менее 430 млн долл. в несколько десятков российских компаний.

Состав группы весьма представителен: два фонда — TUSRIF (The United States — Russia Investment Fund) и Defense Enterprise Fund — образованы из средств правительства и департамента обороны США соответственно; деятельность Investment Fund for Central and Eastern Europe (Дания) поддерживается государством, состав совета директоров фонда утверждается Министром иностранных дел Дании; акционерный капитал Agribusiness Partners International гарантирован правительственным агентством США по сельскому хозяйству и Заокеанской корпорацией частных инвестиций (OPIC). Другими словами, эти фонды при осуществлении деятельности в значительной степени руководствуются правительственными стратегиями своих стран (США и Дании) Если американские фонды действуют в рамках межправительственных соглашений, основной задачей которых является поддержка рыночных реформ в России, то руководство датского фонда не скрывает протекционистской направленности своей деятельности.

Капиталы фондов AIG-Brunswick и Russia Partners сформированы финансовыми учреждениями, инвестиционными организациями, пенсионными фондами, частными лицами и компаниями США. Несомненно, эти фонды более свободны от необходимости учитывать в своей деятельности политические соображения. Солидность фондов и надежность вложения в них капиталов обеспечивается гарантиями OPIC, защищающими акционеров от возможной потери капиталов. Однако наличие этих гарантий налагает определенные ограничения на осуществляемые фондами операции. Как правило, деятельность фондов этой группы учитывает национальные интересы сформировавших их капиталов, что, впрочем, не умаляет их значения для поддержки экономики России и продвижения на российский рынок технологий венчурного бизнеса.

В целом активность этой группы фондов в части прямых инвестиций значительно выше, чем фондов ЕБРР. По приблизительным оценкам объем размещенных в России средств уже значительно превышает 50% от общего объема предполагаемых инвестиций в российскую экономику. Фонды этой группы осуществляют инвестиции в средние и крупные предприятия, минимальный размер инвестиций составляет 3−5 млн долл.

Частные фонды

В эту группу включаются около 20 фондов, суммарный заявленный капитал которых составляет не менее 2,2 млрд долл. Сложность в описании деятельности данных фондов состоит в закрытом характере информации о их деятельности.

Состав этой группы фондов весьма разнообразен как по размерам капитала, так и по страновой принадлежности. Региональные интересы этих фондов редко ограничиваются только Россией, обычно это европейские страны, в том числе СНГ. Большинство этих фондов активно действуют в странах Восточной и Центральной Европы, Черноморского бассейна.

Отличительной особенностью этих фондов является полная независимость в принятии решений по инвестициям. В основном их капиталы сформированы негосударственными корпоративными и частными инвесторами. Основное условие — удовлетворение интересов партнеров, в первую очередь обеспечение высокой доходности на вложенный капитал. Поэтому совершенно очевидны причины неопределенности их позиции по вопросу деятельности в России: высокие риски, связанные с нестабильностью политической и экономической ситуации в стране; неразвитость рынка ценных бумаг: таможенные тарифы и ограничения и т. д.

Российские венчурные фонды.

По информации Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), доля российских венчурных фондов в общем объеме венчурных инвестиций в России составляет около 1%.

В настоящее время еще слишком рано говорить о существовании национального сектора российского венчурного бизнеса, основой которого являлся бы отечественный капитал. Хотя в последние годы интерес к этому механизму финансирования малого и среднего бизнеса (в особенности высокотехнологичного) существенно возрос, реального изменения ситуации к лучшему не произошло.

Наиболее успешно сложилась судьба Самарского венчурного фонда (Самвен-Фонд), образованного постановлением губернатора Самарской области. Самвен-Фонд имеет ярко выраженную региональную направленность, осуществляя консультационную и финансовую поддержку инновационных проектов малых предприятий области на начальных этапах развития компаний.

Весьма интересна деятельность частной венчурной компании «РостИнвест». Фирма, созданная в марте 1992 г. в г. Москве, реализует классическую американскую технологию венчурного финансирования. Спецификой компании является объединение функций фонда и управляющей компании. Результаты работы фирмы подтверждают безусловную адаптируемость механизма венчурного инвестирования к российским условиям. По оценкам независимых экспертов, нынешняя стоимость предполагаемых к продаже принадлежащих фонду пакетов акций двух компаний более чем в 20 раз превышает первоначальные инвестиции (в сопоставимых ценах).

Всего к концу 1997 г. в России действовали 26 специализированных фондов, инвестирующих в российские корпоративные активы, с суммарной капитализацией в 1,6 млрд долл. Помимо этого, еще 16 восточноевропейских фондов инвестировали в Россию часть своих портфелей. Появились сообщения о создании первых отечественных венчурных фондов, опирающихся на средства крупных российских банков и диверсифицированных холдингов. Однако наметившийся прогресс был остановлен разразившимся в августе 1998 г. финансовым кризисом, который заострил проблему ликвидности рисковых капиталовложений и задержал распространение венчурного механизма в России по меньшей мере на несколько лет.

Тем не менее, к концу 2000 г. количество венчурных фондов в России увеличилось до 35−40, а их суммарный капитал составил около 3,7 млрд долл. Объем совершенных венчурных инвестиций в период с 1994 по 2001 гг. составил около 580,6 млн долл.

Распределение венчурных инвестиций по секторам происходило неравномерно. Приоритетом пользуются такие сферы, как пищевая (27%) и телекоммуникации (25%). Следующий блок включает в себя медицину и фармацевтику (9%), стройматериалы и потребительские товары и услуги (по 8%).

Одним из важных вопросов для венчурных фондов и компаний является вопрос ликвидности совершенных инвестиций. Кризис 1998 г. внес некоторую неразбериху: сохранившие свое присутствие на российском рынке венчурные фонды вынуждены были переоценить стоимость своих инвестиционных приобретений в сторону понижения.

В период с лета 1998 г. по декабрь 2000 г. проблема «выходов» из проинвестированных венчурными фондами российских предприятий представлялась трудноразрешимой. Однако кризис в определенной степени дал мощный толчок для развития предприятиям, имеющим хороший экспортный потенциал. Ситуация начала меняться с начала 2001 г.

Первый «выход» был осуществлен в Санкт-Петербурге в феврале 2001 г.: один их Фондов (Quadriga Capital Russia) продал свою долю в проекте компании «Новая Эра», получив в результате сумму в 2,1 раза большую, чем было инвестировано.

Количество выходов резко возросло в 2002 году. В марте 2002 г. «red. stars. com» продал принадлежащие ему акции компании «Actis Systems» менеджерам этой компании, а крупнейший российский производитель джинсовой одежды — корпорация «Глория Джинс» выкупила свои акции у «Southern Russia Regional Venture Fund». В июле 2002 года «Delta Capital Management», управляющая компания Инвестиционным фондом «TUSRIF», объявила о продаже пакета своих акций «Святого Источника» компании «Nestle Waters». В этом же году «CIPEF» вышел из состава владельцев «Bravo Holdings Ltd», продав свою долю «Heineken», а также принадлежащий ему пакет акций в «Сыктывкарский лесопромышленный комплекс». Ранее «CIPEF» реализовал свои инвестиции в SOCO Perm в 1997 г. и АО «НГК Славнефть» — в 1999 г.

Как правило, венчурные инвесторы не охотно раскрывают информацию о случаях выхода из проинвестированных ими компаний, не говоря уже о суммах, вырученных от продаж принадлежащих им пакетов акций. Тем не менее, менеджеры управляющих компаний оптимистично оценивают результаты своей работы.

Согласно данным, опубликованным OPIC (Overseas Private Investment Corporation) — правительственного агентства США, гарантирующего американских частных инвесторов при совершении ими инвестиций за пределами своей страны, средневзвешенная доходность 5-ти фондов, действующих на территории России и стран СНГ, составляла на 31 марта 2000 г. — 15,7%. Этот показатель является одним из самых высоких среди показателей венчурных фондов, обеспеченных гарантиями OPIC, работающих в 8-ми развивающихся регионах мира.

Рост доверия зарубежных инвесторов к России и повышение ее инвестиционной привлекательности выразились в том, что сразу несколько крупных западных финансовых структур объявили о создании в ближайшее время новых венчурных фондов, ориентирующихся на страны СНГ и в первую очередь — на Россию. Так, в мае 2003 г. в Россию пришел Intel Capital — дочерняя компания Intel Corporation и один из крупнейших мировых корпоративных венчурных фондов. Его руководство считает, что у нас сейчас самое подходящее время для инвестиций в хай-тек. Совместно с Международной финансовой корпорацией (IFC) Intel Capital объявил о вложении в российскую компанию ru-Net Holdings 10 млн долл.

Российская венчурная индустрия, к сожалению, не имеет такой развитой инфраструктуры, как американская или европейская и включает только Российскую ассоциацию венчурного инвестирования (РАВИ), членами которой являются Региональные фонды венчурного капитала Европейского банка реконструкции и развития и ряд американских венчурных фондов. По разным данным еще около 20−25 различных зарубежных инвестиционных институтов работают на российском рынке в независимом режиме.

В российском корпоративном и налоговом законодательстве не только отсутствуют какие-либо стимулы для участия части банковского, пенсионного, страхового или корпоративного капиталов, но и, более того, присутствуют прямые запреты или препятствия.

Таким образом, одной из первоочередных задач является создание условий для привлечения в российскую венчурную индустрию указанных капиталов и, соответственно, создание полноценной венчурной инфраструктуры, которая могла бы дать сильный импульс в развитии российского малого и среднего бизнеса, который, уже в свою очередь, дал бы импульс к дальнейшему развитию российской экономики в целом.

Первое упоминание о «венчурном» способе финансирования российского бизнеса появилось в официальном документе «Основные направления развития внебюджетного финансирования высокорисковых проектов (системы венчурного инвестирования) в научно-технической сфере на 2000−2005 гг. «, подготовленном при участии членов РАВИ и одобренном 27 декабря 1999 г. правительственной комиссией по научно-инновационной политике. В данном документе определены состояние проблемы и цель развития системы венчурного инвестирования

10 марта 2000 г. вышло распоряжение правительства Российской Федерации № 362-р о принятии предложения Миннауки России, согласованного с Минэкономики России, Минфином России, Минобразования России и Минюстом России, об учреждении венчурного инновационного фонда (ВИФ) — некоммерческой организации с государственным участием, создаваемой для формирования организационной структуры системы венчурного инвестирования в высокорисковые инновационные проекты. Этот фонд является первым реальным российским «фондом фондов», который призван участвовать в создании венчурных инвестиционных институтов с российским и зарубежным капиталом, вкладывающих средства в технологический инновационный бизнес. Одна из целей данной организации — содействие созданию отраслевых и региональных венчурных фондов через долевое участие в их уставном капитале.

С 2000 г. получила свое развитие ежегодная Российская венчурная ярмарка — коммуникативная площадка, на которой технологические компании из различных регионов России, прошедшие тщательный отбор и специальную подготовку, представляют свой бизнес венчурным инвесторам. Участие в венчурных ярмарках дает возможность предпринимателям рассчитывать на значительные вложения в свой инновационный бизнес. На октябрь 2005 г. запланировано проведение уже шестой ярмарки.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой