Антимонопольная политика государства

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ

УРАЛЬСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

Кафедра экономики и менеджмента

АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА

Челябинск

2007

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • Введение 3
    • Глава 1. Монополия 5
    • 1.1. Монополия: понятие, виды 5
    • Глава 2. Антимонопольная политика государств 25
    • 2.1. Антимонопольная политика развитых стран 25
    • 2.2. Антимонопольная политика в России: проблемы и перспективы 34
    • ЗАКЛЮЧЕНИЕ 44
    • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 46
    • Приложение 1 47
    • Приложение 2 48
    • Приложение 3 49

Введение

Функционирование экономической системы, динамика ее основных характеристик, возможности, а также ограничения экономического роста определяются взаимодействием ряда институциональных структур, важнейшими из которых выступает крупный бизнес и государство. С крупным бизнесом связывается наличие инновационного потенциала, формирование конкурентных преимуществ страны (региона), что позволяет рассматривать его в качестве катализатора экономического роста. Вместе с тем он может нести в себе тенденцию к торможению в развитии малого и среднего бизнеса, организации крупного бизнеса могут блокировать институциональные изменения, лоббировать свои интересы. Именно государство должно выступить той силой, которая, с одной стороны, блокирует возможные негативные последствия функционирования крупного бизнеса, а с другой стороны, направляет их развитие в русло формирования конкурентных преимуществ страны (региона), их сохранение и реализацию.

Общемировые тенденции экономического развития таковы, что начавшиеся еще в ХIХ веке процессы монополизации усиливаются в современном мире, пронизывая все уровни экономики и проникая во все сферы.

Нельзя игнорировать существенные социально-экономические издержки монополий, связанные с обладанием монопольной властью. Все это определяет необходимость постоянного контроля со стороны государства за состоянием секторов и отраслей экономики, динамикой уровня концентрации и стратегиями ценообразования крупных бизнес-структур.

Антимонопольная политика, безусловно, очень важна для экономики государства. Хорошо продуманные меры по регулированию монополий способствуют развитию конкуренции, стабилизации рынка и совершенствованию экономики в целом. Особенно наглядно проявляется роль государства в так называемые переломные, переходные периоды. Поэтому исключительную роль в формировании инструментария государственного вмешательства и регулирования сыграл мировой экономический кризис 1929—1933 гг. Он привёл к тому, что объём производства в главных странах упал вдвое, замерла международная торговля. Поэтому государства вынуждены были взять на себя широкие экономические функции в борьбе с кризисами. Оказалось, что рыночный механизм объективно должен быть дополнен мерами государственного регулирования. Одним из важных видов государственного регулирования является регулирование монополий.

Нет и не может быть эффективной, базирующейся на современных научно-технических достижениях, социально ориентированной экономики без активной роли государства. За государством всегда сохраняются классические функции, такие, как: обеспечение свободы предпринимательства, стимулирование деловой активности и борьба с монопольными тенденциями.

Масштабы государственного регулирования, его конкретные формы и методы существенно различаются по странам. Они отражают и историю, и традиции, масштабы страны и многие другие факторы. Задачи государства связаны не только с созданием условий для функционирования рынка, но и с борьбой против монополизации рынка.

Целью исследования данной курсовой работы ставится анализ экономических и социальных последствий монопольной деятельности, сравнения антимонопольных законодательств развитых государств, выявление и определение особенностей антимонопольной политики в современной России.

Глава 1. Монополия

1.1. Монополия: понятие, виды

В мировой экономической теории есть понятие, как теория монополии. В рамках этой теории монополия рассматривается через призму трёх аспектов:

— С точки зрения рыночной структуры

— С точки зрения рыночного поведения

— С точки зрения рыночных итогов.

Рассматривая каждый из этих аспектов в отдельности следует уточнить, что опираясь на рыночную структуру, можно дать следующее определение:

монополия — это форма рынка, в условиях которой весь объём предложения приходится лишь на одного субъекта. Изучая монополию через призму именно этого аспекта, большое внимание уделяется выяснению пространственных границ, в рамках которых определяется господство этого субъекта. Такое пространство принято называть отраслью.

Монополия — это когда в отрасли господствует только одна фирма и где границы фирмы и отрасли совпадают.

Давая же определение монополии с точки зрения рыночного поведения, теория монополии изучает использование субъектом основных инструментов (таких, как цена реклама…). При монополии субъект оперирует этими инструментами, не учитывая конкуренцию, а значит, и интересов конкурентов.

Уделяя наибольший объём внимания рыночным итогам, теория монополии отмечает то, что при монополии итоги связаны со следующими факторами:

-монопольно высокими ценами

— ограниченной готовностью монополии к инновациям.

Признаки монополии:

1. Монополистический рынок представлен одним продавцом и множеством покупателей.

2. Производимая продукция является уникальной (то есть отсутствуют товары-заменители).

3. Вход новых фирм на рынок фактически невозможен из-за барьеров. Могут быть разные причины существования таких барьеров, к примеру:

— крупные размеры предприятий и экономия от масштабов производств

— система лицензий на выполнение отдельных типов работ, избранно выдаваемых государством

— монопольное право собственности на использование определённых ресурсов, связанное с производством редкого блага (к примеру, бриллиантов)

— при естественной монополии значение имеют сами условия производства и характер блага

— нечестная конкуренция, то есть воздействие на покупателей нечестными по отношению к конкуренту способами за счёт большого бюджета и масштабов предприятия в целом.

4. Сложность в получении полной информации обо всём рынке.

Существует три вида монополии: закрытая, естественная и открытая.

Закрытая монополия — это монополия, защищённая от конкуренции юридическими ограничениями, патентной защитой, институтом авторских прав и т. д. Примером может служить монополия почтовой службы США на доставку почты первым классом.

Естественная монополия возникает в отрасли, в которой долгосрочные средние издержки достигают минимума только тогда, когда одна фирма обслуживает весь рынок целиком. В такой отрасли минимальный эффективный масштаб производства близок к количеству или даже превосходит то, на которое рынок предъявляет спрос по любой цене, достаточной для покрытия издержек производства. В данной ситуации разделение выпуска между двумя или большим количеством фирм приведёт к тому, что масштабы производства будут неэффективно малы. С естественными монополиями, в основе которых лежит экономия на масштабах производства, тесно связаны монополии, базирующиеся на владении уникальными природными ресурсами, о чём говорилось ранее.

Открытая монополия — это монополия, при которой одна фирма (по крайнеё мере на определённый срок) является единственным поставщиком продукции, но не имеет специальной юридической защиты от конкуренции. Примером таких фирм можно считать фирмы, впервые вышедшие на рынок с новой продукцией.

Но такое деление не означает, что все предприятия-монополисты должны обязательно относиться лишь к одному из этих видов. Такая классификация в значительной степени условна. Некоторые фирмы могут принадлежать к нескольким видам монополии, к примеру фирмы, обслуживающие систему телефонной связи, а также электрические и газовые компании, которые могут быть отнесены как к естественной монополии (так как присутствует эффект экономии на масштабах), так и к закрытой монополии (так как присутствуют юридические барьеры для конкуренции).

Фактически все монополии могут считаться открытыми, так как легальные барьеры, защищающие закрытые монополии от конкурентов, могут быть отменены судом, а преимущества в естественных монополиях могут быть сведены на нет изменениями в технологии. А так же все монополии подвержены влиянию конкуренции со стороны возможных товаров-субститутов1.

В таблице приведена примерная классификация этапов процесса монополизации2.

Классификация этапов процесса монополизации

Этапы процесса монополизации

Признаки монополизации

Технологический (1880−1920 гг.)

Одна или несколько фирм на рынке Монополист проводит стратегию ценообразования с целью получения монопольной сверхприбыли Ограничительная практика бизнеса (сговор, союз, бойкот) Концентрация производства в добывающих и перерабатывающих отраслях

Поведенческий (1930−1960 гг.)

Монополистическая деятельность крупных фирм включает конкурентные отношения Ценовая дискриминация Концентрация производства в отраслях, не имеющих положительного эффекта масштаба и возрастающей отдачи (формирование рынков монополистической конкуренции) Увеличение масштабов деятельности фирмы

Институциональ-ный (1960−1990 гг.)

Вертикальная, горизонтальная интеграция, конгломератные слияния ТНК, стратегические альянсы Инвестиционная активность фирм, рекламная кампания для получения конкурентных преимуществ

Стратегический (к. 1990гг. /н. 2000-х гг.)

Стратегические альянсы Кратковременный характер конкурентных преимуществ Инновационная активность фирм в технологии, товары, рынки Активное использование фирмами стратегических барьеров входа на рынок

1 Долан Э. Дж., Линдсей Д. Микроэкономика / Пер. с англ.В. Лукашевича и др.; Под ред.Б. Лисовика и В. Лукашевича. СПб.: Санкт-Петербург оркестр. 1999. с. 375

2 Дьячкова А. В. Антимонопольная политика государства. Дис. канд. эконом. наук. Челябинск, 2004. 169 с.

Экономические и социальные последствия монопольной деятельности

Выделяются несколько последствий монополизации как-то:

— недопроизводство товаров

— завышение цен

— предприятия-монополисты не получали высокой монопольной прибыли.

-х-неэффективность, то есть бесхозяйственное ведение дела, ведущее к

увеличению издержек выше объективно обусловленного уровня.

Сущность и особенности всех монополистических объединений ярко проявляются в целях и характере их поведения. Поведение монополистических объединений отличается от того, что нам известно о совершенной конкуренции, принципиально другим подходом к ценообразованию. Монополисты завоёвывают рынок, чтобы с помощью устанавливаемых ими цен собирать своеобразную дань с зависимых от них хозяйствующих субъектов. Таким способом они получают гораздо большие доходы по сравнению с их средних уровнем, установившимся в национальном хозяйстве. Как известно, участники свободной конкуренции воспринимают рыночную цену как образовавшуюся независимо от их участия. Но монополисты сами и по своему усмотрению устанавливают цены на производимую ими продукцию. Если монополия получает право на реализацию товаров, то она стремится продать как можно больше и получить при этом максимальное количество прибыли. В условиях совершенной конкуренции при определении равновесной цены учитывается взаимодействие спроса и предложения (соответственно кривой спроса и кривой предложения). Однако монополистические объединения совершенно не принимают во внимание объективно необходимый объём производства благ. Поэтому при определении динамики цен на продукцию монополий вообще отсутствует кривая предложения. Эти организации манипулируют законом спроса: воздействуют на цену и объём спроса в своих интересах. Господствующие на рынке фирмы используют в качестве своего основного инструмента монопольную цену. Монопольная цена — особый вид рыночной цены, которая устанавливается на уровне выше или ниже общественной стоимости или равновесной цены в целях получения монопольной прибыли. Монополисты не принимают цену как данную. Их можно охарактеризовать как ценопроизводителей, ибо они принимают рыночную кривую спроса как данную и сами выбирают как цену, так и объём выпуска. Поскольку между ценой монополиста и уровнем выпуска не существует никаких взаимосвязей, то для монополиста не существует кривой предложения. Однако надо заметить, что когда на рынке действует монополия, скупающая продукцию у производителей, то монопольная цена имеет своим ориентиром кривую предложения. Но при господстве и монополии, и монопсонии имеется только одна кривая, поэтому не образуется равновесная цена3.

Правила поведения фирм-монополистов зависят от того, как они ведут своё «ценопроизводство»:

Фирмы устанавливают монопольно высокие цены на свою продукцию, превышающую общественную стоимость или возможную равновесную цену. Это достигается тем, что монополисты преднамеренно создают зону дефицита, сокращая объёмы производства и искусственно создавая повышенный покупательский спрос.

2. Монопсония устанавливает монопольно низкие цены на товары, закупаемые у аутсайдеров. Понижение цены по сравнению с общественной стоимостью или возможной равновесной ценой достигается посредством искусственного создания зоны избытка продукции. В этом случае монопсония преднамеренно уменьшает закупки товаров, из-за чего их предложение превышает монополистический спрос. Так обычно поступают монопсонии, которые занимаются переработкой сельскохозяйственной продукции, скупаемой у массы мелких ферм. Также монопсонии западных стран издавна закупают дешёвое сырьё у предпринимателей и мелких товаропроизводителей стран Азии, Африки и Латинской Америки. Низкие цены устанавливаются на ряд товаров традиционного африканского экспорта (чай, кофе, какао).

Фирма, одновременно являющаяся монополией и монопсонией, удваивает собираемую «дань» посредством так называемых «ножниц цен». Речь идёт о монопольно высоких и монопольно низких ценах, уровни которых удаляются друг от друга подобно расходящимся лезвиям ножниц.

3. Макконел К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы, политика. В 2 т.: Пер. с англ.О. Н. Антипова и др.; Под общ. ред.А. А. Пороховского. М.: ТЕИС. 2004. 527 с.

Такое движение основывается на расширении зон дефицита и избытка товаров. Оно характерно для многих предприятий обрабатывающей промышленности, которые в условиях инфляции повышают цены на свои готовые изделия в несколько раз больше, чем увеличиваются цены в отраслях добывающей промышленности.

В нашей стране «ножницы цен» использовались особенно широко в период индустриализации народного хозяйства. Государство, выполняя роль монополии и монопсонии, устанавливало относительно высокие цены на промышленные изделия и очень низкие закупочные цены на сельскохозяйственное сырьё, чем нанесло большой ущерб экономике сёл. До сих пор такого рода «ножницы цен» не устранены. Например, в 1994 г. цены на промышленные средства производства, выпущенные для сельского хозяйства, росли в 3 раза быстрее, чем цены на сельскохозяйственную продукцию.

Монополисты преднамеренно сдерживают совершенствование техники и технологии с тем, чтобы не подорвать искусственно поддерживаемый дефицит, а стало быть, и не лишиться монополистических выгод. Они скупают новейшие патенты на изобретения и не допускают их применения в производстве. Они поступают так до тех пор, пока обострившаяся конкуренция не вынудит их внедрять научно-технические достижения.

Для того чтобы более детально разобраться в последствиях деятельности монополий и понять почему установление монополий является нежелательным, с общественной точки зрения, проведем графическое сравнение совершенной конкуренции и простой монополии. На рисунке 1 (см. приложение 1) представлен рынок совершенной конкуренции, а на рисунке 2 ситуация в условиях монополии.

Рассмотрим более подробно ситуацию для монополии. Для простоты ситуации кривые спроса и предложения оставляем теми же, что и в случае совершенной конкуренции. Для извлечения максимальной прибыли фирма-монополист ограничивает объём производства допустим на уровне не 7, а 4 единиц продукции и устанавливает цену 310 у.е. за единицу. Потребители получают излишек, равный площади, ограниченной кривой спроса и линией цены. Монополист со своей стороны получает существенный излишек производителя. Четвёртая единица выпуска, проданная за 310 у.е., заключает в себе лишь 150 у.е. издержек производства и приносит тем самым излишек в размере 160 у.е. Общие размеры излишков производителя-монополиста равны площади выделенной части рисунка 2.

Сравнение чистой монополии и совершенной конкуренции позволяет сделать вывод о том, что в условиях монополии излишек потребителя меньше, тогда как излишек производителя больше, а суммарные излишки потребителя и производителя в условиях чистой монополии меньше совокупных излишков в условиях чистой конкуренции.

Последнее положение отражает экономическую неэффективность монополии, как следствие не использования ряда потенциальных преимуществ, получаемых от торговли. Дело в том, что в данном примере при расширении производства от 4 до 7 единиц продукции выигрыш и потребителей, и производителей увеличивается. Однако эти потенциальные преимущества остаются неиспользованными. Мало того, они к тому же никому не достаются. На рисунке 2 чистые потери обозначены треугольником, лежащим между кривыми спроса и предложения и линией, указывающей объём выпуска продукции, соответствующий максимуму прибыли монополиста. Площадь этого треугольника символизирует собой ущерб, который терпят агенты рынка из-за монополистического диктата.

Большинству чисто монополизированных отраслей в условиях рыночной экономики присущи черты естественной монополии. В связи с этим возникает необходимость общественного регулирования цен и тарифов монополизированных рынков. Проиллюстрируем выбор государственного регулирования естественной монополии, используя рисунок 3.

Предположим, что предприятие-монополист несёт большие постоянные издержки, в результате чего кривая спроса пересекает кривую средних издержек в точке, где средние издержки всё ещё снижаются.

В случае отсутствия регулирования рынка предприятие-монополист с целью максимизации прибыли выбирает объём выпуска продукции, равный Qm, при цене Цm. В результате монополист получает значительную экономическую прибыль, что иллюстрируется превышением цены над средними общими издержками (отрезок ML). Однако данный уровень цены вызывает ограниченный спрос на предлагаемый монополией товар или услугу.

Требование эффективного распределения ресурсов и более полного удовлетворения потребностей в данном товаре или услуге вынуждает государственные органы устанавливать верхнюю цену для монополиста, равную предельным издержкам, как соответствующую общественно оптимальным условиям реализации продукции. Такой ценой на рисунке 3 является Цк. При данной административно установленной цене (Цк) монополист будет максимизировать прибыль или минимизировать убытки, производя Qk единиц продукции, т. к. в новых условиях именно при этом выпуске будет выполняться условие равенства Дпред (Ц) =Ипред. В данном случае мы сталкиваемся с ситуацией, при которой путём назначения цены происходит как бы имитация условий и результатов чистой конкуренции, связанных с распределением ресурсов. Равенство Цк=Ипред указывает на эффективное распределение ресурсов для этого продукта или услуги.

В то же время установленная общественно оптимальная цена может породить ситуацию, при которой цена, равная предельным издержкам, будет столь низкой, что средние общие издержки не будут покрываться. Эта ситуация показана на рисунке 3: кривая средних общих издержек (Исробщ) находится над ценой спроса (Цк). Такое навязывание общественно оптимальной цены регулируемому монополисту означает для него убытки в краткосрочных периодах и банкротство в долгосрочном аспекте его деятельности.

Поэтому весьма важен в этом деле взвешенный подход к системе ценообразования на рынке монополиста, который обеспечивал бы установление цены, включающей в себя «справедливую» прибыль. Исходя из того, что валовые издержки включают в себя нормальную или «справедливую» прибыль, цена должна совпадать со средними общими издержками. Такой ценой на рисунке 3 является Цn. В точке N пересекаются кривая спроса и кривая средних издержек. Поэтому цена Цn обеспечивает получение монополисту справедливой прибыли.

Очевидно, что регулирование цен, каким бы способом оно не происходило, может одновременно содействовать и снижению цены, и увеличению объёма производства и вызвать сокращение экономической прибыли монополиста.

Монополия, как мы убедились, сопряжена с целым набором резко отрицательных последствий для экономики страны. Недопроизводство, завышенные цены, неэффективное производство при этом составляют лишь вершину айсберга монополистических злоупотреблений. Те же причины, которые вынуждают клиента фирмы-монополиста мириться с высокими ценами, заставляют соглашаться и с плохим качеством продукции, ее устарелостью (замедлением технического прогресса), отсутствием сервиса и другими проявлениям пренебрежения интересами потребителя. Выбора-то у последнего все равно нет.

Еще более опасно то, что монополия полностью блокирует механизмы саморегуляции рынка. Плохая и дорогая продукция может появиться и в немонополизированной отрасли. Но там подобные эксцессы являются лишь временным эпизодом. Конкуренция быстро расставляет все на свои места. Недобросовестный производитель либо меняет свое отношение к делу, либо вытесняется с рынка конкурентами.

Всевластию же монополиста в силу непреодолимости барьеров на пути в отрасль ничто не грозит даже в длительном плане. Самостоятельно рынок не в силах разрешить эту проблему. В этих условиях улучшить ситуацию может лишь государство, проводящее сознательную антимонопольную политику. Не случайно, в наше время нет ни одной развитой страны (и Россия в этом смысле не составляет исключения), где бы отсутствовало специальное антимонопольное законодательство и не было бы специального органа власти для надзора за его исполнением.

Вместе с тем проведение антимонопольной политики сопряжено с рядом объективных трудностей. Чтобы понять их происхождение обратимся к рисунку 4, на котором изображена типичная кривая долгосрочных издержек монополистической отрасли (LATC). Как уже отмечалось, для отраслей, в которых возможно установление монополистической структуры, характерен большой оптимальный размер предприятия, т. е. минимум средних долгосрочных издержек, достигается при очень больших объемах производства (Q0). Обозначим точку минимума на кривой LATC буквой О, а соответствующий ей уровень издержек Р0. Фирма-монополист максимизируя свои прибыли, сильно ограничит объем производства — до Qм.

При этом в силу х-неэффектиности издержки монополиста будут лежать не на кривой LATC, а заметно выше (см. точку М и соответствующий ей уровень издержек Рм). Разумеется, эта ситуация как по объему выпуска, так и по ценам (издержкам) далека от оптимальной и требует государственного вмешательства4.

4. Экономическая теория. Экспресс курс / Под ред. А. Г. Грязновой, Н. Н. Думной, А. Ю. Юданова. М.: КноРус. 2006. 608 с.

Представим себе, однако, что государственные органы пытаются решить проблему демонополизации «в лоб», путем принудительного раздробления монополиста на множество мелких фирм. Это будет означать снижение объема выпуска продукции каждой из таких фирм до уровня Qc. Но в соответствии с кривой LATC столь малый объем выпуска приведет к резкому возрастанию издержек (до Рс). Напомним: малое производство в потенциально монополистических отраслях крайне неэффективно.

И это далеко не частный случай. Можно говорить о невозможности превращения монополизированной отрасли в отрасль совершенной конкуренции как об общем правиле. Преобразованиям такого рода препятствует положительный эффект масштаба. Даже если государство настоит на своем и вопреки росту издержек будет принудительно насаждать мелкое производство, искусственно сформированные карликовые предприятия окажутся не конкурентоспособными в международном плане. Рано или поздно их задавят иностранные гиганты.

В силу названных причин прямое дробление фирм-монополистов в развитых рыночных экономиках встречается достаточно редко. Обычная цель антимонопольной политики — не столько борьба с монополистами как таковыми, сколько ограничение монополистических злоупотреблений. На рисунке 4 желаемый результат антимонопольной политики изображен в точке R, приближенной к положению оптимума О как по объему выпуска продукции, так и по ценам. Какими же методами удается «укротить» монополистов? Этот вопрос особенно важен по отношению к естественным монополиям.

Антимонопольная политика в отношении естественных монополий.

Высокая экономическая эффективность естественных монополий делает абсолютно недопустимым их дробление. Это, однако, не означает, что государство может воздержаться от регулирования естественных монополий. Ведь их бесконтрольная деятельность способна принести значительный вред.

Как монополисты, данные структуры пытаются решать свои проблемы, прежде всего за счет повышения тарифов и цен. Последствия этого для экономики страны — самые разрушающие. Увеличиваются издержки производства в других отраслях, разрастаются неплатежи, парализуются межрегиональные связи.

И это не абстрактная теория. Вся российская деловая пресса последних лет полна жалобами промышленных предприятий на вздутые железнодорожные тарифы, сверхбыстро растущие цены на энергию и т. п. При этом естественный характер монопольного положения хотя и создает возможности для эффективной работы, отнюдь не гарантирует, что эти возможности будут на практике реализованы. Ведь существует механизм х-неэффективности. Действительно, теоретически РАО «ЕЭС России» может иметь более низкие издержки, чем несколько конкурирующих электроэнергетических фирм. Но где гарантии того, что оно хочет удерживать их на минимальном уровне. Основной путь борьбы с негативными сторонами естественных монополий состоит в государственном контроле над ценообразованием на естественно-монопольные товары и/или за объемом их производства (скажем, путем определения круга потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию). Ценовое регулирование деятельности естественных монополий предполагает принудительное закрепление максимальной величины цен на продукцию монополиста. При этом последствия данной регулирующей меры прямо зависят от того конкретного уровня, на котором будут закреплены цены. На рисунке 5 показан распространенный вариант регулирования, при котором наивысшая допустимая цена закрепляется на уровне пересечения предельных издержек с кривой спроса (Р=МС=D).

Главным последствием установления максимальной цены с точки зрения поведения фирмы-монополиста является изменение кривой предельного дохода. Коль скоро монополист не может взвинтить цену выше названного уровня даже при тех объемах производства, где кривая спроса объективно позволяет сделать это, его кривая предельного дохода из положения MR смещается в положение MR1 (на графике выделено жирной линией), совпадающее с максимально дозволенной величиной цен PREG. В самом деле, если максимальная цена электроэнергии зафиксирована на уровне 1 ед. за кВт/ч, то каждый дополнительно проданный киловатт будет приносить доход, равный этой сумме, а кривая предельного дохода выродится в горизонтальную прямую, проходящую на этом уровне.

Далее вступает в силу правило MC=MR. Как и любая другая фирма, монополист сам без всякого государственного принуждения (что является крупным плюсом данной методики регулирования!) будет стремиться довести объем производства до QREG, соответствующего точке пересечения кривых предельного дохода и предельных издержек. На рисунке 5 хорошо видны и другие достоинства такого способа ограничения монополистических цен: достигается значительный прирост производства (QREG> QM) и понижаются цены (PREG< PM).

Но есть у описываемого метода регулирования и недостаток: устанавливаемый государством уровень цен никак не связан со средними издержками, т. е. он может волей государства закрепить и получение экономических прибылей (рис 5а), и несение убытков (рис. 5б). Оба варианта нежелательны. Наличие у естественного монополиста постоянных экономических прибылей равносильно налогу на потребителей. Оплачивая завышенные цены они увеличивают свои издержки со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями (сокращением спроса на их продукцию, снижением конкурентоспособности и др.). Но еще опасней, пожалуй, закрепление убытков. Покрывать их в долгосрочном аспекте естественный монополист может только за счет государственных субсидий, иначе он просто разорится. А это открывает широкую дорогу расточительности. Коль скоро на прибыль, так или иначе, нет надежд, а государство все равно покроет убытки, монополист может получить выгоду лишь за счет растранжиривания государственных средств. Высочайшие оклады менеджерам, раздутые штаты, огромные представительские расходы — все это скрытые формы обогащения за счет казны. Другими словами, х-неэффективность в этом случае достигает высочайшего уровня.

Другим ориентиром установления максимальных цен может быть точка пересечения кривой средних издержек и линии спроса (PREG=ATC=D). Поскольку средние издержки в данном случае точно равны продажной цене, естественный монополист работает в этом случае без убытков и прибылей. Таким образом, снимается основная проблема предыдущего метода регулирования.

На Рис. 6 видно, что и этот подход к регулированию решает задачу прироста производства (QREG> QM) и понижения цены (PREG< PM). Однако правило MC=MR на этот раз действует против регулирующих органов. До точки пересечения кривой предельных издержек и новой, обусловленной государственным фиксированием цен кривой предельного дохода MR1, увеличение производства выгодно монополисту. Но после этой точки (N) каждый лишний произведенный товар будет вызывать больше издержек, чем приносить доходов (MC> MR). Очевидно, что монополист всеми правдами и неправдами будет стремиться остановить производство на уровне QN и не доводить его до QREG. Поскольку спрос при цене PREG составит именно QREG, то на рынке возникнет дефицит (QREG> QN).

Таким образом, второй подход к ценовому регулированию тоже не идеален. В чистом виде он вызывает товарные дефициты и требует поэтому дополнительных принудительных мер по отношению к монополистам. Наиболее распространенной из этих мер в современной России является составление списков потребителей, прекращать снабжение которых монополист не имеет права.

Кроме регулирования цен определенную пользу — особенно в нашей стране — может принести и реформирование структуры естественных монополий. Дело в том, что в России в рамках единой корпорации часто объединяется как производство естественно-монопольных благ, так и производство таких благ, которые эффективней изготовлять в конкурентных условиях. Это объединение носит, как правило, характер вертикальной интеграции. В результате образуется монополист-гигант, представляющий целую сферу национальной экономики.

РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России», Министерство путей сообщения, — это три кита «монополизма по-русски», ярчайшие примеры подобных объединений. В состав РАО «Газпром» наряду с Единой системой газоснабжения России (т.е. естественно-монопольным элементом) входят геологоразведочные, добывающие, приборостроительные предприятия, проектно-технологические структуры, объекты социальной сферы (т.е. потенциально конкурентные элементы). В ведении МПС находится как инфраструктура — железные дороги, вокзалы, информационная система, — так и немонопольные виды деятельности — подрядно-строительные и ремонтные организации, предприятия общепита. На балансе министерства находятся целые поселки и города. РАО «ЕЭС России» объединяет как электросети, так и электростанции5.

Антимонопольная политика в отношении искусственных монополий

В отличие от естественной, искусственная (или предпринимательская) монополия складывается в тех областях, где единственный производитель не обладает повышенной эффективностью по сравнению с несколькими

5 Якунин В. И. Актуальные проблемы формирования современной государственной конкурентной политики в Российской Федерации // Власть. 2006. № 5. С. 36−44.

конкурирующими фирмами. Установление монополистического типа рынка, поэтому не является неизбежным для такой отрасли, хотя на практике может и сложиться, если будущему монополисту удастся устранить конкурентов.

В случае искусственного монополизма основным направлением регулирования является противодействие формированию таких монополий, а порой и разрушение уже сложившихся. Для этого государство использует широкий спектр санкций: это и предупредительные меры (скажем, запрет слияния крупных фирм), и разнообразные, причем часто очень крупные штрафы за ненадлежащее поведение на рынке (например, за попытку сговора с конкурентами), и прямая демонополизация, т. е. принудительное раздробление монополиста на несколько независимых фирм.

Основанием для приведения в действие антимонопольной политики является наличие любого из двух основных признаков монополизации рынка, а именно:

-либо концентрации очень большой доли рынка в руках одной фирмы,

— либо переплетения ведущей фирмы с конкурентами.

При определении степени концентрации в той или иной отрасли государство обычно ориентируется на три показателя деятельности крупнейших компаний: размеры оборота, число занятых и величину капитала. Наиболее важным из них с точки зрения политики является доля оборота фирмы на конкретном рынке, поскольку именно она показывает, какую часть общего предложения товара концентрирует данная фирма.

Для измерения рыночной доли ведущих фирм экономистами предложен ряд индексов. Самым распространенным из них является индекс Херфиндаля-Хиршмана (IHH) 6:

IHH=(X1) 2+(X2) 2+…+(XN) 2,

где XN — доля каждой из фирм отрасли, выраженная в процентах.

Легко понять, что чем выше степень концентрации в отрасли, тем больше будет и значение индекса. Так, при чистой монополии, когда все сто процентов рынка контролируются одной фирмой, он достигнет своего максимума 10 000 (т. к. 1002=10 000). Если же в отрасли действует, скажем, более десяти тысяч фирм равного размера (т.е. фактически сложились условия совершенной конкуренции), индекс упадет ниже единицы.

6. Макконел К. Р., Брю С. Л. Экономикс. с. 527

Обычно рынок считается безопасным с точки зрения монополизации, когда IHH< 1000 (в США — при IHH< 1400). По формуле 1 легко подсчитать, что это условие выполняется, если доля крупнейшей из фирм меньше 31%, двух крупнейших — 44%, трех — 54%.

Переплетение ведущей фирмы с конкурентами чаще всего реализуется в трех формах: создании картеля, системе участий, личной унии. Картель — это объединение фирм, согласующих свои решения по поводу цен и объемов продукции так, как если бы они слились в чистую монополию. Система участий проявляется в том, что ведущая фирма владеет частью капитала фирм-конкурентов. Или в том, что все основные конкуренты перекрестно владеют частями капитала друг друга. Являясь фактически совладельцами единого капитала, подобные фирмы выступают на рынке как одно предприятие. Личная уния состоит в том, что одни и те же лица управляют разными компаниями-конкурентами.

Все формы переплетения фирм-конкурентов фактически имеют характер сговора, когда внешне соперничающие друг с другом компании в действительности действуют заодно, как правило, нанося этим ущерб потребителю. Именно поэтому они защищены законами большинства развитых рыночных стран и России. Причем за ряд нарушений, связанных с созданием картелей, во многих странах предусмотрена даже уголовная ответственность.

Сложнее обстоит дело с государственным регулированием степени существующей на рынке концентрации и размера фирм. С одной стороны, высокая концентрация доли рынка в руках одной фирмы, способствует его монополизации. Исходя из этого, государство должно стремиться к недопущению слишком большой концентрации и препятствовать формированию фирм-гигантов. С другой стороны, только крупные предприятия могут полноценно использовать положительные стороны экономии в масштабах производства и другие преимущества гигантов. С этих позиций крупные размеры национальных компаний, напротив, способствуют их высокой эффективности и потому должны поддерживаться государством.

В связи с описанным противоречием в практике проведения антимонопольной политики постоянно сосуществуют два подхода, имеющие свои достоинства и недостатки:

I. Поведенческий критерий применения санкций — государство применяет антимонопольные меры только в случае наличия доказанных монополистических злоупотреблений.

Поведенческий подход в принципе точнее соответствует целям антимонопольной политики, поскольку направлен против реальных, а не потенциально возможных монополистических злоупотреблений. При его применении понижаются шансы необоснованного наказания крупного предприятия, не допускающего в своей практике таких нарушений. Недостатком же этого подхода является трудность его осуществления на практике. Доказать, скажем, необоснованное монополистическое завышение цен всегда очень сложно. Ведь для этого нужно установить, что цена очень сильно превышает издержки. А издержки у монополиста:

-могут быть исходно весьма велики в силу х-неэффективности,

-искусственно показаны выше фактического уровня с помощью труднопроверяемых бухгалтерских ухищрений.

Поэтому юридически, на бумаге монопольная цена, скорее всего не будет выглядеть как завышенная по сравнению с затратами. К тому же, даже если завышение цен будет доказано, как отделить нормальное повышение цен в силу благоприятной рыночной конъюнктуры от их искусственного вздувания самим монополистом?

Структурный критерий применения санкций — государство автоматически вмешивается в случае превышения фирмой некой определенной законом доли рынка.

В свою очередь структурный подход более прост в применении: достаточно установить долю рынка, приходящуюся на ту или иную фирму, и автоматически становиться ясно, следует ли против нее применять антимонопольные меры.

Зато недостатком структурного подхода является неопределенность последствий его применения. Таким механическим образом легко разрушать не только компании, злоупотребляющие своим монопольным положением, но и эффективно действующие крупные фирмы, являющиеся ядром национальной экономики. 7

7. Дьячкова А. В. Антимонопольная политика государства… 169 с.

Глава 2. Антимонопольная политика государств

2.1. Антимонопольная политика развитых стран

Традиционно различают американскую и европейскую модели антимонопольного законодательства. Первая исходит из принципа противоправности всех монополий с включением норм о недобросовестной конкуренции. Американская модель действует, помимо США, в Канаде, Японии, Аргентине. Применительно к США выделяют следующие пять направлений вмешательства государства в деятельность монополий. Во-первых, их прибыли сокращаются за счет высоких налогов. Во-вторых, устанавливается контроль над ценами (для сдерживания инфляции и для давления на цены в высококонцентрированных отраслях). В-третьих, устанавливается государственная собственность на монополии. В-четвертых, осуществляется государственное регулирование промышленности, которое позволяет регулирующим органам наблюдать за ценами, объемами производства, входом и выходом фирм из регулируемых отраслей. В-пятых, государство проводит специальную антитрестовскую политику (см. приложение 2).

В США главную работу по государственному контролю за монополистической деятельностью проводит антитрестовский отдел Министерства юстиции, который наделен полномочиями возбуждать судебные дела против лиц, которые нарушают антитрестовское законодательство. Кроме Министерства юстиции проведение государственного контроля за соблюдением антитрестовского законодательства осуществляет Федеральная торговая комиссия. Вместе с тем следует отметить, что основная нагрузка в проведении этих мероприятий падает на федеральные суды и, в первую очередь, на Верховный суд США, который оценивает законность или недействительность тех или иных ограничительных условий в договорах или методах хозяйственной деятельности. Дело в том, что указанные законодательные положения и нормы сформулированы достаточно широко. Конгресс США оставил за судебной властью право решать, что составляет «попытку монополизации», «существенное уменьшение конкуренции на свободном рынке», «нечестные методы ведения конкурентной борьбы» и т. д. Два основных государственных органа-Федеральная торговая комиссия и антитрестовский отдел Министерства Юстиции — также обладают широкими полномочиями в этой сфере.

Рассмотрим трансформацию средств и методов воплощения антимонопольных мероприятий в экономическую жизнь США с течением времени по следующему ряду узловых вопросов: фиксация цен, слияние фирм и предприятий ограничения в этой сфере, дискриминация цен.

Конкурирующие фирмы обязаны вести самостоятельную и независимую ценовую политику, а попытки любого рода кооперации в этом вопросе должны немедленно пресекаться. Современная юридическая практика рассматривает фиксацию цен как нарушение закона само по себе. Это означает, что судебным властям нет необходимости доказывать успешность такого рода попыток, либо неразумность определенной цены-достаточно доказать факт наличия договора о координировании цен, чтобы выиграть дело. Более того, обвиняемые по этой статье закона не могут защищаться на том основании, что их действия могли повлечь какие-либо благоприятные последствия для экономической жизни.

Некоторые виды предпринимательской активности, как-то: соглашения по ограничению выпуска продукции, разделении рынков сбыта, обмен информацией о ценах между конкурирующими предприятиями, — также приближаются по своей сути к прямым соглашениям о ценообразовании, однако суды в данном случае не всегда рассматривают такие действия как нарушение закона.

Однако, они оказались малоэффективными и трудно реализуемыми в экономической действительности. И только по ратификации поправки к нему (Закон Селлера 1950 года) контроль за слиянием фирм и предприятий стал возможен. Более того, такого рода деятельность стала основной частью антитрестовских программ правоохранительных органов. С этого времени все подобные операции оказались «под прицелом» контролирующих органов. Кроме стандартных возражений против практики горизонтальных слияний, в законодательном порядке нередко опротес-товывались и вертикальные слияния (т.е. слияния фирм, имевших отношения типа «поставщик-покупатель», как, например, автомобилестроительная фирма и концерн по производству покрышек). Иногда даже рассматривались дела о конгломератных слияниях различных фирм (т.е. слияния фирм, оперирующих на непересекающихся сегментах рынка, как, например, нефтяная компания и сеть розничных магазинов).

Частично это возможно объяснить некоторой трансформацией экономической теории, произошедшей за эти годы. Дело в том, что ныне ведущие экономисты не полностью разделяют господствовавшее ранее мнение о росте концентрации ринка, как о пагубном последствии для его функционирования. Более того, с точки зрения эффективности слияния компаний способны представить ряд потенциальных преимуществ. Теперь общепринятый взгляд на перераспределение границ фирм и деловых предприятий, происходящее в рамках слияния компаний, постулирует, что этот процесс способен сильно сократить непроизводственные затраты, и, кроме того, положительно сказаться на рыночном процессе с позиций предпринимательства и повышения статической эффективности процесса. Далее, слияние компаний и корпораций рассматриваются сегодня как важный механизм, посредством которого держатели акций способны оказывать влияние и некоторым образом «дисциплинировать» управляющих и членов советов директоров фирм и предприятий. И последнее: если прежде практика слияний рассматривалась исключительно в контексте внутренней экономической системы, то сейчас учитывается международная конъюнктура и конкуренция. Иногда слияние нескольких национальных компаний может только усилить их конкурентоспособность на мировом рынке, приводя к возрастанию, а не к уменьшению конкуренции на транснациональном уровне.

Ряд директивных документов 1982—1984 годов, принятых Министерством Юстиции США, позволили провести такие мероприятия в этой области, которых ранее, вне всякого сомнения, были бы единодушно приняты не соответствующими духу и букве антимонопольного законодательства.

В соответствии с данными о значениях индекса Херфиндаля-Хиршмана, который измеряет рыночную долю ведущих фирм отрасли (см с. 18), все отрасли в экономике США делятся на три группы: с малым уровнем концентрации (если H — индекс составляет 1000 или менее), со средним уровнем концентрации (если Н — индекс колеблется в интервале 1000 — 1800) и с высоким уровнем концентрации (если Н — индекс превышает 1800). Слияние фирм признаётся незаконным, если благодаря ему Н — индекс возрастает более чем на 100 в отраслях средней концентрации и более чем на 50 в отраслях высокой концентрации.

менее охотно слияния признаются в тех отраслях промышленности, которых выпускают более однородную продукцию;

более охотно слияния признаются в тех отраслях промышленности, которые сталкиваются с наличием на рынке товаров-субститутов.

более охотно слияния признаются в отраслях промышленности, претерпевающих активные и быстрые технологические изменения;

менее охотно слияния признаются в тех отраслях промышленности, где ранее было доказано существование тайных соглашений между различными группами предпринимателей.

Инструкция 1984 года разрешает слияния крупных фирм и корпорации, если «имеются ясные и убедительные доказательства повышения в этом случае эффективности производства, сокращения непроизводственных затрат, либо в случае близкого краха одной из фирм». Вертикальным и конгломератным слиянием в меньшей степени грозит запрет и децентрализация, нежели горизонтальным объединениям фирм приблизительно равной величины. Однако ряд фактов может препятствовать и этим процессам. К ним относятся: слияние, создающее искусственные барьеры для выхода на рынок: препятствия для новых фирм с целью ограничения конкуренции с их стороны; тенденции по заключению тайных сделок и соглашений относительно раздела рынка.

В данном случае пристального внимания заслуживали следующие вертикальные связи: соглашение о поддержке цены продажи товара; эксклюзивные права торгующих организаций на реализацию на рынке определенного вида товаров; соглашение о продаже товара с принудительным (по выбору продавца) ассортиментом, территориальное деление рынков.

Подобно вертикальным слияниям в понятие ограничения вертикальных связей включаются любые соглашения между поставщиком и потребителем. От горизонтальных ограничений (фиксирование цен, рассмотренное в начале главы, которое содержало в себе соглашение между прямыми конкурентами) они отличаются весьма разительным образом. Многие из указанных выше ограничений вертикальных связей становились предметом судебных разбирательств, основанных на существующем антитрестовском законодательстве, хотя эти попытки далеко не всегда были успешными для органов юстиции.

На практике преследование таких действий в законодательном порядке весьма не просто, что доказывает обширный опыт последних лет. Аналогичная ситуация складывается и при анализе существующих территориальных делении рынка сбыта среди розничных торговцев.

Далее Закон Клейтона признает незаконными соглашение о продаже товаров с принудительным ассортиментом, если результатом этих мер является значительное сокращение конкуренции.

При заключении эксклюзивных соглашений по реализации на рынке определенного вида товаров производитель товаров заручается поддержкой представителей торговой сети о продаже через эту сеть исключительно продукции данной конкретной фирмы. В ряде отраслей промышленности подобная практика весьма прочно укоренилась. Дело в том, что ныне широко признается тот факт, что ряд этих мероприятий зачастую имеет весьма позитивный эффект — сокращает непроизводственные затраты и усиливает контроль за экономической недобросовестностью. Бытует мнение о том, что покупателю не особенно страшны любые виды соглашений между производителями и розничными торговцами до тех пор, пока существует институт конкурирующих производителей. В этих условиях некоторые производители могут принять на вооружение одну рыночную стратегию — высокие цены, высококачественные услуги, тогда как другие воспользуются иным механизмом — низкие цены, минимальное количество услуг. Реализация этих схем предоставляет покупателю широчайшие возможности выбора в стихии рынка.

Положение вещей изменилось только в 1936 году, когда к Закону Клейтона была принята поправка Робинсона-Патмана. Ее основная цель состояла в запрещении использования различных торговых скидок при отсутствии ясных и недвусмысленных доказательств отражения этих скидок как реальной экономии издержек и производственных затрат, либо попыток соответствия конкуренции.

Заметим, что Федеральная Торговая Комиссия, а также Министерство Юстиции США имеют право возбудить судебное дело на основании поправки Робинсона-Патмана, хотя практически это бремя полностью несет на себе ФТК; при нарушении положений, предусмотренных поправкой Робинсона-Патмана, также предусматривается возбуждение исков частными лицами и последующая компенсация нанесенного им ущерба8.

8. Жидков О. Антитрестовское законодательство США. М.: ДипИздат, 1963. 45с.

Реализация положений антимонопольного законодательства за рубежом осуществляется в административном, судебном или смешанном порядке. В последнем случае решения административных органов могут быть обжалованы в судах.

Европейская модель антимонопольного законодательства направлена на борьбу со злоупотреблениями монополистического характера, обеспечение контроля за монополиями. Нормы о недобросовестной конкуренции выделены в европейской модели в самостоятельную отрасль. Эту модель применяют Великобритания, Франция, Австралия, Новая Зеландия и ряд других стран Западной Европы.

Наиболее сложна ситуация с государственным контролем за монополистической деятельностью сложилась в Великобритании. Особенности развития антимонопольного законодательства Великобритании привели к созданию двух систем контроля над монополиями. В первой из них, основанной на законах о добросовестной торговле и о конкуренции, ключевую роль играют Ведомство по добросовестной торговле, Комиссия по монополиям, государственный секретарь торговли и промышленности. Вторая система контроля, предусмотренная законодательством об ограничительной торговой практике, ключевую роль отводит Суду по ограничительной практике. Ведомство по добросовестной торговле хранит различные сведения о злоупотреблениях господствующим положением, информирует правительство о своих решениях и в случае необходимости возбуждает следующие производства: передает дела о монопольной ситуации в какой-либо отрасли в Комиссию по монополиям, осуществляет контроль за предполагаемыми слияниями предприятий, передает дела о картельных договорах в суд по ограничительной практике, возбуждает дела по поводу установления и поддержания перепродажных цен. Следует также отметить, что деятельность Ведомства в определении конкурентной политики носит консультативный характер.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой