Концепт ВОЗДУХ в лингвокультурологическом аспекте: на материале текстов К. Паустовского и М. Шолохова

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Филологические науки
Страниц:
215


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В последние десятилетия XX века лингвистическая мысль развивается в направлении концептуального анализа, прежде всего анализа культурных концептов, начатого М. Бубером, Л. Витгенштейном, Г. Х. фон Вригтом, Х. Г. Гадамером, М. Хайдеггером, в России — Н. Д. Арутюновой, Н. А. Бердяевым, Д. С. Лихачевым, А. Ф. Лосевым, Ю. С. Степановым, Ф. А. Степуном, Г. П. Федотовым, П. А. Флоренским и др.

Культура является для человека & laquo-второй реальностью& raquo-. Он создал ее, и она стала для него объектом познания, требующим особого — комплексного -анализа. В арсенал культуры входит набор общечеловеческих мировоззренческих понятий, определяющих & laquo-практическую философию& raquo- человека, таких, как истина, правда, ложь, свобода, судьба, закон, добродетель, красота и др. Вместе с тем каждое из этих понятий национально специфично. Инвариантный смысл слов и их коннотации вырисовываются на фоне контекстов их употребления, формирующих то, что можно условно назвать & laquo-языком»- того или другого концепта. Изучение культурных концептов важно: они образуют & laquo-своего рода культурный слой, посредничающий между человеком и миром& raquo- [Арутюнова 1993: 3]. Изучение всей сферы концептов открывает необычайное разнообразие и. теснейшую связь с культурой народа, с устным народным творчеством и литературой, а особое место в создании концепто-сферы русского языкового сознания и русской культуры принадлежит художникам слова.

Художественный текст представляет собой систему языковых средств, наиболее адекватно отражающую представления автора об окружающем мире. В результате личного когнитивного опыта в сознании поэта или писателя формируются концептуальные структуры — фрагменты индивидуально-авторского знания о мире, которые находят свое выражение в текстовом пространстве. Как отмечает В. А. Пищальникова, & laquo-целью эстетической речевой деятельности является совокупность эстетических речевых актов — художественный текст, представляющий определенное содержание концептуальной системы автора& raquo- [Пищальникова 1999].

В последние годы возрос интерес к исследованию особенностей реализации концептов в рамках художественных текстов. Т. Н. Даньковой рассмотрен концепт & laquo-любовь»- и его словесное воплощение в индивидуальном стиле А. Ахматовой (2000), изучению концептов & laquo-жизнь»- и & laquo-смерть»- в поэзии М. И. Цветаевой посвятила свою работу Е. В. Дзюба (2001), Е. А. Сполохова исследовала концепт & laquo-истина»- в поэзии B.C. Высоцкого (2000), Г. П. Корчевской описан концепт & laquo-Москва»- в поэтическом идиолекте М. Цветаевой (2002), концепт & laquo-скука»- в текстах романов И. А. Гончарова привлек внимание Е. Н. Сороченко (2003), Н. А. Юшкова проанализировала концепт ревность в художественной прозе Ф. М. Достоевского (2003), А. В. Пашина рассматрела концепт человек в сказах И. М. Ермакова (2006), И. А. Широковой исследован концепт & laquo-любовь»- в идиостиле А. С. Пушкина (2006) и др.

Целесообразность подобных исследований определяется не только самоценностью фактов, связанных с изучением закономерностей художественного мышления и мироощущения, но и тем, что индивидуальный когнитивный опыт художника как культурно-языковое явление становится составной частью коллективного опыта познания мира. Д. С. Лихачев подчеркивает, что & laquo-далеко не все люди в равной мере обладают способностью обогащать «кон-цептосферу» национального языка. Особое значение в создании концепто-сферы принадлежит писателям, носителям фольклора, отдельным профессиям и сословиям (особенно крестьянству). Более того, чем богаче национальный, сословный, классовый, профессиональный, семейный и личный опыт человека, пользующегося концептом, тем богаче сам & laquo-концепт»- [Лихачев 1997].

В связи с тем, что концепт есть & laquo-мыслительное образование& raquo-, единица человеческой памяти, отражающаяся в сознании человека образами, картинами, имеющими языковое выражение, представляется целесообразным исследование фрагмента концептосферы на материале художественных текстов, которые дают возможность наиболее полно и объективно выявить 4 глубинные слои концепта и, весь спектр его значений по сравнению со словарными дефинициями.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена его связью с антропоцентрическим направлением современной лингвистики, в частности, необходимостью изучения семантического наполнения концепта ВОЗДУХ в лингвокультурологическом аспекте. Актуальным является обращение к художественному тексту, который дает возможность проанализировать значение лексических единиц не только с учетом собственно языковых данных, но и с позиции ментальности языковой личности.

Объектом данного исследования в настоящей работе являются лексемы, семантика которых отражает концепт ВОЗДУХ.

Предметом рассмотрения являются особенности художественной репрезентации концепта ВОЗДУХ, представленного различными лексическими единицами в прозе К. Паустовского и М. Шолохова.

Научная новизна исследования определяется тем, что концепт ВОЗДУХ, занимающий важное место в ментальной и языковой картине мира носителей русского языка, подвергается анализу в лингвокультурологическом аспекте, определяется специфика его семантического осмысления в современных толковых словарях и в художественных текстах. Новизна заключается в исследовании семантического наполнения понятийной, образной и ценностной составляющих концепта ВОЗДУХ.

Цель исследования состоит в выявлении лексической репрезентации, смыслового наполнения и культурологической специфики концепта ВОЗДУХ на материале художественных текстов К. Паустовского и М. Шолохова.

Достижение общей цели исследования предполагает решение следующих задач:

• рассмотреть содержание концепта ВОЗДУХ путем привлечения данных авторитетных современных словарей-

• определить критерии отбора лексических единиц, репрезентирующих концепт ВОЗДУХ-

• описать концептуальные признаки, формирующие концепт ВОЗДУХ-

• выявить особенности использования лексических единиц в структуре концепта ВОЗДУХ в текстах К. Паустовского и М. Шолохова.

Теоретической и методологической базой настоящего диссертационного исследования послужили положения, разрабатываемые в следующих отраслях лингвистической науки:

— в когнитивной лингвистике, содержащиеся в работах А. П. Бабушкина, Н. Н. Болдырева, Е. С. Кубряковой, З. Д. Поповой, И. А. Стернина, Ч. Филлмора и др.

— в рамках лингвокультурологического подхода к пониманию концепта в работах Н. Ф. Алефиренко, А. Вежбицкой, С. Г. Воркачева, В. И. Карасика, В. В. Колесова, В. А. Масловой, Г. Г. Слышкина, Ю. С. Степанова, J1.0. Чер-нейко и др.

— в теориях когнитивной метафоры, нашедших отражение в работах Дж. Лакоффа, М. Джонсона, Г. Н. Скляревской, В. Н. Телия, Н. А. Тураниной, В. К. Харченко и др.

Материалом для исследовательской работы послужили данные современных словарей, примеры из художественной прозы К. Паустовского и М. Шолохова, полученные методом сплошной выборки из Собрания сочинений К. Паустовского в 9 тт. (1982 г.) и Собрания сочинений М. Шолохова в 8 тт. (1975 г.). Общее число проанализированных контекстов составило свыше 3000 единиц.

Исследование фактического материала проведено с использованием комплекса методов. На различных этапах работы используются методы компонентного анализа с опорой на словарные дефиниции, методы концептуального и контекстуального анализа, описательного анализа, предполагающего приемы наблюдения, сопоставления и обобщения материала, метод лингвистической интроспекции. Также использовались методы сплошной выборки и статистические методы.

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать следующие основные положения, выносимые на защиту: 6

1. Концепт ВОЗДУХ является лингвокультурным концептом, представляющим собой ментальное образование, имеющим языковое выражение и отмеченное этнокультурной спецификой. Как и другие концепты, концепт ВОЗДУХ формируется взаимодействием трех составляющих: понятийной, образной и ценностной. Понятийная составляющая отражает его признаковую и дефиниционную структуру, базируется на концептуальных признаках, формирующих ядро концепта- образная фиксирует когнитивные метафоры, поддерживающие концепт в языковом сознании и основывается на признаках, представляющих его периферию- ценностная отражает важность концепта в русской ментальное& trade- и является также ядром концепта.

2. Репрезентантами концепта ВОЗДУХ являются группы существительных: & laquo-Наименования воздушной стихии& raquo-, & laquo-Комплексные стихийные явления& raquo-, & laquo-Состояние атмосферы& raquo-. Группа & laquo-Наименования воздушной стихии& raquo- объединяет следующие лексемы: бора, ветер, вихрь, смерч, ураган и др. В группу & laquo-Комплексные стихийные явления& raquo- входят такие лексические единицы, как буря, шторм и др. Группа & laquo-Состояние атмосферы& raquo- формируется лексемами: жара, мгла, туман, холод и др.

3. Художественный текст позволяет выявить семантическую структуру концепта. Значительное увеличение количества ассоциатов у концепта ВОЗДУХ появляется за счет его репрезентации в художественных текстах К. Паустовского и М. Шолохова, являющихся отражением русской менталь-ности, специфики личностного восприятия, авторских предпочтений.

4. Концепт ВОЗДУХ характеризуется спектром общих для К. Паустовского и М. Шолохова концептуальных признаков: ВОЗДУХ — это чувство, вода, звук, цвет, огонь, опасность, запах, вкус и др. Отличительной особенностью К. Паустовского является изображение ВОЗДУХА как истории, света, праздника, тайны, мечты, родника, помехи и др.

Теоретическая значимость исследования обусловлена определенным вкладом в разработку изучения концепта с лингвокультурологических позиций на материале художественного текста. Полученные результаты анализа углубляют представление о структуре и семантике концепта, концептуаль7 ных признаках и особенностях языковой репрезентации концепта ВОЗДУХ в художественных текстах К. Паустовского и М. Шолохова.

Практическая ценность диссертационной работы заключается в возможности использования результатов исследования в практике составления словарей, преподавания лингвистических дисциплин (& laquo-Лингвистический анализ художественного текста& raquo-, & laquo-Лингвокультурология»-, & laquo-Стилистика»-), спецкурсов по когнитивной семантике, а также при написании курсовых и дипломных.

Апробация работы. Результаты исследования были представлены в виде докладов на международных, всероссийских, межрегиональных научных и научно-практических конференциях в Нижнем Новгороде (2004), Белгороде (2004, 2006), Самаре (2005), Туле (2005), Воронеже (2006), Старом Осколе (2006, 2007). Всего по материалам диссертационного исследования опубликовано 10 работ, из которых одна (Челябинск, 2007) в издании по списку ВАК.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка использованной литературы, Списка словарей.

Выводы

Принципы отбора лексического материала, особенности словоупотребления дают нам представление о языковой личности писателя, его менталитете и восприятии окружающего мира. Культурный компонент смысла слова, отраженный в художественном тексте, включает социально-историческую, интеллектуальную и другую «национально-специфическую информацию& raquo-. Образ мира, отраженный в слове писателя, всегда соотнесен с культурой и историей народа, а каждое авторское слово является носителем этой культуры.

Весьма показательной для каждого писателя является такая сфера мироощущений и мировоззрения, как & laquo-чувство природы& raquo- (восприятие, понимание и изображение природы). В отечественной науке достаточное внимание уделено художественному осмыслению природы писателями и поэтами, однако названная тема в наследии таких больших художников, как К. Паустовский и М. Шолохов привлекает и будет привлекать читателей и ученых, хотя литература о жизни и творчестве этих писателей весьма обширна.

Творчество К. Паустовского пронизано поэзией. Его справедливо называют & laquo-поэтом прозы& raquo-, т.к. поистине необычно его мастерство в жанре лирической новеллы. Паустовский стремится раскрыть перед читателями красоту жизни- показать поэтическую прелесть окружающей нас природы. Пейзажам автора присущи наглядность и лаконичность, эмоциональность и одушевленность. Природа у Паустовского — живая, действующая, и это отражается в описании воздушной стихии.

М. Шолохов — художник выдающегося эпического дарования. В эпической картине мира писателя огромное место тоже занимает образ природы. Природа в осмыслении М. Шолохова — та часть мира, которая связана со всеми сторонами жизни человека. Природа выступает как живое лицо, самостоятельный персонаж со своим & laquo-сюжетом»- - вечным круговоротом жизни, что тоже нашло воплощение в создании образа воздуха.

Анализ ключевых слов-репрезентантов концепта ВОЗДУХ в текстах К. Паустовского и М. Шолохова позволил глубоко и полно проследить все оттенки индивидуально-авторского осмысления концепта. Как показало проведенное исследование, художественное словоупотребление писателей отличается уникальностью, нестандартностью, яркостью ассоциирования и смыслового порождения. Художественные тексты К. Паустовского поражают мно-гоообразием образов. Писатель активно использует в прямой и метафорической номинации традиционные и экзотические дефиниции (цифры указывают частотность употребления лексем): ветер — 1339, воздух — 999, туман -474, шторм -190, мгла — 139, буря — 121, ураган — 81, мороз — 72, вихрь — 44, норд — ост -31, бора — 30, жара — 29, метель — 28, смерч — 23, норд — 18, суховей — 15, штиль — 13, духота — 12, стужа — 12, роза ветров — 12, сырость -11, вьюга — 10, фён -10, шквал — 8, сквозняк — 7, трамонтана — 6, тайфун — 5, пурга — 5, буран — 5, бриз — 5, соранг — 5, греус — 4, циклоны — 4, зефир — 3, зной -3, муссоны — 3, низовка — 3, сирокко — 3, моряна — 2, мистраль — 2, вест -2, ле-ванти -2, поземка — 2, смог — 2, боненти — 1, верховка — 1, гирловой — 1, го-ришняк -1, караэл — 1, кенхрон — 1, керченский — 1, лодос -1, маиструс — 1, мельтемия — 1, норд-вест — 1, серекос — 1, сиверко -1, тифоны — 1, теплота -1, цунами -1.

Нельзя не отметить наименования разновидностей ветра в текстах К. Паустовского, которые исчисляются 48 единицами: боненти, бора, бриз, буран, буря, верховка, вест, вихрь, вьюга, гирловой, горишняк, греус, зефир, караэл, кенхрон, керченский, леванти, лодос, маиструс, мельтемия, метель, мистраль, моряна, муссоны, низовка, норд, норд-вест, норд-ост, поземка, пурга, роза ветров, серекос, сиверко, сирокко, сквозняк, смерч, смог, соранг, суховей, тайфун, тифоны, трамонтана, ураган, фён, циклоны, цунами, шквал, штиль, шторм.

Стихия & laquo-Воздух»- в художественных текстах М. Шолохова в прямом и переносном значении представлена следующими наименованиями: ветер -529, воздух — 110, туман — 69, мороз -51, буря — 24, мгла — 20, жара -24, сырость -21, метель -14, дух — 18, вихрь — 11, суховей — 9, холод — 11, поземка

193

7, ураган — 5, зной — 3, сквозняк — 5, сиверко — 1, шторм — 1, аромат — 1, атмосфера — 1. Несмотря на существенную разницу в использовании номинаций воздушной стихии, созданные К. Паустовским и М. Шолоховым художественные образы разнообразны и передают восприятие мира писателями. В художественной прозе К. Паустовского и М. Шолохова стихия & laquo-Воздух»- -живая, т.к. швыряет, хрипло кричит, выступает, безнаказанно гуляет, рвет и душит, воет и ревет, грозно обрушивается исполинским водопадом, поденщиком или расшалившимся ребенком и реализуется в составе метафоры или сравнения. Метафорические образы воздушной стихии разворачиваются в прозе писателей чаще в составе широкого контекста — предложения с семантическим центром — глаголом. Глагольная метафора, с одной стороны, передает грозность и масштабность стихии: Ветры точно сорвались с чугунных цепей (Пауст., 1,62) — Ветер хрипло кричал над умирающим городом (Пауст., 2,36) — Ветер безнаказанно гулял по комнатам (Пауст., 1,152) — Ветер в клочья рвал слова и душил бежавшего следом Федора (Шолох., 7,544) — В эту ночь над городом выл и ревел лютый приазовский ветер (Шолох., 3,100) — Под звездами он (ветер) хищно налетал на белоперую тучу (так сокол, настигнув, бьет лебедя круто выгнутой грудью), и на присмиревшую землю, волнисто качаясь, слетали белые перышки — хлопья, покрывали простор, скрестившиеся шляхи, степь, людской и звериный след. (Шолох., 3,121). С другой стороны, метафора дает нам представление о явлении желаемом, и находит отражение в облике нежного, безобидного, заботливого существа: И так же будет ему светить солнце, и тот же будет баюкать его ветер& raquo- (Шолох., 3,128) — Босые ноги приятно холодила влажная земля, а оголенные полные икры и шею ищущими горячими губами целовал суховей& raquo- (Шолох., 4,10).

Сравнение передает разные оттенки этой стихии: масштабность, силу, игривость: Ветер дул в лицо, как расшалившийся ребенок (Пауст., 1,525) — Ветер обрушивался с гор исполинским водопадом (Пауст., 1,327) — И ветер дует и дует, как поденщик какой-нибудь (Пауст., 2,541) — Ветер в конце концов уступил, но все же грохнул напоследок в филенку с такой силой, будто ударил сапогом (Пауст., 1,586) — Поздним утром взмыли порозовевшие туманы,

194 оголив небо и солнце, с юга уже мощной лавой ринулся ветер. (Шолох., 5,193) — Плясал по Дону ветер, гриватил волны (Шолох., 1,120) — Тихий ветерок поигрывал концами бабьих платков. (Шолох., 5,268).

Лексические единицы, репрезентирующие концепт ВОЗДУХ, используются писателями в метафорическом контексте и для создания других (чаще абстрактных) образов. У К. Паустовского: воздух времени, воздух древности, воздух тайнь^ воздух скитаний, воздух истории, ветер революции, ветер скорости, ветры румбов и баллов, ветер романтики, туман прошлого, вихрь любви, вихрь закономерных событий, вихрь воли, вихрь московской жизни, буря негодования, буря отчаяния, гнева и тревоги, буря невероятных и печальных, буря и хлад азиатских набегов и другие- у М. Шолохова: мгла забвения, туман дремоты, буря выкриков, буря восторга, буря возгласов, холодок одиночества.

В прозе К. Паустовского и М. Шолохова много эпитетов, часто довольно неожиданных: девственный воздух (Пауст., 1,295). угрюмьш воздух (Пауст., 7,13 6) — капризном воздухе (Пауст., 2,282) — равнодушный воздух (Пауст., 2,377) — усыпительный воздух (Пауст., 7,536) — бальзамический воздух (Пауст., 7,210) — печальные ветры (Пауст., 2,151) — угрюмых ветров (Пауст., 7,439) — ласковые ветры (Пауст., 6,568) — окаянный ветер (Пауст., 7,375) — бесноватого ветра (Пауст., 5,219), назойливый ветер (Пауст., 7,62) — усталый ветер (Пауст., 1,353) — бешеный и невежливый ветер (Пауст., 5,503) — мрачный норд (Пауст., 7,303), могучим ураганом (Пауст., 5,12) — косматый туман (Пауст., 2,155) — пьяный туман (Пауст., 1,87) — паутинным туманом (Пауст., 7,233) — седоватый туман (Пауст., 2,453) — цинкового тумана (Пауст., 5,13) — древнюю мглу (Пауст., 1,275) — дикая жара (Пауст., 1,492) — керосиновая духота (Пауст., 4,203) — пьянящем воздухе (Шолох., 3,278) — бурным ветром (Шолох., 7,6) — мокрогубый ветер (Шолох., 3,219) — крылатый ветер (Шолох., 4,38) — волнующий ветер (Шолох., 1,55) — полуночный туман (Шолох., 2,49) — хлипкой мглы (Шолох., 3,107) — кипящей мглой (Шолох., 4,229) — желторудая мгла (Шолох., 1,120) — лютый мороз (Шолох., 6,203) — ядовитой духоты (Шолох., 6,311) — мертвый зной (Шолох., 1,76). В необычном сочетании языковых единиц в художественных текстах проявляется творческая индивидуальность каждого из авторов.

Наши наблюдения показали, что концептуальные признаки, выявленные на основе лексикографических данных, пополнились новыми признаками из текстов писателей и в итоге’составил и группу, насчитывающую 35 концептуальных признаков, отражающих концепт ВОЗДУХ.

Воздух является одной из важных жизненных составляющих человека. Природа, человек и космос находятся в постоянном единстве и взаимодействии, воздух способен благотворно или отрицательно воздействовать на человека, является особой ценностью для него, так как с воздухом связана жизнь. Тексты К. Паустовского, М. Шолохова еще раз подтвердили в художественной форме неоспоримую ценность и значимость воздуха для всего живого на земле. В ценностной составляющей выражено отношение писателей иссле дуемого концепта, их видение ВОЗДУХА. Например: Я думаю, нужен точный и строгий закон об охране земли, лесов, вод и самого воздуха нашей страны, ее животного и растительного мира, — закон о том, что всяческое уродование природы, уничтожение ее красоты и бессмысленное ее опустошение приравнивается к государственному преступлению (Пауст., 7,350) — И каждый, кто испытал эту предрассветную холодноватую чистоту воздуха, видел блеск Венеры над далью лесов и почувствовал первую робкую теплоту солнца на своем лице, никогда, конечно, этого не забудет (Пауст., 7,389) — На нашем степном полынном воздухе <.. >-не только сердце, но и всякую другую хворость с успехом можно лечить (Шолох., 7,17).

Анализ обширного текстового материала дал возможность более полно представить структуру концепта и его составляющих, приведенные аргументы свидетельствуют о том, что концепт Воздух является важным компонентом национально-культурной картины мира. Избирательность видения художников слова воплощена в определенных образах, в фокусе которых одни реалии присутствуют, другие — исключаются, что позволяет судить о системе приоритетов личности и их включенности в национальную культуРУ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В языке находят отражение те понятия, которые важны для носителей данного языка, человек видит мир под углом зрения, подсказанным его родным языком и культурой. Основной формой репрезентации знаний о мире являются концепты, изучение которых представляется актуальным в современной лингвистике. В настоящее время существуют различные подходы к проблеме концепта и исследованию его составляющих. Лингвокультуроло-гический подход к изучению концептов является особенно перспективным, а проблема классификации и описания типов культурных концептов представляет собой один из наиболее актуальных аспектов этой отрасли науки, кроме этого, культурный концепт отражает менталитет языковой личности, в нем сконцентрирован многовековой опыт, культура и идеология народа. Культурные концепты существуют в поле культуры и несут на себе отпечаток той социокультурной системы, в рамках которой они сформировались. Лингво-культурный концепт отличается от ментальных единиц, используемых в различных областях науки, акцентуализацией ценностного элемента. Центром концепта является ценность, так как концепт служит исследованию культуры, а в основе культуры лежит ценностный принцип.

Лингвокультурные концепты занимают важное положение в индивидуальном и коллективном языковом сознании, чем и обусловливается чрезвычайная актуальность исследования концепта ВОЗДУХ, являющегося значимым для жизнедеятельности человека, для его существования в социуме.

В рамках нашего исследования мы анализировали особенности речевого воплощения концепта ВОЗДУХ на материале художественных текстов К. Паустовского и М. Шолохова, использовавших широкий арсенал лексических средств русского языка, создающих образ воздушной стихии. К. Паустовский дает развернутый художественный образ стихии четко, лаконично, энергично. В текстах М. Шолохова обнаруживаем глубоко национальное народное мироощущение и восприятие воздуха. Этноспецифическое значение концепта ВОЗДУХ проявилось и в количественной лексической презентации, и в частотности употребления, что является важным отличительным лингвокультурным признаком данного феномена.

Результатом концептуального анализа стало исследование концепта ВОЗДУХ, который представлен не в виде жестко смоделированной структуры, а в виде перечня концептуальных признаков, формирующих концепт. В ходе изучения трех составляющих культурного концепта были выявлены признаки, основные семы, репрезентирующие общее значение концепта, которые представили понятийную составляющую концепта ВОЗДУХ, формируют его ядро: атмосфера, пространство, жидкость (вещество), дыхание, запах, жизнь, движение, сила. Как показал анализ, традиционное для обыденного сознания, зафиксированное в толковых словарях понимание ВОЗДУХА широко представлено в исследованных художественных текстах. Например:

Для иных мокрые гроздья черемухи в деревенском саду, отражение месяца в лесном озере и грибной воздух березовых чащ гораздо милее запаха магнолий и снежных вершин Кавказа (Пауст., 7,354) — Самолет промчался над порубкой, одну секунду висел в воздухе над самой землей (Пауст., 2,452) — Мишка, в ватной куртке, в чириках, с заправленными в чулки шароварами, шел, сдвинув на затылок фуражку, дыша наспиртованным морозом воздухом, запахом пресной сырости от воды (Шолох., 2,310).

Обогащение концепта смысловыми оттенками происходит за счет развития периферийной зоны. Образная составляющая представляет периферию концепта и выражена с помощью метафоры, сравнений, эпитетов, которые составляют образное поле произведений К. Паустовского, М. Шолохова и других прозаиков XX века. Несмотря на различие идиостилей, в исследовании выявлены общие концептуальные признаки, характерные и для К. Паустовского, и для М. Шолохова: ВОЗДУХ ассоциируется с живым существом, чувством и состоянием, водой, звуком, цветом, огнем, опасностью, вместилищем, запахом, покрывалом, вкусом, препятствием, движением, формой и размером, острым предметом, вселенной, тяжестью, веществом, поверхностью, химическим элементом, событием. Например:

198

Вскоре заблестела за лесом тесовая крыша, ветер стал затихать и опустил мужичков на поляну около черного частокола (Пауст., 7,22)-На Христонином гумне взлохматился плохо свершенный скирд пшеничной соломы, ветер, вгрызаясь, подрыл ему вершину, свалил тонкую жердь и вдруг, подхватив золотое беремя соломы, как на навильнике, понес его над базом, завертел над улицей и, щедро посыпав пустую дорогу, кинул ощетиненный ворох на крышу куреня Степана Астахова (Шолох., 2,57) — Он (воздух) весь переливался, вспыхивал, гас и снова блестел и как бы разгорался (Пауст., 5,354) — Полыхали морозы, сменяясь оттепеляМи и обильными снегопадами (Шолох., 3,92).

Перечисленные концептуальные признаки отражают авторское восприятие реалий объективной действительности и являются основными признаками концепта ВОЗДУХ в языковой картине мира. Кроме этого, в ходе исследования были выявлены признаки, характерные только для К. Паустовского и только для М. Шолохова. Так, у К. Паустовского ВОЗДУХ ассоциируется с историей, светом, родником, праздником, тайной, сознанием, мечтой, помехой, наказанием, камнем, энергией, сюжетом, непорочностью. Например:

Тусклая жара заливала горы и улицы (Пауст., 1,140) — Блеск их наполнял воздух светящейся мглой (Пауст., 5,386) — В спокойствии людей, в русых девичьих косах, в улыбке серых глаз, в вереске, в молчаливых лесах и древнем воздухе Старой Риги (Пауст., 7,198) — Надо было просто выгонять людей из этих гнезд на резкий и холодный ветер революции (Пауст., 5,468) — Но из этого тумана рождаются иногда простые и свежие образы (Пауст., 1,55) — Ему (капитану) чудилось, что он в древней Колхиде, небо сверкало над головой, с моря в лес проникали синие, радостные ветры (Пауст., 1,299).

Анализ текстов М. Шолохова выявил, что ВОЗДУХ ассоциируется у писателя прежде всего с пищей: Григорий раскрытым ртом жадно хлебал воздух, от смуглых щек его отходил черный румянец, и потускневшие глаза обретали слабый блеск (Шолох., 3,125) — Конечно, одним воздухом, даже нашим, не прокормишься. (Шолох., 7,17).

Таким образом, проведенное исследование показало, что спектр концептуальных признаков значительно расширился и дополнил содержание компонентов культурного концепта ВОЗДУХ. Использование образных средств в структуре концепта позволяет тонко и глубоко интерпретировать сказанное, выявить широкий круг авторских ассоциатов.

Исследование ценностной составляющей, являющейся основой культурного концепта и отражающей его важность в русской ментальности, организующую также ядро концепта, еще раз подтверждает нашу мысль о том, что ВОЗДУХ является одним из основных концептов, без которых невозможно выстроить общую картину мира. За рамками словарной статьи часто остается оценочная сфера содержания концепта. Нами выявлены положительные и отрицательные характеристики концепта ВОЗДУХ, которые отражают концептуальные признаки ценностной составляющей: дыхательная среда, воздействие на человека, интенсивность, важность, радость, восхищение, симпатия, любовь, добро, ожидание, исцеление, оценка, предмет знания.

Например, положительная оценка: Далекий и милый ветер (Пауст., 1,97) — Габуния любил ветры. Ему казалось, что они выдувают из его тела малярийную слабость (Пауст., 1,505) — Люблю, грешник, чистый воздух! (Шолох., 6,218) — От Дона нес ветер шорох плывущего льда и пресный живительный запах талой сырости (Шолох. 1,200) — отрицательная оценка: Гулия не любил морских бурь (Пауст., 1,520) — Я боялся всего: палящего солнца, <. > штормов с их ветрами (Пауст., 5,164) — Непонятным и смешным становится тот страх, что испытывают перед природой & laquo-комнатные»- люди, — страх перед грозами и ливнями, туманами и зноем, непроглядными ночами и ветрами (Пауст., 7,389) — Голгофа. с той лишь разницей, что вместо кремнистого пути — снег, притом мокрый, плюс чертовский холодище (Шолох., 2,285) — Духотища там — мочи нету, весь я потом изошел, но зато спокойнее для души, ей-богу! (Шолох., 5,274).

Таким образом, содержание концепта ВОЗДУХ не исчерпывается денотативным значением, зафиксированным в словарях, оно объемнее одноименной поверхностной языковой сущности, поскольку объективируется значительным количеством языковых средств в художественном тексте и может быть структурировано. Одним из способов концептуализации является когнитивная метафора, которая играет важную роль в создании картины мира, отражает определенную часть структуры концепта ВОЗДУХ. Для структурной семантики различия между метафорическими и неметафорическими номинациями заключаются преимущественно в следующем: слова с прямой и образной номинацией совпадают по набору основных семантических признаков, однако важно отметить, что метафора обладает мощным коннотатив-ным ореолом: яркая внутренняя форма, образность дают разнообразные дополнительные приращения смысла концепта.

Исследование концепта ВОЗДУХ в художественных текстах К. Паустовского и М. Шолохова открывает возможность сопоставления материала с предшественниками и современниками писателей с тем, чтобы выявить общее и индивидуальное осмысление данного феномена. Небезынтересным может быть сравнительный анализ особенностей репрезентации концепта ВОЗДУХ с другими, не менее важными концептами: ОГОНЬ, СВЕТ, ЖИЗНЬ, КОСМОС — в рамках художественного дискурса.

Таким образом, диссертация продемонстрировала специфику фрагмента объективной действительности, именуемого ВОЗДУХ. Описание данного фрагмента мира является составной частью общего описания концептуальной картины мира. Проведенное исследование позволило приблизиться к решению проблемы взаимодействия языка и мышления через анализ когнитивных операций, моделирующих мыслительные процессы, приводящие к образованию именований, несущих знание о воздухе. Исследование концепта ВОЗДУХ с лингвокультурологических позиций на материале художественных текстов К. Паустовского и М. Шолохова расширило наши представления о спектре концептуальных признаков, образном поле концепта, его роли и месте в концептосфере русского языка.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА I. Концепт как категория современной когнитивной лингвистики

1.1. Когнитивный и лингвокультурологический подходы к проблематике концепта.

1.2. Сущность и природа концепта.

1.3. Соотношение значения, понятия и концепта.

1.4. Структурная организация концепта.

1.5. Особенности исследования концептов в лингвистике.

1.6. Концептуальная метафора

ВЫВОДЫ.

ГЛАВА II. Концепт ВОЗДУХ в русском языке

2.1. Вербализации концепта ВОЗДУХ в русской языковой картине мира.

2.2. Этимологическое и историческое представление лексемы воздух.

2.3. Лексикографическая презентация лексемы воздух в русском языке.

ВЫВОДЫ.

ГЛАВА III. Лингвокультурологический подход к исследованию концепта ВОЗДУХ (на материале текстов К. Паустовского и М. Шолохова)

3.1. Концептуальные признаки, формирующие понятийную состав' ляющую концепта ВОЗДУХ.

3.2. Концептуальные признаки, отражающие образную составляющую концепта ВОЗДУХ.

3.3. Концептуальные признаки, организующие ценностную составляющую концепта ВОЗДУХ.

ВЫВОДЫ.

Список литературы

1. Абыякая, О. В. Мифологическая лексика русского языка в лингвокульту-рологическом аспекте и принципы ее лексикографического описания: Дисс. .к. филол. наук / О. В. Абыякая. СПб, 2004. — 195с.

2. Александрова, Д. И. Сравнение как способ создания художественного образа в романе М. А. Шолохова & laquo-Тихий Дон& raquo- / Д. И. Александрова // Русский язык в школе, 2005. № 3. С. 54−57.

3. Алефиренко, Н. Ф. Спорные проблемы семантики / Н. Ф. Алефиренко. -Волгоград, 1999. -274с.

4. Алефиренко, Н. Ф. Поэтическая энергия слова. Синергетика языка, сознания и кульуры / Н. Ф. Алефиренко. М., 2002.

5. Алефиренко, Н. Ф. Проблема вербализации концепта. Теоретическое исследование / Н. Ф. Алефиренко. Волгоград: Перемена, 2003. — 96с.

6. Алефиренко, Н. Ф. Язык, познание и культура: когнитивно-семиологическая синергетика слова: монография. Волгоград: Перемена, 2006. -228с.

7. Арутюнова, Н. Д. Метафора / Н. Д. Арутюнова //Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

8. Арутюнова, Н. Д. Введение / Н. Д. Арутюнова // Логический анализ языка: Ментальные действия. -М., 1993.

9. Арутюнова, Н. Д. Язык и мир человека / Н. Д. Арутюнова. М., 1999. -896с.

10. Аскольдов, С. А. Концепт и слово / С. А. Аскольдов // Русская словесность: Антология / Под ред. проф. В. П. Нерознака. М.: Academia, 1997.

11. Афанасьев, А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: В 3-т. / А. Н. Афанасьев. М., 1994.

12. Бабенко, Л.Г., Васильев, Н.Е., Казарин, Ю. В. Лингвистический анализ художественного текста / Л. Г. Бабенко, Н. Е. Васильев, Ю. В. Казарин. Екатеринбург: УГУ, 2000.

13. Бабурина, М. А. Концепт & laquo-Муза»- и его ассоциативное поле в русской поэзии серебряного века: Автореферат дис. к. филол. наук / М. А. Бабурина. -СПб, 1998.

14. Бабушкин, А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка/А.П. Бабушкин. Воронеж, 1996.

15. Бабушкин, А. П. Общеязыковые концепты и концепты языковой личности /А.П. Бабушкин // Вестник В ГУ. Сер. 1. Гуманитарные науки. 1997.

16. Белобородова, И. В. Концепт & laquo-Цвет»- в лингвокогнитивном аспекте: Дисс. .к. филол. наук /И.В. Белобородова. Таганрог, 2000.

17. Бирюков, Ф. Г. Художественные открытия М. Шолохова / Ф. Г. Бирюков. -М., 1980.

18. Болдырев, Н. Н. Когнитивная семантика / Н. Н. Болдырев. Тамбов: Изд-во Тамб. ун-та, 2000.

19. Болдырев, Н. Н. Когнитивная семантика: курс лекций по англ. Филологии / Н. Н. Болдырев. 3-е изд., стер. Тамбов: Изд-во Тамб. ун-та, 2002.

20. Болотнова, Н. С. Филологический анализ текста / Н. С. Болотнова. -Томск, 2006. 630с.

21. Быкова, Г. В. Лакунарность как категория лексической системологии: Автореферат дис. докт. филол. наук/ Г. В. Быкова. -Воронеж, 1999.

22. Быкова, О. И. Лингвокультурологический подход к исследованию этно-коннотации / О. И. Быкова // Вестник ВГУ. 2001 — № 2.

23. Вежбицка, А. Речевые акты / А. Вежбицка // Новое в зарубежной лингвистике. Bbin. XVI: Лингвистическая прагматика. М., 1985.

24. Вежбицка, А. Язык, культура, познание / А. Вежбицка. М., 1996.

25. Виноградов, В. В. История слов / В. В. Виноградов. М. 1994.

26. Воркачев, С. Г. Концепт счастье: понятийный и образный компоненты / С. Г. Воркачев //ИАН. Сер. лит. и яз. 2001. Т. 60, № 6.

27. Воркачев, С. Г. Концепт как & laquo-зонтиковый термин& raquo- / С. Г. Воркачев // Язык, сознание, коммуникация. Вып. 24. М., 2003. — С. 5−12.

28. Гак, В. Г. Метафора: универсальное и специфическое / В. Г. Гак // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988. — С. 11−25.

29. Гафарова, Г. В., Кильдибекова, Т. А. Когнитивные аспекты лексической системы языка/ Г. В. Гафарова, Т. А. Кильдибекова. -Уфа, 1998.

30. Грузберг, Л. Концепт, или Отчего Америка концепт, а Финляндия — нет? / Л. Грузберг // Филолог: научно-методический журнал Пермского гос. пед. ун-та. 2002, № 1.

31. Грушина, Н. Б. Концепт & laquo-Время»- в дискурсе современных художественно-публицистических журналов: Автореф. дисс.к. филол. наук / Н.Б.

32. Грушина. СПб, 2002. — 16с.

33. Гуревич, А. Я. Человек и культура / А. Я. Гуревич // Индивидуальность в истории культуры. М., 1990.

34. Демьянков, В. З. Слово в зеркале человеческой культуры / В. З. Демьянков // Вопросы языкознания, 2000, № 6.

35. Дзюба, Е. В. Концепты жизнь и смерть в поэзии М. И. Цветаевой: Дисс. .к. филол. наук/ Е. В. Дзюба. Екатеринбург, 2001.

36. Домбровская, М. В. Концепт & laquo-дождь»- в русской языковой картине мира / М. В. Домбровская // Русская сопоставительная филология, состояние и перспективы: Международная научная конференция. Казань: Изд-во Казан. Ун-та, 2004. — С. 265−266.

37. Дрыгина, Ю. А. Репрезентация фрейма & laquo-управление»- глагольными лексемами современного английского языка: Автореф. дисс. .к. филол. наук / Ю. А. Дрыгина. Белгород, 2007. — 22с.

38. Иванова, Н. Н. Словарь языка поэзии (образный арсенал русской лирики конца XVIII начала XX в.) / Н. Н. Иванова. — М.: ООО & laquo-Издательство ACT": ООО & laquo-Издательство Астрель& raquo-: ООО & laquo-Издательство & laquo-Русские словари& raquo-: ООО & laquo-Транзиткнига»-, 2004. — 666с. 204

39. Ильенко, С.Г. О концептуальном компоненте толкового словаря / С. Г. Ильенко // Актуальные проблемы функциональной лексикологии: Сб. статей. СПб., 1997.

40. Илюхина, Н. А. Образ как объект и модель семасиологического анализа: Автореф. дисс.. д-ра филол. наук / Н. А. Илюхина. Уфа, 1999.

41. Ипанова, О. А. Концепт & laquo-жизнь»- в русской языковой картине мира: Лингвокультурологический и лексикографический аспекты: Дисс. .к. филол. наук / О. А. Ипанова. СПб., 2005.

42. Карасик, В. И. Культурные доминанты в языке / В. И. Карасик // Языковая личность: культурные концепты. Волгоград — Архангельск, 1996.

43. Карасик, В.И., Слышкин, Г. Г. Лингвокультурный концепт как единица исследования / В. И. Карасик, Г. Г. Слышкин // Методологические проблемы когнитивной лингвистики: Сб. науч. тр. / Под ред. И. А. Стернина. Воронеж: ВГУ, 2001. -C. 75−8Q.

44. Караулов, Ю. Н. Структура лексико-семантического поля / Ю. Н. Караулов //Филологические науки. 1972. № 1.

45. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. -М.: Наука, 1987.- 263с.

46. Караулов, Ю. Н. Ассоциативный анализ: новый подход к интерпретации художественного текста / Ю. Н. Караулов // Материалы IX конгресса МАПРЯЛ. Братислава, 1999. Доклады и сообщения русских ученых. М.: ИОО & quot-Лев Толстой& quot-, 1999. — С. 151 -158.

47. Ковалевич, Е. П. Метонимическая модель концепта & laquo-Цветок»- в современном английском языке: Автореф. дисс. .к. филол. наук / Е. П. Ковалевич. -Белгород, 2004.

48. Кожевникова, Н.А., Петрова, З. Ю. Материалы к словарю метафор и сравнений русской литературы XIX XX вв. Вып. 1: & laquo-Птицы»- / Н. А. Кожевникова, З. Ю. Петрова. -М.: Языки русской культуры, 2000. — 480с.

49. Колесов, В. В. Концепт культуры: образ понятие — символ /В.В. Коле-сов // Вестник СПбГУ. 1992. Сер.2. Вып.З. (№ 16).

50. Колесов, В. В. Ментальная характеристика слова в лексических трудах В. В. Виноградова / В. В. Колесов // Вестник МГУ, серия 9. Филология. 1995, № 3. С. 132.

51. Колесов, В. В. Язык как действие: культура, мышление, человек / В. В. Колесов // Разные грани единой науки. СПб., 1996. — С. 58−69.

52. Колшанский, Г. В. Объективная картина мира в познании и в языке / Г. В. Колшанский. -М., 1990.

53. Кравченко, А. В. Язык и. восприятие. Когнитивные аспекты языковой категоризации / А. В. Кравченко. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1996. — 159с.

54. Крушевский, Н. В. Очерк науки о языке / Н. В. Крушевский // Избранные работы по языкознанию. М.: Наследие, 1998. — С. 96 — 222.

55. Кубрякова, Е. С. Об одном фрагменте концептуального анализа слова & laquo-Память»- / Е. С. Кубрякова // Логический анализ языка: Культурные концепты. М.: Наука, 1991.

56. Кубрякова, Е. С. Человеческий фактор в языке. Язык и порождение речи / Е. С. Кубрякова. М., 1991.

57. Кубрякова, Е.С., Демьянко, В.З., Панкрац, Ю.Т., Лузина, Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов / Под общ. Ред. Е. С. Кубряковой. М., 1996.

58. Кубрякова, Е.С., Шахнарович, A.M., Сахарный, Л. В. Человеческий фактор в языке: язык в продолжение речи / Е. С. Кубрякова, A.M. Шахнарович, Л. В. Сахарный. -М.: Наука, 1991, — 239с.

59. Кубрякова, Е. С. Когнитивная лингвистика и проблемы композиционной семантики в сфере словообразования / Е. С. Кубрякова // Известия А Н Серия литератцры и языка. М., 2002, Т. 61, № 1.

60. Лакофф, Дж. Мышление в зеркале классификаторов / Дж. Лакофф // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1988.

61. Лакофф, Дж., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живем / Дж. Лакофф, М. Джонсон // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990 (гл. 1−6).

62. Леонтьев, А. Н. Деятельность. Сознание. Личность / А. Н. Леонтьев. М.: Изд-во полит, литер., 1975. — 304с.

63. Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка / Д. С. Лихачев // Русская словесность: Антология / Под ред. Проф. В. П. Нерознака. М.: Academia, 1997.

64. Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка / Д. С. Лихачев // ИАН СЛЯ. 1993. Т. 52, № 1. С. 3−9.

65. Логический анализ языка: Культурные концепты. -М.: Наука, 1991.

66. Лосев, А. Ф. Философия. Мифология. Культура. / А. Ф. Лосев. М.: Политиздат, 1991. -525с.

67. Лотман, Ю. М. Внутри мыслящих миров: человек текст — семиотика -история / Ю. М. Лотман. — М., 1996.

68. Лукин, В. А. Художественный текст / В. А. Лукин // Основы лингвистической теории и элементы анализа. Учебник. М.: Изд-во & quot-Ось — 89″, 1999. -192с.

69. Любушкина, С.Г., Пашканг, К. В. Естествознание. Землеведение и краеведение / С. Г. Любушкина, К. В. Пашканг. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. -456с.

70. Маслова, В. А. Когнитивная лингвистика / В. А. Маслова. Минск, 2004.

71. Маслова, В. А. Лингвокультурология / В. А. Маслова. М.: Академия, 2001.

72. Менг, К. Речевое общение, коммуникативная компетенция и понимание / К. Менг // Когнитивные аспекты научной рациональности. Фрунзе, 1989. -С. 50−58.

73. Минский, М. И. Фреймы для представления знаний / М. И. Минский. -М., 1979.

74. Минский, М. И. Остроумие и логика когнитивного бессознательного / М. И. Минский // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. М.: Прогресс, 1988. -С. 281−309.

75. Москвин, В. П. Стилистика русского языка: Приемы и средства выразительности и образной речи / В. П. Москвин. Волгоград: Учитель, 2000.

76. Москвин, В. П. Русская метафора: Очерк семиотической теории / В. П. Москвин. М.: Едиториал УРСС, 2006. — 184с.

77. Никитин, М. В. Основания когнитивной семантики / М. В. Никитин. -СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2003. 278с.

78. Никитин, М.В. О семантике метафоры / Никитин, М.В. // Вопросы языкознания. 1997. № 1.С. 100−101.

79. Никитина, С. Е. Тезаурус по теоретической и прикладной лингвистике / С. Е. Никитина. М.: Наука, 1978. -375с.

80. Никитина, С.Е. О концептуальном анализе в народной культуре / С. Е. Никитина //Логический анализ языка. Культурные концепты. М., 1991.

81. Ортега-и-Гассет, X. Две великие метафоры / X. Ортега-и-Гассет // Теория метафоры. М., 1990. — С. 68−81.

82. Павиленис, Р. И. Проблема смысла: современный логико-философский анализ языка / Р. И. Павиленис. М.: Мысль, 1983. — 286с.

83. Пищальникова, В. А. Психопоэтика / В. А. Пищальникова. Барнаул: Изд-во АГУ, 1999.- 176с.

84. Покровская Е. А. Русский синтаксис в XX веке: (Лингвокультурологиче-ский анализ) / Е. А. Покровская. Ростов — на — Дону, 2001.

85. Полевые структуры в системе языка / З. Д. Попова, И. А. Стернин, Е. И. Беляева и др. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1989. — 198с.

86. Попов, К. Г. Эпитет должен запоминаться / К. Г. Попов // Русская речь. 1982. № 4. С. 21−25.

87. Попова, З.Д., Стернин, И. А. Понятие & laquo-концепт»- в лингвистических исследованиях / З. Д. Попова, И. А. Стернин. Воронеж, 2000.

88. Попова, З.Д., Стернин, И. А. Очерки по когнитивной лингвистике / З. Д. Попова, И. А. Стернин. -Воронеж, 2001.

89. Постовалова, В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека / В. И. Постовалова // Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. -М., 1988. -С. 15−18.

90. Приходько, Г. В. Концепт & laquo-ОГОНЬ»- в картине мира русского народа / Г. В. Приходько // Наука. Университет. 2005. Материалы шестой научной конференции. Новосибирск, 2005. — С. 86−89.

91. Потебня, А. А. Эстетика и поэтика / А. А. Потебня. М.: Искусство, 1976. -614с.

92. Поцепня, Д. М. Образ мира в слове писателя / Д. М. Поцепня. СПб: Изд-во СПб ун-та, 1977. -260с.

93. Прох, JI.3. Словарь ветров / JI.3. Прох. JL: & laquo-Гидрометеоиздат»-, 1983. Рахилина, Е.В. О тенденциях в развитии когнитивной семантики / Е. В. Рахилина // Известия А Н СЛЯ, 2000. Т. 59. № 3.

94. Рикер, П. Метафорический процесс как познание, воображение и ощущение / П. Рикер // Теория метафоры. М.: Пргоресс, 1990. — С. 416−436.

95. Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / Б. А. Серебренников, Е. С. Кубрякова, В. И. Постоволова и др. М.: Наука, 1988. -212с.

96. Романцова, Л. М. Концептуализация процессуального изменения релятивными глаголами современного немецкого языка: Автореф. дисс. .к. филол. наук / Л. М. Романцова. Белгород, 2005.

97. Рухленко, Н. Н. Концепт & laquo-Семья»- в жанре семейных родословных: Дисс. .к. филол. наук /Н.Н. Рухленко. -Белгород, 2005.- 195с.

98. Савельева, О. Г. Концепт & laquo-Еда»- как фрагмент языковой картины мира: лексико-семантический и когнитивно-прагматический аспекты: Автореф. дисс.к. филол. наук/О.Г. Савельева. Краснодар, 2006.

99. Сатарова, Л. Г. Философия природы и стиль ее изображения в романе М.

100. Шолохова & laquo-Тихий Дон& raquo- / Л. Г. Сатарова // Проблемы творчества М. Шолохова. Сборник научных трудов. М., 1984. С. 44−53. 209

101. Саяхова, Л.Г., Хасанова, Д.М., Морковкин, В. В. Тематический словарь русского языка / Под ред. Проф. В. В. Морковкина. М.: Рус. яз., 2000. -560с.

102. Скляр, М. С. Концепт слова & laquo-стихия»- в русском языке: Дисс. .к. филол. наук / М. С. Скляр. М., 2006.

103. Скляревская, Т. Н. Метафора в системе языка / Т. Н. Скляревская. СПб.: Изд-во СПб ун-та, 1993. — 160с.

104. Серебренников, Б. А. Человеческий фактор в языке. Язык и мышление / Б. А. Серебренников. -М., 1988.

105. Словарь сочетаемости слов русского языка. / Под ред. П. Н. Денисова. -М., 2002.

106. Слышкин, Г. Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе / Г. Г. Слышкин. М.: Academia, 2000. — 128с.

107. Сполохова, Е. А. Концепт истины в поэзии В. С. Высоцкого: Дисс. .к. филол. наук / Е. А. Сполохова. Череповец, 2000.

108. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. М.: Академический Проспект, 2001. -990с.

109. Степанов, Ю.С., Проскурин, С. Г. Константы мировой культуры / Ю. С. Степанов, С. Г. Проскурин. -М.: Наука, 1993.

110. Стернин, И. А. Лексическое значение слова в речи / И. А. Стернин. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1985. — 170с.

111. Телия, В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лигвокультурологический аспекты / В. Н. Телия. М.: Языки русской культуры, 1996.

112. Телия, В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира / В. Н. Телия // Роль человеческого фактора в языке. М., 1988.

113. Теория метафоры. -М., 1990. -217с.

114. Токарев, Г. В. Дискурсивные лики концепта / Г. В. Токарев. Тула: ТГПУ, 2004. — 108с.

115. Топоров, В. Н. Об «эктропическом& raquo- пространстве поэзии / В. Н. Топоров // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста: Антология. -М., 1997. -С. 213−226.

116. Трофимова, А. В. Концепт & laquo-Огонь»- в современном русском языке: Дисс.к. филол. наук/ А. В. Трофимова. Москва, 2005.

117. Туранина, Н.А. Индивидуально-авторская метафора в контексте и словаре / Н. А. Туранина. Белгород: Изд-во Белгородского ун-та, 2001. — 75с.

118. Туранина, Н. А. Метафора В. Маяковского. Словарь. Таблицы. Комментарий /Н.А. Туранина. -Белгород, 1997.- 191с.

119. Туранина, Н. А. Словарь метафор Александра Блока / Н. А. Туранина. -Белгород, 2000. 34с.

120. Уфимцева, А. А. Слово в лексико-семантической системе языка / А. А. Уфимцева. -М., 1968.- 272с.

121. Уфимцева, А. А. Семантика слова / А. А. Уфимцева // Аспекты семантических исследований. М., 1980.

122. Федотова, О.В. Функционально-семантические особенности глаголов, репрезентирующих фрейм & laquo-прикосновение»- в современном английском языке: Дисс. .к. филол. наук / О. В. Федотова. Белгород, 2007. — 22с.

123. Физическая география: Справ, пособие / Подред. К. В. Пашканга. М.: Высш. шк., 1991.

124. Фисенко, О. С. Концепт гроза в русском языковом сознании: Дисс.к. филол. наук / О. С. Фисенко. Воронеж, 2006.

125. Фрумкина, P.M. Концептуальный анализ с точки зрения лингвиста и психолога / Р.М. Фрумкина//Научно-техническая информация. 1992. Сер. 2. № 3.

126. Фрумкина, P.M. Концепт, категория, прототип / Р. М. Фрумкина // Лингвистическая и экстралингвистическая семантика. М., 1992.- С. 31.

127. Фрумкина, P.M. Есть ли, у современной лингвистики своя эпистемология? / P.M. Фрумкина // Язык и наука конца XX века. М., 1995.

128. Хаврук, И. И. Анимализмы в & laquo-Тихом Доне& raquo- М. Шолохова / И. И. Хаврук //Русский язык в школе. 2001. № 5. С. 56.

129. Харченко, В. К. Переносные значения слова / В. К. Харченко. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1989. — 196с.

130. Харченко, В. К. Функции метафоры / В. К. Харченко. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1992. — 88с.

131. Хватов, А. И. Художественный мир М. Шолохова / А. И. Хватов. М., 1978.

132. Худяков, А. А. Концепт и значение / А. А. Худяков // Языковая личность: культурные концепты. Волгоград — Архангельск, 1996. — С. 97−103.

133. Черепанова, О. А. Мифологическая лексика Русского Севера / JT.O. Черепанова. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. — 169с.

134. Чернейко, Л. О. Гештэльтная структура абстрактного имени / Л. О. Чернейко. // Филологические науки. 1995. № 4. С. 73−83.

135. Чернейко, Л. О. Лингвофилософский анализ абстрактного имени / Л. О. Чернейко. М., 1997.

136. Чернейко, Л.О., Долинский В. А. Имя Судьба как объект концептуального и ассоциативного анализа / Л. О. Чернейко, В. А. Долинский // Вестник МГУ. Серия 9: Филология. М., 1996, № 6.

137. Филлмор, Ч. Фреймы и семантика понимания / Ч. Филлмор //Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. Когнитивные аспекты языка. -М., 1998.

138. Чистякова, И. Ю. Пейзажная живопись К. Паустовского / И. Ю. Чистякова // Русская речь. 1986. № 5. С. 81−86.

139. Чудинов, А. П. Метафорическая мозаика в сровременной политической коммуникации. I (Главы 1−2) / А. П. Чудинов. Екатеринбург, 2003. -248с.

140. Чудинов, А. П. Россия в метафорическом зеркале: Когнитивное исследование политической метафоры / А. П. Чудинов. Екатеринбург, 2001.

141. Ширина, Е. А. Образ природы в романе-эпопее М. А. Шолохова & laquo-Тихий Дон& raquo- / Е. А. Ширина. Белгород, 2004. — 154с.

142. Шуклин, В. В. Русский мифологический словарь / В. В. Шуклин. -Екатеринбург: Уральские самоцветы, 2001. 384с.

143. Щербинина, О. Символы русской культуры / О. Щербинина. Екатеринбург, 1988. — 158с.

144. Щур, Г. С. Теория поля в лингвистике / Г. С. Щур. М., 1978.

145. Язык и наука конца XX века: сб. статей / РАН. Ин-т языкознания РАН. Рос. Гос. Гуманит. ун-т- Под ред. Ю. С. Степанова. М.: Изд. Центр РГГУ, 1995. -420с.

146. Якименко, Л. Г. Творчество М.А. Шолохова / Л. Г. Якименко. -М., 1977.

147. Якобсон, Р. Лингвистика и поэтика / Р. Якобсон // Структурализм: & laquo-за»- и & laquo-против»-. -М., 1975.

148. Яковлева, Е. С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия) / Е. С. Яковлева. М.: Гнозис, 1994. -343с.1. СПИСОК СЛОВАРЕЙ

149. Александрова, З. Е. Словарь синонимов русского языка / Под ред. Л. А. Чешко. М.: Рус. яз., 1986. — 600с.

150. Ахманова, О. С. Словарь лингвистических терминов / О. С. Ахманова. М., 1969. -355с.

151. Большой толковый словарь русских существительных: Идеографическое описание. Синонимы. Антонимы / Под ред. проф. Л. Г. Бабенко. М.: ACT -ПРЕСС КНИГА, 2005. — 864с.

152. Географический энциклопедический словарь. Понятия и термины. / Гл. ред. А. Ф. Трёшников. М.: Советская энциклопедия, 1988. — 432с.

153. Геологический словарь: В 2-х т. Отв. Ред. К. Н. Паффенгольц. М.: & laquo-Недра»-, 1973.

154. Горбачевич К. С., Хабло Е. П. Словарь эпитетов русского литературного языка. М., 1979.

155. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х тт. М., 2001.

156. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный: В 2-х т. М. «Русский язык& raquo-, 2001. 213

157. Иванова, Н. Н. Словарь языка поэзии (образный арсенал русской лирики конца XVIII начала XX в.) / Н. Н. Иванова. — М.: ООО & laquo-Издательство ACT": ООО & laquo-Издательство Астрель& raquo-: ООО & laquo-Издательство & laquo-Русские словари& raquo-: ООО & laquo-Транзиткнига»-, 2004. — 666с.

158. Кожевникова, Н.А., Петрова, З. Ю. Материалы к словарю метафор и сравнений русской литературы Х1Х-ХХвв. Вып. 1: & laquo-Птицы»- / Н. А. Кожевникова, З. Ю. Петрова. М.: Языки русской культуры, 2000. — 480с.

159. Комплексный словарь русского языка / Под ред. проф. А. Н. Тихонова. -М.: Рус. яз., 2001.

160. Кондаков, Н. И. Логический словарь-справочник. / Н. И. Кондаков. М.: & laquo-Наука»-, 1975.

161. Крысин Л. П. Толковый словарь иностранных слов. М.: & laquo-Русский язык& raquo-, 1998.

162. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. -М., 1990.

163. Львов, М. Р. Словарь антонимов русского языка / Под ред. Л. А. Новикова. М.: Рус. яз., 1988.- 384с.

164. Мифы народов мира. Энциклопедия: В 2 т. М. :"Советская энциклопедия& raquo-, 1988.

165. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов. М.: Рус. яз., 1988.

166. Прох, Л. З. Словарь ветров / Л. З. Прох. Л.: Гидрометеоиздат, 1983.

167. Русский семантический словарь: толковый словарь, систематизированный по классам слов и значений / Под ред. Н. Ю. Шведовой. М.: Азбуковник, 1998.

168. Розенталь, Д.Э. Словарь-справочник лингвистических терминов / Д.Э. Ро-зенталь, М. А. Теленкова. М.: Просвещение, 1976. — 543с.

169. Саяхова, Л.Г., Хасанова, Д.М., Морковкин, В. В. Тематический словарь русского языка / Под ред. проф. В. В. Морковкина. М.: Рус. яз., 2000. — 560с.

170. Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М.: Эллис Лак, 1995. -416с.

171. Словарь современного русского литературного языка: В 17 т. Т. 2. М -JI.: Академия наук, 1951.

172. Словарь современного русского языка в 4-х т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. -М.: Русский язык, 1981.

173. Словарь сочетаемости слов русского языка. / Под ред. П. Н. Денисова. -М., 2002.

174. Словарь русского языка: В 4-х т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. М.: Русский язык, 1985−1988.

175. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры / Ю. С. Степанов.- М.: Академический Проспект, 2001. -990с.

176. Тресиддер, Д. Словарь символов / Д. Тресиддер. М., 2001. Ушаков, Д. Н. Толковый 'словарь русского языка: В 4 т. / Д. Н. Ушаков. -М., 2000.

177. Фасмер, М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х т. / М. Фас-мер. -СПб, 1996.

178. Философский энциклопедический словарь. -М., 1997. Фразеологический словарь русского языка /Под ред. А. И. Молоткова. -М.: Рус. яз., 1986.

179. Харченко, В. К. Словарь богатств русского языка: ок. 7000 единиц / В. К. Хаоченко. М.: АсТ: Астрель, 2006. — 843с.

180. Шанский, Н.М., Иванов, В.В., Шанская, Т. В. Краткий этимологический словарь русского языка / Н. М. Шанский, В. В. Иванов, Т. В. Шанская.- М.: Просвещение, 1971.

181. Шуклин В. В. Русский мифологический словарь. Екатеринбург: Уральские самоцветы, 2001. — 384с.

182. Энциклопедия символов, знаков, эмблем. М., 2001. Энциклопедический словарь географических терминов / Гл. ред. С. В. Колесник. — М.: Советская энциклопедия, 1968.

183. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — 685с.

Заполнить форму текущей работой