Антимонопольное регулирование и защита конкуренции.
Монетаристские экономические теории

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

1. Антимонопольное регулирование и защита конкуренции

1.1 Проблемы антимонопольного регулирования

1.2 Цели и задачи антимонопольного регулирования

1.3 Баланс антимонопольного регулирования

1.4 Функции государственного управления ФАС России

2. Монетаристские экономические теории

Список используемой литературы

1. Антимонопольное регулирование и защита конкуренции

1.1 Проблемы антимонопольного регулирования

Не секрет, что антимонопольное регулирование в России в настоящее время переживает период бурного развития. При общей благосклонной оценке усиления значимости антимонопольного регулирования специалисты отмечают комплекс проблем в этой области.

Эти трудности в России связаны в первую очередь как с уровнем принимаемых в этой сфере нормативных актов (нечеткость и непоследовательность законодательных требований, неоправданно частые изменения законодательства), так и с качеством правоприменительной деятельности -- отсутствие единой процедуры рассмотрения антимонопольных дел, низкий уровень процессуальных гарантий, отсутствие разработанных стандартов доказывания, широкие полномочия антимонопольного органа, создающие почву для злоупотреблений.

Антимонопольное законодательство налагает существенные ограничения на свободу хозяйствующих субъектов в выборе способов ведения предпринимательской деятельности. При этом ему присуща уникальная для российской правовой системы структура -- оно состоит из широкого перечня абстрактных запретов.

В подавляющем большинстве случаев Федеральным законом «О защите конкуренции» запрещается не само действие, а тот эффект, к которому действие может привести. Неудивительно, что подобное строение антимонопольных норм влечет за собой большие трудности и для хозяйствующих субъектов, и для судей, сотрудников антимонопольного органа и практикующих юристов, привыкших к формальной определенности правовой нормы.

Основная сложность применения норм антимонопольного права состоит в том, чтобы правильно определить перечень тех действий, которые способны негативно повлиять на состояние конкуренции. Без понимания того, какое действие может привести к нарушению конкурентной среды и попасть под антимонопольные запреты, предпринимательская деятельность не представляется нормальной. В такой ситуации хозяйствующий субъект практически лишен возможности планировать свое поведение -- оценивать его допустимость/недопустимость и связанные с этим риски.

Для того чтобы определить, привели ли отдельные действия хозяйствующих субъектов к ограничению конкуренции, необходим глубокий экономический анализ. Особое значение приобретает методика его проведения. Орган, ведущий ее разработку, фактически устанавливает правила поведения хозяйствующих субъектов, которые обычно регулируются федеральным законом.

В настоящее время нет комплексной методики экономического анализа антимонопольных дел. Можно назвать единственный нормативный акт такого регулирования -- Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденный приказом ФАС России от 28 апреля 2010 г. № 220.

Но названный порядок отвечает лишь на часть вопросов анализа состояния конкуренции, а именно: рассматривает установление доминирующего положения на товарном рынке (порядок определения продуктовых и географических границ товарных рынков, определения долей хозяйствующих субъектов).

Вопросы, связанные с оценкой влияния на конкуренцию вертикальных и горизонтальных соглашений хозяйствующих субъектов, с установлением коллективного доминирования, с определением монопольно высокой цены и др., ни на законодательном уровне, ни на уровне подзаконных нормативных актов в настоящее время не урегулированы. Возникший правовой вакуум ФАС России пытается восполнить созданием массива правоприменительной практики. Такое решение сложившейся проблемы нельзя признать успешным.

Подобный подход означает, что регулирование деятельности хозяйствующих субъектов проводится постфактум. Хозяйствующий субъект, выбирая стратегию поведения на товарном рынке, действует в непредсказуемом нормативноправовом поле. Впоследствии это может грозить ему серьезными негативными последствиями в виде штрафов или даже уголовной ответственности, если антимонопольный орган сочтет соответствующий запрет нарушенным.

Попытки сформировать правоприменительную практику нельзя признать удачными. Практика антимонопольного органа и судебная практика крайне противоречивы, лишены единых концептуальных подходов и зачастую игнорируют экономическую логику. Парадокс российского антимонопольного права заключается в том, что базовые вопросы регулирования -- цели и задачи антимонопольной политики -- остаются за границами дискуссии.

1.2 Цели и задачи антимонопольного регулирования

Недостаточное внимание к целям и задачам антимонопольной политики составляет специфическую российскую особенность. В странах Евросоюза и США целям и задачам антимонопольной политики отводится едва ли не центральное место. Это не случайно: «Битва за антимонопольное регулирование начинается с определения его целей». Как указал выдающийся американский исследователь Роберт Борк, определение целей и задач антимонопольного регулирования -- дело первостепенной важности, поскольку «все остальное (регулирование. -- Прим. авт.) следует из ответа, который мы дадим на данный вопрос».

Закон «О защите конкуренции» называет несколько целей российского антимонопольного права: обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности, защиты конкуренции и создания условий для эффективного функционирования товарных рынков. Подобное утверждение скорее декларативно: провозглашая определенные цели, законодатель не раскрывает их содержания.

Как уже упоминалось, специфика антимонопольного законодательства предполагает проводимый антимонопольным органом детальный анализ поведения хозяйствующего субъекта, его воздействия на конкурентную среду, включая оценку экономического эффекта такого воздействия. Термин «конкуренция» означает противоборство участников рынка, при котором равное удовлетворение интересов каждого заведомо невозможно, так как в любом состязании априори есть победитель и проигравший.

Более того, помимо конкурентов в каждом антимонопольном деле всегда присутствуют и другие стороны, на которых исход борьбы оказывает непосредственное влияние, например потребители, участники смежных рынков. Чьи интересы в такой ситуации должны защищаться в первую очередь: победителя, проигравшего, конечного потребителя, участника смежного рынка? От ответа на этот вопрос зависит исход разрешения дела.

Допустим, поставщик предъявляет дистрибьютору ряд требований. Выполнение этих требований не очень выгодно дистрибьютору, так как налагает на него дополнительные обязательства. В этом смысле интересы дистрибьютора нарушены. Эти требования косвенно затрагивают контрагентов дистрибьютора: невыполнение требований поставщика дистрибьютором способно привести к прекращению поставок, что повлечет невозможность поставок дистрибьютором своему контрагенту. Следовательно, интересы контрагента дистрибьютора также нарушены. Если требования поставщика к дистрибьютору нацелены на улучшение качества дистрибуции товара (оптимизацию логистики, повышение требований к хранению товара, предоставление дополнительных услуг, связанных с товаром), то подобные требования имеют положительный эффект для потребителя.

В рассматриваемой ситуации налицо конфликт интересов поставщика, дистрибьютора, контрагента дистрибьютора и конечного потребителя. Российское антимонопольное законодательство, содержащее общие запреты в отношении действий, которые приводят к «ограничению конкуренции» или «ущемляют интересы других лиц», не конкретизирует, чьи интересы должны быть определяющими. Допустимы ли требования поставщика? Ограничение конкуренции на каком товарном рынке наиболее опасно (основной, смежный)?

Ответ на эти вопросы служит отправной точкой любого антимонопольного анализа, но его нельзя признать очевидным. Ни в экономической, ни в юридической науке нет единого мнения о целях и задачах антимонопольного регулирования. Среди них выделяются как сугубо экономические -- максимизация экономической эффективности при проведении транзакций, предотвращение нежелательного перераспределения излишка от потребителя к производителю, так и социально-политические -- защита малого бизнеса, поддержка отдельных социально значимых отраслей, защита потребителя.

Выбор целей антимонопольного регулирования находится в непосредственной зависимости от правовых, экономических, социокультурных особенностей государства в определенное время, так что универсального решения нет. Более того, история развития антимонопольного законодательства США и стран Евросоюза наглядно демонстрирует эволюцию целей во времени. Будучи инструментом воздействия на экономику, они меняются по мере достижения требуемого результата либо при возникновении новых проблем.

Названные в Законе «О защите конкуренции» цели совпадают с гарантиями, закрепленными в ст. 8 Конституции Р Ф. При этом только одна из них -- защита конкуренции -- имеет очевидное антимонопольное содержание. Другие цели нельзя достичь методами исключительно антимонопольного регулирования. Так, свободное перемещение товаров обеспечивается усилиями антимонопольного, налогового, таможенного регулирования; свобода экономической деятельности, свобода экономического пространства достигается с помощью антимонопольного, конституционного, гражданско-правового, административного, уголовного регулирования; создание условий эффективного функционирования товарных рынков -- совмещением методов антимонопольного, гражданско-правового, налогового, таможенного права, а также с использованием отраслевого регулирования.

Соответственно, попытки решить подавляющее большинство продекларированных в Законе «О защите конкуренции» задач исключительно методами антимонопольного регулирования обречены на провал.

Антимонопольная политика составляет неотъемлемую часть социально-экономической сферы государства и должна быть синхронизирована с иным государственным регулированием, в том числе налоговым, таможенным, гражданско-правовым, административным, уголовным, отраслевым. Попытки искусственно ее отграничить чреваты неэффективностью регулирования. Законодателю просто необходимо учитывать баланс частных и общественных интересов.

1.3 Баланс антимонопольного регулирования

Защита конкуренции в том виде, в каком она реализуется посредством антимонопольного законодательства, направлена на корректировку свободы волеизъявления хозяйствующих субъектов при ведении ими предпринимательской деятельности. Последовательная реализация антимонопольной политики приводит к ограничению свободы экономической деятельности. В этом смысле две поименованные в Законе «О защите конкуренции» цели, будучи конституционными гарантиями, а именно защита конкуренции и свобода экономической деятельности, в определенной степени противоречат одна другой. Необходимость защиты двух разнонаправленных конституционных гарантий вынуждает искать их равновесие.

Устанавливая антимонопольные ограничения, законодателю следует предусмотреть их в таком объеме, чтобы предотвратить наиболее губительное для конкуренции экономическое поведение, избежать избыточных и неоправданных ограничений для субъектов экономической деятельности.

Выбирая тот или иной вид регулирующего воздействия, законодатель должен стремиться к сокращению издержек, связанных с государственным регулированием.

Под издержками понимаются затраты в широком смысле: на создание регулирующей нормы, в том числе связанные с выявлением товарных рынков, нуждающихся в корректировке; на надзор и контроль за исполнением нормы, т. е. затраты, включающие выявление хозяйствующих субъектов, нарушающих антимонопольное законодательство, и привлечение их к ответственности; затраты хозяйствующих субъектов, вызванные усложнением их деятельности.

Считается, что основной массив транзакционных издержек связан с реакцией хозяйствующих субъектов на государственное регулирование: они вынуждены адаптировать свою деятельность к меняющимся законодательным требованиям.

Даже если планируемая законодательная инициатива способна положительно повлиять на конкуренцию, стимулировать эффективность предпринимательской деятельности, принести пользу потребителям, в определенных случаях она может быть неоправданна.

Такая ситуация возникает, если издержки, связанные с введением нормы в действие, а также с ее поддержанием и контролем, превышают издержки, связанные с потерями общественного благосостояния, которые вызваны отсутствием соответствующей нормы.

Поиск правильного баланса антимонопольного регулирования -- чрезвычайно сложный и трудоемкий процесс. Корректное уравновешивание частных и общественных интересов реально только при комплексном подходе с учетом социальноэкономических задач государства на определенном этапе.

антимонопольный регулирование монетаризм государственный

1.4 Функции государственного управления ФАС России

В РФ принцип разделения властей закреплен в качестве конституционного принципа. Помимо деления власти на законодательную, исполнительную и судебную этот принцип предполагает разделение функций внутри отдельной ветви власти и даже отдельного государственного органа. Это вызвано неизбежным пересечением законодательной и исполнительной функций: для нормального существования исполнительная власть должна быть наделена правом нормотворчества, под которым понимается издание подзаконных нормативных актов в ограниченном объеме.

Концентрация нормотворческих, исполнительно-распорядительных, контрольных и юрисдикционных функций в одном государственном органе исполнительной власти затрудняет реализацию принципа разделения властей и уменьшает эффективность деятельности соответствующего государственного органа.

Функции государственного управления с разделением полномочий по их реализации распределены между федеральными министерствами, агентствами и службами. Как правило, в задачи федеральных министерств входит выработка государственной политики, нормативно-правовое регулирование, координация и контроль подведомственных федеральных агентств и служб. При этом они не уполномочены выполнять контрольно-надзорные функции. Федеральные службы проводят государственный контроль и надзор, а также выполняют административно-юрисдикционные функции.

Едва ли не единственное исключение из правила -- ФАС России, являющаяся единственным государственным органом, на который возложены все функции государственного управления.

Таким образом, это ведомство:

— определяет предмет государственного регулирования;

— создает нормативную базу;

— ведет контроль за соблюдением им же установленных норм;

— применяет меры государственного принуждения, в том числе привлекает к административной ответственности.

Практика, при которой орган государственного контроля обеспечивает соблюдение правил поведения, которые сам же устанавливает, приводит к значительному снижению качества контроля и повышает вероятность ошибок государственного регулирования.

Ситуация усугубляется значительными контрольными полномочиями ФАС России, которые включают практически неограниченное право на истребование информации и документов, на проведение контрольных мероприятий, на выдачу хозяйствующим субъектам широкого спектра предписаний, блокировку сделок экономической концентрации, а также возможность налагать на субъекты оборотные штрафы, значительно превышающие любые иные меры административной ответственности.

Чрезвычайно широкие полномочия антимонопольного органа при отсутствии четко сформулированных целей и задач антимонопольного регулирования существенно увеличивают риски произвольного подхода к антимонопольному регулированию, злоупотреблений при рассмотрении конкретных дел о нарушении антимонопольного законодательства.

Остается признать, что возложение на ФАС России, в дополнение к уже имеющимся полномочиям, функции выработки государственной политики в области антимонопольного регулирования, неоправданно.

2. Монетаристские экономические теории

Главным представителем этого течения является американский экономист Милтон Фридмен (род. 1912), профессор экономики Чикагского университета (с 1948), получивший в 1976 г. Нобелевскую премию.

Метод

М. Фридмен является одним из немногих современных экономистов, которые уделяют большое внимание вопросам методологии. Он выступает за последовательный эмпиризм в науке и ратует за создание позитивной экономической теории, которая имеет дело только с суждениями, подтверждаемыми фактами. Отсюда вытекает метод доказательств, который используется этим экономистом. М. Фридмен утверждает, что теория верна, если она подтверждается фактами и если ее предсказания оказываются точными. При этом не имеет значения, являются ли реалистичными предпосылки этой теории.

М. Фридмен выдвигает принцип черного ящика. Если динамика двух экономических показателей демонстрирует некую зависимость одного от другого, то достаточно констатации этого факта без дальнейших объяснений самого механизма взаимодействия. Этот механизм -- черный ящик, он может не поддаваться объяснению или даже может казаться абсурдным с точки зрения современной науки, но если факт взаимодействия наблюдается эмпирически, то этого вполне достаточно для доказательства существования данного механизма.

Таким же образом происходит опровержение теории. Если определенная концепция исходит из реалистичных предпосылок, логична в своих построениях, но ее выводы расходятся с практикой, то она может быть признана ложной на основании этого последнего факта. Опровержение самих постулатов концепции в данном случае не обязательно.

Именно такая аргументация была использована М. Фридменом и другими монетаристами в критике кейнсианской теории. Кризис 1970-х гг., стагфляция, сочетающая высокий уровень безработицы и инфляции, оказались в резком противоречии с этой теорией, что дало основание монетаристам утверждать несостоятельность кейнсианства в целом.

Теория перманентного дохода

На основе эмпирических исследований монетаристами был опровергнут целый ряд тезисов теории Дж.М. Кейнса. В частности, его «основной психологический закон». Саймон Кузнец (1901 -- 1985) провел исследование ряда основных экономических показателей США в период с 1869 по 1929 г. и пришел к выводу, что за все это время средняя склонность к потреблению оставалась неизменной, несмотря на рост доходов. Это подтверждали исследования и других экономистов.

Постепенно появляются новые теории потребительского поведения, указывающие на зависимость уровня потребления не от дохода, а от различных социальных, психологических факторов. В 1957 г. М. Фридмен пишет работу «Теория потребительской функции», в которой развивает свою теорию перманентного дохода. М. Фридмен делит доход (Y) на две составляющие: а) перманентный доход (Yp), т. е. тот доход, который индивид рассчитывает получать постоянно в соответствии со своим уровнем образования, профессиональными способностями, социальным статусом и т. д.; б) временный или случайный доход (Yt), т. е. тот доход, который не носит постоянного характера и возникает в результате временного изменения внешних обстоятельств (наследство, выигрыш в лотерее, циклический подъем отрасли и т. д.).

Далее М. Фридмен выдвигает тезис о том, что уровень потребления определяется только уровнем перманентного дохода. Весь временный доход идет на сбережения. При этом доля потребления в перманентном доходе (Ср) определяется целым рядом величин, которые формируют некий коэффициент корреляции (k).

Cp = k Yp

Этот коэффициент зависит от процентной ставки (i), величины накопленного капитала (w) и вкусов потребителя (u). Таким образом, формула перманентного потребления выглядит следующим образом:

Ср = k (і, w, u) Yp.

На основе выдвинутой концепции перманентного дохода М. Фридмен утверждает, что уровень потребления на протяжении длительного периода сохраняет свое постоянство. Для подтверждения своей теории он приводит эмпирические данные о доходах в США в период с 1905 по 1951 г., которые подтверждают зависимость перманентного потребления и перманентного дохода.

В результате М. Фридмен делает вывод о том, что не существует проблемы недостатка эффективного спроса, поставленной Дж.М. Кейнсом и связанной с тем, что с ростом доходов уменьшается предельная склонность к потреблению («основной психологический закон»). А следовательно, нет необходимости предпринимать меры по стимулированию этого спроса.

Теория номинального дохода

Проведенные экономистами эмпирические исследования выявили еще одну зависимость, ставшую ключевой для теории монетаристов. Было доказано, что динамика объема денежной массы через определенный период времени повторяется в динамике экономической конъюнктуры -- если объем денег в экономике повышается, то спустя некоторое время (примерно 12--18 месяцев) повышается и деловая активность, и наоборот. Эта закономерность была описана М. Фридменом в двух работах: «Деньги и деловые циклы» (1958) и «Монетарная история Соединенных Штатов, 1867--1960» (1963). На основе полученных данных он формирует свою теории номинального дохода, теорию цикла и антициклического регулирования.

Эмпирическим путем М. Фридмен выводит формулу зависимости уровня номинального дохода от объема денежных средств:

Y= V х M,

где Y-- уровень номинального дохода; V-- скорость обращения денег; М-- количество денег.

Легко заметить, что эта формула повторяет положения количественной теории денег. М. Фридмен обращается к варианту этой теории, предложенному И. Фишером, но рассматривает деньги не просто как средство обращения и платежа, а вслед за Дж.М. Кейнсом и как капитал, т. е. средства, необходимые, например, для вложения в ценные бумаги. Каждый потребитель, получающий определенное количество денег, формирует так называемый портфель активов. М. Фридмен выделяет несколько видов активов -- наличные деньги, облигации, акции, инвестиции в человеческий капитал. Соответственно, спрос на деньги будет зависеть от уровня доходности этих активов (с учетом инфляции), а также от индивидуальных предпочтений каждого потребителя.

С учетом того что скорость обращения денег в длительном периоде является относительно неизменной, формула, предложенная М. Фридменом, предполагает, что изменения в объеме денежной массы приводят к соответствующим изменениям в номинальном доходе. Сам механизм изменений М. Фридмен не описывает, представляя его в виде черного ящика.

Вертикальная кривая Фридмена--Фелпса или дискуссии вокруг кривой Филлипса. В своей работе «Роль монетарной политики» (1968) М. Фридмен анализирует концепцию безработицы английского экономиста Элбана Филлипса (1914--1975). В конце 1950-х гг. этим экономистом была эмпирически установлена зависимость между уровнем номинальной заработной платы (W) и уровнем безработицы (U). Для этого А. Филлипс исследовал соответствующие данные по Англии за 1861--1957 гг. На основании этих данных им был сделан вывод о том, что стабильному уровню заработной платы соответствует уровень безработицы, равный 5,5%. Результаты исследований были представлены им в виде кривой, которая в дальнейшем получила название «кривая Филлипса» (рис. 1).

Рис. 1

Следует отметить, что еще до Филлипса в 1920--30-е гт. подобную зависимость описывали И. Фишер, Я. Тинберген и Дж. Данлоп. Тем не менее именно кривая Филлипса была использована кейнсианцами для обоснования своей теории инфляции и безработицы. Показатель номинальной заработной платы был заменен на показатель уровня инфляции, в результате чего кривая демонстрировала, как с помощью инфляции возможно регулирование занятости и, следовательно, уровня производства. Правительство при проведении своей политики вынуждено выбирать между высоким уровнем инфляции и высоким уровнем безработицы. Если необходимо понизить безработицу, то правительство должно пойти на рост инфляции, который приведет к увеличению доли инвестиций в сравнении с долей сбережений, к активизации производственной деятельности и росту рабочих мест. Если необходимо понизить уровень инфляции, то это неизбежно приведет к тому, что доля сбережений возрастет, привлекательность инвестиций понизится, что уменьшит число рабочих мест.

М. Фридмен пересматривает эту концепцию. Он исходит из предположения, что существует естественная норма безработицы, которая будет восстанавливаться всякий раз, какие бы меры ни предпринимало правительство. Логика рассуждений М. Фридмена следующая. Допустим, экономика находится в точке, А (рис. 2), характеризующейся стабильным уровнем цен и уровнем безработицы, равным U. Правительство, стремясь повысить занятость, активизирует спрос. Это приводит к росту цен и повышению прибылей: начинает расти производство, увеличивается спрос на рабочую силу, что приводит к росту номинальной заработной платы и занятости. Экономика перемещается в точку В.

Но рабочие быстро понимают, что рост номинальной заработной платы не означает роста реальной заработной платы, которая в условиях инфляции осталась неизменной. В результате рабочие сокращают предложение труда, и уровень занятости возвращается к прежнему показателю, но при этом уровень цен остается неизменным. Экономика переходит в точку С.

Рис. 2

Таким образом, все действия правительства, направленные на сокращение уровня безработицы, приводят лишь к стимулированию инфляции, не изменяя ситуации на рынке труда в долгосрочном периоде. Если соединить точки, А и С, получается вертикальная прямая, которая соответствует естественному уровню безработицы и которая интерпретируется монетаристами как кривая Филлипса в долгосрочном периоде. В современной экономической теории она получила название «вертикальная кривая Фридмена--Фелпса» или «вертикальная кривая Филлипса».

Монетаристская экономическая политика

Основной практический тезис, который стремятся доказать монетаристы в своих теориях, заключается в том, что кредитно- денежная и бюджетная политика, проводимая по кейнсианским рецептам, не способна привести к существенным структурным улучшениям в экономике. Единственным устойчивым следствием такой политики является инфляция, поскольку она ведет к росту государственных расходов и допускает дефицит бюджета. Помимо того, проведение кейнсианских мер оплачивается за счет высоких налогов, а это негативно сказывается на доходности частных фирм и приводит к понижению предпринимательской активности.

Критике подверглась и антициклическая политика кейнсианцев. Одним из тезисов этой критики является утверждение, что экономические агенты способны предугадывать действия прави-тельства и, следовательно, предупреждать эти действия. Помимо того, монетаристы указывают на то, что между возникновением кризисной ситуации, реакцией на нее правительства и реализацией мер по преодолению кризиса существует временной лаг. В связи с этим в период, когда начинают осуществляться меры по преодолению, например, экономического спада, экономика уже вполне может находиться на стадии подъема, и тогда эти меры лишь усилят начавшийся рост, тем самым лишь увеличив амплитуду циклических колебаний.

Поэтому монетаристы призывают ограничить роль правительства в экономике, сохранив за ним решение только одной задачи -- обеспечение необходимого объема денежной массы. Опираясь на теорию номинального дохода М. Фридмена, монетаристы считают необходимым обеспечивать ежегодный прирост денежной массы на 3--5%, что соответствует устойчивому росту ВНП.

При этом объем денежной массы должен иметь постоянный темп роста. Несмотря на то что монетаристы признают естественность циклических колебаний в экономике, они считают бессмысленным политику подстраивания под цикл. М. Фридменом приводятся эмпирические данные, доказывающие, что существует временной лаг между изменением массы денег и реакцией экономической конъюнктуры на эти изменения. Соответственно, подстраивающаяся денежная политика правительства также будет иметь временной лаг и может привести к усугублению циклических колебаний вместо их сглаживания. Поэтому введенное монетаристами «денежное правило» должно выполняться вне зависимости от циклов.

Для снижения роли государства в экономике предлагалось также проведение приватизации большой доли государственной собственности, снижение налогов на доходы и прибыль.

Список используемой литературы

1. Александрова О. А. О необходимости проведения антикоррупционной и правовой экспертиз решений комиссии таможенного союза и евразийской экономической комиссии // Теория и практика судебной экспертизы. — М.: РФЦСЭ при Минюсте России, 2012, № 1 (25).

2. Бугаева А. С. Концепция деятельности Евразийской экономической комиссии // Формирование Евразийского союза на постсоветском пространстве: проблемы и перспективы правового регулирования: Международная научно-практическая конференция. — М.: РосНОУ, 2012.

3. Фридмен М. Количественная теория денег. М., 1995.

4. Усоскин В. М. «Денежный мир» М. Фридмена. М., 1989.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой