Антитрестовская политика и практика зарубежных стран

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М.Ф. Решетнева»

Инженерно-экономический факультет

Кафедра экономики

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине

Экономическая теория

на тему: «Антитрестовская политика и практика зарубежных стран»

Выполнил студент группы БМР13−01

очной формы обучения Бушуев М. В.

Руководитель: ст. препод. Афанасьева Т. Н.

Красноярск, 2014 г.

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Теория антитрестовского законодательства
  • 1.1 Понятие треста
  • 1.2 Антитрестовская политика США
  • Глава 2. Антитрестовская политика
  • 2.1 Практика зарубежных стран
  • 2.2 Российская практика и применение
  • Библиография

Введение

На сегодняшний день в мире активно защищается рыночная экономика и совершенная конкуренция. Предприниматели конкурируют между собой, предприятия стараются работать наиболее эффективно, чтобы привлечь новых потребителей. Экономике нужно, чтобы работало как можно больше предприятий, чтобы у покупателей был большой выбор товаров или услуг. Однако в таких условиях нередко предприниматели сговариваются, давят на других, выкупают части, создавая монополию, которая контролирует весь сегмент рынка. С этим активно борется государство. Каждая рыночная экономика стремится к состоянию совершенной конкуренции. В такой экономике осуществляется защита конкуренции с помощью специально разработанного законодательства.

Защита основывается на антитрестовских (в США) и антимонопольных законах. В мире все большее значение имеет процесс глобализации, укрупнения, который не обходит экономику стороной. Глобализация порождает тресты и монополии. Тресты и монополии порождают несовершенную конкуренцию. Многие государства в мире стремятся ее создать, разрабатывая антитрестовское законодательство.

Поэтому проблема монополизации актуальна в связи с глобализацией, как сказано выше. Крупные фирмы не дают входа на рынок предпринимателям, либо делают вход слишком трудным для самих предпринимателей. Это нарушение свободной конкуренции.

Целью данной курсовой работы является:

1. Изучение антитрестовской политике с теоретической точки зрения

2. Определение основ антитрестовского законодательства

3. Обзор практик их выполнения в зарубежных странах

4. Исследование статистики по антимонопольному законодательству

5. Возможная практика применения зарубежного опыта в России

Глава 1. Теория антитрестовского законодательства

1.1 Понятие треста

Трест — это одна из форм монополистического объединения, в которой участники теряют производственную, коммерческую и юридическую самостоятельность. Трест — самая жесткая форма из всех форм интеграции предприятий. При данной форме объединения интегрируются все стороны деятельности предприятий (финансовой, хозяйственной, юридической, производственной и т. д.). Трест отличается производственной однородностью деятельности. В связи с чем отмечается его специализация на выпуске одного или нескольких подобных видов продукции; - все предприятия, объединенные в трест, подчиняются одному центру, который осуществляет оперативное управление как производственным комплексом, так и обслуживающими и сбытовыми предприятиями. [1]

Тресты создаются в форме акционерных компаний. Во главе треста стоит правление, руководящее производством, сбытом продукции, финансовыми операциями всех предприятий, входящих в объединение. Каждый участник треста получает определенный пакет акций в соответствии со своей долей капитала. Соответственно этому он получает право на участие в делах треста и на определенную долю прибыли. Более высокая, чем в картеле и синдикате, концентрация капитала обеспечивает тресту повышение уровня конкурентоспособности, а его участникам — более высокую прибыль. Однако незавершенность процесса централизации капитала в тресте выражается в распределении общей прибыли в соответствии с долевым участием каждого члена соглашения, что препятствует созданию единого инвестиционного фонда. В результате единого управления полностью объединяются и сбыт, и производство, и финансы предприятий, входящих в трест. Более высокая концентрация позволяет повысить конкурентоспособность и, соответственно, ведёт к увеличению прибыли. Объединение могут возникать двумя путями: слиянием или через систему участия, когда осуществляется единое централизованное управление на основе владения контрольным пакетом акций. Это прообраз современных акционерных обществ. Из владельцев предприятий собственники превращаются в акционеров. Децентрализованная система управления входящих в трест предприятий (по группам продукции и районам), с большим объёмом внутрифирменных поставок. Характеризуется централизацией капиталовложений, финансовой зависимостью в системе участия, подчинением господствующей группе монополистов. Трест наиболее активно стали распространяться в США. В Российской Федерации концерны появились в 1880—1890-е.

Тресты имеют разновидности. По уровню слияния тресты могут подразделяться на объединения полностью слившихся предприятий и на объединения, участники которых сохраняют формальную самостоятельность при фактическом подчинении головному финансовому центру — холдинговой компании. Контроль над предприятиями, входящими в трест, обеспечивает обладание контрольным пакетом акций или особым доверительным сертификатом. Кроме того, тресты могут быть образованы из предприятий одной или различных, связанных друг с другом отраслей (вертикальное трестирование), представляя собой разновидность комбинатов. Комбинаты имеют преимущества перед другими видами объединений. Во-первых, доходы комбинатов более устойчивы вследствие объединения предприятий различных отраслей и возможностей варьирования материальными, финансовыми и другими ресурсами. Во-вторых, возможность создания технологических цепочек по выпуску готовой продукции и снижения в результате этого издержек ведет к росту прибыли объединения.

В прошлом в России тресты получили распространение в сахарной, металлургической и некоторых других отраслях промышленности, в строительстве. Создавались и международные тресты. Для ограничения некоторых видов деятельности трестов в индустриально развитых странах Запада было введено антитрестовское законодательство. Под влиянием антитрестовского законодательства формы монополий претерпели изменения. На смену трестам пришли концерны, конгломераты и иные, более развитые формы объединений. В современных условиях тресты утратили свое значение как организационная форма управления промышленностью.

Впервые трест появился в 1870 году в США. Это был трест Джона Рокфеллера «Standart Oil». Рокфеллер создал его путем присоединения разрозненных нефтедобывающих предприятий Америки. Рокфеллер с пятью партнерами основали Standard Oil Company. Уставный капитал компании составлял миллион долларов, из которых 27% принадлежали Рокфеллеру. Сначала они контролировали десятую часть нефтяной индустрии Америки. Имя компании было выбрано, дабы подчеркнуть стабильно высокое качество продукта, которому клиент мог доверять. Высоколиквидная и профессионально управляемая компания быстро увеличила свою долю рынка в период очередного экономического спада. В ответ на бесконтрольную добычу при любом удобном случае она тихо скупала все больше и больше нефтеперерабатывающих заводов. Так родилась монополия Рокфеллера, который впоследствии стал первым в США миллиардером. Расширение бизнеса позволило им тайно получать дополнительные скидки от железнодорожных компаний. Это сокращало их транспортные расходы и давало им то, что в будущем будут называть незаслуженным преимуществом перед конкурентами. К конкуренции Рокфеллер относился своеобразно: он получал повторные концессии от железных дорог и, даже купив в Кливленде своих более мелких соперников, постарался сохранить это в секрете, чтобы шпионить за настоящими конкурентами. Кроме того, он сформировал большие резервы денег, которые поддерживали его в годы рецессии и перепроизводства. [2]

В тресте незавершённость процесса централизации капитала выражается в том, что общая прибыль распределяется в соответствии с долевым участием отдельных ранее независимых предприятий, что препятствует созданию общего фонда капиталовложений. В этом отношении трест является предшественником более тесных форм монополистических объединений, таких, как холдинговая компания, концерн. На сегодняшний день тресты выросли за пределы одной страны и переродились в более крупном виде, в международном. Стали создаваться межнациональные монополии, это было связано с развитием интересов капитала разных стран. Создаются транснациональные монополии. Они являются самым большим и расширенным видом. ј часть всего производства монополии производится за пределами собственной страны. Такие предприятия стремятся открывать свои производственные филиалы в как можно большем количестве стран мира. Таким образом создается международная сеть. Ярким примером такой монополии является автомобильный концерт «Форд», имеющий филиалы в более чем 30 странах мира. Таким образом транснациональные монополии могут сильно мешать развитию предпринимательства, так как при таком раскладе имеет место быть практически полная замкнутость рынка определенного товара без возможности входа. Поэтому было создано антитрестовское (антимонопольное) законодательство. Главной целью такого законодательства является защита свободного предпринимательства от монополий. Рыночная экономика основывается на принципах свободного предпринимательства, при появлении на рынке монополии сразу приводит к неэффективному распределению ресурсов не в пользу частного предпринимателя. Следовательно для создания равновесия на рынке нужно вмешательство третьей стороны. Третьей стороной в этом вопросе является государство. Антимонопольным законодательством государство регулирует рынок, устанавливая собственные рамки в экономике для наиболее эффективного развития рынка. Однако с середины 20 в. наиболее характерными формами монополизации экономики стали многоотраслевые объединения, в борьбе с которыми антитрестовское законодательство оказывается бессильным.

антитрестовская политика трест монополия

1.2 Антитрестовская политика США

Антитрестовская политика — это деятельность государства, направленная на контроль развития монополий путем принятий антитрестовских законов. Идеальной с экономической точки зрения была бы антитрестовская политика, которая была бы нацелена только на обеспечение благополучия потребителей путем защиты и усиления конкуренции, но никто не стал бы утверждать, что попытка сделать все рынки совершенно конкурентными была бы реалистичной.

Основная цель законодательства и практики государств с рыночной экономикой, преследуемая при регулировании конкурентных отношений, состоит в том, чтобы в условиях свободного предпринимательства обеспечить максимально эффективное использование рыночных механизмов для поддержания нормальной, или свободной, конкуренции, предотвратить факты недобросовестной конкуренции для защиты законных прав и интересов производителей и потребителей. Каждому участнику рыночных отношений (предпринимателю) государство гарантирует возможность вести свой промысел в рамках, установленных законом, не злоупотребляя этим правом. Однако в условиях существующей тенденции к монополизации рынка осуществление права на свободную конкуренцию неизбежно наталкивается на сложившиеся в результате монополизации препятствия. Также положение вынуждает государство непосредственно вмешиваться в процесс монополизации и пресекать его путем создания специальных нормативных актов, регламентирующих конкуренцию, предписывающих правила игры, которые необходимо соблюдать.

Появление антитрестовского законодательство и его развитие связаны с ростом недовольства мелких и средних предпринимателей, а также широких слоев населения всё усиливающимся гнётом крупного капитала и монополий. Ослабляется накал антимонополистической борьбы и посеять в массах реформистские представления о том, что государственный контроль устраняет якобы господство монополий в современном капиталистическом обществе. Антитрестовские законы тесно связаны с общей системой мер, с помощью которых государство пытается воздействовать на рыночные отношения и формы объединения предпринимателей. Антитрестовское законодательство — одно из специфических проявлений государственного вмешательства в экономику, характерного для эпохи государственно-монополистического капитализма.

Первыми приняли антитрестовское законодательство США. Это произошло в конце 19 века, когда вступил в силу акт Шермана, который в измененном виде действует до сих пор совместно с ФТК (Федеральная торговая комиссия). Основные идеи акта заключены в первых двух статьях. После акта Шермана в 1914 году был принят акт Клейтона, в который в 1950 году внесли поправку в виде акта Селера-Кефовера. Основные антитрестовские законы США представлены в таблице 1.

Таблица 1

Название и дата принятия.

Основное содержание и направленность.

Институты и методы практической реализации.

Акт Шермана (1890)

Запрещение любых контрактов, сделок и форм межфирменного сотрудничества, в том числе и скрытых, ограничивающих возможность реализации своей продукции на данном рынке другими хозяйственными субъектами; постановка вне закона монополизации, попытки монополизации или скрытой формы монополизации коммерческой деятельности.

Министерство юстиции: выдвижение гражданских и уголовных исков.

ФТК: отсутствие полномочий.

Частные истцы: выдвижение гражданских

исков о возмещении ущерба.

Генеральные прокуроры штатов: выдвижение гражданских исков о возмещении ущерба

Акт Клейтона (1914)

Установление различного уровня цен разным покупателям ставится вне закона, если оно направлено на монополизацию или снижение конкуренции; запрещение включать в контракт условия, требующие с другой стороны бойкотировать продукцию конкурентов в случае, если это ведет к установлению монополии или снижению конкуренции; запрет слияний или покупки активов в случае, если это ведет к значительному снижению конкуренции, запрет перекрестных директоратов.

Министерство юстиции: выдвижение гражданских исков.

ФТК: выдвижение гражданских исков.

Частные истцы: выдвижение гражданских исков о возмещении ущерба.

Акт о ФТК (1914)

Учреждает ФТК; наделяет ФТК полномочиями по защите Акта о ФТК и Акта Клейтона;

запрещает несправедливые методы конкуренции и обманные методы торговли.

Министерство юстиции: отсутствие полномочий.

ФТК: выдвижение гражданских исков.

Частные истцы: отсутствие полномочий.

Основная особенность антитрестовского законодательства США заключается в принципе запрета монополий как таковых, то есть признания их незаконными изначально, в то время как западноевропейское антимонопольное законодательство строилось на принципе регулирования монополистической практики путем устранения ее отрицательных последствий.

На сегодняшний день в США имеется два основных органа, которые выполняют контроль над исполнением антитрестовского законодательства. Это Федеральная торговая комиссия (ФТК) и Министерство юстиции США.

ФТК представляет собой независимый административный орган, обладающий специальными полномочиями по применению антитрестовского законодательства. Основной функцией ФТК является пресечение недобросовестной конкуренции, недопущение монополизации отрасли или сферы и соблюдение прав потребителя. ФТК проводит свои расследования по указаниям генерального прокурора, непосредственно президента и Конгресса США.

ФТК подчиняется непосредственно президенту США. Члены ФТК также не занимаются никакой предпринимательской деятельностью, нежелательно состоять в политических партиях. ФТК должна быть полностью независимой организацией.

ФТК состоит из следующих подразделений:

секретариат;

отдел защиты потребителей конкуренции;

отдел судебных разбирательств;

отдел инспекции;

отдел связи с Конгрессом;

отдел юридического консультирования;

отдел связи с общественностью;

Проведением расследований и исполнением антитрестовского законодательства в жизнь занимаются специальные бюро:

бюро экономики;

бюро конкуренции

бюро по защите прав потребителей

В состав каждого бюро входят специальные отделы судебных разбирательств, которые классифицируются либо по отраслевому принципу, либо по нарушениям антитрестовского законодательства.

ФТК имеет развернутую сеть филиалов, действующих по территории всего США. В действие антимонопольной законодательство в штатах имеют право приводить прокуроры штатов, окружные прокуроры и окружные суды.

Министерство юстиции США наделено полномочиями применять антитрестовское законодательство, осуществлять следственные и обвинительные функции, возбуждать гражданские и уголовные дела, рассматриваемые окружными судами. Судебные решения, а так же отдельные действия министерства могут быть обжалованы в апелляционных судах и в Верховном суде США. В Министерстве юстиции США создано антитрестовское управление, основными структурными подразделениями которого являются:

отдел конкурентной политики;

отдел экономического регулирования;

несколько отраслевых отделов;

несколько отделов судебных дел;

апелляционный отдел;

отдел правовой политики;

оперативный отдел;

исполнительный отдел;

Имеются также семь отделений в различных регионах США. Общая численность управления составляет около 500 человек.

В списке основных запретов антитрестовского законодательства находятся:

1) Явная монополизация рынка.

Доминирование одной компании над другими в контроле рынка. Чаще всего угроза санкций возникает, когда рыночная доля монополиста превышает 60%.

2) Фиксирование цен.

Даже если на рынке несколько компаний, но они ведут себя так, как будто действует одна компания-монополист. Это может быть свидетельством того, что компании согласовывают поднятие цен до определенного уровня. Доказать фиксирование цен нелегко, так как возможен случай с повышением цены одной крупной компании, а в следствие повышение цены более мелкой компанией, как бы следуя за тенденцией.

3) Слияние компаний

Слияние компаний необходимо производить в соответствии с антитрестовским законодательством. Если компании решили слиться в одну, то им следует доказать, что их слияние не повредит конкуренции на рынке в их отрасли.

4) Совместные директораты.

Запрещено нахождение у руля двух или более компаний одного лица. Запрещается нахождение одинаковых лиц в совете директоров у множества компаний.

5) Ценовая дискриминация.

Производители должны продавать свой товар по одним и тем же ценам, если разница не обусловлена разницей в затратах.

6) Связанные контракты.

Продавец одного товара не имеет право ставить условием покупку другого.

7) Исключительные контракты. [7]

Торговец, закупающий товар у производителя, не должен закупать такой же товар у конкурентов производителя.

Каждое из перечисленных действий квалифицируется соответствующими органами власти как противозаконное. Вопрос о характере этих мер входит в компетенцию судов, которые обладают необходимыми полномочиями и средствами воздействия на нарушителей. Между тем вынести справедливое решение не так-то просто. Чтобы определить, скажем, рыночную долю компании, надо прежде всего очертить границы рынка. Но как это сделать? Действуют ли, к примеру, банки Нью-Йорка и Филадельфии на одном рынке? Или на одном ли рынке находятся производители стеклянных и жестяных банок?

Ответ на такие вопросы часто требует специальных знаний, не только юридических, но и экономических. Поэтому суды привлекают экспертов-экономистов, оценивающих достоверность доводов и расчетов, приводимых обеими сторонами, истцом и ответчиком. Если доказано, что антитрестовское законодательство нарушено, то ответственность несет как корпорация в целом, так и менеджеры, принявшие незаконное решение. Мерой наказания служат обычно штрафы до 10 тыс. дол. Корпорация, ее управляющие могут не согласиться с решением суда; тогда каждый день продолжения коммерческой практики, признанной незаконной, наказывается как самостоятельное нарушение.

Учитывая эти приоритеты, судебные инстанции могут выносить решения, противоположные тем, которые диктуются одними только экономическими соображениями. Подобные решения неизбежно влекут за собой потери общественного продукта. Последние составляют ту цену, которую общество платит за реализацию социальных приоритетов. Когда происходят антитрестовские слушания, в компетенцию судов входит и вопрос о том, стоит ли платить за решение поставленной социальной задачи (например, сохранение мелкого бизнеса в данной отрасли) эту цену.

Антитрестовское законодательство и опыт его применения вряд ли можно оценить однозначно. Но одно безусловно: с течением времени, по мере социоэкономической эволюции американского общества, законодательство изменялось, сообразуясь с тенденциями и характером этой эволюции.

Сама возможность подобной адаптации не в последнюю очередь была предопределена так называемым принципом разумности (англ. rule of reason), который был заложен в основу антимонопольного кодекса. Принцип разумности означает, что всякий случай нарушения закона должен быть истолкован не столько с формальной (чисто юридической) стороны, сколько в контексте возможных экономических последствий такого нарушения. В силу этого антитрестовское законодательство никогда не было указом, сухой инструкцией, которую следовало выполнять любой ценой.

На первое место с точки зрения вреда и опасности для конкуренции в законе поставлены соглашения, тайные сговоры и любые объединения экономических субъектов, направленные на ограничение промышленности или торговли. При этом закон не определяет, какие конкретно соглашения или действия должны считаться ограничивающими торговлю или промышленность. Антитрестовские законы устанавливают только общие юридические принципы и санкции. Конкретизация закона, его толкование и выработка прецедента, который становится полноценной правовой нормой (обязательной для применения судами в схожих ситуациях), — все это забота суда. Антитрестовские ведомства США, основываясь на правовой практике, также играют определенную роль в разъяснении тех или иных положений закона и прецедента. Для определения законности практики слияний в качестве оценочного параметра обычно использовался индекс Герфиндаля.

H=,

где xi - это доля объёма продаж i-ой фирмы (как правило, в процентах), и n - количество фирм в данной отрасли.

Из формулы видно, что данный индекс может иметь значения от 0, в случае наличия на рынке огромного множества бесконечно малых по рыночной доле фирм в условиях свободной конкуренции, до 10 000 (в случае, если в данной отрасли господствует безраздельно одна фирма, то есть при абсолютной монополии). [5]

В соответствии с данными о значениях индекса Герфиндаля, все отрасли в экономике США делятся на три группы: с малым уровнем концентрации (если H — индекс составляет 1000 или менее), со средним уровнем концентрации (если Н — индекс колеблется в интервале 1000 — 1800) и с высоким уровнем концентрации (если Н — индекс превышает 1800). Слияние фирм признаётся незаконным, если благодаря ему Н-индекс возрастает более чем на 100 в отраслях средней концентрации и более чем на 50 в отраслях высокой концентрации.

Федеральные органы власти (суд, министерство юстиции), как правило, не возражают против слияний, если индекс Герфиндаля по реализации этих намерений не превышает 1000 пунктов. Такое мероприятие будет признано вполне законным для рынка, на котором оперирует 10 равноценных фирм.

На более насыщенных рынках слияния, которые приводят к росту индекса Герфиндаля на 100 и более пунктов, уже могут оспариваться в законодательном порядке, если не существует иных факторов, указывающих на то, что подобная мера не грозит потребителям неприятными последствиями. Во внимание принимаются следующие обстоятельства:

менее охотно слияния признаются в тех отраслях промышленности, которых выпускают более однородную продукцию;

более охотно слияния признаются в тех отраслях промышленности, которые сталкиваются с наличием на рынке товаров-субститутов.

более охотно слияния признаются в отраслях промышленности, претерпевающих активные и быстрые технологические изменения;

менее охотно слияния признаются в тех отраслях промышленности, где ранее было доказано существование тайных соглашений между различными группами предпринимателей.

Следующим менее опасным нарушением является фиксация цен. Судебная практика Верховного суда США в рассмотрении дел по соглашениям конкурирующих экономических субъектов (горизонтальные соглашения) показывает, что фиксация цен в любой форме является, безусловно, действием, подпадающим под запрет статьи 1 Закона Шермана. Однако в отдельных случаях Верховный суд полагал возможным применять при исследовании обстоятельств, связанных с горизонтальными соглашениями о фиксации цен, «правило разумного подхода», то есть считал необходимым анализировать последствия для конкуренции указанных соглашений, а не признавать их нарушающими статью 1 Закона Шермана. При очевидной юридической неясности этой статьи, ее можно, например, применить и к соглашениям между материнской и дочерней компаниями. Однако Верховный суд, используя «правило разумного подхода», отметил, что головная и дочерняя компании не могут находиться в сговоре, подпадающем под действие Закона Шермана, так как представляют собой на рынке одну экономическую единицу.

Противозаконными являются и соглашения о разделе рынков. Они бывают различных типов. Соглашения о территориальном разделе рынков (конкуренты, например, договариваются, что один работает на юге, а другой — на севере страны), соглашения о разделе рынков по потребителям (в частности, конкуренты могут договориться между собой о том, что один из них будет обслуживать такие-то торговые сети, а другой будет работать с иными торговыми сетями. Смысл такого рода соглашений заключается в том, что цены можно контролировать не только путем сговора между конкурентами об установлении цен, но и путем присоединения к соглашению о разделе рынков, что, в свою очередь, означает отказ от конкурентной борьбы. В ряде случаев соглашения о разделе рынков могут иметь даже более серьезные последствия для конкуренции, чем соглашения о фиксации цен. Верховный суд США в связи с этим, в частности, объявил, что соглашение между фирмами о том, чтобы не конкурировать между собой на определенной территории направленно против конкуренции как таковой и, очевидно, является противозаконным.

Однако монополистический капитал США без труда приспособился к антитрестовскому законодательству прежде всего благодаря тому, что само это законодательство содержит ряд прямых исключений, не распространяя свои нормы на капиталистов, занятых в экспортной торговле, в транспортной системе, в банковском деле, а также на целый ряд отраслей производства (военная промышленность, атомная энергия и т. д.). Крупные корпорации используют легальные с точки зрения антитрестовского законодательства формы объединений и монополистической деятельности. Они используют держательские компании (англ. holding-company), конгломеративные слияния (т.е. объединения компаний, которые являются более развитым логическим продолжением трестов, относящихся к разным отраслям торговли или промышленности).

В дальнейшем антитрестовское законодательство США

Глава 2. Антитрестовская политика

2.1 Практика зарубежных стран

Европейское антимонопольное законодательство основывается на американских антитрестовских принципах совершенной конкуренции. Так как США были первопроходцами в области антитрестовского (антимонопольного) законодательства, его основные принципы ложатся в основу антимонопольных законодательств множества стран, в том числе и Европейского Союза.

Одним из важнейших направлений деятельности Европейского Союза, предусмотренным Учредительным договором, является создание системы мер, обеспечивающих свободу конкуренции на территории общего рынка (ст. 3 Договора о ЕС). Необходимость поддержания «конкурентной среды» в рамках общего рынка обусловлена тем, что конкуренция — необходимый элемент эффективного функционирования рыночной экономики. В одном из докладов Комиссии, посвященном проблемам конкуренции, было отмечено, что конкуренция и лучший стимулятор экономического роста: заставляет предприятия постоянно повышать эффективность производства и тем самым способствует повышению благосостояния граждан, лучшему удовлетворению общественных и индивидуальных потребностей.

Антимонопольная политика ЕС (общая политика по вопросам конкуренции) в целом направлена на недопущение ограничения свободы конкуренции как предприятиями и индивидуальными предпринимателями, так и государствами-участниками путем введения протекционистских мер, предоставляющих национальным предпринимателям необоснованные преимущества и льготы. В целом последовательно следуя принципу охраны свободы конкуренции, законодательство ЕС предусматривает случаи, когда последняя может быть ограничена. Существуют так называемые общие (закрепленные в нормативных актах ЕС) и индивидуальные (предоставляемые в каждом конкретном случае) исключения, позволяющие при наличии определенных обстоятельств ограничивать свободу конкуренции.

Принципы антимонопольной политики и права ЕС по вопросам конкуренции закреплены в Учредительном договоре (разд. V ч.3 «Общие правила по вопросам конкуренции, налогообложения и сближения законодательств»: гл. 1 «Правила конкуренции», прежде всего ст. 85, 86, 91, 92). Статья 85 запрещает заключение соглашений, направленных на предотвращение, ограничение или нарушение конкуренции внутри общего рынка. Статья 86 говорит о недопущении злоупотребления доминирующим положением на рынке. Ст. 91 устанавливает меры против применения демпинга. Статья 92 объявляет несовместимой с общим рынком любую помощь, оказываемую государствами компаниям и отраслям, если она нарушает или угрожает нарушить конкуренцию, создавая более благоприятные условия отдельным предприятиям и производствам.

Кроме Договора о ЕС, нормы права ЕС о свободе конкуренции закрепляются в регламентах и директивах, утвержденных Советом в соответствии со ст. 87. Важное значение имеет также прецедентное право Европейского Суда, решения, принимаемые Комиссией, и интерпретация законодательных положений ЕС национальных судами и административными органами стран ЕС.

Практика показывает, что антимонопольное законодательство ЕС работает достаточно успешно.

Однако в отличие от США, в антимонопольное законодательство ЕС обладает такими полномочиями, как контроль за предоставлением «государственной помощи» (преференций предоставляемых местным производителям странами, входящими в ЕС). Государственная помощь — важный элемент регулирования рыночной экономики, позволяющий решать социальные задачи, содействовать структурной перестройке экономики, внедрению высоких технологий, развитию определенных регионов и отраслей. Однако государственная помощь, применяемая отдельными государствами-членами в отношении предприятий своей страны и тем самым дающая им значительные преимущества в конкурентной борьбе, способна серьезно нарушить условия конкуренции в рамках общего рынка. В связи с этим п. 1 ст. 92 Договора о ЕС предусмотрено, что любая предоставляемая государствами-членами помощь в виде дотаций или за счет иных государственных ресурсов, которая нарушает или грозит нарушить конкуренцию, создавая более благоприятные условия некоторым предприятиям или производству некоторых видов товаров, будет рассматриваться как несовместимая с общим рынком в той мере, в какой она затрагивает торговлю между государствами-членами. Определение государственной помощи было дано Европейским Судом. Государственная помощь — это меры, принятые государствами-участниками независимо друг от друга, с целью достижения национальных, социальных или иных целей. При этом государства предоставляют предприятиям или иным лицам определенные преимущества с целью побудить их совершить действия, направленные на достижение упомянутых целей.

В Европе, за исключением пары стран, нигде не встречается наделение антимонопольного органа такими полномочиями, как:

1) контроль государственных закупок;

2) контроль за соблюдением рекламного законодательства;

3) контроль

за иностранными инвестициями в стратегические

отрасли;

4) контроль за соблюдением законодательства о торговле.

Государства, стремясь улучшить конкуренцию на рынке, делают государственные заказы фирме, которая имеет больший вес и долю на рынке. Государственными закупками пользуются все страны Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР). Так, в настоящий момент регулирование госзаказа в развитых странах (странах-членах ОЭСР) можно разбить на 4 группы:

1. Примерно в 79% стран-членов ОЭСР регулирование осуществляется либо специальным органом государственной власти либо министерством экономики, министерством финансов или территориальными подразделениями этих министерств. Роль антимонопольного органа незначительна, и сводится к борьбе с картельными сговорами на торгах в рамках антимонопольного законодательства. Примером таких стран являются Великобритания, Франция, Финляндия, Словения и др.

2. Примерно в 9% стран-членов ОЭСР регулирование осуществляется судебной системой и правоохранительными органами, роль антимонопольного органа сводится консультационным советам или аналогична роли в странах первой группы. Примером являются Нидерланды и Испания.

3. Примерно в 3% стран членов ОЭСР осуществляется смешанное

регулирование как органами исполнительной власти по соответствующим направлениям, так и антимонопольным ведомством, где роль антимонопольного органа второстепенная. Ярким примером является ФРГ. Формально за проведение госзакупок в Германии отвечает Антимонопольноеведомство (Bundeskartellamt), в том числе за нормотворчество, но в соответствии с федеральным устройством Германии, государственные закупки являются децентрализованными и организуются федеральными агентствами, структурами земель и органами местного самоуправления по соответствующим направлениям.

В целом, европейское антимонопольное законодательство не сильно различается от исходного американского. Однако в странах еврозоны антимонопольные дела возбуждаются довольно редко, что говорит о действии антимонопольного регулирования. Ниже приведена статистика антимонопольных дел по двум пунктам в 2012 году.

Можно сделать вывод, что ситуация в России значительно отличается от других экономик.

Если в США около 70% дел и свыше 90% взысканных антимонопольных штрафов приходятся на иностранные компании (ЕС и Япония часто выдвигают претензии к США, что антимонопольная политика используется в международной конкурентной борьбе для укрепления позиций американского бизнеса. Не крупные иностранные, не государственные

корпорации стали главнымыми объектами антимонопольного преследования.

На практике антитрестовская политика имеет большое количество претензий. которые можно отнести на счет антимонопольного контроля сделок экономической концентрации

1. Слишком большая длительность судебных процессов по

антимонопольным делам, что создает проблему дисконтирующих эффектов, особенно в специфических во времени видах трансакций, когда ожидаемый размер санкций перестает оказывать сдерживающее влияние, тогда как восстановление нарушенных прав может оказаться слишком затруднительным, если вообще возможным.

2. Большие трудности с определением мер, которые предотвращали бы негативные последствия монополизации, что отчасти связано с проблематичностью идентификации соответствующей меры для того или иного случая.

3. Значительные издержки разграничения слияний, повышающих эффективность использования ресурсов и слияний, которые, ограничивая конкуренцию, ведут к снижению благосостояния потребителей.

4. Значительные трудности, связанные с формулированием и реализацией мер антимонопольного регулирования в условиях новой экономики, которая характеризуется динамичностью конкуренции, быстрыми технологическими изменениями, большим значением интеллектуальной собственности.

Однако эти претензии все меньше и меньше играют роль в современном антимонопольном законодательстве стран мира. Так как законодательство направлено в основном на крупные компании, мелкое и среднее предпринимательство не обращает внимание на антимонопольное законодательство.

Мировая практика свидетельствует о наличии иммунитетов от антимонопольного преследования для малого и среднего предпринимательства. Данные меры позволяют антимонопольным органам стран мира во-первых сконцентрироваться на действительно крупных предприятиях-монополистах, а во-вторых снизить общее количество возбуждаемых дел.

В США иммунитеты для соглашений не установлены в антитрестовском законодательстве, но установлены прецедентными решениями судов. Прецеденты определяют, как решения будущих судов, так и административную практику ФТК и Департамента юстиции. Ранее Верховный Суд признавал соглашение незаконным, если совокупная доля участников на рынке товара составляла 7%). Суды первой инстанции, как правило, отказывают возбуждать дела, если закрытость составляет менее 20% рынка. В одном из относительно недавних решений Верховный суд указал на 30% совокупной доли участников (степень закрытости рынка от конкуренции), как критерий незаконности. Кроме того, имеют значение срок соглашения и барьеры входы. Соглашения на год, как правило не преследуются, за исключением экстраординарных случаев. Следующее утверждение доктрины свидетельствует о 20% доле, как минимальной, после которой возможно преследование разного рода соглашений. В условиях отсутствия четких 30 инструкций Верховного суда суды первой инстанции и ФТК пытаются найти более ясные ориентиры для решения вопроса о том, в каком случае следует предпринимать судебное разбирательство при сужении рынка в результате деятельности компании на 20% или более.

Так как малое предпринимательство все чаще не рассматривается судами в нарушении антимонопольного законодательства, под крупными компаниями в развитых экономиках мира был поставлен порог доли рынка для признания компании монополистом.

Страны, не имеющие нижнего порога, исходят на практике из интересов компаний, а не пресечения большего числа нарушений на «специфических» рынках. В частности, из того, что компания может иметь большую долю на рынке при этом не быть доминирующей. Эти страны отличаются крайне незначительным числом дел по злоупотреблению доминирующим положением.

Так как соглашения и слияния являются наиболее жестко наказуемыми в антитрестовской политике США, Еврокомиссия в Директивах No 2004/C

101/07 и No2001/C 368/07 установила, что соглашения между компаниями-конкурентами (горизонтальные соглашения-картели) допустимы, если суммарная доля рынка участников составляет 10%. Другими словами, европейцы пришли к выводу, что если участники рынка с долями, например, 6% и 4% вступают в картельный сговор, то на конкуренцию это влияние не оказывает. Для других соглашений (вертикальные, иные, координация) установлен порог в 15% на соответствующем рынке. При этом, если в Директиве No2001/C 368/07 установлен закрытый перечень самых опасных соглашений, которые не допустимы даже при незначительной доле рынка (ценовые картели, сговор на торгах), то Директива No 2004/C 101/07 таких исключений не делает. Эти нормы были адаптированы в законодательство практически всех европейских стран. В Китае разрешены все соглашения между малым и средним бизнесом. В европейском законодательстве установление иммунитетов от антимонопольного преследования для небольших компаний получило наименование правило de minimus. [4]

2.2 Российская практика и применение

Россия антитрестовское законодательство переняла в форме антимонопольной политики. Вступив на путь рыночной экономики после развала СССР, Россия организовала Федеральную антимонопольную службу (ФАС), которая следит за выполнением антимонопольного законодательства и пытается достигнуть совершенной конкуренции.

В теоретическом плане обсуждается два варианта антимонопольной политики: первый из них предусматривает, что демонополизация производства должна в значительной мере предшествовать переходу к рынку, т. е. заблаговременно должны создаваться предпосылки конкурентного, а не монопольного рынка; второй вариант — это путь борьбы с монополизмом в процессе перехода к рыночным отношениям и после такового. В данном случае прямому воздействию на предприятия-монополисты предпочитается косвенные, создающие возможности для самопроизвольного протекания демонополизации. На практике, проводимая ныне демонополизация и разгосударствление, переход к рынку, функционирующему на основе конкуренции, уже сейчас потребовали выработки и принятия целого пакета законов, в том числе и антимонопольного, предусматривающего как прямые силовые методы (разделение фирм-монополистов), так и косвенные методы противодействия монополиям.

В России на сегодняшний день наблюдается очень высокая степень монополизации рынка. Так, в машиностроении 85% крупных предприятий являются полными монополистами в производстве некоторых видов продукции. В нашей стране монополизм в течение десятилетий насаждался «сверху» государством. Поэтому демонополизация является важнейшей предпосылкой формирования рынка и отношений конкуренции между предприятиями.

Юридическая основа для борьбы с монополиями и недобросовестной конкуренцией появилась в России только в 1991 г., когда был принят Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Этот закон устанавливает, что:

1) запрещаются действия фирмы, занимающей доминирующее положение на рынке, если их результатом оказывается существенное ограничение конкуренции и ущемление интересов других участников рынка, в том числе отдельных граждан;

2) запрещаются монопольные сговоры о ценах, изъятие товаров с рынка для поддержания дефицита, раздел рынка, попытки ограничения доступа на рынок конкурирующих фирм;

3) подлежат наказанию фирмы, занимающиеся недобросовестной конкуренцией, в частности: распространяющие ложные сведения о товарах и фирмах своих конкурентов, чтобы отпугнуть от них покупателей; обманывающие покупателей относительно реальных свойств и качества своего товара; незаслуженно принижающие в своей рекламе качество товаров своих конкурентов; незаконно использующие для своих товаров чужие названия и товарные знаки, а также копирующие форму, упаковку и внешнее оформление товаров своих конкурентов; похищающие у своих конкурентов их коммерческие секреты, а также техническую, производственную и торговую информацию;

4) контроль над деятельностью монополистов осуществляет Государственный комитет по антимонопольной политике (Антимонопольный комитет);

5) при нарушении требований законодательства Антимонопольный комитет вправе расторгнуть любой хозяйственный договор, потребовать от монополиста возместить причиненные его действиями убытки, а также наложить на виновную фирму штраф в размере до 1 млн руб. Законом установлено понятие «доминирующее положение», то есть исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке определенного товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров, дающее ему возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу их экономической деятельности. Доминирующим может быть признано положение такой фирмы, доля которой на рынке составляет 65% и более. Установлен перечень акций, которые трактуются как злоупотребление доминирующим положением. К ним отнесены изъятие товаров из обращения в целях создания дефицита, навязывание условий, невыгодных контрагенту или не относящихся к предмету договора, создание препятствий к доступу на рынок конкурентов, нарушение установленного порядка ценообразования. В качестве соглашений хозяйствующих субъектов, ограничивающих конкуренцию, признаются сговоры о ценах на товары и услуги, о ценах на аукционах и торгах, о разделе рынка, об ограничении доступа к рынку.

Законом установлен государственный контроль над созданием, слиянием, присоединением, преобразованием, ликвидацией хозяйствующих субъектов, а также за соблюдением антимонопольного законодательства при приобретении акций, паев, долей участия в уставном капитале предприятия, принудительном разделении хозяйствующих субъектов. Предусмотрена ответственность предприятий и должностных лиц за нарушение антимонопольного законодательства.

Этот закон действует и в настоящее время.

В 1995 г. отечественные фирмы получили право возбуждения дел по обвинению в демпинге с целью вытеснения конкурентов с российского рынка. Это явилось результатом постепенно совершенствующегося в нашей стране набора методов борьбы с монополизмом.

Вести работу в этом направлении антимонопольным органам России придется еще долго, пока они найдут наиболее действенные именно для нашей страны способы поддержки конкуренции и ограничения монополистических проявлений. Ведь первые попытки регулирования деятельности монополий, предпринятые в нашей стране в 1992—1993 гг., особого успеха не принесли. Стало ясно, что особая структура российского хозяйства, о которой мы говорили выше, снижает действенность методов, вполне успешно работающих в странах с развитыми экономическими системами рыночного типа.

Весной 1994 г. правительство утвердило совершенно новую модель антимонопольной политики, предложенную в «Государственной программе демонополизации экономики и развития конкуренции на рынках Российской Федерации». Отныне в России доминирующие на рынке фирмы могут быть отнесены к одной из трех категорий:

естественные монополии;

разрешенные монополии;

временные монополии.

Естественными монополиями теперь в нашей стране будут считаться отрасли или фирмы, обладающие двумя признаками:

а) они производят продукцию или услуги, которые невозможно импортировать из-за рубежа или привести из других регионов страны;

б) они действуют на рынке, где создание конкурентной среды за счет увеличения числа фирм-производителей экономически неэффективно.

Реально в эту категорию попали такие отрасли, как электроэнергетика и теплоэнергетика, газовая промышленность, железные дороги, нефтепроводы, система водоснабжения и т. п.

Разрешенными монополиями будут считаться отрасли и фирмы, обеспечивающие нужды государства в обороне и безопасности либо производящие некоторые специфические виды продукции, где сокращение числа фирм-производителей облегчает государству контроль над качеством и продажами этой продукции.

В 2012 году завершено реформирование антимонопольного законодательства, была выстроена законодательная и институциональная база для эффективной конкурентной политики. Задача ФАС России — сосредоточиться на повышении эффективности правоприменения с использованием лучших мировых практик.

В 2013 г. ФАС России разработала Стратегию развития антимонопольного регулирования до 2024 г., цель которой — формирование институтов в области защиты и развития конкуренции, соответствующих лучшим мировым стандартам.

Стратегия направлена на:

Защиту и развитие конкуренции на товарных рынках;

Реализацию единого цикла формирования государственного заказа и исполнения государственных контрактов в рамках созданной Федеральной контрактной системы (ФКС);

Повышение эффективности проведения торгов;

Развитие конкуренции при осуществлении закупок;

Упрощение и оптимизацию контроля за иностранными инвестициями в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства;

Развитие международной интеграции;

Совершенствование взаимодействия антимонопольных органов

с институтами гражданского общества.

Стратегия также дополняет и детализирует перечень мероприятий, содержащийся в Дорожной карте «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики».

Дорожная карта «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики» принята Правительством Р Ф в декабре 2012 года и предусматривает как общесистемные мероприятия по развитию конкуренции, так и перечень мероприятий по развитию конкуренции в отдельных отраслях российской экономики, в том числе:

лекарства

медицинские услуги

транспортные услуги

услуги связи

услуги дошкольного образования

В настоящее время в России создана система противодействия картелям:

образовано специальное подразделение ФАС России по борьбе

с картелями;

модернизировано законодательство в части пресечения и предупреждения картельной деятельности;

установлена уголовная ответственность за участие в картельном сговоре;

действует программа «смягчения ответственности»;

налажено взаимодействие с правоохранительными органами

по расследованию деятельности картелей и т. д;

введены в практику «специальные инструменты» по расследованию картелей, такие как внезапные проверки с проведением процедур осмотра помещений, копирования информации с электронных носителей и т. д.

Главной новацией не имеющей прецедентов в зарубежном законодательстве, стал принцип отказа от учета квалификации и репутации поставщиков (запрет на предквалификацию). В результате ФАС выпустило единственный в мире акт, не позволяющий применять предквалификацию при закупке не только, например, строительного щебня (в данном случае предквалификации действительно целесообразно отказаться), но и научных разработок или товаров, неадекватное качество которых способно повлечь техногенные катастрофы, ущерб для здоровья людей и т. п.

Отсутствие квалификационных критериев создает отрицательные стимулы для развития и привлечения серьезных участников размещения заказа (особенно на мировом уровне). Это ставит российских предпринимателей в невыгодное положение на международном рынке. Именно ФАС России стало инициатором соответствующих поправок в 94 — ФЗ.

Вторым новшеством, не имеющим аналогов, по крайней мере, среди федеративных государств, является исключительная централизация и унификация системы гос. закупок. От Владивостока до Калининграда все

госзаказы осуществляются по единым правилам на одном ресурсе в одно и тоже время. С одной стороны, это находит положительный отклик со стороны зарубежных общественных организаций, в том числе ОЭСР. Однако это тоже имеет ряд недостатков так, например разные органы власти и учреждения с разными потребностями должны действовать по одинаковым условиям и правилам. При этом стоит отметить, что такие крупные федеративные государства, как Бразилия, США и ФРГ идут по пути децентрализации и сегментации закупок по сферам деятельности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой