Вариативность значения слова в функционально дифференцированной речи

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
207


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Наиболее обширной и наименее однородной с функционально-стилистической точки зрения областью человеческого языка является лексика. В отличие от других уровней языка, связанных с его внутренними особенностями как системы, лексический уровень непосредственно и явно соотносится с действительностью, многообразие которой и призван передавать живой человеческий язык. Ф. де Соссюр писал: & quot-. слово, несмотря на трудность определить это понятие, есть единица, неотступно представляющая нашему уму нечто центральное во всём механизме языка. "- (Соссюр 1933: 111).

А.И. Смирницкий, исходя из предпосылки, что & quot-слово выступает как необходимая единица языка и в области лексики (словарного состава), и в области грамматики (грамматического строя)& quot-, также считал, что & quot-слово должно быть признано. основной языковой единицей: все прочие единицы языка (например, морфемы, фразеологические единицы, какие-либо грамматические построения) так или иначе обусловлены наличием слов, и, следовательно, предполагают существование такой единицы, как слово& quot- (Смирницкий 1998: 20).

Понятие & quot-слово"- до сих пор является объектом интерпретаций ученых. Наиболее полная его дефиниция сводится к следующему: & quot-Предельная составляющая предложения, способная непосредственно соотноситься с предметом мысли как обобщенным отражением данного & quot-участка"- (& quot-кусочка"-) действительности и направляться (указывать) на эту последнюю, вследствие этого оно, слово, приобретает определенные лексические, или вещественные, свойства& quot- (Ахманова 1966: 422).

Слово является двусторонней единицей, в которой связь значения и звучания (графической формы), общественно, психически и исторически обусловленная, предопределяет не только само существование, но и развитие языка. При таком понимании слова, как основной номинативной и когнитивной единицы, его лексическое значение определяется как & quot-известное отображение предмета, явления или отношения в сознании, входящее в структуру слова в качестве так называемой внутренней его стороны, по отношению к которой звучание слова выступает как материальная оболочка, необходимая не только для выражения значения и для сообщения его другим людям, но и для самого его возникновения, формирования, существования и развития& quot- (Смирницкий 1955: 89).

В основании словесного знака находятся три инвариантных фактора (Шмелев 1977: 88, Аспекты 1980: 60, Ольшанский, Скиба 1987: 26). Это, прежде всего, стабильность звуковой/графической формы слова, сохраняющая его материальное тождество. Второй фактор — прямое номинативное значение слова, служащее основой его семантической производности. И третий фактор — это те категориально-обобщенные формально выраженные/невыраженные признаки, которые словесный знак получает, входя в различные грамматические и семантические группировки.

Формально-семантический инвариант слова является основой развития его многозначности. Общеизвестно, что язык, наследуя свой материал и структуру от предшествующих эпох, должен выражать нечто постоянно изменчивое по составу и объему. Для этого он использует свой старый материал, подчиняя его новым задачам выражения, или вводит новые единицы. Создание для каждого отдельного объекта, факта, явления или класса объектов нового обозначения повлекло бы непомерное раздувание лексической системы, что весьма затруднило бы ее использование.

Лексико-семантическая или внутренняя вариативность1 слова была рассмотрена А. И. Смирницким в связи с теорией тождества слова. Значения многозначного слова, объединенные «лексико-семантическим стрежнем& quot-, получили название лексико-семантических вариантов (JICB) (Смирницкий 1954: 23,25). При этом отмечалось, что различия между лексико-семантическими вариантами & quot-находят свое выражение либо в различии синтаксического построения, либо в разной сочетаемости с другими словами& quot- (Смирницкий 1954: 37). Такое понимание внутренней вариативности предполагает сохранение тождества слова, несмотря на различие не только стилистических или экспрессивных характеристик значений, но и собственно семантических (Смирницкий 1954: 42).

Модификация плана выражения и содержания слова допустима, однако она не должна кардинальным образом отражаться на номинативном значении слова или разрушать глобальность лексической номинации (Гвишиани 2000: 133). Подобные модификаций заметно проявляют себя в лексико-стилистических и лексико-коммуникативных вариантах слова (термины И.Г. Ольшанского). Например, «beautiful» (нейтр.) и «beauteous» (поэт.) или «professional» (нейтр.) и «pro» (разг.). Выбор звуковой/графической формы слова часто зависим от селективной функции нормы словоупотребления (частотности употребления той или иной формы лексической единицы в речи), например, среди вариантов tumultuous/tumultuary, irrelevance/irrelevancy выбирается обычно первый.

Языковой механизм варьирования слова, понимаемого как частичное видоизменение его формальных или содержательных признаков, предполагает их обратную взаимозависимость — единство слова как лексической единицы сохраняется лишь в том случае, если при видоизменении формы не меняется содержание — artistic/artistic а! ('артистический' и 'художественный'), generic/generical ('родовой', общинный'), или при видоизменении содержания не изменяется форма — flimsy (ломкий, непрочный, тонкий) (dress, cloth, fabric) П & quot-плохо сделанный, непрочный& quot- (equipment, buildings) И & quot-необоснованный, неосновательный, шаткий, неубедительный& quot- (argument, excuse).

Модификация широкого значения прилагательного «flimsy» за счет взаимозамещения ограниченного числа дифференциальных признаков, мотивированных сочетаемостью с целым рядом существительных, не нарушает тождества слова и его единства как номинативной единицы. Следовательно, внутрисловное варьирование может осуществляться только при наличии неизменяемого и существенного признака слова, обеспечивающего его тождество (Конецкая 1996: 126).

В основании семантической деривации значений словесного знака лежит интегральный семантический признак, он выступает в качестве лексико-семантического инварианта, по отношению к которому дифференциальные признаки являются вариантами. Как отмечает Г. Г. Ивлева, & quot-наличие основного ЛСВ обусловлено особенностями коммуникативной функции языка. Подобно тому, как главное качество определяет целостность предметов, основной вариант конституирует слово в целом. Анализ языкового материала показывает, что он дается слову его употреблением, а не его происхождением. Основной вариант, который как бы воплощает основную характеристику слова, может с течением времени меняться& quot- (Ивлева 1984: 102).

При появлении нового номинативного значения принято говорить о сочинительной (параллельной) связи семантических компонентов многозначной лексической единицы, иначе — об эквиполентной организации ЛСВ, при которой значения слова равноправны и самостоятельны. Подобная семантическая структура имеет место при ярко выраженных индивидуальных дифференциальных признаках и латентном общем семантическом признаке (Гопштейн 1977).

Например, смысловой самостоятельностью будут отличаться значения слова «toll».

1) (звон колокола) «the sound of a large bell ringing slowly» в предложении «The bells of Chester rang a merry peal alternated with one deep toll»,

2) (пошлина, сбор) «the money you have to pay to use a particular road, bridge, etc.» в предложении «A market toll is paid for the accommodation that a market provides» и

3) (людские потери) «the number of people killed or injured in a particular accident, by a particular illness, etc.» в предложении «The earthquake took a heavy toll on several villages».

Появление нового номинативного значения может вести слово к перемене категориального статуса по шкале & quot-полисемия — омонимия& quot-. Так, проводя анализ значений прилагательного «gay» — «cheerful and excited» и «homosexual», О. Ю. Герви (2001: 60) приходит к выводу о том, что они & quot-заметно удалены друг от друга в семантическом пространстве данной лексической единицы и могут рассматриваться как два номинативных значения с тенденцией к семантическому обособлению& quot-, что влечет за собой появление & quot-двух слов-омонимов".

Пределом лексико-семантического варьирования является качественное изменение либо в семантической структуре слова, либо в его синтаксических функциях, либо в категориальном статусе семантических признаков словозначения (Конецкая 1996: 138).

Проблема лексической многозначности на протяжении многих лет остается в центре внимания отечественных и зарубежных лингвистов (Виноградов 1947, 1953, 1961, 2001, Смирницкий 1954, 1955, 1956, Ахманова 1957, 1976, Арнольд 1956, 1966, Медникова 1974, 1988,

Апресян 1971, 1974, Гак 1963, 1973, 1982, Гопштейн 1977, Гвишиани 1979, 1993, 2000, Ивлева 1971, 1984, Минаева 1986, Назарова 1984, 1994, Никитин 1974, 1983, Ольшанский 1987, 1991, Пумпянский 1983, Самадов 1996, Чудинов 1999, Лич 1974, Лайонз 1981, Лакофф, Джонсон 1980, Круз 1986, 1991, Пустейовский 1991, 1997 и др.).

Будучи универсальным свойством естественных языков, многозначность является одной из основных характеристик современного английского языка, отличающей его от других языков. Как показывает сопоставительный анализ (Харитончик 1996: 225), количество значений в семантической структуре многозначных лексических единиц у большинства английских слов оказывается выше, чем у коррелятивных им элементов других языков.

В данной работе термин & quot-многозначность"- понимается как эквивалентный термину & quot-полисемия"-, т. е. как & quot-наличие у одного и того же слова нескольких связанных между собой значений, обычно возникающих в результате видоизменения и развития первоначального значения этого слова& quot- (Ахманова 1969: 335). При отсутствии общности в семантике ЛСВ принято говорить об омонимии, которая в этом смысле не включается в многозначность, а противопоставлена ей как явление, предусматривающее наличие в языке двух разных единиц, в противоположность семантическому варьированию одной языковой единицы (Литвин 1984: 4).

Примером многозначности будет являться, в частности, слово «sail», расщепленное на несколько лексико-семантических вариантов: ср., & quot-парус"-, & quot-парусное судно& quot-, & quot-плавание (особенно на парусном судне)& quot-, & quot-крыло ветряной мельницы& quot- и др. Нетрудно заметить, что эти ЛСВ тесно связаны между собой. & quot-Парус"- является неотъемлемой частью & quot-парусного судна& quot-, на котором чаще всего совершают & quot-морские прогулки& quot-. & quot-Крыло ветряной мельницы& quot- по форме напоминает & quot-парус"-, но основным связующим звеном этих JICB является их функция, а именно: приводить что-либо в движение с помощью ветра.

Явление многозначности слова рассматривается как нарушение & quot-закона знака& quot-, т. е. идеального, одно-однозначного соответствия выражения и содержания. Однако именно асимметрия формы и содержания лексической единицы является той важнейшей характеристикой языка, которая позволяет ему & quot-разносить бесчисленное множество значений по тем или другим рубрикам основных понятий, используя иные конкретные или полуконкретные идеи в качестве посредствующих функциональных связей& quot- (Виноградов 2001: 22).

В отечественном языкознании лексическая полисемия в большей степени рассматривалась сквозь призму системы языка (Степанова 1968, Медникова 1972, Гопштейн 1977, Вольф 1978, Арутюнова, Уфимцева 1980, Васильев 1981, Кимов 1982, Ивлева 1984, Литвин 1984, Сентенберг 1984, Лещева 1985, Ольшанский 1987, Самадов 1996, Никитин 1997, Стернина 2000), что позволило выявить закономерности возникновения и взаимодействия ЛСВ в семантической структуре лексической единицы.

Актуальность настоящего исследования определяется тем, что развитие лингвистики на современном этапе делает необходимой разработку коммуникативно-функциональной теории слова, которая призвана расширить и углубить системно-структурное его изучение как важнейшей единицы языковой системы, в частности, исследовать особенности реализации полисемии слова в различных функциональных разновидностях речи.

Значимость изучения функционирования полисеманта в речи вырастает из того положения, что, & quot-ещё не окончательно исследованы вопросы о коммуникативно-функциональной нагрузке лексической полисемии и видов JICB в различных типах текстов, о системной нацеленности типов лексических значений на выполнение определённых текстовых функций, об отношениях между семантическими вариантами многозначных слов, реализуемых в пределах микро- и макро- текста& quot- (Ольшанский, Скиба 1987: 92).

Ф.А. Литвин указывал на то, что & quot-выявление тех особенностей структуры содержания слова, которые обеспечивают возможность неоднозначного функционирования слова в речи, изучение взаимодействия этих особенностей с характеристикой речевых высказываний, с учетом различных функций речевого акта и разных типов контекста, представляют собой важную сторону исследования естественного языка как лингвистического объекта высокой степени сложности& quot- (Литвин 1984: 8).

Слово, попадая в ту или иную языковую ситуацию, обретает новые значения и смысловые обертоны. В. В. Виноградов (2001: 26) подчеркивал, что & quot-всё многообразие значений, функций и смысловых нюансов слова сосредоточивается в его стилистической характеристике. Стилистическая сущность слова определяется его индивидуальным положением в семантической системе языка, в кругу его функциональных и жанровых разновидностей (письменный язык, устный язык, их типы, язык художественной литературы и т. п.)".

Именно семантико-стилистическая характеристика слова служит основой реализации им прагматических функций, что в итоге приводит к генерированию лексической единицей прагматических — коннотативных, суггестивных, коллокационных, аффективных, субъективных -значений. Появление у слова нового лексико-семантического варианта можно рассматривать как результат прагматической вариативности слова, под которой понимается актуализация его значения в различных ситуациях общения (Арбузова 2001: 9).

Например, употребление конструктивно-обусловленного значения глагола «to sandwich» — «be sandwiched between» (находиться стиснутым между двумя соседями) — может свидетельствовать о факторах, сопутствующих вербальной коммуникации (конкретной ситуации общения, социальной, возрастной, психологической характеристике собеседника (ов) и др.). Так, высказывание I spent a very uncomfortable evening at the concert sandwiched between two fat old ladies указывает на то, что его, очевидно, произносит молодой человек, находящийся в волнении, поскольку рассказывает о не вполне приятно проведенном вечере. Данное значение характеризуется заметной прагматической направленностью, отражающей целый ряд нюансов речевой ситуации.

Мы исходим из предположения о том, что неоднородность речи в плане функционально-стилистических характеристик, выделяемых для определенного типа ситуаций общения, непосредственным образом воздействует на реализацию семантики многозначных слов. Контекст и тип речевого сообщения не только позволяют установить, в каком значении употреблен полисемант, но и являются показателем возможностей реализации семантического потенциала слова.

Так, в художественном тексте, основанном на функции воздействия, слово выходит за рамки своего стереотипного употребления и воплощается в образных, производных, динамических значениях, требующих особой интерпретации в контексте. Напротив, научная речь тяготеет к однозначности и редуцированной форме полисемии.

Коммуникативный подход к семантике слова предполагает, что конкретизация предметной отнесенности слова осуществляется в живом процессе речи за счет сочетания значения слова и ассоциируемых с ним явлений (Силинский 1995: 16). Появившись как конкретный знак, слово становится стимулом — не только меткой неких ассоциаций и их субститутом: оно само приводит в движение стоящую за ним цепь связей, коннотаций, представлений (Силинский 1995: 16).

Н.Б. Гвишиани справедливо отмечает, что & quot-акцент на слове как на развивающейся единице, приобретающей одни значения и утрачивающей другие, сближает лексикологию с когнитивными и психолингвистическими исследованиями, с одной стороны, и с экспериментальным текстологическим подходом, с другой. Главным становится объяснение данного употребления не только с точки зрения языкового значения и смысла, но и нашего знания о мире, т. е. реального (экстралингвистического) контекста употребления& quot- (Гвишиани 2000: 10).

Обращение к функционированию лексических единиц в речи не означает забвения собственно семантики слова и особенностей его строения, поскольку все эти аспекты тесно взаимосвязаны. Однако исследование лексического состава языка в его функциональной стратификации, в соотнесении языковой системы с дискурсом и когнитивными основаниями выбора слов говорящим в конкретной ситуации общения, представляется нам необходимым для раскрытия правил построения речи на данном языке. С этой точки зрения особый интерес приобретает частотность лексики в текстах, а также контекстуальные сдвиги значений, общепринятое и индивидуально-стилистическое употребление слов.

Проникновение в функциональную специфику словоупотреблений позволяет по-новому интерпретировать различные аспекты многозначности и подходы к её изучению, рассматривать в едином комплексе такие проблемы, как полисемия слова в системе языка и в речи, коммуникативные аспекты значения слова, изоморфизм семантики (многозначного) слова и семантической структуры предложения-высказывания, межсемемные корреляции и регулярность полисемии, позиция семемы внутри полисеманта и её коммуникативная предназначенность, многозначность и виды номинации (Ольшанский, Скиба 1987: 13).

В основе диссертационного исследования лежит принцип функциональности при комплексном изучении полисемии, суть которого заключается в том, что & quot-между социальными функциями языка, функциональными стилями и типами JICB наблюдается коррелятивное соотношение. Поскольку типы ЛСВ и аспекты словесного значения соединяются в семантической микросистеме полисеманта, в микросистеме многозначных слов (наряду с подсистемой моносемантов) соединяются нити, идущие от языковых функций, функциональных стилей и типов текста& quot- (Ольшанский, Скиба 1987: 58).

Задачей функционального подхода, таким образом, является разработка динамического аспекта реализации языковых единиц во взаимодействии с элементами разных уровней языка, участвующих в выражении смысла высказывания (Бондарко 1984: 4). Объектом же исследования в рамках данного подхода служит динамически функционирующая система лексики, участвующая в построении речи и несущая определенную функционально-коммуникативную нагрузку.

Как неоднократно отмечалось языковедами, человеческую речь можно условно разделить на речь научную и речь художественную, в основе которых лежат функция сообщения и функция воздействия соответственно. Выделение функционально дифференцированных пластов или слоев представляется вполне оправданным, поскольку, как писал Ш. Балли, & quot-живая речь во всех своих проявлениях обнаруживает рассудочную сторону и эмоциональную сторону, представленные в очень различных пропорциях в зависимости от душевного состояния говорящего, конкретной ситуации и социальной среды <. > Наша мысль постоянно стремится к тому или другому полюсу, никогда не достигая их полностью, в одних случаях она будет иметь логическую доминанту, а в других — эмоциональную& quot- (Балли 1961: 182).

Все многообразие значений полисеманта можно также разделить на две основные группы: номинативные (ядерные, первичные, исходные) и производные (вторичные, периферийные, деривативные) значения.

В любом тексте можно наблюдать реализацию обоих типов семантической реализации слов. С одной стороны, в нем всегда есть слова, которые употреблены в своих номинативных значениях, т. е. реализуют функцию передачи фактической информации, и с другой — существуют 'динамические' употребления слов, т. е. такие лексические значения и смысловые обертоны, которые отвечают за воздействие на слушающего-читающего со стороны говорящего-пишущего и преследуют цель не просто сообщить информацию, а убедить, вдохновить, заинтересовать адресата, заставить его задуматься над тем, что сообщается в высказывании.

Цель настоящей диссертации заключается в определении основных признаков соотношения между характером и степенью реализации словом своего семантического потенциала и разными функциональными стилями и типами речи. Поставленная задача предполагает решение ряда важных вопросов, viz. а) является ли структура дискурса релевантным фактором в определении семантики лексических единиц- б) можно ли говорить о зависимости между типами лексического значения слова и функциональными разновидностями контекста его употребления- в) всегда ли отношения, возникающие между словами и их значениями в словаре, соответствуют отношениям между словами и входящими в их структуру JICB в реальном словоупотреблении- г) насколько оппозиция устной и письменной форм речи влияет на структурно-семантические характеристики слова, на диапазон семантического потенциала лексических единиц и реализацию, или функционирование, JICB полисеманта- д) в каких типах текстов генерируется новое значение слова, какие при этом задействованы языковые механизмы, и в каких типах текстов структурно-семантические характеристики слов остаются без каких-либо значимых изменений и е) каковы особенности реализации полисемии в различных функциональных вариантах речи.

В своем анализе мы исходим из следующих предпосылок. Во-первых, слово, реализуясь в конкретной ситуации общения, зависимо не только от содержательного контекста, т. е. от того, о чем идет речь в данном отрывке текста, но и от таких значимых языковых характеристик, как функционально-стилистические особенности той разновидности речи, в которой данное слово употребляется.

Во-вторых, по мере рассмотрения текстов, реализующих функции общения, сообщения и воздействия, можно наблюдать изменения в раскрытии семантического потенциала слова: количество слов во вторичных (коннотативных, производных) значениях будет возрастать по мере перехода от текстов сообщения к текстам воздействия, поскольку будет возрастать роль индивидуально-стилистического употребления лексических единиц, выходящего за рамки общепринятых (стереотипных) способов выражения.

Так, можно предположить, что в текстах, выполняющих функцию сообщения, например, в научной статье, в меморандуме, в реферате, в аннотации и т. п. (при всем различии этих жанров), в большинстве случаев слова будут реализовывать свои прямые, номинативные значения, свобода их значений будет ограничиваться понятийной сочетаемостью, вторичность же значений будет сведена к & quot-устойчивому сужению семантической информации& quot-, а характер их семантики будет предполагать стертую метафоричность.

В текстах же, выполняющих функцию воздействия (публицистический очерк) и эмоционально-эстетического воздействия (художественная литература, эссе), слова в большей степени будут выступать в своих динамических (образно-метафорических) значениях, поскольку для автора будет недостаточно стереотипных оборотов речи, употребления слов в их & quot-обычных"- значениях для выражения нестандартной мысли и вновь создаваемых образов и понятий- для этой цели автор должен будет воспользоваться семантическими возможностями, заключенными в слове, его стилистическим потенциалом.

В анализе лексической семантики на основе функционального подхода мы исходим из того положения, что фактор функциональной разновидности речи оказывается значимым в исследовании реализации словом его семантического потенциала. В ходе изучения этой проблемы мы прежде всего обращаемся к трем функциональным стилям речи, viz. научной прозе, публицистике и художественной литературе.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые многозначность слова становится предметом многоаспектного функционально-семантического исследования, способствующего дальнейшей разработке интегрального подхода к изучению семантики слова как главной составляющей коммуникативного акта. В диссертации также предпринимается попытка сопоставить наиболее значимые подходы к выделению функциональных типов речи с целью определения особенностей реализации многозначного слова в различных функциональных стилях, жанрах и категориях текстов.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что в ней обосновывается взаимосвязь и взаимозависимость развития структурно-семантических характеристик полисемантичной единицы и совокупности жанрово-регистровых характеристик речи. Указывается на то, что классификация типов значения слова является основой для проведения интегрального семантического анализа, уточняются понятия типов лексического значения, лексико-семантического варианта, инварианта слова, жанра, стиля и регистра речи- разрабатывается комплексный подход к категоризации текстов- устанавливается соотношение между типом лексического значения слова и его преимущественной реализацией в определенных типах текстов и функциональных разновидностях речи. В работе также делаются выводы о функционально-коммуникативной нагрузке полисемии в различных речевых контекстах- выявляется функционально-стилистическая направленность отдельных типов лексического значения (номинативно-производного, производно-метафорического, экспрессивносинонимического, фразеологически связанного, синтаксически ограниченного и конструктивно обусловленного), связанная с выполнением ими определенных текстовых функций.

Практическая иенность диссертации заключается в том, что ее теоретические выводы и языковой материал могут найти применение в лекционных курсах по лексикологии английского языка, функциональной стилистике и лингвистике текста. Выявление различий в реализации словом своего семантического потенциала в разных типах текстов имеет важное значение в практике преподавания английского языка, а также при разработке теории языка для специальных целей.

Материалом для данного исследования послужили

• тексты различной жанрово-стилистической направленности, viz. произведения английских и американских писателей XX века и их переводы на русский язык общим объемом более 5000 страниц, публицистические очерки, научные статьи, авторефераты диссертаций, научные монографии общим объемом более 2000 страниц-

• тексты Международного корпуса английского языка (компонент Великобритания) — ICE-GB — общим объемом в один миллион словоупотреблений.

• лексикографические источники, в том числе составленные на основе корпусных данных-

Методы анализа. Изучение языкового материала проводилось на основе комплексного применения методов: анализа словарных дефиниций, рассмотрения соотношения парадигматической (структурной) и синтагматической (линейной) реализации значений слова, контекстуального анализа значений и употреблений лексических единиц, причем материалом для исследования послужили тексты, представляющие образцы функционально дифференцированных разновидностей речи.

Апробация результатов исследования. Положения работы нашли отражение в четырех статьях по теме диссертации, а также были представлены в докладах на пятой международной конференции LATEUM (МГУ, 2001) и десятых Ахмановских чтениях (МГУ, 2001). Основные результаты исследования были обсуждены на заседании кафедры английского языкознания филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний и списка использованной литературы. В первой главе излагаются теоретические предпосылки настоящего исследования, определяются ключевые понятия (формально-семантический инвариант слова, лексико-семантический вариант, статическое/динамическое значение слова, значение и употребление слова), обосновывается выбор методики исследования. Во второй главе рассматривается вопрос о взаимодействии и взаимозависимости функционально дифференцированных разновидностей речи и семантического потенциала языковой единицы, уточняются понятия текста и стиля, проводится анализ лексико-семантической в ариати в, но сти слова в научном, публицистическом и художественно-беллетристическом стилях речи. В третьей главе дифференцируются и сопоставляются понятия жанра и регистра, формулируются определения данных категорий речи, обосновывается категоризация функционально-коммуникативных типов текстов (высказываний), на основе материалов Международного корпуса английского языка (ICE-GB) рассматривается вопрос об особенностях реализации полисемии слова в устной разговорной речи.

Выводы к главе 3

Обобщая теоретический и практический материал, изложенный в настоящей главе, можно заключить следующее:

1) Взаимодействие категорий жанра как совокупности функционально-стилистических характеристик в тексте и регистра как разновидности речи & quot-по употреблению& quot- представляется ключевым моментом в раскрытии особенностей реализации лексической полисемии в функционально дифференцированной речи, причем регистр речи погашается как более широкое понятие, чем жанр, но более узкое — чем функциональный стиль. При этом следует признать, что само понятие & quot-регистр"- на сегодняшний день можно считать полисемантичным (регистр спортивного репортажа v. v регистр устной речи), что во многом обусловливается лингвистической традицией, в рамках которой оно употребляется.

2) В связи с появлением корпусных баз данных предлагаются новые классификации, совмещающие признаки и параметры функциональных стилей, регистров и жанров речи. Одной из классификаций разновидностей речи, в которой соблюден принцип отображения соотношения лингвистических и экстралингвистических факторов, устной и письменной речи является типология жанрово-регистровой дифференциации речи Сиднея Гринбаума, положенная в основу Международного корпуса английского языка (Великобритания) (ICE-GB).

3) Текстовые категории ICE-GB в данной работе определяются как языковые объекты, совмещающие в себе черты основных категорий функциональной дифференциации речи, и называются функциональнокоммуникативными типами текстов/речи. Данным понятием определяется совокупность а) зафиксированных на бумаге или в компьютеризированной форме фрагментов устной речи, которые обусловлены различными тематико-содержательными законами речепостроения, или б) произведений речетворческого процесса -результатов сознательной обработки языкового выражения, характеризующихся реализацией некоторой основной функции языка (общения, сообщения, воздействия), а также имеющих определенную целенаправленную и прагматическую установку. Функционально-коммуникативный тип текстов/речи является дискурсивным пространством, в котором происходит использование лексических единиц в зависимости от факторов, воздействующих на варьирование и развитие их значений.

4) В результате анализа вариативности лексической семантики в устной разговорной (диалогической) речи на материале ICE-GB был сделан ряд следующих наблюдений. В данной категории речи характерной чертой является использование большого количества слов в конструктивно обусловленных и фразеологически связанных значениях, что обусловливается емкостью содержания данных языковых единиц, а также тем обстоятельством, что их удобно воспроизводить в речи. При том, что в данной функциональной разновидности речи обнаруживается лексическая разнородность, т. е. использование слов, принадлежащих к разным слоям лексики английского языка, основными в употреблении являются слова общего языка (general words), многим из которых присущи номинативно-производные значения. Метафоричность проявляется в речи по-разному в зависимости от многих факторов, например, ассоциативности мышления говорящего/слушающего, их фоновых знаний, контекста конкретной ситуации и т. д. Причем контекст разговора как совокупность экстралингвистических факторов становится важным критерием вариативности значения слова, ее формирования и развития. Специфическими для устной разговорной речи случаи развития общеязыковой (т.е. нетерминологической) полисемии, а также индивиду ально-окказинальное варьирование значения слова. Особенностью реализации металингвистической функции языка в данной разновидности речи является появление & quot-межличностного"- значения лексической единицы, понятия или выражения.

5) Анализ функционально-коммуникативных типов, принадлежащих к категориям & quot-устный диалог: :приватное общение& quot- и & quot-устная речь: диалог: публичное общение: радиоинтервью& quot-, обнаружил то, что неоднородность речи в плане функционально-стилистических и жанрово-ситуативных характеристик непосредственным образом воздействует на реализацию семантики многозначных слов. В приватном общении, характеризующемся наибольшей непринужденностью и неофициальностью, наиболее частотными оказываются слова конкретной семантики, а также широкозначная лексика. В радиоинтервью же, представляющих разновидность публицистического стиля, наблюдается варьирование семантического потенциала слова в терминах реализации & quot-динамических"- экспрессивно-синонимических, коннотативных значений, что является следствием таких факторов, как общей темы разговора и смежных вопросов, профессионального статуса собеседника, сферы его интересов, а также прагматики вопросов журналиста, составляемых таким образом, чтобы оказать воздействие на собеседника, & quot-спровоцировать"- его развернутый ответ и предопределить дальнейший ход разговора.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современных исследованиях по лексической семантике все чаще обнаруживается стремление рассматривать значение слова в связи с его ролью в высказывании. Процесс интеграции научного знания предопределяет увеличение объема актуальной научной информации, что побуждает изучать слово как основную номинативную и когнитивную единицу языка сквозь призму взаимодополняющих позиций лексикологии, когнитологии, текстологии, речеведения, прагмастилистики, лингвокультурологии и других быстро развивающихся направлений лингвистики.

На основе принципа функциональности при комплексном изучении полисемии в ходе работы удалось установить коррелятивное соотношение между социальными функциями языка, функциональными стилями и типами JICB. Другими словами, применение данного подхода позволило глубже рассмотреть вопрос о функционально-коммуникативной нагрузке лексической полисемии и видов ЛСВ в различных типах текстов и о системной нацеленности типов лексических значений на выполнение определённых текстовых функций.

Слово является развивающейся единицей, приобретающей одни значения и утрачивающей другие, в зависимости от многих речевых факторов. В контексте речи, как правило, нерелевантные элементы семантики слова редуцируются или элиминируются. Появление конкретного слова как комплекса определенного значения и звучания (графической формы) в речи имеет первостепенное значение в реализации функции коммуникативного события и достижения автором высказывания определенной цели: употребление того или иного лексико-семантического варианта в речи может придать ей строгость или, наоборот — данный функциональный тип речи обусловливает выбор и особенности реализации лексической единицы в определенном значении.

Исследование значения слова в речи главным образом осуществлялось через анализ конкретного употребления с точки зрения языкового значения, смысла, а также нашего знания о мире, т. е. реального (экстралингвистического) контекста употребления данной лексической единицы. Применение подобного метода обусловлено общей тенденцией работы, которая выполнена с учетом положений когнитивной лингвистики, основным предметом исследования которой является выявление закономерностей организации и хранения информации в языковых единицах.

На основе функционально-коммуникативного подхода, с использованием понятийного аппарата лексикологии и функциональной стилистики, в данной работе проводилась разработка динамического аспекта реализации лексических единиц в функционально дифференцированной речи, участвующего в выражении общего смысла и замысла высказывания. В результате проведения лексико-семантического анализа слова в разных типах текстов стало возможным прийти к следующим выводам:

1) Значение слова является многогранным явлением, которое подвержено динамическим процессам в развитии языка и зависит от многочисленных факторов, характерных для разнообразных ситуаций общения и коммуникативных актов. Основными типами значений в семантической структуре полисеманта являются номинативное, номинативно-производное, производно-метафорическое, синтаксически ограниченное, конструктивно обусловленное, экспрессивно-синонимическое и фразеологически связанное значения. Будучи сложным процессом, полисемия слова способствует формированию не только основных структурно-семантических элементов слова (ЛСВ), но и позволяет каждому из этих элементов развивать свою структуру, что, естественным образом, происходит вследствие неразделимости существования языка и речи.

2) Значимым в рассмотрении проблемы тождества слова становится определение формально-семантического статуса слов — омонимы или полисеманты.

Для достижения лексикографической точности в разграничении JICB многозначного слова и слов-омонимов основополагающим является критерий семантической близости (общности) JICB слова. Как подтверждается рядом исследований, полисемию и омонимию, можно рассматривать как два противоположных конца одной шкалы, между которыми существует континуум значений. Возможность переходных случаев возникает в связи с тем, что лексико-семантические варианты занимают различное положение по отношению к семантическому ядру слова: чем дальше JICB удален от номинативного значения, тем больше вероятность его обособления в качестве омонимичного словозначения. Поскольку слово может иметь несколько номинативных значений, нередко наблюдается отдаленность лексико-семантических вариантов от центрального значения, что, в результате, может привести к возникновению слов-омонимов. Например, в случае слов с параллельным (цепочечным) типом полисемии, в частности, существительного «toll» (1. звон колокола- 2. пошлина, сбор- 3. людские потери).

В основании семантической деривации значений словесного знака лежит интегральный семантический признак, он выступает в качестве лексико-семантического инварианта, по отношению к которому дифференциальные признаки являются вариантами.

3) Фактор функциональной дифференциации речи оказывается значимым в исследовании реализации словом его семантического потенциала. Изучение лексико-семантических характеристик лексических единиц в функциональных стилях научного изложения, публицистики и художественной литературы позволило прийти к следующим выводам: а) Использование семантического потенциала слова в текстах, основанных на функции сообщения, ограничено рамками функциональной доминанты, сводящейся к передаче предметно-логической информации. Большинство слов реализуют номинативные, номинативно-производные, фразеологически связанные или конструктивно обусловленные значения. Строгая логическая последовательность суждений и умозаключений в данном функционально-обусловленном типе речи предусматривает минимальное использование образных, метафорических, возможностей словарного состава языка.

О многозначности лексических единиц в научной речи молено говорить преимущественно в двух аспектах — общеязыковом и научно-терминологическом. Номинативно-производное значение слова является наиболее частотным и проявляет себя двояко: свойственная ему стертая метафоричность, обусловливающая тенденцию к сужению семантического потенциала слова, позволяет формировать специализированные и далее — терминологические значения, а также делает возможным использование лексических единиц в стереотипных оборотах речи, или предельных синтагматических последовательностях, характеризующихся определенной морфо-синтаксической и лексико-фразеологической связью. б) Характерной чертой лексико-семантического наполнения слов в публицистическом стиле является реализация экспрессивно-синонимического значения лексической единицы. Семантико-стилистическая окраска избираемого автором слова способствует выполнению главной функции публицистики, viz. прямого воздействия на общественное мнение. Лексико-семантическая вариативность слова в данной разновидности речи, как и в стиле художественной литературы, представлена достаточно широко, однако в отличие от последней ее характеризует большая направленность на прагматическую установку публициста, заключающуюся в том, чтобы высказать свою оценку происходящих социально-политических событий и сделать ее точкой зрения многих читателей/слушателей. в) Эмоционально-эстетическое переподчинение смысла слова в художественном тексте является залогом развития его семантического потенциала в полном объеме, что способствует появлению у слова целого ряда производно-метафорических, 'динамических', значений. В данной разновидности речи, с одной стороны, важно различать полисемию и полифонию слова, а, с другой — рассматривать эти два явления в тесной взаимосвязи: коннотативные и производно-метафорические значения слов в зависимости от содержания-намерения высказывания могут реализовывать различные эмоционально-экспрессивно-оценочные обертоны, в результате чего создается эффект движения значений, т. е. посредством использования одного слова происходит передача сложной семантико-стилистической информации. г) В зависимости от функциональных факторов речи вторичная номинация осуществляется словом по-разному: как сужение семантики лексической единицы (в функциональном стиле научного изложения — номинативно-производное значение), и как ее расширение (в художественно-беллетристическом стиле — производно-метафорическое значение).

4) Основными категориями функционально дифференцированной речи являются функциональный стиль, регистр и жанр. Регистр характеризуется как разновидность речи & quot-по употреблению& quot- и определяется как результат взаимодействия жанров о-ситуативных факторов — общего тематического содержания речи, конфигурации межличностных отношений участников коммуникации, отражающихся на использовании ими в речи 'формальной' и 'неформальной' лексики, а также формы речевого общения (устная/письменная, подготовленная/неподготовленная речь, диалог/монолог и т. д.).

5) Появление корпусных данных предопределило рассмотрение функциональной дифференциации речи с точки зрения взаимодействия характеристик функциональных стилей, регистров и жанров, что позволило выделить понятие функционально-коммуникативного типа текста/речи как языкового объекта, обладающего относительно устойчивыми функциональными, тематическими, композиционными и жанрово-стилистическими характеристиками как письменной, так и устной речи. Рассматривая отдельные функционально-коммуникативные типы текстов/речи, можно определить, какое значение реализует конкретная лексическая единица и совокупность каких дискурсивных факторов обусловливает данное употребление. Именно в данных языковых объектах проявляют себя признаки как функциональных стилей — преимущественно реализуемой функции (общения, сообщения, воздействия), так и жанров и регистров с присущими им функционально-стилистическими особенностями, обусловленными ситуативно-содержательными факторами коммуникации.

6) В диссертации использовались данные Международного корпуса английского языка (Великобритания), которые включают в себя образцы текстов, представляющих широкий спектр жанрово-стилистических разновидностей речи. Исследование функционально-коммуникативных типов устной разговорной речи дает основание утверждать, что в них, в частности, реализуется & quot-значение слова по согласованию& quot- ('межличностный' тип значения), которое определяется как разновидность прагматически обусловленного значения, когда смысл лексической единицы определяется особенностями восприятия говорящего и слушающего и факторами конкретной ситуации общения. В данной разновидности речи происходит развитие индивидуально-окказиональной полисемии, а также проявляется металингвистическая функция языка. Наиболее частотными здесь оказываются единицы широкой семантики в связи с их способностью замещать различные лексические единицы конкретной семантики и друг друга.

7) Вариативность значения слова в той или иной мере проявляется в каждом функционально-коммуникативном типе текста/речи, что обусловлено спецификой речи как разностороннего и многослойного явления, характеризующегося тенденцией к выражению постоянно изменчивых — по составу и объему — идей и использующего для этого имеющийся лексический материал или вводящего новые единицы. Изучение слова в единстве языка и речи, статики и динамики, структуры и ее функционирования позволяет раскрывать новые грани его семантического потенциала и рассматривать лексическое значение как результат взаимодействия его структурно-семантических характеристик и особенностей типа речи, в котором оно реализуется.

Структура Международного корпуса английского языка (Великобритания)

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I Основные аспекты семантического анализа слова.

Типы лексического значения

1. Проблема тождества слова в аспекте лексической полисемии

2. О соотношении понятий «JICB» и & quot-лексическое значение& quot- слова

3. Статический и динамический аспекты лексического значения. Понятия конвенционального и контекстуального значений

Выводы к главе

Глава II Семантический потенциал слова и функции речи

1. Реализация лексической полисемии в функциональных стилях речи

2. Лексико-семантическая вариативность слова в научной речи

3. Лексико-семантическая вариативность слова в публицистическом стиле

4. Лексико-семантическая вариативность слова в художественно-беллетристическом стиле

Выводы к главе

Глава III Особенности реализации лексической полисемии в основных регистрах современного английского языка

1. Жанровая и регистровая дифференциация речи

2. Особенности функционирования лексической полисемии в различных функционально-коммуникативных типах текстов/речи

Выводы к главе

Список литературы

1. Агамджанова В. И. Контекстуальная избыточность значения слова. — Рига: Изд-во & quot-Зинатне"-, 1977. 123с.

2. Агеева Г. А. Религиозная проповедь как специфический вид языковой коммуникации (на материале немецкоязычных проповедей). АКД, 1998.

3. Азнаурова Э. С. Очерки по стилистике слова. Ташкент: Изд-во & quot-ФАН"- Узбекской ССР, 1973. — 402с.

4. Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии. — Изд. Ленингр. Университета, 1963. — 206с.

5. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. — М.: Наука, 1974. — 366с. Арбузова Е. А. Прагматические коннотации в организации текста (на материале английского языка). АКД, 2001.

6. Арнольд И. В. Лексикология современного английского языка. — М.: Высшая школа, 1973. 303с.

7. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. — Л.: & quot-Просвещение"-, 1973.

8. Арутюнова Н. Д. Языковая метафора. // Лингвистика и поэтика. — М., 1979.

9. Ахманова О. С. Словарь омонимов русского языка. М., 1976. Бабенко Н. С., Володарская Э. Ф. и др. К теории вариантности: современное состояние и некоторые перспективы изучения. // Вопросы филологии, 2000. № 2 (5). — с. 8−18.

10. Баллы Ш. Французская стилистика. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1961. — 393с.

11. Баранова JIJI. Единство и взаимодействие устной и письменной форм научного изложения. -КД, 1983.

12. Бахтин М. М. Проблема речевых жанров // Литературно-критические статьи. М.: Худож. лит., 1986, — 543с.

13. Бельчиков Ю. А. Лексическая стилистика: проблемы изучения и обучения. М.: Русский язык, 1988. -157с.

14. Бондарко А. В. Функциональная грамматика. Л.: Изд-во & quot-Наука"-, 1984. Боярская E. JI. Когнитивные основы формирования новых значенийполисемантичных существительных современного английского языка. — КД, 1999.

15. Будагов Р. Л. Что такое развитие и совершенствование языка? — М.: Наука, 1977. -263с.

16. Буйнова О. Ю. Производно-метафорическое значение в развитии семантической структуры слова. КД, 1998.

17. Буковская JI.B. Коннотативность терминов как текстологическая проблема (на материале англоязычного литературоведения). — АКД, 1988.

18. Васильев Л. Г. Вариативность в языке и коммуникация. // сб. & quot-Вариативность в германских языках& quot-. — Калинин, 1988. — с. 126. Васильев JI.M. Семантика русского глагола. М.: Высш. школа, 1981. — 184с.

19. Васильева А. Н. Курс лекций по стилистике русского языка. М.: Русский язык, 1976. — 238с.

20. Васильева А. Н. Практическая стилистика русского языка для иностранных студентов-филологов старших курсов. — М.: Русский язык, 1981.- 190с.

21. Вежбицка А. Семантические универсалии и описание языков. М.: Языки славянской культуры, 1999.

22. Вещикова И. А. Публицистический стиль как единица в системе функциональных разновидностей языка. // Вестник МГУ. Филология. № 1,1992.

23. Виноградов В. В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. -М.: Наука, 1977. -310с.

24. Виноградов В. В. История слов. — М.: Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 1999. 1138с.

25. Виноградов В. В. О языке художественной прозы. М.: Наука, 1980. Виноградов В. В. Проблема авторства и теория стилей. — М.: Гос. Изд-во худ. лит-ры, 1961. — 612с.

26. Виноградов В. В. Проблемы русской стилистики. М.: Высш. шк., 1981. -320с.

27. Виноградов В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове)/ Под ред. Г. А. Золотовой. — 4-е изд. — М.: Рус. яз., 2001. — 720с. Виноградов В. В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. 253с.

28. Винокур Т. Г. Закономерности использования языковых единиц. М.: Наука, 1980. -237с.

29. Войтак М. Религиозный стиль в генологической перспективе. // сб. & quot-Стереотипность и творчество в тексте& quot-. Пермь, 2003. — сс. 323−337. Вольф Е. М. Грамматика и семантика прилагательного (на материалеиберо-романских языков). М.: Наука, 1978.

30. Выготский Л. С. Мышление и речь. Психологические исследования. — М.: Лабиринт, 1996. -416с.

31. Гак В. Г. Беседы о французском слове. М.: Изд-во & quot-Международные отношения& quot-, 1966. -335с.

32. Гальперин И. Р. Информативность единиц языка. — М.: Высшая школа, 1974. -174с.

33. Гальперин И. Р. О понятиях & quot-стиль"- и & quot-стилистика"-. ВЯ № 3, 1973. Гальперин И. Р. Очерки по стилистике английского языка. — М.: Изд-во лит. на ин. яз., 1958. — 447с.

34. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. — М.: Наука, 1981.- 138с.

35. Гвишиани Н. Б. Полифункциональные слова в языке и речи. — М.: Высш. школа, 1979. 200с.

36. Гвишиани Н. Б. Слово на & mdash-1у как предмет грамматики и фразеологии (на материале английского языка). АКД, 1976.

37. Гвишиани Н. Б. Язык научного общения (вопросы методологии). — М., 1986.

38. Гвишиани Н. Б., Герви О. Ю. Корпусная лингвистика и грамматика речи. // Вестник Московского Университета, серия 9 & quot-Филология"-, № 2, 2001. — сс. 46−62.

39. Герви О. Ю. Виды лексической полисемии в структуре дискурса. — КД, 2001.

40. Гопштейн М. А. Полисемия в разных частях речи (в современном английском языке). — АКД, 1977.

41. Гумбольдт В. фон Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985. — 438с.

42. Дечева С. В. The Bases of English Philology: Основы английской филологии. М.: МГУ, 2000.

43. Джохадзе JI.E. Стилистическое использование многозначного слова вхудожественном тексте (на материале английской поэзии и прозы). — КД, 1977.

44. Джохадзе JI.E. (a) Стилистическое использование многозначного слова в художественном тексте (на материале английской поэзии и прозы). — АКД, 1977.

45. Добросклонская Т. Г. Теория и методы медиа лингвистики. ДД, 2000. Добросклонская Т. Г. Характер словосочетания как признак функционального стиля. — КД, 1980.

46. Заботкина В. И. Новая лексика современного английского языка. — М.: & quot-Высшая школа& quot-, 1989.

47. Задорнова В. Я. Словесно-художественное произведение на разных языках как предмет лингвопоэтическОго исследования. — АДД, 1992. Земская Е. А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. — М.: Рус. яз., 1987. — 240с.

48. Комарова А. И. Язык для специальных целей (LSP): Теория и метод. — М.: МАЛП, 1996. 192с.

49. Конецкая В. П. О некоторых видах вариативности слова. // сб. & quot-Вариативность в германских языках. Функциональные аспекты& quot-. М.: РАН, Ин-т языкознания, 1996.

50. Косогова Л. И. Способы развертывания метафоры в публицистическомтексте. // сб. & quot-Функциональная стилистика и лингв одидактика& quot-. — Изд-во Московского университета, 1988. — 158с.

51. Кузнецова Э. В. Лексикология русского языка. — М.: & quot-Высшая школа& quot-, 1982, — 150с.

52. Кузьменко Н. А. Выделение омонимов из семантической структуры английских многозначных слов. — АКД, 1981.

53. Кузьминова Л. Б. Семантическая вариативность в терминологии. // сб. & quot-Вариативность в германских языках. Тезисы докладов и сообщений Всесоюзной конференции& quot-, ч. II. Калинин, 1988.

54. Лапшина М. Н. Семантическая эволюция английского слова (изучение лексики в когнитивном аспекте). — СПб.: Изд-во С. -Петербург, ун-та, 1998.- 160с.

55. Левченко Е. В., Ширинкина Л. В. Восприятие текста как психологическая проблема. // сб. & quot-Стереотипность и творчество в тексте& quot-. Пермь, 2003. — сс. 32−48.

56. Лейчик В., Секержицки Э. Основы конфронтативной лексикологии. -Uniwersytet Szczecinski, 2000. 245с.

57. Лейчик В. М. Проблемы отечественного терминоведения в конце XX века. // Вопросы филологии, 2000. № 2 (5). с. 20−30.

58. Лещева Л. М. Связь лексических значений в семантической структуре слова (на материале имен прилагательных современного английского языка). АКД, 1985.

59. Липгарт А. А. Основы лингвопоэтики. М.: Диалог-МГУ, 1999. Литвин Ф. А. Многозначность слова в языке и речи. — М.: Высшая школа, 1984. — 118с.

60. Литвин Ф. А. (а) Слово в речи как реализация языковой программы. // сб. Актуальные проблемы лексикологии. Тезисы докладов 4-ой лингвистической конференции & quot-Слово в языке, речи и тексте& quot-, Новосибирск, 1974.

61. Магидова И. М Теория и практика прагмалингвистического регистра английской речи. ДЦ, 1989.

62. Малаховский JI.B. Теория лексической и грамматической омонимии. Л.: Наука, 1990. 235с.

63. Малаховский JI.B. Словарь английских омонимов и омоформ& quot-, 1995. Матвеева Т. В. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий: Синхронно-сопоставительный очерк. Свердловск: Изд-во Урал. гос. пед. ун-та, 1990. — 172с.

64. Медникова Э. М. Адекватность лексикографических помет стилистическим характеристикам слова. // сб. & quot-Словарные категории& quot-. — М.: Изд-во & quot-Наука"-, 1988. 220с.

65. Медникова Э. М. Значение слова и методы его описания. — М.: Высшая школа, 1974. 202с.

66. Медникова Э. М. Проблемы и методы изучения словарного состава. -ДЦ, 1972.

67. Назарова Т. Е. Английский язык делового общения. — М.: Диалог-МГУ, 2000. 163с.

68. Назарова Т. Е. Омонимия и квази-омонимия в разных функциональных стилях речи. КД, 1984.

69. Назарова Т. Е. Основы преподавания словарного состава на продвинутом этапе обучения. — М.: Высшая школа, 2000. — 180с. (на англ. яз.) Назарова Т. Е. Филология и семиотика. Современный английский язык. -М.: Высшая школа, 1994. 184с.

70. Неборсини Н. П. Синтаксис стихотворной речи как предмет лингвопоэтического исследования (на материале английской поэзии XVI -ХХвв.). -ДЦ, 1997.

71. Никитин М. В. Курс лингвистической семантики. — Спб.: Научный центр проблем диалога, 1997. — 756с.

72. Никитин М. В. Лексическое значение в слове и словосочетании. -Владимир: Владимирский гос. пед. институт им. П.И. Лебедева-Полянского, 1974. -219с.

73. Никитин М. В. Лексическое значение слова (структура и комбинаторика). — М.: Высшая школа, 1983. — 127с.

74. Никитин М. В. Основы лингвистической теории значения. М.: Высшая школа, 1988. — 168с.

75. Никулина JI.H. Типология монолексемных терминов (на материале английской лингвистической терминологии). АКД, 1990. Новиков JI.A. Художественный текст и его анализ. — М.: Русский язык, 1988. — 304с.

76. Ольшанский И. Г. Лексическая полисемия в современном немецком языке (системные, коммуникативные и лексикографические аспекты). -1. АДД, 1991.

77. Ольшанский И. Г. Скиба В.П. Лексическая полисемия в системе языка и текста (на материале немецкого языка). Кишинев: изд-во & quot-Штиинца"-, 1987, — 116с.

78. Перцов Н. В. Инварианты в русском словоизменении. М.: Языки русской культуры, 2001. — 280с.

79. Подколзина Т. А. Метафора и парадокс в английской терминологии. — АКД, 1994.

80. Поликарпов А. А. Проблемы квантитативно-системной лингвистики. Рецензия на книгу Ю. А. Туддава & quot-Проблемы и методы квантитативно-системного исследования лексики& quot-. // Ученые записки Тартуского университета, вып. 872, 1989.

81. Полубиченко J1.B. Филологическая топология: теория и практика. — ДД, 1991.

82. Провоторов В. И. Текст в аспекте жанровой стилистики. // исследование проблем Романо-германской филологии в высшей школе. — Брянск, 2001. -с. 101−111.

83. Прохорова В. И. Актуальные проблемы современной русскойлексикологии. Изд-во Московского ун-та, 1973. — 72с.

84. Пузырёв А. В. Многоаспектность функционирования языка в различныхречевых жанрах. // Функционирование языка в различных речевыхжанрах. Вып.1. — Ростов-на-Дону: Рост. гос. ун-т, 1997.

85. Пумпянский А Л. О принципе языковой многозначности. // ВЯ № 1,1983.

86. Разинкина Н. М. Стилистика английской научной речи. — М.: Наука, 1972. 168с.

87. Савчук С. О. Стилеобразующие факторы и проблема типологии стилей. -КД, 1990.

88. Салимовский В. А. К понятию & quot-стилистически нейтральной лексики& quot-. // сб. «Функционально-стилистический аспект различных типов текста& quot-. — Пермь, 1991.

89. Световидова И. В. Перенос значения и его онтология в английском и русском языках. АКД, 2000.

90. Сеидмамедова С. К. Регулярная полисемия в сфере производных прилагательных современного английского языка. АКД, 1993. Сентенберг И. В. Лексическая семантика английского глагола. — М.: изд. МГПИ им. В. И. Ленина, 1984. — 96с.

91. Сентенберг И. В., Шейгал Е. И. Лингвистический контекст как средство развёртывания и развития лексического значения. // сб. & quot-Значение и его варьирование в тексте& quot-. Волгоград: ВГПИ им. А. С. Серафимовича, 1987.- 190с.

92. Силинский С. В. Речевая вариативность слова (на материале английских имён лица). СПб.: Изд-во С. -Петербург, ун-та, 1995. — 128с. Сиротинина О. Б. Современная разговорная речь и ее особенности. — М.: Просвещение, 1974. — 143с.

93. Скляревская Г. Н. Лексикографическая стилистика: состояние и проблемы. // сб. & quot-Словарные категории& quot-. М.: Изд-во & quot-Наука"-, 1988. -220с.

94. Скляревская Г. Н. Новый академический словарь. Проект. СПб.: Изд-во ИЛИ РАН, 1994. -64с.

95. Скребнев Ю. М. Общелингвистические проблемы описания синтаксиса разговорной речи. АДД, 1971.

96. Степанова М. С. Методы синхронного анализа лексики. — М.: Изд-во & quot-Высшая школа& quot-, 1968. -199.

97. Стернина М. А. Лексико-грамматическая полисемия в системе языка (опыт разработки интегральной теории полисемии). — АДД, 2000.

98. Сухоплещенко Ю. Ф. Когнитивная структура прагматически ориентированных лексических новообразований (на материале британской прессы). АКД, 1995.

99. Телия В. Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. — М.: & quot-Наука"-, 1986.

100. Тер-Минасова С. Г. Синтагматика функциональных стилей. АДД, 1980. Тулдава Ю. Проблемы и методы квантитативно-системного исследования лексики. — Тарту, 1987. — 204с.

101. Уфимцева А. А. Лексическое значение (принцип семиологического описания лексики). — М. :"Наука", 1986. 239с.

102. Чаковская М. С. Взаимодействие стилей научной и художественной литературы (на материале германских языков). — М.: Высшая школа, 1990.- 159с.

103. Чаковская М. С. Текст как сообщение и воздействие. М.: Высшая школа, 1986. — 128с.

104. Чехова М. Основные понятия функциональной стилистики и их взаимоотношение. // сб. & quot-Разновидности текста в функционально-стилевом аспекте& quot-. Пермь, 1994. — с. 3−18.

105. Чиненова Л. А. Английская фразеология в языке и речи. М.: МГУ, 1986.

106. Чудинов А. П. Многозначность в лексике современного русского языка. — Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 1999. 446с.

107. Шмелёв Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики. — М.: Наука, 1973. -280с.

108. Якобсон P.O. Итоги девятого конгресса лингвистов. // Новое влингвистике. Вып. IV. М.: Прогресс, 1965. — сс577−588.

109. Яценко Е. Ю. Взаимодействие видов лексической номинации ванглийском дискурсе (на материале газетной публицистики). — АКД, 1996.

110. A Reader of Language Variety, ed. by C.S. Butler and R.R.K. Hartmann. Vol. 1. Exeter Linguistic Studies, University of Exeter, 1976. Akhmanova, Olga. Semantics. // Proceedings of the XIHth International Congress of Linguists. Tokyo, 1982.

111. Akhmanova ()., Idzelis R.F. What Is the English We Use? M.: Moscow1. University Press, 1978.

112. Antal, L. Questions of Meaning. The Hague: Mouton and Co., 1963. — 95p. Antal, Laszlo. Content Meaning and Understanding. — Budapest, 1964. — 63p. Bex T. Variety in English (texts in society: societies in texts). — Routledge, 1996.

113. Biber, I)., Johansson, S., Leech, G., Conrad, S., Finegan, E. The Longman

114. Grammar of Spoken and Written English. Longman, 1999.

115. Birch, D., O’Toole, M. Functions of Style. London: Frances Pinter, 1988.

116. Boguraev, Branimir. Pustejovsky, James. Corpus Processing for Lexical

117. Acquisition. Massachusetts Institute of Technology, 1996.

118. Brown, Gillian. Informal, Formal, and Spoken Language and the Activator //1. ngman Language Activator, 1993.

119. Breal, Michel. Semantics: Studies in the Science of Meaning. NY, Dover Publications, 1984.

120. Chiu, R. K. «Measuring Register Characteristics»: Implications for TESOL Curriculum development. 11 International Review of Applied Linguistics, XI/I, 1973.

121. Christie, F. Writing in Schools: Generic Structures as Ways of Meaning. // Functional Approaches to Writing Research (ed. Couture, В.), 1986. Corson, David. Using English Words. Dordrecht/Boston/London: Kluwer Academic Publishers, 1982.

122. Coulthard, Malcolm An Introduction to Discourse Analysis. Longman, 1988.

123. Crystal, David. A Dictionary of Linguistics and Phonetics. 2nd ed., 1990. Crystal, David. An Encyclopedic Dictionary of Language and Languages, 1992.

124. Crystal, David. Davy, Derek. Investigating English Style. Longman, 1979. Dijk, Teun A. van. Handbook of Discourse Analysis. — vol.2. Dimentions of Discourse. — Academic Press, 1985.

125. Halliday, M.A.K., Hasan, R. Cohesion in English. Longman, 1976. Halliday, M.A.K Language as Social Semiotic. The Social Interpretation of Language and Meaning. — Edward Arnold, 1978.

126. Halliday, M.A. K, Macintosh, A., Strevens, P. The Linguistic Sciences and Language Teaching. London: Longman Press, 1964.

127. Painter, C., Martin, J.R. Writing to Mean: Teaching Genres Across the Curriculum. // Occasional Papers № 9, Sydney University, 1986. Pustejovsky, James. The Generative Lexicon. Massachusetts Institute of Technology, 1995.

128. Riley, Philip. Discourse and Learning. London and New York: Longman, 1985.

129. Sandig, B. Tendenzen der linguistischen Stilforschung, Stilfragen. Berlin-New York, 1995.

130. Summers, Delia. Introduction to the Longman Language Activator, 1993. -F8-F11.

131. Swales, John M. Genre Analysis. Cambridge University Press, 1990. -260p.

132. Threadgold, T. Stories of Race and Gender: An Unbounded Discourse. // Functions of Style, (ed. Birch, D., O’Toole, M.) London: Frances Pinter, 1988.

133. Wales, Katie. A Dictionary of Stylistics. Longman, 2001.

134. Woitak, M. Stylistyka a pragmatyka — stan i perspectywy w stylistyce poskiej.- «Stylistyka», VII, Opole, 1998.

Заполнить форму текущей работой