Античная психология: развитие знаний о душе как сущности и критический анализ взглядов

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

Курсовая работа

Дисциплина: ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ

ТЕМА: «Античная психология: развитие знаний о душе как сущности и критический анализ взглядов».

Студент: Банько Т. Ф.

(Ф.И.О.)

Факультет: «Психологии»

Москва

2002 г.

Содержание:

1. История античной психологии

2. История развития психологической мысли в эпоху феодализма и в период возрождения

3. Развитие психологической мысли в XVII веке и в эпоху просвещения (xviii век)

4. Зарождение психологии как науки

— Структура личности по 3. Фрейду

— Эдипов комплекс

— Миф о первобытной орде.

Заключение.

ЛИТЕРАТУРА.

1. ИСТОРИЯ АНТИЧНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Мифологическое понимание мира, где тела заселяются душами, а жизнь зависит от богов, веками царило в общественном сознании. При этом язычники часто придавали стилю поведения небожителей коварство и мудрость, мстительность и зависть, иные качества, познанные в земной практике своего общения с ближними.

Анимизм (от лат. anima — душа) — первое мифологическое учение о душе. Анимизм включал в себя представление о скрытом за конкретными видимыми вещами сонме душ как особых призраков, которые покидают человеческое тело с последним дыханием. Элементы анимизма представлены в любой религии. Его рудименты дают о себе знать в некоторых современных психологических учениях и скрываются под «Я» (или «сознание», или «душа»), которое воспринимает впечатления, размышляет, принимает решения и приводит в действие мышцы.

В некоторых других учениях того времени (например, знаменитого математика и философа, чемпиона Олимпийских игр по кулачному бою Пифагора) души представлялись бессмертными, вечно странствующими по телам животных и растений.

Позже древние греки под «psycho» понимали движущее начало всех вещей. Им принадлежит учение о всеобщей одушевлённости материи — гилозоизм (от греч. hyle — вещество и zoe — жизнь): весь мир — универсум, космос — изначально живой, наделённый способностью ощущать, запоминать и действовать. Границы между живым, неживым и психическим не проводились. Всё рассматривалось как порождение единой первичной материи (праматерии). Так, по мнению древнегреческого мудреца Фалеса, магнит притягивает металл, женщина притягивает мужчину, потому, что магнит, как и женщина, обладает душой. Гилоизм впервые «поставил» душу (психику) под общие законы естества. Этим учением утверждался непреложный и для современной науки постулат об изначальной вовлечённости психических явлений в кругооборот природы. В основе гилозоизма лежал принцип монизма.

Дальнейшее развитие гилоизма связано с именем Гераклита, рассматривавшего универсум (космос) как вечно изменяющийся (живой) огонь, а душу как его искру. («Наши тела и души текут, как ручьи»). Им впервые была высказана мысль о возможном изменении, а следовательно, и закономерном развитии всего сущего, в том числе и души. Развитие души, по Гераклиту, происходит через себя: «Познай самого себя»). Философ учил: «По каким бы дорогам ни шёл, не найдёшь границ души, так глубок её Логос».

Термин «Логос», введённый Гераклитом, применяемый и поныне, для него обозначал Закон, по которому «всё течёт», придаёт вселенскому ходу вещей сотканному из противоречий и катаклизмов, гармонию. Гераклит считал, что ход вещей зависит от Закона, а не от произвола богов. Из-за трудностей понимания афоризмов философа современники называли Гераклита «тёмным».

Идея развития в учении Гераклита «перешла» в идею причинности Демокрита. По Демокриту, душа, тело и макрокосмос состоят из атомов огня; случайными нам кажутся только те события, причину которых мы не знаем; согласно Логосу нет беспричинных явлений, все они — неотвратимый результат соударения атомов. Впоследствии принцип причинности назвали детерминизмом.

Принцип причинности позволил Гиппократу, дружившему с Демокритом, построить учение о темпераментах. Нарушение здоровья Гиппократ соотносил с дисбалансом различных «соков», присутствующих в организме. Соотношение этих пропорций Гиппократ назвал темпераментом. Названия четырёх темпераментов дошли до наших дней: сангвинистический (преобладает кровь), холерический (преобладает жёлтая желчь), меланхолический (преобладает чёрная желчь), флегматический (преобладает слизь). Так была оформлена гипотеза, согласно которой бесчисленные различия между людьми умещались в несколько общих картин поведения. Тем самым Гиппократ положил начало научной типологии, без которой не возникли бы современные учения об индивидуальных различиях между людьми. Источник и причину различий Гиппократ искал внутри организма. Душевные качества ставились в зависимость от телесных.

Однако не все философы принимали идеи Гараклита и его воззрение на мир как огненный поток, идеи Демокрита — на мир атомных вихрей. Они строили свои концепции. Так, афинский философ Анаксагор искал начало, благодаря которому из беспорядочного скопления и движения мельчайших частиц возникают целостные вещи, из хаоса — организованный мир. Он признал таким началом разум; от того, какова степень его представленности в различных телах, зависит их совершенство.

Идея организации (системности) Анаксагора, идея причинности Демокрита и идея закономерности Гераклита, открытые две с половиной тысячи лет назад, стали на все времена основой познания душевных явлений.

Поворот от природы к человеку был совершён группой философов, названных софистами («учителями мудрости»). Их интересовала не природа с её не зависящими от человека законами, а сам человек, которого они называли «мерой всех вещей». В истории психологического познания был открыт новый объект — отношения между людьми с использованием средств, доказывающих любое положение, независимо от его достоверности. В связи с этим детальному обсуждению были подвергнуты приёмы логических рассуждений, строение речи, характер отношений между словом, мыслью и воспринимаемыми предметами. На передний план выступили речь и мышление как средства манипулирования людьми. Из представлений о душе исчезали признаки её подчинённости строгим законам и неотвратимым причинам, действующим в физической природе, так как язык и мысль лишены подобной неотвратимости. Они полны условностей в зависимости от человеческих интересов и пристрастий.

Впоследствии слово «софист» стала применяться к людям, которые с помощью различных уловок выдают мнимые доказательства за истинные.

Вернуть представлению о душе, о мышлении прочность и надёжность стремился Сократ. Формула Гераклита «познай самого себя» означала у Сократа обращение не к вселенскому закону (Логосу), а к внутреннему миру субъекта, его убеждениям и ценностям, его умению действовать как разумное существо.

Сократ был мастером устного общения, пионером анализа, цель которого — с помощью слова обнажить то, что скрыто за покровом сознания. Подбирая определённые вопросы, Сократ помогал собеседнику приоткрыть эти покровы. Создание техники диалога впоследствии стали называть сократическим методом. В его методике таились идеи, сыгравшие через много столетий ключевую роль в психологических исследованиях мышления.

Во-первых, работа мысли изначально носила характер диалога. Во-вторых, она ставилась в зависимость от задач, создающих препятствие в её привычном течении. Именно с такими задачами ставились вопросы, вынуждая собеседника обратиться к работе собственного ума. Оба признака — диалогизм, предполагающий, что познание изначально социально, и детерминирующая тенденция, создаваемая задачей, — стали в XX веке основой экспериментальной психологией мышления.

Гениальный ученик Сократа Платон стал родоначальником философии идеализма. Он утвердил принцип первичности вечных идей по отношению ко всему преходящему в тленном телесном мире. Согласно Платону, всякое знание, есть воспоминание; душа вспоминает (для этого требуются специальные усилия) то, что ей довелось созерцать до своего земного рождения. Платон скупал сочинения Демокрита с целью их уничтожения. По-этому от учения Демокрита остались лишь фрагменты, в то время как до нас дошло чуть ли не полное собрание сочинений Платона.

Опираясь на опыт Сократа, доказавшего нераздельность мышления и общения, Платон сделал следующий шаг. Он оценил процесс мышления, не получивший выражения в сократовом внешнем диалоге, как диалог внутренний. («Душа, разышляя, ничего иного не делает, как разговаривает, спрашивая сама себя, отвечая, утверждая и отрицая»). Феномен, описанный Платоном, известен современной психологии как внутренняя речь, а процесс её порождения из речи внешней (социальной) получил название «интериоризация» (от лат. internus — внутренний). Далее Платон попытался выделить и разграничить в душе различные части и функции. Их пояснял платоновский миф о вознице, правящем колесницей, в которую впряжены два коня: дикий, рвущийся из упряжи, и породистый, поддающийся управлению. Возница символизирует разумную часть души, кони — два типа мотивов: низшие и высшие. Разум, призванный согласовать эти два мотива, испытывает, согласно Платону, большие трудности из-за несовместимости низменных и благородных влечений. Так в сферу изучения души вводился аспект конфликта мотивов, имеющих нравственную ценность, и роль разума в его преодолении и интеграции поведения. Через несколько столетий идея личности, раздираемой конфликтами, оживёт в психоанализе З. Фрейда.

Знание о душе росло в зависимости от уровня знаний о внешней природе, с одной стороны, и от общения с ценностями культуры — с другой. Ни природа, ни культура сами по себе не образуют область психического. Однако ее нет без взаимодействия с ними. Софисты и Сократ в объяснениях души пришли к пониманию её деятельности как феномена культуры. Ибо входящие в состав души абстрактные понятия и нравственные идеалы невыводимы из вещества природы. Они порождения духовной культуры. При этом предполагалось, что душа заносится в организм извне.

Работа по построению предмета психологии принадлежал Аристотелю, древнегреческому философу и естествоиспытателю, жившему в IV веке до н.э., открывшему новую эпоху в понимании души как предмета психологического знания. Не физические тела и не бестелесные идеи стали для него источником знания, а организм, где телесное и духовное образуют нераздельную целостность. Душа, по Аристотелю, это не самостоятельная сущность, а форма, способ организации живого тела. «Правильно думают те, — говорил Аристотель, — кому представляется, что душа не может существовать без тела и не является телом». Психологическое учение Аристотеля строилось на обобщении медико-биологических фактов. Но это обобщение привело к преобразованию главных принципов психологии: организации (системности), развития и причинности.

По Аристотелю уже само слово «организм» следует рассматривать в связи с родственным словом «организация», которое имеет значение «продуманное устройство», которое подчиняет себе свои части для решения какой-либо задачи; устройство этого целого и его работа (функция) неразделимы; душа организма — это его функция, деятельность. Трактуя организм как систему, Аристотель выделял в ней различные уровни способностей к деятельности. Это позволило подразделять возможности организма (заложенные в нём психологические ресурсы) и их реализацию на деле. При этом намечалась иерархия способностей — функций души: а) вегетативная (имеется у животных, растений и человека); б) чувственно-двигательная (имеется у животных и у человека); в) разумная (присущая только человеку). Функции души — уровни её развития, где из низшей и на её основе возникает функция более высокого уровня: вслед за вегетативной формируется способность ощущать, из которой развивается способность мыслить. В отдельном человеке при его превращении из младенца в зрелое существо повторяются те ступени, которые прошёл за свою историю весь органический мир. Впоследствии это было названо биогенетическим законом.

Объясняя закономерности развития характера, Аристотель утверждал, что человек становится тем, что он есть, совершая те или иные поступки. Мысль о формировании характера в реальных поступках, которые у людей всегда предполагают нравственное отношение к ним, ставило психическое развитие человека в причинную, закономерную зависимость от его деятельности.

Раскрывая принцип причинности, Аристотель показал, что «природа ничего не делает напрасно»; «нужно видеть то, ради чего совершается действие». Он утверждал, что конечный результат процесса (цель) заранее воздействует на его ход; психическая жизнь в данный момент зависит не только от прошлого, но и желаемого будущего.

Аристотеля по праву следует считать отцом психологии как науки. Его работа «О душе» — первый курс общей психологии, где он изложил историю вопроса, мнения своих предшественников, объяснил отношение к ним, а затем, используя их достижения и просчёты, предложил свои решения.

Психологическая мысль эпохи эллинизма исторически связана с возникновением и последующим быстрым распадом крупнейшей мировой монархии (IV век до н.э.) македонского царя Александра. Возникает синтез элементов культур Греции и стран Ближнего Востока, характерный для колониальной державы. Изменяется положение личности в обществе. Свободная личность грека утрачивала связи со своим родным городом, его стабильной социальной средой. Он оказывался перед лицом непредсказуемых перемен, дарованных свободой выбора. Со всё большей остротой он ощущал зыбкость своего существования в изменившемся «свободном» мире. Эти сдвиги в самовосприятии личности наложили отпечаток на представления о душевной жизни. Вера в интеллектуальные достижения прежней эпохи, в могущество разума начали ставится под сомнение. Возникает скептицизм, воздержание от суждений, касающихся окружающего мира, по причине их недоказуемости, относительности, зависимости от обычаев и т. п. Отказ от поисков истины позволял обрести душевный покой, достичь состояния атараксии (от греческого слова, означавшего отсутствие волнений). Под мудростью понималось отрешение от потрясений внешнего мира, попытка сохранить свою индивидуальность. Люди испытывали потребность в том, чтобы устоять перед превратностями жизни с её драматическими поворотами, лишающими душевного равновесия.

Стоики («стоя» — портик в Афинских храмах) объявили вредными любые аффекты, усматривая в них порчу разума. По их мнению удовольствие и страдание — ложные суждения о настоящем, желание и страх — ложные суждения о будующем. Только разум, свободный от любых эмоциональных потрясений, способен правильно руководить поведением. Именно это позволяет человеку выполнять своё предназначение, свой долг.

С этической ориентаций на поиски счастья и искуства жить, но на других космологических началах сложилась школа безмятежности духа Эпикура, который отошёл от от версии Демокрита о «жёсткой» причинности, царящей во всём, что совершается в мире (и, стало быть, в душе). Эпикур допускал самопроизвольность, спонтанность изменений, их случайный характер. Запечатлев ощущение непредсказуемости того, что может произойти с человеком в потоке событий, делающих существование непрочным, эпикурейцы закладывали в природу вещей возможность самопроизвольных отклонений и тем самым непредсказуемость поступков, свободу выбора. Они подчёркивали индивидуализацию личности как величины, способной действовать самостоятельно, избавившись от страха перед уготованным свыше. «Смерть не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти ещё нет, когда же смерть наступает, то нас уже нет». Искусство жить в водовороте событий связано с избавлением от страхов перед загробным наказанием и потусторонними силами, ибо в мире нет ничего, кроме атомов и пустоты.

Одновременно с построениями этих научных школ проводились важные исследования в медико-биологических областях знания. Врачи Александрийского научного центра Герофил и Эразистрат установили анатомо-физиологические различия между чувствительными нервами, идущими от органов чувств (глаза, уши, кожа и др.) к мозгу и двигательными волокнами, идущими от мозга к мышцам. Открытие было забыто, но через две с лишним тысячи лет вновь установлено и легло в основу важнейшего для психологии учения о рефлексах.

Позже древнеримский врач Гален (II век н.э.) в труде «О частях человеческого тела), описал зависимость жизнедеятельности целостного организма от нервной системы. В те времена запрещались анатомические исследования, но Гален, врачующий гладиаторов, наблюдавший открытые раны головного мозга, считал его производителем и хранителем разума. Гален развивал, вслед за Гиппократом, учение о темпераментах. Он утверждал, что первичными при аффектах являются изменение в организме («кипение крови»), субъективные, душевные переживания (например, гнев), вторичны.

Без эмпирической ткани психологической мысли античности не могли появиться теоретические успехи, приведшие естествознание к современной психологии. Древние греки выдвинули идею об определяющей зависимости душевных проявлений от общего строя вещей, их физической природы (проблема психического в материальном мире). Во-вторых, определили психику как форму жизни (психобиологическая проблема). В-третьих, поставили душевную деятельность в зависимость от форм, которые создаются не природой, а человеческой культурой (психогностическая проблема). Таким образом были сформулированы проблемы, веками направлявшие развитие науки о человеке.

Вместе с тем, бедствия, которые переживали народы Востока в жестоких войнах с Великим Римом, а затем под его владычеством, способствовали развитию идеалистических учений о душе, которые подготовили воззрения, ассимилированные позже христианской религией. К этим учениям относятся, например, взгляды Филона (I век н.э.), что тело это прах, который получает жизнь от дыхания божества. Это дыхание и есть «пневма», о которой мы говорили выше.

2. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В ЭПОХУ ФЕОДАЛИЗМА И В ПЕРИОД ВОЗРОЖДЕНИЯ.

Победившее в Европе Христианство привнесло воинственную нетерпимость ко всем «языческим» знаниям. В IV веке был уничтожен научный центр в Александрии, в начале VI века закрывалась Афинская школа. Христианство культивировало неприятие всякого знания, основанного на опыте, греховность попытки понять устройство и предназначение человеческой души, отличное от библейского понимания. Естественно-научное исследование природы приостановилось. В интеллектуальной жизни Европы постепенно воцарилась схоластика, которая сводилась к рациональному обоснованию христианского вероучения. Накопление знаний о природе происходило в недрах арабоязычной культуры, ориентированной на сближение философского мышления с эмпирическим опытом.

В VII веке на фундаменте ислама произошло объединение арабских племён. Вскоре арабами были покорены народы Востока, обладавшие знаниями древних культур (эллины, народы Индии и др.). Возникло арабоязычное государство Халифат. Сочинения Платона и Аристотеля сжигались в Европе. Но на Востоке переводились на арабский язык, переписывались и распространялись — от Пиренейского полуострова до Средней Азии. Появлялся мощный культурно-научный строй, в котором проявились крупнейшие умы. Среди них особо следует выделить среднеазиатского врача XI века Абу Али Ибн Сину, известного в Европе как Авиценна.

Ибн Сина был одним из первых исследователей в области возрастной психологии. Он изучал связь между физичесим развитием организма и его психологическими особенностями в различные возрастные периоды. При этом важное значение им придавалось развитию теории воспитания, определяющего воздействие психического состояния организма на его структуру. По мнению Авиценны, взрослые, вызывая у детей те или иные аффекты, изменяющие течение физиологических процессов, формируют их натуру. Идею о взаимосвязи психического и физиологического — не только зависимость психики от телесных состояний, но и её способность (при психических травмах, деятельности воображения) влиять на них — он разрабатывал, исходя из своего обширного медицинского опыта в области психофизиологии эмоциональных состояний.

В это время в европейской схоластике стали адаптироваться некоторые положения античного естествознания, прежде всего — интеллектуального наследия Аристотеля. Они наиболее убедительно раскрыты в учении Фомы Аквинского (1225−1274), которое было канонизировано как истинно католическая философия (и психология). Это учение получило название томизма (несколько модернизированное в наши дни — неотомизма). Фома Аквинский распространил иерархический шаблон на описание душевной жизни: каждое явление имеет своё место; в ступенчатом ряду расположены души (растительная, животная, человеческая); внутри самой души иерархически располагаются способности и их продукты (ощущение, представление,

понятие).

Идеологи переходного периода от феодальной культуры к буржуазной — эпохи Возрождения считали главной задачей возрождение античных ценностей.

Один из титанов этого периода Леонардо да Винчи (XV — XVIв.), считал, что человек может воплощать свои духовные силы в реальные ценности, преобразовывать природу своим творчеством. Испанский врач Х. Вивес в книге «О душе и жизни» писал, что природа человека им познаётся путём наблюдения и опытом; на природу ребёнка можно влиять, если правильно его воспитывать. Другой испанский врач, Х. Уарте, в

книге «Исследование способностей к наукам» впервые в истории психологии поставил задачу изучить индивидуальные различия между людьми с целью определения их пригодности к различным профессиям.

3. РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В XVII ВЕКЕ И В ЭПОХУ ПРОСВЕЩЕНИЯ (XVIII ВЕК)

С утверждением простых технических устройств в общественном производстве принцип их действия всё больше привлекал научную мысль, для объяснения по их образу и подобию функций организма. Первым большим достижением в этом аспекте стало открытие Гарвеем системы кровообращения, в которой сердце представлялось своего рода помпой, перекачивающей жидкость, для чего не требуется участия души.

Новый набросок психологической теории, ориентированной на объяснение принципов Галилея и новой механики Ньютона, принадлежал французскому естествоиспытателю Рене Декарту (1596 — 1650гг.). Он представил теоретическую модель организма как механически работающего автомата. При таком понимании живое тело, которое ранее рассматривалось как управляемое душой, освобождалось от её влияния и вмешательства; функции «машины тела», к которым относятся «восприятие, запечатление идей, удержание идей в памяти, внутренние стремления … совершаются в этой машине как движения часов».

Позднее Декарт ввёл понятие о рефлексе, ставшее фундаментальным для психологии. Если Гарвей «устранил» душу из разряда регуляторов внутренних органов, то Декарт «покончил» с ней на уровне целостного организма. Схема рефлекса сводилась к следующему. Внешний импульс приводит в движение лёгкие воздухообразные частицы, «животные духи», заносимые в мозг по «трубкам», из которых складывается периферическая нервная система, оттуда «животные духи» отражаются к мышцам. Схема Декарта объяснив движущую телом силу, открыла рефлекторную природу поведения.

Одно из важнейших для психологии сочинений Декарта называется «Страсти души». В нём учёный не только «лишил» душу царственной роли во Вселенной, но и «возвёл» в степень субстанции, равноправной другим субстанциям природы. Произошёл поворот в понятии о душе. Предметом психологии стало сознание. Полагая, что машина тела и занятое собственными мыслями, идеями и желаниями сознание — это две независимые друг от друга сущности (субстанции), Декарт столкнулся с необходимостью объяснить, как же они сосуществуют в человеке. Объяснение, которое он предложил, было названо психофизическим взаимодействием. Оно состояло в следующем: тело влияет на душу, пробуждая в ней страсти в виде чувственных восприятий, эмоций и т. п. Душа, обладая мышлением и волей, воздействует на тело, понуждая его работать и изменять свой ход. Орган, где эти две несовместимые субстанции общаются, — одна из желёз внутренней секреции — «шишковидная» (эпифиз).

Вопрос о взаимодействии души и тела поглотил на столетия интеллектуальную энергию множества умов. Освободив тело от души, Декарт «освободил» и душу (психику) от тела; тело может только двигаться, душа — только мыслить; принцип работы тела — рефлекс (т.е. мозг отражает внешние воздействия); принцип работы души — рефлексия (от лат. — «обращение назад», т. е. сознание отражает собственные мысли, идеи, ощущения).

Декарт создал новую форму дуализма в виде отношения души и тела, разделил чувства на две категории: коренящиеся в жизни организма и чисто интеллектуальные. В своём последнем сочинении — письме к шведской королеве Христине — он объяснял сущность любви как чувства, имеющего две формы — телесную страсть без любви и интеллектуальную любовь без страсти. По его мнению, причинному объяснению поддаётся только первая, поскольку она зависит от организма и биологической механики; вторую можно только понять и описать. Декарт полагал, что наука как познание причин явлений бессильна перед высшими и наиболее значимыми проявлениями психической жизни личности. Результатом его подобных рассуждений стала концепция «двух психологий» — объяснительной, аппелирующей к причинам, сопряжённым с функциями организма, и описательной, состоящей в том, что только тело мы объясняем, тогда как душу — понимаем.

Попытки опровергнуть дуализм Декарта, утвердить единство мироздания, покончить с разрывом телесного и духовного, природы и сознания, предпринял целый ряд великих мыслителей XVII века. Одним из был голландский философ Барух (Бенедикт) Спиноза (1632−1677). Он учил, что имеется единая вечная субстанция — Бог, или Природа, — с бесконечным множеством атрибутов (неотъемлемых свойств). Из них, считал философ, нашему ограниченному разумению открыты только два — протяжённость и мышление; из этого явствует, что бессмысленно представлять человека как место встречи двух субстанций: человек — целостное телесно-духовное существо.

Попытка построить психологическое учение о человеке как целостном существе запечатлена в его главном труде — «Этика». В нём поставлена задача объяснить всё многообразие чувств (аффектов) как побудительных сил человеческого поведения с точностью и строгостью геометрических доказательств. Утверждалось, что существуют три побудительные силы: влечение, радость и печаль. Доказывалось, что из этих фундаментальных аффектов выводится всё многобразие эмоциональных состояний; при этом радость увеличивает способность тела к действию, тогда как печаль её уменьшает.

Спиноза воспринял от немецкого философа и математика Лейбница (1646−1716), открывшего дифференциальное и интегральное исчисление, следующее представление о единстве телесного и психического. Основанием этого единства является духовное начало. Мир состоит из бесчисленного множества духовных сущностей — монад (от гр. monos — единое). Каждая из них «психична», т. е. не материальна (как атом), но наделена способностью воспринимать всё, что происходит во Вселенной. В душе непрерывно происходит незаметная деятельность «малых перцепций» — неосознаваемых восприятий. В тех же случаях, когда они осознаются, это становится возможным благодаря тому, что к простой перцепции (восприятию) присоединяется особый акт — апперцепция. Она включает внимание и память. Итак, Лейбниц вёл в оборот понятие бессознательной психики.

На вопрос о том, как соотносятся между собой духовные и телесные явления, Лейбниц ответил формулой, известной как психофизический параллелизм. По его мнению они не могут влиять одно на другое. Зависимость психики от телесных воздействий — это иллюзия. Душа и тело совершают свои операции самостоятельно и автоматически. Однако божественная мудрость сказывается в том, что между ними существует предустановленная гармония. они подобно паре часов, которые всегда показывают одно и тоже время, так как запущены с величайшей точностью.

При завершении этого раздела психологии необходимо упомянуть имя

английского философа Томаса Гоббса (1588−1679). До него в психологических учениях царил рационализм (от лат. racio — разум). Гоббс предложил за основу познания принять опыт. Рационализму им был противопоставлен эмпиризм (от лат. empirio — опыт). Так возникла эмпирическая психология.

В XVIII веке в Европе, когда продолжался процесс укрепления капиталистических отношений, расширялось и крепло новое движение — Просвещение. Его представители считали главной причиной всех человеческих бед невежество. Предполагалось, что в борьбе с ним общество избавится от социальных бедствий и пороков и в нём повсеместно воцарятся добро и справедливость. Эти идеи приобретали в различных странах разную тональность в связи со своеобразием их общественно-исторического развития. Так, в Англии И. Ньютон (1643−1727гг.) создал новую механику, воспринятую как образец и идеал точного знания, как торжество разума.

В соответствии с ньютоновским пониманием природы английский врач Гартли (1705−1757гг.) объяснил психический мир человека. Он представил его как продукт работы организма — «вибраторной машины». Предполагалось следующее. Вибрация внешнего эфира посредством вибраций нервов вызывают вибрации мозгового вещества, которые переходят в вибрации мышц. Параллельно с этим в мозгу возникают, сочетаются и сменяют друг друга психические «спутники» вибраций — от чувствования до абстрактного мышления и произвольных действий. Всё это происходит на основе закона ассоциаций. Гартли считал. что психический мир человека складывается постепенно в результате усложнения первичных сенсорных элементов путём ассоциаций смежности элементов во времени. К примеру, поведение ребёнка регулируют две мотивационные силы — удовольствие и страдание.

Задача воспитания, по его мнению, сводится к закреплению у людей таких связей, которые бы отвращали от безнравственных дел и доставляли удовольствие от нравственных. и чем эти связи прочнее, тем больше шансов для человека стать нравственно добродетельной личностью, а для всего общества — более совершенным.

Другими выдающимися мыслителями эпохи Просвещения были К. Гельвеций

(1715−1771гг.), П. Гольбах (1723−1789гг.) и Д. Дидро (1713−1784гг.). Отстаивая идею возникновения мира духовного из мира физического, они представляли наделённого психикой «человека-машину» как продукт внешних воздействий и естественной истории. В завершающий период эпохи Просвещения представлен врач-философ П. Кабанис (1757−1808гг.) выдвинул положение, согласно которому мышление — это функция мозга.

При этом он исходил из наблюдений кровавого опыта революции, руководители которой поручили ему выяснить осознание осуждённым, которому отсекают голову на гильотине, своих страданий, свидетельством которых могут быть конвульсии. Кабанис ответил на этот вопрос отрицательно. Только обладающий головным мозгом человек способен мыслить. Движения же обезглавленного тела носят рефлекторный характер и не осознаются. Сознание — это функция мозга. К внешним продуктам мозговой деятельности П. Кабанис относил выражение мысли в словах и жестах. К внешним продуктам мозговой деятельности — выражение мысли в словах и жестах. За самой мыслью, по его мнению, скрыт неизвестный нервный процесс, нераздельность психических явлений и нервного субстрата. Доказывая необходимость перейти от умозрительного к эмпирическому изучению этой нераздельности, он подготовили почву для движения научной мысли в следующем столетии.

Итальянский мыслитель Д. Вико (1668−1744гг.) в трактате «Основания новой науки об общей природе вещей» (1725г.) выдвинул идею о том, что каждое общество проходит последовательно через три эпохи: богов, героев и людей. Что касается психических свойств человека, то они, согласно Д. Вико, возникают в ходе истории общества. В частности, появление абстрактного мышления он связывал с развитием торговли и политической жизни. С именем Д. Вико связано представление о надындивидуальной духовной силе, свойственой народу в целом и составляющей первооснову культуры и истории.

В России духовная атмосфера эпохи Просвещения обусловила философско-психологические воззрения А. Н. Радищева (1749−1802гг.). А. Н. Радищев искал ключ к психологии людей в условиях их общественной жизни («Путешествие из Петербурга в Москву»), за что был приговорён к смертной казни, заменённой ссылкой в Сибирь.

Итак, в эпоху Просвещения возникли два направления в разработке проблем психологического познания: трактовка психики как функции высокоорганизованной материи — головного мозга, что способствовало экспериментальному изучению тех явлений, которые считались порождением бестелесной души; учение, согласно которому индивидуальная психика определяется социальными условиями, нравами, обычаями, духовным миром людей, которыми движет собственная энергия культурного творчества.

4. ЗАРОЖДЕНИЕ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ

В начале XIX столетия развитие психологических знаний стимулировались открытиями не в области механики, а в области физиологии, которая руководствовалась «анатомическим началом». Психические функции человека исследовались под углом зрения их зависимости от строения органа, его анатомии. Вновь были открыты (см. выше) различия между чувствительными и двигательными волокнами периферической нервной системы, описана рефлекторная дуга. Позже был сформулирован закон «специфической энергии органов чувств», согласно которому никакой другой энергией, кроме известной в физике, нервная ткань не обладает. Австрийский анатом Ф. Галь, изучавший зависимость ощущений от нервного субстрата, указал на извилины коры больших полушарий головного мозга как место, где локализованы «умственные силы» (до него было принято считать, что они — в мозговых желудочках).

Прежде чем были найдены объективные методы изучения целостного поведения, в экспериментальном анализе деятельности органов чувств были достигнуты крупные успехи в связи с открытием закономерной, математически исчисляемой зависимости между объективными физическими стимулами и производимыми ими психическими эффектами — ощущениями. Это сыграло решающую роль в превращении психологии в самостоятельную экспериментальную науку.

Физиолог Эрнст Вебер (1795−1878гг.) исследовал зависимость континиума ощущений от континиума вызывающих их внешних физических стимулов. Его опыты и математические выкладки стали истоками психофизики. Таблица логарифмов оказалась приложимой к явлениям душевной жизни, поведению субъекта. Прорыв от психофизиологии к психофизике разделил принцип причинности и принцип закономерности. Психофизика доказала, что в психологии и при отсутствии знаний о телесном субстрате могут быть открыты строго эмпирически законы, которым подвластны её явления.

Одновременно англичанин Джон Миль (1806−1873гг.) заговорил о ментальной химии.

В создании основ, на которых строилась психология как наука, велика роль Германа Гельмгольца (1821−1894гг.). Гениальному мыслителю принадлежат многие открытия, в том числе — о природе психического. Им были открыты скорость прохождения импульса по нерву, закон сохранения энергии. «Мы все дети солнца, — говорил он, — ибо живой организм, с позиции физика, — это система, в которой нет ничего, кроме преобразований различных видов энергии». Его опыты указывали, что возникающий в сознании образ внешнего предмета порождается независимым от сознания телесным механизмом. Так намечалось разделение психики и сознания.

Голландский физиолог Ф. Дондерс (1818−1898гг.) посвятил свои исследования измерению скорости реакции субъекта на воспринимаемые им объекты. Вскоре И. М. Сеченов, ссылаясь на изучение времени реакции как процесса, требующего целостности головного мозга, подчёркивал: «Психическая деятельность как всякое земное явление происходит во времени и пространстве».

Положение о том, что психический фактор — регулятор поведения организма, нашло признание и в работах физиолога Э. Пфлюгера. Учёный подверг критике схему рефлекса как дуги, в которой центростремительные нервы, благодаря переключению на центробежные, производят одну и ту же стандартную мышечную реакцию. Обезглавив лягушку, он помещал её в различные условия. Оказывалось, что её нервно-мышечные реакции изменялись при изменении внешней среды (на столе она ползала, в воде плавала). Э. Пфлюгер сделал вывод, что причиной её приспособительных действий служит не сама по себе нервно-мышечная связь, а сенсорная функция, позволяющая различать условия и, в соответствии с ними, изменять поведение.

Опыты Э. Пфлюгера открывали особую причинность — психическую. Чувствование (то, что Э. Пфлюгер называл «сенсорной функцией») — это, считал он, не физиологическая, а психологическая сущность; «сенсорная функция» заключается в различении условий, в которых находится организм, и в регуляции, в соответствии с ними, ответных действий. В различении того, что происходит во внешней среде, и реагировании на происходящее в ней, и состоит фундаментальное предназначение психики, её главный жизненный смысл. Опыты исследователя подрывали принятое мнение о том, что психика и сознание — одно и то же (о каком сознании может идти речь у обезглавленной лягушки!). Наряду с сознанием имеется огромная область неосознаваемой психики (бессознательного), которая не сводится ни к нервной системе, ни к системе сознания.

Революцию в психологическом мышлении произвело учение Чарльза Дарвина (1809−1882гг.), из которого следовало, что человек является выходцем из обезьяньего стала. Дарвиновское учение ознаменовало крутой поворот от механодетерминизма к биодетерминизму. Прежде всего, Ч. Дарвин указывал на естественный отбор как фактор выживания организмов в постоянно угрожающей их существованию внешней среде. Отмечал, что в ходе эволюции выживают те, кто смог наиболее эффективно приспособиться; выжившие в борьбе за существование передают свои свойства потомству. Поскольку естественный отбор отсекает всё ненужное для жизни, то он истребляет и психические функции, не способствующие приспособлению. Это побуждает рассматривать психику как элемент адаптации организма к внешней среде.

Психика не могла более представляться изолированным «островом духа». В психологии фундаментальным становится соотношение «организм-среда», вместо отдельного организма. Это порождает новый системный стиль мышления, который в дальнейшем привёл к выводу, что предметом психологии должно быть не сознание индивида, а его поведение во внешней среде, изменяющей (детерминирующей) его психический склад.

Понятие об индивидуальных вариациях является составной частью эволюционной теории Ч. Дарвина. Стало быть, к ним относятся и вариации в сфере психики. Это придало импульс разработке нового направления в психологии, предметом которого стало изучение индивидуальных различий между людьми, обусловленных законами наследственности. Позже оно превратилось в разветвлённую ветвь дифференциальной психологии.

Кроме того, дарвинизм стимулировал изучение психики в животном мире, и стал основанием зоопсихологии, широкого изучения (с помощью объективных экспериментальных методов) механизмов психической регуляции поведения животных.

Ч. Дарвин, анализируя инстинкты как побудительные силы поведения, подверг критике версию об их разумности. Вместе с тем им было подчёркнуто, что корни инстинктов уходят в историю вида, без них живой организм не может выжить; инстинкты тесно связаны с эмоциями. К их изучению Ч. Дарвин подошёл не с точки зрения их осознания субъектом, а опираясь на наблюдения за выразительными движениями, которые ранее имели практический смысл (например, сжатие кулаков и оскал зубов при аффекте гнева, что когда-то эти агрессивные реакции означали готовность к борьбе). Естествоиспытатели додарвинистического периода считали чувства элементами сознания. По Дарвину, эмоции, захватывающие индивида, выступают в качестве феноменов, которые, хотя и являются психическими, однако первичны по отношению к его сознанию. Наибольший интерес вызывает книга Ч. Дарвина «Происхождение человека и половой подбор», изданная в 1872 г.

Одновременно с Ч. Дарвином идеи эволюционной психологии развивал английский философ Герберт Спенсер (1820−1903гг.). В своём труде «Основы психологии» (1855г.) он определил жизнь как непрерывное приспособление «внутренних отношений к внешним». Основные положения его работы следующие. Происходящее внутри организма (стало быть, и сознание) может быть понято только в системе его отношений (адаптации) к внешней среде. Чтобы выжить, организм вынужден устанавливать связь между объектами этого мира и своими реакциями на них. Случайные, несущественные для выживания связи он игнорирует, а связи, необходимые для решения этой задачи, прочно фиксирует, сохраняет «про запас», на случай новых конфронтаций со всем, что может угрожать его существованию. Адаптация в данном случае означает не только приспособление к новым ситуациям органов чувств как источников информации о том, что происходит вовне (как, например, изменяется чувствительность глаза в темноте). Существует особый вид ассоциаций — между внутренними психическими образами и реализующими адаптацию целостного организма мышечными действиями. Так свершился крутой поворот в движении психологической мысли. Из «поля сознания» она устремилась в «поле поведения».

В разграничении психики и сознания большое значение имели исследования гипноза. Основателем научной гипнологии следует считать португальского аббата Фариа, который впервые использовал методику словесного погружения в гипноз.

Гипнотические сеансы приобрели в Европе большую популярность благодаря деятельности австрийского врача Франца Антона Месмера (1734−1815). Согласно его мистической теории, мир пронизан особой жидкостью — магнетическим флюидом (от лат. fluidus — текучий), обладающим целебной силой. Накапливаясь как в резервуарах у особенно одарённых для его восприятия личностях, магнетический флюид, по воззрениям Ф. А. Месмера, может передаваться больным через прикосновения и излечивать их. Позже английский врач Брэйд придал решающую роль в гипнозе психологическому фактору. С конца 70-х годов XIX века начинает изучать явления гипноза французский невропатолог Жан Мартен Шарко (1825−1893), учитель и наставник молодого австрийского врача З. Фрейда.

Гипноз (от греч. hypnos — сон) не только демонстрировал факты психически регулируемого поведения с выключенным сознанием (поддерживая тем самым представление о бессознательной психике). Чтобы вызвать гипнотическое состояние, требовался «раппорт» — создание ситуации взаимодействия между врачом и пациентом. Обнаруженная при этом бессознательная психика, стало быть, социально-бессознательная, потому что она инициируется и контролируется человеком, который проводит гипноз.

Применяя методы гипноза в повседневной работе педагог создаёт атмосферу доверия, повышает степень воздействия на обучаемого, его восприимчивость, вызывает состояние повышенного функционирования мнестических функций (память, внимание). Это достигается за счёт подстраивания к языку и ходу мысли собеседника. Подобно хамелеону необходимо подражать интонации, ритму, степени громкости и скорости речи, имитировать манеру держаться, мимику, жесты и настроение, перенимает характерные обороты речи.

К 70-м годам прошлого века появилась потребность в том, чтобы разрозненные знания о психике для изучения объединить в особую научную дисциплину. Превращение психологии в самостоятельную науку стало возможно потому, что психология постепенно превращалась из науки описательной в науку экспериментальную. Начало в построении психологии как самостоятельной науки положили В. Вундт (1832−1920гг.) и Ф. Брентано (1838−1917гг.).

В. Вундт организовал в Лейпциге первый психологический институт (1875г.). В связи с этим очень важным был выход в свет его труда «Основы физиологической психологии». В нём предметом психологии был признан «непосредственный опыт» — содержание сознания; главным методом — интроспекция (наблюдение субъекта за процессами в своём сознании, что требовало специальной длительной тренировки).

Одновременно с В. Вундтом философ Ф. Брентано изложил программу изучения психологии в работе «Психология с эмпирической точки зрения» (1874г.). Согласно Ф. Брентано, область психологии — это не содержание сознания (ощущения, восприятия, мысли, чувства), а его акты, психические действия, благодаря которым оно появляется. Например, одно явление свет, другое — акт видения света. По мышлению философа, изучение актов и есть уникальная сфера психологии.

В научных разработках уровень теоретических представлений о предмете психологии отличался от уровня конкретной эмпирической работы, где под власть эксперимента подпадал всё более широкий круг явлений.

Методы экспериментальной психологии начал разрабатывать немецкий психолог Г. Эббингауз (1850−1909гг.). Он экспериментировал мнемонические процессы, более сложные, чем сенсорные. В книге «О памяти» (1885г.) учёный изложил результаты проведённых на себе опытов с целью вывести законы, по которым сохраняется и воспроизводится выученный материал. При решении проблемы он составил 2300 бессмысленных слов, состоящий из трёх звуков — согласный + гласный + согласный (например, «мон», «пит» и т. п.). Были испробованы и тщательно просчитаны различные варианты, касающиеся времени и объёма их заучивания, динамики их забывания (репутацию «классической» приобрела «кривая забывания», показывающая, что примерно половина забытого падает на первые полчаса после заучивания), последующего воспроизведения материала различного объёма, различных фрагментов этого материала (начала списка слогов и его конца).

Психологическая практика требовала информации о высших психических функциях в целях диагностики индивидуальных различий между людьми, касающихся приобретения знаний и выполнения сложных форм деятельности. Первый вариант решения этой задачи представил французский психолог Анри Бине (1857−1911гг.). В поисках психологических средств, с помощью которых удалось бы отделить детей, способных к учению, но ленивых, от тех, кто страдает врождёнными интеллектуальными дефектами, экспериментальные задания по изучению внимания, памяти, мышления А. Бине превратил в тесты, установив шкалу, каждое деление которой соответствовало заданиям, выполнимым нормальными детьми определённого возраста.

Позже германский учёный В. Штерн ввёл понятие «коэффициент интеллекта» (по-английски — Ай-Кью). По нему соотносился «умственный» возраст (определяемый по шкале А. Бине) с хронологическим («паспортным»). Их несовпадение считалось показателем либо умственной отсталости, либо одарённости.

Чем успешнее шла в психологии экспериментальная работа, тем обширнее становилось поле изучаемых ею явлений. Рушилось понимание сознания как замкнутого в себе мира. Восприятие и память, навыки и мышление, установки и чувства стали трактоваться как своего «инструменты» организма, работающие над решением задач, с которыми его сталкивают жизненные ситуации.

В начале XX века возникает несколько направлений в психологии, отличающихся друг от друга пониманием предмета психологии, методами исследования и системой основных понятий. В Европе это были фрейдизм и гештальтпсихология, в США — функционализм, бихейвиоризм и школа Курта Левина.

В 1912 году во Франкфурте-на-майне под руководством М. Вертгеймера (1880−1943гг.) возникла новая психологическая школа — гештальпсихология (от нем. «gestalt» — форма, структура). В неё входили известные психологи В. Келер (1887−1967гг.) и К. Коффка (1886−1941гг.). В опытах М. Вертгеймера по восприятию было установлено, что в составе сознания существуют целостные образования (гештальты), не разлагаемые на сенсорные первоэлементы, т. е. психические образы — это не комплексы ощущений.

Прогрессивное значение гештальтпсихологии состояло в преодолении ею «атомизма» в психологии — представления о том, что образы сознания строятся из кирпичиков ощущений. Существует некая изначальная упорядоченность сенсорно-интеллектуальных структур. М. Вертгеймер стал приверженцем деятельной сущности сознания: сознание активно, посредством определённых действий оно строит свои образы внешнего мира, опираясь на изначально имеющиеся структуры — гештальты.

В исследованиях гештальпсихологов было открыто более ста закономерностей зрительного восприятия: апперцепция (зависимость восприятия от прошлого опыта, от общего содержания психической деятельности человека), взаимодействие фигуры и фона, целостность и структурность восприятия, прегнантность (стремление к простоте и упорядоченности восприятия), константность восприятия (постоянство образа предмета несмотря на изменение условий его восприятия), феномен «близости» (тенденция к объединению элементов, смежных во времени и пространстве), феномен «замыкания» (тенденции к заполнению пробелов между элементами воспринимаемой фигуры).

Адаптивные формы поведения объяснялись универсальным понятием «инсайта» (от англ. «insight» — озарение) — внезапным схватыванием отношений при решении проблемных задач. Но, к сожалению, гештальтисты пытались объяснить сознание, исходя из него самого.

В это время в американской психологии возникает её ведущее направление — бихейвиоризм (от англ. «behavior» — поведение). Бихейвиоризм признавал в качестве единственного объекта психологического изучения поведение, поведенческие реакции. Сознание, как явление не поддающееся наблюдению, было исключено из сферы бихейвиористской психологии. Изучалось лишь реально проявляющееся поведение. Это хорошо увязывалось с прагматическим направлением всей американской науки того времени. Одним из основателем бихейвиоризма был Э. Торндайк (1874−1949гг.), изложивший обширный обширный экспериментальный материал в своей докторской диссертации «Интеллект животных. Экспериментальное исследование ассоциативных процессов».

Он изучал на животных законы интеллекта как научения. Для этого использовал так называемые «проблемные» ящики. Помещённое в ящик животное могло выйти из него, или получить подкормку, лишь приведя в действие специальное устройство — нажав на пружину, потянув петлю и т. п. Первоначально животное совершало множество движений, бросалось в разные стороны, царапало ящик и т. п., пока одно из движений случайно не оказывалось для него удачным. «Пробы, ошибки и случайный успех» — таково было заключение, принятое учёным для всех типов поведения как животных, так и человека. Открытия Э. Торндайка были истолкованы как законы образования навыков. При этом под интеллектом имелась в виду выработка организмом «формулы» реальных действий, позволяющих успешно справиться с проблемной ситуацией. Вводился в обиход «вероятностный стиль мышления»: в органическом мире выживает лишь тот, кому удаётся, «пробуя и ошибаясь», отобрать наиболее выгодный из многих возможных вариант реакции на среду.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой