Вестфальский мир

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

Вестфальский мир

Санкт-Петербург

2004 г.

ПЛАН:

Введение 2

глава 1. Политические предпосылки заключения вестфальского договора 6

1.1. Расстановка политических сил в европе накануне заключения мирного договора 6

1.2. Итоги тридцатилетней войны. Вестфальский договор 9

1.3. место россии в тридцатилетней войне 13

глава 2. Вестфальский мир в истории и мировой политике 15

2.1. Историческая оценка вестфальского мира 15

2.2. Значение вестфальского мира в формировании новых международных принципов мировой политики 17

  • Заключение 21
  • Список литературы 22
  • Приложение 1 23

Введение

Европа в том виде, в каком она возникла после краха Западной Римской империи, складывалась в качестве целостного католического мира. Церковь формировала общую нормативную систему, единое ценностное пространство. Протестантско-католическое противоборство XVI-ХVII столетий, по существу впервые серьезно поставившее под вопрос существование европейского нормативного порядка.

Характер Вестфальского мира 1648 г., придавший новый облик и значение европейскому нормативному порядку, создал новое идейное, а позднее и политическое пространство. Вестфальский мир впервые в европейском масштабе открыл то, что политика может быть технологией улаживания конфликтов. Он также положил конец Тридцатилетней войне в Западной Европе и санкционировал распад Священной Римской империи на 355 самостоятельных государств, увенчал целую полосу борьбы, острейшего противостояния средневекового католического универсализма, подкрепленного амбициями Габсбургов, с молодыми силами будущего в лице протестантских сословий Империи, руководимых княжеской элитой.

Именно с этого времени в качестве главной формы политической организации общества повсеместно утверждается национальное государство (в западной терминологии — «государство-нация»), а доминирующим принципом международных отношений становится принцип национального (т.е. государственного) суверенитета. До этого времени международные отношения характеризовались разобщенностью их участников, бессистемностью международных взаимодействий, главным проявлением которых выступали кратковременные вооруженные конфликты или длительные войны.

Вестфальской системой международных отношений были заложены основные принципы современной мировой политики. Появление национальных государств — важнейший признак, ознаменовавший наступление Нового времени, с приходом которого мир вступил на путь индустриального развития.

Отечественными исследователями не уделено должного внимания формированию Вестфальской системы. Одна из немногих публикаций последнего времени — книга М. П. Беляева «Французская и имперская дипломатия в поисках мира: Из истории Вестфальского мирного конгресса» (2000). Она посвящена одной из проблем истории Вестфальского мирного конгресса — франко-имперским переговорам и заключению Мюнстерского мира. На основе изучения источников автор даёт подробную реконструкцию хода мирных переговоров и выявляет их различные этапы.

Исследования данного периода европейской истории и значения Вестфальского мира для развития международных отношений находились также в центре внимания таких ученых, как Н. Косолапов Косолапов Н. Внешняя политика и внешнеполитический процесс субъектов международных отношений // МЭМО. — 1999. — № 3., Б. Ф. Поршнев Поршнев Б. Ф., Франция, Английская революция и европейская политика в середине XVII в., М., 1970; Поршнев Б. Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. — М., 1976., А. Ю. Прокопьев Прокопьев А. Ю. Тридцатилетняя война в современной немецкой историографии. //Альманах «Университетский историк». — СПБ.: Изд-во Санкт-Петербургского университета. 2002. Вып. 1; Он же: Германия в эпоху религиозного раскола. 1555−1648. СПб., 2002., и др., нашли отражение в публикациях журналов: «Международная жизнь», «Политические исследования», «Вопросы философии» и др. Вестфальский мир входил в круг научных интересов выдающегося отечественного историка Е. В. Тарле Тарле Е. В. Три катастрофы. Вестфальский мир. Тильзитский мир. Версальский мир. Петроград — Москва, 1923. Определенное представление о Вестфальском мире дают учебники по дипломатической истории средневековой Европы и по курсу международного права.

Среди зарубежных ученых интерес к Вестфальскому миру с одной стороны всегда был достаточно высок, но с другой стороны число публикаций глубоко анализирующих процесс, предшествующий заключению Вестфальского мира, относительно невелико. Тридцатилетней войне и Вестфальскому миру значительное внимание уделил выдающийся исследователь немецкой истории Ф. Пресс, который полагал, что XVII в. стал «темным веком» для новой немецкой истории. Ученики Пресса взглянули на проблему Тридцатилетней войны и Вестфальского мира с разных точек зрения: рост государственных структур и война (И. Бурхардт), формирование немецкой нации и государственности под влиянием войны (Г. Шмидт), Вестфальский мир, рейхстаг и религиозный вопрос (А. Шиндлинг).

Цель курсовой работы — показать основное значение Вестфальского мира в истории международных отношений.

В работе решались следующие задачи:

1. Выявить политические предпосылки заключения Вестфальского договора.

2. Обсудить основные этапы и итоги Тридцатилетней войны.

3. Обозначить роль России в Тридцатилетней войне.

4. Показать роль и значение Вестфальского мира в истории международных отношений.

Глава 1. Политические предпосылки заключения Вестфальского договора

1.1. Расстановка политических сил в Европе накануне заключения
мирного договора

XVII век — эпоха, играющая во многом критическую роль в развитии процесса борьбы между силами, защищающими феодальные устои, и силами, расшатывающими эти устои, начальная стадия которого относится к эпохе Возрождения, а завершающая охватывает эпоху Просвещения. Эту роль можно назвать узловой только потому, что именно в ожесточенных общественных схватках, происходящих в XVII столетии (будь то английская революция, Фронда или Тридцатилетняя война), во многом определился темп и характер дальнейшего развития стран Европы.

Вместе с тем, немецкий исследователь Ф. Пресс хорошо подметил парадоксальное место этого века в немецкой истории: «Семнадцатый век менее всего исследован среди трех столетий раннего нового времени. Это связано с традиционным видением немецкой истории в частности, с малогерманской протестантской интерпретацией: XVI в. являет прорыв Реформации, а XVIII — подъем Бранденбурга-Пруссии. Напротив, XVII в. определяется новой консолидацией Старой Церкви, восстановлением имперской мощи и наступлением абсолютизма. К тому же это столетие было аристократическим в сравнении с бюргерским веками — прошедшими и будущими, отмечено последствиями войн, экономическими кризисами за счет массивного роста народонаселения, обостренными Тридцатилетней войной, которая вплоть до ужасов XX в. оставалась самым большим потрясением немецкой истории. Все это способствовало тому, что XVII в. стал „темным веком“ для новой немецкой истории» Цит. по: Прокопьев А. Ю. Тридцатилетняя война в современной немецкой историографии. Альманах «Университетский историк» .- СПБ.: Изд-во Санкт-Петербургского университета. 2002 г. Вып. 1. С. 128.

.

В средние века на протяжении долгих столетий Европа была разделена на множество королевств, герцогств и других мелких государств, зачастую вне всякой связи с национальным составом населения. Большая их часть номинально входила в состав Священной Римской империи.

В религиозном отношении Европа была католической во главе с римским Папой. Причем, глава римо-католической церкви претендовал на роль не только духовного, но и политического главы всей Европы. В международных отношениях господствовал династический принцип.

Повышенный драматизм XVII столетию как эпохе придает и то обстоятельство, что общественные столкновения разыгрываются в этот исторический период в условиях резкой активизации консервативных и реакционных кругов: они мобилизуют все свои ресурсы и используют все возможности с целью повернуть историю вспять или хотя бы приостановить ее поступательное движение. Усилия консервативных кругов принимают различные формы. Это прежде всего такое широкое и многоликое общеевропейского характера явление, как Контрреформация. Одно из центральных событий в Западной Европе XVII столетия — это Тридцатилетняя война.

Тридцатилетняя война 1618−1648 гг. — первая общеевропейская война между двумя большими группировками держав: стремившимся к господству над всем «христианским миром» габсбургским блоком (испанские и австрийские Габсбурги), поддержанным папством, католическими князьями Германии и Польско-Литовским государством (Речь Посполита), и противодействовавшими этому блоку национальными государствами — Францией, Швецией, Голландией (республика Соединённых провинций), Данией, а также Россией, в известной мере Англией, образовавшими антигабсбургскую коалицию, опиравшуюся на протестантских князей в Германии, на антигабсбургское движение в Чехии, Трансильвании, Италии. Первоначально носила характер «религиозной войны» (между католиками и протестантами), в ходе событий, однако, всё более утрачивала этот характер, особенно с тех пор, как католическая Франция открыто возглавила антигабсбургскую коалицию.

Наряду с бросавшейся в глаза — преимущественно в первые годы войны — религиозной борьбой важную роль играли противоречия между династией Габсбургов и чешским, австрийским и венгерским дворянством, отношения немецких князей и городов с императорской властью и друг с другом. Не прекращались испано-французская борьба за гегемонию в Европе, англо-испано-голландские противоречия, в которых вопрос о судьбе Нидерландов переплетался с вопросом о господстве на морях и в колониях. Продолжались польско-шведско-датско-русское соперничество на Балтике, усилия России вернуть утраченные в недалеком прошлом земли, борьба за преобладание на территории разделенного Венгерского королевства.

Чешское восстание 1618−1620 гг., антигабсбургское восстание чешских сословий, явилось исходным пунктом Тридцатилетней войны. Восстание было вызвано усилившимся в 1617−18 гг. наступлением Габсбургов на политические и религиозные права Чехии, сохранявшей ещё некоторую независимость в составе монархии Габсбургов. 23 мая 1618 габсбургские «наместники» в Чехии паны-католики Я. Мартиниц и В. Славата были выброшены из окна Пражского града, что и послужила началом восстания.

Обычно выделяют четыре основных этапа Тридцатилетней войны История Европы. Т. 3. От Средневековья к новому времени. — М.: «Наука» 1993. С. 431. Чешский, или чешско-пфальцский, период (1618−1623 гг.) начинается с восстания в чешских, австрийских и венгерских владениях Габсбургов, поддержанного Евангелической унией немецких князей, Трансильванией, Голландией (Республикой Соединенных провинций), Англией, Савойей. С помощью Лиги католических князей, римского папы, Польши, Саксонии, Тосканы и Генуи Габсбурги подавили Чешское восстание и разгромили Евангелическую унию.

В датский период (1624−1629 гг.) против Габсбургов и Лиги выступили северогерманские князья, Трансильвания и Дания, поддержанные Швецией, Голландией, Англией и Францией. Он закончился занятием Северной Германии войсками императора и Лиги и выходом Трансильвании и Дании из войны.

В течение шведского периода (1630−1634 гг.) шведские войска вместе с примкнувшими к ним немецкими князьями и при поддержке Франции заняли большую часть Германии, но затем потерпели поражение от объединенных сил императора, испанского короля и Лиги.

В последний — франко-шведский — период (1635−1648 гг.) в открытую схватку с Габсбургами вступила Франция. Борьба шла до обоюдного истощения сторон.

Одновременно Франция и Испания вели между собой войны в Италии и Фландрии, Англия воевала с Францией и Испанией, голландцы изгнали англичан из Индонезии, Швеция воевала против Польши, Польша — против России. С 1621 по 1648 г. продолжалась испано-голландская война, в 1643 -1645 гг. шла датско-шведская война. В 1640 г. началась война между Испанией и Португалией, не закончившаяся, как и франко-испанская, к моменту прекращения Тридцатилетней войны.

Тридцатилетняя война стала также первой войной в европейской истории, имевшей тотальный характер. Это означает, что война затронула все слои населения, полностью изменила образ жизни мирных граждан. Тридцатилетняя война впервые показала европейцам, что такое широкомасштабные боевые действия, при которых жертвы многочисленны, в том числе и среди мирного населения.

1.2. Итоги Тридцатилетней войны. Вестфальский договор

Из Тридцатилетней войны победителями вышли Франция и Швеция, игравшие после этого ведущую роль в европейской дипломатии второй половины ХVII — начала ХVIII вв. Германия, наоборот, была крайне ослаблена войной. Помимо значительных территориальных потерь, Германия была чрезвычайно разорена длительной войной, происходившей главным образом на ее территории. Вестфальский мир привел к значительным территориальным изменениям как в самой Германской империи в целом, так и в отдельных княжествах. Голландия и Швейцария были окончательно признаны независимыми государствами. Значительно увеличили свои территории некоторые крупные германские княжества. Вместе с тем, Вестфальский мир окончательно закрепил раздробленность Германии.

Таким образом, Вестфальский мир 1648 окончил европейскую Тридцатилетнюю войну. Он объединил два мирных договора, заключённых 24 октября 1648 — после длительных (с весны 1645) переговоров — в городах Вестфалии Мюнстере и Оснабрюке: Оснабрюкский (между императором «Священной Римской империи» и его союзниками, с одной стороны, и Швецией с союзниками — с другой) и Мюнстерский (между императором с союзниками, с одной стороны, и Францией с союзниками — с другой). (Преамбулу и часть I Договора см. Приложение 1)

Постановления Вестфальского мира касались территориальных изменений, религиозных отношений, политического устройства империи. Согласно Договору Швеция получила от империи, помимо контрибуции в 5 млн. талеров, остров Рюген, всю Западную и часть Восточной Померании с г. Штеттином, г. Висмар и секуляризованные архиепископство Бремен и епископство Верден. Во владении Швеции оказались, таким образом, важнейшие гавани не только Балтийского, но и Северного моря, она как владелица германских княжеств стала членом империи с правом посылать своих депутатов на имперские сеймы. Франция получила бывшие владения Габсбургов в Эльзасе и подтверждение своего суверенитета над лотарингскими епископствами Мец, Туль и Верден. Франция и Швеция — державы-победительницы — были объявлены главными гарантами выполнения Договора. Союзники держав-победительниц — германские княжества Бранденбург, Мекленбург-Шверин, Брауншвейг-Люнебург — расширили свои территории за счёт секуляризованных епископств и монастырей, за герцогом Баварии был закреплен Верхний Пфальц и титул курфюрста. Была признана полная независимость от императора германских князей в проведении как внутренней, так и внешней политики (они не могли лишь заключать внешних союзов, направленных против империи и императора).

В области религиозной Договор уравнял в Германии кальвинистов (реформатов) в правах с католиками и лютеранами, узаконил секуляризацию церковных земель, произведённую до 1624, но лишил германских князей права определять религиозную принадлежность подданных. Договор юридически закреплял политическую раздробленность Германии (которая была результатом всего предшествующего хода её социально-экономического развития) Поршнев Б. Ф., Франция, Английская революция и европейская политика в середине XVII в., М., 1970.

Религиозно-церковные вопросы не вызвали при заключении мира значительных споров. По сути, они были решены уже в 1635 г.

Кальвинистские князья были уравнены в правах с лютеранами и католиками, правители по-прежнему могли изгонять подданных, не желавших исповедовать религию государства. Церковные имущества, присвоенные протестантскими князьями до 1624 г. были оставлены в их распоряжении, но впредь такие захваты запрещались.

В 1649—1650 гг. шведы покинули Чехию, Моравию и Силезию, а в мае 1654 г. войска всех воевавших сторон отошли за намеченные мирным договором границы.

В ходе Тридцатилетней войны поставить противника на колени не удалось ни одной из сторон. Если сравнить довоенное положение участников войны, а также сопоставить их цели с достигнутыми результатами, то к победителям следует отнести французскую монархию, которая приобрела ряд важных территорий и заложила фундамент для претензий на общеевропейскую гегемонию. Швеция, не достигшая целей, поставленных Густавом Адольфом, все же захватила в Германии важные позиции. Австрийские Габсбурги не стали хозяевами Центральной Европы, но их монархия вышла из войны окрепшей. Победили немецкие князья, превратившиеся в независимых государей; многие из них добились и территориальных приращений.

Германия оказалась в невыгодном положении по отношению к западным соседям, которые, постоянно вмешиваясь в ее дела, поддерживали внутренние распри и мешали объединению страны.

Тридцатилетняя война завершила собой историческую эпоху. Она решила вопрос, поднятый Реформацией, — вопрос о месте церкви в государственной жизни Германии и ряда соседних стран. Вторая важнейшая проблема эпохи — создание национальных государств на месте средневековой Священной Римской империи — решена не была. Империя фактически распалась, но далеко не все возникшие на ее развалинах государства имели национальный характер. Напротив, условия национального развития немцев, чехов, венгров значительно ухудшились. Возросшая независимость князей препятствовала национальному объединению Германии, закрепила раскол ее на протестантский север и католический юг.

Вестфальский мир стал переломным моментом во внешней политике австрийских Габсбургов. Ее главным содержанием в последующие 250 лет стала экспансия на юго-восток. Остальные участники Тридцатилетней войны продолжали прежнюю внешнеполитическую линию. Швеция попыталась добить Данию, поглотить Польшу и не допустить расширения русских владений в Прибалтике. Франция систематически овладевала территориями в Империи, не переставая подрывать и без того слабый здесь авторитет императорской власти. Быстрое возвышение предстояло Бранденбургу, который во второй половине XVII в. стал опасным для своих соседей — Швеции и Польши.

В памяти народов Центральной Европы Тридцатилетняя война на столетия осталась самым страшным бедствием, какое может себе представить человеческое воображение. Г. Франц постарался сделать акцент на демографических данных: согласно им, людские утраты Германии в войну были впечатляющими, порядка 5−6 миллионов человек, что неизбежно влекло демографический кризис. Схематично выстраивалась географическая диагональ потерь, протянувшаяся с северо-запада (Померания, Мекленбург) на юго-запад (Швабия, Пфальц). Хозяйственные разрушения были не менее внушительными, что, впрочем, помимо Г. Франца подтверждалось другими экспертами экономической истории (Ф. Лютге) Цит. по: Прокопьев А. Ю. Тридцатилетняя война в современной немецкой историографии. С. 130.

Начиная с Вестфальского мира 1648 года режим суверенитета заменил все другие формы политической организации на международном уровне.

1.3. Место России в Тридцатилетней войне

Место России в системе европейских связей в XVII веке во многом определялось международной ситуацией.

Россия не принимала непосредственного участия в войне, но повлияла на ее исход. Руководствуясь политическими соображениями, она поддержала протестантов в борьбе с католиками, щедро снабжая хлебом одну из воюющих сторон — Швецию. В этот период роль России в европейских делах значительно возросла. Многие государства добивались союза с нею. Постепенно втягиваясь в переговорный процесс различных сторон, она вскоре оказалась в центре дискуссий о создании восточной антипольской коалиции. Зорким «оком всей великой России», внимательно следившим за событиями в Европе и во всем мире, был Посольский приказ.

Тридцатилетняя война завершилась, и Россия значилась в числе гарантов Вестфальского трактата, который, по определению Александра I, долгое время считался «кодексом современной дипломатии» Мартенс Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными государствами. — Т. XI. — С. 86.

Вестфальский конгресс положил начало регулярному созыву общеевропейских конференций для решения проблем политического и международно-правового значения, в которых принимала участие и Россия. Он официально провозгласил религиозное и политическое равноправие между католическими и протестантскими государствами, принцип декларативного признания государств и, наконец, окончательно учредил институт постоянных дипломатических представительств.

Международные отношения на протяжении XVII—XIX вв.еков прошли несколько этапов в своем развитии. На каждом из этих этапов Россия твердо придерживалась общепринятых в то время норм, базировавшихся на принципах политического равновесия, легитимизма или национального государственного фактора, внося весомый вклад в установление межгосударственных отношений. Резюмируя сказанное, можно с уверенностью утверждать, что формирование государств, само мироустройство в Европе во многом зависели от политики России.

Россия неотделима от Европы, она ее часть, поэтому любое решение общеевропейских проблем невозможно без ее участия. Продолжая традиции русской дипломатии, современная Россия не может оставаться в стороне от процесса формирования новой системы международных отношений. Проводя многовекторную политику, она строит свои отношения с другими странами путем диверсификации внешних связей, на основе равноправного партнерства.

Глава 2. Вестфальский мир в истории и мировой политике

2.1. Историческая оценка Вестфальского мира

Геополитическая эпоха, начало которой положила Вестфальская система международных отношений, отражала новые — по сравнению со средневековьем реалии.

Мирный договор, заключенный в Мюнстере и Оснабрюке, стал точкой отсчета для современного государства как обособленного территориального образования. Вестфальский договор закрепил суверенитет государства в сфере внутренней и внешней политики и тем самым — принцип невмешательства во внутренние дела государств. «Вестфальская система» — это система уважающих суверенитет друг друга и в принципе равных между собой государств, которые сами определяют свою внутреннюю политику и свободны в своих внешних действиях. Кайзер К. Смена эпох // Международная политика.- 2003. -№ 3.

Анализ литературы показывает, что в традиционном понимании историческое значение Вестфальского мира выражалось в следующем: был преодолен этап конфессиональной нетерпимости, в конце конфессионализации рождалось новое мировоззрение, не только Империя, но и Европа оказалась на новом этапе истории, где политика и повседневность все больше расходились с нормами религиозной ортодоксии.

Но существуют и иные взгляды на итоги Тридцатилетней воны. Так, Ф. Пресс полагает, что война остановила демографическую экспансию, редуцировала население, разрушила базовые производственные структуры многих городов и сельских местностей, при этом, однако, оставляя нетронутыми целые области и крупные города, ставшие островками благополучия. В сфере социальных отношений военные годы привнесли мощную встряску, дестабилизацию, но при том стимулировали мобильность, появление новых шансов на подъем отдельных групп. Причем в оценке Вестфальского мира историк конкретизировал ранее выдвинутые им положения. Вестфальский мир знаменовал не столько катастрофические итоги войны, сколько фиксировал положение status quo ante. Его условия можно считать «Великой хартией вольности» для высшего имперского дворянство, получившего теперь подтверждение всех своих привилегий. В этом отношении был сделан шаг в сторону территориального абсолютизма. Но это не влекло распад Империи на отдельные суверенные составные, поскольку общеправовые нормы крепко связывали общество в единую структуру.

Дворянство, например, несмотря на все региональные отличия, в целом успешно справилось с кризисом войны: экономически, за счет форсированного создания вотчинных хозяйств в восточных землях и достижением аграрного компромисса с крестьянскими общинами на западе, политически — благодаря интеграции в аппарат управления территориальных княжеств и службе при дворе (фактор двора как социального института всегда был в центре внимания Ф. Пресса) Цит. по: Прокопьев А. Ю. Тридцатилетняя война в современной немецкой историографии. С. 132−133.

В своей главной книге, вышедшей в 1991 г. и озаглавленной: «Войны и кризисы. Германия 1600−1715 гг.» Ф. Пресс дает наиболее развернутую интерпретацию причин, хода и итогов войны с позиции структурализма. Во всех важнейших пунктах Ф. Пресс не изменил, а лишь развернул уже набросанные до этого эскизы. При анализе причин он несколько раз упоминает общеевропейские тенденции кризиса (демографический рост, сбои в экономическом развитии), но нигде не выставляет саму войну только лишь следствием абстрактных общеевропейских проблем. Напротив, он целенаправленно сужает поиск истоков германских ареалом. Тридцатилетняя война стала порождением, прежде всего внутригерманских противоречий.

Вестфальский мир предстает в глазах Ф. Пресса в двояком значении. Он мог быть достигнут лишь участием иноземных держав, превративших Германию в поле интернационального конфликта (внешний аспект), но имел первостепенное значение только для Империи в аспекте конфессионального урегулирования и «конституционного» (восстановление камерального суда, рейхстага и имперских округов). Тем самым историк ставит логичную точку в своем анализе: начавшись в виду внутригерманских противоречий, война закончилась вместе с их разрешением. Большую часть этой главы Ф. Пресс посвящает проблеме восстановления имперских структур, в целом сохраняя верность своему старому тезису: мир не разрушал, но созидал.

2.2. Значение Вестфальского мира в формировании новых международных принципов мировой политики

В результате Реформации и особенно Тридцатилетней войны, которая политически закрепила итоги религиозных реформ, произошел фактический распад Священной Римской империи и начался процесс формирования национальных государств. Те, кто преуспел на этом пути (Франция, Англия, Испания, Швеция), и стали главными центрами силы в Европе. Возникавшие национальные государства утверждали новый принцип границ, которые начинали проводиться по естественно-географическому и языковому признакам. Во внешней политике на смену династическому принципу постепенно приходит национально-государственный.

Наиболее важная функция вестфальского государства (сначала в абсолютистской, а затем в национальной форме) — организация пространства. Общественный порядок связан иерархию юрисдикций от центрального правительства до низших уровней. Территориальная привязка общества к конкретному месту была важным фактором не только в экономической организации, но и в отношениях между государствами. Защита территории стала основной обязанностью государства, поскольку угроза территориальной целостности воспринималась как вызов общественному порядку и государственной власти с территориальным определением общества.

В рамках собственных границ государство после Вестфальского мира стало иметь монополию на принятие решений. На международном уровне это означало принцип невмешательства во внутренние дела других государств. Мирный договор установил международно одобренный режим религиозной терпимости в Германии, а не разрешил правителям устанавливать нормы, связанные с религией на собственной территории. Принципы невмешательства во внутренние дела других государств были введены в конце восемнадцатого столетия Э. де Ваттелем и Кристианом Вольфом.

Территориальная функция государства неотрывно связана с экономической функцией. Именно суверенное государство стало вырабатывать систему юридических прав и политических гарантий отношений собственности. Как отмечал Ф. Бродель, «власть накапливается, как и деньги… В доиндустриальной Европе в силу определенного детерминизма мощь политическая и мощь экономическая совпадали» Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV- XVIII вв. Т.3. Время мира. М., 1992. С. 44.

Проявились и стабилизационные функции вестфальского государства. Оно должно было разрешать (или хотя бы сглаживать) конфликты между конфликтующими экономическими интересами и в то же время поддерживать легитимность процесса. В периоды же стремительных общественных и экономических изменений государство должно создавать систему правовых и административных рычагов для минимизации последствий политического или электорального конфликта.

Наряду с государством-нацией и правовым закреплением национально-государственного суверенитета в меж-дународных отношениях закрепляется система политического равновесия. Основной ее смысл — компромисс между принци-пом суверенитета и принципом общего интереса. В процессе своего функционирования данная система вынуждает каждого из акто-ров ограничивать свои экспансионистские устремления, чтобы не оказаться в ситуации, когда подобное ограничение будет на-вязано ему другими. Одним из главных средств поддержания рав-новесия является тот или иной вид коалиции: либо объединение «всех против одного», либо — когда этот «один» предусмотри-тельно окружил себя союзниками, — коалиция блокады, в кото-рую вступают те, кто хочет сохранить сложившееся соотношение сил. Коалиция направлена на устрашение государства, которое потенциально в той или иной форме нарушает политическое рав-новесие. В случае неудачи устрашения, средством обуздания та-кого государства, используемым коалицией, становится локальная война за ограниченные цели. Таким образом, в этой системе одно-стороннее использование силы является фактором создания бес-порядка, тогда как ее коллективное использование рассматрива-ется как инструмент поддержания порядка. Цыганков П. А. Международные отношения: Учебное пособие. — М.: Новая школа, 1996. С. 274.

В дальнейшем понятие политического равновесия приобрело более широкий смысл и стало означать: а) любое распределение силы; б) политику какого-либо государства или группы государств, направленную на то, чтобы чрезмерные амбиции другого государства были обузданы с помощью согласованной оппозиции тех, кто рискует стать жертвами этих амбиций; в) многополярную совокупность, в которую время от времени объединяются великие державы с целью умерить чрезмерные амбиции одной из них. Цит. по Цыганков П. А. Международные отношения, С. 274.

Основная идея принципа политического равновесия, провозглашенного в Вестфале, по мнению С. А. Жигарева, заключалась, с одной стороны, в намерении оградить независимость и свободу государств путем справедливого и пропорционального распределения между ними территорий и населения, с другой — противодействовать стремлению отдельных государств к мировому господству и их попыткам внести изменения в баланс сил Жигарев С. А. Россия в среде европейских народов. — СПб., 1910. — С. 62.

Идея равновесия как принцип международных отношений и международного права просуществовала до 1815 г., когда пора-жение Наполеона и временная победа монархических реставра-ций были закреплены на Венском конгрессе в принципе «легити-мизма», означавшем в данном случае попытку победителей вос-становить феодальные порядки Курс международного права. Т. 1. — М., 1989, С. 52−57. Из этого не следует, что механизм равновесия в дальнейшем уже не исполь-зуется для поддержания порядка. Напротив, в приведенном выше широком понимании он становится едва ли не универсальным средством, которое в той или иной степени находит себе приме-нение вплоть до наших дней.

Уже во второй половине XIX в. рушится созданный в результате Венского конгресса Свя-щенный союз, а к концу столетия в Европе происходит форми-рование двух основных военно-политических группировок — Тройственного союза и Антанты, развязавших в начале XX в. первую мировую войну. Ее итогом стали новый раскол Европы и мира в целом, Октябрьская революция и образование СССР.

Согласно традиционным принципам вестфальской системы, гражданские права являлись сугубо внутренним делом государств. Однако, начиная с запрета пиратства в ХVIII веке и работорговли в ХIХ веке, этот принцип стал размываться. Венский конгресс 1815 года был, пожалуй, первым в новое время обращением международных элит к проблеме гражданских прав. На конгрессе обсуждались вопросы религиозной свободы, гражданских и политических прав и отмены рабства. За ним последовал ряд договоров по отмене рабства. К примерам относятся Берлинская конференция по Африке 1885 года, Брюссельская конференция 1890 года, Женевская конференция 1926 года. Гаагские мирные конференции 1899 и 1907 годов ввели принцип права индивидов обращаться в апелляционный суд. Версальская мирная конференция 1919 года обсуждала среди прочего и вопрос о защите меньшинств. Попытки установить всеобщие стандарты гражданских прав начались после Второй мировой войны с принятием Конвенции о геноциде 1948 года и Всеобщей декларации гражданских прав 1949 года.

Таким образом, история международных отношений получила развитие с 1648 г, с конца Тридцатилетней войны.

Заключение

Принципы, заложенные в Вестфальском договоре, легли в основу современных международных отношений. После подписания Вестфальского мира ведущую роль стали играть не монархии, связанные династическими и прочими связями, а суверенные государства. Решающую роль играет теперь государственный интерес, а исторические и конфессиональные принципы отошли в прошлое. Появился принцип веротерпимости: протестанты и католики были уравнены в правах. Все противоречия, из-за которых началась Тридцатилетняя война, нашли свое разрешении. Появился также принцип исконной Германской свободы, упал авторитет Габсбургов. Была подтверждена германская раздробленность. С одной стороны это предоставило свободу германским правителям, они перестали зависеть от крупных монархов, однако с другой стороны, Вестфальский мир не разрешил проблему объединения Германских земель, германский вопрос (как и итальянский) перекочевал в венскую систему отношений.

Также в результате Тридцатилетней войны сложилось определенное равновесие, баланс сил между государствами того времени, при котором ни одно из них не имело решающего превосходства над другими. Если одна держава нарушала мир и спокойствие, тут же складывалась коалиция, целью которой было восстановление мира и противостояние агрессору. В основе всех коалиций традиционно находилась Великобритания. Они никогда не обладали мощной сухопутной армии, однако всегда оказывали финансовую поддержку.

Вестфальский мир внес изменения в систему международных отношений. В ХVIII столетии Вестфальская система во многом зависела от воли и желаний пяти крупных государств: Англия, Германия, а также Россия, Австрия и Пруссия.

Список литературы

1. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV- XVIII вв. Т.3. Время мира. М., 1992.

2. Жигарев С. А. Россия в среде европейских народов. — СПб., 1910.

3. История Европы. Т. 3. От Средневековья к новому времени. — М.: «Наука» 1993.

4. Кайзер К. Смена эпох // Международная политика.- 2003. -№ 3.

5. Косолапов Н. Внешняя политика и внешнеполитический процесс субъектов международных отношений // МЭМО. — 1999. — № 3.

6. Курс международного права. Т. 1. — М., 1989.

7. Мартенс Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными государствами. — Т. XI.

8. Мурадян А. А. Буржуазные теории международной политики. — М., 1988.

9. Поршнев Б. Ф., Франция, Английская революция и европейская политика в середине XVII в., — М., 1970.

10. Поршнев Б. Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. — М., 1976.

11. Прокопьев А. Ю. Тридцатилетняя война в современной немецкой историографии. //Альманах «Университетский историк». — СПБ.: Изд-во Санкт-Петербургского университета. 2002. Вып. 1.

12. Прокопьев А. Ю. Германия в эпоху религиозного раскола. 1555−1648. — СПб., 2002.

13. Тарле Е. В. Три катастрофы. Вестфальский мир. Тильзитский мир. Версальский мир. Петроград- Москва, 1923.

14. Цыганков П. А. Международные отношения: Учебное пособие. — М.: Новая школа, 1996.

Приложение 1

Peace Treaty between the Holy Roman Emperor and
the King of France and their respective Allies.

(Мирный Договор между Святым Римским Императором и Королем Франции и их соответствующими Союзниками)

In the name of the most holy and individual Trinity: Be it known to all, and every one whom it may concern, or to whom in any manner it may belong, That for many Years past, Discords and Civil Divisions being stir’d up in the Roman Empire, which increas’d to such a degree, that not only all Germany, but also the neighbouring Kingdoms, and France particularly, have been involv’d in the Disorders of a long and cruel War: And in the first place, between the most Serene and most Puissant Prince and Lord, Ferdinand the Second, of famous Memory, elected Roman Emperor, always August, King of Germany, Hungary, Bohemia, Dalmatia, Croatia, Slavonia, Arch-Duke of Austria, Duke of Burgundy, Brabant, Styria, Carinthia, Carniola, Marquiss of Moravia, Duke of Luxemburgh, the Higher and Lower Silesia, of Wirtemburg and Teck, Prince of Suabia, Count of Hapsburg, Tirol, Kyburg and Goritia, Marquiss of the Sacred Roman Empire, Lord of Burgovia, of the Higher and Lower Lusace, of the Marquisate of Slavonia, of Port Naon and Salines, with his Allies and Adherents on one side; and the most Serene, and the most Puissant Prince, Lewis the Thirteenth, most Christian King of France and Navarre, with his Allies and Adherents on the other side. And after their Decease, between the most Serene and Puissant Prince and Lord, Ferdinand the Third, elected Roman Emperor, always August, King of Germany, Hungary, Bohemia, Dalmatia, Croatia, Slavonia, Arch-Duke of Austria, Duke of Burgundy, Brabant, Styria, Carinthia, Carniola, Marquiss of Moravia, Duke of Luxemburg, of the Higher and Lower Silesia, of Wirtemburg and Teck, Prince of Suabia, Count of Hapsburg, Tirol, Kyburg and Goritia, Marquiss of the Sacred Roman Empire, Burgovia, the Higher and Lower Lusace, Lord of the Marquisate of Slavonia, of Port Naon and Salines, with his Allies and Adherents on the one side; and the most Serene and most Puissant Prince and Lord, Lewis the Fourteenth, most Christian King of France and Navarre, with his Allies and Adherents on the other side: from whence ensu’d great Effusion of Christian Blood, and the Desolation of several Provinces. It has at last happen’d, by the effect of Divine Goodness, seconded by the Endeavours of the most Serene Republick of Venice, who in this sad time, when all Christendom is imbroil’d, has not ceas’d to contribute its Counsels for the publick Welfare and Tranquillity; so that on the side, and the other, they have form’d Thoughts of an universal Peace. And for this purpose, by a mutual Agreement and Covenant of both Partys, in the year of our Lord 1641. the 25th of December, N.S. or the 15th O.S. it was resolv’d at Hamburgh, to hold an Assembly of Plenipotentiary Ambassadors, who should render themselves at Munster and Osnabrug in Westphalia the 11th of July, N.S. or the 1st of the said month O.S. in the year 1643. The Plenipotentiary Ambassadors on the one side, and the other, duly establish’d, appearing at the prefixt time, and on the behalf of his Imperial Majesty, the most illustrious and most excellent Lord, Maximilian Count of Trautmansdorf and Weinsberg, Baron of Gleichenberg, Neustadt, Negan, Burgau, and Torzenbach, Lord of Teinitz, Knight of the Golden Fleece, Privy Counsellor and Chamberlain to his Imperial Sacred Majesty, and Steward of his Houshold; the Lord John Lewis, Count of Nassau, Catzenellebogen, Vianden, and Dietz, Lord of Bilstein, Privy Counsellor to the Emperor, and Knight of the Golden Fleece; Monsieur Isaac Volmamarus, Doctor of Law, Counsellor, and President in the Chamber of the most Serene Lord Arch-Duke Ferdinand Charles. And on the behalf of the most Christian King, the most eminent Prince and Lord, Henry of Orleans, Duke of Longueville, and Estouteville, Prince and Sovereign Count of Neuschaftel, Count of Dunois and Tancerville, Hereditary Constable of Normandy, Governor and Lieutenant-General of the same Province, Captain of the Cent Hommes d’Arms, and Knight of the King’s Orders, &c. as also the most illustrious and most excellent Lords, Claude de Mesmes, Count d’Avaux, Commander of the said King’s Orders, one of the Superintendents of the Finances, and Minister of the Kingdom of France &c. and Abel Servien, Count la Roche of Aubiers, also one of the Ministers of the Kingdom of France. And by the Mediation and Interposition of the most illustrious and most excellent Ambassador and Senator of Venice, Aloysius Contarini Knight, who for the space of five Years, or thereabouts, with great Diligence, and a Spirit intirely impartial, has been inclin’d to be a Mediator in these Affairs. After having implor’d the Divine Assistance, and receiv’d a reciprocal Communication of Letters, Commissions, and full Powers, the Copys of which are inserted at the end of this Treaty, in the presence and with the consent of the Electors of the Sacred Roman Empire, the other Princes and States, to the Glory of God, and the Benefit of the Christian World, the following Articles have been agreed on and consented to, and the same run thus.

I

That there shall be a Christian and Universal Peace, and a perpetual, true, and sincere Amity, between his Sacred Imperial Majesty, and his most Christian Majesty; as also, between all and each of the Allies, and Adherents of his said Imperial Majesty, the House of Austria, and its Heirs, and Successors; but chiefly between the Electors, Princes, and States of the Empire on the one side; and all and each of the Allies of his said Christian Majesty, and all their Heirs and Successors, chiefly between the most Serene Queen and Kingdom of Swedeland, the Electors respectively, the Princes and States of the Empire, on the other part. That this Peace and Amity be observ’d and cultivated with such a Sincerity and Zeal, that each Party shall endeavour to procure the Benefit, Honour and Advantage of the other; that thus on all sides they may see this Peace and Friendship in the Roman Empire, and the Kingdom of France flourish, by entertaining a good and faithful Neighbourhood.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой