Вашингтонский консенсус

Тип работы:
Эссе
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Московский Университет им. Ю.С. Витте

Факультет Экономики и Финансов

ЭССЕ

по дисциплине «Мировая экономика и международные экономические отношения»

на тему: «Вашингтонский консенсус»

Выполнила:

Студентка 1-го курса

Группы ЭЗДтв20. 1/Б-11

Экономического ф-та

Данилова Анастасия

Москва 2012 г.

«Вашингтонский консенсус» — это система из десяти принципов макроэкономической политики, которая была сформулирована американским экономистом Джоном Уильямсоном в его статье, опубликованной в сборнике под его же редакцией. Статья называлась «Что Вашингтон понимает под политической реформой». Уильямсон — сотрудник Института международной экономики в Вашингтоне. Его можно назвать инсайдером, который вращался в вашингтонских кругах, долго проработал в Вашингтоне. В своей научной статье он попытался сформулировать точки консенсуса вашингтонских политиков и экономистов, стихийно оформившиеся в 1980-е годы.

«Вашингтонский консенсус» — документ-программа показывал латиноамериканским странам чёткий путь от их регулируемых авторитарными режимами экономик к либеральной финансово-экономической модели западного типа. В нём речь шла о принципах, которые, по мнению Уильямсона, отражают общую позицию администрации США, главных международных финансовых организаций (МВФ и Всемирного банка), а также ведущих американских аналитических центров. Так как штаб-квартиры всех перечисленных структур находились в Вашингтоне, написанный Уильямсоном документ был назван «Вашингтонский консенсус». Данный документ-программа включает набор из 10 основных шагов в сфере экономики, которые необходимо осуществить любому правительству для построения в стране современной финансовой и экономической системы западного типа. В частности осуществить:

1. либерализацию (дерегулирование) экономики;

2. приватизацию государственного сектора экономики;

3. усилить фискальную дисциплину (поддержание минимального дефицита бюджета за счёт сокращения социальных программ);

4. защиту собственности и прав собственников;

5. снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций;

6. свободную конвертацию национальной валюты;

7. либерализацию внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин);

8. либерализацию финансовых рынков;

9. снижение предельных ставок налогов;

10. реорганизацию структуры бюджетных расходов в сторону приоритетности здравоохранения, образования и инфраструктуры".

Два десятилетия Запад в целом и Соединённые Штаты в частности планомерно и целенаправленно всеми возможными способами и средствами навязывали миру эти 10 главных принципов «Вашингтонского консенсуса». Однако 3 апреля этого года, глава МВФ, вдруг заявил, что эти принципы -- нежизнеспособны, ошибочны и даже вредны. Стремление каждой страны достичь низкого бюджетного дефицита, бурного экономического роста, свободного неподконтрольного финансового рынка, либеральных налогов привело к тому, что мировой экономический кризис стал неизбежен. МВФ призывает создать такую глобальную экономику, в которой станет меньше рисков и неопределенности, финансовый сектор будет регулироваться государством, а доходы и блага будут распределяться по справедливости. Странам нужно продолжать начатый процесс глобализации, но сама глобализация должна стать иной — не капиталистической, а «справедливой и с человеческим лицом». Иначе говоря, в Международном валютном фонде неожиданно пришли к парадоксальному выводу о том, что многолетняя деятельность их организации -- ошибочна и даже опасна для тех, на кого она направлена.

Глава МВФ Доминик Стросс-Кан, выступая в Вашингтоне на открытии очередной сессии руководящих органов МВФ и Всемирного банка, напомнил: до кризиса все были уверены, что знают, как надо управлять экономическими системами. Существовал «вашингтонский консенсус», который формулировал вполне конкретные правила валютной и налоговой политики. «Консенсус» обещал, что отмена госконтроля простимулирует экономический рост. Однако низкая инфляция, высокий экономический рост, слишком свободный и неподконтрольный финансовый рынок не гарантируют никаких позитивных эффектов. «Вашингтонский консенсус» с его упрощенными экономическими представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади", — сказал Стросс-Кан.

Экономическая ситуация в посткризисном мире все еще хрупка и весьма неопределенна. И, как говорит Стросс-Кан, для преодоления такой неопределенности миру нужны новые подходы к принципам экономической и социальной политики внутри каждой отдельно взятой страны и на международной арене в целом. В частности, западный мир понял, что «финансовый сектор нуждается в серьезном хирургическом вмешательстве с точки зрения регулирования». Кризис, по словам главы МВФ, стал порождением культуры бездумных рисков, и эта культура жива до сих пор.

Примечательно, что в МВФ теперь уверены: финансовый сектор необходимо облагать налогами, чтобы переложить на него ту часть расходов, которая из-за его же рискованных операций легла на бюджеты государств и, как следствие, на население. Финансовая глобализация, продолжает Стросс-Кан, усилила неравенство, и это стало одной из тайных пружин кризиса. «Поэтому в более долгосрочной перспективе устойчивый рост ассоциируется с более справедливым распределением доходов, — объявил глава МВФ. — Нам нужна глобализация нового рода, более справедливая глобализация, глобализация с человеческим лицом. Блага от экономического роста должны широко распределяться, а не просто присваиваться горсткой привилегированных людей».

Именно международное сотрудничество — прежде всего в рамках «двадцатки» — помогло странам «удержаться от сползания во вторую Великую депрессию». Поэтому переосмысление «вашингтонского консенсуса» должно способствовать сплоченности стран друг с другом перед лицом глобальных экономических вызовов. Так, например, Европе для преодоления суверенных долговых проблем МВФ порекомендовал принять «всеобъемлющее решение, основанное на общеевропейской солидарности».

Эксперты озадачены тем, что МВФ вместо глобалистов-капиталистов хочет увидеть в будущем «глобалистов с человеческим лицом». Как заметил начальник Управления финансовой группы БКС Николай Солабуто, все это очень похоже «чуть ли не на организацию очередного Интернационала»: «Считается, что если страны соблюдают принципы „вашингтонского консенсуса“, то они в одиночку могут противостоять кризису. Однако кризис более или менее успешно страны миновали как раз благодаря вмешательству извне. Евросоюз помог странам Европы, „двадцатка“ помогла остальным». Отсюда следует, что индивидуализм государств должен быть преодолен, МВФ, по сути, заговорил о коллективизме на глобальном уровне. Призыв к госрегулированию экономики и к распределению доходов по справедливости, а не по рыночным законам очень напоминает социалистические идеи прошлого. Похоже, на смену капиталистической глобализации идет глобализация социалистическая. Также эксперты увидели в заявлениях Стросс-Кана призыв не столько ограничивать приток опасного спекулятивного капитала в страны, сколько, наоборот, стимулировать еще большую миграцию капитала, чтобы он достигал те страны, которые ранее «обходил».

«В МВФ поняли, что все элементы „вашингтонского консенсуса“ не обеспечивают справедливого распределения прибавочного продукта», — соглашается гендиректор компании «ФинЭкспертиза» Агван Микаелян. В то же время Микаелян заметил, что роль «двадцатки» все-таки преувеличена: «Позиции G7 в мировом финансовом регулировании значительно сильнее позиций стран, не входящих в этот элитарный круг. В такой ситуации все развивающиеся экономики стремятся занять свое место и поучаствовать в несправедливом перераспределении. И, конечно, новых „компаньонов“ там не жалуют. Если же говорить о какой-то справедливости, то встает вопрос не о расширении клуба, а о том, чтобы перестать привязываться к рискованным операциям и начать ориентироваться на результаты труда».

Новое миропонимание МВФ, считают эксперты, может сказаться и на России. В частности, как предполагает Николай Солабуто, от России могут потребоваться еще большая интеграция в мировую экономику и усиление позиций в «двадцатке» развитых стран. Но в то же время эта интеграция в «новый глобальный мир», вполне возможно, уже не будет предполагать валютных войн наподобие тех, которые происходили между США и Китаем. Наоборот, «униженные и оскорбленные» смогут теперь громко заявлять о защите собственных экономических интересов, с которыми должны считаться развитые страны.

Результатом внедрения «вашингтонского консенсуса» является заметное ускорение темпов роста периферийных систем, в то время как в центре Мир-Системы, включая США, они замедлились. Система «вашингтонского консенсуса» принималась в интересах США. Но американцы переинтриговали. «Вряд ли высшие эшелоны американской администрации стремились к замедлению темпов роста в собственной стране и в странах — ближайших союзниках и ускорению темпов роста в странах периферии, далеко не со всеми из которых (скажем, с Китаем) отношения США можно назвать действительно дружественными», — заметил Андрей Коротаев — российский историк, социолог, экономист.

В качестве примера можно взять несколько принципов, перечисленных в статье Уильямсона.

Пункт о курсе национальной валюты в самой статье звучит несколько двусмысленно. Конкурентоспособный валютный курс способствует перетеканию капиталов из стран с завышенным валютным курсом (как в центре Мир-Системы — в развитых странах) в страны с заниженным валютным курсом. Это естественно: если в стране курс валюты завышен, то налаживать производство в этой стране нет смысла, потому что произведенные там товары не будут конкурентоспособными. Обратная ситуация в стране, где курс национальной валюты занижен. Занижая курс, мы обеспечиваем повышенные темпы экономического роста в странах периферии и замедляем темпы роста в центре Мир-Системы. Другой пункт — фискальная реформа: ликвидация чрезмерного налогообложения. Слишком высокие налоги замедляют темпы роста. Понижая налоги, мы делаем страну инвестиционно привлекательней. Практически все принципы «вашингтонского консенсуса», не говоря уже про пункт защиты частной собственности, — это рецепт того, как сделать страну инвестиционно привлекательной.

Внедрение этих макроэкономических принципов в странах третьего мира резко повысило их инвестиционную привлекательность. В результате мы имеем то, что имеем, — разрыв между центром и периферией в настоящее время стремительно сокращается.

В наибольшей степени от «вашингтонского консенсуса» выиграли те страны третьего мира, которые применяли у себя его принципы в полном объеме, не забывая про гарантии праву собственника и про приоритет образования и здравоохранения. Кроме Китая, это Индия, добившаяся высоких экономических результатов. Уже в самом Вашингтоне наконец-то испугались эффективности своих рецептов, в результате которых темпы роста объектов рекомендаций далеко обогнали темпы роста в самих Соединенных Штатах и в странах Запада.

Резкое ускорение темпов роста на периферии и замедление темпов роста в центре Мир-Системы будут вести к пересмотру политической организации Мир-Системы. Есть все основания предполагать, что разрыв между центром и периферией будет все больше и больше сокращаться. С ростом экономической мощи периферии она, естественно, будет играть все большую и большую роль в мировых делах. Реструктурирование политической Мир-Системы представляется неизбежным.

Соединенные Штаты постепенно будут утрачивать свою лидирующую роль.

вашингтонский консенсус

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой