Влияние активированного угля на свойства почвы при биологической очистке от органических загрязнителей: На примере 3, 4-дихлоранилина

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Экология
Страниц:
124


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Очистка почв, загрязненных стойкими органическими загрязнителями — одна из острых современных проблем, как в нашей стране, так и во всем мире. Наиболее перспективным считается биологический метод очистки (биоремедиация), который предусматривает использование потенциала микроорганизмов-деструкторов, способных полностью утилизировать загрязнитель. Однако этот метод пока используют ещё недостаточно широко. Одна из причин ограниченного применения биоремедиации — повышенная токсичность сильно загрязненных почв по отношению к микроорганизмам-деструкторам. Для расширения возможностей метода биоремедиации предложено внесение в почву сорбентов, в частности, активированного угля (АУ), способствующего снижению токсичности загрязнителей [Васильева и др., 1994- 1996]. Однако до сих пор недостаточно изучены механизмы действия АУ на процесс биоремедиации, и практически не изучены механизмы воздействия самого угля на свойства почвы и ее плодородие. Изучение влияния АУ на свойства почвы необходимо для предотвращения отрицательных последствий использования угля и выбора оптимальных условий его внесения.

Цель работы

Изучить закономерности и механизмы влияния АУ на скорость деградации и степень детоксикации органических загрязнителей в почве на примере 3,4-дихлоранилина (ДХА) и оценить влияние разных форм и доз активированного угля на основные физические и агрохимические характеристики почвы, а также на рост и развитие растений.

Задачи

1. Изучить влияние активированного угля на скорость деградации и детоксикации органических загрязнителей в почве на примере ДХА.

2. Изучить влияние активированного угля на структурно-агрегатное состояние почвы, физические, агрохимические свойства почвы и рост растений.

3. Определить оптимальные формы и дозы активированного угля, используемого при биоремедиации почвы.

Научная новизна

1. На примере ДХА показано, что активированный уголь, внесенный вместе с микроорганизмами-деструкторами хлоранилинов, ускоряет биодеградацию химиката в почве. При этом в почве не накапливаются токсичные метаболиты, а небольшие количества оставшегося после очистки сорбированного химиката не оказывают заметного токсического действия, так как в случае их высвобождения в почвенный раствор они разлагаются микроорганизмами-деструкторами.

2. Впервые проведено комплексное изучение влияния АУ на структурно-агрегатное состояние почвы, физические и агрохимические свойства почвы. Установлен механизм возможного отрицательного действия АУ на структуру и физические свойства почвы, а, следовательно, на рост растений.

Практическая значимость

На примере ДХА показано, что внесение оптимальных доз АУ в сильно загрязненную почву (совместно с соответствующими микроорганизмами-деструкторами, если таковые там отсутствуют) ускоряет биодеградацию органического загрязнителя, причем не происходит длительной консервации значительных остатков химиката или накопления токсичных продуктов. Установлены оптимальные формы и предельные дозы АУ, используемого при биоремедиации, которые не оказывают отрицательного действия на физические и агрохимические свойства почвы и ее плодородие.

Апробация работы

Основные положения и результаты диссертации были представлены на научных конференциях, симпозиуме и конгрессе, проходивших в Персиановке (2000) — Москве (2001, 2003, 2004) — Копенгагене (2001), Женеве (2002), Санкт-Петербурге (2003) — Пущине (2004).

Публикации

По материалам диссертации опубликовано 15 работ. Благодарности

Работа была поддержана грантами РФФИ и Минпромнауки Московской области № 01−05−9006 и 04−05−97 203. Автор выражает глубокую признательность д. с-х.н. А. Н. Золотаревой, д.б.н. С. В. Губину, д.б.н. Н. Д. Ананьевой, Е. В. Спириной, д.х.н. А. Т. Лебедеву, к.х.н. С. Н. Николаевой, А. А. Злобиной и всему коллективу лаборатории физико-химии почв ИФХиБПП РАН за помощь в работе и обсуждении результатов.

ВЫВОДЫ

1. Внесение оптимальной дозы активированного угля в почву, сильно загрязненную 3,4-дихлоранилином (5000 мг/кг), создает условия для микробной деградации химиката за счет снижения концентрации ксенобиотика в почвенном растворе до уровня, мало токсичного для инокулированного штамма Paracoccus denitrificans (< 150 мг/л). При этом ксенобиотик, неравнозесно сорбированный активированным углем, также остается доступным микроорганизмам, хотя скорость его деградации несколько замедляется. Через 8 месяцев после обработки в почве не обнаружено токсичных метаболитов ДХА, а оставшиеся 2% экстрагируемых исходных молекул не оказывают острого токсического действия на D. magna вследствие биодеградации ДХА в экстракте в ходе биотестирования до уровня ниже JIC50 (2,5 мг/л).

2. Внесение до 10% гранулированного активированного угля и от 1 до 5% порошкового активированного угля не приводит к существенным отрицательным изменениям в структуре выщелоченного чернозема, серой лесной и аллювиально-луговой почв. Внесение более высоких доз порошкового угля (5−10%) способствует диспергированию почвенных агрегатов, снижению их водопрочности на 27−28 отн.% и средневзвешенного диаметра почвенных частиц на 0,8−2,2 мм.

3. При внесении до 10% ГАУ пропорционально его дозе снижается плотность сложения почв (максимум на 0,10−0,19 см3/г) и возрастает пористость почв (максимум на 3−4 абс. %) за счет внутрипорового пространства угольных частиц, размер пор которых сопоставим с размером остаточных пор почвы. При этом пропорционально возрастает предельная полевая влагоемкость почвы и влажность устойчивого завядания (максимум на 2−8 абс. %), а диапазон физиологически активной влаги существенно не изменяется.

4. Внесение до 10% ПАУ в серую лесную и аллювиально-луговую почвы, а также до 5% в выщелоченный чернозем не оказывают ярко выраженного влияния на плотность твердой фазы почвы, суммарную пористость, влажность устойчивого завядания и предельную полевую влагоемкость. Лишь 5−10% ПАУ приводят к заметному снижению общей пористости выщелоченного чернозема (максимум на 3−6 абс. %) за счет снижения объема влагопроводящих пор и экранирования внутрипорового пространства угля и почвенных частиц.

5. Дозы активированных углей до 5% оказывают незначительное отрицательное влияние на водопроницаемость почв. Более высокие дозы угля, особенно его порошковой формы, заметно снижают водопроницаемость воздушно-сухих почв, что связано в основном со снижением объема влагопроводящих пор под действием угля. В сильно набухающем выщелоченном черноземе, насыщенном водой, влияние АУ не столь заметно из-за резкого снижения водопроницаемости самой почвы.

6. Внесение активированного угля в почву незначительно повышает рН почвы (максимум до 7,1−7,7) и практически не влияет на содержание обменных форм присутствующих в почве фосфора и калия. При этом сам уголь может являться источником обменного фосфора.

7. Использование ГАУ в дозах до 5% не сказывается отрицательно на росте пшеницы и овса, ПАУ в дозе от 5% может замедлять их рост.

8. Для целей биоремедиации рекомендуется использовать гранулированный активированный уголь серии Агросорб, внесение которого в дозе до 10% не влияет отрицательно на свойства почвы. Порошковый активированный уголь может быть использован в дозе 1−5% в зависимости от типа почвы.

ПоказатьСвернуть

Содержание

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Краткая физико-химическая, эколого-агрохимическая и токсико-гигиеническая характеристики 3,4-дихлоранилина.

2. Биоремедиация почв.

3. Использование сорбентов для очистки почвы и других объектов окружающей среды.

3.1. Сорбционные методы очистки почвы.

3.2. Использование сорбентов при биоремедиации почвы и других объектов окружающей среды.

3.3. Влияние сорбентов на биодоступность химикатов.

4. Структура, физические и химические свойства активированного угля

4.1. Структура активированного угля.

4.2. Свойства активированного угля.

4.3. Сорбция органических соединений активированным углем.

5. Основные характеристики, определяющие качество почвы, и их изменение при внесении сорбентов.

5.1. Физические свойства почвы.

5.2. Агрохимические свойства почвы.

5.3. Влияние сорбентов на свойства почвы.

6. Использование биотеста для оценки качества очистки почвы.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ.

1. Объекты и методы исследований.

1.1. Характеристика почв и активированных углей, использованных в экспериментах.

1.2. Характеристика штамма Paracoccus denitrijicans ЗХА.

1.3. Методы физического анализа почвы.

1.4. Агрохимические методы анализа почвы.

1.5. Методы химического анализа почвы.

1.5.1. Определение содержания ДХА в жидких средах фотоколориметрическим методом.

1.5.2. Определение содержания ДХА в жидких средах методом жидкостной хроматографии высокого давления.

1.5.3. Определение ДХА и его метаболитов в растворе методом хроматомасс-спектрометриии.

1.5.4. Фракционированный анализ почвы на содержание ДХА.

1.5.5. Определение содержания хлорид-ионов в почве потенциометрическим методом.

1.6. Метод определения токсичности почвы с помощью дафний (биотест).

1.7. Статистическая обработка результатов.

2. Техника проведения эксперимента.

2.1. Влияние активированного угля на детоксикацию почвы, загрязненной 3,4-дихлоранилином.

2.2. Влияние активированного угля на физические и агрохимические свойства почвы.

2.3. Влияние активированного угля на продуктивность зерновых культур (вегетационные опыты).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

1. Использование активированного угля при детоксикации почвы, загрязненной 3,4-дихлоранилином.

1.1. Влияние ДХА на смертность D. magna в чистой воде.

1.2. Влияние активированного угля и P. denitrificans на скорость деградации ДХА в почве.

2. Влияние активированного угля на физические и физико-химические свойства почвы.

2.1. Структурно-агрегатный состав почвы и оценка ее структурного состояния.

2.1.1. Сухое просеивание.

2.1.2. Мокрое просеивание.

2.2. Микроморфология почв.

2.3. Плотность твердой фазы, плотность сложения и пористость почвы.

2.4. Предельная полевая влагоемкость, влажность устойчивого завядания и дифференциальная пористость.

2.5. Водопроницаемость почв.

2.6. Агрохимические свойства почвы (рН, содержание обменных форм фосфора и калия).

3. Влияние активированного угля на продуктивность зерновых культур: пшеницы и овса (вегетационные опыты).

ВЫВОДЫ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

Ад — аллювиально-луговая почва

Лс — серая лесная почва

Чв — выщелоченный чернозем

АУ — активированный уголь

ГАУ — гранулированный активированный уголь

ПАУ — порошковый активированный уголь

111Ш — предельная полевая влагоемкость

ВУЗ — влажность устойчивого завядания

ДФАВ — диапазон физиологически активной влаги

ДХА — 3,4-дихлоранилин

ТХАБ — 3,4,3', 4'- тетрахлоразобензол

ПХБ — полихлорированные бифенилы

ТНТ — 2,4,6-тринитротолуол

МДХА — микроорганизмы деструкторы хлоранилинов

Фрс — равновесно сорбированная фракция

ФНс — неравновесно сорбированная фракция

ФСв — связанная фракция

P. denitrificans — Paracoccus denitrificans

D. magna — Daphnia magna

Список литературы

1. Агрохимические методы исследования почв. 1975. Ред. Соколова А. В. М.: Наука. 656 с.

2. Адсорбция органических веществ из воды. 1990. Ред. Когановского A.M. Л.: Химия. 256 с.

3. Ананьева Н. Д. 2003. Микробиологические аспекты самоочищения и устойчивости почв. М.: Наука. 222 с.

4. Аринушкина Е. В. 1961. Руководство по химическому анализу почв. М: Московский университет. 491 с.

5. Бахаева Л. П., Васильева Г. К., Суровцева Э. Г., Мухин В. М. 2001. Микробное разложение 3,4-дихлоранилина, сорбированного активированным углем. // Микробиология. 70: 277−284.

6. Блэк К. А. 1973. Растение и почва. М.: Колос, 503 с.

7. Брагинский Л. П. 2000. Методологические аспекты токсикологического биотестирования на Daphnia magna Str. и других ветвистоусых ракообразных (критический обзор). // Гидробиол. журн. 36(5): 50−70.

8. Вадюнина А. Ф., Корчагина З. А. 1973. Методы исследования физических свойств почв. М.: Агропромиздат. 416 с.

9. Васильева Г. К., Суровцева Э. Г., Ивойлов В. Т. 1990. Приживаемость в почве штамма Pseudomonas diminuta ИНМИ КС-7, утилизирующего хлоранилины. // Микробиология. 59(3): 482−490.

10. Васильева Г. К., Суровцева Э. Г. 1988. Распространенность микроорганизмов-деструкторов хлоранилинов в воде и почве. // Микробиология. 57(3): 464−471.

11. Васильева Г. К., Суровцева Э. Г., Белоусов В. В. 1994. Разработка микробиологического способа для очистки почвы от загрязнения пропанидом и 3,4-дихлоранилином. // Микробиология. 63(1): 129−144.

12. Васильева Г. К., Суровцева Э. Г., Глаголев М. В., Семенюк Н. Н., Паников Н. С. 1995. Метод определения численности микроорганизмов-деструкторов хлоранилинов в почве по периоду полуразложения субстрата. // Микробиология. 64(4): 564−573.

13. Васильева Г. К., Суровцева Э. Г., Иванникова J1.A., Бахаева Л. П. 1996.

14. Многолетняя динамика утилизирующих хлоранилины бактерий после внесения в серую лесную почву. II Микробиология. 65(4): 554−559.

15. Вольнова А. И., Суровцева Э. Г., Васильева Г. К. 1980. Ацетилирование 3,4-дихлоранилина представителями рода Pseudomonas. II Микробиология. 49(1): 167−169.

16. Волокитин М. П., Хан К. Ю., Сон Б. К., Золотарева Б. Н. 1997. Оценка деградации некоторых агрофизических показателей почв. // Почвоведение 1: 57−63.

17. Герасимова М. И., Губин С. В., Шоба С. А. 1992. Микроморфология почв природных зон СССР. Пущино: ОНТИ ЦБП. 214 с.

18. Гречин И. П., Кауричев И. С., Никольский Н. Н., Панов Н. П., Подцубный Н. Н 1964. Практикум по почвоведению М.: Колос, 423 с.

19. Горохов В. К. Дуничев В.М. 1982. Цеолиты Сахалина. Владивосток.

20. Гузев В. Т., Кураков А. В., Бондаренко Н. Г., Мирчик Т. Г. 1984. Действие извести и минеральных удобрений на микробную систему дерново-подзолистой почвы. // Микробиология. 53(4): 669.

21. Гусева Л. Г., Бат И. И., Овчинников Р. Н., Знаменская М. А. 1969. Термическая стойкость м- и п-хлоранилинов и 3,4-дихлоранилина. В кн.: труды Гос. Инст. Прикладной химии. Л.: (62): 139−143.

22. Дистанов У. Г. 1989. Перспективы нетрадиционного минерального сырья. // Химизация сельского хозяйства. (12): 37−41

23. Дистанов У. Г. 1990. Природные сорбенты и охрана окружающей среды. // Химизация сельского хозяйства. (9): 34−39

24. Дубоносов В. Т., Белоусов B.C., Шмелев С. И. 1990. Рекомендации по применению активных углей для детоксикации почв, загрязненных остатками пестицидов. Краснодар. 12 с.

25. Журбицкий З. И. 1968. Теория и практика вегетационного метода М.: Наука. 266 с.

26. Золотарева Б. Н. 1996. Миграция и трансформация экзогенных форм соединений тяжелых металлов в почвах (натурное определение). Тр. межд. конф. & laquo-Тяжелые металлы в окружающей среде& raquo-. Пущино. С. 3543.

27. Кауричев И. С. 1982. Почвоведение. М.: Колос. 496 с.

28. Кинле X, Бадер X. 1984. Активные угли и их применение. Л.: Химия. 210 с.

29. Ковда В. А., Розанов Б. Г. 1988. Почвоведение. М.: Высшая школа. 399 с.

30. Когановский С. А., Левченко Т. М., Кириченко В. А. 1977. Адсорбция растворенных веществ. Киев: & laquo-Наукова Думка& raquo-. 222 с.

31. Колышкин Д. А., Михайлова К. К. 1972. Активные угли. Справочник. Л. :"Химия". 5−7.

32. Кондратов В. А. 1964. Токсикология хлоранилинов и амина. Труды Гос. Инст. прикладной химии. Л.: Химия. 62: 150.

33. Методики биологических исследований по водной токсикологии. 1971. Ред. Строганова Н. С. М.: Изд-во Наука. 299 с.

34. Методическое руководство по биотестированию почвы 1996. Мособлкомприрода, вх. № 621 от 08. 08. 95 Серпухов, Архив НИЦ ТБП, 13 с.

35. Методическое руководство Германии по определению предельной полевой влагоемкости.

36. Мухин В. М., Дубоносов В. Т., Шмелев С. И. 1995. Применение активных углей для детоксикции почв, загрязненных остатками пестицидов. // Росс. хим. журн. 6: 135.

37. Мухин В. М., Тарасов А. В., Клушин В. Н. 2000. Активные угли России. М.: Металлургия.

38. Овчинникова М. Н. 1987. Химия гербицидов в почве. М.: Изд-во МГУ. 109 с.

39. Орлов Д. С., Лозановская Н. Ю., Попов П. Д. 1989. Органическое вещество почвы и органические удобрения. М.: изд-во МГУ. 97 с.

40. Пашин Ю. В., Казаченко В. И., Зацеликов Т. А., Бахитова Л. М. 1983. Химические мутации окружающей среды. М.: Наука. 138 с.

41. Пильщикова Н. А. 1993. Использование активированных углей, отработанных в промышленности, для детоксикации почв, загрязненных гербицидами. Автореферат канд. дисс. 21с.

42. Поляков Н. С., Петухова Г. А. 1995. Современное состояние теории объемного заполнения микропор. // Журн. ВХО им. Д. И. Менделеева. 39(6): 7−14.

43. Роде А. А. Смирнов В. Н. 1972. // Почвоведение. М.: Высшая школа. 479 с.

44. Роуэлл Д. 1998. Почвоведение методы и использование. М.: Колос. 486 с.

45. Свистула Г. Е. 1976. Применение симазина совместно с торфом при выращивании сосны на песках. // Химия в сельском хозяйстве. (6): 51−55.

46. Селивановская С. Ю., Латыпова В. З. 2001. Обоснование системы экспериментальной оценки класса токсичности осадков сточных вод и выбора способов их утилизации И Экологическая химия, 10(2): 124−134.

47. Справочник химика. М. 1963. 2-ое изд. Т.З.

48. Суровцева Э. Г., Васильева Г. К., Баску нов Б.П., Вольнова А. И. 1981. Разложение 3,4-дихлоранилина Alcaligenes faecalis. ll Микробиология. 50(4): 740−743.

49. Суровцева Э. Г., Ивойлов B.C., Карасевич Ю. Н. и Васильева Г. К. 1985. Хлоранилины как источник углерода, азота и энергии для Pseudomonas diminuta. II Микробиология. 54: 948−952.

50. Суровцева Э. Г., Ивойлов B.C., Васильева Г. К., Беляев В. Н. 1996. Разложение хлоранилинов некоторыми представителями родов Aquaspirillum и Paracoccus. ll Микробиология. 65(5): 563−638.

51. Ткачев П. Г. 1964. Гигиенические характеристики анилина, содержащегося в атмосферном воздухе. В сб.: Предельно допустимые концентрации атмосферных загрязнений. (8): 41−54.

52. Тюрюканова Г. К., Ананьева Н. Д., Соколов М. С., Примак-Миролюбов М.Д. 1980. Действие гамма-излучения на водные растворы пропанида и анилинов. // Химия в сельском хозяйстве. (9): 51−54.

53. Экология микроорганизмов. 2004. Ред. Нетрусова А. И. М.: ACADEMA. 266 с.

54. Alexander М. 1995. How Toxic are toxic chemicals in soil. // Env. Sci. Technol. 29: 2713−2717.

55. Annadurai G., Babu S.R., Mahesh K.P.O., Murugesan T. 2000. Adsorption and bio-degradation of phenol by chitosan-immobilized Pseudomonas putida (NICM 2174). // Bioprocess Eng. 22(6): 493−501.

56. Audus L.J. 1951. The biological detoxication of hormone herbicides in soil. // Plant Soil. (3): 170−192.

57. Bansal R. Ch., Donnet J. -B., Stoeckli F. 1988. Active carbon. N.Y.: Marcel Dekker, Inc, N.Y. Basel. 482 p.

58. Bailey C.W., White J.L. 1964. Soil Pesticide Relation Ships. Review of Adsorption and Desorption of Organic Pesticides by Soil Colloids, with Implication Concerning Pesticide Bioactivity. // Agric Food Chem. 12(4): 324−332.

59. Bordeleau L.M., Bartha R. 1972. Biocemhemical transformation of herbicide-derived anilines in culture medium and in soil. // Can. J. Microbiol. 12(18): 185 7−1864.

60. Chen Z.S., Lee C.J., Lie J.C. 1991. Cadmium and lead concentration of soils near plastic stabilizing materials producing plants in northern Taiwan. // Water, Air, & Soil Pollut. 57−58: 745−754.

61. Chlopecka A, Domy C. Adriano 2001. Mimicked in-situ stabilization of metals in a cropped soil: Bioavailability and chemical form of zinc. // Environ. Sci. Techno I. 415.

62. Coley G., Stutz C.N. 1966. Parathion waste treatment and other organics. // Water Pollut. Control Fed. 38: 1345−1349.

63. Eric J., Davies D., Jabeen N. 2002. The Adsorption of Herbicides and Pesticides on Clay Minerals and Soils. Part 1. Isoproturon. // Journal of Inclusion Phenomena and Macrocyclic Chemistry. 43: 329−336.

64. Eric J., Davies D., Jabeen N. 2003. The Adsorption of Herbicides and Pesticides on Clay Minerals and Soils. Part 1. Atrazine. // Journal of Inclusion Phenomena and Macrocyclic Chemistry. 46: 57−64.

65. Fernandez-Perez M., Gonzales-Pradas E., Villfranca-Sanchez M., Flores-Cespedes

66. F. 2000. Mobility of atrazine from alginate-bentonite controlled release formulations in layered soil. // Chemosphere 43(3): 347−353.

67. Fernandez-Perez M., Gonzales-Pradas E., Villfranca-Sanchez M., Flores-Cespedes F. 2001. Mobility of isoproturon from alginate-bentonite controlled release formulations in layered soil. // Chemosphere 41(9): 1495−1501.

68. Filcheva E.G., Tsadilas C.D. 2002. Influence of clinoptilolit and compost on soil properties. // Communications in soil science and plant analysis 33(3−4): 595−607.

69. Ganor J., Sharon N., Jordi C. 2001. The effect of kaolinite on oxalate (bio)degradation at 25 °C, and possible implications for adsorption isotherm measurements. // Chemic. Geology. 177(3−4): 431−442.

70. Girling A.E., Tattersfield L.J., Mitchell G.C., Pearson N., Woodbridge A.P., Bennett D. 2000. Development of methods to assess the effects of xenobiotics in outdoor artificial streams. // Ecotoxicology and environmental safety. 45(1): 1−26.

71. Golovleva L.A., Petrova R.N., Evtushenko I.I., Baskunov B.R. 1990. Biodegradation. 1: 263−671.

72. Guerin W.F., Boyd S.A. 1997. Bioavailability of naphthalene associated with natural and synthetic sorbents. // Water Res. 31 (6): 1504−1512.

73. Guo L., Jury W.A., Wagenet R.J., Flury M. 2000. Dependence of pesticide degradation on sorption: nonequilibrium model and application to soil reactors. II J. ofContam. Hydrol. 43(l): 45−62.

74. Guthrie EA, Pfaender FK. 1998. Reduced pyrene bioavailability in microbially active soils. // Environ. Sci. Technol. 32: 501−508.

75. Harms H., Zehnder A. 1995. Bioavailability of sorbed 3- chlorodibenzofuran. // Appl. Environ. Microbiol. 61(l): 27−33.

76. Handbook of soil science. 2000. Editor-in-chief M.E. Summer. Boca Raton et al., CRC Press LLC,. 2004 p.

77. Ho Y.S., McKay G. 1999. Competitive sorption of copper and nickel ions from aqueous solution using peat. // J. Adsorption. 5(4): 409−417.

78. Howe R.H.L. 1969. Toxic waste dergadation and disposal. // Process Biochem. (4): 25−28.

79. Jak R.G., Maas J.L., Scholten MCT. 1998. Ecotoxicity of 3,4-dichloroaniline in enclosed freshwater plankton communities at different nutrient levels. // Ecotoxicology 7(l): 49−60.

80. Murton F.A. 1984. The role natural zeolites in agricalture In: Zeo-agriculture: Use of natural zeolites in agriculture. — West view Press. Colorado p. 3−27.

81. Northcott G. L, Jones КС. 2001. Partitioning, extractability and formation of nonextractable PAH residues in soil. 1. Compound differences in aging and sequestration. // Env. Sci. Techno I. 35: 1103−1110.

82. Northcott GL, Jones КС. 2001. Partitioning, extractability and formation of nonextractable PAH residues in soil. 2. Effect on compound dissolution behavior. // Env. Sci. Technol. 35: 1111−1117.

83. O’Brien, G. 1992. Estimation of the removal of organic priority pollutants by the powdered activated carbon treatment process. // Water Environ. Res. 64: 877 883.

84. Pires A.M., Branco J.A., Picado A., Mendonca E. 2002. Models for the estimation of a 'no effect concentration. // Environmetrics 13: 15−27.

85. Ponizovsky A.A., Mironenko E. 2000. Speciation and sorption of lead (2) in soils. In: Trace Elements in Soil: Bioavailability, Flux, and Transfer.

86. Prasard I., Pramer D. 1969. Cytgenic effects of propanil and its degradation products oiAllim sepa L. // Cytologia. 31(2): 351−352.

87. Prasard I. 1970. Mutagenic effects of the herbicide 3,4-dichloropropionaniliede and its degradation products. // Can. J. Microbil. 16: 369−372.

88. Rashid M., Magandor J. 1974. Effect of carbonates and anilines on Ps. putida and soil microbia activity. // Ann. Microbiol. 125A (2): 193−200.

89. Roy D., Maillacheruvu K., Mouthon J. 1999. Bioregeneration of granular acti vatld carbon loaded with 2,4-D. // Environ. Sci Health Part B-Pestic. Contam. Agric. Wastes. 34(5): 769−791.

90. Saada A., Breeze D., Crouzet C., Cornu S., Baranger P. 2003. Adsorption of arsenic (V) on kaolinite-humic acid complexes role of humic acid nitrogen groups. // Chemosphere. 51(8): 757−763.

91. Sobral O., Chastinet C., Nogueira A., Soares AMVM., Goncalves F., Ribeiro R. 2001. In vitro development of parthenogenetic eggs: A fast ecotoxicity test with Daphnia magna? // Ecotoxicology and environmental safety. 50(3): 174 179.

92. Speltel G. E, Lu C. J, Zhu X.J. 1989. Biodegradation of trace concentrations of substituted phenols in granular activated carbon columns. // Environ Sci Technol. 23: 68−74.

93. Tessmer, C.H., Vidic, R.D., Uranovski, L.J., 1997. Impact of oxygen-containing surface functional groups on activated carbon adsorption of phenols. // Environ. Sci. Technol. 31: 1872−1878.

94. Trubetskova I., Lampert W. 2002. The juvenile growth rate of Daphnia: A short-term alternative to measuring the per capita rate of increase in ecotoxicology? // Archives of environmental contamination and toxicology 42(2): 193−198.

95. Tsadilas C.D., Dimoyiannis D.G., Samaras V. 1997. Effect of zeolite application and soil pH on cadmium sorption in soils. // Commun. Soil Sci. Plant Anal. 28(17& 18):1591−1602.

96. Vasilyeva, G.K., Kreslavski, V.D., Shea, P.J., Comfort, S.D., Oh, B. -T., 2001. Potential of activated carbon to decrease 2,4,6-trinitrotoluene toxicity and accelerate soil decontamination. // Environ. Toxicol. Chem. 20: 965−971.

97. Vidic R.D., Suidan, M.T., 1991. Role of dissolved oxygen on the adsorptivecapacity of activated carbon for synthetic and natural organic matter. // Environ. Sci. Technol. 25: 1612−1618.

98. Vidic R.D., Suidan, M.T., Brenner, R.C. 1993. Oxidative coupling of phenols on activated carbon: impact on adsorption equilibrium. // Environ. Sci. Technol. 27: 2079−2085.

99. Vinitnantharat S., Baral A., Ishibashi Y., Ha S.R. 2001. Quantitative bioregeneration of granular activated carbon loaded with phenol and 2,4-dichlorophenol. // Environ. Technol. 22(3): 339−344.

100. Viraraghavan Т., Slough K. 1999. Sorption of pentachlorophenol on peat-bentonite mixtures. // Chemosphere. 39(9): 1487−1496.

101. Weber A.S., Lai, M., Lin, W., Goeddertz, J.G., Ying, W., Duffy, J.J. 1992. Anaerobic/aerobic biological activated carbon treatment of a high strength phenolic wastewater. // Environmental Progress. 11: 310−317.

Заполнить форму текущей работой