Выявление нарушений гемостаза при сепсисе с помощью метода пространственного роста сгустка

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Биофизика
Страниц:
114


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Нарушения гемостаза при сепсисе характеризуются активацией свертывания, снижением активности системы естественных антикоагулянтов и подавлением системы фибринолиза [1,2]. Возникающее в результате диссеминированное внутрисосудистое свертывание (ДВС) [3] является частым осложнением сепсиса [4], ведет к появлению тромбов в микрососудистом русле и, как следствие, к нарушению работы отдельных органов и систем, развитию полиорганной недостаточности, что значительно отягощает состояние больных [5]. Важная роль, которую играют нарушения в системе гемостаза при сепсисе [6] делает необходимым мониторинг за показателями этой системы, а воздействия на отдельные ее звенья позволяют улучшить течение и прогноз при сепсисе [7,8].

Современные диагностические методы малочувствительны к активации свертывания при сепсисе [9]. Большинство клоттинговых тестов направлены на выявление, прежде всего, гипокоагуляции и проводятся в условиях максимальной активации свертывания, поэтому могут не регистрировать гиперкоагуляцию в системе гемостаза [10]. Из-за потребления факторов свертывания крови при сепсисе времена свертывания в этих тестах, несмотря на активацию свертывания, могут быть удлинены, а не укорочены [11,12]. О гиперкоагуляции и тромбообразовании свидетельствует повышение концентрации в плазме крови Д-димеров [13], однако этот тест неспецифичен и отражает уже состоявшееся тромбообразование. Такие глобальные тесты свертывания, как тромбоэластография (ТЭГ) и тест генерации тромбина, выявляют при сепсисе замедление фазы активации свертывания с последующей нормальной либо ускоренной фазой распространения процесса [12]. Гипокоагуляция, согласно ТЭГ, чаще наблюдается у больных с ДВС [14,15]. Аналогичные результаты получены и в исследованиях, проведенных с помощью теста генерации тромбина [16]. Эти данные не позволяют сделать однозначный вывод о возможности использования глобальных тестов для мониторинга системы гемостаза при сепсисе.

Тест пространственного роста сгустка основан на принципе видеомикроскопического наблюдения за ростом фибринового сгустка в плазме после активации свертывания иммобилизованным на поверхности тканевым фактором (TF). Этот метод моделирует условия протекания процесса свертывания in vivo, так как отражает как биохимические реакции каскада свертывания, так и процессы диффузии [17]. Данный тест ранее использовался при изучении нарушений свертывания при гемофилиях, А и Б [17−19] и других врожденных и приобретенных дефицитах факторов свертывания [20,21]. Кроме того, он оказался чувствительным к прокоагулянтным изменениям в плазме, вызванным добавлением тромбоцитарных микровезикул [22], рекомбинантного активированного фактора VII (БVI 1а) [23] и аптамера — антагониста ингибитора пути тканевого фактора (ТРР1) [24]. Эти результаты позволяют предполагать, что тест пространственного роста сгустка может быть чувствителен к изменениям гемостаза, возникающим при сепсисе. Однако данные о применении этого метода для диагностики нарушений системы гемостаза у больных сепсисом отсутствуют.

Цель работы: Исследовать изменения пространственного роста сгустка у больных сепсисом и септическим шоком в процессе их лечения и сравнить информативность нового метода с традиционными методами оценки состояния гемостаза.

Задачи исследования:

1. Исследовать стабильность параметров пространственного роста сгустка к преаналитическому и аналитическому этапам проведения теста, определить диапазоны нормальных значений параметров теста.

2. Исследовать изменения пространственного роста сгустка и показателей стандартных тестов состояния системы свертывания у пациентов с сепсисом и септическим шоком в процессе их терапии.

3. Сравнить чувствительность метода пространственного роста сгустка с чувствительностью стандартных тестов времени свертывания и тромбоэластографии.

Научная новизна. В работе оценен диагностический потенциал пространственно гетерогенной экспериментальной модели свертывания крови, изначально разработанной как модель для фундаментальных и прикладных научных исследований. Исследованы изменения динамики пространственного роста сгустка у 16 больных с сепсисом и септическим шоком на протяжении месяца с момента выявления инфекции, измерена стационарная скорость роста сгустка — показатель, учитывающий принципиальную особенности протекания свертывания крови в организме — пространственную неоднородность. Показано, что увеличение стационарной скорости роста сгустка ассоциируется с последующим увеличением в плазме крови концентрации Д-димеров. Таким образом, появление гиперкоагуляции в тесте пространственного роста сгустка в свободной от тромбоцитов плазме по времени опережает повышение концентрации Ддимеров в плазме у больных с сепсисом и септическим шоком и позволяет раньше выявить протромботические состояния.

Научно-практическое значение. Возможность выявлять с помощью пространственного роста сгустка гипо- и гиперкоагуляцию, а также изменения, возникающие при проведении антикоагулянтной терапии, открывает широкий спектр для применения этого метода как для проведения исследований системы гемостаза у больных со склонностью к кровоточивости либо тромбообразованию так и для изучения действия препаратов, воздействующих на свертывание крови.

Положения, выносимые на защиту.

1. Диапазоны нормальных значений параметров пространственного роста сгустка: лаг период от 0.4 до 0.8 мин, начальная скорость от 41 до 51 мкм/мин, стационарная — от 22 до 28 мкм/мин.

2. Параметры пространственного роста сгустка стабильны на этапах подготовки образца и постановки теста. Относительные погрешности определения начальной и стационарной скоростей роста сгустка в тесте не превышают 8%.

3. У больных с сепсисом традиционные клоттинговые тесты, а также параметры ТЭГ не отражают активацию свертывания крови.

4. Пространственный рост сгустка отражает развитие гиперкоагуляции у больных с сепсисом и септическим шоком и гипокоагуляцию на последней стадии ДВС при коагулопатии потребления.

5. Пространственный рост сгустка регистрирует развитие гиперкоагуляции у больных с сепсисом и септическим шоком раньше, чем в плазме крови выявляется повышение концентрации Д-димеров. Средняя концентрация Д-димеров в плазме у больных, у которых по данным теста пространственного роста сгустка была зарегистрирована гиперкоагуляция, достоверно выше, чем у больных, у которых по данным этого теста выявлялась нормо- либо гипокоагуляция (457 мкг/л и 234 мкг/л, соответственно- р& lt-0. 05).

Выводы

1. Широко применяемые в клинической практике клоттинговые тесты, а также тромбоэластография малочувствительны к активации свертывания крови, происходящей при сепсисе. Их нормальные значения не позволяют исключить гиперкоагуляцию у больных с сепсисом.

2. Процесс подготовки плазмы оказывает влияние на результаты теста пространственного роста сгустка. Результаты, получаемые на бедной тромбоцитами плазме, менее стабильны и более чувствительны к процессу подготовки образца плазмы для исследования, чем результаты на свободной от тромбоцитов плазме. В связи с этим тест должен выполняться на свободной от тромбоцитов плазме крови. В этом случае его отличает высокая воспроизводимость, относительная погрешность определения его параметров не превышает 8%.

3. Метод пространственного роста сгустка позволяет выявлять активацию свертывания, возникающую на ранних стадиях сепсиса. Метод пространственного роста сгустка регистрирует развитие гиперкоагуляционного состояния у больных с сепсисом и септическим шоком раньше, чем тест на Д-димеры, и может быть использован как ранний маркер тромботических осложнений.

4. С помощью параметров пространственного роста сгустка можно верифицировать различные стадии нарушений гемостаза при сепсисе: активацию свертывания в дебюте заболевания, нормализацию параметров при успешной терапии сепсиса и благоприятном исходе и гипокоагуляционное состояние, развивающееся вследствие коагулопатии потребления, нарушения функции печени.

5. С помощью метода пространственного роста сгустка можно мониторировать у больных с сепсисом эффективность антикоагулянтной терапии гепарином, концентратом антитромбина III. Метод малочувствителен к изменениям гемостаза, возникающим при терапии активированным протеином С.

Практические рекомендации

1. Рекомендуется выполнять тест пространственного роста сгустка на свободной от тромбоцитов плазме крови, так как процесс подготовки плазмы оказывает влияние на результаты теста пространственного роста сгустка. Результаты, получаемые на бедной тромбоцитами плазме, менее стабильны и более чувствительны к процессу подготовки образца плазмы для исследования, чем результаты на свободной от тромбоцитов плазме. При проведении на свободной от тромбоцитов плазме тест отличается высокой воспроизводимостью.

2. Рекомендуется использовать метод пространственного роста сгустка для исследования состояния системы свертывания у больных сепсисом, септическим шоком. Этот метод позволяет выявлять активацию свертывания, возникающую на ранних стадиях сепсиса. Метод пространственного роста сгустка регистрирует развитие гиперкоагуляционного состояния у больных с сепсисом и септическим шоком раньше, чем тест на Д-димеры, и рекомендуется для использования в качестве раннего маркера тромботических осложнений.

3. Рекомендуется ориентироваться на величину стационарной скорости роста сгустка и наличие спонтанных сгустков для выявления гиперкоагуляции, так как эти параметры наиболее чувствительны к активации свертывания при сепсисе. Нормальные значения параметров теста пространственного роста сгустка: время задержки роста сгустка от 0.4 до 0.8 мин, начальная скорость роста сгустка от 41 до 51 мкм/мин, стационарная скорость роста сгустка от 22 до 28 мкм/мин. Спонтанные сгустки в норме не должны появляться.

4. Активация свертывания характеризуется повышением стационарной скорости роста сгустка выше 29 мкм/мин и появлением спонтанных сгустков. Гипокоагуляционное состояние, развивающееся вследствие коагулопатии потребления, нарушения функции печени, характеризуется снижением скоростей роста сгустка до гипокоагуляционных значений (начальная скорость роста сгустка ниже 41 мкм/мин, стационарная скорость роста сгустка ниже 22 мкм/мин).

5. Рекомендуется мониторировать с помощью метода пространственного роста сгустка у больных с сепсисом эффективность антикоагулянтной терапии гепарином, концентратом антитромбина III.

Показать Свернуть

Содержание

Список сокращений.

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

1.1 Современные представления о системе гемостаза.

1.1.1. Плазменное звено системы свертывания крови.

1.1.2. Активация свертывания.

1.1.3. Рост сгустка в пространстве, петли положительной обратной связи.

1.1.4. Ингибиторы свертывания.

1.1.5. Роль диффузии в процессе свертывания.

1.1.6. Взаимодействие системы свертывания с другими системами.

1.2 Нарушения плазменного звена системы свертывания крови.

1.3 Современные методы диагностики состояния системы свертывания.

1.3.1. Тесты времени свертывания.

1.3.2. Маркеры активации свертывания.

1.3.3. Тромбоэластография.

1.3.4. Тест генерации тромбина.

1.4 Пространственный рост сгустка.

1.5 Нарушения свертывания при сепсисе. ДВС-синдром.

1.5.1. Взаимодействие систем свертывания и воспаления.

1.5.2. ДВС-синдром.

1.6 Постановка задачи.

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ.

2.1 Общий объем работы.

2.2 Материалы.

2.3 Контрольные группы.

2.3.1. Здоровые добровольцы.

2.3.2. Больные с различными нарушениями в системе свертывания крови.

2.4 Больные в состоянии сепсиса, септического шока.

2.5 Дизайн исследования.

2.6 Подготовка плазмы крови.

2.6.1. Получение крови и плазмы.

2.6.2. Стабилизация рН плазмы.

2.6.3. Ингибирование контактной активации.

2.6.4. Рекальцификация плазмы.

2.7 Стандартные коагулологические тесты и ТЭГ.

2.7.1 Клоттинговые тесты и тест на Д-димеры.

2.7.2 Тромбоэластография.

2.8 Иммобилизация тромбопластина на пластиковый активатор.

2.9 Пространственный рост сгустка.

2.9.1. Метод пространственного роста сгустка.

2.9.2. Схема и принцип работы прибора Тромбоимаджер.

2.9.3. Обработка полученных при исследовании кадров и анализ данных.

2. 10 Контрольные исследования для теста пространственного роста сгустка.

2. 10.1 Диапазон нормальных значений параметров пространственного роста сгустка.

2. 10.2 Влияние условий осаждения клеток на пространственный рост сгустка.

2. 10.3 Пространственный рост сгустка в бедной тромбоцитами плазме.

2. 10.4 Стабильность параметров пространственного роста сгустка.

2. 11 Статистическая обработка результатов.

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ.

3.1 Пространственный рост сгустка в норме и при нарушениях свертывания. 51 3.1.1 Диапазон нормальных значений параметров пространственного роста сгустка.

3.2 Контрольные тесты для пространственного роста сгустка.

3.2.1 Зависимость пространственного роста сгустка от условий осаждения клеток.

3.2.2 Пространственный рост сгустка в бедной и свободной от тромбоцитов плазмах.

3.2.3 Стабильность пространственного роста сгустка в бедной тромбоцитами плазме.

3.2.4 Воспроизводимость теста пространственного роста сгустка на образцах плазмы крови, полученной из разных венозных сосудов.

3.2.5 Воспроизводимость теста пространственного роста сгустка, выполненного на одном образце плазмы крови.

3.2.6 Изменение параметров пространственного роста сгустка у здоровых доноров в течение длительного периода времени.

3.3 Пространственный рост сгустка у больных с сепсисом и септическим шоком.

3.3.1. Изменения параметров пространственного роста сгустка у больного с септическим шоком, осложнившимся тромбозом внутренней яремной вены.

3.3.2. Больная с повторными эпизодами септического шока.

3.3.3. Влияние антикоагулянтной терапии на пространственный рост сгустка.

3.4 Динамика стационарной скорости роста сгустка и плазменной концентрации Д-димеров у больных с гиперкоагуляцией.

3.5 Оценка различий в плазменной концентрации Д-димеров у больных с гипокоагуляцией, либо нормой и гиперкоагуляцей по данным АЧТВ и ТЭГ.

3.6 Информативность теста пространственного роста сгустка у больных без прогрессирующей гиперкоагуляции.

3.7 Корреляции между параметрами коагулологических тестов.

ГЛАВА 4. ОБСУЖДЕНИЕ.

4.1. Чувствительность метода пространственного роста сгустка к нарушениям гемостаза при сепсисе.

4.2. Стабильность параметров пространственного роста сгустка.

4.3. Перспективы дальнейших исследований и применения метода пространственного роста сгустка в клиниках для лабораторной диагностики.

ВЫВОДЫ.

Список литературы

1. Esmon СТ, Fukudome К, Mather Т, Bode W, Regan LM, Steams-Kurosawa DJ, Kurosawa S. Inflammation, sepsis, and coagulation. Haematologica 1999- 84: 254−259.

2. Levi M. The coagulant response in sepsis and inflammation. Hamostaseologie 2010- 30: 10−16.

3. Levi M, Opal SM. Coagulation abnormalities in critically ill patients. Crit Care 2006- 10: 222.

4. Semeraro N, Ammollo CT, Semeraro F, Colucci M. Sepsis-associated disseminated intravascular coagulation and thromboembolic disease. Mediterr J Hematol Infect Dis 2010- 2: e2010024.

5. Voves C, Wuillemin WA, Zeerleder S. International Society on Thrombosis and Haemostasis score for overt disseminated intravascular coagulation predicts organ dysfunction and fatality in sepsis patients. Blood Coagul Fibrinolysis 2006- 17: 445−451.

6. Bastarache JA, Ware LB, Bernard GR. The role of the coagulation cascade in the continuum of sepsis and acute lung injury and acute respiratory distress syndrome. Semin Respir Crit Care Med 2006- 27: 365−376.

7. Галстян Г М, Шутова Н А, Городецкий В М. Антитромбин III в лечении сепсиса -новые подходы к назначению старого препарата. Анестезиология и реаниматология 2007- 6: 66−71.

8. Knoebl Р, Dempfle СЕ. Blood coagulation and inflammation in critical illness. Bremen: UNI-MED, 2008.

9. Baglin T. Using the laboratory to predict recurrent venous thrombosis. Int J Lab Hematol 2011−33: 333−342.

10. Dempfle CE. Coagulopathy of sepsis. Thromb Haemost 2004- 91: 213−224.

11. Collins PW, Macchiavello LI, Lewis SJ, Macartney NJ, Saayman AG, Luddington R, Baglin T, Findlay GP. Global tests of haemostasis in critically ill patients with severe sepsis syndrome compared to controls. Br J Haematol 2006- 135: 220−227.

12. Stief TW, Ijagha O, Weiste B, Herzum I, Renz H, Max M. Analysis of hemostasis alterations in sepsis. Blood Coagul Fibrinolysis 2007- 18: 179−186.

13. Sivula M, Pettila V, Niemi TT, Varpula M, Kuitunen AH. Thromboelastometry in patients with severe sepsis and disseminated intravascular coagulation. Blood Coagul Fibrinolysis 2009- 20: 419−426.

14. Daudel F, Kessler U, Folly H, Lienert JS, Takala J, Jakob SM. Thromboelastometry for the assessment of coagulation abnormalities in early and established adult sepsis: a prospective cohort study. Crit Care 2009- 13: R42.

15. Seo JW, Kim HK, Kim JE, Park S, Cho HI. Prognostic values of the factor Xa-activated clotting time and endogenous thrombin potential in patients suspected of having disseminated intravascular coagulation. Thromb Res 2009- 123: 565−572.

16. Ovanesov MV, Krasotkina JV, Ul’yanova LI, Abushinova KV, Plyushch OP, Domogatskii SP, Vorob’ev AI, Ataullakhanov FI. Hemophilia A and В are associated with abnormal spatial dynamics of clot growth. Biochim Biophys Acta 2002- 1572: 45−57.

17. Ovanesov MV, Lopatina EG, Saenko EL, Ananyeva NM, Ul’yanova LI, Plyushch OP, Butilin AA, Ataullakhanov FI. Effect of factor VIII on tissue factor-initiated spatial clot growth. Thromb Haemost 2003- 89: 235−242.

18. Negrier C, Dargaud Y, Bordet JC. Basic aspects of bypassing agents. Haemophilia 2006- 12 Suppl 6: 48−52.

19. Ovanesov MV, Ananyeva NM, Panteleev MA, Ataullakhanov FI, Saenko EL. Initiation and propagation of coagulation from tissue factor-bearing cell monolayers to plasma: initiator cells do not regulate spatial growth rate. J Thromb Haemost 2005- 3: 321−331.

20. Sinauridze EI, Kireev DA, Popenko NY, Pichugin AV, Panteleev MA, Krymskaya OV, Ataullakhanov FI. Platelet microparticle membranes have 50- to 100-fold higher specific procoagulant activity than activated platelets. Thromb Haemost 2007- 97: 425−434.

21. Шмидт P, Тевс Г. Физиология человека (том2). Москва: Мир, 1996.

22. Knoebl Р, Dempfle С, Levi М, Pabinger I, Quehenberger Р, Turecek Р, Veldman А, Watzke Н. Blood coagulation and inflammation in critical illness: the importance of the protein С pathway. Bremen: UNI-MED, 2008.

23. Michelson AD. Plateletes, second edition. Elsevier, 2007.

24. Butenas S, Mann KG. Blood coagulation. Biochemistry (Mose) 2002- 67: 3−12.

25. Mann KG, Brummel K, Butenas S. What is all that thrombin for? J Thromb Haemost 2003- 1: 1504−1514.

26. Colman RW, Hirsh J, Marder VJ, Saltzman EW. Hemostasis and Thrombosis: Basic Principles and Clinical Practice. Philadelphia: Lippincott Company, 2010.

27. Bajaj MS, Birktoft JJ, Steer SA, Bajaj SP. Structure and biology of tissue factor pathway inhibitor. Thromb Haemost 2001- 86: 959−972. 32. van H, V. The endothelium: vascular control of haemostasis. Eur J Obstet Gynecol ReprodBiol 2001- 95: 198−201.

28. Becker BF, Heindl B, Kupatt C, Zahler S. Endothelial function and hemostasis. ZKardiol 2000- 89: 160−167.

29. Heemskerk JW, Bevers EM, Lindhout T. Platelet activation and blood coagulation. Thromb Haemost 2002- 88: 186−193.

30. Chesney CM, Pifer D, Colman RW. Subcellular localization and secretion of factor V from human platelets. Proc Natl Acad Sci USA 1981- 78: 5180−5184.

31. Monkovic DD, Tracy PB. Functional characterization of human platelet-released factor V and its activation by factor Xa and thrombin. J Biol Chem 1990- 265: 17 132−17 140.

32. Пантелеев MA, Васильев CA, Синауридзе Е И, Воробьев А И, Атауллаханов Ф И. Практическая коагулология. Москва: Практическая медицина, 2011.

33. Балуда В П, Балуда MB, Деянов И И, Тлепшуков И Л. Физиология системы гемостаза. Москва: 1995.

34. Зубаиров Д М. Биохимия свертывания крови. Москва: Медицина, 1978.

35. Dahlback В. Blood coagulation. Lancet 2000- 355: 1627−1632.

36. Mann KG. Biochemistry and physiology of blood coagulation. Thromb Haemost 1999- 82: 165−174.

37. Glover CJ, Mclntire LV, Brown CH, III, Natelson EA. Rheological properties of fibrin clots. Effects of fibrinogen concentration, Factor XIII deficiency, and Factor XIII inhibition. J Lab Clin Med 1975- 86: 644−656.

38. Lim BB, Lee EH, Sotomayor M, Schulten K. Molecular basis of fibrin clot elasticity. Structure 2008- 16: 449−459.

39. Blomback B, Hessel B, Hogg D, Therkildsen L. A two-step fibrinogen-fibrin transition in blood coagulation. Nature 1978- 275: 501−505.

40. Blomback B. Fibrinogen and fibrin-proteins with complex roles in hemostasis and thrombosis. Thromb Res 1996- 83: 1−75.

41. Brummel KE, Butenas S, Mann KG. An integrated study of fibrinogen during blood coagulation. J Biol Chem 1999- 274: 22 862−22 870.

42. Marx G, Blankenfeld A. Kinetic and mechanical parameters of pure and cryoprecipitate fibrin. Blood Coagul Fibrinolysis 1993- 4: 73−78.

43. Furie B, Furie ВС. Mechanisms of thrombus formation. N Engl J Med 2008- 359: 938 949.

44. Fuss C, Palmaz JC, Sprague EA. Fibrinogen: structure, function, and surface interactions. J Vase Interv Radiol 2001- 12: 677−682.

45. Lawson JH, Kalafatis M, Stram S, Mann KG. A model for the tissue factor pathway to thrombin. I. An empirical study. J Biol Chem 1994- 269: 23 357−23 366.

46. Wiiger MT, Prydz H. The changing faces of tissue factor biology. A personal tribute to the understanding of the «extrinsic coagulation activation». Thromb Haemost 2007- 98: 38−42.

47. Mackman N. Role of tissue factor in hemostasis, thrombosis, and vascular development. Arterioscler Thromb Vase Biol 2004- 24: 1015−1022.

48. Colman RW, Schmaier AH. Contact system: a vascular biology modulator with anticoagulant, profibrinolytic, antiadhesive, and proinflammatory attributes. Blood 1997- 90: 3819−3843.

49. Revak SD, Cochrane CG, Bouma BN, Griffin JH. Surface and fluid phase activities of two forms of activated Hageman factor produced during contact activation of plasma. J Exp Med 1978- 147: 719−729.

50. Seligsohn U. Factor XI deficiency. Thromb Haemost 1993- 70: 68−71.

51. Пантелеев MA, Атауллаханов Ф И. Свертывание крови: биохимические основы. Клиническая онкогематология 2008- 1: 50−62.

52. Renne T, Nieswandt B, Gailani D. The intrinsic pathway of coagulation is essential for thrombus stability in mice. Blood Cells Mol Dis 2006- 36: 148−151.

53. Ованесов MB. Влияние факторов внутреннего пути свертывания крови на пространственную динамику роста сгустка. 2002.

54. Mann KG, Krishnaswamy S, Lawson JH. Surface-dependent hemostasis. Semin Hematol 1992- 29: 213−226.

55. Hill-Eubanks DC, Lollar P. von Willebrand factor is a cofactor for thrombin-catalyzed cleavage of the factor VIII light chain. J Biol Chem 1990- 265: 17 854−17 858.

56. Mann KG, Nesheim ME, Church WR, Haley P, Krishnaswamy S. Surface-dependent reactions of the vitamin K-dependent enzyme complexes. Blood 1990- 76: 1−16.

57. Nesheim ME, Mann KG. Thrombin-catalyzed activation of single chain bovine factor V. J Biol Chem 1979- 254: 1326−1334.

58. Pieters J, Willems G, Hemker HC, Lindhout T. Inhibition of factor IXa and factor Xa by antithrombin III/heparin during factor X activation. J Biol Chem 1988- 263: 1 531 315 318.

59. Rick ME, Hoyer LW. Thrombin activation of factor VIII: the effect of inhibitors. Br J Haematol 1977- 36: 585−597.

60. Brummel KE, Paradis SG, Butenas S, Mann KG. Thrombin functions during tissue factor-induced blood coagulation. Blood 2002- 100: 148−152.

61. Butenas S, Mann KG. Kinetics of human factor VII activation. Biochemistry 1996- 35: 1904−1910.

62. Andrews DA, Low PS. Role of red blood cells in thrombosis. Curr Opin Hematol 1999- 6: 76−82.

63. Moyer MP, Tracy RP, Tracy PB, van’t VC, Sparks CE, Mann KG. Plasma lipoproteins support prothrombinase and other procoagulant enzymatic complexes. Arterioscler Thromb Vase Biol 1998- 18: 458−465.

64. Tracy PB, Eide LL, Mann KG. Human prothrombinase complex assembly and function on isolated peripheral blood cell populations. J Biol Chem 1985- 260: 2119−2124.

65. Bajaj SP, Harmony JA, Martinez-Carrion M, Castellino FJ. Human plasma lipoproteins as accelerators of prothrombin activation. J Biol Chem 1976- 251: 5233−5236.

66. Gailani D, Braze GJ, Jr. Factor XI activation in a revised model of blood coagulation. Science 1991- 253: 909−912.

67. Naito K, Fujikawa K. Activation of human blood coagulation factor XI independent of factor XII. Factor XI is activated by thrombin and factor XIa in the presence of negatively charged surfaces. J Biol Chem 1991- 266: 7353−7358.

68. Атауллаханов Ф И, Зарницына В И, Кондратович А Ю, Лобанова Е С, Сарбаш В И. Особый класс автоволн автоволны с остановкой — определяет пространственную динамику свертывания крови. Успехи физических наук 2002- 172: 671−690.

69. Атауллаханов Ф И, Волкова Р И, Похилко А В, Синауридзе Е И. Пороговое поведение системы свертывания крови при изменении концентрации кальция. Биофизика 1994- 39: 713−720.

70. Hoffman М, Monroe DM, Oliver JA, Roberts HR. Factors IXa and Xa play distinct roles in tissue factor-dependent initiation of coagulation. Blood 1995- 86: 1794−1801.

71. Шиффман ФДж. Патофизиология крови. СПб: Бином, 2000.

72. Esmon СТ. Regulation of blood coagulation. Biochim Biophys Acta 2000- 1477: 349 360.

73. Shen F, Kastrup CJ, Liu Y, Ismagilov RF. Threshold response of initiation of blood coagulation by tissue factor in patterned microfluidic capillaries is controlled by shear rate. Arterioscler Thromb Vase Biol 2008- 28: 2035−2041.

74. Kastrup CJ, Shen F, Runyon MK, Ismagilov RF. Characterization of the threshold response of initiation of blood clotting to stimulus patch size. Biophys J 2007- 93: 29 692 977.

75. Nesheim M. Thrombin and fibrinolysis. Chest 2003- 124: 33S-39S.

76. Долгов BB, Свирин П В. Лабораторная диагностика нарушений гемостаза. Москва: ООО & laquo-Издательство & laquo-Триада»-, 2005.

77. Shrivastava S, McVey JH, Dorling A. The interface between coagulation and immunity. Am J Transplant 2007- 7: 499−506.

78. Strukova S. Blood coagulation-dependent inflammation. Coagulation-dependent inflammation and inflammation-dependent thrombosis. Front Biosci 2006- 11: 59−80.

79. Ryan J, Geczy C. Coagulation and the expression of cell-mediated immunity. Immunol Cell Biol 1987- 65 (Pt 2): 127−139.

80. Cirino G, Vergnolle N. Proteinase-activated receptors (PARs): crossroads between innate immunity and coagulation. Curr Opin Pharmacol 2006- 6: 428−434.

81. DeLoughery TG. Hemostasis and thrombosis. Georgetown: Tex: Landes Bioscience, 2004.

82. Галстян Г М. Сепсис у гематологических больных. In: Воробьев А И (editor). Рациональная фармакотерапия заболеваний системы крови. Москва: Литтера, 2009−605−613.

83. Исследование системы крови в клинической практике. Под ред. Г. И. Козинца и В. А. Макарова. Москва: Триада-Х, 1997.

84. Баркаган З С, Момот А П. Основы диагностики нарушений гемостаза. Москва: Ньюдиамед-АО, 1999.

85. Ройтберг Г Е, Струтынский А В. Лабораторная и инструментальная диагностика внутренних органов. Москва: Бином, 2003.

86. Hemker НС, A1 DR, De SE, Beguin S. Thrombin generation, a function test of the haemostatic-thrombotic system. Thromb Haemost 2006- 96: 553−561.

87. Hemker HC, Beguin S. Phenotyping the clotting system. Thromb Haemost 2000- 84: 747−751.

88. Hemker HC, A1 DR, Beguin S. Thrombin generation assays: accruing clinical relevance. Curr Opin Hematol 2004- 11: 170−175.

89. Mosesson MW. Fibrinogen and fibrin structure and functions. J Thromb Haemost 2005- 3: 1894−1904.

90. Cesarman-Maus G, Hajjar KA. Molecular mechanisms of fibrinolysis. Br J Haematol 2005- 129: 307−321.

91. Taylor FB, Jr., Toh CH, Hoots WK, Wada H, Levi M. Towards definition, clinical and laboratory criteria, and a scoring system for disseminated intravascular coagulation. Thromb Haemost 2001- 86: 1327−1330.

92. Bounameaux H, de MP, Perrier A, Miron MJ. D-dimer testing in suspected venous thromboembolism: an update. QJM1997- 90: 437−442.

93. Salooja N, Perry DJ. Thrombelastography. Blood Coagul Fibrinolysis 2001- 12: 327−337. 103., Luddington RJ. Thrombelastography/thromboelastometry. Clin Lab Haematol 2005- 27: 81. 90.

94. Карамзин, С. С. Исследование биофизических аспектов пространственной динамики роста фибринового сгустка in-vitro. Москва: 2010.

95. Кречетова А В. Нарушение гемостаза при сепсисе у онкогематологических больных в период миелотоксического агранулоцитоза. Москва: 2011.

96. Hemker НС, Giesen PL, Ramjee М, Wagenvoord R, Beguin S. The thrombogram: monitoring thrombin generation in platelet-rich plasma. Thromb Haemost 2000- 83: 589 591.

97. A1 DR, Peyvandi F, Santagostino E, Giansily M, Mannucci PM, Schved JF, Beguin S, Hemker HC. The thrombogram in rare inherited coagulation disorders: its relation to clinical bleeding. Thromb Haemost 2002- 88: 576−582.

98. Dargaud Y, Trzeciak MC, Bordet JC, Ninet J, Negrier C. Use of calibrated automated thrombinography +/- thrombomodulin to recognise the prothrombotic phenotype. Thromb Haemost 2006- 96: 562−567.

99. Allen GA, Monroe DM, III, Roberts HR, Hoffman M. The effect of factor X level on thrombin generation and the procoagulant effect of activated factor VII in a cell-based model of coagulation. Blood Coagul Fibrinolysis 2000- 11 Suppl 1: S3-S7.

100. Ataullakhanov FI, Volkova RI, Guriia GT, Sarbash VI. Spatial aspects of blood coagulation dynamics. III. Growth of clots in vitro., Biofizika 1995- 40: 1320−1328.

101. Campbell RA, Overmyer KA, Bagnell CR, Wolberg AS. Cellular procoagulant activity dictates clot structure and stability as a function of distance from the cell surface. Arterioscler Thromb Vase Biol 2008- 28: 2247−2254.

102. Faxalv L, Tengvall P, Lindahl TL. Imaging of blood plasma coagulation and its propagation at surfaces. JBiomedMater Res A 2008- 85: 1129−1134.

103. Hoffman M, Monroe DM, Oliver JA, Roberts HR. Factors IXa and Xa play distinct roles in tissue factor-dependent initiation of coagulation. Blood 1995- 86: 1794−1801.

104. Sinauridze EI, Volkova RI, Krasotkina YV, Sarbash VI, Ataullakhanov FI. Dynamics of clot growth induced by thrombin diffusing into nonstirred citrate human plasma. Biochim BiophysActa 1998- 1425: 607−616.

105. Ataullakhanov FI, Guria GT, Sarbash VI, Volkova RI. Spatiotemporal dynamics of clotting and pattern formation in human blood. Biochim Biophys Acta 1998- 1425: 453 468.

106. Kondratovich AY, Pokhilko AV, Ataullakhanov FI. Spatiotemporal dynamics of contact activation factors of blood coagulation. Biochim Biophys Acta 2002- 1569: 86−104.

107. Бокерия JIA, Белобородова HB. Инфекция в кардиохирургии. Москва: НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, 2007.

108. Wheeler АР, Bernard GR. Treating patients with severe sepsis. N Engl J Med 1999- 340: 207−214.

109. Levi M, de JE, van der PT. Sepsis and disseminated intravascular coagulation. J Thromb Thrombolysis 2003- 16: 43−47.

110. Levi M, Ten CH. Disseminated intravascular coagulation. N Engl J Med 1999- 341: 586 592.

111. Marder VJ, Feinstein D, Francis C. Consumptive thrombohemorrhagic disorders. In: Colman RW, Hirsh J, Marder VJ (editors). Hemostasis and thrombosis. Basic principles and clinical practice. Philadelphia: JB Lippincott Co, 2001- 1023−1063.

112. Levi M, Marder VJ. Coagulation abnormalities in sepsis. In: Colman RW, Clowes AW, Goldhaber SZ, Marder VJ, George JN (editors). Hemostasis and thrombosis: basic principles and clinical practice. Philadelphia: Lippincott Company, 2006.

113. Schouten M, Wiersinga WJ, Levi M, van der PT. Inflammation, endothelium, and coagulation in sepsis. JLeukoc Biol 2008- 83: 536−545.

114. McGilvray ID, Rotstein OD. Role of the coagulation system in the local and systemic inflammatory response. World J Surg 1998- 22: 179−186.

115. Sun H, Wang X, Degen JL, Ginsburg D. Reduced thrombin generation increases host susceptibility to group A streptococcal infection. Blood 2009- 113: 1358−1364.

116. Szotowski В, Antoniak S, Poller W, Schultheiss HP, Rauch U. Procoagulant soluble tissue factor is released from endothelial cells in response to inflammatory cytokines. CircRes 2005- 96: 1233−1239.

117. Zeerleder S, Hack CE, Wuillemin WA. Disseminated intravascular coagulation in sepsis. Chest 2005- 128: 2864−2875.

118. Carey MJ, Rodgers GM. Disseminated intravascular coagulation: clinical and laboratory aspects. Am JHematol 1998- 59: 65−73.

119. Amaral A, Opal SM, Vincent JL. Coagulation in sepsis. Intensive Care Med 2004- 30: 1032−1040.

120. Vary TC, Kimball SR. Regulation of hepatic protein synthesis in chronic inflammation and sepsis. Am J Physiol 1992- 262: C445-C452.

121. Seitz R, Wolf M, Egbring R, Havemann K. The disturbance of hemostasis in septic shock: role of neutrophil elastase and thrombin, effects of antithrombin III and plasma substitution. Eur J Haematol 1989- 43: 22−28.

122. Nawroth PP, Stern DM. Modulation of endothelial cell hemostatic properties by tumor necrosis factor. J Exp Med 1986- 163: 740−745.

123. Coughlin SR. Thrombin signalling and protease-activated receptors. Nature 2000- 407: 258−264.

124. Esmon CT. Role of coagulation inhibitors in inflammation. Thromb Haemost 2001- 86: 51−56.

125. Mammen EF. Antithrombin III and sepsis. Intensive Care Med 1998- 24: 649−650.

126. Баркаган З С. Патогенез, диагностика и принципы терапии ДВС синдрома. Materia Medica 1997- 1: 5−14.

127. Воробьев А И, Городецкий В М, Шулутко Е М, Васильев С А. Острая массивная кровопотеря, Москва: Гэотар-Медиа, 2001.

128. Dhainaut JF, Shorr AF, Macias WL, Kollef MJ, Levi M, Reinhart K, Nelson DR. Dynamic evolution of coagulopathy in the first day of severe sepsis: relationship with mortality and organ failure. Crit Care Med2005- 33: 341−348.

129. Васильев С А, Воробьев А И, Городецкий В М. Протокол диагностики и лечения острого ДВС синдрома. Проблемы гематологии и переливания крови 1999- 3: 40−44.

130. Баркаган З С, Момот А П. Диагностика и контролируемая терапия нарушений гемостаза. Москва: Ньюдиамед, 2001.

131. Савельев В С, Гельфанд Б Р. Сепсис: классификация, клинико-диагностическая концепция и лечение. Практическое руководство. Москва: ООО & laquo-Медицинское информационное агентство& raquo-, 2010.

132. Ованесов MB, Красоткина MB, Абушинова KB, Лопатина Е Г, Коротина Н Г. Независимо от пути инициации свертывания при гемофилии нарушена пространственная динамика роста сгустка. Тромбоз, гемостаз и реология 2002- 1: 87−91.

133. Krasotkina YV, Sinauridze EI, Ataullakhanov FI. Spatiotemporal dynamics of fibrin formation and spreading of active thrombin entering non-recalcified plasma by diffusion. Biochim BiophysActa 2000- 1474: 337−345.

134. Баландина, A. H. Пороговые свойства системы свертывания крови in vitro при активации тканевым фактором. Москва: 2010.

135. Ованесов, М. В. Влияние факторов внутреннего пути свертывания на пространственную динамику роста сгустка. 2002. Ref Type: Thesis/Dissertation

136. Rylatt DB, Blake AS, Cottis LE, Massingham DA, Fletcher WA, Masci PP, Whitaker AN, Elms M, Bunce I, Webber AJ,. An immunoassay for human D dimer using monoclonal antibodies. Thromb Res 1983- 31: 767−778.

137. Самбурский А И. Лабораторные центрифуги. Классификация и рекомендации по использованию. Медтехника имедизделия 2008- 46.

138. Gando S, Kameue Т, Nanzaki S, Nakanishi Y. Disseminated intravascular coagulation is a frequent complication of systemic inflammatory response syndrome. Thromb Haemost 1996- 75: 224−228.

139. Smeeth L, Cook C, Thomas S, Hall AJ, Hubbard R, Vallance P. Risk of deep vein thrombosis and pulmonary embolism after acute infection in a community setting. Lancet 2006- 367: 1075−1079.

140. Imamura T, Potempa J, Tanase S, Travis J. Activation of blood coagulation factor X by arginine-specific cysteine proteinases (gingipain-Rs) from Porphyromonas gingivalis. J Biol Chem 1997- 272: 16 062−16 067.

141. Oehmcke S, Herwald H. Contact system activation in severe infectious diseases. J Mol Met/2010- 88: 121−126.

142. Di NM, Squizzato A, Rutjes AW, Buller HR, Zwinderman AH, Bossuyt PM. Diagnostic accuracy of D-dimer test for exclusion of venous thromboembolism: a systematic review. J Thromb Haemost 2007- 5: 296−304.

143. Ho CH. Can very high level of D-dimer exclusively predict the presence of thromboembolic diseases? J Chin Med Assoc 2011- 74: 151−154.

Заполнить форму текущей работой