Вещные права не собственников

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

Введение

1. Понятие и признаки вещного права

2. Классификация вещных прав

3. Отдельные виды ограниченных вещных прав

Заключение

Использованная литература

Введение

В цивилистической литературе, причем, не только современной, не раз высказывалось мнение о теоретической несостоятельности деления прав на вещные и обязательственные ввиду его условности. Указанная условность усматривается в невозможности проведения четкой разграничительной линии между вещными и обязательственными правами, то есть в отсутствии указанных прав в «чистом виде» Баринова Е. Вещные права — самостоятельная категория? // Хозяйство и право. 2002. № 7. С. 38; № 8. С. 28.

Если обобщить позиции цивилистов, негативно высказывавшихся о делении имущественных прав на вещные и обязательственные, увидим, что все они так или иначе сводятся к отрицанию абсолютного характера ограниченных вещных прав, а следовательно, и к отождествлению ограниченных вещных и обязательственных прав как прав относительных. При этом одни строят свои рассуждения, ограничиваясь рассмотрением субъектного состава соответствующих правоотношений (О. Иоффе, В. Райхер Иоффе О. С. Гражданское право: Избранные труды. -- М.: Статут, 2000, с. 606−607.; и др.), а другие последовательно рассматривают характерные признаки вещных прав, однако и эти последние в результате приходят к тому, что единственными существенными признаками, присущими всем вещным правам, могут служить лишь те, которые характеризуют их как права абсолютные, а с учетом условности деления прав на абсолютные и относительные делают вывод о беспочвенности выделения вещных прав в самостоятельную категорию.

Категория ограниченных вещных прав — характерная принадлежность европейских континентальных правопорядков. Свою теоретическую основу она получила в учении германских пандектистов XVIII—XIX вв.еков, пришедшем на смену феодальным идеям разделенной («расщепленной») собственности. По историческим причинам данная категория не была воспринята в англо-американском праве, оставшемся на традиционных позициях признания «необычайного множества прав собственности» и отсутствия четкого различия вещных и обязательственных прав Суханов Е. Ограниченные вещные права // Хозяйство и право. 2005. № 1. с. 5.

В современном российском гражданском праве категория ограниченных вещных прав постепенно начинает возрождаться после длительного забвения прежним правопорядком.

В связи с этим «набор» ограниченных вещных прав и их система в современном российском гражданском праве не совпадают с традиционной систематизацией.

Целью данной курсовой работы является определение понятия ограниченных вещных прав, т. е. вещных прав лиц, не являющихся собственниками, их признаков и видов.

1. Понятие и признаки вещного права

Под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. -- 6-е изд., перераб. и доп. / Н. Д. Егоров, И. В. Елисеев [и др. ]; отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2007.с. 392.

В юридической науке существует самый различный набор признаков, присущих вещным правам, да и содержание этих признаков раскрывают по-разному. Во многом это объясняется разноголосицей в определении круга вещных прав: иногда этот круг определяют чрезмерно широко, в других случаях слишком узко.

Если суммировать высказанные на этот счет суждения, то в числе признаков вещного права чаще всего фигурируют указания на то, что вещное право носит бессрочный характер; объектом этого права является вещь; требования, вытекающие из вещных прав, подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с требованиями, вытекающими из обязательственных прав; вещному праву присуще право следования и что, наконец, вещные права пользуются абсолютной защитой.

Целый ряд из перечисленных признаков не могут претендовать на роль общих для всех без исключения вещных прав. Так, бессрочный характер из всех вещных прав присущ, пожалуй, лишь праву собственности. С другой стороны, не все указанные признаки могут быть отнесены только к вещным правам. Например, вещи могут быть объектом не только вещных, но и обязательственных прав. В то же время объекты вещных прав далеко не всегда сводятся к вещи. Известные сомнения вызывает и такой признак, как преимущественное удовлетворение вещно-правовых требований. Так, если Закон о несостоятельности (банкротстве) Закон Российской Федерации от 19 ноября 1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Р Ф. 1993. № 1. Ст. 6 действительно исключал требования, обеспеченные залогом, из состава конкурсной массы, за счет которой подлежат удовлетворению требования остальных кредиторов, то ГК РФ пошел в этом вопросе по иному пути. В случае несостоятельности индивидуального предпринимателя" а также при ликвидации юридического лица, в том числе и по несостоятельности, требования, обеспеченные залогом, хотя и отнесены к числу привилегированных, подлежат все же удовлетворению в третью либо в четвертую очередь (п. 3 ст. 25, п. 1 ст. 64 — в редакции Закона от 15 ноября 1995 г.; п. 3 ст. 65 ГК РФ). По этому же пути идет и процессуальное законодательство (сг. 421 ГПК РФ).

Видимо, не случайно законодатель из всех признаков, якобы присущих вещным правам, закрепил только два: право следования и абсолютный характер защиты (пп. 3 и 4 ст. 216 ГК РФ).

Суть первого из указанных признаков сводится к тому, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на это имущество. Иными словами, право следует за вещью. Отсюда и обозначение этого признака: право следования. Так, залог сохраняется при переходе права на заложенное имущество к другому лицу (ст. 353 ГК РФ). То же имеет место и при переходе к другому лицу права собственности на имущество, сданное в аренду (имущественный наем): договор аренды сохраняет силу и для нового собственника (ст. 617 ГК РФ).

Другой признак, получивший закрепление в законе, состоит в том, что вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК РФ. Забегая вперед, отмечу, что согласно ст. 305 ГК РФ владелец, не являющийся собственником, но имеющий право на владение имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, пользуется против третьих лиц той же защитой, что и собственник. Защита предоставляется ему и против самого собственника.

Оба эти признака (и право следования и абсолютный характер защиты) свидетельствуют о шаткости позиции, занятой законодателем при вычленении вещных прав, поскольку оба они могут быть присущи и правам, которые лишь с большой натяжкой относятся к вещным, а то и вовсе не относятся к ним. Но как бы там ни было, с позицией законодателя в этом вопросе приходится считаться.

Выявляя присущие вещным правам признаки, обратим внимание на субъектный состав правоотношений, одним из элементов которых выступает соответствующее право. Для всех вещных прав, разумеется, кроме права собственности, характерно то, что за каждым из них «маячит» фигура самого собственника. Поэтому носитель вещного права находится не только в абсолютном правоотношении со всеми третьими лицами, но и в относительном правоотношении с собственником, каковы бы ни были основания возникновения и юридическая природа указанного правоотношения. Так, носитель права хозяйственного ведения или права оперативного управления находится в правоотношении с собственником соответствующего имущества. Носитель вещного права может находиться в относительных правоотношениях и с третьими лицами. В случаях, предусмотренных законом, относительные правоотношения могут возникать и между носителями однородных по своей юридической природе вещных прав (например, между участниками общей собственности).

Завершая характеристику признаков, присущих вещным правам, обратим внимание на одно положение, не очень четко сформулированное в п. 2 ст. 216 ГК РФ. Вместе с тем, оно важно для понимания того, как соотносится право собственности с другими вещными правами. Вот оно: «Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества». Не забывая о том, что вещные права на имущество в первую очередь принадлежат его собственнику, поскольку именно право собственности в системе вещных прав занимает главенствующее место, попытаюсь в этом положении разобраться. Речь идет о том, что собственник не может быть одновременно носителем какого-либо ограниченного вещного права на ту же вещь, что было бы несовместимо с полнотой и исключительностью права собственности. Иными словами, одно лицо не может персонифицировать и право собственности и ограниченное по своему содержанию вещное право. Применительно к сервитутам это положение было четко выражено в римском праве: sua res №emi№i servit (своя вещь никому не служит). Нельзя иметь сервитут на собственную вещь, ибо это противоречило бы самой природе права собственности.

2. Классификация вещных прав

В ст. 216 ГК РФ к вещным правам отнесены: право собственности; право пожизненного наследуемого владения землей; право постоянного (бессрочного) пользования землей; право хозяйственного ведения; право оперативного управления; сервитуты. Этот перечень носит примерный характер, поскольку он сопровождается оговоркой «в частности». На мой взгляд, нельзя согласиться с утверждением Г. А. Гаджиева, будто ГК устанавливает закрытый перечень вещных прав Гаджиев Г. А. Основные экономические права. Автореф. докт. дисс. М., 1996. С. 16, 48. Права, которые ГК РФ относит к вещным, далеко не исчерпывают этот перечень.

Пожалуй, наибольшую трудность представляет вопрос, какие права, помимо перечисленных в ст. 216 ГК РФ, могут быть отнесены к вещным. Исходя из места соответствующих прав в системе гражданского законодательства и природы этих прав, по-видимому, есть известные основания для включения в состав вещных прав: принадлежащего учреждению права самостоятельного распоряжения имуществом (п. 2 ст. 298 ГК РФ); залога недвижимости (ипотеки) (п. 1 ст. 131, п. 2 ст. 334 ГК РФ); права члена кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа; права членов семьи собственника жилого помещения на пользование этим помещением (ст. 292 ГК РФ); права пожизненного проживания в жилом помещении, принадлежащем другому лицу, по договору или в силу завещательного отказа (§ 4 гл. 33 ГК РФ; ст. 1137 ГК РФ).

При ознакомлении с Законом Р Ф «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» Федеральный закон от 17 июня 1997 г. № 122 -ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 30. Ст. 3594 на первый взгляд складывается впечатление, будто законодатель пошел по пути расширения круга вещных прав и, в частности, отнес к этим правам доверительное управление. Однако при более глубоком прочтении Закона это впечатление рассеивается. В действительности речь идет об ограничениях права собственности либо иных прав на конкретный объект недвижимого имущества. К таким ограничениям отнесены сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда, арест имущества и др. Содержание термина «ограничения (обременения)» раскрывается в абз. 4 ст. 1 Закона и именно там эти ограничения перечислены. О том же идет речь в п. 1 ст.4 и абз.6 п. 6 ст. 12 Закона. При этом в последнем случае говорится об ограничениях (обременениях) права собственности и других (а следовательно, не только вещных) прав на недвижимое имущество, причем перечень ограничений дополнен таким, как заявление о праве требования в отношении объекта недвижимого имущества. С другой стороны, в том же Законе отражена двоякая природа сервитута, который выступает и как право ограниченного пользования чужим объектом недвижимого имущества, так и как обременение — для собственника недвижимого имущество, в отношении прав которого сервитут установлен (абз. 5 ст. 1 Закона) То же можно сказать и о других ограничениях (обременениях).

В действующем законодательстве, которое после длительного перерыва делает первые шаги на пути признания вещных прав классификация этих прав, по существу, отсутствует, поскольку перечень указанных прав, к тому же примерный, заменить ее не может. Членение вещных прав может производиться по самым различным основаниям. Вне его должно оставаться лишь право собственности, поскольку все остальные вещные права от него, так или иначе производны. В числе вещных могут быть выделены права, которые привязаны к определенному имуществу (например, к земельному участку), и права, которые приурочены к определенному лицу (например, право пожизненного проживания в чужом доме); вещные права, которые установлены в публичных интересах (например, публичные сервитуты), и права, которые установлены в частных интересах (например, право пожизненного наследуемого владения земельным участком); права, которые представляют право пользования чужой вещью в известном ограниченном отношении (например, сервитуты), и права, которые предоставляют право распоряжения чужой вещью (например, ипотека). Вещные права можно классифицировать по основаниям их возникновения (по договору, одностороннему волеизъявлению, судебному решению и т. д.) и прекращения (например, в случае гибели вещи, обремененной сервитутом, совпадения в одном лице права собственности как на участок, обремененный сервитутом, так и на господствующий участок и т. д.).

Суханов Е. предлагает выделять четыре группы ограниченных вещных прав:

1) права по использованию чужих земельных участков и других природных ресурсов (земельные, водные, лесные и градостроительные сервитуты, а также права пожизненного наследуемого владения и постоянного бессрочного пользования);

2) права по использованию чужих жилых помещений (право пользования жилым помещением члена семьи его собственника, право пользования жильем по договору пожизненного содержания с иждивением или в силу завещательного отказа);

3) «обеспечительные» права — залог (включая залог недвижимости — ипотеку) и удержание (вещная природа которых оспаривается в современной отечественной литературе);

4) права на «хозяйствование с имуществом собственника» («хозяйственное ведение» и «оперативное управление»), объектом которых являются имущественные комплексы унитарных предприятий и учреждений (причем недвижимостью абз. 2 п. 1 ст. 132 ГК РФ признает лишь предприятие).

При этом Гражданский кодекс в п. 1 ст. 216 в качестве ограниченных вещных прав прямо называет лишь первые две группы.

вещной право ограничение сервитут

3. Отдельные виды ограниченных вещных прав

Рассмотрим отдельные виды ограниченных вещных прав.

Право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками. До введения в действие нового Земельного кодекса Российской Федерации земельные участки на праве постоянного (бессрочного) пользования предоставлялись как гражданам, так и юридическим лицам. Это право могло быть также приобретено собственником здания, сооружения и недвижимого имущества в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 271 ГК РФ. Лицо, которому земельный участок предоставлен в постоянное пользование, вправе было передавать этот участок в аренду или безвозмездное срочное пользование, но только с согласия собственника участка.

ЗК РФ резко сузил круг лиц, которым земельные участки могут предоставляться в постоянное (бессрочное) пользование. Отныне это, могут быть лишь государственные и муниципальные учреждения, федеральные казенные предприятия, а также органы государственной власти и органы местного самоуправления. Гражданам земельные участки в постоянное (бессрочное) пользование не предоставляются. В то же время это право, возникшее у граждан и юридических лиц до введения ЗК РФ в действие, за ними сохраняется. Сужено это право и по своему содержанию. Граждане или юридические лица, обладающие земельными участками на праве постоянного пользования, не вправе ими распоряжаться. Граждане, обладающие земельными участками на праве постоянного пользования, имеют право бесплатно приобрести их в собственность. Но каждый гражданин может осуществить это право только один раз. Посмотрим теперь, как сказались нововведения, предусмотренные земельным законодательством в отношении права постоянного пользования земельным участком, на соответствующих нормах гражданского законодательства.

Начнем с того, что нормы земельного законодательства не затронули права лица, которому земельный участок предоставлен в постоянное пользование, по своему усмотрению распорядиться зданием, строением, сооружением и иной находящейся на этом участке недвижимостью. Что же касается самого земельного участка, то он к покупателю недвижимости на праве постоянного пользования перейти не может. Поскольку, однако, покупатель стал собственником недвижимости, то ему принадлежит исключительное право на приватизацию земельного участка или приобретение права аренды земельного участка, на котором эта недвижимость расположена (см. абз. 2 п. 1 ст. 36 ЗК РФ). При этом речь может идти и не обо всем участке, который был предоставлен продавцу недвижимости на праве постоянного пользования, а лишь о той его части, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования. Остальная же часть земельного участка по-прежнему может находиться в постоянном пользовании продавца. Какая часть земельного участка отойдет к покупателю недвижимости, а какая часть на праве постоянного пользования останется за продавцом зависит от условий договора купли-продажи недвижимости, заключенного между продавцом и покупателем. В то же время землепользователь, которому земельный участок предоставлен в постоянное пользование, не может распорядиться им, если он сохраняет за собой право собственности на недвижимость, расположенную на этом участке. Распорядиться земельным участком без передачи в собственность покупателя недвижимости, находящейся на этом участке, он может лишь тогда, когда земельный участок принадлежит продавцу на праве собственности. Однако и в этом случае он не может наделить приобретателя правом постоянного пользования земельным участком.

Право пожизненного наследуемого владения земельными участками

Появление пожизненного наследуемого владения (как и постоянного (бессрочного) пользования) в современном российском праве стало известным компромиссом в весьма острых спорах о допустимости и границах частной собственности на землю. Как право пожизненного наследуемого владения, так и право постоянного (бессрочного) пользования могли возникать только в отношении земельных участков, находившихся в государственной и муниципальной (публичной), но не в частной собственности (поскольку частная собственность на землю в то время почти отсутствовала). Этим они принципиально отличаются от своих исторических аналогов. Основанием их возникновения служит акт органа публичной власти.

В отношении этого права в ЗК РФ закреплено то же положение, что и в отношении права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками — после введения ЗК РФ в действие предоставление земельных участков гражданам на праве пожизненного наследуемого владения не допускается. Предоставление же земельных участков на праве пожизненного наследуемого владения юридическим лицам, органам государственной власти и органам местного самоуправления не могло и не может иметь места в силу самой природы этого права. Граждане, за которыми земельные участки закреплены в пожизненное наследуемое владение, имеют право бесплатно приобрести их в собственность, но только однократно. Распоряжение земельным участком, находящимся в пожизненном наследуемом владении, не допускается. Однако из этого правила предусмотрено исключение. Право пожизненного наследуемого владения земельным участком может перейти к другим гражданам в порядке наследования. Оно может перейти по наследству к другим гражданам, хотя бы никакой недвижимости на этом участке еще не было. Если же на этом участке находится недвижимость, которая принадлежала наследодателю на праве собственности, то она переходит к наследникам в собственность, а земельный участок — в их пожизненное наследуемое владение. Может случиться и так, что недвижимость перейдет в собственность одних наследников, а земельный участок — в пожизненное наследуемое владение других. В этом случае наследники, в собственность которых перейдет недвижимость, имеют право пользования той частью земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования в соответствии с целевым назначением. Условия пользования могут быть определены как в завещании наследодателя, так и в соглашении между наследниками.

Если же землевладелец, за которым земельный участок закреплен в пожизненное наследуемое владение, пожелает при жизни распорядиться находящейся на этом участке недвижимостью, принадлежавшей ему на праве собственности, то применяются те же правила, что и в отношении распоряжения недвижимостью на земельном участке, предоставленном в постоянное (бессрочное) пользование.

Нетрудно заметить, что путем толкования соответствующих норм как гражданского, так и земельного законодательства, пусть и не бесспорного, могут быть смягчены последствия установленного в ЗК РФ запрета распоряжаться земельными участками, находящимися в постоянном (бессрочном) пользовании и пожизненном наследуемом владении.

Сервитуты. К числу ограниченных вещных прав еще в римском праве относились сервитуты, т. е. права пользования чужой вещью в известном ограниченном отношении. В послеоктябрьский период сервитуты оказались незаслуженно забытыми, что во многом было вызвано отсутствием права частной собственности на землю и ее изъятием из гражданского оборота, упразднением деления имуществ на движимое и недвижимое (за редчайшими исключениями) и, соответственно, отсутствием единой системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Переход земельных участков из рук в руки путем совершения гражданско-правовых сделок встречался, по существу, лишь тогда, когда этот переход сопровождал отчуждение находящихся на этих участках строений.

Но даже тогда, когда оборот земельных участков был заморожен, в жизни остро ощущалась потребность урегулировать отношения, возникавшие между владельцами соседних земельных участков, особенно когда один из участков по своему расположению и конфигурации был предназначен к тому, чтобы в той или иной мере служить другому, без чего использование последнего сплошь и рядом невозможно. Нередко возникали и возникают споры об определении границ прилегающих друг к другу земельных участков, о том, какие деревья могут быть высажены вдоль границы, разделяющей оба участка, о праве прохода через соседний участок, прогона через него скота к водопою, о праве пользоваться водой из колодца на соседнем участке, о запрещении собственнику соседнего участка возводить на нем такие сооружения, которые препятствовали бы проникновению света на другой участок, что могло бы воспрепятствовать выращиванию на нем овощей и фруктов, использовать этот участок для отвода нечистот и т. п. На этой почве возникают нешуточные конфликты, которые далеко не всегда заканчиваются миром. Упорядочению отношений конфликтующих сторон призвано помочь установление сервитутов, с помощью которых указанные отношения могут быть введены в правовые рамки. Сервитуты необходимы и тогда, когда права собственников, землевладельцев или землепользователей земельных участков должны быть ограничены в целях обеспечения публичных интересов. В то же время сервитуты могут быть прикреплены не только к земельному участку или иной недвижимости, но и к определенному лицу.

Объектом сервитутов могут быть и другие виды недвижимого имущества, «ограниченное пользование которым необходимо вне связи с пользованием земельным участком» (ст. 277 ГК РФ): например, право использования подсобных помещений и лестничных площадок здания. Сервитут может устанавливаться для прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации (п. 1 ст. 274 ГК РФ), а также для строительства, реконструкции, ремонта и эксплуатации зданий, строений, сооружений, объектов инженерной и транспортной инфраструктуры, работ по устройству подпорных стен и ремонту общих стен и др. (п. 3 ст. 64 Градостроительного кодекса РФ). В связи с этим действующее законодательство говорит о строительных сервитутах (п. 1 ст. 50 Федерального закона от 15 июня 1996 года № 72-ФЗ «О товариществах собственников жилья» Федеральный закон от 15 июня 1996 г. «О товариществах собственников жилья» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2963; 2002. № 1. Ст. 2; № 12. Ст. 1093).

Природоресурсное законодательство закрепляет не только земельные, но также водные и лесные сервитуты. Водные сервитуты в виде прав на забор воды, водопой скота, осуществление паромных и лодочных переправ через водные объекты по соглашению с их собственниками предусмотрены ст. 43−44 Водного кодекса Р Ф Водный кодекс Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. № 167-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 30. 06. 2003 № 86-ФЗ, от 22. 08. 2004 № 122-ФЗ (ред. 29. 12. 2004), с изм., внесенными Федеральными законами от 30. 12. 2001 № 194-ФЗ, от 24. 12. 2002 № 176-ФЗ, от 23. 12. 2003 № 186-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4471.

Статьей 21 Лесного кодекса Р Ф Лесной кодекс Российской Федерации: от 29 января 1997 года (в ред. Федеральных законов от 25. 07. 2002 № 116-ФЗ, от 10. 12. 2003 № 171-ФЗ, от 21. 12. 2004 № 172-ФЗ, от 29. 12. 2004 № 199-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 30. 12. 2001 № 194-ФЗ, от 24. 12. 2002 № 176-ФЗ, от 23. 12. 2003 № 186-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 3. Ст. 1609 предусмотрены лесные сервитуты в виде ограниченных прав пользования участками леса. Правда, лесной сервитут рассматривается здесь лишь как ограничение прав пользователей участков лесного фонда «в пользу иных заинтересованных лиц» на основании договоров, актов органов публичной власти и судебных решений, что следует считать очередной неудачной законодательной формулировкой (которыми при определении сервитутов и других имущественных прав, к сожалению, изобилует наше природоресурсное законодательство).

С учетом сказанного различаются сервитуты частные и публичные; земельные и личные. В ГК РФ сервитутам посвящены ст. 274−277, 553 и 1137, а в ЗК РФ — ст. 23 и 48. Как в ГК РФ, так и в ЗК РФ под сервитутом понимается право ограниченного пользования чужим земельным участком, что, однако, не означает, что ныне действующее законодательство признает лишь земельные сервитуты. В ст. 23 ЗК РФ сервитуты подразделяются на частные и публичные. Частный сервитут устанавливается в соответствии с гражданским законодательством. Публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативным правовым актом РФ, нормативным правовым актом субъекта РФ или органа местного самоуправления, если это необходимо для обеспечения интересов государства, местного самоуправления или местного населения. Публичный сервитут устанавливается с учетом результатов общественных слушаний.

В гражданском и земельном законодательстве определены цели, для достижения которых сервитут может быть установлен (абз. 2 п. 1 ст. 274 ГК РФ; п. 3 ст. 23 ЗК РФ). Обременение земельного участка сервитутом не лишает собственника участка прав владения, пользования и распоряжении им, т. е. не лишает собственника принадлежащего ему права собственности. Осуществление сервитута должно быть наименее обременительным для земельного участка, в отношении которого он установлен. Собственник участка, обремененного сервитутом, вправе, если иное не предусмотрено законом, требовать от лиц, в интересах которых установлен сервитут, соразмерную плату за пользование участком.

Сервитут может быть срочным или постоянным. Основания установления сервитутов определены как гражданским, так и земельным законодательством, хотя и далеко не исчерпывающим образом. Совершенно очевидно, что для установления публичных сервитутов недостаточно законов и иных нормативных правовых актов, которые, по существу, лишь определяют нужды, для удовлетворения которых они могут быть установлены. Для их реализации необходимы акты органов государственной власти и органов местного самоуправления, которые носят ненормативный характер. Сервитуты могут быть установлены не только по соглашению заинтересованных сторон (например, собственников соседних участков), но и по иным основаниям, в том числе по решению суда. Предусмотрено также установление сервитута в интересах и по требованию лица, которому земельный участок предоставлен на праве постоянного пользования или на праве пожизненного наследуемого владения (см. п. 4 ст. 274 ГК РФ).

В законодательстве закреплен такой присущий сервитутам как одному из видов вещных прав признак, как право наследования (п. 3 ст. 216 и ст. 275 ГК РФ). Установлены также основания прекращения сервитута (ст. 276 ГК РФ, ст. 48 ЗК РФ).

Законодательство о сервитутах только еще складывается, оно не свободно от пробелов и противоречий. В частности, заслуживает внимания вопрос об учреждении особого вещно-правового иска для защиты сервитутов, а также о распространении на них отдельных правил о владельческой (поссесорной) защите, введение которой в наше законодательство не за горами.

Обеспечительные вещные права. Особую группу ограниченных вещных прав составляют вещные права, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств. К их числу относятся залоговое право и право удержания. Объектом обоих названных прав могут выступать как недвижимые, так и движимые вещи (а объектом залога — и некоторые имущественные права), а в их содержание входит возможность принудительной реализации соответствующих вещей помимо воли их собственника, то есть прекращение самого основного вещного права — права собственности. Оба этих обстоятельства не имеют места в отношении других видов ограниченных вещных прав. Названные особенности залога (и весьма близкого к нему института удержания) обусловили давние, но не прекращающиеся до сих пор теоретические споры о его вещно-правовой или обязательственно-правовой природе.

Как известно, залогодержателю принадлежит определенное непосредственно законом, а не соглашением сторон право удовлетворения своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами (п. 1 ст. 334 ГК РФ). Это право обременяет предмет залога, следуя за ним вне зависимости от смены его собственника; более того, остающийся собственником залогодатель по общему правилу вправе распоряжаться предметом залога только с согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК РФ). Залогодержатель вправе также защищать свое право от всяких посягательств любых лиц, включая и собственника-залогодателя, от которого залоговый кредитор при определенных условиях вправе даже истребовать заложенное имущество или добиваться устранения препятствий в осуществлении своих прав (ст. 347 ГК РФ). Все это говорит о вещно-правовой природе залога.

Отмечая значительные особенности этого института, следует иметь в виду, что основное назначение залогового права, в отличие от других ограниченных вещных прав, изначально состояло не в обеспечении доступа к использованию чужого имущества, а в обеспечении потребности в кредите, возврат которого гарантирован вещью («реальный кредит»). Иначе говоря, залог по самой своей природе зависел от основного — обязательственного (кредитного) — правоотношения, обеспечивая его. Поэтому наше гражданское право традиционно рассматривает залог в строго обеспечительном смысле.

Разумеется, договор залога, подобно договору купли-продажи, порождает не только вещные, но и ряд обязательственных отношений между залогодателем-должником и залогодержателем-кредитором (например, об условиях использования и хранения заложенного имущества, его страхования и т. д.). Однако их наличие не превращает само залоговое право ни в «смешанное», «вещно-обязательственное», ни, тем более, в чисто обязательственное право, как нередко утверждается в современной отечественной литературе. Оно остается абсолютным вещным правом, вполне отвечающим всем отмеченным ранее признакам ограниченных вещных прав. Такой взгляд на это право общепринят и в зарубежной европейской цивилистике.

Близок к залогу по своей юридической природе такой способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств, как удержание вещи, следуемой передаче неисправному контрагенту по договору (ст. 359 ГК РФ). Права кредитора, удерживающего у себя вещь должника до исполнения последним соответствующих обязательств, аналогичны правам залогодержателя (ст. 360 ГК РФ). Они также сохраняются при смене собственника вещи (то есть включают в себя «право следования») и подлежат абсолютной правовой защите от вмешательства любых третьих лиц, включая собственника. Поэтому и право удержания представляет собой ограниченное вещное право.

Право хозяйственного ведения и право оперативного управления

К вещным правам юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника относятся право хозяйственного ведения и право оперативного управления, которые выражают специфику российского гражданского права и не имеют аналогов в развитых правопорядках.

Субъекты обычных ограниченных вещных прав — граждане и юридические лица, а в некоторых случаях и публично-правовые образования — одновременно являются собственниками своего имущества, ибо невозможно участвовать в гражданских правоотношениях только на основе использования чужого имущества. Субъектами прав хозяйственного ведения и оперативного управления могут быть только юридические лица в форме унитарных предприятий и финансируемых собственником учреждений (ст. 113−115 и 120 ГК РФ), которые ни при каких условиях не становятся собственниками своего имущества.

При этом собственники (главным образом, публично-правовые образования), по сути, лишаются возможностей непосредственно использовать свое имущество, распределенное ими между такими юридическими лицами (в их непосредственном обладании в соответствии с п. 4 ст. 214 и п. 3 ст. 215 ГК РФ остается лишь нераспределенное имущество соответствующей казны). Они не вправе ни владеть, ни пользоваться таким имуществом и могут лишь давать или не давать согласие на совершение созданными ими юридическими лицами сделок по его отчуждению, то есть фактически контролировать осуществление правомочия распоряжения. Иначе говоря, наделение имуществом унитарных предприятий и учреждений на правах хозяйственного ведения и оперативного управления есть способ осуществления права собственности, прежде всего для публично-правовых образований26, но никак не юридическая форма экономически необходимого участия одного лица в праве собственности другого (что выступает главной предпосылкой существования самой категории ограниченных вещных прав).

Наконец, их объектом являются не обычные недвижимые вещи, а имущественные комплексы, включающие в свой состав и движимое имущество, в том числе определенное родовыми признаками, и права, и обязанности, которые не могут быть объектами вещных прав (причем и сами эти комплексы в целом не всегда представляют собой недвижимость).

Примечательно, что земельные участки — главный вид недвижимости — из государственной и муниципальной собственности предоставляются таким юридическим лицам не в хозяйственное ведение или в оперативное управление (ибо такие титулы на землю закону не известны), а на еще одном искусственно созданном для этого вещном праве — праве постоянного (бессрочного) пользования (п. 1 ст. 268 ГК РФ, п. 1 ст. 20 ЗК РФ).

В ГК РФ предусмотрено, что правом хозяйственного ведения могут наделяться государственные и муниципальные унитарные предприятия, кроме федеральных казенных предприятий, за которыми имущество закрепляется на праве оперативного управления. Соответственно этому ГК РФ не предусматривает использование права хозяйственного ведения как способа осуществления иных, кроме государственной и муниципальной собственности, форм собственности. Субъектами права оперативного управления являются казенные предприятия, а также финансируемые собственником учреждения (ст. 115 и 120 ГК РФ). Государственные и муниципальные предприятия, которым имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, не вправе без согласия собственника распоряжаться недвижимым имуществом. В отношении казенных предприятий, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, предусмотрено, что они не вправе без согласия собственника распоряжаться не только недвижимым, но и движимым имуществом. Что же касается производимой казенным предприятием продукции, то оно реализует ее самостоятельно, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Заключение

В отличие от права собственности ограниченное вещное право представляет собой право на чужую вещь (jura in re aliena), уже присвоенную другим лицом — собственником. Классическим примером данного права являются сервитуты — права пользования чужой недвижимой вещью в определенном, строго ограниченном отношении: например, право прохода или проезда через чужой земельный участок. Вместе с тем понятие «права на чужую вещь» само по себе не вполне точно, ибо, формально говоря, оно охватывает права любого титульного (законного) владельца вещи, не являющегося ее собственником, в том числе обязательственные права арендатора, хранителя, перевозчика, доверительного управляющего и т. д. Целесообразнее поэтому использовать более точный термин, пришедший к нам из германской цивилистики — «ограниченные вещные права».

Ограниченные вещные права, подобно праву собственности, предоставляют управомоченным лицам непосредственное, хотя и строго ограниченное господство над чужим имуществом, а не над поведением другого (обязанного) лица. Иначе говоря, реализация вещного права не зависит от действий других лиц. В этом состоит его принципиальное отличие от обязательственных прав, в том числе имеющих объектом индивидуально-определенные вещи. Например, арендатор чужой вещи сможет воспользоваться ею только по воле арендодателя, тогда как залогодержатель вправе даже реализовать чужую (заложенную) вещь независимо от воли ее собственника-залогодателя.

Носитель вещного права не находится в безвоздушном пространстве, не остается с вещью один на один, он всегда действует в сложной сети социальных связей и отношений, в результате чего характер юридически значимого приобретает как его собственное поведение, так и поведение окружающих его третьих лиц. В истории отечественного законодательства судьба вещного права складывалась по-разному. На примере вещного права можно убедиться в том, что свою судьбу имеют не только люди и книги, но также и права

Ныне вещные права переживают далеко не лучшие времена. Обоснованность существования некоторых из них ставится под сомнение, а иные настолько обескровлены, что могут быть отнесены к числу вещных прав лишь в большой натяжкой. Так, до сих пор не прекращаются попытки изгнать из нашего законодательства и понятийного аппарата цивилистической науки право хозяйственного ведения, коим наделяются в отношении закрепленного за ними государственного и муниципального имущества, унитарные предприятия (кроме казенных). Объясняются они тем, что в качестве подлинного товаровладельца в гражданском обороте якобы может выступать только собственник, а потому сохранение в качестве хозяйствующих субъектов таких юридических лиц, деятельность которых покоится не на праве собственности, а на праве хозяйственного ведения, несовместимо с задачами утверждения и развития рыночной экономики. Замахиваются и на право оперативного управления, которым в отношении закрепленного за ними имущества наделены учреждения (независимо от формы собственности, которую олицетворяет учредитель) и казенные предприятия, которые относятся к федеральной государственной собственности.

Право постоянного (бессрочного) пользования и право пожизненного наследуемого владения земельными участками с введением в действие нового ЗК РФ, как уже отмечалось, во многом утратили былое значение.

Вопрос о месте залога продолжает оставаться спорным и, по-видимому, так до конца и не будет решен.

В новейшем законодательстве относительно развернутую правовую регламентацию получили сервитуты. Правда, она не идет ни в какое сравнение с тем, как они прописаны в зарубежном законодательстве.

Это тем более странно, поскольку признание права собственности на землю как на конституционном уровне, так и на уровне отраслевого законодательства, постепенное вовлечение земельных участков в гражданский оборот, застройка земельных участков, которая нередко ведется неупорядоченно, с грубым нарушением природоохранного, градостроительного и иного законодательства требуют незамедлительного урегулирования возникающих в связи с этим весьма сложных и запутанных отношений в целях предотвращения конфликта интересов, техногенных, экологических и множества других катастроф, сопровождающихся человеческими жертвами. В числе этих отношений далеко не последнее место занимают те, которые напрямую связаны с возникновением, осуществлением и прекращением сервитутов.

К числу общих недостатков действующего законодательства об ограниченных вещных правах помимо его пробельности и противоречивости надлежит отнести то, что в нем не дан исчерпывающий перечень этих прав. Указанный недостаток приходится восполнять путем доктринального толкования соответствующих норм. А этот путь далеко не оптимален, поскольку едва ли не у каждого ученого, который занимается данной проблематикой, сложилось свое видение круга прав, которые могут и должны относиться к вещным.

Использованная литература

1. Гражданский кодекс Российской Федерации часть третья от 1 марта 2002 г.

2. Водный кодекс Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. № 167-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 30. 06. 2003 № 86-ФЗ, от 22. 08. 2004 № 122-ФЗ (ред. 29. 12. 2004), с изм., внесенными Федеральными законами от 30. 12. 2001 № 194-ФЗ, от 24. 12. 2002 № 176-ФЗ, от 23. 12. 2003 № 186-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4471

3. Лесной кодекс Российской Федерации: от 29 января 1997 года (в ред. Федеральных законов от 25. 07. 2002 № 116-ФЗ, от 10. 12. 2003 № 171-ФЗ, от 21. 12. 2004 № 172-ФЗ, от 29. 12. 2004 № 199-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 30. 12. 2001 № 194-ФЗ, от 24. 12. 2002 № 176-ФЗ, от 23. 12. 2003 № 186-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 3. Ст. 1609

4. Земельный кодекс Российской Федерации от 20 сентября 2001 года

5. Федеральный закон от 15 июня 1996 г. «О товариществах собственников жилья» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2963; 2002. № 1. Ст. 2; № 12. Ст. 1093

6. Федеральный закон от 17 июня 1997 г. № 122 -ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 30. Ст. 3594

7. Закон Российской Федерации от 19 ноября 1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Р Ф. 1993. № 1. Ст. 6

8. Баринова Е. Вещные права — самостоятельная категория? // Хозяйство и право. 2002. № 7. С. 38; № 8. С. 28

9. Гаджиев Г. А. Основные экономические права. Автореф. докт. дисс. М., 1996.

10. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. -- 6-е изд., перераб. и доп. / Н. Д. Егоров, И. В. Елисеев (и др.); отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2007

11. Гражданское право. Часть первая / Под ред. А. Г. Калпина и А. И. Масляева. М, 2000

12. Иоффе О. С. Гражданское право: Избранные труды. -- М.: Статут, 2000, 18. Кряжевских К. П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. -- СПб., 2004

13. Суханов Е. Ограниченные вещные права // Хозяйство и право. 2005. № 1. с. 5

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой