Вводные и вставные конструкции в "Голубой книге" М.М. Зощенко

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

Вводные и вставные конструкции в «Голубой книге» М.М. Зощенко

Введение

Для исследования и анализа темы «Вводные и вставные конструкции» я выбрала материалы «Голубой книги» Зощенко. О своеобразии его языка говорили ещё его современники. М. Горький, например, упоминал о «пёстром бисере» его лексикона, а К. Чуковский писал, что «Зощенко первый из писателей своего поколения ввёл в литературу в таких широких масштабах эту новую, победительно разлившуюся по стране внелитературную речь и стал свободно пользоваться ею как своей собственной речью». Среди синтаксических приёмов, которые использует писатель в своих произведениях, присутствуют вводные и вставные конструкции, благодаря чему Зощенко и добивается эффекта разговора с читателем, ощущения давнего знакомства. Его рассказы пестрят вводными словами, словосочетаниями, вставками, что и придаёт им непринуждённый характер.

Для начала мне хотелось бы определиться с теоретической частью моей работы и написать о том, что представляют собой вводные и вставные конструкции и о том, как они классифицируются В качестве источника информации для теоретической части я использовала учебник «Современный русский язык» под редакцией Н. С. Валгиной, так как в нем наиболее полно рассказывается об интересующей нас теме.

Вводные слова

Вводными называются слова, грамматически не связанные с членами предложения, не являющиеся членами предложения и выражающие отношение говорящего к высказываемой мысли, характеризующие способ её оформления и т. п. Вводным словам присуща интонация вводности, выражающаяся в понижении голоса и более быстром их произнесении по сравнению с остальной частью предложения и в своеобразной безударности.

Вводные слова могут относиться или ко всему предложению в целом, или к отдельным его членам.

Отношение говорящего к содержанию высказывания, его оценку, добавочные эмоциональные и экспрессивные оттенки значения выражают не только отдельные слова, но и словосочетания вводного характера.

По выражаемому ими значению вводные слова и сочетания подразделяются на несколько разрядов:

1. Большую группу составляют вводные слова и словосочетания с модальным значением, выражающие оценку говорящим степени достоверности сообщаемого (уверенность, предположение, сомнение, неуверенность и т. п.): конечно, несомненно, безусловно, бесспорно, очевидно, без всякого сомнения, вероятно, по всей вероятности, по сути дела, разумеется, само собой разумеется, может быть, должно быть, наверное, пожалуй, по-видимому, действительно и др.

2. Оценку сообщаемых фактов с точки зрения их обычности выражают такие вводные слова, как: бывает, случается, как водится, как всегда, по обыкновению, по обычаю и др.

3. Эмоциональную оценку сообщаемого дают вводные слова и словосочетания, выражающие чувства говорящего (радость, удовольствие, сожаление, удивление, негодование и т. п.): к счастью, к радости, к удовольствию, к сожалению, к несчастью, к удивлению, к изумлению, к огорчению, к прискорбию, к досаде, странное дело, неровен час, чего доброго, как нарочно и др.

4. На связь мыслей, последовательность изложения указывают такие вводные слова и словосочетания, как: во-первых, во-вторых и т. д., с одной стороны, с другой стороны, наконец, наоборот, напротив, однако, в общем, в частности, кстати, кстати сказать, итак, следовательно, значит, кроме того, например, так, таким образом и др.

5. Многие вводные слова и словосочетания указывают на приёмы и способы оформления мыслей, на экспрессивный характер высказывания: словом, одним словом, короче говоря, вообще говоря, иначе говоря, так сказать, другими словами, лучше сказать, грубо выражаясь, мягко выражаясь, по правде говоря, между нами говоря, смешно сказать, сказать по совести и др.

6. Ряд вводных слов и словосочетаний указывает на источник сообщаемого: по словам, по сообщению, по мнению, по слухам, по сведениям, по-моему, по-твоему и т. п., дескать, мол, по моим расчётам, с точки зрения, как известно и др.

7. Особую группу составляют вводные слова и словосочетания, обращённые к собеседнику или к читателю с целью привлечь его внимание к сообщаемому, внушить определённое отношение к излагаемым фактам: видишь (ли), видите (ли), понимаешь (ли), понимаете (ли), пойми, поймите, вообразите себе, извините, простите, пожалуйста, сделайте милость, помнишь (ли), помните (ли), помилуйте, послушайте, согласитесь, заметьте себе, позвольте и др.

Вводные слова могут указывать оценку меры того, о чем сообщается (самое большее, самое меньшее, по крайней мере и т. п.), а также иметь другие значения, выражающие отношение говорящего к высказываемой им мысли.

В качестве вводных слов употребляются или специально предназначенные для этой цели слова (впрочем, дескать, пожалуйста, итак, следовательно и др.), или слова различных частей речи в случаях выражения ими указанных выше значений (подавляющее количество вводных слов).

Не будучи синтаксически связаны с членами предложения, вводные слова тем не менее в некоторых случаях выполняют конструктивную роль и являются необходимыми для структуры предложения. Например: Он примет взвод, а может, роту (Щип.). В этих случаях функция вводных слов близка к функции союзов (разделительных, противительных, присоединительных и др.).

Так, повторяющееся вводное слово «может» (может быть, возможно) служит для выражения разделительных отношений. Например: Я не знаю, где зарыты Опанаса кости: может, под кустом ракиты, может, на погосте (Багр.) (ср. то ли… то ли).

Вводные слова «однако, впрочем, напротив» и т. п. служат для выражения противительных отношений. Например: Погода была ветреная, ветер, однако, не совсем был попутный (Гонч.) (ср. а ветер…; ветер же…).

Вводное слово «правда» может выполнять функцию уступительного союза. Например: Правда, обед его состоял из двух или трёх блюд, изготовленных отставным солдатом, но шампанское лилось рекою (П.) (ср. хотя… но…).

По морфологическому своему выражению вводные слова в своём подавляющем большинстве соотносятся или с именами, или с глаголами, или с наречиями.

1. Вводные слова именного типа выражаются:

а) именами существительными (без предлога или с предлогом), например: правда, словом, без сомнения, к счастью, на беду, по преданию;

б) именами прилагательными (субстантивированными), например: в общем, между прочим, самое главное;

в) местоимениями (в сочетании с предлогом), например: кроме того, напротив того.

2. Вводные слова наречного типа соотносительны с наречиями, например: вероятно, видимо, несомненно, вернее, короче, кстати, наконец.

3. Вводные слова глагольного типа выражаются:

а) личными формами глагола, например: видишь ли, представьте себе, думаю, полагаем, говорят, рассказывают (вводные конструкции этого типа стоят на грани между вводными словами и вводными предложениями, так как слова типа «думаю, полагаем» могут рассматриваться как односоставные определённо-личные предложения, а слова типа говорят, рассказывают — как односоставные неопределённо-личные предложения);

б) инфинитивами или инфинитивными сочетаниями, например: видать, признаться, кстати сказать, по правде сказать;

в) деепричастиями (в сочетании с наречием или именем существительным), например: точнее говоря, мягко выражаясь, правду говоря, по совести говоря.

Вводные предложения

Значения, присущие вводным словам и словосочетаниям, могут выражаться целыми предложениями, которые сохраняют интонационные особенности вводных конструкций.

По своей структуре вводные предложения могут быть:

1) двусоставными предложениями.

2) односоставными (чаще всего неопределённо-личными или безличными).

Вводные предложения могут присоединяться к основному предложению или без помощи союзов (примеры см. выше), или при помощи союзов (союзных слов).

Вставные конструкции

Вставными называются слова, словосочетания и предложения, которые вносят в основное предложение дополнительные сведения, попутные замечания, уточнения, пояснения, поправки и т. д.

Подобно вводным конструкциям, вставные конструкции обычно синтаксически не связаны с основным предложением, внутри которого они ещё более интонационно изолированы значительными паузами, характерными для так называемой интонации включения.

В отличие же от вводных конструкций, вставные конструкции не выражают отношения говорящего к высказываемой мысли, не содержат оценки сообщения, указания на его источник, на связь с другими сообщениями и т. д. Кроме того, если вводные конструкции могут занимать место в начале, в середине и в конце основного предложения, то вставные конструкции могут находиться только в середине и, реже, в конце основного предложения, но не в его начале.

Вставные слова и словосочетания в одних случаях имеют форму членов предложения.

В других случаях вставные слова и словосочетания не оформляются как члены предложения.

Вставное предложение может соединяться с основным предложением или без союзов, или при помощи союзов (сочинительных или подчинительных), а также союзных слов.

Вставные конструкции, с одной стороны, распространены в устной речи, а с другой — широко используются в языке художественной литературы.

Глава 1

вводный слово предложение конструкция

Выяснив характеристики вводных и вставных конструкций, вернемся к исследуемому материалу.

«Голубая книга» Зощенко — сборник рассказов, выстроенных в определенном порядке и объединенных темой людских пороков. Язык его произведений стремится к разговорному, насыщен различными речевыми оборотами, в том числе вставными и вводными конструкциями, играющими не последнюю роль в создании комического эффекта. Что же еще они превозносят в текст писателя и для чего служат, мы сейчас попробуем разобраться.

Разделим исследуемый материал на две части. Сначала посмотрим вводные конструкции, встречающиеся в тексте, а после обратимся к вставным.

Вводные конструкции

Раскрыв книгу на любой странице и выхватив оттуда любую строчку, мы обязательно встретим вводное слово, вводное словосочетание или вводное предложение. Иногда даже несколько подряд. Рассказы наполнены ими, Зощенко так умело использует их, что иногда не сразу различишь, вводное ли это слово, или член предложения. В том, что дает автору использование данных конструкций, мы сейчас попробуем разобраться.

Самая многочисленная группа вводных, встреченных мной в этой книге — вводные с модальным значением. Как написано у Н. С. Валгиной, «они выражают оценку говорящим степени достоверности высказывания: уверенность, неуверенность, сомнение, возможность, предположение и т. д.» Валгина Н. С. Синтаксис современного русского языка. Учебник. -- М.: Агар, 2000. -- 416 с.

.

Например:

1. Нет, у нас коварство, конечно, есть.

2. Причём не самый, конечно, трон, не мебель, а целое царствование.

3. Мы, собственно, не знаем, как возникло это дело.

4. Тут, без сомнения, шум поднялся, смешки, возгласы.

5. Извиняемся, конечно, за отступление, но уж очень у них интересно и наглядно получается.

6. Иной раз, правда, цены за «простых людей» повышались.

7. Но тут, пожалуй, меньше нельзя было взять — два государства усердно торговались в течение месяца.

8. Однако нас, конечно, интересует не цена, а способ, которым пользовались.

9. Челлини, конечно, считал себя безвинно пострадавшим, однако мы не дали бы поручительства за него.

10. Но мы, конечно, не строим свою философию на морали.

11. Конечно, старый человек не всегда может попасть в ногу с новой жизнью.

12. Ну, конечно, любовь.

13. Он, может, испугался, что во время хлороформа он недосмотрит и хирурги разворуют его монеты, лежащие в желудке.

14. Потому как дело к осени, а сапожонок, конечно, нету.

15. Тем более Трофимыч, конечно, хотел купить эти детские недомерки совсем за пустяки.

16. Но эти недочёты, в сущности, невелики.

17. Теперь после этого факта, может быть, вы заметите: в государственных магазинах начали отпускать на примерку по одному левому сапогу.

18. А детишки, конечно, довольно самостоятельные пошли.

19. Конечно, всем известно, что в гостинице достать номер сейчас не так легко.

20. А у самого, видать, коммерческая линия перевешивает.

21. Но, может быть, они и без этого обойдутся.

22. Тут, как многие уже, наверное, успели догадаться, речь пойдёт о неудачах.

23. Но это, конечно, не так-то легко даётся.

24. Но вот прошло, конечно, очарование юности.

25. Может быть, впрочем, прекратить эти неприятные речи?

«Конечно», «может», «правда», «видать» и т. д. — с одной стороны говорят нам о степени достоверности сказанного, с другой — мы можем заметить, как благодаря этим словам автор достигает эффекта непринужденного разговора с читателем, а также обостряет комическое. Как писал М. Н. Кулаковский, «важную роль играют вводные слова при оформлении перехода от информативного плана к оценочному, выделяя заложенную в нем авторскую иронию» М. Н. Кулаковский Вводные конструкции как средство создания комического. «Ярославский педагогический вестник», 2004. № 3 (40).

Следующая группа вводных обращена к читателю с целью привлечь его внимание к сообщаемому и внушить определённое отношение к сообщаемым фактам:

1. Кое-чего, извольте, расскажем.

2. Визжит там, я извиняюсь, какой-нибудь человечишка, которому отхватило полноги.

3. И уж, во всяком случае, понятие об этом было несколько иное, чем, извиняюсь, в наши дни.

4. Вот, извольте, прейскурант за убийства.

5. И мы, простите, не верим, что сейчас это совсем не так происходит, как это происходило раньше.

6. То есть это прямо, знаете, исторический анекдот.

7. Одно, знаете, никак не годится — цена не годится.

Процитирую Кулаковского: «Одним из характерных приемов при создании комического эффекта является моделирование общения с читателями. При этом важным для повествователя иногда становится доверительность (даже некоторая интимность) диалога» М. Н. Кулаковский Вводные конструкции как средство создания комического. «Ярославский педагогический вестник», 2004. № 3 (40).

Вводных, указывающих на прием и способ оформления мысли, также достаточно в тексте. Например:

1. Но он не только покупал, он ещё, так сказать, имел совершенно сказочные свойства превращений.

2. И мог, так сказать, всем на удивление, создать свою собственную какую ни на есть худородную династию.

3. Всё, так сказать, и так достаточно ясно.

4. Он бежал в Америку и там умер своей смертью, так сказать, при нотариусе и враче.

5. И деньги были, так сказать, форменным образом вместилищем всякой человеческой пакости.

6. В ту, можно сказать, грозную эпоху деньги сыграли некоторую роль.

7. Тут, надо сказать, одна особа нам понравилась.

8. Вот, так сказать, и все неудачи, вот вам и все трудности переходного возраста.

9. Так сказать, глазами разума мы имели неосторожность взглянуть на окружающий ландшафт.

10. Одним словом, куда не придут, та же история: и нога по сапогу, и товар годится, а с ценой форменные ножницы — расхождение, и вообще Нюшкин рёв.

«Так сказать», «можно сказать», «всем на удивление», «одним словом» и т. д. — вводные, благодаря использованию которых Зощенко достигает эффекта разговора с читателем, выказывает свое отношение к сообщаемому. И, как мы можем заметить, использование этих вводных усиливает иронию автора.

Вводные, указывающие на источник информации:

1. Поколение, я говорю, довольно свободное.

2. Чёрт побери, думаю, а вдруг он, холера, по-немецки кумекает?

3. Мне бы, думаю, только номер занять, а там пущай из меня лепёшку делают.

4. Она рассказывает, что этого добра, по ходу мировой истории, было слишком много и достаточно, куда ни плюнь.

5. Нет, по-моему, надо менять свои характеры. По-моему, это отблеск буржуазной культуры.

6. Главная причина блаженства, я теперь так думаю, заключалась именно в том, что мы решительно ниоткуда не ожидали никаких неприятностей и не испытывали никаких неудач.

7. И всё оказалось, как говорится, совсем напротив.

Данные вводные подчеркивают стремление автора приблизить свою речь к разговорному стилю, придать ей более непринужденный характер для поддержания иллюзии общения с читателем.

Есть и вводные конструкции, характеризующие отношение к способу выражения мыслей. Например:

1. Цена, прямо скажем, неинтересная.

2. И тогда начался разгул и, прямо скажем, вакханалия.

Или же вводные, выражающие эмоции:

1. Как это, право, неприятно!

«Право» — вводное слово, указывает на экспрессивный характер высказывания.

1. И вот тут, как нарочно, умирает у них прежний римский папа.

«Как нарочно» — вводное словосочетание, даёт эмоциональную оценку сообщаемого.

На этом мы закончим разбор вводных конструкций и перейдем к вставным.

Глава 2

Внимательно прочитав текст, пришла к выводу, что автор использует вставные конструкции не так часто, как вводные (соотношение примерно 1: 5). В принципе, это и понятно, т.к. вставки сильнее влияют на структуру предложения, прерывая его, внося с собой новую, порой неожиданную информацию.

Вставные конструкции

Встреченные мною вставные конструкции можно классифицировать на три основных категории:

1. Значение пояснения

2. Дата

3. Значение приложения.

А также:

— в значении вводных конструкций.

Рассмотрим всё по порядку. Самая многочисленная группа — вставные конструкции в значении пояснения. Например:

1. Он объявил, что за каждого убитого он заплатит по двенадцать тысяч динариев (около пяти тысяч рублей золотом).

«Около пяти тысяч рублей золотом» — вставка. Как мы видим, она полностью лишена структурной связи с предложением и имеет добавочный характер — поясняет сказанное ранее.

2. Цена за голову действительно назначена была поразительно высокая — двадцать пять тысяч динариев (около восьми тысяч рублей).

«Около восьми тысяч рублей» — вставка. Опять же — значение пояснения. Происходит адаптация текста, Зощенко как бы подтверждает, что пишет он для всех, просто и понятно, стиль его речи тяготеет к разговорному.

3. Вот он чертовски разбогател (а было это в начале нэпа) и, разбогатевши, стал, конечно, приобретать разные ценные вещицы, разные там картины, ковры, лампы, одеяла.

«А было это в начале нэпа» — вставное предложение. Если в двух первых примерах вставные конструкции были в конце предложения, то здесь — в середине. Н. С. Валгина пишет о том, что «начинать предложение они не могут, в отличие от вводных слов, сочетаний и предложений». Здесь также значение пояснения, автор отсылает нас к определенному периоду, чтобы подчеркнуть достоверность сообщаемого Валгина Н. С. Синтаксис современного русского языка. Учебник. -- М.: Агар, 2000. -- 416 с.

4. А если при этом (то есть при пытке) осужденный умрёт или будет ранен, или если за этим последует кровотечение или членовредительство, то произошло это по его вине, ибо он не хотел сознаться и сказать правду.

«То есть при пытке» — вставка. Разъяснение указательного местоимения, придающее речи автора разговорный характер.

5. Вот составитель пишет о казни в таком стиле: «Сим последние (то есть упорствующие) шли со странной бледностью в лице, с очами, помрачёнными и как бы извергающими пламя, с таковым видом, что казались одержимы бесом…».

«То есть упорствующие» — вставка. Как и в предыдущем примере, разъясняет написанное ранее. Не лишено структурной связи с предложением, а, скорее даже, сближается с его членами функционально и синтаксически. Как пишет Н. С. Валгина, «их специфика состоит лишь во вставочном характере, в нарушении синтаксической прямолинейности предложения» Там же.

6. Один шведский офицер, присутствовавший при казне четвертованием изменника Паткуля (при Карле XII), застрелил этого преступника.

«При Карле XII» — вставка. Поясняет время действия сообщаемого автором.

Следующая группа вставок, не менее многочисленная, — вставки со значением даты. Например:

1. Любопытно, что за голову русского провокатора Дегаева (1874 год) царское правительство назначило очень крупную сумму.

2. Был, между прочим, знаменитый случай, когда бандит, спекулянт и самый беззастенчивый авантюрист шотландец Лоу (1716 год), сколотивший себе тёмными средствами несколько миллионов, был назначен во Франции генерал-контролёром финансов.

3. Вот, например, был такой знаменитый случай: калужский губернатор Лопухин (1819) за взятки прекращал все дела во вверенной ему губернии.

4. Он был выдан французам и ими расстрелян (1810 год).

5. История сохранила этот на редкость любопытный документ — письмо П. Толстого (от 10 июня 1706 года).

Все они носят добавочный характер, придают сказанному оттенок достоверности. Лишены структурной связи с предложениями, хотя можно было бы раскрыть их в придаточные времени / причастные обороты. Например:

1. История сохранила этот на редкость любопытный документ — письмо П. Толстого, которое было написано 10 июня 1706 года.

2. История сохранила этот на редкость любопытный документ — письмо П. Толстого, написанное 10 июня 1706 года.

Но при этом несколько меняется смысл предложения. Зощенко не так важно время, когда было написано это письмо, он просто констатирует эту информацию, сообщает нам факты для, как уже писалось выше, придания достоверности.

Третья группа — вставки в значении поясняющего приложения.

1. Однако же были цены из рук вон плохие: Если убьют смерда (крестьянина) — пять гривен.

2. Закон не был чужд и гуманных соображений: Кто убьёт кормильца (дядьку) — двенадцать гривен.

3. Персидский царь Камбиз (сын знаменитого Кира) сделал предложение дочери египетского фараона Амазиса II (529 год до нашей эры).

4. Поэт Леонид Семёнов (друг Блока) за революционную деятельность был избит до полусмерти городовыми в полиции.

5. Рабочий (ткач) революционер Петр Алексеев (1849−1891), приговорённый к десяти годам каторги, на суде произнёс свою знаменитую речь.

Во всех них сохраняется синтаксическая связь. Приложения оформлены автором в виде вставных конструкций для создания эффекта живой беседы с читателем. Зощенко как бы перебивает сам себя, стремясь сообщить как можно больше нового и интересного своему читателю.

Также в книге есть вставные конструкции со значением вводных, например:

1. Эта высокая цена столь подействовала на воображение граждан, что (история рассказывает) «убийцы ежечасно входили в дом Суллы, неся в руках отрубленные головы».

«История рассказывает» — вставное предложение, значение вводного как источника информации.

2. И нам (совестно признаться) не совсем ясны те торжественные дни, когда этого не будет.

«Совестно признаться» — вставная конструкция, значение вводного, указывает на экспрессивный характер высказывания.

Исследовав материалы данной книги, рассмотрев различные примеры, попытавшись выяснить их значение, попробуем же теперь сделать выводы из всего вышенаписанного.

Заключение

В предисловии к «Голубой книге» Зощенко Зощенко М. Голубая книга. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2010. -- 415 с. пишет: «Я написал не Историю культуры, а может быть, всего лишь краткую историю человеческих отношений».

Вставные и вводные конструкции обогащают его произведение, делая эту историю очень колоритной и приближенной к реальной жизни.

В отличие от других писателей, Зощенко сохраняет в своих рассказах верность одному функциональному стилю, а именно разговорно-обиходному, который он своеобразно трансформирует и использует для характеристики не только типичных для своей эпохи, но и самой этой эпохи.

В беседе с И. Эвентовым Эвентов И. Встречи, беседы… // Вспоминая Михаила Зощенко. С. 340. писатель следующим образом раскрывает секрет языка своих произведений: «Я стараюсь приблизить свой язык к живой речи, с которой сталкиваюсь в быту. Не проходит вечера, чтобы я не занес в записную книжку какое-нибудь словцо, обрывок фразы, уличный выкрик, осколок будущего сюжета. Потом в рукописи я заделываю швы, стараюсь, чтобы речь была естественной, плавной».

Как же способствуют этому вставные и вводные конструкции?

Исследуя данную книгу путем выписывания примеров и классифицирования их согласно значению, мы можем видеть, что, наполнив свое произведение всевозможными вставками и вводными выражениями, Зощенко ведет беседу с читателем, поддерживая разговор при помощи этих конструкций, как, например, здесь:

И мы, простите, не верим, что сейчас это совсем не так происходит, как это происходило раньше.

Помимо этого, как замечает Кулаковский М. Н. Кулаковский Вводные конструкции как средство создания комического. «Ярославский педагогический вестник», 2004. № 3 (40), «имитация диалога с читателем позволяет создать особую комическую атмосферу произведения».

Использование вводных со значением модальности дает нам возможность почувствовать иронию автора:

Ну, конечно, любовь.

Вставные конструкции придают тексту также разговорный характер. Так и слышится живая речь, прерываемая временами автором для разъяснения какой-либо детали, например, времени происходящего:

Но однажды, полвека спустя (43 год до нашей эры), когда цена за голову случайно скакнула ещё выше, произошла такая резня, что, кажется, мир не знал ничего подобного.

Читая книгу, у нас создается ощущение, что мы сидим с автором на кухне, и он за чашкой чая рассказывает нам со свойственной ему иронией разные истории из жизни. И как раз для создания эффекта комичности, писатель и использует вводные и вставные конструкции:

А всё остальное текло, конечно, в чудном свете безмятежного существования.

Эта высокая цена столь подействовала на воображение граждан, что (история рассказывает) «убийцы ежечасно входили в дом Суллы, неся в руках отрубленные головы».

При всей, казалось бы, простоте языка Зощенко, мы можем видеть, что произведение его читается легко и с интересом, оно насыщено, богато выражениями (принадлежащих как раз к разговорному стилю). Вводные же и вставные конструкции помогают писателю выразить свое отношение к повествованию, дать почувствовать автора, его искрометную иронию, его живой диалог с читателем. Использование вводных конструкций порой там, где, кажется, и не надо, способствует также созданию комического эффекта и непринужденной атмосферы.

Список использованной литературы

вводный слово предложение конструкция

1. Валгина Н. С, Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Современный русский язык. http: //www. hi-edu. ru/e-books/xbook107/01/part-174. htm

2. М. Н. Кулаковский Вводные конструкции как средство создания комического. «Ярославский педагогический вестник», 2004. № 3 (40)

3. Валгина Н. С. Синтаксис современного русского языка. Учебник. — М.: Агар, 2000. — 416 с.

4. Зощенко М. Голубая книга. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2010. — 415 с.

5. Эвентов И. Встречи, беседы… // Вспоминая Михаила Зощенко. http: //lib. rus. ec/b/148 093

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой