Бронзовые кинжалы Китая в I тыс. до н. э.: Проблемы типологии и хронологии

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Археология
Страниц:
439


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Война и, соответственно, военное дело играли значительную роль в истории и развитии древний обществ с самого момента их возникновения. Реакция на изменения в окружающей среде и, в конечном счете, на качественное и количественное состояние жизненных ресурсов не в последнюю очередь находила отражение в многочисленных конфликтах между человеческими коллективами. Все это могло быть причиной возникновения, стимулом развития и причиной гибели культур, а также миграций населения.

На археологических материалах столь значительная роль военных конфликтов проявляется прежде всего в значительном распространении предметов вооружения, появлении их новых форм и возрастании удельного веса средств вооруженной борьбы среди остальных древностей той или иной территории. По мере развития общества усложняются и формы ведения военных действий, увеличиваются их масштабы, а так же в целом ряде случаев и частота. С переходом от каменного к бронзовому веку возросло количество видов оружия и его качество.

Целью данной работы является изучение одной из категории вооружения — кинжалов, — использовавшихся на протяжении I тыс. до н.э. на территории современного Китая и сопредельных территориях. Рассматриваемый период в истории Восточной Азии был эпохой больших изменений. В северном степном районе набирали силу кочевники, на территории Центрального Китая в, это время вели между собой борьбу множество государств. В степных районах, преодолевая сопротивление Чжоу, возникали и развивались кочевые объединения. Все это служило причиной интенсивного развития и модернизации типов вооружения и военной тактики в Китае. С наступлением I тыс. до н.э. в областях Восточной Азии происходила смена эпох — бронзовый век уступал место железному. Хотя в некоторых районах уже ковались железные изделия, однако бронза по-прежнему оставалась главным материалом для изготовления орудия. Хотя повсеместно основным средством ведения войны в то время были лук и стрелы, а в Евразийской степи еще с карасукского времени (с XV — IX в до н.э.) используется меч, самым популярным видом оружия ближнего боя в Восточной Азии оставался кинжал, чьи конструктивные особенности, во многом, зависели от места изготовления. Поэтому анализ и изучение конструкционных особенностей кинжалов с учетом ареала их распространения являются важным ключом к пониманию культурной ситуации в регионе. В связи с этим особую важность приобретает исследование эволюции их особенностей на данной территории, что будет способствовать реконструкции целого ряда аспектов культурной истории общества, выявлению связей, определению направлений культурного влияния и взаимодействия оседлого и кочевого населения. Учитывая хождение бронзовых кинжалов характерного облика в диапазоне времени синхронном скифской эпохе не только в Евразийской степи, но и на территории Китая, Кореи, Японии, целенаправленное исследований всей доступной совокупности артефактов такого рода предоставляет реальную возможность решения не только означенных вопросов, но и с опорой на письменные традиции древних земледельческих государств уточнить целый ряд смежных проблем хронологического и этнокультурного плана. Разумеется, все это дело не в свете вышесказанного обращение автора к бронзовым кинжалам I тыс. до н.э. с территории современного Китая выглядит вполне актуальным, особенно, если учесть роль племг^ & quot-северных варваров& quot- китайского пограничья того времени в истории древнего населения Южной Сибири, несоответствие нынешних государственных границ былым ареалам этнокультурных образований раннего железного века, в результате чего они оказались, зачастую, просто & quot-разорванными"- системой сегодняшнего государственного деления и, в итоге, очутились в ведении специалистов с разными исследовательскими традициями и направлениями, да еще и с серьезным языковым барьером. Сюда следует добавить и то, что несмотря на очевидную актуальность означенной проблематики исследователи в масштабах самого Китая и тем более

Восточной Азии уделяли мало внимания сравнительному анализу кинжалов согласно их типологическим особенностями в соответствии с территорией распространения.

Нелишне отметить, что на пути такого исследования стоят немалые преграды, которые проистекают не только из-за серьезных языковых трудностей и степени доступности литературы, но и, пожалуй, еще в большей степени из-за различий в принципах археологического подхода и общей методологии работ в каждой из современных стран данного региона — России, Китая, Северной и Южной Кореи, Японии. Немало осложняет дело и то обстоятельство, что, к сожалению, до 1990 г. т. е. до начала международных археологических исследовании, фрагментарность имеющейся информации, особенно по районам республики Корея и Японии препятствует составлению полноценного обзора результатов археологических исследований и, как итог, формированию целостного представления о источниковой базе и состоянии дел по интересующей нас проблематике.

С 1990 г. и до настоящего времени продолжаются международные археологические исследования. Это обстоятельство во многом повлияло на определение цели этой работы, которая на данном этапе видится прежде всего в анализе и систематизации археологического материала, собранного к текущему времени исследователями разных стран и в определении на его основе некоторых общих закономерностей развития в древней истории Восточной Азии.

Задачи работы Для реализации этой цели необходимо решение ряда задач, основные из которы. ,*идятся в следующем: Во-первых, выделить группы кинжалов в соответствии с территорией распространения и произвести их классификацию. Во-вторых, датировать каждую группу кинжалов по сопроводительному инвентарю. В-третьих, определить реконструкции каждого типа кинжалов, на основании облика самых кинжалов, погребальном обряде, и письменных источниках. В-четвертых, разделить первоначальный регион на районы по местам обнаружения кинжалов и затем произвести их соответствующий анализ. В-пятых, определить удельный вес кинжалов среди совокупности других артефактов. И в-шестых, выяснить специфику культурных связей между племенами, проживавшими на различных территориях как внутри Китая, так и за его пределами, особенно в степной зоне азиатской часть России.

Для решения поставленных задач в процедуре исследования используются уже апробированные в целом ряде разработок по смежным темам методы формально-типологического, статистического анализа на общем фоне методологии сравнительно-исторического подхода.

Для типологии автор выделяет следующие таксономические подразделения.

Группа — основная таксономическая единица для кинжалов. В данной работе автор использует этот термин для обозначения самой крупной категории источников.

Тип — подразделение группы.

Подтип — подразделение типа.

Источниковую базу работы составили, в основном, разные китайские археологические журналы (Каогу, Каогусюэбао, Каогу ю Вэньу и др.) и научные публикации из разных стран. (Кореи, Японии, России и стран Запада). Кроме того, для сравнительного анализа автор использовал кинжалы хранящиеся в разных археологических учреждениях, в том числе в Минусинском Музее (г. Минусинск), Лаб. археологии при Алтайском государственном Педагогическом Университете (г. Горно-Алтайск), Краеведческом Музей Республика Алтай (г. Горно-Алтайск) Инс. Археологии и Этнографии С О РАН (Новосибирск).

Территориальные рамки работы охватывают обширный Восточно-азиатский регион, границы которого требуют некоторого уточнения, т.к. с географических позиций он может определяется по разному. В одном случае это три государства — Китай, Корея и Япония, которые включаются в состав Дальневосточной Азии. В другом случае, Сибирь, Дальний Восток, Северный Китай, Япония, Корея объединяются в единый географический регион — Северную Азию. А в третьем — Китай, Корею, Японию называют Восточной Азией. Последний термин считается общепринятым (Barnes J.S., 1994).

Использованное в работе понятие & quot-Восточная Азия& quot- обозначает широкий регион, который включ: <- в себя такие природные зоны как степь, лесостепь, пустыни и такие климатические пояса как умеренный и субтропический. Учитывая ареал распространение культур скифо-сибирского круга, столь важных для нашего исследования мы предлагаем для ясности картины и удобства работы исключить из географического понятия & quot-Восточная Азия& quot- Японию и не включать в него сопредельные с ней территории Сибири и Дальнего Востока, ибо они являются областями своей, по большей части, конвергентной для той эпохи линии развития.

Львиную долю материалов, которые легли в основу настоящего исследования, составляют материалы происходящие с территории современного Китая, маргинальные участки которой отличались в середине — второй половине I тыс. до н.э. большим разнообразия археологических культур. С учетом разнообразия археологических культур и их синхронности его территория для нужд исследования нами разделяется на пять условных частей.

1. Северная часть Китая расположена в степной географической зоне. С середины II тыс. до н.э. ее занимали кочевые племена, чьи культурные контакты с Сибирью и Центральным Китаем осуществлялись непрерывно на протяжении длительного времени. В настоящий момент на этой территории расположена основная часть Внутренней Монголии, Нинся-Хуэйский автономный округ, северная часть провинции Хэбэй, Шаньси, Шэньси, а также Ганьсу и С’иньцзян. Для этого района характерны скифские кинжалы типа акинак. ю

2. Северо-восточная часть Китая традиционно называется Маньчжурией. После японской оккупации в китайской историографии за ней закрепилось название Дунбэй («Северо-Восток»). Эту территорию характеризует тесная историческая связь с Кореей и Дальним Востоком. Современные административные провинции Ляонин, Цзилинь, Хэйлуцзян, северо-восточная час& trade- Внутренней Монголии составляют территорию древней Маньчжурии.

В I тыс. до н.э. в пров. Хэйлуцзян и в северной и восточной частях пров. Цзилинь кинжалы не использовались. Учитывая, что на остальных территориях Северо-Восточного Китая и Кореи обнаружены скрипковидные, а на первой еще и втульчатые кинжалы из культуры верхнего слоя Сяцзядянь, ученые КНДР предполагают, что эта зона являлась местом существования Древнего Чосона. (Бипахён. 1987.) И хотя это мнение не принято большинством исследователей, следует отметить, что подобная концентрация кинжалов характерна только для данной территории.

3. Центральная часть Китая 1 радиционно именуется Чжунъюанъ (& quot-Центральная равнина& quot-), что в современном административном делении соответствуют провинциям Шаньдун, Хэнань и частями пров. Шаньси, Шэньси, Хэбэй, Хубэй. В период Чуньцю и Чжаньго здесь существовало много государств. Определить конкретную территорию Ценгральной части довольно трудно, т.к. государственная граница Древнего Китая по различным причинам, в том числе и военным, постоянно менялась. Кроме того, китайские государства осуществляли экспансию против варваров. Несмотря на захватническую политику Китая по отношению к периферийным районам, местная материальная культура хорошо сохранила свой облик. Кинжалы со специфичным обликом существовали на этой территории с относительно раннего периода — с VI в. до н.э. Они довольно редко встречаются в археологических комплексах. После VI в. до н.э. кинжалы экспортируются из района государств У и Юэ и, в то же время, начинается их производство в центральной части Китая по этой технологии и образцам. Несмотря

4. Юго-западная часть Китая традиционно и по письменным источникам называется районом дянъ, ба-шу и др. В древнее и современное время здесь прожив? пр и проживают некитайские этносы. На данный момент это территорию занимают провинции Сычуань, южная часть Шэньси (Башу), Юньнань, западный горный район Сычуань (Дянь) и Гуйчжоу.

Судя по богатейшим коллекциям находок, этот район можно назвать юго-западным очагом производства кинжалов. Вероятно, что на этот феномен повлияло географическое положение: на территории с резким горным рельефом наиболее эффективной является пехотная тактика ведения боя с использованием кинжалов. По-видимому, не случайно, что в Центральном Китае, когда в военной технике господствовали колесничный бои, кинжалы употреблялись крайне редко. Поэтому многие национализме меньшинства смогли сохранить свой культурный облик без китайских примесей. Коллекции кинжалов из Юго-Западного Китая славятся не только своим обилием, но и разнообразием. Немаловажно, что в этом районе бытуют кинжалы, изготовленные под влиянием евразийской степи.

5. Юго-Восточный Китай традиционно и по письменным источникам именуется районом Байюэ, У, Юэу Нанъюэ и др. Наиболее распространенное его название — Байюэ, что означает & quot-Сотни варваров& quot- или & quot-Многочисленные варвары& quot-. Эту территорию занимают следующие современные провинции Китая: Гуандун, Гуанси (вместе эти две провинции называются Лянгуан), Фуцзянь, Хунань, Цзянси, Чжэцзи, а также частично Анхуй, Хубэй и Цзянси. С древних времен юго-восточная часть Китая известна своими высококачественными бронзовыми изделиями, а произведенные здесь кинжалы считались самым мощным вооружением. После поражения государства Чу и экспансии китайских государств на юг, эти кинжалы распространились в Центральном Китае. Поэтому многие типологические особенности кинжалов из Юго-Восточного Китая характерны и для кинжалов из Центрального Китая.

Историография — С возникновения археологии в Восточной Азии кинжалы всегда привлекали внимание ученых. Изучением кинжалов Северного Китая (=Ордос) занимались Эгами Намио и Сузуки Кеници (1935), М. Лер (1949), У Энь (1978),. Тянь Гуанцзинь и Го Сусинь (1986), Такама Шу (1982), Чжон Сук Бэ (1998) и др. Кинжалами Северо-Восчтоного Китая занимались Чжу Гуй (1960), Цзинь Фэнът (1982, 1983), Акияма Синго (1968,1969), Линь Юнь (1980), Ди Дэфан (1988), Чжу Юнган (1990), Пхак Чжин Ук (1987), Кан Ин Ук (1996) и другие ученые, которых интересовала проблема доказательства существования Древнего Чосона по археологическим материалам. Исследования Центрального Китая представлен& quot-- ° работах Ли Боцянь (1978), Линь Шоуцзинь (1963), Чэнь Пин (1995), Чжан Тяньин (1995). По сравнению с другими территориями Центральный Китай изучен довольно слабо. Дело в том, что для Центральном Китае характерно наличие большого количества кинжалов со слабыми типологическими изменениями, что затрудняет их исследование. Были представлены такие исследованиями кинжалов Юго-Западного Китая, как работа Чжан Чжэнцзи о кинжалах со спиральным орнаменте на рукояти (1983), Цзяи Цзянхуа (1996) о кинжалах ба-шу, Сунь Чжиминь (1982) о кинжалах из пров. Сычуань. О Юго-Восчтоном Китае были представлены исследования Хэ Ган (1991), Шао Фаньлун (1992), Фэн Божэн (1983) и др. Исследования обобщающего характера о развития кинжалов Китая достаточно редки. Одно из них — монография С. А. Комиссарова (1988), посвященная вооружению чжоуского периода, в которой дается схематичный обзор развития кинжалов в 1 тыс. до н.э. В этом отношении существенно отличается от других исследований монография Чжун Шаои (1996). В его монографии использован большой объем археологических и письменных источников, что позволяет наглядно представить развитие и особенности древних кинжалов Тчтая. К сожалению, его работа предназначена для широкой аудитории, поэтому отдельные проблемы в ней подробно не рассматриваются.

Следует отметить, что несмотря на то, что данным вопросом занимались многие ученые, их интересовало, преимущественно, изучение культур отдельных районов, или создание типологии кинжалов без рассмотрения инвентаря. Поскольку все предыдущие работы посвящены исследованию культурного облика отдельно взятых районов, автор будет приводить историографию изучения кинжалов каждой из обозначенных выше территорий в соответствующей главе.

Объектом данной работы являются кинжалы, связаны с ними инвентарь скифского периода — via/VII — III/II вв. до н.э. При этом следует учитывать, что для других районов эта датировка может не подходить. Из рассмотрения кинжалов северной части Китая принципиально исключены экземпляры карасукского типа и хунно-сарматского времени, поскольку они требуют специального рассмотрения. Но мы включаем из них те материалы, которые содержат только некоторые типологические особенности рассматриваемых нами кинжалов. Так, типологический аг~~-тз показал, что появившиеся позже железные кинжалы (мечи) подражали формам бронзовых кинжаиов.

Хронологические рамки исследования охватывают VIII/VII — III/II вв. до н.э. то есть скифский период. В силу этого из рассмотрения исключаются материалы карасукскогог и хунно-сарматского времени, хотя отдельные экземпляры той и другой эпохи, содержащие элементы типологической близости с анализируемым материалом привлекаются нами для выявления культурной динамики. Прежде чем перейти к дальнейшему изложению необходимо сделать несколько предварительных замечаний. Дело в том, что обращаясь кошфетному материалу из разных мест очерченного выше региона Восточной Азии, мы сталкиваемся с традициями разных исторических и археологических школ и отсутствием единой общепринятой системы периодизации. А ведь без учета этого, отнюдь не благоприятного для нас обстоятельства, сравнивая древности, различных территорий легко прийти к далеким от истины выводам. Поэтому для ясного понимания существа вопроса вряд ли можно будет обойтись без, хотя бы краткого, экскурса к особенностям хронологических выкладок китайских, корейских и отчасти японских специалистов.

Согласно советской и российской историографии, начало I тыс. до н.э. в истории Азии является продолжением карасукского времени. По ней, VIII — VII вв. до н.э. приходятся на период развития железоделательного производства и на начало появления изделий скифо-сибирского типа. В V — III вв. до н.э. наблюдается расцвет этого производства. После чего вплоть до рубежа эр существовало гунно-сарматское время.

Китай Ученые разных стран предлагают разные периодизации для древней истории Азии в I тыс. до н.э. Например, по советской и российской историографии, начало I *ыс. до н.э. является продолжением карасукского времени. По ней, VIII — VII вв. до н.э. приходятся на период развития железоделательного производства и на начало появления изделий скифо-сибирского типа. В V — III вв. до н.э. наблюдается расцвет этого производства. После чего вплоть до рубежа эр существовало скифо-сарматское время.

Китайская историография в качестве критерия принимает период существование древних династий. Вообще, она делит древнюю историю на пять крупных эпох: Шан (общепринято считать ее начало со И тыс. до н.э., а конец — с гибелью династии в 1027 г.), Западное Чжоу, Чуньцю и Чжаньго (Восточное Чжоу), Хань. При этом каждая эпоха имеет свое более дробное деление. Период существования династии Чжоу охватывает временной промежуток с 1027 по 221 гг. до н.э. Но по переносу столицы он делится на две части — Западное (1027 — 771 гг. до н.э.) и Восточное (771 — 475 гг. до н.э.) Чжоу. В современной китайской археологии для периодизации сохраняются такие же критерии. Поскольку в данной работе будут цитироваться отчеты китайских исследователей, автор счел приемлемым использовать выше приведенные критерии.

Следуя китайской периодизации, хронологическим и рамками работы будет период Чуньцю — Чжаньго. В зависимости от обстоятельств автор будет прибегать ко времени Западного Чжоу. В китайской археологии пока отсутствуют большие классификации морфологических особенностей кинжалов от карасукской до скифской эпохи. Для работ китайских ученых характерна подмена метода классификации делением по династиям и по трем эпохам (каменная, бронзовая, железная). Так, они рассматривают III тыс. до н.э. как ранний бронзовый век, куда входят культура нижнего слоя Сяцзядянь, культура цицзя и др. А применительно ко II тыс. до н.э. они используют деление по трем династиям. Часть памятников первой половины II тыс. до н.э. они относят к династии Ся (особенно их много в Центральном Китае), а в отношении других памятников применяют хронологию по векам. Памятники второй половины II тыс. до н.э. в целом датируются по династиям Шан и Чжоу.

По вопросу & quot-что считать признаком начала железного века& quot- также существуют разногласия. Общепринято считать, что железный век начинается с эпохи Чуньцю. Однако, часть железных изделий известна еще со времен династии Шан (например, секира и клевец из метеоритного железа), а с конца Западного Чжоу появляются железные кинжалы с бронзовой рукоятью, что говорит о раннем знакомстве с этим металлом. К тому же, хотя железные орудия используются в период Чуньцю, массовое их производство относится к эпохе Чжаньго (V — III вв. до н.э.). Именно в это время изготовление железных предметов вытесняет бронзолитейное производство. Эта проблема не является целью исследования, но сегодня существует реальная возможность пересмотреть периодизацию Восточной Азии по трем эпохам. Появление железных мечей относится к эпохе Цинь, т. е. к концу III в. до н.э. По своему облику они сильно напоминали кинжалы типа у-юэ. Реально новый тип кинжалов, который можно назвать мечами с кольцевым навершием, появляется на рубеже эр, в эпоху Хань.

Династия Ранний период Средний период Поздний период Время существования динасии

Шан XVI ~ XV XIV ~ Ахи XII ~ срединой XI 16 в. 1027 г. до н.э.

Западное Чжоу Конец XI -средины X Конец X -средины IX Конец IX — начала VIII 1027 — 770 гг. до н.э.

Чуньцю Средины VIII -начала VII Средины VII -начала VI Средины VI -Начала V 770 — 476 гг. до н.э.

Чжаньго Начала V -Рубежа V — IV Начала IV — Конца IV Начала III -Средины III 476 — 221 гг. до н.э.

Цинь Конец III 221 207 гг. до н.э.

Западная Хань Начала II -Средины II Средины II -Начала I Средины I — рубежа н. э. 206 г. до н.э. — 8 г. н.э.

Синь Начала I н.э. 8 ¦• 23 гг. н.э.

Восточная Хань Начала I н.э. -Средины I Конца I н.э. -Средины П н.э. Конца II н.э. — Начала III н.э. 25 — 220 гг. н.э.

Республика Корея Бронзовым веком в Южной Корее принято считать период с 1000 по 300 гг. до н.э. Но реально многочисленное использование бронзовых кинжалов и других бронзовых вещей в Южной Корее начинается не раньше VI в. до н.э. (Ким Вон Ён, 1986). Иногда на основе сравнения бронзовых кинжалов с кинжалами из Ляонина их датируют IX в. до н.э. (Ким Чжон Бэ, 1973) Однако, большинство ученых выражает сомнение по поводу достоверности этого факта. С уверенностью говорить о времени появления бронзовых кинжалов на этой территории можно, начиная с VI в. до н.э. В эпоху железного века (III — I вв. до н.э.) в Корее появляются бронзовые кинжалы собственно корейского типа (Ким Вон Ён, 1986). Сегодня эта проблема является дискуссионной. Самые ранние памятники, которые содержат железные изделия, датируются II в. до н.э. На технику производства в Корее оказала влияние традиция железного производства государства Янь, там распространяется технология производства железных орудий типа сечжукни-лянъхуабо (Чой, Мон Лён 1998). В настоящее время периодизация железного века не претерпела изменений, но приходится согласиться с тем, что реальное (более широкое) распространение железных вещей начинается в более позднее время. Наступление раннего железного века принято связывать с замещением скрипковидных кинжалов кинжалами корейского типа. В отличие от Китая и Японии, в Корее принята европейская система периодизации. Но при наложении ее на набор известных там артефактов наблюдаются некоторые несоответствия эпохи и вещей, что и порождает дискуссии. Поэтому, исходя из общего сходства скрипковидного и корейского кинжалов и признавая, что последний наследует традиции первого, мы относим кинжалы корейского типа к эпохе раннего железного века (Ли Кон Му, 1992).

При этом следует учитывать тенденцию корейских и японских исследователей завышать датировки памятников. Например, по полученным радиоуглеродным данным, они датируют памятник либо средней величиной, либо верхним пределом временного диапазона. Так, в корейской и японской археологических работах зачастую можно встретить фразу: & quot-Можно датировать VI в. до н.э., но более надежно отнести это к V- IVвв. до н.э. «.

КНДР (Северная Корея) В силу исторически сложившихся обстоятельств современности, северокорейская периодизация строилась с учетом историографических тенденций существовавших в СССР и Китае и поэтому во многом отличается от принятой в Южной Корее. Северокорейские археологи выработали эталоны периодизации в 60-х гг. (Культура. 1969) и с тех пор они существенно не изменились. Среди причин, объясняющих сходство датировок бронзового века Северной Кореи и Китая, на наш взгляд, главной является причина существования на территории Северо-Восточного Китая государства Древний Чосон. В Северной Корее бронзовый век рассматривается на всей территории полуострова, включая Ляонин и район р. Туманган. Исследования корейско-китайской археологической экспедиции в 1963 — 1965 гг. показали, что в Ляодуне производство бронзовых изделий вообще начинается с первой половины II тыс. до н.э., а скрипковидных кинжалов, в частности, — в период до первой половины I тыс-, до н.э. (Чжунгук. 1966 — Культура. 1969). В действительности большинство памятников, содержащих скрипковидные кинжалы и другие бронзовые артефакты, относятся к I тыс. до н.э. Тенденция удревнения нижнего порога датировки основывается на типологическом изменении керамики и уменьшении использования каменных орудий. Вместе с тем парадоксально то, что в первой половине II тыс. до н.э. продолжаются неолитические традиции изготовления гребенчатой керамики и шшфованных каменных орудий. Это свидетельствует о том, что существовавшие задолго до этого культурные традиции сохраняются и в первой половине II тыс. до н.э. Появление первых бронзовых орудий относится ко второй половине II тыс. до н.э., а начало развитого бронзового века — к I тыс. до н.э.

В Северной Корее брон: с — 2 изделия появляются в первой половине I тыс. до н.э. (автор не имеет в виду Маньчжурию). В настоящее время пока не установлена точная нижняя граница бытования скрипковидных кинжалов. Но исходя из датировок, принятых в Южной Корее и Ляодуне, автор предлагает ограничить время его использования периодом с VII по III вв. до н.э.

Япония Япония исключается из рассмотрения, т.к., являющиеся главным объектом исследования китайские кинжалы скифо-сибирского типа там отсутствуют. Но, учитывая то, что японские исследователи внесли немалый вклад в изучение древностей Восточной Азии, необходимо рассмотреть и их периодизацию.

В практике японских археологических исследований также отсутствует деление древней истории по трем эпохам. Основой периодизации является изменение форм керамики. Считается, что до 300 г. до н.э. в Японии существует эпоха дзёмон, а потом следует ранний период яёй, в который железные и бронзовые орудия появляются и существуют одновременно. Кроме того, здесь на рубеже эр резко увеличивается число кинжалов корейского типа. Датировка последних зависит от региона их обнаружения (Корея, Япония, Китай). Так, если следовать континентальной хронологии, то они относятся к хунно-сарматскому времени, а по японской — появление кинжалов корейского типа относится к началу железного века. Не удивительно, что среди японских исследователей существует тенденция к завышению датировок памятников Восточной Азии.

Автор выражает сердечную благодарность Академику В. И. Молодину, Академику А. П. Деревянко, профессору Чой Мон Рёну, профессору Ли Хон Чжону за бесценные советы и стимул для данной работы, а также С. В. Алкину, Е. И. Деревянко, Н. В.фремовой, Ж. В. Марченко, А. Л. Субботиной, А. И. Соловьеву, А. В. Новикову, С. А. Комиссарову, Д. Кузнецову, Д. В. Позднякову и коллегам Сектора Бронзового и Раннего Железного Веков Инс. Археологии и Этнографии С О РАН, которые помогли автору на разных этапах подготовки диссертации. Благодаря В. Д. Кубареву, Н В. Леонтьеву, В. С. Соенову, А. В. Эбель, Чжун Сук Бэ, автор смог выполнить последнюю главу данной диссертации. Автор признателен за представления ими своих коллекций. Наконец, автор выносит благодарность родителям Кан Ён Уну и Чжон Тхэ Ок за их теплую и искреннюю любовь к своему второму сыну и поддерживание учебы за границей.

Показать Свернуть

Содержание

Введение-

Глава 1 Кинжалы степной полосы Северного Китая 1.1 Ордос и сопредельная территория

1.1.1 Историография проблемы типологии ордосских кинжалов

1.1.2 Типология

1.1.3 Хронология кинжалов

1.2 Кинжалы скифского времени из Синьцзяна

Восточного Туркестана)

1.2.1 Феномен Синьцзяна в археологии

1.2.2 Исследование археологии Синьцзяна скифской эпохи

1.2.3 Кинжалы из Синьцзяна, й,.

1.2.4 Характеристика кинжалов из Синьцзяна (Восточного Туркестана)

Глава 2 Кинжалы северо-восточного Китая

2.1 Скрипковидные кинжалы из Северо-Восточного Китая --

2.1.1 Историография

2.1.2 Типология скрипковидных кинжалов

2.1.3 Хронология

2.1.4 Инвентарь комплексов со скрипковидными кинжалами

2.1.5 Проблемы возникновения и развития культур скрипковидных кинжалов

2.2 Кинжалы верхнего слоя Сл& ядянь

2.2.1 Кинжалы втульчатой группы

2.2.2 Кинжалы группы бишоу

2.2.3 Кинжалы группы бишоу с шиловидным перекрестьем

Глава 3 Кинжалы центральной части Китая 3.1 Кинжалы района провинции Хэбэй и сопредельной территории

3.1.1 Кинжалы типа чжунчжоулу

3.1.2 Кинжалы типа го «

3.2 Кинжалы восточночжоуской группы

3.2.1 Типология.

3.2.2 Анализ памятников севера Великой Китайской равнины

3.2.3 Анализ памятников чуской культуры

3.3, Кинжалы группы цинь

3.3.1 Историография проблемы происхождения кинжалов группы цинь

3.3.2 Типология

3.3.3 Датировка

3.3.4 Особенности кинжала группы цинь

Глава 4 Кинжалы Юго-Зггсдного Китая

4.1 Кинжалы из восточной Юньнань и Гуйчжоу

4.1.1 Кинжалы со змеевидной рукоятью без перекрестья

4.1.2 Кинжал с прямым перекрестьем

4.1.3 Кинжалы из района Гуйчжоу

4.2 Кинжалы из районов западной Юннань и Сычуань

4.2.1 Кинжалы со спиральным орнаментом на рукояти

4.2.2 Кинжалы северных типов

4.2.3 Кинжалы из плиточных могил Сычуани

4.3. Кинжалы ба-шу в Сычуань

Глава 5 Кинжалы Юго-Восточного Китая

5.1 Кинжал группы байюэ

Глава 6 Реконструкция кинжала и его значение в этнокультурных контактах

6.1 Реконструкция кинжалов в древнем обществе

6.1.1 Северная часть (=Ордос) Китая

6.1.2 Северо-Восточная часть Китая

6.1.3 Центральная часть Китая

6.1.4 Юго-Западная часто Китая

6.1.5 Юго-Восточная часть Китая

6.2 Кинжалы как источник для реконструкции взаимосвязи древних культур

6.2.1 Ордос и Сибирь

6.2.2 Ордос и дальневосточный район Китая

6.2.3 Североо-Восточный Китай и Корея Заключение

Примечание

Заполнить форму текущей работой