Взаимодействие России и НАТО

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Взаимодействие России и НАТО

1. Отношения России и НАТО в современных международных отношениях

1.1 Развитие взаимоотношений РФ и НАТО в 1990-х гг.

Североатлантический альянс был создан в 1949 году. Изначально эта организация замысливалась как «оборонительный союз» двенадцати государств, который включал в себя Данию, Бельгию, Италию, Канаду, Францию, Великобританию, Исландию, Люксембург, Голландию, Португалию, Норвегию и США. Штаб-квартира НАТО находится в Брюсселе, но наиболее важные политические решения принимаются в Вашингтоне. Главной целью создания альянса было обеспечение взаимной защиты стран-участниц от агрессии СССР.

В Советском Союзе действия НАТО и политика США воспринимались как враждебные и агрессивные. Под руководством Хрущева в 1954 году СССР попытался отойти от политики жесткого противостояния с Западом. На совещании министров иностранных дел США, СССР, Франции Великобритании дипломаты Советского Союза представили проект вступления СССР в НАТО, который был отвергнут. Наиболее важными причинами отказа явились идеологические различия, а также тоталитарный политический режим СССР.

Только с конца 80-х гг., анализируя советские отношения с НАТО, ученые в СССР обращаются к понятию равноправного взаимовыгодного сотрудничества, которое основывается на осознании равенства военных возможностей НАТО. Это отражается в работах таких исследователей как Савельев А., Пядышев Б.

На тот момент важнейшим аспектом создания универсальной системы безопасности для СССР стало предотвращение гонки вооружений в космосе, прекращение испытаний ядерного оружия и полное его истребление, отказ от создания другого оружия массового уничтожения, запрет и уничтожение химического оружия, жестко проверяемое снижение уровня военных ресурсов стран до пределов разумного и т. п.

Проявление нового советского подхода к внешней политике глубоко отразилось во многих работах. В них можно увидеть некую особенность советской позиции: СССР осознает собственную мощь, но и стремится к компромиссу, а также критикует Запад за отказ идти навстречу советской активности в этом вопросе. Советский Союз обеспокоен реальной подготовкой Североатлантического альянса к расширению сферы влияния.

После завершения «холодной войны» в марте 1992 г. Россия совместно с десятью странами СНГ были приняты в Совет Североатлантического сотрудничества. За недолгий период Россия и НАТО подписали рамочный документ программы «Партнерство ради мира» и Индивидуальную программу в рамках этого проекта, который сыграл далеко не последнюю роль в развитии политического диалога. Этот документ ориентировал стороны на двустороннее сотрудничество военных структур НАТО и государств Восточной Европы. ПРМ была принята на Брюссельском саммите НАТО в 1994 году, это давало России время, чтобы разработать стратегию выстраивания отношений с альянсом, одновременно не снимая вопрос об экспансии НАТО.

Главным образом, обсуждались как вопросы взаимодействия с Соединенными Штатами в разрешении локальных конфликтов, которые уже не были связанны с прошлым противостоянием, так и вопросы сокращения стратегических ядерных потенциалов и предотвращения распространения ядерного оружия.

Первые проявления возможности расширения НАТО на восток возникают в 1991 году. «Потенциально острая проблема? стремление ряда группировок в руководящих кругах восточноевропейских стран к максимальному сближению с НАТО. Пока там достаточно твердо отвергают идеи о распространении зоны ответственности союза на ЦВЕ. Но, одновременно, существуют настроения в пользу максимального сближения натовского блока с этим регионом (и с СССР)».

Североатлантический альянс пытался держать Россию на строго определенном расстоянии. «Российский фактор» из-за своей практически невозможной прогнозируемости воспринимался как источник вероятной угрозы. 27 мая 1997 года в Париже Россия подписала с НАТО Основополагающий акт о взаимоотношениях, сотрудничестве и безопасности с целью уменьшить вред от первой волны расширения НАТО, но расчеты специалистов не реализовались.

Военное вмешательство НАТО в Югославию показало, что Основополагающий акт имел номинальное значение для альянса. Бомбардировки — это, по сути, нарушение перечня основных положений во взаимоотношениях альянса с Россией, которые были закреплены в этом документе, например, «уважение суверенитета, независимости и территориальной целостности всех государств и их права выбора путей обеспечения собственной безопасности, нерушимости границ и права народов на самоопределение, как это закреплено в хельсинкском Заключительном акте и других документах ОБСЕ; предотвращение конфликтов и урегулирование споров мирными средствами в соответствии с принципами ООН и ОБСЕ». Данная ситуация стала переломным моментом в отношениях России и НАТО и закрепила кризис, к которому эти отношения двигались. Российская Федерация выступала за мирное решение проблемы Косово в рамках Организации Объединенных Наций и не была вовлечена в военные действия, что позволило ей стать главным кандидатом на место медиатора между противоборствующими сторонами.

Именно предложение Москвы направить в Белград международную делегацию, состоящую из представителей РФ (В. Черномырдин) и Европейского Союза (президент Финляндии М. Ахтисаари) для переговоров с президентом Югославии С. Милошевичем, которое одобрило правительство США, а затем и лидеры «Большой семерки», стало исходной точкой для временного урегулирования кризиса.

Осенью 1999 года отношения России и НАТО возвратились на ту ступень взаимоотношений, на которой они находились перед заключением Основополагающего акта. Россия практически бойкотировала программу партнерства ради мира, но с другой стороны, она принимала участие в СВС НАТО в Боснии.

Таким образом, распад Советского Союза и завершение холодной войны изменили направление взаимоотношений между Россией и Североатлантического альянса. Переломной точкой в советско-американских отношениях стал приход М. С. Горбачева к власти, а также его политика «нового мышления». Реформы Горбачева, которые он проводил в конце 80-х гг. подвергли существенным изменениям как внешнюю, так и внутреннюю политики страны. После чего последовал распад Советского Союза, который нарушил существовавшую систему международных отношений. Вследствие этого началось рекомбинирование позиций на мировой арене, статус России, как правопреемницы СССР, существенно понизился, равно как и понизились ее способности влиять на ход событий в мире. Правительства обеих стран объявили о том, что буду стремиться установить взаимоотношения на принципах партнерства, но развития в таком ключе российско-американские отношения не получили. Вдобавок, реального понимания интересов и мотиваций каждой стороны в вопросах национальной безопасности у Кремля и Белого Дома гораздо меньше, чем во время холодной войны. Наиболее важным фактором, с помощью которого скрепляются отношения Россия? США, является опасность международного терроризма, однако и здесь течение сотрудничества проходит неопределенно.

1.2 Основные направления сотрудничества России и НАТО в 2000-х гг.

Современная внешняя политика России базируется на принципе «многовекторности». Отношения Россия — НАТО складываются в том же ключе. В основном, отношения с Североатлантическим альянсом формируются в рамках программы Партнерства ради мира, потому как всё мировое сообщество, страны-участницы НАТО и Россия не являются исключением, стремится эффективно сопротивляться нарастающим вызовам международной безопасности, главным образом — международному терроризму.

Начало коренным изменениям в отношениях альянса и России было положено в 2002 году, когда в Риме состоялась встреча стран-участниц НАТО и России. На этой встрече была подписана Римская декларация, согласно которой был создан Совет Россия-НАТО. Это абсолютно новый механизм для реального сотрудничества, проведения консультаций, решение вопросов на основе согласия, а также принятие и реализация коллегиальных решений Российской Федерации и НАТО как равноправных партнеров по большому спектру проблем международной безопасности.

За довольно непродолжительный период в отношениях между этими двумя акторами произошли качественные изменения. От обвинений и подозрений друг друга в различных международных заговорах Россия и НАТО перешли к созданию плодотворного диалога на основе взаимных интересов в сфере безопасности: терроризм, наркотрафик и антикризисные меры. Стабильность в Европе обрела новые гарантии в рамках партнерских отношений Североатлантического альянса и Российской Федерации.

В последние годы круг вопросов в Совете Россия-НАТО (СРН) значительно увеличился, обсуждались серьезные проблемы локальной безопасности, такие как ситуация в Центральной Азии, Ираке, Афганистане, на Ближнем Востоке, Балканах. По сути, СРН стал местом, где Россия и НАТО, учитывая интересы друг друга, сообща приходят к какому-то консенсусу, тем самым сближая позиции. Развитие также осуществлялось путем создания и реализации перспективных проектов сотрудничества.

Совет министров иностранных дел, на одном из своих плановых заседаний в декабре 2004 года одобрил комплексный план действий СРН по борьбе с терроризмом, реализация которого была начата. Этот проект предполагает три ступени взаимодействия: 1) предотвращение террористических угроз; 2) борьба с этими угрозами; 3) взаимопомощь при устранении последствий террористических актов. С помощью обмена информацией и опытом осуществляются реальные действия для создания общего потенциала реагирования на террористические акты. Также планируются совместные тренировки и учения антитеррористических войск. Появляются инициативы обсуждения / принятия приемлемых взаимных соглашений для обмена закрытой информацией, развития сотрудничества в сфере технологических разработок, направленных на борьбу с международным терроризмом.

В рамках Совета Россия-НАТО многообещающим направлением сотрудничества может стать сотрудничество в сфере борьбы с наркоугрозой на Ближнем Востоке. Был создан проект создания центра подготовки кадров для служб, которые борются с наркооборотом в Афганистане и для стран Центральной Азии, которые являются транзитными странами.

На неофициальной встрече министров иностранных дел СРН в Вильнюсе было подписано соглашение о правовом статусе вооруженных сил стран НАТО и стран-участниц программы «Партнерство ради мира» на территории друг друга, т. е. можно говорить о том, что поднимается вопрос обеспечения эффективного взаимодействия войск стран альянса и России. Это соглашение облегчает транзит войск и осуществление коллективных антитеррористических и миротворческих операций.

В Брюсселе состоялась встреча министров обороны, на которой был одобрен документ, призванный увеличить совместимость сил стран альянса и РФ. Этот документ закрепил статус и условия взаимодействия при осуществлении совместных операций и учений. Также ведется реализация проекта по обеспечению совместимости систем ПРО, управления воздушным передвижением, инструментов чрезвычайного реагирования.

Перспективное направление сотрудничества? коллективная разработка в сфере оборонной промышленности, технологий и науки.

Специалисты Совета Россия-НАТО постоянно обмениваются информацией в области международной безопасности, например по поводу контроля за нераспространением оружия массового уничтожения (ядерное, химическое, биологическое) и за средствами его доставки.

То, что в отношениях Россия — НАТО появляются всё новые направления сотрудничества, говорит о том, что в существующих проблемах между ними постепенно снижается напряженность. Россия, как и прежде, убеждена, что расширение альянса не имеет серьезного оправдания.

Римская декларация, подписанная в 2002 году, показала правильность выбора нового направления в отношениях Россия — НАТО. СРН убедил участников в своей нужности и работоспособности.

В последние годы появилась необходимость обсудить возможности перспективного и выгодного углубления работы, так как ресурсы СРН могут рассчитывать на большую отдачу. Россия готова расширять политический диалог и сотрудничество с НАТО по принципу стратегического партнерства, но с обязательным учетом национальных интересов безопасности России. Россия также учитывает интересы НАТО при его трансформации, обращая свое внимание на инициативы Генерального секретаря НАТО, направленные на усиление политической составляющей организации и развитию более тесных отношений с ЕС и ООН и на стратегическое партнерство с Россией. Совместные усилия Евросоюза, Североатлантического альянса, Организации Объединенных Наций и России помогут создать новую, более прочную структуру международной стабильности. Ни одна отдельно взятая международная организация или государство не сможет сформировать глобальную систему безопасности, как бы не был велик их потенциал, такие проблемы возможно решить только объединив силы.

2. Существующие противоречия между альянсом и Россией

2.1 Идея расширения НАТО и формирование позиции России

Вследствие распада в 1991 году Советского Союза и роспуска его межправительственных механизмов действия, таких как Совет экономической взаимопомощи и Организация Варшавского договора, будущее НАТО было не определено, так как основной целью альянса было обеспечение взаимопомощи в случае нападения и коллективная оборона территории стран-участниц, прежде всего против СССР.

С 1993 года Североатлантический альянс встал на путь экспансии, включая в свои ряды наиболее развитые страны Восточной Европы. В это время в России началась активная деятельность против расширения НАТО. Она аргументировала свою позицию тем, что, во-первых, вступление в НАТО стран Восточной и Центральной Европы создаст явное военно-стратегическое преимущество в пользу альянса, руках НАТО окажется вся военная инфраструктура распавшейся ОВД. Во-вторых, военная мощь альянса будет располагаться напрямую у границ России, соответственно это затруднит процесс налаживания отношений. России будут необходимы гарантии безопасности, это связано с вопросами размещения постоянных вооруженных сил и ядерных установок на территории новых членов. Расширение альянса может изменить ситуацию внутри России, усилив позиции противников расширения, прежде всего левых. В-третьих, сохранится блоковый подход в международных отношениях. Ни НАТО, ни Россия не начнут доверять друг другу при таком раскладе, тем самым выстроив новую разделительную стену в Европе. России необходимо будет изменить свою военную доктрину и вкладывать большие деньги в оборону страны.

В самих странах ЦВЕ такие настроения в России только усилили намерения вступить в НАТО, они обосновывали своё желание обезопасить себя от угрозы нестабильной России.

12 марта 1999 года замысел, который многие на Западе воспринимали как некую бессмыслицу, осуществился. Первыми, из бывших членов Организации Варшавского Договора, к альянсу присоединились Чехия, Польша и Венгрия. Через две недели, НАТО, уже в обновленном составе из 19 стран, нарушив принципы международного права и Устав ООН, совершил нападение на Югославию.

Утверждение Новой стратегической концепции НАТО и военные действия на Балканах, наметили радикальные изменения в действующей системе глобальной политики. Впервые в постколониальном мире политическую и военную ситуации в мире устанавливались расширением военного блока самых богатых и развитых стран, против которого не существует равноправного соперника.

Сформировалась фактическая монополия Североатлантического альянса в решении проблем европейской безопасности. Также, ООН проявила свою беспомощность по отношению к НАТО. Война на Балканах вкупе с расширением альянса наметила перемену позиций во внутренней политике России на основе общенационального консенсуса при условиях подходящим и для руководства страны.

После всех геополитических перемен в мире перед Россией, которая значительно сократила свою территорию и потеряла политическое влияние в мире с распадом СССР, появилась задача — определить свое место в международных отношениях, выбрать приоритеты и обозначить национальные интересы государства.

Направление внешней политики выстраивалось под влиянием взглядов президента РФ Б. Н. Ельцина и министра иностранных дел Козырева, а также под влиянием приближенных к ним деятелей науки. Внешняя политика в 1992—1996 гг. приобрела проамериканский характер.

Руководство РФ хотело за короткий период времени построить в стране демократическое государство с процветающей экономикой. Обозначив прежние идеологические установки одной их главных причин холодной войны, новая власть начала рассматривать Запад, в частности США, как одного из ключевых союзников, как источник экономической поддержки проведения внутренних реформ. Ельцин и Козырев, не учитывая в реальную расстановку сил в мире, часто заявляли, что США и Россия поддерживают крепкие партнерские отношения. Такая позиция российского руководства сыграла далеко не последнюю роль в усилении процесса расширения Североатлантического альянса. Россия не осознавала реальные цели США и, живя в иллюзиях о партнерстве, одобрила в 1993 году намерение Польши вступить в НАТО. Позднее, руководство США несмотря на критическую позицию России, поставили ее перед свершившимся фактом расширения.

В официальных документах и публичных выступлениях верхушка руководства НАТО и США регулярно делают акцент на том, что альянс претерпел трансформацию, после которой организация приобрела политический характер. Но факты доказывают совершенно обратное — альянс как был, так и остался военной организацией, которая опирается предпочтительно на силовые методы решения проблем.

Россия имеет достаточно оснований, чтобы расценивать экспансию НАТО как действительную угрозу со всех сторон: как политической, так и военной. На современном этапе эксперты признают главным обеспечением безопасности России — Стратегические ядерные силы. СЯС дают возможность вывести на новый уровень вооруженные силы России, которые в результате тяжелой экономической ситуации в стране находились в ослабленном состоянии.

В 1997—2000 гг. руководство США на пост министра обороны и государственного секретаря назначило ярых приверженцев расширения. Однако официальная политика Штатов также заявляла и о построении «особых отношений» между Россией и НАТО.

Сторонники расширения рассчитывали построить отношения с Россией в таком ключе, чтобы орган, создаваемый в основе этих отношений ограничивался лишь информационно-совещательными функциями и исключал любую роль России в решении вопросов, находящихся в полномочиях НАТО. Часть противников экспансии альянса считали, что Россия не согласится на такое предложение. Но правительство одобрило не только это намерение, но и согласилось принять Основополагающий акт как соглашение межправительственного характера, которое не нуждается в ратификации. Позднее, Москва пыталась доказать что этот документ имеет силу международно-правового обязательства, но безуспешно. Созданный в рамках этого акта Совместный постоянный совет учредил новые нормы взаимоотношений между Российской Федерацией и Североатлантическим альянсом.

Совместный постоянный совет функционировал в конкретно очерченных рамках, исключающих принятие каких-либо решений, накладывающих какие-то ограничения на дальнейшие действия сторон.

При таких условиях деятельность Совета была чисто символической и номинальной. Это ожидаемый результат, так как России была слишком увлечена идеей о присвоения себе «особого статуса» в отношениях с альянсом, которая в действительности лишь создавала барьеры в отношениях с другими европейскими странами.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что Российская Федерация изначально была против экспансии НАТО и тем более включения в альянс стран Центральной и Восточной Европы, ее опасения были вполне логичны и оправданы. Но такие факторы как смена руководства, ослабление роли РФ на мировой арене привели страну к смене внешнеполитического курса. США и НАТО из ярых соперников превратились в основных союзников, причем в одностороннем порядке. Постепенное развитие и восстановление экономики России позволило создать один из мощнейших ВПК в мире и вывести на новый уровень вооруженные силы РФ, тем самым обеспечивая свою безопасность.

После прихода к власти Владимира Путина и террористического акта 11 сентября 2001 года сложились условия для нового сближения России и НАТО. В 2002 году Москва приступила к восстановлению своих отношений с альянсом. Однако в 2008 году этот процесс прервался ввиду военной операции России в Грузии и антироссийской критики со стороны администрации Вашингтона. Взаимодействие Североатлантического альянса и Российской Федерации ограничивается только обменом информации по стратегически важным вопросам. Эти отношения можно назвать весьма проблемными. Те или иные трудности существовали даже во время активного развития взаимоотношений. Двустороннее соперничество начинает набирать обороты вновь.

2.2 Проблема вооружений

Всё больше расходятся точки зрения России и США на назначение ядерного оружия. США пытаются сузить масштаб и области применения ядерного оружия, при этом сохранив потенциал сдерживания. Одновременно американцы разрабатывают проекты опережающих ядерных ударов с применением миниатюрных зарядов. В рамках политического сдерживания Россия намного активнее оперирует фактом наличия ядерного оружия, чем во времена «холодной войны».

Когда появились разногласия по ситуации на Балканах, Ельцин несколько раз упоминал о возможности «третьей мировой войны». В течении 2004 года, наиболее сложного периода в российско-американских отношениях, Путин многократно говорил о развитии и увеличении российского ракетно-ядерного потенциала. Ядерное оружие служило восполнением военного потенциала России ввиду слабости войск общего назначения. В 1993 г. в российской военной доктрине было заявлено об отказе неприменения ядерного оружия первыми. Руководство несколько раз упоминало о размещении тактического ядерного оружия в Калининградской области в качестве ответа РФ на расширение НАТО.

После окончания «холодной войны» появились американские программы помощи России в уничтожении и демонтаже ОМУ. Программа «Совместное уменьшение угрозы» Нанна — Лугара значительно помогла России выполнить обязательства по договорам сокращения ядерных вооружений.

Одним из нескольких общих интересов НАТО и России со времен «холодной войны» остается интерес к предотвращению распространения ядерного оружия. В настоящее время отношение к этой проблеме России и США различается. Россия утвердила себя на мировой арене как государство, ориентированное на свои национальные интересы. А США позиционирует себя как государство-гегемон, хранитель системы.

Администрация Дж. Буша-младшего перешла к активной политике нераспространения ЯО, это очень настораживало Россию, ибо такая политика может привести к военным столкновениям в непосредственной близости от границ Российской Федерации, например в Северной Корее или Иране. Вместе с тем, Россия развивает сотрудничество по ядерным вопросам с государствами, которые были отнесены по версии США к числу «проблемных».

В 1995 г. РФ официально присоединилась к Режиму контроля за распространением ракетных технологий. В середине 2000-х годов Россия становится важным членом мирового сообщества и занимает далеко не последнее место в решении международных проблем. Ее ядерный арсенал уступает только американскому.

Ядерные отношения России и США до сих пор основываются на взаимном гарантированном уничтожении и ядерном сдерживании. Подобную ситуацию характеризует создание постоянной угрозы для стратегических объектов противника через различие между стратегическим и тактическим ядерным оружием, наличие контрсилового потенциала и прочее.

В конце 1999 года вследствие Чеченской кампании и кризиса в Косово отношения с Западом существенно ухудшились. Перед своей отставкой Ельцин напомнил Клинтону о наличии у России статуса ядерной державы.

В 2004 г. Путин говорил о новых российских боеголовках, которые могут преодолеть американскую систему ПРО. Ядерная стратегия США относит РФ к числу возможных ядерных угроз для себя. Военное руководство США категорически отказывались от любых предложений по сокращению стратегических наступательных вооружений.

Решение проблемы отказа от взаимного гарантированного уничтожения (ВГУ) возможного врага в сторону взаимной гарантированной безопасности (ВГБ) с ним было создано еще в 1992 г. Однако, такие попытки не дали существенных результатов. Предпринимавшиеся попытки укрепить взаимоотношения и доверие между странами только лишь возобновили стратегию поведения «холодной войны», т. е. регулирование сдерживания, например, Московский договор о сокращении наступательных потенциалов от 2002 г., а также договор СНВ-2 от 1993 года, который так и не вступил в силу. Также были подписаны Декларации о не нацеливании, которые замедлили применение ядерного оружия всего на несколько минут.

Для отказа от ВГУ необходим качественно новый уровень взаимоотношений и доверия между США и Россией, который не может быть достигнут за несколько десятилетий.

В общем-то, Россия не имеет оснований остерегаться ядерного удара со стороны США. В свою очередь, опасения американцев относительно российского ядерного оружия связаны больше с безопасностью ядерных объектов. Существует гораздо больше оснований опасаться захвата ядерных объектов террористами в любой из этих стран, чем политического давления с применением ядерного фактора.

Наиболее эффективным направлением в сфере российско-американского ядерного сотрудничества является создание договорной и институциональной основы для взаимодействия против угрозы ядерного терроризма и ликвидации последствий применения такого оружия террористами, либо другими третьими сторонами. А также сотрудничество в области сдерживания распространения ядерного оружия.

После того, как эпоха «холодной войны» была завершена, США и Россия перестали рассматривать друг друга в качестве потенциальных врагов на политическом уровне. Инфраструктура противостояния не была ликвидирована, а ядерное сдерживание существует до сих пор.

В течение 1990-х гг. обычные вооруженные силы были в основном нацелены на сопротивление с бывшим «возможным противником». В этих условиях НАТО предпринял попытку расширения обмена информацией между военными. Целью такого обмена было познакомить офицеров бывших советских республик с реальностью американской и европейской жизни.

Военное командование России не приветствовало такой обмен, осознавая свое несовершенство, оно страдало от недостатка финансового обеспечения, а также сохраняло подозрительность к партнерам-противникам, особенно в условиях расширения альянса. Нехотя согласившись, офицеры, которые прошли стажировку в западных военных учебных заведениях, не подвергались продвижению по карьерной лестнице. Сотрудничество военных Запада и России имело ограниченный характер.

Североатлантический альянс, интегрируя Россию в свою систему, фактически стремился к подчинению российских миротворцев решениям верховного главнокомандующего альянса. Военные России не принимали такой подход. В результате многочисленных прений способ участия России в операциях НАТО был найден, но такое сотрудничество оказалось неустойчивым.

К началу 2000-х годов пропасть между уровнем развития военных сил России и стран НАТО превратилась в огромную. В этот же период удалось наладить ограниченные контакты с альянсом, а также с военными структурами ЕС, однако особого значения они не имели. Реформация военных сил России является насущной проблемой. Для того чтобы преодолеть существенное отставание в военной сфере от более развитых стран, необходимо практически полное перевооружение военных сил, изучить опыт иностранных военных, а также необходимо оснащение новой техникой.

Потребность взаимодействия в предупреждении, отражении и нейтрализации общих угроз безопасности рассчитывает на создание определенного уровня доверия между военнослужащими. Но в настоящее время, к сожалению, такой уровень не достигнут.

С целью развития взаимодействия стран альянса и Российской Федерации могут быть созданы совместные высшие военные заведения, в которых совместной подготовкой занимались бы офицеры западных и российской армий.

В заключении можно сказать, что в настоящее время взаимоотношения Североатлантического альянса и России в сфере вооружений являются напряженными. Ни одна из сторон не идет на компромисс со взаимными лишениями, в частности с сокращением вооружений, более того, ни НАТО, ни Россия не доверяют друг другу на столько, чтобы можно было говорить о полноценном и плодотворном сотрудничестве в сфере безопасности и вооружений.

Заключение

После распада Советского Союза Р Ф осталась государством первого ранга по размеру территории, влиянию в СНГ, военно-стратегическому потенциалу, природным ресурсам, политической роли, позициям в международных организациях. Но с другой стороны Россия уступает наиболее развитым странам в качестве жизни, по уровню развития экономики, в научно-техническом прогрессе и в техническом обеспечении армии.

Рассмотрев взаимодействие России и НАТО, можно выделить несколько основных моментов. Российская Федерация готова к совместным миротворческим операциям с НАТО, но при наличии важного условия — мандат СБ ООН. Приостановление отношений с Североатлантическим альянсом весной 1999 года, в связи с ситуацией в Косово, было вызвано тем, что НАТО приняло решение о применении силы без этого документа. К тому же, российская сторона считала, что конфликт еще подвергался политическим средствам урегулирования.

После того, как косовская проблема вернулась в политические рамки, а страны альянса подписали хартию Европейской Безопасности ОБСЕ, отношения Россия-НАТО начали вновь приобретать характер сотрудничества. Однако, полного доверия в отношениях альянса и России не появилось. Продуктивный диалог появился после тяжелых потрясений лидеров альянса в 2001 году.

28 мая 2002 года была подписана декларация «Отношения Россия — НАТО: новое качество», которая определяла новый порядок отношений между Россией и НАТО. Таким образом, у России появляется возможность влиять на процесс выработки решений в сферах, определенных декларацией.

России необходимо разработать новые концепции внешней политики и безопасности, учитывая прошлые просчеты, которые наиболее точно и последовательно обозначили национальные интересы страны в разных уголках планеты.

На современном этапе в регионе СНГ расширяется «зона ответственности» НАТО, России же необходимо восстановить здесь свой авторитет. Партнерство России и Североатлантического альянса не говорит о том, что они имеют общие интересы во всех сферах международной жизни. Точно также расходятся их взгляды на способы решения возникающих на мировой арене угроз. Западу и России необходимо научиться вести дела и переговоры, преодолевая естественные разногласия по различным проблемам, которые бы не перерастали в кризисы подобные прошлому и не ставили под удар сам факт сотрудничества.

Литература

альянс оборонный противоречие североатлантический

1. Андреев Е. Россия и НАТО: развитие стратегического партнёрства // Обозреватель. — 2004. — № 12. — С. 90−95.

2. Богатуров А. Д. Плюралистическая Однополярность и интересы России // Свободная мысль.? 1996.? № 2.? С. 25?36.

3. Гансер Д. НАТО. Секретные армии в Европе. М.: Европа, 2006. — 104 с.

4. Гацко М. Внешние угрозы военной безопасности России // обозреватель. — 2006. — № 10. — С. 12−25.

5. Гудби Дж. Стратегия стабильного мира. Навстречу Евроатлантическому сообществу безопасности. М.: Междунар. отношения, 2003. — 208 с.

6. Давыдов Ф. Россия и США: проблемы взаимодействия и укрепления режима нераспространения ядерного оружия. М, 1997. — 192 с.

7. Джафаров С. Современная антикризисная стратегия НАТО и её влияние на взаимоотношения с Россией // Социально-гуманитарные знания. — 2006. — № 4. — С. 17−33.

8. Иванов И. С. Новая российская дипломатия. Десять лет внешней политики страны. М.: Аспект Пресс, 1999. 308 с.

9. Караганов С. Будущее Европы ставит вопросы // Международная жизнь. — 1991. — № 4.

10. Котляр B. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО.? М.: Научная книга, 2007. — 354 с.

11. Лихоталь А. А. Атлантический Альянс: дефицит ответственности в условиях ядерного противостояния. М., 1987. — 246 с.

12. Максимычев И. НАТО и Россия в начале третьего тысячелетия // Обозреватель. — 2006. — № 9. — С. 12−25.

13. Морозов Г. И. Международные организации. М., 2004. — 351 с.

14. Панарин А. С. Реванш истории: российская стратегическая альтернатива в XXI веке. М., 1998.? 211 с.

15. Пушков А. Россия и НАТО: что дальше? // Московские новости. — 1994. — № 1. — С. 11−13

16. Пядышев Б. Военные аспекты международной безопасности // Международная жизнь. — 1996. — № 7. — С. 24−33

17. Савельев А. Предотвращение войны и сдерживание: подходы ОВД и НАТО // МЭиМО. — 1993. — № 6. — С. 18−24

18. Саймс Д. Каким будет партнерство, зависит от Москвы (Об отношении России к расширению НАТО) // Московские новости. — 1994. — № 5. — С. 12−18

19. Смирнов П. Е. Новая стратегическая концепция НАТО и место в ней стран-партнеров. М, 1999. — 200 с.

20. Торкунова А. В. Современные международные отношения и мировая политика. — М.: МГИМО, 2005. — 990 с.

21. Тренин Д. Интеграция и идентичность: Россия как «новый Запад». — М.: Европа, 2006. — 312 с.

22. Троицкий М. А. Трансатлантический союз. 1991−2004. Модернизация системы Американо-европейского партнерства после распада биполярности. — М, 2004. — 321 с.

23. Шолл-Латур П. Россия Путина: эффект сжатия. Империя под прессингом НАТО, Китая и ислама. М.: СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2007. — 477 с.

24. Штоль В. В. НАТО: динамика эволюции. — М.: Научная книга, 2002. — 253 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой