Арбитражно-процессуальные сроки

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание:

Введение

Глава I. Институт процессуальных сроков: концептуальный подход

§ 1. Значение института процессуальных сроков

§ 2. Проблема окончательности судопроизводства в арбитражных судах. «Последняя инстанция»

Глава II. Институт процессуальных сроков: основные положения

§ 1. Понятие процессуальных сроков

1. Понятия «время» и «срок». Сроки в системе юридических фактов

2. Понятие процессуальных сроков: подходы к определению

§ 2. Классификация процессуальных сроков

1. Основания классификации процессуальных сроков в науке арбитражного процессуального права и виды процессуальных сроков в арбитражном процессуальном законодательстве

2. Классификация процессуальных сроков на современном этапе развития науки арбитражного процессуального права и виды процессуальных сроков в одноименных отраслях законодательства

§ 3. Исчисление процессуальных сроков. Пропуск процессуальных сроков и его последствия. Восстановление и продление процессуальных сроков, приостановление их течения

1. Исчисление процессуальных сроков, начало и окончание их течения

2. Пропуск процессуальных сроков и его последствия

3. Восстановление и продление процессуальных сроков; приостановление их течения

Заключение

Список использованных источников литературы

Приложение 1. Перечень процессуальных сроков, содержащихся в АПК РФ 2002г

Введение

Актуальность темы исследования

Принятие в 2002 году нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произошло в период, когда на смену эпохе динамичных реформ различных сторон общественной жизни страны пришел новый этап преобразований, характеризующийся курсом на стабилизацию политических, экономических и социальных отношений. Важнейшей задачей правового регулирования становится «обеспечение эффективной работы рынка, создание стабильных условий его функционирования. И это требование в полной мере относится не только к законодательным и исполнительным органам власти, но и к судам как общей юрисдикции, так и … арбитражным», — подчеркнул Президент Российской Федерации В. В. Путин1.

Стабильность общественных отношений требует быстрого и эффективного урегулирования конфликтов, которые объективно возникают между субъектами экономического оборота и нередко приобретают форму судебных споров. «Задача правосудия состоит в том, чтобы внести определенность в неопределенную ситуацию»2. Наиболее принципиальное значение для решения этой задачи имело установление в новом АПК РФ 2002 г. процессуальных сроков возбуждения производства в высшей — надзорной — инстанции. Такое законодательное решение было главным образом направлено на обеспечение стабильности вступивших в законную силу судебных актов и, как следствие, придание устойчивости материально-правовым отношениям сторон, складывающимся после вступления судебных актов в законную силу.

Достижение оптимального соотношения оперативности и качества судебной деятельности требует правильного определения целей и задач установления процессуальных сроков. Именно такая постановка проблемы предопределила изменения, которые претерпел институт процессуальных сроков в новом АПК РФ 2002 г.

В арбитражном процессе дальнейшее развитие получает тенденция дифференциации сроков рассмотрения и разрешения дел различных категорий сложности и в разных видах производств. Имеет место удлинение сроков рассмотрения и разрешения дел в порядке общего искового производства при одновременном увеличении продолжительности сроков подготовки дел к судебному разбирательству. Обеспечение эффективности функционирования новых и традиционных институтов арбитражного процессуального права предопределяет необходимость совершенствования законодательной регламентации процессуальных сроков. Общая численность таких сроков в АПК РФ 2002 г. составляет сто двадцать. Формирование современной практики по их применению требует разработки научно-обоснованных рекомендаций.

Существует настоятельная необходимость в проведении фундаментальных исследований новых законодательных основ института процессуальных сроков в современном российском арбитражном процессуальном праве. Концептуального обоснования требуют социальное значение данного института, цели и задачи установления процессуальных сроков, адекватное этим целям и задачам определение их понятия, имеющие практическое значение критерии классификации сроков, а также способы определения и подходы к их исчислению.

1 См Выступление Президента Российской Федерации Путина В. В. на Совещании руководителей республиканских, краевых и областных судов, 24 января 2000 г.

2 См.: Интернет-конференция Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Яковлева В. Ф. «Новые задачи арбитражной системы России», 18 декабря 2002г

Цель и задачи исследования

Целью настоящей работы является комплексное исследование теоретических и правовых основ института процессуальных сроков в арбитражном процессуальном праве.

Поставленная цель обусловила необходимость решения в процессе проведения исследования следующих задач:

установление значения, придававшегося процессуальным срокам в арбитражном процессуальном праве на различных этапах истории развития этого института;

определение роли института процессуальных сроков в решении такой актуальной проблемы арбитражного процессуального права, как окончательность судопроизводства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах (проблемы последней инстанции");

соотнесение понятий «время» и «срок» и выявление на этой основе особенностей процессуальных сроков, в том числе, определяющих их место в системе юридических фактов;

— выявление подходов к определению понятия процессуальных сроков, сложившихся в науке арбитражного процессуального права, и выведение дефиниции понятия процессуальных сроков, в равной степени применимой в каждой из этих отраслей юридической науки и правоприменительной практике;

проведение историко-правового анализа критериев деления процессуальных сроков на виды;

определение оснований современной классификации процессуальных сроков в арбитражном процессуальном праве;

систематизация основных положений института процессуальных сроков: вопросов их исчисления; пропуска сроков и его последствий; восстановления и продления;

приостановления их течения, а также проблем применения данных положений в арбитражной судебной практике.

Предмет исследования

Предметом настоящего исследования являются теоретические и правовые основы института процессуальных сроков в российском арбитражном процессуальном праве.

Предмет исследования ограничен концептуальными основами института процессуальных сроков и его основными положениями. Проблема определения

конкретной продолжительности процессуальных сроков и причин их несоблюдения не рассматривается как требующая ее решения в комплексе с определением государством объемов финансирования судебной системы, совершенствованием судоустройства и решением вопросов так называемого «структурного портфеля» (существования большего количества дел, чем способна рассмотреть судебная система).

Методы исследования

Методологическая основа исследования включает общенаучные и частно-научные методы: диалектический, формально-логический, аналитико-синтетический, моделирования, историко-правовой, системного анализа, сравнительного правоведения, статистический.

Теоретическая основа исследования

Теоретическую основу исследования составили труды по арбитражному процессу дореволюционных, советских и современных отечественных ученых-процессуалистов.

Эволюция института процессуальных сроков и подходы к решению отдельных, связанных с ним, проблем в советском и современном арбитражном процессуальном праве были прослежены мной по содержанию соответствующих глав и разделов учебных пособий, учебников, курсов, комментариев к законодательству, книг и статей в специальной периодической печати.

Предметом изучения стали относящиеся к предмету исследования постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, также практика Европейского Суда по правам человека3 (далее — ЕСПЧ). Кроме того, были учтены материалы ряда российских и международных научно-практических и других конференций, включая интернет-конференции Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации В. Ф. Яковлева.

В тексте работы применяется в ряде случаев довольно широкое цитирование. Это обусловлено раритетностью отдельных из использованных источников и, что самое главное, стремлением исключить какие бы то ни было искажения тех мыслей, доводов и позиций, которые, по мнению диссертанта, представляют наибольший интерес применительно к рассматриваемым вопросам и положены в основу сделанных в ходе исследования выводов.

Научная новизна исследования

Настоящая работа представляет собой первое комплексное монографическое исследование теоретических и правовых основ института процессуальных сроков, проведенное в современном арбитражном процессуальном праве.

На защиту выносятся следующие положения, в которых нашла отражение научная новизна исследования:

1. Институт процессуальных сроков в арбитражном процессуальном праве имеет конститутивное (сущностное) значение.

Такое значение проявляется в двух основных, иерархически соподчиненных аспектах: материально-правовом и процессуальном.

Материально-правовой аспект состоит в придании устойчивости материально-правовым отношениям сторон и, как следствие, стабильности экономическому обороту, — посредством установления в процессуальном законе пресекательного (то есть не подлежащего восстановлению) процессуального срока, ограничивающего во времени возможность пересмотра вступившего в законную силу судебного акта.

3 The European Court of Human Rights.

Процессуально-правовой аспект значения института процессуальных сроков заключается во внесении упорядоченности и определенности в процессуальные правоотношения; обеспечении оперативности совершения процессуальных действий.

Вывод о необходимости учета в российской правоприменительной практике толкования ЕСПЧ понятия «разумного срока» (п. 1 ст.6 Европейской конвенции)4 не как срока рассмотрения конкретного дела в одной судебной инстанции, но как общей продолжительности времени совершения процессуальных и иных действий с момента возбуждения судебного дела до момента исполнения принятого по нему окончательного и не подлежащего дальнейшему пересмотру судебного акта.

Вывод об отнесении к числу существенных признаков процессуальных сроков, подлежащих учету в определении их понятия:

а) объективного момента, требующего указания на связь процессуальных сроков с общим временным потоком и проявляющегося в том, что всякий срок есть момент во времени или период (промежуток) времени;

б) субъективного момента, на который должны указывать отражаемые в определении понятия процессуальных сроков:

* источник происхождения процессуальных сроков (закон или воля судебного органа (судьи));

сам факт происхождения процессуальных сроков от воли законодателя либо судебного органа (судьи);

единицы исчисления процессуальных сроков (годы, месяцы и дни);

способы определения (период времени, точная календарная дата или указание на событие, которое обязательно должно наступить);

адресат процессуальных сроков (судебный орган (судья) или иные участники процесса).

Предложение о теоретическом определении понятия процессуального срока в арбитражном процессуальном праве с учетом перечисленных существенных признаков как установленного законом или назначенного судебным органом (судьей) и (а) исчисляемого годами, месяцами или днями периода времени либо (б) момента во времени, определяемого точной календарной датой или указанием на событие, которое обязательно должно наступить, — в течение которого или к которому судебный орган (судья) или иные участники процесса вправе либо обязаны совершить определенное процессуальное действие или совокупность таких действий.

Классификация процессуальных сроков с использованием интегрированного критерия, объединяющего два основания: адресат и правовые последствия пропуска срока. По такому критерию процессуальные сроки разделяются на два вида: (1) для совершения процессуальных действий судом и (2) для совершения процессуальных действий лицами, участвующими в деле, и иными участниками процесса. При этом только сроки второго вида подлежат дальнейшему делению на (а) законные и (б) судебные, и только к этим срокам применяются правила о правовых последствиях их пропуска, восстановлении и продлении их течения.

5. Обоснование необходимости определения в процессуальном законе (в ч. З ст. 114 АПК РФ 2002 г.) момента окончания процессуальных сроков — периодов времени, исчисляемых месяцами или годами. Таким моментом предлагается считать день, совпадающий по числу месяца с днем начала процессуального срока.

4 Здесь и далее: Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950г), подписанная Россией 28. 02. 1996 г. со вступлением в Совет Европы, ратифицированная и вступившая в силу на ее территории 05. 05. 1998 г. Именно эта последняя дата является датой вступления в силу Европейской конвенции в отношении России, и именно с этой даты положения данного международного договора следует считать составной частью национальной правовой системы в соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации

Практическое значение исследования

Полученные результаты могут быть использованы в процессе дальнейшей научной разработки теоретических основ института процессуальных сроков, при совершенствовании положений действующего арбитражного процессуального законодательства, в арбитражной судебной практике, в учебном процессе при чтении лекций и проведении практических занятий.

Структура работы

Настоящая работа состоит из введения; двух глав, разделенных на пять параграфов; списка использованной литературы и приложения.

Глава I. Институт процессуальных сроков: концептуальный

подход

§ 1. Значение института процессуальных сроков

Институт процессуальных сроков в российском арбитражном процессуальном праве в своем развитии прошел долгий и непростой путь. И на каждой из вех этого пути имелись особенности в отношении процессуалистов к этому правовому образованию, традиционно весьма незначительному по объему нормативного материала и месту, отводимому ему в процессуальном законе.

В юридической литературе по арбитражному процессу институт процессуальных сроков характеризуется, как правило, по сложившейся и остающейся неизменной на протяжении десятилетий схеме: понятие — виды — определение процессуальных сроков — их исчисление (начало и окончание течения) — пропуск процессуальных сроков и его последствия — приостановление течения — восстановление и продление процессуальных сроков. В учебных курсах этому институту отводится одна, в лучшем случае две-три страницы. В современной отечественной процессуально-правовой науке он не стал предметом ни одного монографического исследования. Появляющиеся в специальной периодической печати статьи и сообщения, прямо или косвенно затрагивающие процессуальные сроки, посвящены, как правило, проблемам, имеющим сугубо прикладное значение, но не касающимся основ этого института. Однако так было не всегда.

Взгляд на институт процессуальных сроков в науке арбитражного процессуального права в ходе их развития не оставался одним и тем же. Различными были и те значения, которые придавали процессуальным срокам на тех или иных этапах эволюции данного института отечественные процессуалисты, и те цели, в которых, как они полагали, следует ограничивать совершение процессуальных действий во времени.

Анализ истории развития отечественного процессуального права позволил проследить, как трансформировались подходы исследователей к институту процессуальных сроков.

Отечественный арбитражный процесс отличается спецификой в своем развитии. Пройдя путь от арбитражных комиссий, действовавших при государственных органах управления народным хозяйством в 20-е гг. прошлого столетия и представлявших собой de facto5 в большей степени административные, нежели судебные, органы, через органы государственного арбитража, функционировавшие с начала 30-х — по начало 90-х гг. и также не являвшиеся судебными органами, арбитражный процесс в начале 90-х гг. стал деятельностью подлинно судебных органов — арбитражных судов.

Особенности правового регулирования производства в арбитражных комиссиях (а позднее — в органах государственного арбитража), в основном, отражались работами 20−50-х гг., написанными в области гражданского процесса. Поэтому представляется возможным обратиться непосредственно к периоду 60−80-х гг. прошлого столетия в развитии арбитражного процесса. При этом следует иметь в виду, что часто учебные пособия и учебники по гражданскому процессуальному праву 60−80-х гг. включали в свой состав соответствующие разделы и главы, посвященные разбирательству дел в органах государственного арбитража.

5 De jure согласно п. 4 Положения о судоустройстве РСФСР 1922г. (СУ РСФСР. 1926 № 85 Ст. 624) арбитражные комиссии создавались как специальные суды «наряду с единой системой судебных учреждений» для рассмотрения соответствующих категорий дел «в виду их особой сложности или необходимости для их разрешения специальных знаний и навыков…».

Исследуя вопрос о значении института процессуальных сроков в арбитражном процессуальном праве, надлежит иметь в виду следующее. Во-первых, количество работ рассматриваемого периода, в особенности, монографических, посвященных проблемам этой отрасли права, значительно меньше, нежели количество работ, написанных по проблематике гражданского процесса. Это обусловлено, прежде всего, тем, что наука арбитражного процессуального права гораздо «моложе» науки гражданского процесса. Более того, нельзя не учитывать известную взаимосвязь этих отраслей юридической науки и преемственность категориального аппарата науки арбитражного процессуального права по отношению к совокупности понятий, которыми оперирует наука гражданского процессуального права. Во-вторых, проблема процессуальных сроков в арбитражном процессуальном праве, к сожалению, не стала предметом ни одного фундаментального монографического исследования. Немногочисленными были также статьи, опубликованные по вопросу о процессуальных сроках в арбитражном процессе.

Большинство авторов определяло процессуальные сроки как средство обеспечения одной из задач арбитражного производства6, предусмотренной общими положениями всех Правил рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами. Такой задачей было: «обеспечение правильного и своевременного разрешения хозяйственных споров»7. Трактовка процессуальных сроков в науке арбитражного процессуального права (как и в науке гражданского процесса) преимущественно как средства для решения данной задачи следовала утвердившемуся в советской процессуально-правовой доктрине формальному подходу к институту процессуальных сроков. Однако такая трактовка не всегда соответствовала содержанию актов, регламентировавших деятельность органов государственного арбитража.

Так, Государственный арбитраж при Совете Министров СССР в инструктивном письме №И-1−33 от 21. 06. 1957 г. указал, что «быстрое рассмотрение споров вносит определенность в. хозяйственные отношения сторон»8. Можно предположить, что такое указание на необходимость обеспечения органами государственного арбитража «быстроты» рассмотрения и разрешения споров было обусловлено объективной потребностью в «определенности» экономических отношений хозяйствующих субъектов. В доктрине арбитражного процесса начала 80-х гг. прошлого века данное предположение находит определенное подтверждение. Так, А. Т. Боннер писал, что процессуальные сроки представляют собой «важную гарантию… своевременного исполнения сторонами своих хозяйственных обязательств»9.

6 См. Арбитраж в СССР. Общие положения: Учебное пособие. / Отв. ред. М АХурвич, М. С. Фалькович. М., 1970. С. 71−72 (автор главы о сроках в арбитражном производстве — М.С. Фалькович); Арбитражный процесс в СССР. М., 1973. С. 143 (автор главы о процессуальных сроках — М С. Фалькович), Зайцев И м Срочность арбитражного производства, // Актуальные вопросы советской юридической науки Сб статей. 4.2. / Отв ред В. Я. Чеканов. Саратов, 1978. С. 62; Арбитраж в СССР / Отв. ред. М СШакарян М, «Юридическая литература», 1981. С. 114 (автор главы о процессуальных сроках в арбитраже — AT Боннер), Арбитраж в СССР. / Отв. ред. К. С. Юдельсон. М., «Юридическая литература», 1984 С 94 (автор параграфа о процессуальных сроках — К.С. Юдельсон).

7См., в частности: абзац первый ст. 2 Правил рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами 1976 г., утвержденных постановлением Государственного арбитража при Совете Министров СССР № 136 от 30. 12. 1976 г.

8 См Систематизированный сборник. М., «Юридическая литература», 1964. С. 13.

По-видимому, из этого же исходил и законодатель, в первый раз в истории арбитражного процессуального законодательства предусмотрев в ст. 90 Правил рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами при Совете Министров СССР 1980 г. «предельный срок пересмотра решения», вступившего в законную силу, в порядке надзора — срок пресекательный (т.е. не подлежащий восстановлению). По истечении такого срока решение становилось окончательным, чем и достигалась стабильность хозяйственных отношений сторон и, как следствие, всего экономического оборота в целом10.

В соответствии с Законом РСФСР «Об арбитражном суде» от 04. 07. 1991 г. 11 5 марта 1992 года был принят, а с 15 апреля того же года введен в действие первый в истории развития отечественного арбитражного процессуального законодательства кодифицированный акт — Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации12 (далее — АПК РФ 1992 г.). На смену органам государственного арбитража пришли арбитражные суды.

К сожалению, система арбитражных судов не восприняла обозначенные выше положительные тенденции в отношении регламентации деятельности органов государственного арбитража, наметившиеся в развитии арбитражного процесса в 70−80-е гг. На этапе развития науки арбитражного процессуального права между принятием первого и второго Арбитражных процессуальных кодексов процессуальным срокам придавалось значение «гарантии скорейшего восстановления нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов организаций и граждан-предпринимателей»13. Надо сказать, АПК РФ 1992 г. не содержал каких-либо указаний на задачи производства в арбитражных судах. В пришедшем на смену АПК РФ 1992 г. Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации от 05. 05. 1995 г. 14 (далее — АПК РФ 1995 г.) (в силе с 01. 07. 1995 г.) среди задач судопроизводства в арбитражном суде, перечисленных в ст. 2, также не содержалось положения о «быстром» или же «своевременном» разрешении дел арбитражными судами.

В работах по арбитражному процессуальному праву периода действия второго АПК процессуальным срокам по-прежнему отводилась роль гарантий «скорейшего восстановления нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов организаций и граждан-предпринимателей"15. Также процессуальные сроки интерпретировались как «важное средство обеспечения реальной защиты прав и интересов субъектов хозяйственной и иной деятельности». 16

9 См. Арбитраж в СССР. / Отв ред. М. С Шакарян М, «Юридическая литература», 1981. С. 115 (автор главы о процессуальных сроках в арбитраже — А.Т. Боннер}.

10Подробнее см. следующий параграф настоящей главы,

11 ВВС РСФСР. 1991. № 30. Ст. 1013. Введен в действие с 01. 10. 1991 г.

12 ВВС РСФСР. 1992. № 16. Ст. 836.

13 См. Фалькович М. Арбитражные расходы. Процессуальные сроки. Обеспечение иска // Хозяйство и
право, 1992, № 8 С 40

14 «Российская газета» от 16 мая 1995 г; СЗ РФ от 8 мая 1995 г № 19 Ст 1709.

15. См. Фальхович м. Процессуальные сроки. // Хозяйство и право, 1996, № 5. С. 119; Комментарий к
Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. Со вступительной статьей Председателя
ВАС РФ Яковлева В. Ф. Изд-е 2-е. М., Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательский Дом «ИНФРА-М», 1998. С 239 (автор комментариев к главе АПК РФ 1995г. о процессуальных сроках — М С. Фалькович)

В Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации от 24. 07. 2002 г. 17 (выше и далее — АПК РФ 2002 г.) впервые за всю историю развития судопроизводства в арбитражных судах в качестве одной из его задач было закреплено положение о «…судебном разбирательстве в установленный законом срок…» (п. З ст. 2 АПК РФ 2002 г.). Введение данного положения в систему отечественного процессуального законодательства, по-видимому, было продиктовано намерением приведения этой отрасли законодательства в соответствие с нормами ст. 6 Европейской конвенции. Пункт первый этой статьи устанавливает правило, согласно которому «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на … разбирательство дела в разумный срок…».

Однако было бы упрощением полагать, что истинная причина введения рассматриваемого положения в п.З. ст. 2 АПК РФ 2002 г. состояла исключительно в намерении привести российское арбитражное процессуальное законодательство в соответствие с международно-правовыми стандартами в области защиты прав человека и основных свобод. Дело в том, что в новых условиях развития общественных отношений «быстрота» процесса уже не могла оставаться его приоритетной целью. Такой целью исторически являлось и является принятие судебного акта, которым спор между сторонами исчерпывается («окончательного решения») и который уже не может быть отменен или изменен в результате его обжалования или пересмотра. Назрела объективная потребность в определении и установлении в процессуальном законе баланса между продолжительностью разбирательства дела по существу и правильностью («истинностью») принятого по нему решения.

Таким образом, время подтвердило историческую правоту взглядов А. Х. Гольмстена, Е. В. Васьковского и И. Е. Энгельмана о необходимости отыскания и установления баланса между продолжительностью разбирательства дела по существу и правильностью судебного решения, «окончательно и навсегда» разрешающего спор между сторонами.

Еще одним доказательством правильности такого подхода могут служить положения современной зарубежной процессуальной правовой науки. Так, в основном докладе по теме: «Оценка стоимости и продолжительности [судебного разбирательства] -международные перспективы», сделанном на 12-ом Всемирном конгрессе по процессуальному праву, проходившем в Вене в 1999 году, профессор А. Цукерман (Оксфордский университет) отметил, что все системы процессуального права, будучи направленными на осуществление правосудия, для достижения данной цели используют самые разные методы, сочетание которых, в конечном итоге, отражает попытки достижения каждой такой судебной системой компромисса между следующими тремя важнейшими факторами, или «измерениями правосудия»: 1) установлением истины (truth) (но не объективной!), или поиском правильного решения; 2) продолжительностью судебного разбирательства («временным измерением правосудия») и 3) его стоимостью. Между этими факторами существует противоречие. По словам г-на А. Цукермана, «мы можем принять более медленное правосудие, либо можем решить, что не хотим жертвовать скоростью и готовы вместо этого пожертвовать уровнем правильности судебных решений», — на компромиссы такого рода идут все системы процессуального права18.

16 См.: Арбитражный процесс: Учебное пособие / Под ред. Р. Е. Гукасяна, В Ф. Тараненко. М,
«Юридическая литература», 1996. С 84 {автор главы о процессуальных сроках — ЛАГрось), Арбитражный
процесс: Учебник. / Под ред В В Яркова. М, «Юрист», 1999. С. 171 (автор главы о процессуальных сроках —
В.Д Кайгородов).

17 «Российская газета» от 27 июля 2002 г., № 137; «Парламентская газета» от 27 июля 2002 г., № 140-141; СЗ РФ от 29 июля 2002 г № 30. Ст. 3012. Введен в действие (за исключением отдельных положений) с 01 09 2002г

Реформирование судопроизводства, в том числе в целях поиска и установления баланса между названными выше факторами, осуществляется в настоящее время в ряде государств: США, Англии, Канаде, Германии, Франции, Италии, Испании. Вопрос о соотношении двух последних факторов (продолжительности судебного разбирательства и его стоимости), в частности, в Англии решается в ходе т.н. «реформы Вульфа». Существо ее, по словам Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации В. Ф. Яковлева, состоит в том, что «судом составляется и утверждается обязательный для сторон график разрешения дела. Стороны в соответствии с этим графиком обязаны в определенные сроки предоставлять все имеющиеся у них доказательства и приводить … аргументы… При этом используются экономические формы воздействия, потому что сторона, которая препятствует урегулированию спора на ранней стадии, несет дополнительные расходы — возмещает расходы правой стороны. А расходы эти могут быть весьма большими, поскольку включают в себя оплату дорогостоящей помощи адвокатов. Чем дольше идет процесс, тем больше приходится платить неправой стороне… «19.

Анализ норм действующего АПК РФ 2002 г. также позволяет сделать вывод о том, что ссылка в числе задач судопроизводства в арбитражных судах на «судебное разбирательство в установленный законом срок» представляет собой не простое изменение терминологии процессуального закона. Такая задача была реализована в новом кодексе посредством ограничения процессуальными сроками общей продолжительности рассмотрения и окончательного разрешения дел в арбитражных судах всех инстанций, включая надзорную. Тем самым созданы законодательные предпосылки для признания конститутивного значения института процессуальных сроков в арбитражном процессе в таком его аспекте, как придание устойчивости материально-правовым отношениям сторон и, как следствие, стабильности экономическому обороту.

На цели достижения баланса между продолжительностью судебного разбирательства и обоснованностью судебного акта направлены нормы кодекса, предусматривающие лучшие в сравнении с действовавшими ранее условия для подготовки дел к судебному разбирательству, дифференцирующие

Правила о производстве дел в Высшей Арбитражной Комиссии при Совете Труда и Обороны (далее — ВАК при СТО) и местных арбитражных комиссиях20 в ст. 34 упомянули «частные жалобы на медленность», которые должны были подаваться непосредственно в ВАК при СТО без ограничения их подачи каким бы то ни было сроком. Более поздние правовые акты по арбитражному процессу аналогичных норм не содержали.

18 См.- Zuckerman Adrian, Assessment of Cost and Delay — a Multinational Perspective. — In: Procedural Law on the Threshold of a New Millennium. XI World Congress on Procedural Law. 23d-28th of August 1999. General Reports. Universitat. Wien. Pp. 41−42.

19 См. Стенограмма совещания председателей арбитражных судов Российской Федерации «Итоги работы арбитражных судов в 2003 г Основные задачи на 2004 г. «, 11 февраля 2004 года // www. arbitr ru

сроки рассмотрения и разрешения отдельных категорий споров, устанавливающие существенно более продолжительные сроки рассмотрения и разрешения дел в арбитражных судах первой инстанции. В числе таких норм могут быть названы следующие:

устанавливающие двухмесячный срок подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 134 АПК РФ 2002 г.) — в сравнении с двухмесячным сроком, отводившимся АПК РФ 1995 г. как на подготовку дела к судебному разбирательству, так и на его рассмотрение;

вводящие стадию обязательного раскрытия доказательств до начала судебного заседания (ч. З ст. 65 АПК РФ 2002 г.);

предусматривающие институт предварительного судебного заседания (ст. 136 АПК РФ 2002 г.).

Действующее российское арбитражное процессуальное законодательство не предоставляет лицам, участвующим в деле, добросовестно пользующимся своими процессуальными правами и в установленные законом или назначенные судом сроки совершающим процессуальные действия, возможностей защиты от «затягивания» хода процесса самим судом. Никаких санкций в отношении судей арбитражных судов законодатель не устанавливает. Если одним из правовых последствий пропуска процессуальных сроков участвующими в деле лицами является утрата ими права совершить соответствующее процессуальное действие, то в отношении действий или бездействия суда (судьи) такое правовое последствие не может быть предусмотрено. Дисциплинарные взыскания не могут быть приведены в качестве примера: слишком неравноценны они правовым последствиям пропуска процессуальных сроков лицами, участвующими в деле.

АПК РФ 2002 г. в п. З ст. 2 впервые в истории развития производства в арбитражных судах в качестве его задачи провозгласил «…судебное разбирательство в установленный законом срок…». Европейская конвенция закрепила в п. 1 ст.6 положение о праве каждого «в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … на … разбирательство дела в разумный срок…». Таким образом, имеются четыре варианта формулировок. В одном случае говорится о «быстром», в другом — о «своевременном» рассмотрении и разрешении дел, в третьем — о «судебном разбирательстве … в установленный законом срок», а в четвертом — о «разбирательстве дела в разумный срок». О содержании и соотношении этих понятий речь пойдет в следующем параграфе настоящей главы.

С учетом всего изложенного в настоящем параграфе, представляется возможным сделать следующее заключение обобщающего характера. На

20 Утверждены постановлением СТО РСФСР от 14. 03. 1923 г. (СУ РСФСР. 1923. № 25. Ст. 292).

протяжении всей истории развития отечественного арбитражного процессуального права процессуальным срокам придавалось разное значение. Исследования дореволюционных отечественных процессуалистов отражали положенные в основу процессуального законодательства того исторического периода сущностные моменты значения сроков в гражданском судопроизводстве, обосновывали социальное значение данного института как средства придания устойчивости материально-правовым отношениям сторон и стабильности гражданскому обороту, а также как одного из условий достижения «материальной правды» в состязательном процессе. В арбитражном процессуальном праве 1917−2002гг. такая трактовка института процессуальных сроков не применялась. Сложившийся в указанный исторический период подход к этому институту перестал соответствовать изменившейся к настоящему времени социально-экономической ситуации в России, равно как и курсу на стабилизацию общественных отношений, сменившему период динамичных преобразований 90-х гг. XX в. В процессе создания современных гарантий устойчивости материально-правовых отношений обоснованным представляется применение известного истории отечественного арбитражного судопроизводства сущностного подхода к институту процессуальных сроков. Все это позволило мне сделать вывод о том, что конститутивное значение института процессуальных сроков проявляется в следующих двух основных, иерархически соподчиненных аспектах — материально-правовом и процессуальном. Материально-правовой аспект состоит в придании устойчивости материально-правовым отношениям сторон и, как следствие, стабильности экономическому обороту, — посредством установления в процессуальном законе пресекательного (т.е. не подлежащего восстановлению) процессуального срока, ограничивающего во времени возможность пересмотра вступившего в законную силу судебного акта. Процессуально-правовой аспект заключается во внесении упорядоченности и определенности в процессуальные правоотношения; обеспечении оперативности совершения процессуальных действий.

§ 2. Проблема окончательности судопроизводства в арбитражных

судах. «Последняя инстанция»

Итогом судопроизводства в арбитражных судах по конкретному делу является, как правило, разрешение этого дела по существу. Сторона, чье субъективное право нарушено, ищущая защиты у государства в лице представителя одной из ветвей его власти — судебного органа, стремится к тому, чтобы спор с ее участием был разрешен в возможно короткий срок, и надлежащая защита была предоставлена.

Вместе с тем, вынесение арбитражным судом первой инстанции решения по делу не всегда завершает судопроизводство по нему: могут быть поданы апелляционная или/и кассационная жалобы, заявление, жалоба или представление о пересмотре судебного акта в порядке надзора, и производство по делу получит дальнейшее развитие. В связи с этим требуют определения тот срок, по истечении которого спор будет считаться исчерпанным; тот судебный акт, который станет «окончательным и не подлежащим обжалованию», а также та судебная инстанция, которая может быть названа последней в цепи всех разбирательств по конкретному гражданскому или арбитражному делу. Именно с такого момента участвующие в деле лица должны быть твердо уверены в том, что их дело не будет пересмотрено, а ход сложившихся правоотношений не будет еще раз изменен судебным актом, принятым в порядке очередного пересмотра ранее принятых по этому делу и вступивших в законную силу судебных актов.

Я буду последовательно придерживаться историко-правового метода исследования. Это позволит привести в настоящем параграфе дополнительные аргументы в пользу обосновываемого в работе положения, согласно которому институт процессуальных сроков обеспечивает устойчивость материально-правовых отношений сторон, стабильность экономического оборота только лишь тогда, когда в процессуальном законе установлен пресекательный (т.е. не подлежащий восстановлению) процессуальный срок пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по делу.

Именно принятие такого положения как верного позволяет предложить в заключительной части этого параграфа подходы к решению ряда важных для современной российской правоприменительной практики проблем:

во-первых, определить, когда «исчерпаны все внутренние средства правовой защиты» как одно из условий (критериев) приемлемости жалобы, подаваемой в ЕСПЧ;

во-вторых, обеспечить соблюдение «принципа юридической определенности» как составной части «принципа справедливого разбирательства дела»21;

в-третьих, определить соотношение требования Европейской конвенции о «разбирательстве дела в разумный срок» и закрепленных в действующем арбитражном процессуальном законодательстве задач «…судебного разбирательства в установленный законом срок» (п.З ст. 2 АПК РФ 2002 г.).

21 О «принципе юридической определенности» см. п. 62 постановления ЕСПЧ от 28. 10. 1999 г. по делу Брумареску (Brumarescu) против Румынии (жалоба № 28 342/95) (см.: Сб. «Европейский Суд по правам человека. Избранные постановления 1999−2001П». и комментарии". / Под ред Ю ЮБерестнева, А. О Ковтуна М., «Юридическая литература», 2002); о «принципе справедливого разбирательства Дела» см., в частности, п. 42 решения ЕСПЧ от 25. 04. 1983 г. по делу Пакелли (Pakeili) против Федеративной Республики Германии; п. 43 решения ЕСПЧ от 25. 02. 1993 г. по делу Функе (Funke) против Франции (см Сб. «Европейский Суд по правам человека Избранные решения. В 2-х т.т. М., Издательство «НОРМА», 2000).

В арбитражном процессе становление и развитие надзорного производства, а также решение вопроса о временной регламентации права возбуждения данной стадии происходило следующим образом.

Имея в виду тот факт, что действовавшие при государственных органах управления народным хозяйством в 20-е гг. прошлого столетия арбитражные комиссии были в большей степени административными, нежели судебными органами, их система «имела в качестве надзорной инстанции как высшие судебные органы, так и высшие органы хозяйственного управления, что вызывало запутанную ситуацию двойной подчиненности и двойного надзора»22. Так, согласно Положению о порядке разрешения имущественных споров между государственными учреждениями и предприятиями 1922 г. 23 (далее — Положение 1922 г.) решения арбитражных комиссий пересматривались Высшей Арбитражной Комиссией при Совете Труда и Обороны РСФСР. В отношении решений самой Высшей Арбитражной Комиссии при Совете Труда и Обороны РСФСР было предусмотрено, что они «окончательны, но Совет Труда и Обороны в порядке надзора может изменить их либо передать на новое рассмотрение» (ст. 22 Положения 1922 г.) — Статьей 17 Положения 1922 г. устанавливалось, что в Высшую Арбитражную Комиссию сторонами «жалоба подается в течение четырнадцати дней со дня приобщения к делу мотивированного решения» — через арбитражную комиссию, принявшую данное решение. Однако в этой статье речь идет о решениях, не вступивших в законную силу, и, по-видимому, нет оснований квалифицировать пересмотр их в указанном порядке как надзорное производство. Каких бы то ни было сроков пересмотра этими органами решений арбитражных комиссий, включая решения самой Высшей Арбитражной Комиссии (которые, надо полагать, свойством окончательности все-таки не обладали), в порядке, по тем или иным признакам отвечающем судебному надзору, Положение 1922 г., таким образом, в свой состав не включало. Также действовали Правила о производстве дел в Высшей Арбитражной Комиссии при Совете Труда и Обороны и местных арбитражных комиссиях от 14. 03. 1923 г. 24, в части указания на процессуальный срок для пересмотра решений арбитражных комиссий Высшей Арбитражной Комиссией содержавшие ссылку на упомянутую выше ст. 17 Положения 1922 г.

Кроме того, в соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР 1922 г. 25 надзор за арбитражными комиссиями осуществлялся Наркомюстом РСФСР и его органами, а также Верховным Судом РСФСР, а согласно Положению о Верховном Суде СССР и ст. 22 Основ судоустройства Союза ССР и союзных республик 1924 г. 26 еще и Верховным Судом СССР. Разумеется, будучи актами, принятыми в сфере судоустройства, а не судопроизводства, Положения и Основы не устанавливали никаких процессуальных сроков в отношении возможности возбуждения стадии надзорного производства. В Положении о государственном арбитраже, утвержденном постановлением ЦИК и СНК СССР от 03. 05. 1931 г. 27 (далее — Положение 1931 г.) и учредившем систему органов государственного арбитража, было предусмотрено, что надзор за деятельностью последних осуществляли органы, при которых государственные арбитражи функционировали: СНК СССР, СНК союзных республик, СНК автономных республик и краевые (областные) исполнительные комитеты. 10. 08. 1934 г. Главным арбитром при СНК СССР были утверждены первые Правила рассмотрения и разрешения имущественных споров органами государственного арбитража, не содержавшие раздела о проверке правильности решений арбитража, «поскольку такая проверка не считалась в тот период необходимой»28.

23 См.: Гребенцов А. М Развитие хозяйственной юрисдикции в России М, «Издательство «НОРМА» 2002. С 76.

24 Утверждено постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 21. 09. 1922 г. (СУ РСФСР. 1922 № 60 Ст. 769)

25СУ РСФСР 1923 № 25. Ст. 292.

26 СУ РСФСР 1926. № 85. Ст. 624.

Положение 1931 г., также не включавшее нормы о процессуальном сроке для возбуждения пересмотра судебных актов в порядке надзора, просуществовало до 17. 08. 1960 г., когда постановлением Совета Министров СССР было утверждено Положение о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР29(далее -Положение 1960 г.). Пункт 19 данного Положения 1960 г. содержал норму, согласно которой «заявления о пересмотре решений Государственного арбитража при Совете Министров СССР и решений государственных арбитражей в союзных республиках … могут быть поданы руководителями заинтересованных предприятий, организаций и учреждений Главному арбитру Государственного арбитража при Совете Министров СССР в месячный срок со дня вынесения решения». Надо сказать, что нигде в тексте Положения 1960 г. не говорилось о возможности осуществления в системе органов государственного арбитража надзора в отношении принимаемых последними актов: речь шла просто о «пересмотре решений» с «проверкой их правильности». Учитывая при этом специфику самих этих органов (осуществлявших одновременно юрисдикционные и неюрисдикционные, т. е. не связанные с разрешением хозяйственных споров, функции), данный факт дает основание сделать вывод о существовании в силу норм Положения 1960 г. только одной формы судебного контроля -собственно «пересмотра решений». Систематический анализ норм Положения 1960 г. и ряд особенностей порядка пересмотра Главным арбитром и его заместителями решений органов государственного арбитража указывают на своеобразное сходство этого порядка с надзорным производством: полномочия Главного арбитра и его заместителей по итогам пересмотра; объекты пересмотра и др. месячного срока со дня вынесения решения.

27СЗ СССР. 1924. № 23. Ст. 203.

28СЗ СССР. 1931. № 26. Ст. 203.

127 См: Абова Т Е Арбитражный процесс в СССР. Понятие, основные принципы. М., «Наука», 1985 С. 33.

28СП СССР. 1960. № 15. Ст. 127.

В соответствии со ст. 117 Правил рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами при Совете Министров СССР, утвержденных Главным арбитром, введенных в действие с 01. 07. 1963 г. и регламентировавших деятельность органов государственного арбитража в тот период, заявление о пересмотре решения могло быть подано не позднее

Совет Министров СССР постановлением № 60 от 17. 01. 1974 г. утвердил новое Положение о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР30 (далее — Положение 1974 г.; каждая союзная республика, включая РСФСР, приняла свои постановления об утверждении положений о госарбитражах). Согласно п. 23 Положения 1974 г. в адрес Главного арбитра Госарбитража СССР и его заместителей в порядке надзора «заявления о пересмотре решений … могут быть поданы предприятиями, организациями и учреждениями, являющимися сторонами по делу, в месячный срок со дня вынесения решения».

Пересмотр решений органов государственного арбитража мог осуществляться в порядке надзора либо по вновь открывшимся обстоятельствам. При этом «основной формой проверки правильности решений, их законности и обоснованности, являлся пересмотр в порядке надзора»31. Пересмотр осуществлялся в отношении решений, вступавших в законную силу немедленно после их вынесения. В соответствии со ст. 123 «Срок подачи заявлений о пересмотре решений» Правил 1976 г., принятых на основании и во исполнение Положения 1974 г., «заявления о пересмотре решений» могли «быть поданы в срок не более одного месяца со дня принятия этих решений».

В 1977 году органы государственного арбитража стали конституционными (ст. 163 Конституции СССР 1977 г.). В развитие норм Основного закона Верховным Советом СССР 30. 11. 1979 г. был принят, а с 0107. 1980 г. введен в действие Закон СССР «О государственном арбитраже в СССР»32. На основании данного Закона Совет Министров СССР постановлением от 05. 07. 1980 г. утвердил Положение о государственном арбитраже при Совете Министров СССР (союзные республики тоже утвердили свои Положения) и Правила 1980 г. В ст. 21 Закона устанавливалось. «Решение государственного арбитража может быть пересмотрено в порядке надзора не позднее года со дня принятия решения».

17 мая 1991 года Верховный Совет СССР принял Закон СССР «О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим арбитражным судом СССР» № 2171−1332, в ст. 92 «Срок подачи заявления о проверке законности и обоснованности решения и принесения протеста» которого устанавливалось, что «заявление … подается и протест приносится не позднее одного месяца со дня принятия решения». В ст. 3 этого Закона впервые в отечественном арбитражном процессе законодатель наделил правом возбуждения производства в Высшем арбитражном суде СССР не только уполномоченных на принесение протестов должностных лиц, но и стороны. рассмотрение в порядке надзора дел по протестам уполномоченных должностных лиц. В соответствии с этим законом был принят АПК РФ 1992 г.

В ст. 30 Закона РСФСР «Об арбитражном суде» от 04. 07. 1991 г. 34 к полномочиям Пленума Высшего арбитражного суда РСФСР было отнесено

30СП СССР. 1974. № 4. Ст. 19.

31 См.; Государственный арбитраж в социалистических странах. М., «Наука», 1982. С. 274 (автор раздела VII «Государственный арбитраж в СССР» — Т.Е. Абова). См. также: Мальцев Е. А. Надзорный пересмотр решений органов советского арбитража. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.ю.н. Свердловск, 1963; Нихматуллаев М. М. Пересмотр постановлений государственного арбитража. Автореф. дисс. на соиск уч. степ, к ю. н М, 1974.

32ВВС СССР. 1979. № 49. Ст. 844.

33 ВВС СССР 1991. № 23 Ст. 652

34 ВВС РСФСР. 1991. № 30. Ст. 1013

Часть шестая ст. 135 АПК РФ 1992 г. гласила: «Протест не может быть принесен по истечении года со дня вступления решения арбитражного суда в законную силу». Пришедший на смену АПК РФ 1992 г. действовавший до недавнего времени АПК РФ 1995 г. какого бы то ни было положения, ставящего возможность принесения протеста в порядке надзора в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в те или иные временные рамки, в системе своих норм не содержал.

Таким образом, позиция законодателя по вопросу об ограничении процессуальными сроками возможности возбуждения стадия надзорного производства в системе органов государственного арбитража не отличалась последовательностью. В 1931—1960 гг. такие сроки не устанавливались.

В АПК РФ 1992 г. возбуждение надзорного производства еще ограничивалось годичным срокам, но допускалось только по протестам уполномоченных на то законом должностных лиц. С 1995 г. по 2002 г. срок для возбуждения надзорного производства в арбитражных судах, также как и в судах общей юрисдикции, не устанавливался.

По мнению П. Я. Трубникова, отсутствие сроков для пересмотра актов органов государственного арбитража в порядке надзора не являлось «недостатком процессуального законодательства. Следует, — писал он, — добиваться стабильности не всяких судебных решений, а лишь законных. Ни одно решение не может быть оставлено в силе, независимо от срока вынесения, если оно, будучи незаконным или необоснованным, нарушает интересы граждан и организаций».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой