Внутренняя политика протектората Кромвеля (1653-1658 гг.)

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Всеобщая история
Страниц:
207


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Английская революция ХУП в. составляет важную веху в историческом процессе утверждения капиталистической общественной формации в Западной Европе. Несмотря на специфически консервативный и незавершенный характер, она стала первой революцией & quot-европейского масштаба& quot-, провозгласившей & quot-политический строй нового общества& quot-. * В результате революции господствовавшему в Англии феодальному общественному порядку был нанесен сокрушительный удар, победа буржуазии и нового дворянства вывела страну на путь социально-экономического прогресса.

Вместе с тем особенность расстановки классовых сил в I64I-I653 гг., заключавшаяся в длительном союзе между буржуазией и значительной частью крупных землевладельцев, обусловила незавершенность социального переворота в Англии, неразрешен-ность его основных конфликтов, прежде всего в деле создания надстройки, адекватной буржуазному характеру экономики, и на почве аграрного вопроса. В связи с этим в начале 50-х гг. ХУП в. в Британии активизировалась борьба оппозиционных режиму ин-депендентской республики лагерей — крайне левого, сектантского, — за углубление демократической линии в революции, и крайне правого, роялистского, — за полную ликвидацию ее завоеваний и реставрацию монархии на старых, дореволюционных основах. Недееспособность республиканского правительства заставила имущие классы усиленно искать наибольших гарантий своих завоеваний в революции в период, когда основные цели индепендентского дворянства и буржуазии были уже достигнуты, а предпосылки для перехода к конституционной монархии еще не оформились. & quot-За. из Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 6, с. 115. бытком революционной активности с необходимостью последовала р неизбежная реакция& quot-, закономерным итогом которой явилось учреждение в декабре 1653 г. протектората Кромвеля — режима военной диктатуры, призванного защитить и упрочить политические и имущественные завоевания классов-союзников, достигнутые в 164I-1653 гг.

Актуальность темы. В буржуазной и марксистской историографии изучение & quot-критического двадцатилетия& quot- британской истории традиционно занимает центральное место. При этом интерес к событиям 40−50-х гг. ХУП в. обусловливается не только академическими, но и политическими соображениями: на протяжении более двух столетий их интерпретация стояла в фокусе борьбы между тори и вигами, обе партии стремились использовать опыт революции для достижения своих узкоклассовых целей. В XX веке и особенно после второй мировой войны глубина и масштабность мирового революционного процесса, а в 1980-е гг. — и приближающийся 350q летний юбилей & quot-замечательного периода английской истории& quot- явились важными факторами повышения интереса исследователей к событиям середины ХУП в. Для разоблачения фальсификаций буржуазной исторической науки, пропагандирующей тезис о случайности и безрезультатности & quot-великого мятежа& quot-, существенное значение имеет изучение внутренней политики протектората Кромвеля- периода, ознаменовавшегося подведением окончательных итогов революции, полным определением ее социально-экономических результатов — буржуазное по своей природе хозяйство в основном освободилось от феодальных оков, закреплением политической победы нового дворянства и буржуазии, поражением роялистской оппозиции и левых демократических движений. о Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 6, с. III.

3 Там же, т. 22, с. 309.

Хотя в советской исторической науке создано большое количество трудов, посвященных общим вопросам английской революции 4

ХУП ст. и ее отдельным узловым проблемам, последние в силу своего характера, тематики, хронологического охвата раскрывают либо частные вопросы внутриполитического курса правительства режима военной диктатуры, либо вообще обходят их молчанием. Фрагментарность и мозаичность сведений о деятельности правительства в 1653—1658 гг., направленной на закрепление имущественных и политических итогов революции, затрудняет определение места и роли протектората как новой формы государственного устройства по отношению к событиям 40-х гг. ХУП в., диктует необходимость целостного подхода к исследованию всех аспектов внутриполитического курса режима военной диктатуры в их взаимообусловленности и взаимовлиянии.

Цель исследования состоит в анализе внутренней политики правительства в 1653—1658 гг. и выявлении ее преемственности и специфических особенностей по сравнению с этапом республики (1649−1653 гг.).

В задачи исследования входит изучение экономической полити Архангельский С. И. Аграрное законодательство Английской революции. 1649−1660 гг. — M. -JI.: Изд-во АН СССР, 1940- его же. Крестьянские движения в Англии 40−50-х гг. ХУП в. — М.: Изд-во АН СССР, I960- Английская буржуазная революция ХУП в. /Под ред. Е. А. Косминского и Я. А. Левицкого. — М.: Изд-во АН СССР, 1954, 2 т.- Барг М. А. Кромвель и его время. — М.: Учпедгиз, I960- его же. Народные низы в английской буржуазной революции ХУП в. — М.: Наука, 1967- Лавровский В. М., Барг М. А. Английская буржуазная революция. Некоторые проблемы английской буржуазной революции 40-х гг. ХУП в. — М.: Соцэгиз, 1958- Левин Г. Р. Демократическое движение в Английской революции ХУП в. — Л.: Изд-во ЛГПИ им. А. И. Герцена, 1973- Павлова Т. А. Вторая Английская республика (1659−1660). — М.: Наука, 1974. ки правительства, определение степени соответствия последней предпринимательским интересам классов-союзников и оказываемого ею влияния на состояние британской торговли, промышленности, финансов, сельского хозяйства, а также на материальное положение народных масс- анализ политической борьбы в 1653—1658 гг. в двух ее основных направлениях: I) единого блока классов-союзников против классовых противников — народных еретических сект и роялистского подполья- 2) между отдельными группировками классов-победителей по вопросу о форме государственного устройства- выяснение классовой базы протектората и его исторического значения.

При определении задач исследования мы руководствовались уровнем разработанности проблемы в марксистской и буржуазной исторической науке. В связи с достаточной изученностью религиозной политики правительства протектората, а также его деятельности в области реформирования культуры, науки, просвещения, семейной морали и нравственности мы сочли возможным огра5 ничиться общими замечаниями по указанным вопросам.

Методологической основой диссертации послужили труды основоположников марксизма-ленинизма, раскрывающие характер, предпосылки, движущие силы и особенности Английской буржуазной революции ХУП в., основные этапы экономического развития Англии при переходе от феодальной к капиталистической общественно-экономической формации, источники и сущность процесса первоначального накопления капитала.

Научная новизна и значимость работы. В советской исторической литературе имеется большое количество работ, посвященных общим проблемам Английской революции ХУП в. и ее частным во5

Подробно см. в историографическом отделе работы. просам. В них даны общие обзорного характера фактические разделы о протекторате Кромвеля, освещаются отдельные аспекты его законодательной практики. Среди исследований об Английской революции есть биографии вождя индепендентов. Однако в этих трудах-главное внимание уделено Кромвелю как политику, его военной и внешнеполитической деятельности. Настоящее исследование восполняет пробел, имеющийся в нашей исторической литературе — в нем впервые не фрагментарно, а обстоятельно, с марксистско-ленинских позиций рассматривается внутриполитическая деятельность правительства протектората во всех ее основных направлениях. В противовес одностороннему подходу в зарубежной историографии, которая акцентирует внимание на личности лорда-протектора, его военной и религиозной политике и игнорирует социально-экономические факторы, определившие, в конечном итоге, скоротечность и нестабильность режима военной диктатуры, автор сосредоточивает внимание на исследовании финансовой, налоговой, торгово-промышленной и аграрной политики правительства в 1653—1658 гг., на подробном анализе политической борьбы в двух ее основных направлениях: между отдельными группировками буржуазии и нового дворянства по вопросу о форме государственного устройства Англии и блока нового дворянства и буржуазии против классовых противников — народных еретических сект и роялистского подполья. В диссертации предлагается периодизация режима протектората и намечаются особенности двух периодов его деятельности.

Практическая значимость состоит в возможности использова Вольский Ст. Кромвель. — М.: Журы. -газетное объедин., 1934- Барг М. А. Кромвель и его время- Павлова Т. А. Оливер Кромвель — человек и политик. — Новая и новейшая история, 1971, № 1−2- ее же. Кромвель. — М.: Молодая гвардия, 1980. ния выводов и материалов исследования в соответствующих разделах курса лекций, на семинарских занятиях, а также в курсовых и дипломных работах в университетах и педагогических институтах.

На защиту нами выносятся следующие положения:

I) Переход в декабре 1653 г. в Англии к новой форме правления — протекторату — обусловливался в основном факторами политического порядка, а именно: активизацией борьбы демократического лагеря за углубление социально-экономических и политических итогов революции и завершением процесса складывания роялистского подполья. Преимущественно политические причины происхождения протектората определили его основную функцию — поли-цейско-охранительную — и назначение — закрепление политической победы классов-союзников и имущественных изменений, осуществленных в I64I-I653 гг. 2) Преимущественно политические и специфически милитаристские задачи режима военной диктатуры обусловили подчинение хозяйственного потенциала страны и его интенсивную эксплуатацию в целях обеспечения надежного функционирования военной машины государства. Экономический курс протектората характеризовался отходом от экономических программ пуританизма, оказал негативное влияние на состояние британской торговли, промышленности, финансов, явился наиболее существенной причиной экономического кризиса 1658−1660 гг. 3) Аграрная политика протектората вследствие официально провозглашенного правительством принципа невмешательства государства в сферу манориальных отношений и подтверждения в 1656 г. акта об односторонней отмене рыцарского держания в полном объеме отвечала интересам землевладельческих классов, способствовала ускорению капиталистической перестройки сельского хозяйства, приводила к резкому ухудшению материального положения йоменри. 4) Покровительственное отношение налоговой, торговой и аграрной политики правительства к экономическим интересам индепендентского дворянства в ущерб экономическим интересам торгово-промышленных классов обусловило сужение классовой базы протектората вследствие отхода от поддержки последнего торговой и промышленной буржуазии, а также мелкобуржуазных слоев населения. 5) Внутриполитическая борьба в среде классов-победителей по вопросу о форме государственного устройства объяснялась незавершенностью Английской революции, противоречивостью и разнородностью экономических и политических интересов отдельных группировок буржуазии и нового дворянства. 6) Движение за реставрацию монархии Стюартов в 1653—1658 гг., характеризовавшееся отсутствием единства в рядах роялистской партии, фракционностью, враждой между отдельными группировками, отходом от активной вооруженной борьбы с режимом протектората в 1656—1658 гг., продемонстрировало необратимость политических и социально-экономических сдвигов, осуществленных в ходе революции, невозможность восстановления монархии на старых, дореволюционных основах. 7) Демократическое движение в 1653—1658 гг. развивалось по нисходящей линии. Раздробленное на отдельные группы, оно не имело четкой программы политического и социального преобразования Англии. Являясь постоянным источником политической нестабильности, оно не представляло существенной угрозы как режиму военной диктатуры, так и завоеваниям классов-союзников. 8) Внутриполитический курс правительства в 1653—1658 гг. способствовал успешному выполнению охранительной миссии режима, складыванию материальных и политических предпосылок для перехода к конституционной монархии. Экономический курс правительства продемонстрировал несостоятельность протектората как формы государственного устройства в условиях относительной политической стабильности, интенсифицировал борьбу классов-союзников за переход к новой форме государственного устройства, адекватной буржуазному характеру экономики.

Историография внутренней политики протектората Кромвеля.

Историография внутренней политики протектората Кромвеля развивается в общем русле историографии Английской буржуазной революции. Несмотря на почти полное отсутствие специальных крупных исследований по проблемам внутренней политики протектората историки, занимающиеся изучением революции ХУП столетия, не обходят молчанием и период 1653—1658 гг. Фактически ни одна работа, посвященная событиям & quot-междуцарствия"-, не оставляет без внимания историю военной диктатуры в Англии. Предпринимаются попытки вскрыть ее классовую сущность, объяснить причины установления и крушения, проанализировать острую идейно-политическую борьбу в среде классов-победителей, проследить судьбы демократического и роялистского движений, определить значение данного периода в английской истории в целом и истории революции в частности, выяснить предпосылки реставрации, в значительной степени оформившиеся в эпоху протектората. Решение поставленных проблем с большим или меньшим успехом удается представителям различных поколений исследователей, принадлежащим к традиционным направлениям историографии Английской революции ХУП в. — торийско-консервативному и вигско-либеральному, а также прогрессивным и марксистским авторам.

Первая попытка осмысления событий 1653−1658 гг. была предпринята Давидом Юмом в многотомной & quot-Истории Англии& quot-. ' Юм решительно отверг всякую мысль об исторической закономерности 7

1 Hume D. A History of England from the Invasion of J. Caesar to Revolution of 1688. — Basil: J.J. Tourneisen, 1763, v.X.

— и и необходимости протектората. Торийский историк дал упрощенное представление о режиме военной диктатуры в Англии как следствии преднамеренной деятельности & quot-лицемерного фанатика& quot- Оливера Кромвеля. Историю протектората он свел к жизнеописанию & quot-честолюбивого интригана& quot-, задумавшего сделаться королем и с этой целью погубившего законного монарха, учредившего республику, захватившего в ней власть и, в конце концов, занявшего пост верховного правителя трех наций.

Вигские историки (до С.Р. Гардинера) не внесли большого разнообразия в исследование проблем протектората. Одни из них с некоторыми оговорками разделяли вышеизложенные взгляды Юма, другие ограничивались пересмотром моральной оценки факта захвата Оливером государственной власти. Основная альтернатива в толковании причин установления протектората между торийскими и вигскими авторами сводилась к вопросу: был ли Кромвель & quot-лицемерным тираном& quot-, & quot-злонамеренным узурпатором «, воспользовавшимся религиозным пафосом пуританского движения для достижения личных корыстных целей — власти, славы, богатства, или — искренним борцом за благо народа, & quot-рыцарем идеи& quot-, лишь силой обстоятельств вынужденным прибегнуть к диктаторским методам. При полной противоположности моральных оценок сущность постановки вопроса о причинах введения протектората консервативными и либеральными историками была одинакова. Общность методологического подхода к исследованию проблемы, основанного на субъективно-идеалистической философии и волюнтаристском объяснении исторического процесса, порождала и общность принципиальных выводов: I) отрицание объективных предпосылок установления протектората- упрощенное представление о режиме военной диктатуры как следствии заранее запланированной деятельности Кромвеля и его ближайшего окружения- Z) сведение истории протектората к жизнеописанию Оливера- признание абсолютного, неограниченного и произвольного характера его власти- 3) оценка деятельности Кромвеля на посту лорда-протектора не с исторической, классовой точки зрения, а с морально-психологической: вопрос ставился не о том, почему Кромвель поступал именно так, а не иначе, а о том, как он поступал — хорошо или дурно с моральной точки зрения- 4) повышенный интерес к религиозному и политическому аспектам внутриполитического курса протектора и полное игнорирование экономических факторов.

Конкретизируем высказанные положения. Стоявший особняком среди британских историков У. Годвин (в то время как все исследователи под революцией подразумевали лишь переворот 1688 г., он первым назвал революцией период 164I-1660 гг.) основной причиной гибели республики считал предательство Кромвелем & quot-доброго старого дела& quot-. & quot-Только благодаря чудовищному обману и измене тем славным патриотам, бок о бок с которыми он сражался за свободу, — писал Годвин, — Оливер мог встать во главе государства& quot-. ®

Генри Галлам, когда речь заходила об установлении протектората, безоговорочно поддерживал концепцию Юма. Если тори Юм усматривал определенные позитивные моменты в деятельности & quot-узурпатора"-: & quot-Надо признать, — писал он, — что в делах домашних протектор обнаружил стремление к справедливости и милосердию, разумеется, в тех пределах, в каких это могла позволить узур9 пированная им власть, проистекающая не от закона, а от шпаги, то виг Галлам отказывал протектору даже в таланте государственного деятеля. Сравнивая Кромвеля с Наполеоном, он отмечал, что Цит. по: Hill С. God’s Englishman. Oliver Cromwell and the English Revolution. — N. Y: Happer Torchbooks, 1972, p. 267.

9 Hume D. Op. cit., p. 280. первый, в отличие от второго, & quot-никогда не обнаруживал склонностей законодательного ума или желания увековечить себя на славном поприще улучшения социальных институтов& quot-. ®

Т.Б. Маколей подчеркивал произвольный характер деятельности Оливера на посту главы государства. Признавая наличие сильной парламентской оппозиции режиму военной диктатуры, либеральный историк полагал, что она не оказывала влияния на внутриполитический курс протектора. & quot-Кромвель, — писал Маколей, — обладал средствами вести администрацию без поддержки парламента и вопреки ему& quot-. ^ Таковыми автор считал неограниченный характер власти протектора, превращение последнего в абсолют-& bull- ного монарха. Встав первым из британских историков на позиции реабилитации Кромвеля, Т. Б. Маколей положительно отзывался о внутриполитическом курсе протектора, хваля его за умеренность, сочетавшуюся с силой и энергией, усматривая в этом источник

Т2 неуязвимости режима для внутренних и внешних врагов.

Т. Карлейль охарактеризовал Кромвеля как & quot-героя"-, ниспосланного богом для спасения страны от грозившей ей анархии: & quot-Англия в ту пору действительно должна была выбирать между анархией и кромвелевским протекторатом. других выходов у нее то не было. "- ° Угрозу анархии автор теории & quot-героев и толпы& quot- увидел не в широко развернувшихся в период республики крестьянских движениях против огораживаний, не в сектантском движении плебейского элемента городов, а лишь в деятельности парламента

10 Hallam Н. The Constitutional History of England. — L: Dent and Sons, 1827, v. II, p. 162.

11 Маколей Т. Б. История Англии от восшествия на престол Иакова П. — Полн. собр. соч. Спб.: Изд-во Вольфа, 1866, т. У1, с. III.

12 Там же, с. 114.

Карлейль Т. Герои и героическое в истории. — Спб.: Изд-во Павленкова, 1898, с. 326. святых& quot-, намеревавшегося радикально и в короткие сроки осуществить те саше мероприятия, которыми в период протекторства занимался Кромвель. Культ личности, противопоставление & quot-героя"- и народа, крайне негативное отношение к демократическим движениям периода 1653−1658 гг. характеризуют обширную работу Т. Карлейля по изданию и комментированию писем и речей Кромвеля.^ Отметим, что все историки, взгляды которых излагались выше, допускали определенные ссылки на необходимость перехода к военно-диктаторским методам управления. Однако саму & quot-необходимость"-, выражением которой они считали угрозу & quot-анархии"-, представляли как преднамеренно сконструированную. Например, единодушной поддержкой вигских исследователей пользовалась версия Кларендона: Кромвель умышленно созвал ассамблею & quot-святых"-, & quot-глупость и безрассудство которых были очевидны& quot-, с целью дискредитировать идею республиканской формы правления и подготовить общественное мнение для последующей узурпации государственной Т5 власти. Карлейль, не разделявший этой точки зрения, впадал в другую крайность: в акте & quot-самороспуска"- Малого парламента он вообще не находил никакого насилия.

Единодушным среди либеральных историков было мнение- протекторат, несмотря на конституционные покровы, представлял военную диктатуру. Но в интересах какого класса установлена эта диктатура, оставалось неясным. Армия и ее генерал превращались в абсолютно самостоятельную надклассовую политическую силу, стремившуюся к укреплению лишь собственных позиций. Carlyle Т. The Letters and Speeches of Oliver Cromwell/ Ed. S.C. Lomas. — 1.: Methuen & Co, 1904, 3 vols, (далее Carlyle T.) к

J- Clarendon E. The History of the Rebellion and Civil Wars in England. — Oxford- Oxford univ. press, 1843, v. VII, p. 17.

— 15

Первую попытку пересмотреть подход вигских авторов к толкованию истории протектората, основанный на полном игнорировании социально-классовой подоплеки конфликта, предпринял Д. Р. Грин в & quot-Истории английского народа& quot-. ^ Взяв в качестве исходного пункта своих рассуждений слова Кромвеля & quot-по рождению я был джентльменом& quot-, он намеревался проследить деятельность лорда-протектора под углом ее соответствия интересам индепендент-ского джентри. Стихийное понимание классового исторического процесса, недооценка важнейших экономических факторов обусло

77 вили большую наивность в его выводах.

Ограниченность концепции либеральных исследователей тем более очевидна, если вспомнить, что еще в 1826—1827 гг. во Франции вышла работа Франсуа Гизо & quot-История Английской революции& quot-, в которой содержались элементы классового подхода. Ф. Гизо безоговорочно признал закономерность установления протектората. Он писал: & quot-Кратковременный деспотизм Кромвеля произошел от ясных и естественных причин& quot-. ^ Ознаменовав завершение революции и явившись & quot-первым шагом начинающейся монархической реакции& quot-, он должен был & quot-предохранить английское общество от реформаторов-мечтателей и анархистов& quot-. Окончание революции и возложенная на новый режим охранительная миссия привели к перегруппировке классовых сил. Если до установления военной -- - -

Green J.R. A History of English People. — L.: Longmans, Green and Co, 1877−1880, v. Ill-IV. Виноградов К. Б. Очерки английской историографии нового и новейшего времени. — JI.: Изд-во ЛГУ, 1975, с. 58. Гизо Ф. История Английской революции. — Спб.: тип. Головачева, 1868, т. Ш, с. 142.

19 Там же, с. 81. диктатуры победы генерала и его партии обусловливались поддерж

— 20 кои мелкой буржуазии и народа, и то с переходом к протекторату его союзниками становятся классы, & quot-в среде которых преобладают интересы консервативные& quot- - & quot-владельцы, духовенство, юрисрт ты& quot-. Союзом лорда-протектора с этими классами Ризо объяснял остававшееся загадочным для британских историков превращение

Кромвеля & quot-из демократа — в аристократа, из революционера — в

22. консерватора& quot-.

Установление института генерал-майоров, расцененного Гизо как & quot-мера революционного насилия& quot-, политически ошибочная в условиях завершившейся революции, привело к сужению классовой оо базы режима и, в конечном счете, к его гибели. Подобная оценка режима генерал-майоров стала возможной, поскольку историк увидел в нем лишь & quot-акт политического отлучения партии рорл ялистов& quot-. * Между тем степень реальной угрозы со стороны приверженцев Стюартов он считал преувеличенной и намеренно раздуваемой Кромвелем с целью оправдания диктаторских методов управления. м Гизо умолчал, что военные правители не с меньшей энергией боролись против тех радикалов, чья аграрная, политическая, религиозная программа грозила уничтожением господству индепендентских дворян — класса Оливера Кромвеля. Под таким углом зрения оценка режима генерал-майоров как & quot-меры революционного насилия& quot- представляется неправомерной. Более того, борьбу правительства с & quot-республиканцами всех партий& quot- и & quot-анархистами"- французский историк считал недостаточной и малоэф

Гизо Ф. Указ. соч., с. 64.

21 Там же, с. 64.

Там же.

23 Там же, с. 153.

24 Там же, с. 148.

25 Там же, с. 142. фективной. При всей своей ограниченности (автор не обращал внимания на социально-экономические причины установления протектората, не видел противоречий между различными фракциями буржуазии и др.) исследование Ф. Гизо позволило по-новому взглянуть на режим военной диктатуры — не как на & quot-незаконный порядок& quot-, установленный на основе факторов субъективного характера, а как на государственную систему, сложившуюся в силу объективных причин.

Решающее воздействие на пересмотр взглядов на протекторат Кромвеля в британской историографии оказали работы С.Р. Гарди-нера. ^ Рассмотрим основные выводы историка по проблемам интересующего нас периода. С. Р. Гардинер представлял революцию как процесс поступательного развития пуританизма, его постепенного углубления. & quot-Со дня открытия Долгого парламента, — писал он, — каждое изменение приводило к перемещению власти в руки пуритан, настроенных более радикально, нежели их предшественники. Сторонники епископата уступили место пресвитерианам, пресвитериане — индепендентам, индепенденты — людям Пятой мо

27 нархии и противникам государственной церкви& quot-. Высшей точкой господства пуританизма в церкви и государстве явилась деятельность парламента & quot-святых"-. Ее автор расценивал как & quot-нежизнеспособную"-, & quot-преждевременную"-, и более того, опасную: & quot-Казалось, что закон и порядок принесены в жертву кучке мечтатеро лей. "- Спровоцированный Кромвелем и его офицерами & quot-саморос

Gardiner S.R. The First Two Stuarts and the Puritan

Revolution. — 1.: Longmans, Green and Co, 1877- idem. History of the Commonwealth and Protectorate. — 1.: Longmans, Green and

Co, 1895−1901, 3 vols. 27

1 Idem. History. v, II, p. 294. oo

Гардинер С.P. Пуритане и Стюарты. — Спб.: Изд-во И. Гольдберга, 1896, с. 202.

— 18 пуск& quot- Малого парламента ознаменовал начало нисходящей линии революции, а & quot-установление протектората представляло попытку изменить направление движения после того, как оно пошло на убыль, защитить завоевания пуританской революции и в то же од время избежать ее эксцессов& quot-. Л Таким образом, задача нового режима сводилась, с одной стороны, к & quot-обузданию пуританской революции& quot-, с другой — к защите ее завоеваний от противников

ОГ) справа. м Гардинер подчеркивал, что необходимость установления стабильного режима диктовалась не только религиозными и политическими причинами, но и экономическими — застоем в торговле и промышленности, разрухой в сельском хозяйстве, неудовлетворительным состоянием финансов. Факторам экономического характера Гардинер отводил второстепенную роль. Поэтому основной причиной несостоятельности протектората как формы государственного устройства, его недолговечности историк считал неразрешимое противоречие между армией и парламентом, являвшееся выражением более широкого противоречия — между абсолютистским

QT и конституционным способами правления.

С.Р. Гардинер завершил начатую Маколеем и Карлейлем работу по исторической реабилитации лорда-протектора. & quot-Кромвель, в интерпретации Гардинера, — пишет К. Хилл, — представляет видоизмененный и либерализованный вариант & quot-пуританского героя& quot- Карлейля. Приверженец конституционной монархии, сторонник постепенных реформ, противник & quot-крайностей"- пуританизма, он являет собой образчик либерала XIX столетия& quot-. ^ Неслучайно для Гардинера Кромвель стал & quot-национальным героем XIX века& quot-, & quot-ве~

29 Gardiner S.R. History., v. II, p. 296.

•an

J Gardiner S.R. History., v. II, p. 29.

31 Gardiner S.R. The First Two Stuarts., p. 169.

32 Hill C. Op. cit., p. 268. дичайшим, поскольку он был наиболее типичным англичанином& quot-. ^

Заслуга С. Р. Гардинера заключалась, в первую очередь, в подробном и тщательном изложении фактического материала, относившегося к периоду 1653−1656 гг. Впервые история протектората предстала перед читателем не как жизнеописание Оливера, а раскрылась во всем многообразии своих проблем. Труды Гардинера заложили предпосылки для последующего изучения режима военной диктатуры, и в этом состоит их основное значение. Подчеркивая высказанную мысль, К. Хилл пишет о Гардинере: & quot-Мы все стоим на

OA его плечах& quot-.

Изучение истории последних лет протектората было завершено Ч. Ферсом. Более пристальное внимание к факторам экономического и социального характера позволило Ферсу углубить ряд положений своего учителя, сделать новые интересные выводы. Если

Гардинер усматривал классовую базу протектората в лице & quot-армии,

45 юристов и государственных людей& quot-, то Ферс, проанализировав взаимоотношения правительства с торгово-промышленными классами, пришел к выводу о более широкой классовой базе режима: & quot-Протекторат пользовался поддержкой средних классов, основной массы торговцев, владельцев мануфактур, хотя богатое купечество — представители лондонских компаний, — были настроены враждебно по отношению к нему& quot-. ^ Современная историческая наука полностью разделяет это мнение.

Особый интерес представляет исследование Ферсом причин Gardiner S.R. Cromwell’s place in History.- L. j Longmans, Green and Co, 1897, p. 116.

34 Hill C. Op. cit., p. 268.

35 Гардинер С.P. Пуритане и Стюарты, с. 227.

Firth С.Н. The Last Years of Proteotorate. — L.: Longmans, Green and Co, 1909, v. I, p. 19. недолговечности протектората, несостоятельности протектората как формы государственного устройства. Согласно Гардинеру, основная функция протектората — охранительная. Кромвелевские генерал-майоры с ней успешно справились. Тем не менее в последние годы существования военная диктатура, как показали последующие события, удерживалась лишь силой личного авторитета Оливера, опиравшегося на 42-тысячную армию. Закономерно вставал вопрос: если протекторат справился с возложенными на него задачами, то почему сразу же после смерти Кромвеля он прекратил существование?

К решению поставленной проблемы Ч. Ферс подошел следующим образом. Во-первых, он показал, что режим военной диктатуры должен был выполнять не только охранительные, но и созидательные функции: во-вторых, доказал, что со второй группой задач правительство справиться не смогло. Об этом свидетельствовали кризисные явления в экономике страны: упадок торговли и мануфактур, массовое обнищание трудящихся. Основной причиной бедственного положения английской экономики Ферс считал финансовые затруднения правительства. Именно финансовой катастрофой созданного революцией режима историк объяснял гибель протектората.

Выводы Ч. Ферса обратили внимание исследователей на объективные предпосылки гибели протектората, коренящиеся в экономической сфере. Однако вопрос о причинах экономического кризиса конца 50-х гг. ХУП ст., обусловившего крах режима военной диктатуры, остался открытым: британский историк ограничился констатацией его признаков. Неясно, был ли указанный кризис следствием несостоятельности экономического курса протектора Анализ концепции Ферса о причинах экономического кризиса 1658−1660 гг. изложен в гл. I, § 1- Firth С. Op. cit., v. I, p. 206. или следствием неизбежных трудностей переходного от феодализма к капитализму периода, когда рушилась старая система хозяйства, а новая еще полностью не оформилась. Данный вопрос нуждается в специальном исследовании.

Пристальное внимание уделил Ч. Ферс изучению армии Кромоо веля — опоры протектората. 00 Он вскрыл процесс ее качественного перерождения, проанализировал причины этого явления.

Работы С. Р. Гардинера и Ч. Ферса нашли отклик в России. М. М. Ковалевский в работе & quot-От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму& quot-, полемизируя с Гардинером, доказывал, что Английская революция носила не только религиозный и политический характер, но и социальный. & quot-Знакомство с социальными условиями земледельческих классов в период республики и протектората, — писал он, — не оставляет сомнения в буржуазном характере первой английской реqq волюции. "- Отмечая, что акт 1656 г. об односторонней отмене рыцарского держания способствовал закреплению в деревне капиталистических отношений, М. М. Ковалевский вскрыл его антикрестьянскую направленность, подчеркнул, что аграрное законодательство протектората не приняло в расчет интересы & quot-народного демоса& quot-, не сделало ничего для улучшения быта крестьян-общинников и арендаторов. Зато осуществлявшаяся в 1649—1658 гг. & quot-распродажа государственных доменов и земель, конфискованных у заговорщиков, открывает среднему сословию полную возможность перейти в ряды помещиков& quot-. Аналогичных взглядов на аграрную

38 Fiith С.Н. Cromwell’s Army. — L.: Methuen- N.Y.: Barnes & Uoble, 1961. op

Ковалевский М. М. От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму& quot-. -М.: Изд-во Сытина, 1906, т. П, с. 393.

40 Там же.

— гг историю протектората придерживался и Н. И. Кареев.

Особенно пристальное внимание М. М. Ковалевский уделил религиозной политике лорда-протектора. Русский историк пришел к выводу: принцип свободы совести, провозглашенный правительством протектората, на деле ограничивался рамками простой терпимости по отношению к христианским сектам, не отнесенным к числу ересей и не противоречащих общественному порядку и нравст-42 венности.

Краткая характеристика периода 1653−1658 гг. дается в работе Н. И. Кареева & quot-История стран Западной Европы в новое время& quot-. Специальную главу своего труда историк посвятил исследованию & quot-феномена"- Оливера Кромвеля, & quot-выступившего в роли револю

40 ционера и кончившего узурпацией власти& quot-. Указав на порочность метода торийских и вигских авторов, пытавшихся определить историческую роль лорда-протектора на основе морально-психологической оценки его личности, Кареев разобрал деятельность Кромвеля с точки зрения ее соответствия классовым интересам нового дворянства и буржуазии и пришел к выводу: & quot-Деятельность Кромвеля совпадала с историческим развитием политических и религиозных отношений в Англии& quot-. 44 Когда стране угрожал деспотизм, Оливер был революционером- когда же перед ним открылась

45 угроза анархии, он превратился в консерватора.

Заслуга русских ученых состояла в том, что они первыми

Кареев Н. И. История западной Европы в новое время. -Спб.: Изд-во М. М. Стасюлевича, 1908, т. П, с. 532.

АО

Ковалевский М. М. Кромвель и свобода совести в Англии. — В кн.: Киевский сборник/Под ред. И. В. Лучицкого. — Киев: Изд-во Кульженко, 1892, с. 5−22.

Кареев Н. И. Указ. соч., с. 505.

44 Там же, с. 513.

45 Там же, с. 512. обратили внимание на аграрное законодательство протектората, подчеркнули его классовый характер, вскрыли односторонность и незавершенность аграрного переворота.

Пороки поверхностной описательности, игнорирование соци-алъно-классовой подоплеки событий 50-х гг. ХУП в. предопределили неизбежный кризис вигской концепции в английской историографии XX в. Важным фактором, способствовавшим ускорению банкротства теории либеральных историков XIX в., были сочинения К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, их реальный вклад в развитие лп исторической науки. Существенное значение для понимания внутренней политики протектората имеет вскрытая Марксом проблема революционности идущей к власти буржуазии в решающие моменты национальной истории и ее последующего политического перерождения, утраты революционности в связи с приходом к власти. Яркой иллюстрацией этого процесса является судьба вождя индепендентов, из Робеспьера революции превратившегося в ее Напо-47 леона. '

При изучении экономической политики правительства протектората следует учитывать высказанные Марксом замечания о пре

48 кращении деятельности Ост-Индской компании в 1653—1658 гг., о временном улучшении положения народных масс в условиях режи

49 ма военной диктатуры. Оба вопроса остаются спорными в марксистской исторической науке и нуждаются в специальном исследо

46

См. :Английская буржуазная революция ХУП в., т. П, с. 230- Шарифжанов И. И. Современная английская историография буржуазной революции ХУП в. — М.: Изд-во МГПИ им. В. И. Ленина,

1982, с. 12−13.

47

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 1, с. 602.

48 Там же, т. 9, с. 151.

49 Там же, т. 23, с. 758. вании. 50

О кризисе либеральной историографии свидетельствовало и усиление интереса к экономической истории Англии, в том числе к экономической истории протектората. М. Эшли в книге & quot-Финансовая и торговая политика в период протектората Кромвеля& quot- проанализировал фискальную и торговую политику правительства в 1653—1658 гг., акцентировал внимание на развитии международной торговли, показал роль британских купцов в этой торговле, раскрыл взаимоотношения между правительством и имущими классами. Работа Эшли, введшая в научный оборот большое количество нового фактического материала, содержащая интересные теоретические выводы — в частности, вывод о подрыве системы меркантилизма в период протектората, — не свободна от многочисленных противоречий и недостатков. ^

В 1937 г. из-под пера М. Эшли вышла книга под названием & quot-Оливер Кромвель — консервативный диктатор& quot-. ^ Ее отличительная черта — неоправданная модернизация истории. Как впоследствии отмечал сам Эшли, работа писалась под непосредственным влиянием концепции американского историка В. К. Эббота. Рассмотрим ее основные положения.

Победа фашистских режимов в Италии и Германии и выдвижение их главарей на арену политической жизни побудили В.К. Эб

5П и Павлова Т. А. Английская буржуазная революция в освещении советской историографии. — Вопросы истории, 1968, № 10, с. 161.

51 Анализ основных выводов М. Эшли см. в гл. I, § 1- АвЬт-ley М.Р. Financial and Commercial Policy under the Cromwellian

Protectorate. — L.- Oxford univ. press, 1934.

52

Idem. Oliver Cromwell. The Conservative Dictator. — L.: Cape, 1937. ботта, составителя многотомного издания писем и речей Кромвеля, заняться поисками исторического прецедента фашизма. Таковой

54 был усмотрен в протекторате Кромвеля. Эбботт вычленил ряд общих признаков, характерных, с его точки зрения, для тоталитарного режима Германии 30-х гг. XX в. и военной диктатуры в Англии 50-х гг. ХУП в.: I) доминирующая роль армии в политической жизни страны- 2) решительное подавление оппозиции режиму слева и справа- 3) прекращение деятельности сословно-предста-вительных учреждений- 4) государственное регулирование экономики- 5) унификация общественной жизни- 6) агрессивная внешняя политика- 7) использование методов социальной демагогии Кромвелем и Гитлером.

Сравнительный анализ двух режимов, осуществленный Эбботом, носит поверхностный характер. Он обнаруживает непонимание автором сущности фашизма как диктатуры монополистического капитала и сущности протектората как диктатуры молодой буржуазии и джентри, сокрушивших феодализм старого общества и для защиты нового, прогрессивного тогда капиталистического способа производства, вынужденных прибегнуть к военно-деспотическим методам управления. Внешнее сходство наиболее очевидных, но не самых существенных признаков привело Эбботта к выводам научно необоснованным и политически вредным.

Реакционная концепция В. К. Эбботта явилась & quot-первой ласточкой& quot- последующего пересмотра истории протектората с консервативных позиций в русле развернувшейся в 50-е гг. дискус

Abbott W.C. The Writings and Speeches of Oliver Cromwell. — Cambridge (Mass.): Harvard univ. press, v. Ill, 1945, P. XII- v. IV, 1947, p. XIV, 877−899 (далее Abbott W.C.), сии о джентри. Тревор-Ропер, изображая революцию как & quot-слепой бунт& quot- доведенных до отчаяния оскудевших сельских сквайеров, восставших против двора, против всех & quot-жирных"-, так или иначе связанных с ним, отрицал буржуазное содержание событий 40−50-х гг. ХУП в. как по движущим силам, так и по целям. В качестве одного из аргументов им использовался факт завершения революции учреждением протектората, представлявшего, с его точки зрения, пародию на монархию Стюартов, простую смену лиц в иерархии государственной власти в Англии. Протекторат, в интерпретации Тревор-Ропера, — это & quot-другой двор& quot-, другие должностные

54 лица, другие финансовые магнаты, более тяжелые налоги.

Концепция Тревор-Ропера была разоблачена в работах Л. Стоуна, Д. Уорнера, X. Хобсбаума и др. Проблемы внутренней политики протектората затрагивались ими лишь косвенно, но общий взгляд на революцию как на закономерный этап на пути смены феодального строя буржуазным нес в себе мысль об исторической обусловленности и закономерности установления режима военной диктатуры, призванного закрепить революционные преобразования предшествующего десятилетия.

Дискуссия о джентри, завершившаяся полной дискредитацией теоретической модели революции, сконструированной в работах Тревор-Ропера, способствовала, с одной стороны, укреплению прогрессивных сил в британской историографии, с другой — росту противоречий и размежеванию среди ее буржуазных представителей. В 60-е гг. в английской историографии революции ХУП в. наряду с откровенно реакционным направлением складывается более уме

54 Trevor-Roper H.R. The Gentry 1540−1640. — The Economic History Review Supplements, — L., 1953, p. 43. ренное идейно-методологическое направление — неолиберальное. Таким образом, современный этап зарубежной историографии Английской революции характеризуется противоборством трех основных направлений — реакционно-консервативного, неолиберального и прогрессивного.

Для ученых, примыкающих к консервативному лагерю, характерно полное отрицание всякой мысли об исторической обусловленности и закономерности революции. В связи с этим основным объектом их исследования является изучение предпосылок кризиса 40-х гг. ХУП в. и начальных его этапов. Проблемы внутренней политики протектората освещаются ими лишь косвенно. Консервативные исследователи квалифицируют протекторат как & quot-незаконный"- порядок, установленный на основе факторов субъективного характера. Деятельность правительства Кромвеля получает у них негативную оценку. Общепринятой является точка зрения, что режим военной диктатуры выражал не классовые, а узкогрупповые интересы лично Кромвеля и его ближайшего окружения из среды так называемой Дворцовой партии и высших офицеров армии. В качестве аргумента приводятся детальные описания междоусобной борьбы верхушечных группировок, преследовавших узкие корпоративные цели, подчеркивается, что наиболее активные политические силы в 1653—1658 гг. были настолько заняты мелочной политической борьбой, что не хотели и не могли решить сколько-нибудь важных задач.

Подобно торийским авторам ХУП-Х1Х вв. правобуржуазные историки характеризуют лорда-протектора как & quot-лицемерного тирана& quot-,

55 См.: Laslett P. The World We have Lost. — L.$ Methuen, 1955, p. 167- Russel 0. The Crisis of Parliament. English History 1509−1660. — Oxford: Univ. press, 1971. хладнокровного расчетливого узурпатора& quot-, движимого непреодолимой жаждой власти, захватившего пост верховного правителя трех наций для достижения личных корыстных целей. В этом отношении показательна работа П. Янга & quot-Оливер Кромвель и его время& quot-. 56

На основе анализа религиозных представлений пытается рассмотреть все этапы революции, в том числе и период протектората, У. Ламонт в книге & quot-Богоугодное правление& quot-. При этом автор намеренно отбрасывает социально-экономические и политические проблемы & quot-великого мятежа& quot-. Причину возведения Кромвеля на пост главы государства он усматривает в милленарийских чаяниях всего английского народа, ошибочно полагавшего, что & quot-славный"- Оливер установит в стране & quot-богоугодное правление& quot- и станет тем & quot-богоугодным государем& quot-, который на практике осуществит пророчества Апокалипсиса. Однако & quot-протекторат увидел не исполнение, а полное отрицание богоугодного правления, отход от идеалов шлленаризма. Для Кромвеля богоугодный государь превратился в хорошего констебля& quot-. ' & quot-Безбожное правление& quot- Оливера привело англичан к разочарованию в милленарийских идеалах, к отказу от поддержки режима военной диктатуры.

Анализируя концепцию У. Ламонта, советская исследовательница Т. А. Павлова пишет, что она представляет собой приспособленную к современному миропониманию консервативно-торийскую концепцию Кларендона. & quot-Там двигателем событий было & quot-провидение"-, здесь — & quot-религиозная психология& quot- английского общества- Young P. Oliver Cromwell and His times.- U.Y.: Aroo,

1963.

57 Lamont W.M. Godly Rule: Politics and Religion, 16 031 660. — L.: Maсmillan- N.Y. s Martin’s press, 1969, p. 139. там революция была делом & quot-кучки злодеев и политических интриганов& quot-, здесь она оказывается делом & quot-кучки чудаков-эгалитаристов", заранее обреченным на провал& quot-. °

Вышеизложенное позволяет сделать некоторые выводы. Современная консервативная историография, игнорируя объективные социально-экономические и политические предпосылки установления протектората, не может дать удовлетворительного ответа на вопрос о его классовой сущности и исторической роли, не в состоянии проанализировать его внутреннюю политику. Субъективизм, произвол в толковании фактов, идеалистические концепции и построения приводят лишь к концентрированному негативизму по отношению ко всем экономическим, политическим и социальным мероприятиям лорда-протектора во внутриполитической сфере, В силу указанных причин реакционно-консервативное направление в историографии Английской революции представляется бесперспективным.

В настоящее время ведущие позиции в британской историографии революции принадлежат авторам неолиберального направления. Их подход к пониманию событий середины ХУП в. отличается рядом особенностей: они не разделяют взглядов правобуржуазной историографии в оценке личности и деятельности Кромвеля, признают революционную природу кризиса 40-х гг. ХУП в. В то же время трудам современных либеральных ученых присущи пороки вигской историографии XIX ст.: преувеличение значимости религиозного и политического аспектов борьбы и преимущественное их изучение, принижение роли народных масс, описательный характер изложения. Неправомерно отождествляя марксизм с экономическим 5R Павлова Т. А. Английская буржуазная революция в освещении современной англо-американской историографии. — Новая и новейшая история, 1979, № 5, с. 71. материализмом, неолиберальные авторы противопоставляют ему требование & quot-более широкого& quot- подхода, основанного на позитивистской теории равноправных факторов общественного развития. Следствием этой тенденции является большое количество работ, посвященных частным вопросам революции, в том числе и истории протектората Кромвеля.

Касаясь проблематики частных исследований, следует отметить отсутствие крупных работ по экономической истории 50-х гг. ХУП в. Единственным серьезным трудом, посвященным финансовой и торговой политике протектората Кромвеля, по-прежнему остается работа М. Эшли. Частично восполнить пробел позволяет материал, содержащийся в обобщающих исследованиях Д. Эппелби, Дж. Тирск, бп

Л. Стоуна, Б. Коварда. и Общепринятой в современной неолиберальной историографии остается негативная оценка политики правительства в области регулирования промышленности, торговли, финансов. Б. Ковард характеризует ее как & quot-неуспешную, непоследовательную и чрезвычайно запутанную& quot-. Л. Стоун пишет, что в 1653—1658 гг. не было сделано ничего для & quot-внедрения рыночноориентированных, капиталистических форм хозяйства в земледелие, промышленность, торговлю& quot-. 62 ПРичина несостоятельности экономического курса протектора усматривается в отходе последнего

Appleby J. Economic Thought and Ideology in Seventeenth- century England. — Princeton: Princeton univ. press, 1978- Thirsk J. Economic Policy and Projects. The Development of Consumer Society in Early Modern England. — Oxford: Clarendon-press, 1978- Coward B. The Stuart age. — L.: Franklin, 1980- Stone L. The Results of the English Revolutions of the XVII century. -In: Three British Revolutions: 1641, 1688, 1766/ Ed. J.G.A. Pockock. — Princeton: Princeton univ. press, 1980, p. 23−102.

61 Coward B., Op. cit., p. 263.

62

Stone L. Op. cit., p. 46. от экономических программ пуританизма, обусловленном возросшей финансовой зависимостью правительства от & quot-лондонского патрициата& quot- - купечества Сити, несоответствием внешнеполитического курса Кромвеля интересам торгово-промышленных классов. ^

Отметив правомерность изложенных выводов, укажем на типичную для современных неолиберальных исследователей модернизацию экономической истории, выражающуюся в преувеличении значимости для экономической действительности периода мануфактурной стадии развития капитализма понятий, характерных для его промышленной фазы — & quot-свободы торговли& quot- (free-trade) и & quot-невмешательства"- (laieser-faire). Неоправданная гиперболизация названных пунктов экономических программ пуританизма подводит историков к абсолютному отрицанию буржуазных итогов революции вообще и протектората в частности.

Применительно к сельскому хозяйству изложенная концепция

65 нашла опровержение в трудах историков-аграриев. То обстоятельство, что в 1640—1660 гг. не произошло значительного перераспределения земельной собственности, с точки зрения британской исследовательницы Дж. Тирск, не может опровергнуть факта общей буржуазной направленности сельского хозяйства, значительно усилившейся в годы революции. Доказательством этой тенденции она правомерно считает активизировавшуюся в период протектората имущественную и социальную дифференциацию в англий Stone L. Op. cit., p. 46, 48. Stone L. Op. cit., p. 46- Coward B. Op. cit., p. 227.

65

Thirsk J, The Seventeenth-century Agriculture and Social Change. — In- Land, Church and People/Ed. J. Thirsk. — L.: Berks, 1970, p. 148−177- Abel W., Thirsk J. The Agricultural ' Fluctuations in Europe from XIII to XX centuries. — L. j Methuen, 1980- Gentles I. The Sales of Bishops Lands during English Revolution. — English Historical Review, 1980, v. 95, N 376, p. 573−596 (далее ehr). ской деревне, переход от экстенсивной системы земледелия к интенсивной.

Изучение политики правительства в области распродажи конфискованных в годы революции имуществ, предпринятое в английской историографии в 50-е гг. Дж. Тирск, нашло продолжение в работах И. Джентлеса. ^ Хотя основные массы коронных и епископских земель к началу интересующего нас периода были проданы, материал, содержащийся в статьях канадского историка, позволяет конкретизировать причины качественного перерождения кромвелевской армии в 1653—1658 гг., ее антимонархических настроений, раскола между командным составом & quot-железнобоких"- и со солдатской массой.

Особое значение для опровержения реакционных взглядов правобуржуазных авторов об исключительно разрушительном характере деятельности правительства протектората имеет работа Д.

69

Эйлмера & quot-Слуги государства& quot-. Профессор Оксфордского университета доказал, что в республиканской Англии уже начал существование новый тип общественной службы, в некоторых отношениях новая административная система, пока их развитие не было оста

7 Г) новлено, если не повернуто вспять событиями 1660 г. и Эйлмер разделяет мнение Хилла, что протекторат представлял собой частичное возвращение к традиционным формам правления,"консервасс

Thirsk J. Op. oit., p. 154, 156.

6 7

Idem. The Sales of Royalist Lands during the Interregnum. — Economic History Review, v. 5,~N 2, p. 182−209 (далее EcHR)• Gentles I. The Sales of Crown Lands during English Revolution. — EoHR, 1973, v. 26, N 4, p. 614−635. 68

Gentles I. The Sales of Crown Lands., p. 633. ^ Aylmer G.E. The State’s Servants. The Civil Service of English Republic. 1649−1660. — L. -Boston- Little, Brown and Co, 1973.

70 Ibid., p. 341. тивную реакцию& quot-, главный шаг на пути к неизбежной реставрации. & quot-В то же время указанный этап может рассматриваться как запоздалый возврат к нормализации общественной жизни после затянув

7 Т шегося периода гражданских войн& quot-, — отмечает историк. ' На основе привлечения обширного документального материала Эйлмер убедительно доказывает, что новая административная система, получившая начало в республиканский период, с некоторыми модификациями продолжала существовать и в 1653—1658 гг. Автор подводит читателя к выводу: & quot-монархические"- и другие консервативные черты кромвелевского правления не могут опровергнуть факта непрерывности общей политико-административной линии, проводив

72 шейся в период & quot-междуцарствия"-.

Общепринятым в современной неолиберальной историографии является мнение, что установление в Англии режима протектората было обусловлено стремлением классов, победивших в революции, стабилизировать положение в стране, закрепить завоеванные победы в связи с активизацией в начале 50-х гг. ХУП в. деятельности роялистского подполья и народных еретических сект. Конкретизировать вывод о предпосылках установления протектората по позволяют работы Д. Андердауна и 0. Вулрича.

Д. Андердаун в книге & quot-Роялистские заговоры в Англии, 1649−1660 гг. "- исследует социально-политическую обстановку в Англии, состав участников и организацию роялистского подполья,

71 Aylmer G.E. Op. cit., p. 341.

72 Aylmer G.E. Op. cit., p. 54.

Underdown D. Royalist Conspiracy in England. 1649−1660. — New Heavens Univ. Press, I960- Woolrych A. Oliver Cromwell and the Rule of the Saints. -In- English Civil War and After, 1642−1658/Ed. R.H. Parry. — Berkeley — Los Angeles: Univ. of California press, 1970, p. 59−77. раскрывает характер и результаты деятельности заговорщиков на различных этапах революции, в том числе в период протектората. Анализ роялистских восстаний, имевших место в 1653—1658 гг., приводит британского историка к выводу: вплоть до 1658 г. политическая обстановка в стране не обеспечивала успеха восста

74 ний, поднимавшихся с целью реставрации монархии. Говоря об очевидной слабости и разобщенности приверженцев Стюартов, Ан-дердаун подчеркивает, что существование непримиримой роялистской партии послужило одной из основных причин учреждения протектората и его непродолжительности, постоянным источником по

75 литической нестабильности в стране. Активность делинквентов создавала существенные трудности для внутриполитического курса

Кромвеля, была решающим фактором, определявшим внешнюю полити-7 fi ку Англии.

Вторым источником политической нестабильности в 1653—1658 гг. были левые демократические движения. В 70−80-е гг. появилось большое количество работ, посвященных наиболее радикальным течениям в революции, в том числе и в период протектората. ^ Практически все неолиберальные историки останавливают

74 Underdown D. Op. сit., p. 128.

75 Ibid., p. 331.

76 Underdovm D. Op. oit., p. 332.

77 Rogers P.G. The Fifth-Monarchy Men. — L.: O.U.P., 1966- Vann T. The Sooial Development of English Quakerism, 1655−1755. Cambridge (Mass) — Harvard Univ. Press, 1969- Tai Liu. Discord in Zion: the Puritan Divines and the Puritan Revolution 16 401 660. — The Hargue: Nijhoff, 1973- Reay B.S. A maggletonians:

A Study of Seventeenth-century English sectarianism. — Journal of Religious History. — Sydney, 1976, v. 9, N 1, p. 32−49- Watts M.R. The Dissenters. Prom the Reformation to the French Revolution. — Oxfords Clarendon Press, 1976, v. I- Biographical Dictionary of British Radicals in the Seventeenth Century/Ed. R.L. внимание на вероучении и практике крайне левых сект, конкретизируют примерами из их деятельности официально закрепленную & quot-Орудием управления& quot- религиозную политику веротерпимости. Они отказываются признать, что протекторат Оливера Кромвеля установил веротерпимость лишь в том объеме, в каком это было выгодно дворянству и буржуазии. Государственная церковь, базировавшаяся на десятине и подчиненная парламенту и магистратам, вполне устраивала господствующие классы. Как & quot-папизм"-, так и крайние сектантские вероучения были либо запрещены официально, либо подвергались фактическим гонениям. Ограниченный характер веротерпимости, установленной в период военной диктатуры, замалчивается неолиберальными авторами. Симптоматичен для состояния современной буржуазной исторической науки, пропагандирующей тезис о & quot-пассивности"- широких народных масс в революции ХУП в., специфический акцент на религиозно-теологических аспектах сектантских движений, принижение или замалчивание социальной направленности их догматики, сведение религиозного и политического радикализма левых оппонентов протектората лишь к не

7R обычности и эксцентричности их поведения.

Особый интерес современные либеральные ученые проявляют к

79 личности & quot-всемогущего протектора& quot- Англии. Они решительно опровергают попытки правобуржуазной историографии отрицать его

Greaves and R. Zaller. — Brighton: Harvester Press, 1982, v.I.

78 См.: Watts M.R. Op. oit., v. I, p. 209.

79 Wedgewood C.V. Oliver Cromwell. — L.: Duckworth, 1962- Ashley M.P. The Greatness of Oliver Cromwell. — N.Y.- Putnam, 1962- idem. Ashley M.P. Oliver Cromwell and His World. — L.: Macmillan, 1972- Praser A. Cromwell. The Lord Protector. — N.Y.: A.A. Knopf, 1974- Howell R. Cromwell. — Boston-Toronto: Little, Brown" and Co, 1974. роль в истории, представить Кромвеля в виде тирана, занявшего пост верховного правителя трех наций & quot-из вульгарного проявления честолюбия& quot-. С. В. Уэджвуд во вновь изданной книге & quot-Оливер Кромвель& quot- убедительно доказывает, что ее герой не стремился к установлению военной диктатуры и пошел на этот нежелательный для него шаг во имя спасения Англии, предотвращения новых смут и гражданских войн. А. Фрэзер предпринимает попытку & quot-очеловечить"- личность & quot-избранного англичанина& quot-, проследить его действия на посту лорда-протектора с психологической точки зрения, доказать искренность его религиозности и приверженности принципам веротерпимости. М. Эшли самыми замечательными достижениями лорда-протектора считает установление в Англии периода внутреннего мира и относительного процветания после кровопролитных гражданских войн, превращение Англии в великую европейяп скую державу, утверждение нонконформизма. ои Особые похвалы британских историков получают военный и административный талант протектора, его вклад в развитие конституционной монархии в Англии, в формирование британского национального сознания и веротерпимости. & reg-*0ни полагают, что режим военной диктатуры, несмотря на некоторые отталкивающие стороны, в целом сыграл положительную роль в истории. Наиболее четко проводит эту мысль С. В. Уэджвуд: & quot-Протекторат дал Англии пять лет безопасности и относительного процветания,. способствовал спокойному и почти бескровному возвращению монархии& quot-, 1653−1658 гг. были & quot-добоо рым временем — временем отдыха и восстановления. "-

80 Ashley М.P. Oliver Cromwell and His World, p. 114.

81 Hillary A. Oliver Cromwell and the Challenge to the Monarohy. — Oxford: Pergamon ргеза, 1969- Cromwell. A profile/ Ed. I. Roots. — H.Y.: Aroo, 1973t introduction- Wroughton J. Cromwell and Roundheads, — L.: Macmillan, 1969.

82 Wedgewood C.V. Op, cit., p. 132, 134.

— 37

Неолиберальные авторы не закрывают глаза и на классовые основы политики Кромвеля. «Лорд-протектор был настроен к новой радикальной тенденции так же оппозиционно, как и к & quot-феодализму старого общества& quot-, — пишет Роджер Хоуэлл в недавно изданной биографии предводителя & quot-железнобоких"-. & quot-Безусловно, Кромвель был представителем среднего класса, — продолжает канадский историк, — но сам средний класс являлся притесняемой буржуазией. Из этого факта проистекали как либерализм, так и консерватизм лорда-протектора. Кромвель выражал классовые интересы, которые не распространялись на беднейшие слои населения. Он не был, как писал Гардинер, & quot-типичным англичанином& quot-, но только типичным представителем класса, завоевавшего в революции политическое господство в ущерб прочим. "- 84

Таким образом, неолиберальные историки дали достойный отпор попыткам правобуржуазных авторов объяснить события 16 531 658 гг. только игрой субъективных факторов. В то же время присущий им эклектизм, повышенный интерес к религиозному и политическому аспектам проблемы, тенденция к размыванию классовых граней обедняет их труды, объясняет существенные пробелы в изучении истории протектората Кромвеля.

Большое влияние на состояние британской исторической науки оказали труды К. Хилла. Характеризуя творчество британского историка за последние 20 лет, нельзя не отметить его инте

R5 реса к левым радикальным движениям периода & quot-междуцарствия"-.

83 Howell R. Op. cit., p. 132, 134.

84 Ibid., p. 253.

85

Hill C. Antichrist in the Seventeenth-century England. — L.: Lawrence & Wishart, 1971- idem, The World turned Upside Down. Radical Ideas During the English Revolution. — N.Y.- Viking Press, 1972.

Особое значение для изучения нашей проблемы имеет исследование истории квакерства — наиболее активной и дееспособной секты в 1653—1658 гг. Важнейшую причину & quot-выживания"- квакерства в период протектората Хилл усматривает в & quot-твердости сектантов перед лицом преследований& quot-, а также в том, что последние, в известном смысле, стали преемниками разгромленных в I649-I65I гг. радикалов, поглотили левеллеров и рантеров. Британский историк делает интересный и важный вывод: секте квакеров в начале 50-х гг. ХУП в. не были свойствены миролюбие и умеренность поздних квакеров. Существенное значение для понимания истории радикального движения в период протектората имеет книга А.Л. Мор-тона & quot-Мир рантеров& quot-. ^ Содержащийся в ней материал позволяет проследить влияние идеологии и практики рантеризма на эволюцию квакерства.

Историческую роль Кромвеля в качестве нового верховного правителя государства британский историк оценивает следующими словами: & quot-Кромвель стоял во главе великих начинаний, которые оо определяли бдущий ход английской и всемирной истории& quot-.

Автор останавливает внимание на политике правительства в деле реформирования быта, нравов, семейной морали англичан. Последняя, хотя и имела явные перегибы, но в целом сыграла положительную роль в формировании протестантской этики. Эта & quot-пуританская сексуальная революция& quot- привела к улучшению положения женщины, которое в пуританской семье было подчиненным, но не рабским. 89

86 Hill С. The World., p. 168.

87 Morton A.L. The World of Ranters. Religious Radicalism in the English Revolution. — L.: Lawrence & Wishart, 1979.

88 Hill C. God’s Englishman., p. 261.

89 Idem. The World., p. 247.

— 39

Труды К. Хилла вносят важный вклад в изучение Английской революции вообще и протектората в частности. Вместе с тем концепция Хилла не свободна от недостатков и противоречий. В последних работах историк неоправданно модернизирует роль Кромвеля на посту лорда-протектора, допускает необоснованные срав-91 нения.

В целом новые труды К. Хилла и Л. Мортона свидетельствуют об укреплении прогрессивных тенденций в британской историографии. Научные и вместе с тем полемически заостренные, они способствуют разоблачению правобуржуазной исторической науки в интерпретации Английской революции и как составной ее части -протектората Кромвеля.

Суммируя общие тенденции английской историографии протектората Кромвеля за последние двадцать лет, укажем на расширение круга исследовательских проблем, проявляющееся в попытках определения социально-экономических предпосылок и классовой сущности протектората, анализа классового состава боровшихся в. 1653−1658 гг. сторон, в интересе к народным движениям.

Рост прогрессивных тенденций вызывает у некоторых реакционно настроенных ученых стремление опровергнуть закономерность установления в Англии режима военной диктатуры, трактовать проводимую им внутреннюю политику как абсолютно негативную, выдвинуть на первый план причины субъективного порядка, размыть классовые и социальные грани враждовавших группировок. В некоторых отношениях при этом позиции консервативной и неолиберальной историографии смыкаются: для обоих направлений характерно отрицание главенствующей роли социально-экономических

91 Hill С. God’s Englishman., р. 2бЗ- idem. Some Intellectual Consequences of the English Revolution. — Madison (Wis.) — Univ. of Wiskonsin Press, 1980, p. 23. факторов, акцентирование внимания на религиозной и политической стороне событий, принижение или замалчивание роли радикальных демократических движений, подчеркивание негативных сторон их идеологии и практики.

Положительным моментом является большое количество частных исследований, привлекающих в научный оборот много нового фактического материала. Но до серьезных обобщений они, как правило, не доходят.

История протектората Кромвеля не обойдена вниманием и в трудах советских историков. Посвященные общим и частным вопросам революции ХУП в., они заложили основу для изучения режима военной диктатуры.

С.И. Архангельский в работе & quot-Аграрное законодательство Английской революции& quot-, проанализировав процесс реализации иму-ществ феодальной контрреволюции в период республики и протектората, впервые в историографии Английской революции на большом конкретном материале выявил классовые тенденции аграрного законодательства эпохи революции, указал, что земельная мобилизация 1649−1658 гг., ознаменовавшая победу буржуазной собственности над феодальной, заложила основу для развития системы крупных земельных владений.

Проблемы аграрного законодательства подвели историка вплотную к изучению крестьянских движений эпохи протектората. В работе & quot-Крестьянские движения в Англии 40−50-х гг. ХУП в,& quot- С. И. Архангельский дал ряд примеров борьбы крестьян с огораживаниями и за сохранение лесных сервитутов, показал, что в основном они не выходили за рамки легальности. В то же время автор подчеркнул массовый характер крестьянской борьбы, доказательством чего он считал неоднократно повторявшиеся в 16 531 658 гг. законы об усилении наказаний за разрушение осушитель

— 41 ных сооружений и изгородей. Таким образом, работы советского историка впервые в историографии протектората осветили коренные вопросы его аграрной политики.

Краткий анализ предпосылок перехода к военно-диктаторским методам управления, изложение основных моментов социально-экономической и политической истории 1653−1658 гг. даны в коллективном труде & quot-Английская буржуазния революция ХУП в. "-

Особенности социально-политической расстановки сил в 16 571 658 гг., их перегруппировка в связи с отходом от поддержки режима военной диктатуры гражданских индепендентов, причины сужения классовой базы протектората излагаются в монографии Т. А. Павловой & quot-Вторая Английская республика& quot-. Несомненный интерес представляют работы М. А. Барга и Т. А. Павловой, посвященные вождю индепендентов, в личности которого преломились противоречивые тенденции Английской революции.

Таким образом, достижения советской исторической науки, досконально изучившей основные проблемы буржуазной революции ХУП в., подготовили почву для исследования внутренней политики правительства режима военной диктатуры.

Источниками для нашей работы послужили разнообразные материалы. По характеру содержащейся в них информации все источники могут быть разделены на несколько групп: официальные государственные бумаги- переписка- дневники, мемуары- памфлеты, петиции.

К первой группе относятся журналы палаты общин и & quot-Парламентская история Англии& quot-, изданная У. Коббетом, коллекция актов и ордонансов периода революции, собранная Ферсом и Райтом, а также собрание государственных бумаг, вошедшее в серию & quot-Саар lendar Domestic. '* Это наиболее & quot-объективные"- и существенные

92 Great Britain. Parliament. House of Commons Journals. для нас источники, ибо только они отражают конкретную деятельность правительства режима военной диктатуры во всех ее направлениях, позволяют судить о финансовом положении правительства, о ходе политической борьбы в парламентах Кромвеля, а также (благодаря помещенным здесь петициям) о настроениях различных слоев населения Англии.

Журнал палаты общин содержит самые обширные и точные сведения о том, когда, как и какой билль обсуждался в парламенте. В хронологической последовательности в нем помещены описания всех заседаний палаты. Форма описания специфична: каждый раз называется обсуждаемый законопроект, хотя его содержание не раскрывается- затем перечисляются лица, которые в специальном комитете, подробно рассмотрев этот билль, предлагают палате вынести свое решение по нему — принять, пересмотреть, отложить. Здесь же даются результаты голосования депутатов.

Всякий раз в журнале сообщается, когда, на какой срок и почему откладывается заседание парламента, либо распускается последний. Такого рода сведения наряду с опубликованными там текстами речей протектора позволяют представить характер его взаимоотношений с палатой. Помещенные в журнале петиции от городов и отдельных групп граждан дают возможность выяснить, в какой степени деятельность парламента в действительности отражала интересы нации.

2651−1660. — L.: Longmans, 1813, v. VII (далееС. «-1.) — The Parliamentary History of England from the earliest period to 1803/ Ed. W. Cobbett. — L.: Longmans, 1807, v. Ill- Acts and Ordinances of the Interregnum, 1642−1660/Ed. C.H. Firth and R.S. Rait. — L.- Wyman and Sons, 1911, 2 vols, (далее A. and 0.) — Calendar [of State Papers] Domestic ^Series]. 1653~1659. — L.: Longmans and Co, 1883−1886 (далее CSPD).

— 43

Сведения о борьбе по политическим и экономическим вопросам в рамках интересующего нас периода, почерпнутые из журнала, могут быть в значительной степени дополнены материалом, содержащимся в & quot-Парламентской истории Англии& quot-, а также в пар

Q О ламентском дневнике Томаса Бартона. Названные источники особенно ценны, поскольку содержат краткие записи выступлений депутатов парламента. Эти записи стали исходными данными при написании значительной части работы, и это естественно, так как представление об идейно-политической борьбе в парламенте можно получить, лишь анализируя выступления его членов.

Подробное содержание законопроектов, представляющих конкретный итог деятельности правительства, содержится в & quot-Актах и ордонансах периода междуцарствия& quot-, изданных Ферсом и Райтом. В них воспроизводится фактически полная картина законодательной практики правительств республики и протектората.

Явная недостаточность опубликованных материалов по экономической истории периода революции послужила побудительным мотивом для издания в 1972 г. Дж. Тирск и Дж. Купером & quot-Экономических документов ХУП ст. "-, введших в научный оборот большое од п количество нового фактического материала. Его составители, исходя из поставленной цели, & quot-стремились проиллюстрировать возможно большее количество аспектов экономической жизни и тем самым наметить новые пути для исследования. Данный источник лишь & quot-с натяжкой& quot- может быть отнесен к группе & quot-объектив

Buxton Т. Diary of Thomas Burton, member in the Parliaments of Oliver Cromwell, from 1656 to 1659. With an account of the Parliament of 1654/Ed. J.T. Rutt, — 1.: Colburne, 1828, 4 v.

Seventeejith-century Economic Documents/Ed. J. Thirsk and J.P. Cooper. — Oxford: Clarendon Press, 1972. (далее Seventeenth-cent. Ec.D.).

95 Ibid., p. IV. ных& quot-, однако он имеет существенное для нас значение, поскольку предоставляет возможность анализа конкретных экономических мероприятий правительства с точки зрения их соответствия интересам определенных общественных классов. Это относится, в первую очередь, к государственной политике в области регулирования огораживаний и вызванной ей памфлетной полешке, а также к правительственному курсу в области регулирования торговли и промышленности. Нетрадиционное для либеральной историографии построение сборника (авторы отказались от принятого деления ХУП в. на триады — 1600−1640, 1640−1660, 1660−1700) и как следствие акцентирование внимания на преемственности и непрерывности исторического процесса имеет итогом игнорирование составителями ряда существенных моментов в экономической политике правительства в 1640—1660 гг., не имевших прецедентов в дореволюционной Англии и не нашедших продолжения после реставрации, а потому расцененных как & quot-незначительные"-. Это относится к освещению борьбы йоменри за отмену & quot-рабского держания& quot- - копигольда, лондонских компаний — за подтверждение хартий. Крайне скудно проиллюстрирован процесс реализации секвестрованных имуществ феодальной контрреволюции.

Особую ценность представляет переписка между центральной администрацией и местными властями, донесения должностных лиц о положении дел на местах и за границей, а также сведения о некоторых экономических мероприятиях правительства. Подобная информация дается в & quot-Календаре государственных бумаг& quot-. Наряду с материалами по экономической и политической жизни страны & quot-Календарь"- содержит сведения о выступлениях народных масс, многочисленные крестьянские петиции на & quot-незаконные"- огораживания и лесные конфликты, позволяющие судить о действительном положении народа в период протектората. Помещенные в & quot-Календа

— 45 ре& quot- материалы предоставляют возможность проследить эволюцию правительственной политики в различных сферах управления, на уровне объективной аргументации определить степень ее соответствия экономическим и политическим потребностям различных общественных классов.

До высшего государственного учреждения доходили сведения лишь о более крупных конфликтах, имевших место в английской деревне 50-х гг. ХУП в. Мелкая местная борьба йоменри за наследственное держание, за старинную низкую ренту хорошо отрази

QC лась в делах & quot-Комитета по соглашениям& quot-.

Вторую группу наших источников составляет переписка, официальная и частная. Она позволяет взглянуть на одни и те же события, в особенности на процесс складывания роялистского подполья и его деятельность, внутриполитическую борьбу в среде классов-победителей, мероприятия правительства по пресечению борьбы делинквентов и радикалов, глазами разных людей, представителей определенных политических группировок. Здесь виднейшее место принадлежит коллекциям государственного секретаря и шефа тайной полиции Дж. Терло, Николаса — государственного секретаря Карла П, Эд. Гайда — руководителя эмигрантского роялистского центра, а также самого лорда-протектора, отличающим

97 ся хорошей осведомленностью и яркими интересными деталями.

96

Calendar of the Proceedings of the Commitee for Compounding/Ed. M.E. Green. — L.: Longmans and Co, 1891−1892, pt. Ill-IV (далее Gal. Com. for Сотр.).

97 Thurloe J. A Collection of the State Papers of John Thurloe with a complete index to each volume by T. Birch. — L.: Woodward and Davis, 1742, 7 vole, (далее TSP) — Nicholas E. Correspondence (Nicholas Papers). — L. j Longmans, 1892−1924, v. Ill-IV. (Historical soc. Publications. Camden ser.) — Clarendon State Papers, oollected by Edward, Earl of Clarendon/Ed.

— 46

Большое место среди наших источников принадлежит мемуарной литературе, дневникам. Выше уже говорилось о парламентском дневнике Т. Бартона, подробно освещающем ход дебатов во втором парламенте Кромвеля, а также в его многочисленных подкомитетах, членом которых состоял автор. Кроме того, назовем мемуары республиканца Э. Ледло, в целом политически пристрастные, но в то же время нередко дающие глубокую и верную оценку событиям- жены республиканского полковника Джона Хетчинсона — Люси Хетчин-сон, Уайтлока — одного из организаторов и руководителей Дворцовой партии, а также дневник основателя секты квакеров Дж. Фокса. 98

Наконец, существенную роль в складывании нашего представления об идейной жизни эпохи протектората сыграли как современные изучаемым событиям, так и более поздние памфлеты и трактаты. Их анализ дает возможность проследить эволюцию настроений различных слоев английского общества.

Подводя итог вышеизложенному, отметим, что исходя из главной цели исследования, мы стремились руководствоваться в пер

R. Scrope and Т. Monkhouse. — Oxford- The Clarendon Printing-House, v. III, 1786 (далее CI. St.P.) — Calendar of Clarendon State Рарегв/Ed. W. Dunn and Macray. — Oxford- Clarendon Press, 1869−1876, v. II-III (далее Cal. Ci. St. P.) — Carlyle I. Op. oit.- Abbott W.C. Op. oit.

98 Ludlow E. Memoirs (1625−1672)/ Ed. C.H. Firth. — Oxford- Clarendon press, 1894, v. I-II (далее Ludlow E.) — Hutchinson L. Memoirs of the Life of Colonel John Hutchinson, governor of Nottingham. — L.- J.C. Nimmo, 1885, v. II (далее Hutchinson L.) — Whitelook B. Memorials of the English Affaires from the Beginning of the Reign of Charles the First to the Happy Restoration of King Charles the Second. By B. Whitelook. — Oxford- Univ. press, 1853, v. Ill-IV (далее Whitelook B.) — The Journal of George Fox. — Cambridge (Mas,) — Univ. press, 1952 (далее pox G.) вую очередь, источниками, отражающими внутриполитическую деятельность правительства в 1653—1658 гг. на уровне объективной аргументации, то есть отнесенными нами к первой группе. Однако лишь совокупность документальных сведений, относящихся к периоду протектората в целом, позволяет исследовать поставленную проблему на’основе самого разнообразного и обширного исторического материала с достаточной полнотой.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы настоящей работы изложены автором в опубликованных статьях. По материалам исследования диссертант выступал с сообщениями на ХХХУ1 И ХХХУП ежегодных Герценовских чтениях в ЛГПИ им. А. И. Герцена. Диссертация обсуждалась на кафедре всеобщей истории ЛГПИ им. А. И. Герцена.

— 48

ВЫВОДЫ

Политическая борьба в Англии в 1653—1658 гг., обусловленная незавершенностью революции, носила острый и непримиримый характер. Она развивалась в двух направлениях. С одной стороны, классы-победители — индепендентское дворянство и буржуазия -выступили единым фронтом против своих классовых врагов — роялистов, намеревавшихся ликвидировать завоевания 40-х гг. ХУП в., и демократов, предполагавших углубление социально-экономических и политических итогов революции. С другой стороны, в среде классов-победителей развернулась борьба по вопросу о форме государственного устройства Англии, вызванная противоречивостью интересов различных группировок буржуазии и землевладельцев.

Первая тенденция привела в 1653 г. к установлению режима военной диктатуры, призванного закрепить имущественные и политические завоевания и создать благоприятные условия для активизации торговой и промышленной деятельности. Ко второй половине 1655 г. протекторат, в основном, справился с возложенными на него полицейско-охранительными функциями. Комплекс экономических и политических мероприятий, осуществленных правительством, привел к ликвидации & quot-активного"- крыла партии роялистов и ослаблению ее & quot-благонамеренных"- членов. Ослаблением позиций характеризовалось и положение демократического лагеря. Оно выразилось в упадке влияния левеллеров и милленариев, в возрастании авторитета квакеров, единственной формой борьбы избравших мирное неповиновение.

Со второй группой задач, носивших созидательный характер,

— 184 правительству справиться не удалось. К 1657 г. в Англии отчетливо наметились кризисные явления. К этому же времени обнаружились негативные стороны политического господства военных, выражавшиеся в грубом нарушении конституции, в произвольной системе налогообложения, в попрании прав и привилегий парламента. Гражданские сторонники протектората мирились с ними, пока угроза со стороны роялистов и радикалов носила реальный, осязаемый характер. Но со второй половины 1656 г., когда обнаружилась возможность смягчения военно-полицейских методов управления государством, в среде классов-победителей разгорелась борьба по вопросу о форме государственного устройства Англии, к моменту смерти Кромвеля оставшаяся незавершенной. Идея реставрации монархии в лице дома Кромвелей не нашла поддержки среди высшего офицерства армии.

Таким образом, политическая борьба 1653−1658 гг. завершилась победой блока индепендентского дворянства и буржуазии над противниками справа и слева. С другой стороны, неразрешимость противоречий в среде самих классов-победителей, обусловленная различными интересами отдельных фракций буржуазии, землевладельцев и армейского офицерства, обусловила дальнейшие поиски такой формы государственного устройства, которая бы соответствовала новым, сложившимся в ходе революции общественным отношениям, завершившиеся в 1660 г. реставрацией монархии Стюартов.

— 185 -ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Последние месяцы республиканского режима были отмечены глубоким политическим кризисом, протекавшим на фоне относительного экономического подъема. Конкретными проявлениями кризиса явились активизация крестьянско-плебейского лагеря, создававшая угрозу нового революционного подъема, и завершение комплектования сети роялистских подпольных организаций и складывание их руководящего органа внутри страны, грозившее развязыванием очередной гражданской войны. В этих условиях буржуазия и новое дворянство, опасавшиеся, с одной стороны, взрыва народной стихии, с другой — феодальной контрреволюции, а потому желавшие установления & quot-твердой власти& quot-, пошли на учреждение режима военной диктатуры. В результате единый блок классов-победителей, направленный против народных масс и феодальной аристократии, вновь консолидировал ряды. Следовательно, основная функция протектората — режима военной диктатуры, призванного закрепить и защитить политические и имущественные приобретения индепен-дентского дворянства и буржуазии, осуществленные в 40-х гг. ХУП в. , — полицейско-охранительная. Материальным гарантом ее успешного выполнения, источником действительной силы правительства в I6S53-I658 гг. являлась опора последнего на армию.

При этом все группировки в среде господствующих классов, за исключением большей части высшего офицерства, в рядах которого со времени ирландского похода начинают преобладать специфически милитаристские, узкокорпоративные интересы, расценивали новый режим, неизбежно сопровождавшийся некоторым лимитированием политических прав и привилегий парламента, как чрезвычайную меру временного характера, обусловленную экстраординарными потребностями защиты завоеваний революции и не снимавшую с

— 186 повестки дня вопрос о форме государственного устройства.

Внутриполитическая и международная деятельность правительства в 1653—1658 гг. четко подразделяется на два этапа. Гранью между ними представляется март 1655 г., ознаменовавшийся учреждением института генерал-майоров. На первом этапе (20 декабря 1653 г. — март 1655 г.) Кромвель и Государственный совет стремились придерживаться конституционных методов правления в целях обеспечения прочной классовой базы нового режима как необходимого условия для успешной борьбы с феодальной контрреволюцией и народными еретическими сектами.

Политическое и финансовое репрессирование наиболее активных и непримиримых группировок противников в сочетании с мерами & quot-примирительного"- характера по отношению к умеренным членам оппозиции (официально провозглашенная политика широкой веротерпимости и обеспечение легальных возможностей для частичной реставрации феодального землевладения) привело к существенному ослаблению демократического и роялистского лагерей, к углублению их внутренних разногласий и раскола. Со второй половины 1655 г. самостоятельные сектантские и делинквентские движения уже не представляли реальной угрозы завоеваниям революции. Таким образом, режим военной диктатуры в основном справился с возложенной на него охранительной миссией уже на первом этапе своего существования.

Стабилизация внутриполитического положения обусловила переход к новым формам правления, направленным на закрепление одержанных побед, предотвращение крупномасштабных акций оппозиции и блокировки отдельных ее группировок как друг с другом, так и с силами международной реакции. Среди мер превентивного порядка во внутриполитическом курсе ведущая роль отводилась институту генерал-майоров, во внешнеполитическом — войне с Ис

— 187 панией, потенциальной союзницей кавалеров и сторонницей реставрации дома Стюартов.

Преимущественно политические и специфически милитаристские задачи режима 1653−1658 гг., успешное выполнение которых требовало существенных средств для содержания армии и флота, обусловили интенсивную эксплуатацию хозяйственных ресурсов страны. Четко наметившаяся в 1653 — первой половине 1655 г. тенденция к ужесточению государственного контроля над торговлей и промышленностью в целях аккумулирования в Англии достаточных фондов предметов первой необходимости, продуктов питания и военно-стратегических материалов приобрела гипертрофированные размеры в 1656—1658 гг. Экономическая политика правительства во второй период протектората характеризовалась отходом от экономических программ пуританизма, предполагавших возведение принципов & quot-свободы торговли& quot- и & quot-невмешательства"- в ранг официальной государственной политики. Подтверждение исключительных привилегий ряда промышленных и торговых корпораций, регламентирование цен и стандартов продукции, передача на откуп таможенных пошлин и акциза, сопровождавшаяся взвинчиванием налоговых ставок, не подкреплялись параллельными мероприятиями по пресечению практики свободного предпринимательства и торговли. Компромиссный и непоследовательный курс протектора в области хозяйственного регулирования объективно способствовал подрыву традиционной политики меркантилизма.

Не отвечала коренным интересам английских собственников, в первую очередь новых классов, политика режима военной диктатуры в двух важнейших внешнеполитических вопросах — отношениях с Голландией — главным торговым конкурентом Британии, и Испанией — традиционным поставщиком шерсти для английских мануфактур.

— 188

Мы должны констатировать, что относительный подъем хозяйства в Англии, наметившийся в начале 50-х гг. ХУП в., был остановлен, если не повернут вспять несостоятельным экономическим курсом протектора. Несоответствие экономической политики правительства интересам торговой и промышленной буржуазии и, как следствие, хозяйственная разруха и финансовый кризис режима, политическое засилье армии обусловили отход буржуазии от поддержки протектората в 1656—1658 гг. Одновременно аналогичное явление наблюдалось и в среде индепендентского джентри, тесно связанного с предпринимательством и торговлей.

Конкретными проявлениями указанного процесса явились развязывание конституционного диспута 1656 г., отказ Дворцовой партии от политики поощрения военно-диктаторских методов руководства государством и союза с высшими офицерами, свертывание института генерал-майоров, попытки преобразования военной диктатуры в конституционную монархию посредством учреждения новой династии.

Борьба в среде классов-победителей по вопросу о форме государственного устройства протекала на фоне широкого народного недовольства, обусловленного резким ухудшением материального положения основной массы трудящихся — йоменри — вследствие официально провозглашенного курса на невмешательство государства в сферу манориальных отношений. Отсюда проистекали ее непоследовательность и незавершенность. Гражданские сторонники режима военной диктатуры, осознавая необходимость перехода к & quot-традиционной"- форме правления, не могли пойти на полный разрыв с армией: любое совпадение во времени выступлений радикалов и кавалеров угрожало развязыванием очередной гражданской войны. Только в случае консолидации единого блока крупных собственников перед лицом народной оппозиции гражданские сторон

— 189 ники протектората могли бы безбоязненно отказаться от опоры на войско и его командный состав. Однако к 1658 г. процесс складывания предпосылок реставрации еще не завершился. Если материальные факторы для возвращения Карла П были налицо (односторонняя отмена рыцарского держания и частичная реставрация феодального землевладения), то психологический климат в стране не благоприятствовал воцарению легитимного монарха. Следовательно, и во второй период протектората опорой режима продолжала оставаться армия.

Катастрофическое сужение классовой базы режима военной диктатуры в 1656—1658 гг. продемонстрировало несостоятельность протектората как государственной системы в условиях относительной политической стабильности- специфически милитаристская направленность протектората истощала экономический потенциал страны, задерживала его развитие. С выполнением правительством в 1653—1658 гг. задач охранительного порядка на повестку дня вставал вопрос о создании политической надстройки, адекватной буржуазному характеру экономики.

Четкое определение места и роли протектората по отношению к событиям 40-х гг. ХУП в. затрудняется неразработанностью периодизации Английской буржуазной революции в советской историографии.

Попытка решения данного вопроса предпринималась дважды. Г. Р. Левин выделил три этапа в борьбе 40 — начала 50-х гг. ХУП в. Начальной гранью революции он считает выступление народных масс в Лондоне весной 164I г. Второй период, увенчавшийся буржуазно-демократическим этапом, — гражданские войны 1642−1649 гг. В ходе третьего периода происходит закрепление буржуазией и джентри завоеваний в республике 1649−1653 гг. и подавление классами-союзниками революционных сил (диггеров и левеллеров).

— 190

Разгон Кромвелем Малого парламента и установление военной диктатуры Г. Р. Левин считает концом революции.

Т.А. Павлова расширила хронологические рамки революции до 1660 г. на том основании, что & quot-народные массы в 1659 г. не считали революцию законченной. Революция была завершена только для классов-союзников, достигших в ней своих целей. Низы же народа, оставшиеся верными сектантскому религиозному идеалу, стремились после падения протектората добиться тех насущных для них задач, которые не были решены буржуазной революцией& quot-. 484

Между тем в рамках интересующего нас периода демократическое движение развивалось по нисходящей линии. В подавляющем большинстве случаев оно характеризовалось отказом от практической борьбы за воплощение в жизнь крестьянско-плебейской программы, надеждами на мирное разрешение конфликта. Очевидный всплеск сектантской идеологии, обусловленный ухудшением материального положения йоменри вследствие однобокого решения аграрной программы, не представляется, на наш взгляд, полноценным аргументом в пользу классификации протектората как очередного этапа революции.

Уникальность протектората как формы государственного устройства, состоявшая в политическом преобладании высшего офицерства и опоре правительства на армию, является наиболее очевидной, но не наиболее существенной характеристикой периода. Она не может заслонить главного: Кромвель и Государственный совет, выполняя возложенную на них охранительную миссию, руководствовались теми же целями, что и Долгий парламент в 1 649 484 Левин Г. Р. К вопросу о периодизации Английской буржуазной революции ХУП в. — Ученые записки ЛГПЙ им. А. И. Герцена, 1955, T. III, с. 101 -103.

48^ Павлова Т. А. Вторая Английская республика., с. 211.

— 191

1653 гг. с тем лишь различием, что добивались их практической реализации иными средствами — военно-диктаторскими. Деятельность правительства в 1653—1658 гг. была направлена на защиту политических и имущественных завоеваний 40-х гг. ХУП ст. Ни один из многочисленных актов и ордонансов, изданных в указанный период, не нес в себе принципиально нового решения наиболее сложного узла социальных противоречий эпохи — противоречий на почве аграрного вопроса. Поэтому мы не считаем правомерным включение протектората в рамки революции. Режим военной диктатуры, выполнив возложенную на него охранительную миссию, явился переходной ступенью от республики к конституционной монархии вследствие оформления в 1653—1658 гг. материальных и политических предпосылок реставрации. Именно в этом нами усматривается основное значение протектората в английской истории вообще и истории революции в частности.

— 192

Показать Свернуть

Содержание

Глава I. Экономическая политика протектората

Кромвеля (1653−1658 гг.).

§ 1. Финансовая, налоговая, торговая и промышленная политика в период протектората Кромвеля.

§ 2. Аграрная политика в период протектората.

Выводы.

Глава П. Политическая борьба в Англии в период протектората Кромвеля (1653−1658 гг.).

§ 1. Политическая обстановка в Англии накануне установления протектората.

§ 2. Внутриполитическая борьба в Англии по вопросу о форме государственного устройства в период протектората Кромвеля.

§ 3. Роялистское подполье и роялистское движение в период протектората Кромвеля.

§ 4. Демократическое движение в период протектората.

Выводы.

Список литературы

1. Классики марксизма-ленинизма.

2. Энгельс Ф. Положение Англии. Восемнадцатый век. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т.I. с. 598−617.

3. Маркс К., Энгельс Ф. Рецензия на книгу Гизо & quot-Почему удалась Английская революция?& quot- Там же, т. 7, с. 218−223.

4. Маркс К. Ост-индская компания, ее история и результаты ее деятельности. Там же, т. 9, с. 151−160.

5. Энгельс Ф. Введение к английскому изданию & quot-Развития социализма от утопии к науке& quot-. Там же, т. 22, с. 294−320.

6. Маркс К. Капитал. Там же, т. 23.

7. Ленин В. И. Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905−1907 годов. Полн. собр. соч., т. 16, с. 193−413.1. Источники

8. Abbott W.С. The Writings and speeches of Oliver Cromwell. Cambridge (Mass.): Harvard univ. press, 1945−1947. -Vol. 3−4.

9. Acts and ordinances of the Interregnum, 1642−1660 /Ed. C.H. Firth, R.S. Rait. L. s Wyman and Son, 1911. — Vol. 1−2.

10. An answer to a paper entitled A true Narrative of the cause and manner of the dissolution of the late parliament. Wherein the Grounds and Manner thereof are truly stated and vindicated. L., 1653. — 10 p.

11. Bland J. Trade Revived, or a way proposed to restore, increase, inreach, strenthen and preserve the decayed and even dying trade of this our English nation. L., 1660. — 57 p.

12. Burton I. Diary of Thomas Buxton, member in the parliaments of Oliver Cromwell, from 1656 to 1659. With an account of the parliament of 1654/Ed. J.T. Rutt. L.: H. Colburne, 1828. — Vol. I-IV.

13. Calendar of Clarendon State Papers/Ed. 0. Ogle, H. Bliss, D. Macrey. Oxford- Clarendon press, 1869−1876. — Vol. II-III.

14. Calendar of State Papers. Domestic [series]. 16 531 659. L.: Longmans and Co., 1879−1886.

15. Calendar of the Proceedings of the Committee for Compounding, 1643−1660/Ed. M.E. Green. L. j Longmans and Co, 1891−1892. — P. Ill-IV.

16. Carlyle T. The letters and speeches of Oliver Cromwell/Ed. S.C. Lomas. L. s Methuen and Co., 1904. — Vol. I-III.

17. Clarendon E. The History of the rebellion and oivil wars in England. Oxfords Oxford univ. press, 1843* - Vol. VII. 649 p.

18. Clarendon State Papers, collected by Edward, earl of Clarendon/Ed. R. Scrope, T. Monkhouse. Oxfords Clarendon printing-house, 1786. — Vol. III. 750 p.

19. Clarke Papers, selections from the papers of William Clarke, secretary to the council of the army, 1647−1649 to general Monck and the commanders of the army of Scotland, 1651- 194 1660/Ed. C.H. Firth. L. j Longmans, Green and Co., 1899. -Vol. II-III.

20. Collier T. A looking-glass for quakers, wherein they may behold themselves- and other also may behold (their. pernicious ways. L., 1657. — 20 p.

21. Cromwelliana, or a chronological details of events, in which Oliver Cromwell was engaged from the year 1642 to his death in 1658. Westminster: G. Smeeton, 1810. — 196 p.

22. The Fundamental Lawes and Liberties of England. Claimed, asserted and agreed unto, by several Peaceable Persongs of the City of London, Westminster, Southwark, Hamlets, and places adjacent, Commonly called Levellers. 1., 1653. — 54 p.

23. Goffer W. How to advance the Trade of the Nation, and employ the Poor. Harleian Miscellany, v. IV, p. 366−370.

24. The Grand consern of England Explained. Harleian Miscellany, v. VIII, p. 544−545.

25. Great Britain. Parliament. House of Commons Journals, 1651−1660. L., 1813. — Vol. V, VII.

26. Harleian Miscellany of a collection of scarce, curious and entertaining pamphlets and tracts from the library of Edward Harley. L.: T. Osborne, 1744. — Vol. 1, III, IV, VII, X.

27. Harrington J. The Commonwealth of Oceana. L.- G. Routledge and sons, 1887. — 281 p.- 195

28. Hutchinson L. Memoirs of the life of colonel John Hutchinson, governor of Nottingham/Ed. C.H. Firth. L.- J.C. Niramo, 1885. — Vol. 11. 421 p.

29. The Journal of George Fox. Cambridge: univ. press, 1952. — 789 p. 31. bee J. Vindication of a regulated enclosure. L., 1656. — 16 p.

30. Lilburne J. A Defencive Declaration. L., 1653. — 201. P.

31. Lilburne J. The Upright man’s vindication. L., I653.- 34 p.

32. Ludlow E. Memoirs (1625−1672)/Ed. C.H. Firth. Oxford: Clarendon press, 1894. — Vol. I-II.

33. A Narrative of the Late Parliament (so called). -Harleian Miscellany, v. Ill, p. 448−468.

34. Nedham M. The Case of the Commonwealth stated. L., 1650. — 94 p.

35. Nedham M. The Excellencie of a Free State, or, the right constitution of a Commonwealth. L., 1656. — 246 p.

36. Nicholas E. Correspondence (Nicholas Paper-s)/Ed. G.F. Warner. L.: Camden Soc. Publ., 1899−1920. — Vol. II-IV.

37. The Parliamentary history of England from the earliest period to 1803 /Ed. W. Cobbett. L.: T. Curson Hansard, 1808.- Vol. III. 1611 p.

38. Roberts J. Treasure of Traffike- or a Discourse of Foreign Trade. L., 1651. — 27 p.

39. RobinBon H. Certain proposals in order to the people’s freedome and accomodation in some particulars. With the advancement of trade and negation of this Commonwealth in general. -L., 1652. 10 p.- 196

40. Scotland and Protectorate/Ed. C.H. Firth. Edinburgh- A. Constable, 1899. — 432 p.

41. Seventeenth-century economic documents/Ed. J. Thirsk, J.P. Cooper. Oxford- Clarendon press, 1972. — 849 p.

42. Sexby E. Killing no murder- briefly discoursed in three questions, by William Allen. Harleian Miscellany, v. IV, p. 276−292.

43. Sir George Sounders. His plain narrative to the world of all his passages upon the death of his two sonnes. Harleian Miscellany, v. X, p. 50.

44. Somers J. A Collection of scarce and valuable tracts (Somer's Tracts)/Ed. W. Scott. L.- T. Osborne, 1812.

45. A Standart set up: wherento the true seed and saints of the Most High may be gathered into one, out of their several forms: for the Lamb against the Beast, and false Prophet, in this good and honorable cause. Subscribed W. Medley scribe. -L., 1657.

46. Strena is Vavasoriensis. L., 1654. — 14 p.

47. Thurloe J. A Collection of the State Papers of John Thurloe with a complete index to each volume by T. Birch. L.: Th. Woodward and Ch. Davis, 1742. — Vol. I-VII.

48. To the Most Illustrious Charles II, the humble petition of James Wenlock. L., 1662. — 94 p.

49. A True account of late bloody and unhuman conspiracy against His Highness the Lord Protector. Harleian Miscellany, v. X, p. 210−251.

50. A True state of case of Commonwealth. L., 1654. 48 p.

51. Tyrants and Protectors set forth in their Colours, — 197 or the Difference between Good and Bad Magistrates- In several characters, instances and examples of both. By P.P. L., 1654.- 51 P.

52. A Vindication conserning common fields and enclosures.- L., 1656.

53. Violet T. Advancement of Merchandise- or certain Proposals of the improvement of Trade. L., 1651. — 82 p.

54. Violet T. A Petition against Jews- with several Rea-songs, providing the East India and Turkey, and the East Country Trade may be driven without transporting Gold or Silver out of England. L., 1661. — 8, p.

55. Whitelock B. Memorials of the english affaires from the beginnigg of the reign of Charles the first to the Happy Restoration of king Charles the second. Oxford: univ. press, 1853. -Vol. Ill-IV.

56. Английская буржуазная революция ХУЛ в. /Под ред. Е. А. Косминского, Я. И. Левицкого. М.: Изд-во АН СССР, 1954. — Т. 1−2.- 198

57. Архангельский С. И. Аграрное законодательство Английской революции. 1649−1660 гг. М.: Изд-во АН СССР, 1940. -276 с.

58. Архангельский С. И. Крестьянские движения в Англии 4050-х гг. ХУП в. М.: Изд-во АН СССР, I960. — 356 с.

59. Барг М. А. Кромвель и его время. М.: Учпедгиз, I960. — 243 с.

60. Барг М. А. Народные низы в Английской буржуазной революции ХУП в. М.: Наука, 1967. — 351 с.

61. Виноградов К. Б. Очерки английской историографии нового и новейшего времени. Л.: Изд-во ЛГУ, 1975. — 224 с.

62. Вольский Ст. Кромвель. М.: Курн. -газетное объедин., 1934. — 304 с.

63. Гардинер С. Р. Пуритане и Стюарты (1603−1660). Спб.: Изд-во И. Гольдберга, 1896. — 228 с.

64. Гизо Ф. История Английской революции. Спб.: Изд-во Головачова, 1868. — Т.З. 403 с.

65. Кареев Н. И. История стран Западной Европы в новое время. Спб.: Изд-во Стасюлевича, 1908. — Т.П. 620 с.

66. Карлейль Т. Герои и героическое в истории. Спб.: Изд-во Павленкова, 1898. — 340 с.

67. Ковалевский М. М. Кромвель и свобода совести в Англии. В кн.: Киевский сборникДГод ред. И. В. Лучицкого. — Киев: Изд-во Кульженко, 1892, с. 5−22.

68. Ковалевский М. М. От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму. -М.: Изд-во Сытина, 1906. Т.П. 492 с.

69. Лавровский В. М., Барг М. А. Английская буржуазная революция. Некоторые проблемы английской буржуазной революции 40-х годов ХУП в. М.: Соцэкгиз, 1958. — 366 с.- 199

70. Левин Г. Р. К вопросу о периодизации Английской буржуазной революции ХУП в. Ученые записки ЛГПИ им. Герцена, 1955, т. 111^. 101-ЮЗ.

71. Левин Г. Р. Из истории демократического движения в годы Английской буржуазной революции ХУП в. В кн.: Вопросы социально-политической жизни Европы нового и новейшего времени. -Л.: Лениздат, 1966, с. 3−158.

72. Левин Г. Р. Демократическое движение в Английской революции ХУП в. Л.: Изд-во ЛГПИ, 1973. — 223 с.

73. Маколей Т. Е. История Англии от восшествия на престол Иакова П. Полн. собр. соч. Спб.: Изд-во Вольфа. — т. УХ. 403 с.

74. Павлова Т. А. Английская буржуазная революция в освещении советской историографии. Вопросы истории. М.: Правда, 1968, Ш 10, с. 152−163.

75. Павлова Т. А. Оливер Кромвель человек и политик. -Новая и новейшая история. М.: Наука, 197I, te I, с. 118−128- № 2, с. 126−136.

76. Павлова Т. А. Вторая Английская республика (1659−1660). М.: Наука, 1,974. — 224 с.

77. Павлова Т. А. Английская буржуазная революция в освещении современной англо-американской историографии. Новая и новейшая история, 1979, N2 5, с. 67−90.

78. Павлова Т. А. Кромвель. М.: Молодая гвардия, 1980. -351 с.

79. Шарифжанов И. И. Современная английская историография буржуазной революции ХУП в.: основные идейно-методологические тенденции и направления. М.: Изд-во МГПИ, 1982. — 102 с.

80. Abel W., Thirsk J. The Agricultural fluctuations in Europe from XIII to XX centuries. L.: Methuen and Co ltd., 1980. 363 P.

81. Appleby J. Economic thought and ideology in seventeenth-century England. Princeton- Princeton univ. press, 1978. — 287 p.

82. Ashley M.P. Pinancial and commercial policy under the Cromwellian Protectorate. L.: Oxford univ. press, 1934. -190 p.

83. Ashley M.P. Oliver Cromwell. The conservative dictator. L.- Cape, 1937. — 351 p.

84. Ashley M.P. Cromwell’s generals. L. — Cape, 1954. -266 p.

85. Ashley M.P. The greatness of Oliver Cromwell. N. Y.- Macmillan, 1962. — 383 P.

86. Ashley M.P. Oliver Cromwell and his world. L.- Thames and Hudson, 1972. — 128 p.

87. Aylmer G.E. The state’s servants. The civil service of the English Republia. 1649−1660. L., Boston- Routledge and Paul, 1973. — 484 p.

88. Aylmer G.E. Crisis and regrouping of political elites- England from 1630-s to the 1660-s. In- Three British Revolutions- 1641, 1688, 1776/Ed. J.G.A. Pocock. — Princeton (New Jersey) — Princeton univ. press, 1980, p. 140−162.

89. Biographical dictionary of British radicals in the seventeenth century/Ed. R.L. Greaves, R. Zaller. Brighton- Harvester press, 1982. — Vol.1. 308 p.

90. Braithwaite W, C. The beginnings of quakerism. L.- Macmillan and Co., 1912. — 562 p.

91. Coward B. The Stuart age. L.: Franklin, 1980. — 4931. P.

92. Cromwell. A profile/Ed. A. Roots. N. Y.- Hill and1. Wang, 1973. 237 p.

93. Dawson W.H. Cromwell’s understudy: the life and times of general John Lambert and the rise and fall of the Protectorate. L.- Hodge and Co., 1938. — 464 p.

94. Pirth C.H. Cromwell and the crown. English Historical Review, 1902, v. 17, N 57, p. 429−442.

95. Pirth C.H. The last Years of the Protectorate. L. — Longmans, Green and Co., 1909. — Vol. I-II.

96. Pirth C.H. Royalists under Protectorate. English Historical Review, 1937, v. 52, N 208, p. 634−648.

97. Pirth C.H. Olver Cromwell and the rule of the puritans in England. 1.: Putnam, 1947. — 496 p.

98. Pirth C.H. Cromwell’s army. A history of english soldier during the civil wars, the Commonwealth and Protectorate. L.: Methuen- N.Y.: Barnes and Noble, 1961. — 432 p.

99. Praser A. Cromwell. The lord protector. N.Y. :A.A. Knopf, 1974. — 774 p.

100. Gardiner S.R. The first two Stuarts and the puritan revolution. L.- Longmans, Green and Co., 1877. — 215 p.

101. Gardiner S.R. Cromwell’s place in history. L.- N.Y.j Bombay: Longmans, Green and Co., 1897. — 120 p.

102. Gardiner S.R. History of the Commonwealth and Protectorate. L.: Longmans, Green and Co., 1894−1901. — Vol. I-III.

103. Gentles A. The sales of crown lands during. English revolution. Economic History Review, 1973, v. 26, N 4, p. 6l4−635.

104. Gentles I. The sales of bishops lands in English Revolution. English Historical Review, 1980, v. 95, N 376, p. 573~ 596.

105. Green J.R. A History of English people. L.: Mac-mill an and Co., 1877−1880. — Vol. Ill-IV.

106. Hallam H. The constitutional history of England from accession Henry VII to the death of George II. L. j Dent and sons, 1827. — Vol. 11. — 345 p.

107. Hill C. The century of revolution. 1603−1714. -Edinburgh- Nelson, 1962. 340 p.

108. Hill C. Antichrist in the seventeenth-century England- L.- N.Y. Oxford univ. press, 1971. -201 p.

109. Hill C. God’s Englishman. Oliver Cromwell and the English revolution. N. Y.: Happer Torchbooks, 1972. — 324 p.

110. Hill C. The world turned upside down. Radical ideas during the English revolution. N. Y.: Viking press, 1973. -351 p.

111. Hill C. A bourgeois revolution? In: Three British Revolutions: 1641, 1688, 1776, p. 109−139.

112. Hill C. Some intellectual consequences of the English revolution. Madison (Wis.): univ. of Wiskonsin press, 1980. -101 p.

113. Hillary A. Oliver Cromwell and the challenge to the monarohy. Oxford: Pergamon press, 1969. — 134 p.

114. Howell R. Cromwell. Boston- Toronto: Little, Brown and Co., 1977. — 269 p.

115. Hume D. A history of England from the invasion of Caesar to revolution of 1688. Basil: J.J. Tourneisen, 1763.- Vol. X. 365 p.

116. James M. Social problems and policy during the puritan revolution 1640−1660. L.: Tourleage, 1930. — 430 p.

117. Kerridge E. The Agricultural revolution. L.: Allen and Unwin, 1967. — 428 p.- 203

118. Lamont W.M. Godly rule: politics and religion, 16 031 660. L. — Macmillan- N. Y. sMartin1s press, 1969. — 200 p.

119. Laelett P. The world we have loet. L.: Methuen, 1971. — 325 p.

120. Maclear G. Quakerism and the end of the Interregnum. Church History,. 1950, v. 19, N 4.

121. Morton A.L. The world of ranters: religious radicalism in the English revolution. L.: Lawrence and Wishart, 1979. -224 p.

122. Nisbet J. A history of forest of Dean, in Gloucester-Bhire. English Historical Review, 1906, v. 21, N 83, p. 445−459.

123. Reay B.S. The muggletonians: a study of seventeenth-century English sectarianism. -Journal of Religious History, 1976, v. 9, N 1, p. 32−49.

124. Richards R.D. The early history of banking in England. L: King and son, 1929. — 31.9 p.

125. Rogers P.G. The Pifth-monarchy men. L.: O.U.P., 1966. — 156 p.

126. Roots I. Swordsmen and decimators Cromwell’s major-generals. — In: English civil war and after, 1642−1658/Ed. R.H. Parry. — Berkeley- Los Angeles: univ. of California press, 1970, p. 73−92.

127. Rumsey G.D. Industrial laisser-faire andtthe policy of Cromwell. Economic History Review, 1946, v. 16, Ы 2, p. 93~ 110.

128. Russell C. The crisis of parliaments: English history 1509−1660. L.: Oxford univ. press, 1971. — 434 p.

129. Russell E. The history of quakerism. N. Y.: Macmillan, 1942. 586 p.

130. Stone L. The results of the English revolutions of the XVII century. In- Three British Revolutions: 1641, 1688, 1776, p. 23−102. 135.ai Liu. Discord in Zion: the puritan divines and the puritan revolution 1640−1660. The Hague: Nijhoff, 1973. — 197 P.

131. Thirsk J. The sales of royalist land during the Interregnum. Economic History Review, 1952, v. 5, N 2, p. 188−209.

132. Thirsk J. The seventeenth-oentury agriculture and social change. In: Land, church and people/Ed. J. Thirsk. — L.: Berks, 1970, p. 148−177.

133. Thirsk J. Economic policy and projects. The development of a consumer’society in early modern England. Oxford: Clarendon press, 1978. — 199 p.

134. Trevor-Roper H.R. The gentry, 1540−1640. L.: Cambridge univ. press, I653. — 55 p. (The Economic History Review, Supplements, l).

135. Trevor-Roper H.R. The crisis of the XVII oenturyi religion, the reformation and social change. N.Y.: Harper and Row, 1968. — 486 p.

136. Underdown D. Sir Richard Willys and secretary Thur-loe. English Historical review, 1954, v. 69, .N 272, p. 373−387.

137. Underdown D. Royalist conspiracy in England: 16 491 660. New Haven: Yale univ. press, I960. — 374 p.

138. Vann R.T. The social development of English quakerism, 1655−1755. Cambridge (Mass.): Harvard univ. press, 1969. -259 P.

139. Watts M.R. The Dissenters. From the Reformation to the

140. French Revolution. Oxford- Clarendon press, 1978. — Vol.1. -543 P.

141. Wedgewood C.V. Oliver Cromwell. L.- Duckworth, 1962. 144 p.

142. Woolrych A. Penruddock’s rising in 1655. L.- Philip and son, 1955. — 28 p.

143. Woolrych A. Oliver Cromwell and the rule of the saints. In: English civil war and after, 1642−1658, p. 59−77.

144. Wroughton J. Cromwell and roundheads. L.- Macmillan- N.Y.- St. Martin’s press, 1969. — 88 p.

145. Young P. Oliver Cromwell and his times. N.Y.- Arco, 1963. 152 p.

Заполнить форму текущей работой