Взаимосвязи теоретической интерпретации и схемы исследования

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Взаимосвязи теоретической интерпретации и схемы исследования

2. Ограничение экспериментального метода

Список используемой литературы

Введение

Экспериментальная психология — общее обозначение различных видов исследования психических явлений посредством экспериментальных методов. Психология. Словарь / Под ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского; Сост. Л. А. Карпенко. — М.: Политиздат, 1990.

Применение экспериментального метода к исследованию психических явлений в конце XIX в. сыграло решающую роль в становлении психологии как самостоятельной науки и выделении ее из философии. В этот период вся научная психология была экспериментальной. В дальнейшем в связи с накоплением психологических знаний произошла дифференциация научных областей психологии в соответствии с предметом их изучения, а экспериментальная психология стала пониматься лишь как общее обозначение различных видов исследований психических явлений посредством экспериментальных методов.

В качестве главных психологических методов выделяют наблюдение и эксперимент. Наблюдение подразделяется им на внешнее и внутреннее (самонаблюдение), эксперимент — на лабораторный, естественный, психолого-педагогический и вспомогательный экспериментальный метод — физиологический эксперимент в его основной модификации (метод условных рефлексов).

Экспериментальное исследование — наиболее трудоемкий и сложный вид исследования, но вместе с тем оно наиболее точно и полезно в научном плане. В эксперименте всегда создается некоторая искусственная (экспериментальная) ситуация, выделяются причины изучаемых явлений, строго контролируются и оцениваются следствия действий этих причин, выявляются статистические связи между исследуемым и другими явлениями. Для проведения экспериментального исследования необходимо выполнение определенных требований.

Психология развивается во многом благодаря тому, что психологи выполняют экспериментальные исследования, а затем по их результатам делают выводы о работе человеческой психики. Однако у психологии есть определенная специфика, предъявляющая особые требования к проведению исследований. Эти требования, в частности, связаны с тем, что «объектом» изучения в психологии являются люди.

1. Взаимосвязи теоретической интерпретации и схемы исследования

Интерпретация полученных в ходе эксперимента данных проводятся после реализации намеченного плана исследования. На данном этапе ведутся первичный анализ данных, их математическая обработка, интерпретация. Исходные гипотезы проверяются на достоверность. Обобщаются новые факты или формулируются закономерности. Теории уточняются либо отбрасываются как непригодные. Т. е., интерпретировать экспериментальные данные означает предоставить определенный смысл полученным в исследовании результатам. Дружинин В. Н. Экспериментальная психология / В. Н. Дружинин. — СПб.: Питер, 2001.

При рассмотрении процедур интерпретации понятий и данных обычно выделяют три вида интерпретации понятий: теоретический, эмпирический и операциональный.

Для теоретического вида интерпретации понятий характерны: связь с более общими понятиями.

Процедуры теоретической интерпретации:

1. Предварительное выделение опорных понятий, составляющих концептуальную схему исследования.

2. Определение их общего содержания через установление их логической связи с понятиями и категориями общей и отраслевой социологии, других наук, изучающих предметную область исследования.

3. Конкретизация опорных понятий через понятия меньшей степени общности, отражающих предметную область исследования.

4. Уточнение логической связи выделенных понятий. Проверка их полноценности, способности адекватно выразить смысловое содержание объекта, предмета, целей, задач, гипотез. Проверка непротиворечивости определений понятий по отношению к предмету исследования.

5. Построение схемы опорных понятий для их эмпирической интерпретации.

Требования к теоретической интерпретации:

1. Соответствие определений используемых понятий категориям психологии, других наук, изучающих эту область предмета.

2. Ориентация на существенные признаки понятий, на проблемное содержание исследуемого процесса, системные характеристики объекта.

3. Необходимость выделения особенностей объекта, проблемы, предмета исследования.

4. Целостность интерпретации. Интерпретируется не одно понятие, а вся концептуальная схема. Необходима логическая связь понятий. Непротиворечивость понятий по отношению к предмету исследования и друг к другу.

5. Соответствие процедур теоретической интерпретации логическим правилам.

6. Терминологическая и лексическая точность определений, отсутствие двусмысленности понятий. Лаконичность, выразительность определений. Доступность их использования на всех этапах исследования.

7. Возможность их последующей эмпирической интерпретации.

Процедуры этапа предварительной интерпретации

1. Определение понятий в ходе анализа проблемной ситуации.

2. Выделение теоретических понятий, раскрывающих проблемы.

3. Предварительное описание модели объекта в системном анализе. Эмпирическая интерпретация системных характеристик.

Процедуры этапа интерпретации опорных понятий

1. Теоретическая и эмпирическая интерпретация при уточнении целей, задач, объекта, предмета. Выделение состава опорных понятий.

2. Концептуальное обоснование гипотез исследования. Эмпирическая интерпретация гипотез-следствий.

3. Операционализация понятий эмпирических гипотез. Выделение категорий, единиц анализа, единиц счета.

Процедуры этапа интерпретации данных

1. Интерпретация индексов, показателей в ходе проверки эмпирических, статистических гипотез.

2. Интерпретация эмпирически проверяемых гипотез, фактов.

3. Интерпретация в процессе обобщения выводов.

Выделяют уровни интерпретации данных экспериментального исследования психики:

— содержательный, который предусматривает качественный анализ совокупности эмпирических объектов (например, участников малой группы) и отношений между ними (например, межличностных взаимоотношений), построение модели реальности (например, социометрическую);

— формальный, который состоит в количественном анализе совокупности результатов измерений, когда каждому объекту приписывается определенный формальный символ (как правило, число) таким образом, чтобы связи между элементами системы отображали соответствующие отношения между эмпирическими объектами (например, количество выборов в группе определенного ее члена соотносится с его статусом в этой группе).

Составляющими интерпретационного этапа экспериментального исследования в психологии — обработка данных, их объяснение и обобщение.

Обработка данных в целом направлена на переведение «сырых» данных в значащие результаты, поиск основных параметров распределения данных -- показателей центральной тенденции (моды, медианы, среднего арифметического и т. п.) и дисперсии значений вокруг этой центральной тенденции.

Первым шагом обработки есть упорядочения данных, то есть их классификация и группирования через табулирование (составление таблиц, в которых результаты разбитые по группам «сырых» значений, частот или процентов), геометрическое изображение зависимостей между сменными (построение полигонов частот, гистограмм, графиков, графов, диаграмм и т. п.).

Дальше, как правило, проводится статистическая обработка данных. В частности, в функциональных экспериментах на основе графического изображения данных проводится поиск закона, который связывает зависимую и независимую сменные: в = (х), (как, например, закон Вебера-Фехнера, что связывает интенсивность раздражителя и силу ощущения).

Кроме того, осуществляется поиск значащих отличий с целью вывода о невозможности принятия или отклонение статистической нуль-гипотезы или установление наличия и интенсивности связи между сменными. За необходимости проводится факторный, кластерный, дисперсионный анализ и т. п.

Объяснение экспериментальных результатов состоит в каждом конкретном случае в определении возможности характеристики установленного типа отношений, как частичного случая уже известного закона. То есть при объяснении исследователь, ориентированный на поиск более широкой системы связей, в которую можно приобщить экспериментальные факты.

Распознают следующие схемы объяснений:

— дедуктивная схема, по которой то, что объясняется, представляет собой логическое следствие определенных объяснительных ссылок;

— вероятностная схема, за которой то, что объясняется, хотя и не вытекает формально с объяснительного, но представляет вероятным за определенных значений объяснительных посылок;

— функциональное объяснение через освещение функции, которую играет то, что объясняется, в сложной системе действительности;

— генетическое объяснение через вывод характерных свойств и особенности того, что объясняется, как результата его предыдущих этапов.

Детально проблема объяснения в психологии рассмотрена Ж. Пиаже, который отмечает такие признаки причинного объяснения, как возможность дедуктивного вывода и соответствие этой логической связи определенному «реально существующему» связи. Исходя из этого, Ж. Пиаже выделяет три фазы объяснения экспериментальных результатов, которые были получены в «истинному» (лабораторному) эксперименте:

1) установление общих фактов или законов, констатация определенной зависимости вывод о ее виде;

2) дедуктивный вывод следствия по причине (формально-логический подход), когда данный закон выводится из других, что его объясняют;

3) содержательный подход, то есть построение реальной модели («субстрата» дедукции), или, иначе говоря, реальности, на которую распространяется дедукция, которая дает возможность понять, как окажется установленная закономерность в реальных фактах при этом субстратом может выступать поведение личности, группа, общество в целом.

Для экспериментов, которые проводятся с практическими целями, логика объяснения иногда упрощается. В этом случае установленные психологические закономерности непосредственно соотносят с их проявлениями в реальной деятельности.

Например, в случае проверки гипотезы о большей эффективности нового метода обучения сравнительно с традиционными получение соответствующим данным в эксперименте прямо интерпретируется как доведения того, что новый метод обучения есть «лучшим», чем традиционные.

Существует много форм психологического объяснения вследствие существования разных моделей психической реальности, среди которых выделяют:

— психофизиологический редукционизм, когда даже для сложных психических проявлений хотят отыскать психофизиологические механизмы;

— психологический редукционизм, то есть объяснение действий через возведение их до одного и того же причинного неизменного принципа;

— социологическое возведение, когда психическое развитие трактуется как результат взаимодействия в ходе социального жизни;

— непсихологическое возведение -- когда психические феномены сравниваются с физическими структурами, или органическое, когда психологические явления сводятся к физиологическим реакциям (например, к условным рефлексам);

— конструктивистские типы объяснения, с помощью которых, не возводя к простому, строят конструкции в области поведения или психической реальности.

Можно также выделить историко-генетический подход до объяснение экспериментальных фактов исследование психики, предложенный Л. Выготским, который ввел новый объяснительный конструкт -- «зона ближайшего развития».

Здесь, как уже отмечалось раньше, речь идет об опосредствованном характере высших психических функций, при этом «опосредованность» предусматривает становление «психологических орудий» как стимулов-средств, сначала связанных со взаимодействием с партнером в ситуации общения, а потом повернутых субъектом на себя как средство управления собственной психикой.

Такое понимание психической реальности задало новые теоретические схемы объяснений, в частности относительно деятельностного опосредования психики (О. Леонтьев, П. Гальперин, О. Запорожец, Д. Эльконин, В. Давыдов).

В отечественной психологии объяснения происходит на основе генетико-моделирующего подхода, согласно которому интерпретация экспериментальных данных относительно закономерностей психического развития рассматривается как необходимое логическое следствие присвоения субъектом образов построения высших психических функций в процессе преобразования им определенного содержания при этом образа преобразования выступают психологическими механизмами предметной деятельности субъекта.

Все эти подходы раскрывают разные типы возможных соображений относительно природы психической реальности, толкование содержания установленных экспериментальных данных. Формальный аспект объяснения предусматривает оценку пригодности гипотезы, которая проверяется в эксперименте, на основе соотнесения полученного эмпирического результата и оценки валидности реализованных форм экспериментального контроля.

Дело в том, что если в исследовании был полученный ожидаемый в экспериментальной гипотезе эффект, это не позволяет автоматически принять экспериментальную гипотезу или отклонить контргипотезу.

В первом случае (А) полагает, что экспериментальная гипотеза выдержала проверку и принимается. Однако, учитывая принципы фальсификации и верификации и в связи с этим асимметрию экспериментальных выводов, в этом случае утверждается, что полученные данные не противоречат сформулированной экспериментальной гипотезе и, соответственно, теории, которую она проверяла. Самую же теорию нельзя считать окончательно доказанной, равно как и считать правильным за предлагаемый ею тип объяснения. В этом понимании любая гипотеза всегда открыта для проверки.

Во втором случае (В) эксперимент необходимо признать неудачным и в повторных экспериментах попробовать решить проблему адекватной организации сбора эмпирических данных и, соответственно, достижение высокой внутренней валидности.

В третьем случае © определенная возможность в пользу контргипотезы и, итак, отклонение экспериментальной гипотезы. Отклонение теории, которую репрезентовала данная гипотеза, в этом случае возможное только при условии накопления соответствующих фактов в ряде экспериментов.

Последний случай (D), по мнению Т. Корниловой, свидетельствует не столько о качестве теоретического знания, которое проверялось в эксперименте, сколько о низком уровне квалификации исследователя.

Заключительным моментом интерпретации является обобщения экспериментальных данных, которое состоит в выявлении объектов и условий действительности, на которые можно распространить результаты эксперимента.

Разновидностями обобщения:

— обобщение ситуации или условий исследования -- пространственно-временных, условий деятельности исследуемого, особенностей экспериментального задачи и т. п., которое возможно, когда те самые зависимые сменные изучаются в разных ситуациях, когда исследователь варьирует соответствующие приложению сменный с целью установить инвариантность экспериментальных результатов;

— обобщение ответа -- зависимой сменной возможное, если изучаются разные ее проявления разными экспериментаторами с целью выявления влияния этих проявлений на результаты исследования;

— обобщение на уровне объекта исследования (личности и группы) возможное при условии репрезентативности выборки при этом ограничениями выступают биологические характеристики (конституциональные особенности, состояние здоровья, пол, возраст, раса и т. п.) и социокультурные характеристики (отличия культуры, этнопсихологические особенности) возможность преодоления этих ограничений рассматривается соответственно в дифференциально-психологических и кроскультурных исследованиях;

— обобщение отношений из частичной связи между конкретными фактами (например, звонок -- выделение слюны) к генерализованого обобщение всех видов подобного поведения (условный рефлекс как связь между любыми независимыми друг от друга стимулами).

2. Ограничение экспериментального метода

интерпретация экспериментальный психология личность

Эксперимент — один из самых уважаемых методов научного исследования, но он имеет как свои плюсы, так и свои минусы. Он надежен, но громоздок, он производит впечатление, но не всегда этичен.

Итак, экспериментальный метод имеет свои ограничения, по крайней мере, в области психологии личности.

Во-первых, некоторые проблемы изучать экспериментальным путем просто неэтично, хотя это было бы очень просто осуществить. Например, психологи не могут преднамеренно моделировать условия, представляющие потенциальный риск для испытуемых, угрожающие или чреватые возможностью получения каких-либо повреждений. Представьте себе исследователя, заинтересованного в изучении влияния хронического одиночества на самооценку и развитие депрессии у детей.

Несомненно, это эмпирически важный вопрос, но очевидные этические соображения мешают собрать сотню десятилетних детей, в случайном порядке отобрать из них пятьдесят и поместить их в такие экспериментальные условия, в которых они не имели бы возможности близко общаться с окружающими.

Другой этический вопрос связан с обманом и хитростью — часто бывает так, что испытуемого или вводят в заблуждение относительно истинной цели эксперимента, или информируют не полностью. Те, кто оправдывают практику введения испытуемого в заблуждение в научном исследовании, напоминают о том, что многие аспекты поведения человека просто невозможно было бы изучать экспериментально, если бы исследователям запрещалось утаивать истинные цели исследования от испытуемых.

С другой стороны, некоторые психологи считают, что подобная практика утаивания подрывает доверие людей к психологическому исследованию, и это может иметь отдаленное негативное влияние на испытуемых, даже если подлинный смысл исследования открывается им сразу после его проведения.

Второе существенное ограничение экспериментальной стратегии исследования персонологи усматривают в том, что эксперимент слишком часто является искусственным, и его результаты не могут быть экстраполированы на другие условия и ситуации. Они подвергают критике то обстоятельство, что, поскольку эксперименты проводятся в лабораторных условиях, описание поведения испытуемых не дает представления о том, как они ведут себя спонтанно, в реальных жизненных обстоятельствах. К тому же лабораторное исследование обычно ограничено изучением довольно кратковременных феноменов, и поэтому велика вероятность того, что какие-то важные процессы останутся вне поля зрения ученых.

Применение эксперимента наталкивается на принципиальные ограничения, связанные с невозможностью в ряде случаев произвольно изменять переменные. Так, в дифференциальной психологии и психологии личности эмпирические зависимости большей частью имеют статус корреляций и часто не позволяют делать выводы о причинно-следственных связях.

Наконец, при всех своих возможностях контроля экспериментальное исследование может допускать определенные непреднамеренные артефакты, присущие лабораторным условиям вообще.

Чрезвычайно сложно организовать эксперимент так, чтобы испытуемый не знал о том, что он -- объект исследования. Если это не удается, то более чем вероятны желание испытуемого повлиять в выгодном для себя направлении на результаты эксперимента. Как только люди узнают, что они находятся в условиях эксперимента, их поведение может измениться не вследствие изменения независимой переменной в соответствии с условиями эксперимента, а по той причине, что они знают о наблюдающем за ними экспериментаторе.

Кроме того, едва заметные намеки, которые испытуемый может усмотреть в условиях эксперимента, могут заставить его предположить наличие у экспериментатора определенной гипотезы, и он начнет вести себя так, чтобы своими действиями подтвердить эту гипотезу. Такие намеки получили название требуемых характеристик.

Существование последних приводит к мысли о том, что психологический эксперимент сам по себе является формой социального взаимодействия, при котором субъекты пытаются угадывать цель и смысл проводимого над ними исследования; при этом они начинают соответственно себя вести, пытаясь удовлетворить или, наоборот, разочаровать психолога. Это обстоятельство с очевидностью снижает достоверность экспериментального метода, так как на наблюдаемое поведение индивидуума могут влиять факторы, не входящие в замысел эксперимента.

Пристрастия или предубеждения самого экспериментатора могут стать возможным источником ошибки в исследовании, поскольку он будет ненамеренно влиять на поведение испытуемых. Розенталь провел несколько исследований, показавших, что экспериментаторы, не осознавая того, посылают испытуемым положительные невербальные сигналы в тех случаях, когда те действуют в соответствии с ожиданием исследователей.

Для того чтобы избежать подобного влияния, многие работы в настоящее время проводятся с использованием двойного слепого метода. При этой стратегии ни испытуемые, ни экспериментаторы не знают, какая группа в данный момент оценивается — экспериментальная или контрольная.

Одна из трудностей применения эксперимента в психологии состоит в том, что исследователь обычно включен в ситуацию общения с испытуемым и может невольно влиять на его поведение.

Кроме того, хотя экспериментирование и является основным средством доказательства правильности конкурирующих теорий, но, по-видимому, нельзя ожидать однозначных результатов «критических» экспериментов, в которых сталкиваются соперничающие теории. Когда обнаруживается, например, что компетентные наблюдатели защищают прямо противоположные точки зрения, то можно утверждать, почти что априорно, что оба они наблюдали нечто действительно относящееся к реальной ситуации и оба представляют часть истины. И чем сильнее противоречие, тем больше вероятность того, что так оно и есть.

Поэтому в таких случаях можно ожидать неоднозначных результатов эксперимента или результатов, в которых истинные данные неуловимо меняются от эксперимента к эксперименту. Более зрелой позицией является стремление избегать критических экспериментов и заменять их исследованиями соотношений и взаимодействий разнообразных многоуровневых экспериментальных переменных.

Список используемой литературы

1. Дружинин В. Н. Экспериментальная психология / В. Н. Дружинин. — СПб.: Питер, 2001. — 256 с.

2. Зароченцев К. Д. Экспериментальная психология: учеб. / К. Д. Зароченцев, А. И. Худяков. — М.: Проспект, 2005. — С. 30−51.

3. Немов Р. С. Психология. Психодиагностика. кн.3 / Р. С. Немов. — М.: Владос, 2001. -640 с.

4. Никандров В. В. Наблюдение и эксперимент в психологии / В. В. Никандров. — СПб.: Речь, 2002. — С. 78.

5. Коновалова М. Д. Экспериментальная психология: конспект лекций / М. Д. Коновалова. — М.: Высшее образование, 2006. — 188 с.

6. Психология. Словарь / Под ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского; Сост. Л. А. Карпенко. — М.: Политиздат, 1990. — 494 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой