Взаимосвязь конформного стиля поведения и социально-психологических черт личности

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Глава I. Внутригрупповая конформность как предмет социально-психологического исследования

1.1 Конформность: понятие и область исследований

1.2 Методологические основания анализа и история изучения феномена конформности

1.2.1 Анализ феномена конформностис позиции «объясняющей парадигмы»

1.2.2 Анализ феномена конформности с позиции «парадигмы понимания»

1.3 Факторы конформного поведения

1.3.1 Индивидуально — личностные, групповые и деятельностные факторы конформности

1.3.2 Социометрический статус как фактор внутригупповой конформности

1.4 Проблема соотношения ситуационных и индивидуально-личностных факторов конформности

Глава II. Психологический анализ конформности личностных и ситуационных факторов

2.1 Изучение частот проявлений конформных реакций на ситуации конфликта мнений

2.2 Изучение влияния индивидуально-личностных факторов на частоты проявления конформных реакций

2.2.1 Черты личности и стиль межличностных отношений как факторы континуума конформизмнонконформизм

2.2.2 Разновидности социометрического статуса как факторы континуума конформизмнонконформизм

2.3 Изучение влияния ситуационных факторов на уровень конформности

2.4 Изучение степени осознания своей конформности по отношению друг к другу у членов малой группы

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Актуальность исследования. Исследование посвящено изучению внутригрупповой конформности: ногообразия конформных и нонконформных реакций, личностных и ситуационных факторов данного социально-психологического феномена.

Несмотря на актуальность социально-психологического исследования конформности, последние годы в России характеризуются отсутствием работ по данной проблематике; зарубежные исследования феномена конформности проходят в рамках уже существующих теоретических подходов в направлении их детализации. На наш взгляд, сегодня назрела необходимость подойти к исследованию конформности под качественно другим, интегрирующим традиционные подходы углом зрения, чтобы получить новый прирост данных в этой области.

Цель исследования -- изучить взаимосвязь конформного стиля поведения и социально-психологических черт личности.

Объект исследования — конформные реакции личности в ситуации конфликта мнений, личностные и ситуационные факторы конформности.

Предмет исследования -- реакции личности в прямых и опосредованных ситуациях конфликта мнений, особенности личности и межличностных отношений.

В соответствии с целью и гипотезами исследования были поставлены следующие задачи:

· Провести теоретический анализ разработанных на сегодня моделей и результатов эмпирических исследований феномена конформности.

· Изучить некоторые ситуационные факторы конформности.

· Исследовать вопрос об осознанности своей конформности.

· Эмпирически исследовать многообразие реакций личности в ситуациях конфликта мнений.

Особенности выборки. Объектами исследования стала группа студентов-психологов, всего 29 человек. Возраст испытуемых — 20−21 год.

Теоретико-методологическая основой работы выступают:

· принцип деятельностного опосредования психического (А.Н. Леонтьев, Б. Г. Ананьев, С. Л. Рубинштейн и др.);

· принцип взаимозависимости членов группы (К. Левин);

· принцип единства социальных и психологических факторов в динамике групповых процессов (Г.М. Андреева, А. И. Донцов, Р. Л. Кричевский, Л. А. Петровская, А. А. Свеницкий и др.);

· принцип ситуативности (В.Н. Панфёров, ЕЛО. Коржова, Л. Ф. Бурлачук, Л. Росс, Р. Нисбетт, Ф. Зимбардо, Д. Майерс и др.).

Структура работы. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

Глава I. Внутригрупповая конформность как предмет социально-психологического исследования

1.1 Конформность: понятие и область исследований

Конформность (от лат. conformis — подобный, сообразный) не является однозначным понятием. А. Ребер (2000) выделил 3 различных модели употребления этого термина, А, П. Сопиков (1969) описал 4 круга проблем, входящих в понятийное поле конформности.

На сегодняшний день существует уже большое количество классификаций разновидностей конформного поведения (Г. Келмена, Дойча и Джерарда, А. В. Петровского, В. Э. Чудновского и др.). Однако повторимся, что ни одна из них не включает в себя нонконформизм как альтернативный и «равный» конформности вариант поведения. Дифференциация научных исследований привела к тому, что даже настолько взаимосвязанные аспекты одного и того же социально-психологического феномена рассматриваются как независимые и самостоятельные. Поэтому на наш взгляд, в более общем виде конформность на сегодняшний день является предметом дихотомической классификации конформизм-нонконформизм. Данная классификация является, по нашему мнению, достаточно абстрактной, поскольку природа конформности и нонконформности едина. По мнению К. Левина (1930), подобные дихотомические классификации в психологии должны уступить место многочленным, а далее непрерывным последовательностям, произведя переход от оценочных понятий к генетическим. В данном исследовании мы делаем попытку отойти от дихотомии в рассмотрении конформности и перейти к более детальному рассмотрению вариантов человеческого поведения.

В течение последних десятилетий исследования феномена конформности проходили в рамках уже существующих теоретических подходов в направлении их углубления и детализации. Поэтому может создаться впечатление, что «белых пятен» для изучения тут уже не осталось. На наш взгляд, сегодня назрела необходимость, объединив существующие знания о феномене конформности, подойти к его исследованию под новым углом зрения.

Мы предлагаем перейти от дихотомии к континуальности в рассмотрении феномена конформности. Идея о многообразии вариантов поведения индивида в ситуациях давления на него возникла ещё у интеракционистов в противовес функционалистской модели социального влияния и впоследствии развивалась в виде создания классификаций конформного поведения (Г. Келмена, Дойча и Джерарда, А. В. Петровского, В. Э. Чудновского и др.). Однако нонконформность как возможный и равный конформности вариант поведения в данные классификации не входила. Мы попытаемся, проанализировав и обобщив существующие на сегодняшний день классификации типов конформного поведения, составить континуум возможных реакций индивида на ситуации конфликта мнений, который включает в себя не только конформные, но и нонконформные варианты поведения (см. таблицу). 1

Таблица 1 Континуум возможных реакций индивида на ситуацию конфликта мнений

Внушаемость

· (слепо соглашается с точкой зрения большинства,

· совсем не доверяет себе, ориентируется только на мнение других)

Идентификация (уподобляется агенту влияния в силу:

испытываемой к нему симпатии — классическая идентификация

стремления оправдать ожидания партнёра по взаимодействию-реципрокно-ролевая идентификация)

Интернализация (принимает чужое мнение в силу:

сомнений в своей компетентности

из прагматических соображений

• совпадения этого мнения с системой ценностей индивида)

Экстернализация (отвергает чужое мнение в силу:

несовпадения этого мнения с системой ценностей индивида

из прагматических соображений

• уверенности в своей компетентности)

Оииозиционирование (отделяется от агента влияния в силу:

испытываемой к нему неприязни -- классическое оппозиционирование

стремления укрепить свой авторитет -- авторитетное оппозиционирование)

Негативизм (слепо отрицает мнение других, ни к кому не прислушивается, никому не доверяет)

Но что такое — «реакция на ситуацию конфликта мнений»? Этот термин созвучен понятию «конформной реакции»,веденному А. П. Сопиковым (Сопиков А.П., 1969) и означающему «конформность как реакцию субъекта на непосредственное воздействие малой группой,., которая противоречит его обычной, в одиночестве тенденции к реакции в отношении того же самого стимула… и подобна… реакциям окружающих его людей,». «Реакция на ситуацию конфликта мнений» — более широкое понятие, включающее в себя все возможные варианты поведения человека в сложных для него ситуациях конфликта его мнения с мнением других людей в группе, как конформные, так и нонконформные. Совокупность таких реакций, особенная для каждого из членов группы, может быть названа спектром или континуумом реакций на cumyaijuio конфликта мнений.

Понятие «ситуации конфликта мнений» является достаточно широким и включает в себя как ситуации межличностных конфликтов, так и конфликтов типа «личность-группа» (Емельянов С.М., 2000). Под термином «мнение» понимается «описание проблем или явлений, предложенное как возможное, причём его доказательность для других… отсутствует или не считается исчерпывающей». (Б.Н. Еникеев, большой психологический словарь под ред. Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко, 2004).

Как видно из таблицы, предложенная нами многочленная классификация включает в себя как конформные реакции (положительные значения шкалы), так и нонконформные (отрицательные значения шкалы), позволяя рассматривать конформизм и нонконформизм как равновероятные варианты поведения в ситуациях конфликта мнений, демонстрируя единство природы этих психологических явлений и преодолевая их разделение по ценностному основанию. Поэтому данная классификация является, на наш взгляд, более естественной, чем традиционные (Дойча и Джерарда, Г. Келмена, А.В. Петровского).

Классификация имеет мотивационную основу, то есть основным критерием выделения вариантов поведения является мотив его выбора человеком из множества возможных. Подобная основа выделения разновидностей конформности использовалась также Г. Келменом (трёхуровневая модель социального влияния), М. Дойчем и Г. Джерардом (нормативное и информационное социальное влияние) и другими авторами. Мы постарались охватить все наиболее типичные и многократно описанные в литературе мотивы принятия или отвержения чужого мнения (Г.М. Андреева, 2000; P. JI Кричевский, Е. М Дубовская, 2001, А. В. Петровский, М. Г ЯрошевскиЙ, 1990; Д. Майерс, 2000 и многие др.). В итоге получилось 12 вариантов поведения индивида в ситуации конфликта мнений: 6 конформных и 6 нонконформных.

Конформные реакции на ситуации конфликта мнений

* Внушаемость

Среди психологов существуют значительные разночтения в понимании термина «внушаемость». В широком смысле она понимается как личностно- детерминированный процесс безусловного принятия задаваемой извне информации (А.И. Захаров, 1981). Чаще всего внушаемость понимается как индивидуальное качество, свойство личности. Например, А. И. Захаров (1981) определяет внушаемость как непроизвольную, происходящую помимо воли податливость гетерогенному влиянию; А. В Петровский и М.Г. ЯрошевскиЙ (1990) считают внушаемость одной из характеристик, определяющих склонность индивида к конформному поведению. А. Ребер (2000) определяет внушаемость как «состояние, характеризующееся лёгкой восприимчивостью к внушению со стороны других», то есть как более подвижное по сравнению с качеством личности психическое образование.

Несмотря на такой широкий смысловой спектр понятия «внушаемость» (процесс, качество и состояние), во всех случаях данный психологический феномен характеризуется безусловностью, некритичностью и неосознанностью принятия чужого мнения. Поэтому мы посчитали данный термин подходящим для обозначения разновидности конформности, которая характеризуется слепым соглашательством с преобладающей точкой зрения и полным недоверием к собственному опыту. Выбор такой реакции в ситуации конфликта мнений может быть вызван как личностными особенностями индивида, так и временным состоянием, обусловленным какими-то ситуационными факторами (стресс, усталость, эмоциональные перегрузки).

Данная разновидность конформного реагирования пополнила, естественно, зону неосознанности нашего континуума.

• Идентификация

Этот термин также заимствован из трёхуровневой классификации конформного поведения Г. Келмена, и расшифровывается автором как «уподобление агенту влияния». Г. Келмен выделил 2 вида идентификации: классическую, когда индивид стремится уподобиться агенту влияния в силу испытываемой к нему симпатии, и идентификацию в форме реципрокно- ролевого отношения, когда каждый участник взаимодействия ждёт от другого определённого поведения и сам старается оправдать ожидания партнёра (или партнёров). На наш взгляд, в случае идентификации принятие чужого мнения происходит на основе менее осознаваемых по сравнению с интернализацией мотивов. Поэтому классическая и реципрокно-ролевая разновидности идентификации вошли в конформный сектор зоны неосознанности нашего континуума.

• Интернализация

Данный термин заимствован нами из широко известной трёхуровневой классификации конформного поведения Г. Келмена (H. Kelman, 1967). У автора интернализация как один из уровней принятия социального влияния характеризуется совпадением мнений, высказываемых группой или отдельным человеком, с системой ценностей индивида. При этом анализ и принятие чужого мнения происходит на сознательном уровне. В нашей классификации под термином «интернализация» (в противовес «идентификации» и «внушаемости») объединены те разновидности конформных реакций, мотивы которых лучше всего осознаются индивидом. Выделено три наиболее часто упоминаемых в литературе мотива конформности из числа осознаваемых индивидом. Это принятие чужого мнения в силу сомнений в своей компетентности (подобно информационному влиянию Дойча и Джерарда), из прагматических соображений (аналог публичной конформности Л. Фестингера) и, как у Г. Келмена, в силу совпадения этого мнения с системой ценностей индивида. Три этих вида интернализации составили конформный сектор зоны осознанности нашего континуума.

Все 6 нонконформных реакций на ситуации конфликта мнений являются в определённом смысле зеркальными отражениями конформной половины континуума, и поскольку пока не было попыток выделить разновидности нонконформизма, то их названия были введены нами по аналогии с конформными вариантами реагирования,

• Экстернализация

Как в психологии, так и в других областях знаний есть множество однокоренных понятий — экстернальность, экстрадиция, экстраверт, экстерьер… — все они объединены некоей направленностью вовне. Поэтому для обозначения отвержения чужого мнения нами был выбран термин «экстернализация» (от лат. exter -- внешний). По своему значению он противоположен понятию «интернализация», означающему принятие чужого мнения в силу хорошо осознаваемых индивидом причин. Экстернализация — это отвержение чужого мнения также в силу осознаваемых мотивов, которые аналогичны мотивам интернализации. Этими мотивами являются уверенность в своей компетентности, прагматические соображения и несовпадение чужого мнения с системой ценностей индивида. Три вида экстерн ал изации составляют нонконформный сектор зоны осознанности континуума.

• Оппозициомированис

Термин «оппозиционирование» (от лат. oppositio -- противопоставление) в политической и социологической литературе обычно употребляется как синоним слов «противопоставление» и «отделение». Поэтому он был привлечён для обозначения тех вариантов несогласия с чужим мнением, которые сопровождаются плохо осознаваемым стремлением «отделиться» от агента влияния. Выделено два вида оппозиционирования в соответствии с ведущим мотивом отвержения чужого мнения: классическое, когда индивид испытывает неприязнь к агенту влияния, и авторитетное, когда он стремится продемонстрировать и укрепить свой авторитет в группе. По нашему мнению, данные и подобные им мотивы часто остаются на подсознательном уровне, поскольку противоречат нормам и морали группового взаимодействия. Поэтому классическая и авторитетная разновидности оппозиционирования вошли в нонконформный сектор зоны неосознанности нашего континуума.

* Негативизм

«Негативизм (от лат. negatio -- отрицание) -- немотивированное поведение субъекта, проявляющееся в действиях, намеренно противоположных требованиям и ожиданиям других индивидов или социальных групп. Негативизм как ситуативная реакция или как личностная черта обусловлен потребностью субъекта в самоутверждении, в защите своего „Я“. Психологической основой негативизма является установка (отчасти бессознательная) субъекта на несогласие, отрицание определенных требований, форм обращений, ожиданий членов той или иной социальной группы, на протест по отношению к данной группе и отвержение той или иной личности как таковой». (А.В. Петровский, М. Г. Ярошевский, 1990). В нашей классификации термин «негативизм» используется в значении ситуативной реакции, которая может быть обусловлена как определённым набором личностных диспозиций, так и ситуационными факторами. В любом случае установка на отрицание мнения агента влияния субъектом не осознаётся, поэтому данная разновидность нонконформного реагирования пополнила зону неосознанности нашего континуума.

Выделенный нами набор мотивов принятия и отвержения чужого мнения включает в себя самые, на наш взгляд, типичные мотивы, однако этот набор далеко не полон. Решение о выборе той или иной реакции может

приниматься исходя из суммы нескольких порой разнонаправленных диспозиций. Поэтому необходимо отметить условность подобного выделения разновидностей реакций на ситуацию конфликта мнений. Такое разделение необходимо в методических целях для обозначения ключевых точек спектра. На самом деле многообразие конформных и нонконформных вариантов поведения представляет собой, по нашему мнению, континуум — непрерывную последовательность.

Континуальность описанного спектра проявляется также в особенности расположения вариантов на оси: чем меньше степень осознанности индивидом мотивов выбора того или иного варианта, тем больше значения шкалы. Ведь нельзя не отметить условность подобного разделения, невозможность точного вычисления степени осознания принимаемого решения и наличие бесконечного множества переходных вариантов и сочетаний в разной степени осознаваемых мотивов.

Данная классификация многообразия конформных и нонконформных реакций создана как когнитивный инструмент для изучения внутригрупповой конформности, но может использоваться для изучения любой ситуативной разновидности конформности, поскольку представляет собой наиболее общую модель конформного поведения человека вообще.

Проанализировав точки зрения различных авторов, мы пришли к выводу, что необходимо различать по крайней мере 3 самых крупных области феноменологического круга конформности:

1. Конформность как свойство личности, как одна из её основных характеристик, проявляющаяся в том, что субъекту свойственна тенденция допускать влияние на собственное мнение, отношение, действие. (А. Ребер, 2000) — психологический аспект проблемы;

Конформность как свойство личности индивида изучается в рамках психологии личности. Многие из наиболее известных личностных тестов содержат шкалы, соответствующие конформным и нонконформным тенденциям в составе личности.

Например, методика много факторно го исследования личности Р. Кеттелла содержит факторы Е (конформность-доминантность), Q2 (зависимость от группы — самодостаточность) и F4 (конформность — независимость). MMPI содержит шкалы L (выявляет тенденцию испытуемого представить себя в возможно более выгодном свете, продемонстрировав пунктуальное соблюдение любых, даже малозначительных социальных норм) и К (выявляет тенденцию испытуемого отрицать какие-либо затруднения в общении с людьми и в контроле собственного поведения, стремиться к соблюдению принятых норм, определять своё поведение в зависимости от социального одобрения, заботиться о своём социальном статусе).

2. Конформность как реакция субъекта на непосредственное воздействие малой группой. (А.П. Сопиков, 1967) — социально- психологический аспект проблемы:

Больше и интенсивнее всего исследуется социально-психологический аспект конформности, изучающийся в отечественной психологии в рамках социальной психологии малой группы как один из феноменов нормативного поведения (Кричевский Р.Л., Дубовская Е. М., 2001; Петровский А. В., Шпалинский В. В., 1978; Бобнева М. И, 1976 и др.).

Большинство определений, даваемых конформности в социально- психологическом ключе, определяющими считают факты наличия конфликта между мнениями индивида и группы и преодоление этого конфликта в пользу группы. «Конформность — податливость человека реальному или воображаемому давлению группы, которая проявляется в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства». (А.В. Петровский, М. Г. Ярошевский, 1990) «Традиционно конформность констатируется там и тогда, где и когда фиксируется наличие конфликта между мнением индивида и мнением группы и преодоление этого конфликта в пользу группы». (Андреева Г. М., 2000).

В зарубежной литературе встречаются определения конформности, в которых не упоминается как необходимое наличие конфликта между мнением индивида и мнением группы. «Конформность — это согласие в отношении некоторого свойства, аттитюда или поведения, основанное на простой принадлежности к группе». (Р. Корсини, А. Ауэрбах, 2003)

В наиболее общем определении конформности Артура Ребера также отсутствует упоминание о конфликте между мнением индивида и мнением группы. Субъектом давления на индивида является преобладающее мнение (отношение, действие), которое не обязательно принадлежит группе. «Конформность — тенденция допускать влияние на собственные мнения, отношения, действия и даже воспроизведение преобладающего мнения, отношения, действия и восприятия». (Ребер А., 2000)

В определении, данном конформности Г. Келменом (H. Kelman, 1967), подчёркивается, что агентом влияния на человека может быть как группа, так и другой человек.

В ходе работы мы исходили из определений, данных конформности двумя последними авторами: А. Ребером и Г. Келменом, то есть для нас конформность в наиболее общем виде- это тенденция допускать влияние на собственное мнение и воспроизводить то мнение, которое преобладает в данной ситуации.

Во-первых, мы также считаем целесообразным расширение понимания конформности с взаимодействия индивида и группы до взаимодействия индивида и другого мнения, неважно одного человека, большинства или меньшинства. На наш взгляд, не имеет значения, какое количество людей воздействует на индивида. Главное -- это значимость этого воздействия. Зачастую мнение одного человека бывает значимее, чем мнение большинства. И наоборот, мнение неавторитетного большинства не окажет существенного воздействия. В данной работе исследуются не столько субъекты и объекты влияния, их количество, а тот психический феномен, через который осуществляется влияние. Мы полагаем, что таким психическим образованием является мнение субъекта. Таким образом, при определении феномена конформности объектом влияния для пас является не обязательно мнение группы, а просто мнение, преобладающее в силу различных факторов, как личностных, так и ситуационных.

Во-вторых, термин «конфликт между мнениями» (Г.М. Андреева, 2000) предполагает, по нашему мнению, достаточно большую степень осознания несходства, противоречия между позициями субъектов по данному вопросу.

Однако существует вариант неосознаваемого, а потому бесконфликтного принятия чужого мнения (внутреннее подчинение группе по В. Э Чудновскому). Распространённость и значение этой разновидности конформности в жизни малой группы, на наш взгляд, достаточно велика. Хотя А. В. Петровский (1990) такое бесконфликтное принятие мнения группы к разновидностям конформности не относит, называя термином «внутригрупповая внушаемость». Конформность по А. В. Петровскому — это осознание внешнего согласия при внутреннем расхождении.

3. Конформизм как оценочный термин, прилагаемый к широким социальным общностям типа города, страны и т. д. и носящий отрицательную эмоциональную окраску; имеет широкое хождение в художественной и политической литературе (А.П. Сопиков, 1967) — социологический и этический аспект проблемы.

«Конформизм -- некритическое принятие и следование господствующим социальным стандартам, стереотипам массового сознания; характеризует стандартность, ригидность, консерватизм личности. В основе конформизма может лежать страх, суггестивность, некритичность мышления, императив внутригрупповой солидарности, авторитаризм — рабское подчинение властям. Конформизм — социально-психологическая основа тоталитаризма, который пытается создать „монолитное“ сообщество обезличенных обывателей, и которое широко использует систему репрессивных воздействий. В индустриальном обществе конформизм используется для создания одномерного (по Э. Фромму) человека, потребителя массовой культуры. Конформист — извне ориентированная личность, „массовый“ человек». (М.И. Еникеев, O. J1. Кочетков, 1997)

Известно, что в обыденной речи слово «конформизм» обычно несёт в себе негативную оценку поведения или позиции человека. Поэтому психологи ввели в обиход своё, чисто психологическое понятие «конформность». Но в чём причина отрицательного отношения общества к конформизму, и так ли беспристрастны в отношении к конформности сами психологи?

Ещё при постановке проблемы конформности (США, 30-е гт. прошлого века) основным направлением её исследования стало изучение влияния группы на индивида. А поскольку всегда существующие противоположно направленные процессы влияния индивида на группу были выпущены в то время из круга внимания исследователей, то индивид предстал всецело зависимым от группы существом. Отсюда, по нашему мнению, и закрепившееся отрицательное отношение к конформизму не только в обществе, но и среди многих социальных психологов.

Сегодня понятия конформизма как оценочного термина и конформности как чисто психологического феномена уже в большой степени разделены. Но у некоторых авторов можно заметить элементы смешения этих терминов, когда «конформность» становится также оценочным понятием, приобретая явно негативную окраску. «Конформность — социальная ориентация поведения, вызванная групповым давлением, пассивное принятие навязываемых извне форм поведения, уподобление окружающей среде, уход от личностной автономии, рутинный тип поведения, отказ от выбора поступка по внутреннему убеждению, приспособленчество к внешним воздействиям». (М.И. Еникеев, О. Л. Кочетков, 1997)

Таким образом, можно с сожалением констатировать, что иногда концептуальная структура современной социальной психологии малой группы не до конца отделена от утилитарных понятий этики, общественного мнения и житейской психологии, на что указывал еще К. Левин в своей статье «Конфликт между аристотелевским и галлилеевским способами мышления в современной психологии» (1930).

Мы предлагаем рассмотреть конформизм вне этических оценок, как некий психологический механизм, присущий человеку и необходимый для регулирования его взаимодействия с окружающим миром и с собой. Не нужно делить людей на два лагеря: конформистов и нонконформистов, наделяя их тем самым положительной или отрицательной оценкой. Поскольку мы не принадлежим ни к западной, индивидуалистской, ни к восточной, коллективистской культурам, то у нас есть уникальная возможность взглянуть на феномен конформного поведения более объективно, рассмотрев все многообразие индивидуальных реакций человека на ситуацию конфликта его мнения с мнением других людей.

Понятие нонконформизма раскрывается чаще всего как особая разновидность зависимости от группы. «Нонконформизм — стремление во что бы то ни стало поступать вопреки позиции господствующего большинства, любой ценой и во всех случаях утверждать противоположную точку зрения» (А.В. Петровский, М. Г. Ярошевский, 1990),

При этом нами не обнаружено исследований нонконформизма как альтернативного и «равного» конформности варианта поведения. В литературе нонконформность упоминается в форме описания девиантного поведения или анализа последствий отхождения от групповых норм (Кричевский P. Л, Дубовская Е. М., 2001).

1.2 Методологические основания анализа и история изучения феномена конформности

Изучение феномена конформного поведения, вернее трактовка полученных экспериментальных данных проходила в рамках трёх основных теоретических подходов в психологии: объясняющей парадигмы, понимающей парадигмы, парадигмы преобразования.

Парадигма — этот широко используемый термин был введен Т. Куном в книге «Структура научных революций» (1975) для обозначения системы научных убеждений и стандартов научной деятельности, принятых за образец в конкретном научном сообществе. Этот образец включает в себя теоретические стандарты, критерии оценки исследовательской практики, методологические нормы, образцовые решения исследовательских задач и общее «мировоззрение». Однако у самого Т. Куна присутствует многозначность в употреблении этого термина. Так в узком смысле под «парадигмой» он как физик имеет в виду способ решения задачи, т. е. набор процедур и операций открытия и проверки научной теории (или факта). Парадигма, пишет Т. Кун — это «универсально признанное научное достижение, обеспечивающее в течение значительного времени образцы проблем и решений сообществу ученых». Размышляя далее, Т. Кун как философ и социолог науки задается вопросом: «Кто определяет, что именно следует считать хорошей проверкой, и как научная объективность оказывается в постоянной зависимости от социальных условий функционирования науки?» Для ответа на этот вопрос Кун расширяет понятие парадигма до пределов мировоззрения группы ученых: парадигма для научного сообщества становится аналогом идеологии для классовой структуры. В этой трактовке Кун говорит о принципиальной «несводимости» одной парадигмы к другой, о непреодолимых ценностных барьерах между учеными, своеобразно понимая знаменитое выражение Планка о том, что «ученые не сдают свои позиции — они просто умирают». В социологии и философии науки термин «парадигма» часто используется, чтобы очертить границы некоторого научного сообщества как объединенного корпусом знаний и представлений о мире и научном познании, чтобы структурировать системы идей с точки зрения реализации социального порядка и социального контроля в науке. Так парадигма становится наиболее очевидным и наименее признаваемым принципом стратификации научного сообщества. При этом она принципиально рассматривается как сциентистская идеология, объясняя нам не прирост знания, а кратковременное сохранение социального единства научного сообщества. (Кун Т.С., 1975)

Наиболее адекватным, на наш взгляд, является выделение в современной психологической науке трёх ведущих парадигм (П. Шихирев, 2000). Как уже упоминалось, это так называемая объясняющая парадигма, положившая начало научному исследованию феномена конформизма и зародившаяся в Соединённых Штатах Америки; это понимающая парадигма, возникшая в Западной Европе как протест против господства в психологии парадигмы объяснения; и наконец это отечественная парадигма преобразования, характеризующаяся сознательной опорой на философию марксизма. Главные методологические положения данных парадигм, в том числе касающиеся изучения феномена конформности, приведены в таблице

Данная таблица создана для сравнения главных методологических оснований научного анализа феномена конформизма, происходившего в рамках трёх ведущих теоретических парадигм в психологии. Критериями сравнения стали: общенаучная основа парадигмы; её ведущий метод познания; отношение к человеку как объекту познания; географический очаг формирования парадигмы; ведущее направление исследования феномена конформизма; ведущая модель группового влияния, в рамках которой осуществлялись исследования; дата начала изучения и первых экспериментальных исследований конформности.

Если в сильной степени обобщить те общенаучные основания, на которых базируются три ведущих парадигмы психологии, то эти основания можно обозначить как естественнонаучное знание для объясняющей парадигмы, социальная философия и этика для понимающей парадигмы и философия марксизма для парадигмы преобразования. Если такую же степень обобщения, простительную в целях сравнения, применить к методам познания, то для объясняющей парадигмы ведущим можно считать метод лабораторного экспериментирования, для понимающей парадигмы качественные методы исследования, а для отечественной парадигмы преобразований метод конструирования и преобразования реальности.

Таблица 2. Главные методологические основания научного анализа феномена конформизма в рамках ведущих теоретических парадигм психологии

Объясняющая парадигма

Понимающая парадигма

Парадигма преобразования

Общенаучная основа

Естественнонаучное знание

Социальная философия и этика

Философия марксизма

Ведущий метод познания

Лабораторный эксперимент

Качественные методы исследования

Метод преобразования, конструирования реальности.

Отношение к человеку как объекту познания

Абстрагирование от всего «метафизического» в человеке как объекте исследования

Подчёркивание специфики человека и общества как объектов познания

Отрицание специфики человека как объекта научного исследования

Географический очаг формирования

Соединённые Штаты Америки

Западная Европа

Советский Союз

Направление исследования конформизма

Нормативное влияние группового большинства

Нормативное влияние группового меньшинства

Отношения группы и индивида при ведущей роли группы как коллектива

Ведущая модель группового влияния

Функционалистская

Интеракционистская

Модель группового влияния А.В. Петровского

Дата начала изучения и первые исследования конформности

20-е гт. 20 века, эксперименты Олпорта (Allport Р.Н., 1924) и Дженнеса (Gennes, 1932), показавшие, что в повседневной жизни люди подчиняются требованиям и обычаям, принятым в группе.

60−70е гг. 20 века, теоретические работы Москивиси (Moscovici S., 1969, 1972), экспериментальное изучение стилей переговоров Мюньи (1975).

60−70е гг. 20 века, теоретические и экспериментальные исследования А. П. Сопикова и А. В. Баранова в сложившихся малых группах (1966−1970): о роли конформности в жизни малой группы, о факторах конформности.

Что касается отношения к человеку как объекту познания, то можно отметить сходство между позициями парадигм объяснения и преобразования в противовес позиции понимающей парадигмы. Для первой характерно абстрагирование от всего «метафизического» в человеке как объекте исследования, вторая также отрицает специфику человека как объекта научного исследования, третья же наоборот подчёркивает специфику человека и общества как объектов познания.

Можно отметить также отличия в ведущем направлении исследования феномена конформизма. В рамках объясняющей парадигмы изучалось в основном нормативное влияние большинства, в рамках понимающей парадигмы -- нормативное влияние меньшинства, в рамках отечественной преобразующей парадигмы также изучались отношения индивида и группы, но при ведущей роли группы как коллектива.

В рамках каждой их данных парадигм была разработана своя, оригинальная, направляющая подход к рассмотрению феномена конформизма модель группового влияния. Для объясняющей парадигмы это функционалистская, для понимающей парадигмы -- интеракционистская, для парадигма преобразования -- модель группового влияния, разработанная в 70- х годах А. В. Петровским (П. Шихирев, 2000).

Также на наш взгляд, для анализа важны дата начала изучения и первые исследования конформности, открывшие дорогу остальным работам данного направления в рамках каждой из парадигм. Вообще начало экспериментальных исследований конформизма было положено американскими социальными психологами ещё в 20-е гг. 20 века. Это были эксперименты Олпорта (Allport F.H., 1924) h Дженнеса (Gennes, 1932), показавшие, что в повседневной жизни люди подчиняются требованиям и обычаям, принятым в группе (П. Шихирев, 2000). В рамках объясняющей парадигмы и парадигмы преобразования исследования феномена конформизма начались практически одновременно, в 60−70е гг. 20 века. В Западной Европе начало изучению влияния меньшинства положили теоретические работы С. Москивиси (Moscovici S., 1969, 1972), обосновывающие интеракционистскую модель социального влияния. Экспериментальное исследование конформности началось с изучения стилей переговоров (Мгоньи, 1975). В нашей стране начало исследованиям данного феномена положили теоретические и экспериментальные работы А. П. Сопикова и А. В. Баранова в сложившихся малых группах (1966−1970): о роли конформности в жизни малой группы, об индивидных и деятельностных факторах конформности. Более подробно эти исследования описаны ниже.

1.2.1 Анализ феномена конформности с позиции «объясняющей парадигмы»

Наибольший вклад в постановку проблемы социального влияния и её разработку внесла объясняющая парадигма. Максимальное распространение эта парадигма получила, как известно, в США. Здесь были впервые (20−30 г. г.) проведены опыты по изучению влияния группы на индивида. Несколько экспериментов было проведено Ф. Олпортом (Aliport F.H., 1924). Позже это направление продолжили ставшие классическими опыты Музафера Шерифа (Sherif М., 1936) и С. Аша (Asch S.E., 1956).

В экспериментах М. Шерифа исследовался процесс формирования групповых норм В ходе исследования с использованием так называемого автокинетического феномена (иллюзии движения неподвижного источника света в темноте). Исследователь обнаружил тенденцию к усреднению, согласованности индивидуальных оценок в группе и их последующее закрепление и воспроизведение в индивидуальных оценках испытуемых. Эти эксперименты положили начало серии лабораторных исследований феноменов группового давления и конформизма (А.Л. Журавлёв, 2001).

Явление конформизма было открыто американским психологом С. Ашем в 1951 г. В его знаменитых экспериментах с подставной группой перед испытуемыми ставилась задача сравнения и оценки длины линий, изображенных на предъявляемых карточках. В контрольных опытах при индивидуальном выполнении задания оно не вызывало у испытуемых каких- либо трудностей. В ходе эксперимента все участники, кроме одного («наивного субъекта»), по предварительной договоренности с экспериментатором давали заведомо неправильный ответ. «Наивный субъект» не знал о сговоре и выполнял задание последним. В экспериментах С. Аша было обнаружено, что около 30% испытуемых давали вслед за группой ошибочные ответы, т. е. демонстрировали конформное поведение. После окончания экспериментов с его участниками проводилось интервью с целью выяснения их субъективных переживаний. Большинство опрошенных отмечали значительное психологическое давление, которое оказывает мнение большинства группы (А.Л. Журавлёв, 2001).

В дальнейшем эти эксперименты ставились в разнообразных вариациях. Например, Р. Крачфилд (1955) автоматизировал эксперимент Аша. Пятеро участников — каждый из них настоящий испытуемый — находятся в индивидуальных кабинках, расположенных рядом, и смотрят на фигуры, проецируемые на противоположную стену. В каждой кабинке есть пульт с лампочками и переключателями, позволяющий испытуемому сообщать свой ответ экспериментатору и видеть ответы других. После серии разминочных заданий каждый из участников обнаруживает, что он отвечает последним, уже зная (фальсифицированные экспериментатром) ответы других испытуемых.

Главная роль экспериментов С. Аша и подобных ему исследований тех лет в том, что они пробили путь давно вызревавшей идее о зависимости человека от других людей. До конца 50-х г. г. эта идея с трудом находила признание не только в социальной психологии, но и в социологии (Шихирев П., 2000). Надо сказать, что рассмотрение проблемы социального влияния с точки зрения приоритетного воздействия группы на индивида, когда индивид предстаёт крайне зависимым от группы, подчиняющимся ей существом, является для объясняющей парадигмы традиционным. Не удивительно поэтому, что все модели социального влияния, построенные тогда американскими психологами, исходят именно из такого восприятия положения индивида в группе. То есть эти модели не включают в себя ситуации неподчинения индивида группе или обратные ситуации влияния одного человека на мнение большинства, которые в реальной жизни очень часто имеют место. Авторы подробно описывают отдельные аспекты феномена социального влияния, изучают их экспериментально, но не делают попыток создать его целостную картину.

Например, наиболее известная модель социального влияния в малой группе М. Дойча и Г. Джерерда (Deutsch М., Gerard Н.В., 1955) затрагивает лишь мотивы конформного поведения индивида в группе и ничего не говорит о мотивах нонконформного поведения, как будто это не две стороны одного и того же феномена. Авторы указали на два типа социального влияния, каждый из которых получил подробнейшее экспериментальное изучение:

1) Нормативное, когда конформность вызывается желанием личности действовать в соответствии с групповыми предписаниями;

2) Информационное, когда поведение большинства используется как источник информации, помогающий личности принять наиболее подходящее для неё в данной ситуации решение.

Целая группа учёных (G. Homans, 1961; Е. Ноllander& Willis, 1967; W. Nord, 1969; Terner, 1986) объясняет феномен конформного поведения с помощью теории психологического обмена. Согласно их моделям, конформность индивидов -- основа существования группы. Индивид ведёт себя конформно не ради соответствия групповой норме, но с целью заслужить одобрение других членов группы. Если конформность не принесёт этого одобрения, то конформное поведение не будет иметь места. Поскольку, полагают эти авторы, люди находят, что конформность других и их собственная к групповым нормам является полезной, они вознаграждают её психологическим одобрением. Случаи нонконформного поведения вообще не описываются в этих моделях.

Впрочем, эти случаи не затрагиваются и в очень известной теории социального влияния Г. Келмена (Kelman Н.С., 1970). Зато автор обращает самое пристальное внимание на факторы, обуславливающие активность самой личности в принятии мнения других. Он описывает 3 качественно отличных уровня конформного поведения:

? Подчинение (принятие влияния другого человека или группы носит чисто внешний, прагматический характер);

? Идентификация

а) классическая идентификация (человек стремится уподобиться агенту влияния в силу испытываемой к нему симпатии);

б) идентификация в форме реципрокно-ролевого отношения (каждый участник взаимодействия ждёт от другого определённого поведения и сам старается оправдать ожидания партнёра или партнёров);

? Интернализация (данный уровень принятия социального влияния характеризуется совпадением мнений, высказываемых группой или отдельным человеком, с системой ценностей индивида).

В отличие от предыдущих, данный автор феномен конформного поведения рассматривает шире, чем просто подчинение индивида мнению арифметического большинства. Г. Келмен настойчиво подчёркивает, что конформность в поведении индивида может проявиться как под влиянием группы, так и под влиянием одного человека. И с этим трудно не согласиться.

Ф. Олпорт предположил, что конформное поведение может быть распознано по его распределению, которое соответствует инвертированной J-образной кривой: лишь очень немногие люди отличаются повышенным уровнем конформности, (находясь слева от вершины распределения); подавляющее большинство помещается точно на вершине, являясь причиной всплеска J-распределения; и меньшинство отклоняется от этой нормы, объясняя удлиненный, но низкоуровневый хвост данного распределения. Эта гипотеза проверялась им преимущественно путем наблюдения в полевых ситуациях, таких как представление отчетности по работе, остановка на дорожный знак «Стоп» или пользование святой водой в католической церкви (Р Корсики, А. Ауэрбах, 2003).

Здесь же, в США сформировалось особое понимание группы, которое идёт от работ К. Левина, основоположника американской социальной психологии. Это понимание предполагает, что отношение между любыми двумя членами группы есть функция отношения между другими её членами. Поэтому такая модель группы называется функционалистской. За основание для определения группы обычно берутся (Шихирев П., 2000):

1) факт непосредственного, личного взаимодействия;

2) взаимозависимость между членами группы;

3) разделение внутри группы функций, их определённая фиксация;

4) наличие в группе определённой иерархии, структуры, лидера.

Однако, как подчёркивает С. Джибб (Gibb С.А., 1968), эти последние качества, как правило, не могут быть отнесены к диффузным группам, изучаемым в лабораторном эксперименте. Между тем, именно эти группы и служат на 90% основанием для поиска закономерностей групповых процессов. Таков результат соблюдения основного методологического требования объясняющей парадигмы: изучать явление только в условиях, максимально обеспечивающих контроль и регистрацию всех сопутствующих или случайных переменных.

Таким образом, первое, что ограничивает интерпретацию данных этой огромной группы экспериментов — это рассмотрение изолированной группы вне её обычных связей с окружающим миром. Второе — перенести выводы мы можем только на диффузные группы. В-третьих, постоянный контингент в этих экспериментах были школьники и студенты-первокурсники. В- четвёртых, проблемы, которые ставились перед группами, были далеки от реальных жизненных проблем (не имели социальной значимости). В основном изучалось влияние группы на восприятие индивидом физических объектов (цвет, длина линий, длительность стимула и пр.) (Кричевский P. J1., Дубовская Е. М., 2001).

Не удивительно поэтому, что И. Штайнер (Steiner I.D., 1974) в заголовок своей статьи вынес вопрос: «Что же случилось с группой в социальной психологии?». И тем не менее на основе исследований социальной группы в таком неестественном для неё виде делались выводы, претендующие на статус закономерностей поведения человека в обществе.

Также американские исследователи внесли огромный вклад в определение личностных факторов конформного поведения. В их экспериментах выявлено, что с конформностью положительно коррелируют следующие индивидные и личностные характеристики:

· принадлежность к этническому меньшинству (Cratschfield, 1955; Tuddenham, et al., 1959);

· принадлежность к женскому полу (Cratschfield, 1955; Tuddenham, et al., 1959);

· невротизм (Di Vesta, 1958);

· хроническая тревожность (Taylor, 1953);

· потребность в аффилиации (Becker, et al., 1962);

· суровое воспитание (King, 1959).

Выявлена отрицательная зависимость между склонностью к конформному поведению и следующими чертами личности:

· интеллект;

· способность к лидерству;

· толерантность к стрессу;

· социальная активность;

· ответственность.

На основе этих, полученных экспериментальным путём, данных и в силу господствующего в американском обществе культа индивидуального успеха конформистов оценивают как «позитивно слабых» людей (добрый, отзывчивый, готорый помочь, потому что глуп, невротичен и пр.), а нонкоформистов — как «негативно сильных» людей (эгоистичный, уверенный в себе, интеллектуальный). К последним относятся со скрытым восхищением.

Такая картина наблюдается в большинстве «индивидуалистских» стран (где поощряется индивидуализм): в европейской и американской культурах. Но азиатские культуры и культуры стран третьего мира склонны учить коллективизму, и здесь отношение к конформистам прямо противоположное (Майерс Д., 2001). Как мы видим, и в одной, и в другой культурах прослеживается тенденция разделять людей на два враждующих лагеря конформистов и нонконформистов. Однако остаётся без внимания, что в разных ситуациях люди могут вести себя не одинаково, хоть это и кажется на первый взгляд очевидным.

1.2.2 Анализ феномена конформности с позиции «парадигмы понимания»

Парадигма понимания возникла в Западной Европе как протест против господства парадигмы объяснения и имеет ряд своих особенностей. Во- первых, она ориентируется не на естественные и точные науки, а на социальную философию и этику. Во-вторых, подчёркивает специфику человека и общества как объектов познания. В-третьих, постулирует приоритет теории перед методом. И в-четвёртых, ориентируется не на количественные, а на качественные методы исследования.

В 60-е годы в Западной Европе некоторые социальные психологи, работающие в рамках парадигмы понимания, начали критиковать господствовавшую тогда функционалистскую модель одностороннего (группа — индивид) влияния. По их мнению, эта модель отражает американское видение коллективных отношений, трактующее их как конформные (Шихирев П., 2000).

Между тем, известно, что индивид может:

1. подчиниться группе формально;

2. выйти из группы;

3. сопротивляться некоторое время;

4. попытаться изменить сами нормы.

Таким образом возник новый объект исследования -- влияние меньшинства и интеракционистская (дескриптивная) модель группового влияния. Её суть в следующем. В группе под влиянием внешних социальных изменений соотношение сил, и соответственно групповые нормы постоянно меняются. Поскольку меньшинство может выступать проводником этих внешних социальных изменений, то асимметричность отношения «меньшинство-большинство» выравнивается. Меньшинство — это часть группы, которая обладает меньшими возможностями влияния, а не численное меньшинство (Московичи С, 1996).

Интеракционистская модель влияния имеет ряд преимуществ перед функционалистской. Во-первых, группа анализируется не как замкнутая единица социальной системы, а как включение в систему более высокого уровня. Во-вторых, взаимодействие членов группы рассматривается с одной стороны как взаимодействие членов этой группы, а с другой, как взаимодействие представителей разных групп, в которые члены этой группы объективно включены (Кричевский Р.Л., Дубовская Е. М., 2001).

Основным направлением исследования социального влияния в рамках парадигмы понимания стало подтверждение интеракционистской теории группы и изучение влияния меньшинства. Самые первые и наиболее известные эксперименты принадлежат С. Московиси и его сотрудникам, хотя многое делается и сегодня. (Wood, et al., 1994; C. Nemeth & Rogers, 1996; C. Nemeth, 1986).

Основные направления экспериментального исследования конформности в рамках понимающей парадигмы:

* Доказательство влияния меньшинства

Например, исследование Вуда (Wood, et al., 1994), когда группе из двух «сообщников» экспериментатора и четырёх «наивных» испытуемых предъявляли слайды голубого цвета. «Сообщники» постоянно называли их зелёными, чем оказали влияние на ответы «наивных» субъектов (8. 42% ответов о зелёном цвете в экспериментальной группе, 0. 25% - в контрольной).

* Важность стиля поведения меньшинства

Такими психологами, как Московичи, Лажа и Нафршу (1971) было выявлено, что последовательность, устойчивость поведения меньшинства позволяет ему влиять на мнение группы (Wood, et al., 1994).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой