Глуховский период в истории Украины

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РВУЗ «КРЫМСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Евпаторийский институт социальных наук

Кафедра истории и правоведения

Романченко Дарья Олеговна

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «история Украины»

на тему

ГЛУХОВСКИЙ ПЕРИОД В ИСТОРИИ УКРАИНЫ

Студентки III курса 31 — ЕИ группы

Научный руководитель:

Долецкий Э. В. ,

ассистент кафедры истории и правоведения

Евпатория, 2011

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ I. ПОЛОЖЕНИЕ ГЛУХОВА В 1708 — 1750 гг.

1.1 Причины перенесения столицы

1.2 Социальная структура

1.3 Органы государственной власти

РАЗДЕЛ II. ПАДЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ГЕТМАНСКОЙ СТОЛИЦЫ

2.1 Правление последнего гетмана

2.2 Ликвидация автономии

РАЗДЕЛ III. КУЛЬТУРА ГЛУХОВА В XVIII ВЕКЕ

3.1 Архитектура и фортификация города

3.2 Музыка и театр

3.3 Литература и образование

ВЫВОДЫ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

В XVIII веке Глухов оказался в центре важнейших исторических событий. 6 ноября 1708 года он стал столицей гетманской Украины. Во второй половине XVIII века Глухов был резиденцией последнего гетмана Украины — Кирилла Розумовского, месторасположением первой и второй Малороссийских коллегий. А также Глухов в XVIII веке фактически становится и культурным центром Левобережной Украины.

Таким образом, актуальность данной темы обусловлена: во-первых, важностью влияния происходивших в этом городе событий на формирование и развитие идеологии украинской государственности; во-вторых, недостаточным вниманием к этому вопросу современных историков.

Целью данной работы является исследование особенностей положения города Глухова в XVIII веке.

Исходя из поставленной цели, задачами данного исследования являются:

1. Выявить особенности развития Глухова в первой половине XVIII века;

2. Определить причины падения последней гетманской столицы;

3. Определить влияние культуры Глухова данного периода на культуру Гетманщины.

Объектом исследования является историческая обстановка сложившаяся на Левобережной Украине в XVIII веке.

Предметом исследования является положение города Глухова — последней гетманской столицы.

Хронологические рамки охватывают период с 1708 по 1784 года. Это обусловлено тем, что конкретно в данный отрезок времени происходят значимые и существенные события. Такие как, правление последних гетманов, действие Малороссийских коллегий, а также ликвидация гетманства и превращение Глухова в обычный уездный город Российской империи.

Структурно данная работа соответствует поставленным задачам.

Первая глава называется: «Положение Глухова 1708 — 1750 гг.» и освещает особенности развития города в начальный период Глухова как столицы, в ней описывается структура государственных учреждений и социальное положение населения, а также причины перенесения гетманской столицы из Батурина именно в Глухов. Вторая глава имеет название: «Падение последней гетманской столицы» поясняет причины падения последней гетманской столицы и описывает ее положение при последнем гетмане. Третья глава — «Культура Глухова в XVIII веке» — описывает культурное развитие города и его влияние на развитие культуры Гетманщины и всей Российской империи.

Методологической основой данной работы является применение следующих методов исследования: описательного, который позволяет изложить собранный материал; сравнительного, который позволяет выявить особенности развития города Глухова; метода критического анализа, который позволяет объективно излагать информацию, касающуюся данной темы.

В исследовании автор базируется на изучении трудов специалистов по истории Глухова, а также использована литература по общей истории Гетманщины.

Белашов Виктор Иванович в своей работе «Глухов — забытая столица гетманской Украины» [2] проследил последовательность правления гетманов в Глуховский период истории Украины, а также сделал акцент на процедуре их избрания и их роли в жизни города. Ценность этой работы заключается в том, что она явилась одной из первых работ данного характера, т. е. это первая работа в которой собрана последовательная история Глухова от древнейших времен и до конца XIX века.

Одним из наиболее ценных представляется труд Андрея Деркача «Глухов — гетманская столица» [12]. Он посвящен рассмотрению теорий перенесения столицы из Батурина в Глухов и затронуты аспекты культурного развития города. Наиболее ценным в данном труде является рассмотрение развития культуры Глухова не в контексте общей культуры Гетманщины, а с позиции преобладания культурного влияния непосредственно столицы на всей территории Гетманщины.

Виктор Вечерский в своем труде «Утерянные объекты архитектурного наследия Украины» [6], собрал и описал ценный материал, посвященный устройству города Глухова в XVIII веке. Предоставил планы города в различные периоды и описал его фортификацию. Весь материал предоставлен с опорой на археологические раскопки, проведенные в городе Глухове, поэтому не подлежит никакому сомнению.

В Сборниках научных статей «Сиверщина в истории Украины» [22], [23] представлен ряд специализированных исследований по узким темам, помогающих автору составить более полную картину происходящих в Глухове событий в изучаемый период.

РАЗДЕЛ 1. ПОЛОЖЕНИЕ ГЛУХОВА В 1708 — 1750 гг.

1.1 Причины перенесение столицы

Историков давно интересует, почему столицу Гетманщины перенесли именно в Глухов. Стандартный ответ до сих пор был таковым: Петру I нужно было держать гетманскую администрацию как можно ближе к российским границам для оперативного наблюдения и контроля. Таким образом, был выбран Глухов, а не Батурин, расположенный за 90 километров от Глухова вглубь Украины.

Однако такая трактовка не является правильной, так как Глухов — не единственный значительный город на тогдашней границе с Российской империей. Даже если откинуть полковые центры Стародуб и Гадяч, то остается множество сотенных городов, как и Глухов: Новгород-Сиверский, Короп, Кролевец, Конотоп, Ромны [12, c. 33]. Значит следует искать другие причины.

Одной из первых причин было то, что столицу никак нельзя было оставлять в Батурине, который для царя и его последователей стал ассоциироваться с предательством Мазепы. Ужасная судьба Батурина должна была еще долго устрашать украинский народ. Не случайно, полстолетия спустя последнему гетману Кириллу Розумовскому несмотря на всю его любовь к Батурину, так и не удалось его возродить.

Сравнение Глухова с соседними городами того времени дает очень интересный материал для анализа и выводов. Историки давно заметили, что и во времена Киевской Руси, и во времена Гетманщины на Приднепровье и Левобережье объективным показателем уровня социально — экономического развития того или другого поселения может быть количество мурованных сооружений. Мурованное строительство, которое в Глухове осуществлялось из кирпича, так как не было природного камня, требовало умелых мастеров, сложной организации работ, а главное много денег. На современном этапе сложно представить масштаб цен того времени. Во второй половине XVIII века, когда уже было много мастерских по изготовлению кирпича и мурованные дома не казались чудом, высокооплачиваемый специалист за год мог заработать от 15 до 50 рублей, а мурованный дом тогда стоил 500−600 рублей. Во времена Ивана Мазепы строительство мурованного храма стоило от 20 до 40 тысяч рублей [12, c. 35].

Из всех городов Левобережья наибольшее количество таких сооружений зафиксировано в старой княжеской столице Чернигове и в Нежине — в одном из наибольших центров европейской торговли.

Между тем в нескольких полковых городах — Прилуках, Миргороде, Гадяче, Полтаве и Лубнах — не было не единого мурованного сооружения. Так же, как и в Коропе, Кролевце и Конотопе. В Новгород-Северском на то время известен только один мурованный Успенский собор и мурованная крепостная брама. В сотенном городе Лубенского полка Ромнах был один мурованный Святодухов собор. Самым богатым полковым городом Слобожанщины тех времен считались Сумы. Но даже там известна только одна мурованная церковь — Воскресенская (1702) и еще мурованный дом войта, в котором останавливался Петр I зимой 1709 года.

На таком фоне Глухов с двумя мурованными церквями и большим мурованным монастырем в середине города кажется богатым и довольно развитым. На самом деле, среди всех поселений на границе с Российской империей Глухов был единственным городом, который имел градостроительную инфраструктуру, наиболее подходящую для того, чтобы перенять столичные функции.

Под инфраструктурой понимается величина территорий, наличие свободных земель, мощность укреплений, величина площадей, а также монументальность центральных сооружений города [6, c. 483].

Немаловажной была близость Глухова к Путивлю — главной российской крепости на границе с Российской империей, также, как и тот факт, что путь из Москвы в Киев проходил через Путивль и Глухов, а дальше шел на Кролевец и Батурин.

Таким образом, именно этими объективными причинами, можно трактовать возвышение статуса Глухова в ранг столичного города.

1.2 Социальная структура общества

Во времена и после правления Ивана Мазепы (1687--1709) появляется новая шляхта, которая состоит из наследников старой шляхты (образовавшейся во времена национально — освободительной войны), наследников казацкой старшины, которая принадлежала к реестру еще в польские времена и новой старшины. Новая шляхта имела свою формальную организацию — значительное военное товарищество, которое в середине XVIII века делилось на три социальные категории. Первой и наиболее влиятельной категорией были бунчуковые товарищи, которые находились непосредственно под властью гетмана. Дальше шли военные товарищи, которые назначались Генеральной военной канцелярией, или центральной администрацией Гетманщины. Третьей категорией были значковые товарищи, который подчинялись полковнику. Хотя градации в значительном военном товариществе определяли не военный или административный, а социальный ранг, фактически от них зависело назначение на все должности, поэтому самые высокие чиновники набирались из числа первых двух категорий. Даже не пребывая на службе в администрации, от новой шляхты требовалось выполнение специфических функций, например, расследование преступлений или пополнение военной силы во время татарской угрозы. В свою очередь новая шляхта получила право собственности на поместья и участвовала в решение государственных дел.

Казаки составляли прослойку между новой шляхтой и крестьянством. Они имели определенные привилегии, например, самоуправление, освобождение от налогов, право на собственную землю, право на производство алкогольных напитков и других определенных товаров. Несмотря на то, что по привилегиям они были очень схожи с новой шляхтой, были и существенные различия. В экономическом плане новая шляхта была богаче. Это связано с тем, что козаки вели свое хозяйство параллельно с несением военной службы. И находясь по нескольку лет в военных походах их хозяйства приходили в упадок. Как следствие они были вынуждены продавать свои земли. Этот процесс приводил к обнищанию казачества и превращению его в крестьянство [19, c. 231].

В 1735 году согласно царской реформе, все казаки были разделены на две группы — выборных и подпомощников. Выборные казаки несли военную службу, тогда как более бедные подпомощники выполняли ряд обязанностей: собирали и поставляли провиант, лошадей, крупный рогатый скот; занимались доставкой почты. Как не способные выполнять военные обязанности, подпомощники облагались налогами, которые, правда были наполовину меньше, чем те, которые платили крестьяне и мещане на Гетманщине [7, c. 260].

На нижней ступени социальной структуры находились городские ремесленники и купцы, а так же многочисленное крестьянство. Именно они обеспечивали экономический фундамент власти на территории Гетманщине. Оплачивая наравне с крестьянами государственные налоги, мещане, однако, имели больше имущественных прав, были богаче.

С экономического, также как и с политического взгляда, мещане чувствовали себя неуверенно. Слаборазвитые денежные отношения, большие налоги, вражеское отношение казацкой власти, внешняя и внутренняя конкуренция, — все это мешало мещанам перерасти в отдельную социальную группу и сопутствовало их постепенному упадку.

У подножья социальной пирамиды стояли крестьяне. Они были под исключительным контролем казацкой администрации, которая ими управляла и собирала налоги. Но крестьянин все еще не был крепостным. Он мог поменять хозяина, пойти в одно из немногих деревень, что оставались свободными, или отправиться в степь, за пределы Гетманщины. Но юридически права крестьян на свободные переходы и землю постепенно урезались. 1727 г. центральная украинская власть приняла решение, согласно которому, перейдя к другому хозяйства, крестьянин терял все права на свое прежнее имущество и получал лишь свои личные вещи. В 1738 г. российское правительство запретило перемещение крестьян между Слободской Украиной, Гетманщиной и Российской империей. В 1760 г. в результате многочисленных жалоб о бегстве крестьян гетман Разумовский также издал специальный указ, который регулировал свободу передвижения. Согласно им, крестьянам, которые меняли владельцев, разрешалось забирать с собой только личные вещи; ни один землевладелец не мог принять у себя крестьянина без письменного согласия бывшего владельца; последний был обязан по требованию выдавать такое согласие. Постановления Разумовского почти полностью отменили возможность крестьянских переходов. Владелец мог просто не дать такого согласия, и для крестьян единственным выходом оставалась бегство [9, c. 298].

Духовенство не было частью социальной пирамиды, поскольку не создавало состояния или замкнутой группы. Оно было разнородным по социальному происхождению, достатку и политическому влиянию. Юридически отделено от остального населения автономной администрацией и судопроизводством, духовенство освобождался от налогов, военной службы и трудовых повинностей [25, c. 89].

Особую роль в экономическом и культурном развитии Гетманщины играли монахи. Их ряды постоянно пополнялись за счет шляхтичей, казаков, мещан и даже крестьян. Монастыри владели огромными поместьями, которые существовали за счет принудительного крестьянского труда. В середине XVIII в. им принадлежало 10 тыс. имений, или 17% всех землевладений Гетманщины. Контролируя высшие учебные заведения и типографии, монахи фактически монополизировали высшую украинскую культуру.

Приходские священники имели право жениться, и приходы часто переходили от отца к сыну. Поскольку священники избирались общиной и имели право на частное владение, их ряды пополнили казаки, мещане и — иногда — новая шляхта. Переход проходил в обоих направлениях, ведь дети священников также занимали должности в военном правительстве [2, c. 74].

Таким образом, можно сделать вывод, что верхнюю социальную ступень представляла новая шляхта вместе с гетманом, затем шли казаки, имевшие похожие привилегии, но отличавшиеся запретом на частное владение крестьянами. Третьим по счету социальным сословием являлись городские купцы и ремесленники, а также мещане представлявшие экономическую основу государственной власти Гетманщины. Низшую социальную ступень, но не последнюю по значимости занимали крестьяне. Главной особенностью этого периода и отличительной чертой от Российской империи является то, что крестьяне не составляли большинства населения, а представляли лишь его половину, второй по численности категорией были казаки.

1.3 Государственное устройство

С началом Глуховского периода в истории Украины структура государственных органов некоторым образом видоизменяется, другими становятся также полномочия уже существовавших органов государственной власти.

Гетманская, или Генеральная, военная канцелярия с 8 генеральными старшинами стала высшим правительственным органом. Генеральный суд с 2- 3 старшинами вершил уголовные дела и принимал жалобы по гражданским делам. Канцелярия генерального скарба во главе с генеральным подскарбием ведала сбором доходов и общественными зданиями, счетная канцелярия проверяла расходы. Канцелярия генеральной артиллерии, возглавляемая генеральным обозным и старшинами, распоряжалась всей артиллерией [20, c. 284].

Начиная с 1708 года, в Глухове регулярно проходили съезды казацкой старшины. Они созывались к рождественским и пасхальным праздникам. Фактически такие съезды имели статус рады. При необходимости число их участников значительно увеличивалось. В частности, при обсуждении вопросов аренды, на них присутствовали и представители городских самоуправлений [2, c. 25 — 26].

После Полтавской битвы гетманская система административно-территориального управления Украиной начала подвергаться постепенным изменениям, имевшим своей целью ограничение внутренней автономии последней. С 1709 года при гетмане постоянно находились представители царя, получавшие от него явные и тайные инструкции.

При гетмане Иване Скоропадском находилась гетманская гвардия. В нее входили конные казаки шести засеймских сотен Нежинского полка (Глуховской, Новомглинской, Кролевецкой, Воронежской и Ямпольской). В походах эти сотни составляли личный гетманский конвой и не подчинялись нежинскому полковнику. Ими командовал занимавший особое место среди казацкой старшины глуховский сотник. Охрану гетманской резиденции несли пешие казаки, которых называли жолдакам. Они носили белую грубошерстную форму и жили возле села Старое на реке Сейм в отдельном поселке, который со временем стал селом под названием Жолдаки.

С превращением Глухова в гетманскую резиденцию видное место в городском самоуправлении стали занимать глуховские сотники. Они принимали участие в решении всех городских дел, контролировали торговлю, выполняли поручения дипломатического характера. Сотники Туранский, Омелянович, Мануйлович, Тарасович к тому же были крупными землевладельцами, имевшими не только ранговые, но и собственные села и земли[2, c. 27 — 30].

Весной 1711 года военно-политическая обстановка на территории Гетманщины резко обострилась. Гетман Орлик во главе 16-тысячной армии, поддерживаемой небольшим польским подразделением и вспомогательными татарскими силами, вступил на Правобережье. Он предложил Скоропадскому поддержать его в борьбе с Москвой. Чтобы не допустить перехода казацкой старшины Левобережья на сторону Орлика, царь приказал собрать в Глухове в качестве заложников жену Скоропадского, а также всех жен генеральной старшины и полковников.

В 1712 году в Глухов был назначен гарнизон регулярных русских войск, для содержания которого население облагалось постойной повинностью. Гетману запрещалось раздавать ранговые имения в собственность казацкой старшине. В то же время царские вельможи получили право приобретать на Левобережье земли, хутора, мельницы и другую недвижимость.

С 1717 года полковниками казацких полков начинают назначаться русские дворяне. Царской грамотой от 22 января 1719 года отменялась выборность полковой и сотенной старшины. В 1720 году под предлогом непорядков в судах и болезни гетмана была создана судебная канцелярия. В 1721 году окончательно отменена выборность генеральной старшины и полковников, которые отныне назначались царским указом [17, c. 32].

16 мая 1721 года универсалом гетмана Скоропадского в интересах сохранения автономии была предпринята первая попытка кодификации действовавших на территории Гетманщины еще со времен польско-литовского государства норм права. Писарю Гадячского полка А. Сиенскому и значковому товарищу З. Рошаковскому поручалось перевести на украинский язык Литовский статут, сборник Магдебургского права «Саксонское зерцало» и книгу В. Троицкого «Порядок». Однако эта работа затянулась на длительное время и не была завершена при жизни гетмана.

В мае 1722 года царским манифестом под предлогом защиты населения Гетманщины от внеправового суда, притеснений казацкой старшины и больших непорядков в Генеральной канцелярии в Глухове учреждается Малороссийская коллегия (1722 — 1727) [10, c. 192]. Она разместилась в форштадте Веригино. В гражданских делах коллегия подчинялась Сенату, в военном отношении — командующему русскими войсками в Гетманщине. Возглавлял ее президент С. Вельяминов-Зернов. В нее входили 6 штаб — офицеров и прокурор.

Вскоре после смерти Скоропадского, в июле 1722 года управление Левобережной Украиной временно перешло к наказному гетману Павлу Полуботку. Однако его управление было чисто формальным. Все важные административные, финансовые, судебные и военные вопросы наказной гетман должен был решать только по согласованию с Малороссийской коллегией. Первый год ее существования ознаменовался введением чрезмерных денежных и хлебных налогов, что вызвало резкое недовольство населения.

Считая, что одной из причин отмены прежних прав служат непорядки в суде, Полуботок установил, чтобы в полковых, сотенных и сельских судах судил не один человек (судья или атаман), а несколько. Был также определен порядок прохождения апелляций и улучшено делопроизводство в высшем военном суде.

В 1724 — 1727 годах формально управление Левобережной Украины осуществлялось Генеральной военной канцелярией, [10, c. 193] в которую входили бывший полтавский полковник И. Левинец, глуховский сотник И. Мануйлович и значковый военный товарищ Петреба-Гречаный. Ее обязанности состояли в подтверждении прав на земельные владения, осуществление контроля за местной администрацией, за сором податей, поимкой бежавших со службу казаков. Реальная же власть находилась в руках чиновников Малороссийской коллегии.

Украинская старшина продолжала настойчиво добиваться возобновления гетманского управления. В мае 1727 года новый царь Петр II, принимая во внимание ухудшение отношений России с Турцией и стремясь приблизить старшину к царскому правительству, подписал указ о выборах гетмана. В инструкции по этому поводу указывалась и кандидатура: им должен был стать миргородский полковник Данил Апостол.

Став гетманом, Апостолу удалось в 1728 году вернуть Гетманщине некоторые права. Согласно утвержденному царем реестру генеральной старшины в ее состав вошли: генеральным обозным — Яков Лизогуб, генеральными судьями — Андрей Кандыба и Михаил Забила, генеральными есаулами — Иван Мануйлович и Федор Лысенко, генеральным хорунжим — Яким Горленко и генеральным бунчужным — Иван Борозна. По указанию русского правительства генеральными подскарбиями стали 1 украинец — Андрей Маркович и 1 русский — Иван Мякинин.

В Глухове была создана специальная комиссия, продолжавшая начатую при Скоропадском работу по переводу правовых книг и кодификации законов. Генеральный суд в составе трех судей во главе с гетманом становился высшей судебной инстанцией на территории Гетманщины [23, c. 180].

В 1734 г. гетманская власть была упразднена, казацкое войско поставлено под командование русского фельдмаршала, а управление Украиной передано царскому резиденту. Но уже в 1747 г. был издан указ о восстановлении гетманства на Украине (при Елизавете Петровне), вновь расширилась автономия Украины, в подчинение гетману была передана Запорожская Сечь [18, c. 38].

Таким образом, можно сделать вывод, что органы государственного управления, а также их полномочия определялись преимущественно указами Российской империи и довольно часто менялись.

РАЗДЕЛ 2. ПАДЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ГЕТМАНСКОЙ СТОЛИЦЫ

2.1 Правление последнего гетмана

Усиление контроля и вмешательства царских чиновников в деятельность местной власти служило причиной неоднократных обращений казацкой старшины с просьбой о восстановлении гетманства. Так, когда 8 августа 1744 года императрица Елизавета Петровна вместе с племянником, будующим императором Петром III, и его невестой Анхальт — Цербтской, впоследствии императрицей Екатериной II, совершая поездку для поклонения киевским святыням, сделала остановку в Глухове, старшина подала ей соответствующую челобитную. Однако ни тогда, ни во время второго посещения Елизаветой Петровной Глухова в октябре того же года однозначного ответа не последовало. Только в мае 1747 года, когда отношения России с Турцией и Пруссией крайне обострились, императрица подписала указ «О бытии в Малороссии гетману по прежним правам и обыкновениям».

Восстановление гетманства в 1750 г. было вызвано:

1. Позицией старшины, она настойчиво добивалась восстановления гетманства от императорского двора;

2. Нарастанием недовольства украинского населения их экономическим положением и обострением в связи со сложившейся внутренней ситуации в Гетманщине;

3. Угрозой войны против Пруссии и вероятной необходимостью использовать в случае такой войны военного потенциал Гетманщины

4. Потребностью восстановить экономически-стратегический потенциал Украины с целью использования его в будущих войнах против Турции [9, c. 206].

22 февраля 1750 года в Глухове с большой торжественностью ясновельможным гетманом Украины провозглашают 22 — летнего Кирилла Розумовского, президента Санкт — Петербургской Академии наук, кавалера многих наград и отличий Российской империи. Но еще больше года прошло до того, как были согласованы юридические и другие формальности и разрешено гетману отбыть в Глухов.

24 апреля 1750 года глуховские выборы подтверждаются указами императрицы, которыми гетман Кирилл Розумовский приравнивается к русским фельдмаршалам. Он награждается орденом Святого Андрея Первозванного, получает в пользование гетманские ранговые наделы. Ему подчинялась Запорожская Сечь, а Батурин назначен для резиденции. Установленные ранее Комиссии — экономии, счетная, а также Тайная канцелярия — ликвидированы, а их русским чиновникам велено выехать из Украины. Гетманщина переводилась из ведения Сената к Коллегии иностранных дел, то есть признавалась автономной территорией. Об этом было сообщено в Петербурге глуховской депутации — генеральному бунчужному Демьяну Оболонскому, неженскому полковнику Семену Кочубею, бунчуковому товарищу Ивану Пиковцу, писарю Генерального военного суда Илье Журману. К своему правлению гетман приступил 23 июня 1750 года, а на время отсутствия поручил исполнять его обязанности Генеральной канцелярии в составе генеральных старшин — генерального судьи Лысенка, генерального подскарбий Скоропадского, генерального есаула Валкевича. Генеральный суд поручено возглавлять генеральному судье Горленко, генеральному хорунжему Ханенко и генеральному бунчужному Оболонскому [8, c. 116 — 117].

Через год Кирилл Розумовский в звании фельдмаршала прибыл в город. Как и при выборах, церемония его возведения в гетманство проводилась с большой торжественностью. Впереди парадной кавалькады везли гетманские клейноды и царскую грамоту, данную Розумовскому. Сам он ехал шестериком в роскошной карете, в сопровождении бунчуковых товарищей, запорожских казаков и кампанейцев (служилых людей из наемных полков). Торжественный акт возведения генерал — фельдмаршала в гетманское достоинство состоялся в Николаевской церкви. Затем клейноды были отвезены в гетманскую палату. Там же был устроен обед для духовенства, казацкой старшины и других чинов [1, c. 541].

Гетман Кирилл Розумовский в пределах своих полномочий и возможностей заботился об интересах Украины, используя для этого свои связи при императорском дворе. При нем возобновляется практика созыва в Глухове съездов казацкой старшины, на которых обсуждались и принимались решения по важнейшим делам. Эти съезды по способу их проведения и характеру рассматриваемых на них вопросов постепенно приобретали черты украинского сейма.

В 1756 году неофициально действовавший (что подтверждается значительным числом сохранившихся копий) свод законов «Права, по которым судится малороссийский народ» снова был рассмотрен работавшей в Глухове специальной комиссией и представлен для высочайшего утверждения. Однако и теперь утверждения не последовало. Несмотря на это в 1763 году в Глухове было созвано «Генеральное собрание», представлявшее собой старшинский сейм, на котором была одобрена проводившаяся с 1760 года реформа судебного дела на Украине. Целью реформы являлось отделение судебной власти от административной. За счет выборных от каждого казачьего полка на 10 человек был расширен состав Генерального суда, в полках созданы 20 судебных уездов. В каждом уезде функционировали земский суд — для гражданских дел (в Нежинском полку действовало три таких суда — в Глухове, Нежине, Батурине), подкоморный суд — для дел земельных и городской суд — для дел уголовных [11 c. 204].

Кирилл Розумовский отстаивал финансовую самостоятельность Украины, стремился освободить украинское население от участия в войнах, которые вела Россия. Он предпринял попытку реформировать украинское войско, ввести в нем единое вооружение и единую форму, улучшить состояние артиллерии, ввел обучение казацких сыновей специальной военной науке — воинской экзекуции. При Розумовском переход посполитых из одного места жительства на другое был ограничен: для этого необходимо было получить письменное разрешение землевладельца и сдать все свое движимое имущество. Тогда же началась подушная перепись, что значительно усилило зависимость крестьян и ухудшило их социальное положение [2, c. 39 — 40].

В 1761 году умерла царица Елизавета. Ее наследника Петра III скинули с престола и убили вследствие заговора, активными организаторами которого выступила братья Розумовские. При их участии в 1762 году императрицей была провозглашена Екатерина II. Гетман вернулся из Петербурга в Глухов и начал активную политическую деятельность самостоятельного направления. В 1763 году он собрал шляхту в Глухове на раду, которая сначала обсуждала реформы судопроизводства, а дальше — проблему упадка политических прав Украины. Делегаты приняли решение написать петицию в Петербург о возвращении всех вольностей и создании в Гетманщине шляхетского сейма. При этом ссылались на то, что Украина является отдельным государством, связанным с Россией только договором и особой монарха. Чтобы ослабить даже эту связь, у Розумовского возникла идея сделать гетманство наследственным в его роду. Идея наследственного гетманства сначала не имела поддержки в Украине. Старшина, собранная со всех полков для подписания соответствующего прошения императрице, начала разъезжаться из Глухова. Тогда подписи начали собирать на местах. Полковая старшина подписала петицию, а более осторожная генеральная — уклонилась от этого. В Петербурге все эти события вызвали большой испуг. Командиры российских гарнизонов доносили: «о необыкновенных собраниях и движениях чинов здешних, подозреваемых в неизвестном намерении». Кирилла Розумовского вызвали в Петербург и заставили отречься от гетманства. Об этом императрица сообщила подданным указом от 10 ноября 1764 года [15, c. 107].

После отмены гетманства полный сил и энергии Кирилл Розумовский жил преимущественно в Петербурге [8, c. 134].

Таким образом, можно сделать вывод, что благодаря последнему гетману — Кириллу Розумовскому, Гетманщина пережила последний политический, экономический и культурный рассвет в своей истории.

2.2 Ликвидация автономии

Манифестом Екатерины II от 10 ноября 1764 года об отмене гетманства в Украине восстановлено на прежних основах Малороссийскую коллегию. Президентом Коллегии и генерал-губернатором Малороссии был назначен царский сановник граф Петр Румянцев.

В Глухов Румянцев прибыл в начале 1765 года и сразу же принялся за дело. Кроме президента в состав Малороссийской коллегии вошли четыре русских чиновника — генерал-майор Брандт, полковник князь Мещерский и два других русских чиновника, а также представители генеральной старшины — обозный Кочубей, писарь Туманский, есаул Журавко, хорунжий Апостол. Прокурором был назначен полковник Семенов.

Привлечение к Малороссийской коллегии недавних сотрудников Кирилла Розумовского соответствовало содержанию тайной инструкции Екатерины II: «Проводить политику разумно, с разными способами ласки и поблажливости, но имея и волчие зубы, и лисий хвост» [8, c. 143]. В инструкции предусматривалось, чтоб русские и украинцы на заседаниях сидели вперемешку, а не так, как во времена императрицы Анны — украинцы с одной стороны стола, русские с другой, «что утверждало в малороссиянах развратное мнение, по коему поставляют себя народом от здешнего (т. е. русских) совсем отличными…». Дальше в инструкции указывалось, что империя с этой провинции до сих пор не получала должной прибыли, и ставилась задача провести ревизию имений и перепись населения. Из украинских общественных отношений императрицу больше всего беспокоила традиционная свобода крестьян, которые имели право переходить от одного помещика к другому. В украинском духовенстве также усматривался потенциальный враг. Екатерина II приказывала следить за народными настроениями и убеждать, что централистские меры Петербурга выгодны украинским людям [1, c. 546].

Петру Румянцеву за 20 лет удалось сделать то, что не удалось его предшественникам за 100 лет: почти незаметно, без потрясений перевести Гетманщину в положение обычной имперской провинции.

Сначала Румянцев избегал введения серьезных изменений, пытаясь завоевать почитателей. На государственные должности назначалось много украинцев, но только тех, «кто не был заражен болезнью независимости и произвола». Для более эффективного управления основана регулярная почтовая служба по линиям Глухов — Киев, Глухов — Полтава, Глухов — Чернигов, Глухов — Переяслав, Полтава — Киев, Стародуб — Киев, Полтава — Чернигов, Лубны — Ромны. В 1765 — 1767 годах проведена генеральная опись Малороссии, [10, c. 87]. которая в истории известна еще как румянцевская. Румянцев стал также инициатором первых природоохранных мер в Украине. Он издал распоряжение, которым ограничил вырубку лесов и устройство ветряных мельниц, поскольку заметил, что это приводит к обмелению речек. Натуральные повинности посполитых правителей заменил денежным налогом, не допускал без оплатных реквизиций в пользу войска. Но в то же время ограничил свободные переходы крестьян, и именно при его правлении было завершено закрепощение крестьян на Левобережье [12, c. 162].

Указом Сената от 16 сентября 1781 года было объявлено о введении общеимперской администрации в Гетманщине. В 1781 году отменена Малороссийская коллегия, Генеральный суд и полковое устройство. Просторы Гетманщины в 1782 году разделены на 3 наместничества — Киевское, Черниговское и Новгород — Сиверское. В них организованы Губернские учреждения и общеимперские формы управления и судопроизводства. В 1783 году казацкие полки превратили в регулярные карабинерские, а крестьян окончательно закрепостили. В 1785 году украинскую шляхту в награду за ее лояльность уровняли в правах с Российским дворянством, а в 1786 году были секуляризованы все земли украинских монастырей [3, c. 153 — 156].

Глухов, превратившись в поветовый город Новгород — Сиверского наместничества, утратил свои столичные функции, хотя бывшие генерал — губернаторские учреждения определенное время здесь еще действовали. Сохранилась опись Глухова 1781 года, составленная комиссией графа Милорадовича перед административной реформой. В ней, в частности, указано: «Что касается крепостью, то она расположена на ровном месте, обнесена земным валом с двумя мурованными воротами. А три предместья, а именно: Белополовка, Красная Горка и Усовка расположены на возвышенности, Веригин же — на ровном месте. На реке Эсмань есть казенная машинная деревянная мельница на четыре круга… В городе и предместьях церквей мурованных — шесть, деревянных — три. В самой крепости есть девичий монастырь, окруженный мурованным заграждением, в нем церковь мурованная, а другие постройки деревянные… В крепости города Глухова: большой казенный генерал — губернаторский мурованный дом на три этажа, где на нижнем этаже — Суд генеральный, Генеральная малороссийская счетная комиссия, Канцелярия Малороссийского клада, Суд земский, Глуховское комиссарство, архив; старый казенный дом в котором Военная комиссия и сотенное Глуховское управление. Казенные деревянные дома — 3. Партикулярные дома — 63. В предместье Белополовки все строения деревянные… На форштадте Веригине казенных деревянных домов: в котором Малороссийская коллегия и еще 6 домов, двадцать партикулярных домов… Всего обывателей — 1369. жители Глухова малая часть занимается сельским хозяйством. Некоторые имеют винокурни. Торгуют рыбой, дегтем и другими припасами… В мурованных деревянных лавках мещане и разночинцы торг ведут…» [22, c. 193].

Упадок Глухова завершил катастрофический пожар 1784 года, который по своему подвел итог разрушению Гетманщины. Про это Малороссийский генерал — губернатор Петр Румянцев — Задунайский сообщил в Петербург так: «В городе Глухове Белополовском форштадте в 1784 году 7 августа в 22 00, одной старой хаты случился пожар и действием пресильного ветра распространился так, что все способы, примененные для его прекращения, были тщетными. Огонь кинуло на крепость и на Веригин форштадт… А в 15 00 погорели: 5 мурованных церквей, девичий монастырь, казенный мурованный пробный дом и большой генерал — губернаторский дом, в котором располагались Малороссийская коллегия. Генеральный суд с архивами, и более трехсот обывательских домов…». Сгорели также городские ворота, казенный глиняный завод, казенных домов — 2, панских — 3, острог, 5 трактиров большое число лавок, церковные школы и другие здания [8, c. 154 — 155].

С точки зрения многих историков большинство из больших мурованных сооружений Глухова, уничтоженных пожаром 1784 года, можно было отстроить. Однако восстановление Глухова, как гетманской столицы, откуда на протяжении многих десятилетий исходили идеи свободы и независимости казацкой Украины, было не в интересах российского самодержавия.

По приказу императрицы Екатерины II и генерал — губернатора самые значительные новые и старые сооружения города, поврежденные пожарами, были разобраны. Повезло только Киевским воротам, которые возобновили и перестроили, и отдельным культовым сооружением. В частности был возобновлен Троицкий собор, реставрация которого закончилась в начале XIX века. Возобновили после пожара и Николаевскую церковь. Соборная и трапезная церкви и колокольня девичьего Успенского монастыря, Михайловская церковь с колокольней, Московские ворота, огромное здание Малороссийской коллегии и ряд других мурованных сооружений были разобраны [14, c. 422].

Глухов стал обычным поветовым городом. Так была окончательно уничтожена Гетманщина — центр политической жизни Украины XVII — XVIII веков, государственный феномен, который засвидетельствовал украинскую способность к независимости. Самоуправление привело к созданию национальной элиты — казацкой старшины, гордая своим происхождением и не похожестью с другими народами. Память про Гетманщину не забылась, потому что из последователей старшины вышло много деятелей, которые формировали национальное сознание украинцев.

РАЗДЕЛ 3. КУЛЬТУРА ГЛУХОВА В XVIII ВЕКЕ

3.1 Архитектура и фортификация города

Являясь административным центром Левобережной Украины, Глухов быстро расстраивался, в нем развивались ремесла, торговля, культура [2, c. 42].

Большое внимание уделялось застройке города, возведению в нем культовых и гражданских зданий, благодаря чему он значительно разросся и стал одним из крупнейших городов Левобережья. Известный русский путешественник Леонтий Лукьянов посетивший Глухов в 1702 году, так описывал его: «Город Глухов земляной, обруб дубовый, вельми крепок, а в нем жителей богатых много, панов; и строения в нем приузорчатые, светлицы хорошие; ратуша хороша и рядов (лавок) много; церквей каменных много. Девичий монастырь предивен зело; соборная церковь хороша очень… Очень зело лихоманы хохлы затейливы к хоромному строению, в малоросийских городах другова вряд ли такова города сыскать, лучше Киева строением и житием.» [6, c. 495].

Значительный вклад в застройку Глухова внес приехавший в 1700 году на Украину зодчий Д. В. Аксамитов. В городе появляются гетманский двор с домовой церковью святой Анастасии, дворы учреждений Генерального суда, усадьбы генеральной старшины. Например, двор гетмана Ивана Скоропадского состоял из трех соединенных между собой хоромных строений и включал в себя большие жилые комнаты, помещение для прислуги, пекарню, кухню, ледник, амбар и другие хозяйственные помещения. Ширина двора составляла двадцать девять и глубина тридцать пять саженей. Даниил Апостол не поменял места расположения гетманского двора, однако количество построек в нем увеличилось. В 1733 году состоялось освящение новых построек. В сравнении с домом Скоропадского дом Апостола имел большее количество светлиц: большую светлицу: большую светлицу с комнатой для генеральной канцелярии, столовую, обитую голубым сукном, крестовую, светлицы, в которых жила семья гетмана, помещения для прислуги, сложенное из кирпича особое строение (каменицу) с каменным склепом под ней. Два квартала правительственных зданий занимали всю юго-восточную часть города. В них размещались гетманская и войсковая канцелярии, каменные погреба и кладовые. Кварталы были огорожены в столб «тертицами» [2, c. 169].

В конце первой половины XVIII века Глухов состоял из «города», то есть крепости с мощными фортификационными сооружениями, в основном повторявшими рельеф местности, и четырех форштадтов — предместий: Белополовки, Веригино, Усовки и Красной Горки. Внешняя линия городских укреплений с брустверами и пушечными раскатами включала в себя не менее 12 башен (в том числе надвратные) и имела протяженность около 2300 метров. Главная, Мостовая (или Старая), улица проходила с запада на восток от Киевских до Московских ворот. Ее пересекали примерно шесть поперечных улиц, среди которых выделялась Путивльская, проходившая от Белополовских до Путивльских ворот. На пересечении Мостовой и Путивльской улиц находилась обширная центральная площадь, посередине которой располагались культовые сооружения, в южной части — правительственные и общественные здания, в северной — рынок. Центральная площадь отделялась от Мостовой улицы торговыми рядами. Городские кварталы имели форму неправильных многоугольников. Южнее Мостовой улицы располагался ансамбль Девичьего монастыря. У вала близ Михайловских ворот, где его северная часть резко поворачивала с запада на север, стояла Михайловская церковь. Наиболее высокие сооружения города прекрасно просматривались со всех ведущих к нему дорог.

Вся эта великолепная и своеобразная застройка Глухова в считанные часы была уничтожена пожаром 1748 года. Сгорели 275 домов, торговые ряды, несколько школ и госпиталей. После пожара гетманский двор не восстанавливался. Указом сената от 28 июня 1748 года предусматривалось впервые на Украине отстроить город по единому регулярному плану с прямыми улицами шириной в 8 и переулками шириной в 5 саженей. Большая московская дорога и загородные дороги должны были иметь такую же ширину. План Глухова разработали известные архитекторы И. Мергасов и А. Квасов; они руководили и его застройкой [24, c. 288].

Минер инженерного корпуса Е. Наумов в хороших архитектурных формах построил Московские, Путивльские, возможно, Киевские деревянные ворота, а также несколько мостов. Основные городские улицы были выпрямлены и вместо деревянных колод замощены булыжником. Были построены дома Генеральной канцелярии, казацкой старшины, чиновников, купцов, появились пансионаты и кофейни. Многие здания возводились по проектам и под руководством талантливого архитектора М. Мостипанова, который в 1766 году на деньги, выделенные Малороссийской коллегией, обучался мастерской А. Квасова и у знаменитого В. Баженова.

По плану инженер — подполковника Д. де Боскета земляной вал вокруг города, бастионы, равелины и редуты были значительно исправлены и укреплены. Вдоль западных участков расширилась и активно развивалась промышленная зона. В ней находились завод для выжига извести, кирпичные заводы, мельницы, бани. Известковые печи находились в овраге перед Белополовскими воротами. Кузнецы работали на выездах из города — вдоль дорог на Москву (у Вознесенского кладбища) и на Веригино (у развилки дорог на Киев и Конотоп). Добывавшаяся в окрестностях города высококачественная глина считалась лучшей в России и вывозилась на многие фарфоровые заводы [4, c. 211].

В 1766 году возглавлявший «Строительную экспедицию в строении городов Глухова и Батурина» А. Квасов создал проект и начал возводить здание второй Малороссийской коллегии. В разработке проекта, в частности внутреннего оформления постройки, принял участие ученик Квасова архитектор Ф. Савич. Здание находилось на правой стороне идущей от Киевских ворот главной улицы и состояло из центральной части длиной 113 метров и двух боковых длиной 49 и шириной 15 метров каждая. В нем насчитывалось 250 комнат. Представляя собой удачное сочетание архитектуры классицизма и барокко, оно производило огромное впечатление, его называли восьмым чудом света.

Наиболее полное художественное описание внешнего вида Малороссийской коллегии дал выдающийся украинский писатель, историк, фольклорист и этнограф П. А. Кулиш. «Над глубокими нишами, в которых чинно расставлены были огромные Минервы, Фемиды, Марсы, древние ораторы и философы в соседстве с усатыми гетманами в длинных жупанах и широких горностаевых мантиях, красовались в разнообразных группах малороссийские войсковые клейноды, перемешанные с купидоновыми луками и колчанами, с лирами Аполлона и Меркурьевыми жезлами… В других местах древние мечи с птичьей головой на рукояти, длинные мушкеты и боевые келепы казачьи в лаврах стояли рядом с греческой арфой, бычьей головой и трезубцем Нептуна, засвеченные и перевитой силой цветов, среди которых украинский подсолнух был на первом месте. Знамена, бунчуки, сабли, римские шлемы, казацкие шапки, латы, утыканные шипами булавы, птицы, полумесяц и звезды венчали капители колонн и пилястр, окружали окна, висели фестонами, плелись в гирляндах, ползали по карнизу и под карнизом. Два запорожца с длинными чубами (на главном фронте) держали огромный щит, на котором был герб Украины — казак со всем оружием и в заломленной набок шапке. Все это было расположено с таким вкусом, с такой неожиданной смелостью и дикой пестротою, что не хочется верить, чтобы чья-то голова трудилась над сортировкой этих элементов». Впрочем, по мнению известного знатока украинского барокко Ф. Эрнста, это описание скорее всего относится к зданию первой Малороссийской коллегии [24, c. 295].

Вторым выдающимся архитектурным творением А. Квасова стала садово-парковая резиденция президента П. А. Румянцева, созданная в 1767 — 1768 годах. Она располагалась на правом берегу озера Чернечья гребля. В ее ансамбль входили стоявшая на небольшой возвышенности церковь Рождества Богородицы, оранжерея, парки, бассейны, каналы с укрепленными берегами и пристанью. Садово-парковая резиденция была красивейшей частью города. Один из ее дворцовых флигелей сохранился до наших дней. В строительстве и архитектурно-художественном оформлении города принимали участие также итальянский архитектор Антонио Ринальди и французский скульптор Рашетт Жан Доминик.

Великолепным был центр Глухова. Его ансамбль составляли уже упоминавшаяся и сохранившаяся поныне Николаевская церковь, сооруженная «государевым мастером каменного дела» Матвеем Ефимовым в 1686 году (тръехярусная колокольня при ней сооружена в 1871 году); Михайловская церковь, поставленная тем же мастером в 1692 году (не сохранилась); возведенная в 1765 году вместо сгоревшей каменная однокупольная Преображенская церковь; построенная в 1717 году вместо деревянной Воскресенская каменная церковь святой Анастасии (не сохранилась). Гостей города восхищали каменные Московские (не сохранились) и Киевские ворота, ныне также известная как Триумфальная арка. Они, по мнению Г. Логвина, возводились по проекту А. Квасова в 1766 — 1769 годах.

К главным строениям города принадлежали дом военной комиссии и сотенного правления, каменный двухэтажный дом походной канцелярии, дом первой Малороссийской коллегии, женский монастырь, торговые ряды, аптека В. Штрейбера, дома царских чиновников, украинской старшины и купцов. По плану Глухова, составленному в сентябре 1776 года, окраины города украшали Вознесенская церковь и церковь сошествия святого духа (Белополовский форштадт), церковь Покрова (Усовский форштадт), церковь всех святых и церковь Захария (Веригинский форштадт) [2, c. 44 — 48].

В результате достижений в постройке сооружений была создана сложная, многоплановая композиция города, в которой были воплощены основы национального градостроения.

3.2 Музыка и театр

глухов столица украина

Роль Глухова в развитии музыкальной культуры Украины и России невозможно переоценить. В XVIII веке это был, без преувеличения, один из ведущих музыкальных центров Европы. Когда появилась потребность в специализированном учебном заведении музыкального профиля, первый из них организовали именно в Глухове, хотя лучшая база для этого была в Киеве, Чернигове или Переяславе, где в академии и коллегиумах преподавались музыкальные дисциплины [12, c. 77].

В Глухове стараниями гетмана Даниила Апостола и в соответствии с царским указом в 1730 году была основана первая в России школа, в которой готовились певцы для придворной певческой капеллы. По указу 1738 года утверждалось создание музыкально — хоровой школы, которой предоставлялось отдельное здание с обслуживающим персоналом. Ежегодно двадцать отобранных по всем полкам малолетних и взрослых учеников на протяжении одного — двух лет посещали школу, где обучались «киевскому» и «партерному» пению, нотной грамоте, игре на скрипке, бандуре и цимбалах, пению в четырехголосном хоре. Штат преподавателей состоял из опытного регента и двух музыкальных педагогов из числа украинцев и иностранцев. Ученики пели в хоре Николаевской церкви, в обязательном порядке посещали хоровые и симфонические концерты, спектакли и другие представления, дававшиеся в резиденции гетмана. Десять из них после окончания музыкально — хоровой школы направлялись в Петербург. Семьи хористов освобождались от налогов, постоев и других повинностей. В 1738 году одиннадцать из двенадцати выпускников получили назначение в Москву [2, c. 50].

За 40 лет плодотворной работы в школе подготовлено более 300 музыкантов, хористов, солистов и регентов для придворной певческой капеллы в Петербурге. Но не все выпускники ехали в Россию, немало оставалось и в Украине. Большую славу и школе, и Глухову принесли его уроженцы — композиторы Максим Березовский и Дмитрий Бортнянский [21, c. 91].

Максим Березовский (1745 — 1777) обучался в Глуховской певческой школе, потом в Киевской академии, одновременно пел в академическом хоре, руководил им и писал хоровые произведения. За хорошо поставленный голос и исключительные музыкальные способности был приглашен в Петербургскую придворную хоровую капеллу. В конце 50-х годов успешно выступал солистом в петербургской итальянской оперной труппе. В 1765 — 1774 годах совершенствовал мастерство композиции в Болонской филармонической академии у выдающегося итальянского теоретика музыки Дж. Мартини и в 1771 году выдержал экзамен на звание композитора — академика. Имя талантливого композитора зафиксировано на здании Болонской филармонической академии рядом с именами выдающихся европейских музыкантов, которые получили это почетное звание, в частности с именем В. Моцарта.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой