Взаимосвязь особенностей детско-родительских отношений с наличием у ребенка психосоматических заболеваний

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

«Взаимосвязь особенностей детско-родительских отношений с наличием у ребенка психосоматических»

Хабаровск 2009

Содержание

  • Введение
    • Глава 1 Теоретический анализ проблемы детско-родительских отношений и их роль в развитии психосоматических заболеваний детей
    • 1.1 Детско-родительские отношения: дефиниции, классификации, роль в развитии личности ребенка
    • 1.2 Влияние детско-родительских отношений на наличие у ребенка психосоматических заболеваний
    • Глава 2 Экспериментальное изучение исследования взаимосвязи между особенностями детско-родительских отношений и наличием у ребенка соматических заболеваний
    • 2.1 Организация и этапы проведения экспериментального исследования
    • Выводы по II главе
    • Вывод
    • Заключение
    • Список использованной литературы

Введение

Развитие личности получает свое начало в семье. Семья на ранних этапах жизни является единственной, а позднее одной из наиболее важных социальных групп для индивида. Семья является первичным и необходимым условием формирования эмоционально стабильной, жизнеспособной, творчески ориентированной личности, поскольку базовые структуры психики человека формируются преимущественно на довербальном этапе, в пренатальный и постнатальный периоды, когда ребенок находится в полной зависимости от родителей и требует условий, соответствующих его базовым потребностям. Ребенок, в условиях адекватно функционирующей семьи, оптимально удовлетворяет витальные потребности, он высокоадаптивен, имеет комплиментарные образцы отца и матери, позволяющие сделать правильный брачный выбор и воспроизвести адекватные родительские отношения в своей семье [44, 16 с.].

Нарушение структуры, а, следовательно, полноты функционирования семьи влечет за собой ограничение и искажение развития личности детей. У них оказывается сниженной способность к продуктивному социальному взаимодействию, в том числе к семейному образу жизни, вследствие нивелирования эволюционно дифференцированных взаимодополняющих качеств мужчины и женщины, реализующихся во всем многообразии их полоролевого взаимодействия в семейных отношениях и передающихся из поколения в поколение. Нарушение условий развития ребенка, эмоциональная депривация и фрустрация потребностей приводят к задержке развития, а в особо тяжелых случаях — к формированию отрицательных эмоциональных установок и разрушительных тенденций, которые начинают доминировать и мотивируют дезаптивные, деструктивные формы поведения. В дальнейшем асоциальные, невротические формы поведения, неспособность адаптироваться к требованиям окружения приводят к дезадаптации и в семейной жизни. У человека могут проявляться особенности поведения, свойственные возрасту той стадии, на которой произошла задержка развития. Это мешает человеку адаптироваться к наличным условиям, поскольку субъективная реальность его жизни доминирует в силу того, что бессознательное направляет жизненную энергию на то, чтобы привлечь внимание к комплексам человека, требующим своей разрядки. Более того, выявлено, что структурный дисбаланс в семье отражается и на структуре семей последующих поколений, на стабильности браков, на стиле межличностного взаимодействия и адаптивных возможностях человека [44, 17 с.].

Теоретическая значимость исследования содержится в социально-психологическом анализе детско-родительских взаимоотношений.

Цель работы: Изучение влияния детско-родительских отношений на формирование у детей психосоматических заболеваний.

Задачи исследования:

Осуществить теоретический анализ проблемы влияния детско-родительских отношений на развитие психосоматических заболеваний у детей.

Экспериментальное изучение взаимосвязи детско-родительских отношений с наличием у ребенка психосоматических заболеваний.

Объект исследования: особенности детско-родительских отношений.

Предмет исследования: влияние детско-родительских отношений на возникновение психосоматических заболеваний у ребенка.

Гипотеза: предполагаем, что неадекватный стиль родительского воспитания приводит к возникновению психосоматических заболеваний у ребенка.

Методологической основой исследования является: учение об отношении семьи как социальной и культурной среды на развитие личности; положение о педагогизации семейно-бытовой среды; положение о саморегуляции сущности личности ребенка.

Методы исследования: анализ психолого-педагогических исследований, посвященных роли семьи в развитии ребенка; наблюдение, беседа, тестирование, опрос.

Глава 1 Теоретический анализ проблемы детско-родительских отношений и их роль в развитии психосоматических заболеваний детей

1.1 Детско-родительские отношения: дефиниции, классификации, роль в развитии личности ребенка

Понятийный аппарат детско-родительских отношений достаточно широк и многозначен: родительские установки и соответствующие им типы поведения; родительские позиции; типы родительского отношения; типы отношений «мать-ребенок»; типы позитивного и ложного родительского авторитета; типы (стили) воспитания детей; черты патогенных типов воспитания; параметры воспитательного процесса; семейные роли ребенка; стили общения, предлагаемые взрослыми в семье и школе.

Оптимальная родительская позиция должна отвечать трем главным требованиям: адекватности, гибкости и прогностичности. Адекватность позиции взрослого основывается на реальной точной оценке особенностей своего ребенка, на умении увидеть, понять и уважать его индивидуальность. Родитель не должен концентрироваться только на том, чего он хочет в принципе добиться от своего ребенка; знание и учет его возможностей и склонностей — важнейшее условие успешности развития.

Гибкость родительской позиции рассматривается как готовность и способность изменения стиля общения, способов воздействия на ребенка по мере его взросления и в связи с различными изменениями условий жизни семьи. «Закостенелая», инфантилизирующая позиция ведет к барьерам общения, вспышкам непослушания, бунта и протеста в ответ на любые требования. Прогностичность позиции выражается в ее ориентации на «зону ближайшего развития» ребенка и на задачи завтрашнего дня; это опережающая инициатива взрослого, направленная на изменение общего подхода к ребенку с учетом перспектив его развития.

Чаще всего в психолого-педагогических исследованиях для определения, анализа родительского отношения используются два критерия: степень эмоциональной близости, теплоты родителей к ребенку (любовь, принятие, тепло или эмоциональное отвержение, холодность) и степень контроля за его поведением (высокая — с большим количеством ограничений, запрещений; низкая — с минимальными запретительными тенденциями).

В жизни каждого человека есть один важный этап, определяющий всю его дальнейшую судьбу. Это этап раннего детства, от рождения до 5−7 лет. На этом этапе главным воспитателем ребёнка является семья: родители, братья и сёстры, дедушки и бабушки. Именно на этом этапе, в семье, закладываются основы воспитания и то, что сделали родители до пяти лет, это по мнению А. С. Макаренко, 90% всего воспитательного процесса [44, 9 с.].

Для ребёнка раннего возраста главным источником информации о себе и о других являются взрослые люди, которые в буквальном смысле слова определяют, кто он такой. «Родители называют ребёнка, дают ему собственное имя, приучают откликаться на него, организуя тем самым систему его реакции. Они помогают ему осознавать как-то, что принадлежит ему (части его тела), так и его собственную принадлежность — половую, семейную и т. д. Оценивая поступки ребёнка, они вырабатывают у него определённое эмоциональное отношение к себе, чувство собственной ценности. От эмоционального климата первых месяцев и даже дней жизни, — заключает известный философ и психолог И. С. Кон — во многом зависит будущий характер взрослого».

Понятие родительское отношение имеет общий характер и указывает на взаимную связь и взаимозависимость родителей и ребенка. Отец и мать по-разному проявляют любовь по отношению к детям. Материнская любовь чаще всего носит безусловный характер. Отцовская любовь, особенно по отношению к сыну, порой носит условный характер: «Я люблю тебя тогда, когда ты оправдываешь мои ожидания, выполняешь мои требования».

Родительское отношение имеет наиболее общий характер и указывает на взаимную связь и взаимозависимость родителя и ребенка. Родительское отношение включает в себя субъективно-оценочное, сознательно-избирательное представление о ребенке, которое определяет особенности родительского восприятия, способ общения с ребенком, характер приемов воздействия на него. Как правило, в структуре родительского отношения выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты. Понятия родительская позиция и родительская установка используются как синонимы родительского отношения, но отличаются степенью осознанности. Родительская позиция скорее связывается с сознательно принятыми, выработанными взглядами, намерениями; установка — менее однозначна.

Характер и степень влияния на ребенка определяет множество отдельных факторов и прежде всего личность самого родителя как субъекта взаимодействия: его пол (тот же, что и у ребенка, или противоположный); возраст (юная, несовершеннолетняя мать, пожилой родитель, родитель позднего ребенка); темперамент и особенности характера родителя (активный, нетерпеливый, вспыльчивый, властный, снисходительный, небрежный, сдержанный и др.); религиозность; национально-культурная принадлежность (европейская, английская, немецкая, японская, американская и другие модели воспитания); социальное положение; профессиональная принадлежность; уровень общей и педагогической культуры.

Извращенная ролевая структура семьи, где мать излишне мужественна — недостаточно эмоционально отзывчива и категорична, а отец — «женственен», мягок, раним, не способен управлять ситуацией, предоставляет ребенку искаженные образцы для идентификации.

Стиль родительского воспитания, как социально-психологическое понятие, обозначает совокупность способов и приемов общения по отношению к партнеру. Различают общий, характерный и конкретный стили общения. В качестве детерминант стиля общения выступают направленность личности как обобщенная, относительно устойчивая мотивационная тенденция; позиция, занятая по отношению к партнеру общения, и параметры ситуации общения.

Родительский стиль — это обобщенные, характерные, ситуационно неспецифические способы общения данного родителя с данным ребенком, это образ действий по отношению к ребенку [40, 101 c.].

В.С. Мухина описала несколько стилей воспитания.

Либеральный стиль предполагает вседозволенность в отношениях с детьми. Источником является чрезмерная родительская любовь. Дети растут недисциплинированными, безответственными.

Демократический стиль характеризуется гибкостью. Родители, мотивируя свои поступки и требования, прислушиваются к мнению детей, уважают их позицию, развивают самостоятельность суждений. В результате дети лучше понимают родителей, растут разумно послушными, инициативными, с развитым чувством собственного достоинства. Они видят в родителях образец гражданственности, трудолюбия, честности и желания воспитать детей такими, какими являются сами.

Авторитарный стиль. По сложившимся стереотипам продолжает предъявлять подростку те же жесткие требования, что и в детстве. Обычно, если это было принято ранее, здесь продолжают применять и физические наказания. В авторитарной семье подросток так же одинок, несчастен и неуверен в себе, как и в детстве. Однако тенденции развития его характера уже отчетливо вырисовываются: он становится носителем авторитарного способа взаимодействия с людьми или, напротив, демонстрирует униженную неадекватную лояльность, пассивность, за которой стоит высокая невротизация неуверенного в себе подростка. Авторитарная семья так же может ограничить возможности подростка в развитии.

Попустительский стиль. В такой семье продолжает господствовать принцип вседозволенности: ребенок уже давно манипулирует родителями. Эгоизм и сопутствующая ему конфликтность — основные характеристики характера детей из таких семей. Здесь ребенок несчастлив вдвойне: сам по себе возраст — уже кризис личностного развития + еще недостатки, сформированные в его личностной позиции отношениями вседозволенности, что ему никогда не предложит действительная жизнь. Подросток из семьи с попустительским стилем отношения к нему обычно не усваивает позитивных форм общения: адекватная лояльность ему не известна. Он опирается на те способы воздействия на других, которые успешно питали его эгоизм все годы жизни в семье, — агрессию (которая выражается в необоснованной нетерпимой требовательности и нигилизме). Попустительская семья лишает подростка возможности осознать закономерности общественных отношений и делает его несостоятельным в реальных взаимоотношениях с другими [44, 353 с.].

Авторитетный стиль родительского поведения по Бомринд — образ действия родителей, отличающийся твердым контролем за детьми и в то же время поощрением общения и обсуждения в кругу семьи правил поведения, установленных для ребенка. Решения и действия родителей не кажутся произвольными или несправедливыми для детей, и потому они легко соглашаются с ними. Таким образом, высокий уровень контроля сочетается с теплыми отношениями в семье. Бомринд отмечала, что дети превосходно адаптированы, уверены в себе, у них развит самоконтроль и социальные навыки, они хорошо учатся в школе и обладают высокой самооценкой.

Индифферентный стиль родительского поведения по Маккоби и Мартин, отличается низким контролем за поведением детей и отсутствием теплоты и сердечности в отношениях с ними. Родители, которым свойственен индифферентный стиль поведения, не устанавливают ограничений для своих детей либо вследствие недостатка интереса и внимания к детям, либо вследствие того, что тяготы повседневной жизни не оставляют им времени и сил на воспитание детей. Если безразличие родителей сочетается с враждебностью (как у отвергающих родителей), ребенка ничто не удерживает оттого, чтобы дать волю своим самым разрушительным импульсам и проявить склонность к делинквентному поведению [44, 221 с.].

Описанные стили отношений к ребенку демонстрируют лишь тенденции условий развития личности в отрочестве. Реальная жизнь может быть мягче, благополучнее, но и жестче, ужаснее, непостижимее. В семье может быть одновременно множество разнообразных стилей общения, обусловленных неоднородностью культурных уровней ее членов (дедушек, бабушек, родителей, и др. родственников).

Наиболее чувствительными к воздействию семейного неблагополучия оказываются стержневые образования личности ребенка — его представление о себе, самоотношение, образ себя. Поскольку полнота удовлетворения потребностей ребенка зависит от родителей, то его представление о себе и образ себя в значительной мере связаны с отношением родителей к ребенку, их восприятием и пониманием его, с характером родительских установок и качеством привязанности как матери к ребенку, так и ребенка к матери.

Чаще всего в психолого-педагогических исследованиях для определения, анализа родительского отношения используются два критерия: степень эмоциональной близости, теплоты родителей к ребенку (любовь, принятие, тепло или эмоциональное отвержение, холодность) и степень контроля за его поведением (высокая — с большим количеством ограничений, запрещений; низкая — с минимальными запретительными тенденциями).

Наиболее активно проблема связи стилей воспитания, нарушений родительского отношения и отклонений в психическом развитии и даже здоровье детей исследуется с клинико-психологических позиций. А. И. Захаров определил ряд параметров воспитательного процесса:

1. Интенсивность эмоционального контакта родителей по отношению к детям: гиперопека, опека, принятие, непринятие.

2. Параметр контроля: разрешительный, допускающий, ситуативный, ограничительный.

3. Последовательность — непоследовательность.

4. Аффективная устойчивость — неустойчивость.

5. Тревожность — нетревожность.

Различные сочетания этих параметров воспитания соотносятся г различными видами неврозов у детей.

Например, ограничительство, аффективная неустойчивость со стороны родителей приводят к развитию у ребенка невроза страха. Сверхпринятие, «разрешительство», непоследовательность — к развитию истерического невроза. Выраженное ограничительство — к неврозу навязчивых состояний.

Исследовали вид негармоничного стиля семейного воспитания: потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, эмоциональное отвержение ребенка, жестокое обращение, гипопротекция.

Учитывая взаимозависимость отношений в семье, их описывают через те роли, которые выполняет ребенок. По мнению А. С. Спиваковской, роль ребенка можно четко выделить в дисгармоничной семье, где относятся друг к другу шаблонно, стереотипно, годами сохраняя застывшие, ригидные, уже не соответствующие реалиям отношения.

При нарушениях семейной среды, семейной атмосферы классифицируются с точки зрения удовлетворения важнейшие, по мнению 3. Матейчека, человеческие потребности — в активном контакте со средой и в активном контроле внешней действительности. Окружение в крайних вариантах может быть излишне устойчивым либо предельно изменчивым; при этом параметры контроля варьируют от обособленности до зависимости.

1. Ультраустойчивая, эмоционально безучастная среда формирует социальную гипоактивность: пассивность, незаинтересованность, аутизацию, задержку речевого и психического развития.

2. Изменчивая эмоционально безучастная среда провоцирует гиперактивность: беспокойство, несосредоточенность, неравномерность, запаздывание психического развития.

3. Ультраустойчивая среда в сочетании с эмоциональной зависимостью влечет за собой избирательную гиперактивность, направленную на одного человека, часто в виде поведенческих провокаций.

4. Изменчивая среда, эмоциональная зависимость развивают общую социальную гиперактивность, поверхностность контактов и чувств ребенка.

Подобная модель социальной среды используется для интерпретации нарушений воспитания в детских домах и в семьях [44, 100 с.].

Американский психолог, детский врач и философ Б. Спок обнаружил зависимость детских преступлений от условий жизни ребёнка в семье. Изучение малолетних преступников показало, что преобладающее большинство их страдало в детстве от недостатка любви, а не от недостатка наказаний. Ребёнок, пишет Б. Спок, которому не хватает родительской любви и ласки в раннем возрасте, вырастает холодным и неотзывчивым. В отсутствии любви и ласки в ранние годы жизни ребёнка он видел одну из причин детских преступлений.

В раннем детстве необыкновенно легко формируется речь, так легко, что иногда создаётся впечатление спонтанного развития. По мере взросления человека такая способность, выполнив свою жизненную функцию — овладение формами языка и мышления, затем резко идет на убыль [44, 10 с.].

Имеются все основания считать, что не только речь, но и культурные привычки (чтение газет, приветствие старших при встрече и др.) также вырабатываются в основном в раннем детстве. Наши культурные привычки, как правило, — усовершенствованные копии привычек родителей, воспринятых нами в самом раннем детстве.

В конечном итоге можно с уверенностью утверждать, что в раннем возрасте закладываются все свойства личности. Разумеется, потом эти свойства разовьются в общении со сверстниками, с учителями, с миром духовных ценностей, культуры. В первые же, ранние годы родители, и прежде всего мать, для каждого ребенка — это и его здоровье, и его университет. От того, какими будут первые университеты ребенка, зависит не только дальнейшая жизнь человека, но в какой-то мере и судьба общества.

Изучение социальных условий жизни выдающихся людей — деятелей искусства, ученых, инженеров и т. д. — свидетельствует о том, что в большинстве случаев они воспитывались в благоприятных семейных условиях, что большинство из них — дети из высших социальных слоев и, что лишь небольшая их часть — дети рабочих и крестьян [44, 11 с.].

Решающее влияние семьи на личность человека объясняется специфическими особенностями этого воспитательного института. К существенным особенностям семейного воспитания следует отнести следующие:

1. Воспитательное воздействие семьи человек ощущает, испытывает со дня своего рождения. Раннее же детство, как уже отмечалось, имеет первостепенное значение в развитии человека. Именно в семье в дошкольные годы создаётся сердцевина человеческой личности, её фундамент. Именно в это время начинают вызревать свойства психики человека, основы его отношения к жизни.

2. Семейному воспитанию свойственна непрерывность, продолжительность и многообразие влияния на детей людей разного пола и возраста, жизненного опыта. Семья — это первая, «стартовая» группа, в которую попадает ребёнок, самая длительная по времени существования и самая значимая для ребёнка микросредовая ситуация, что обусловливает и своеобразие процесса воспитания личности в ней.

3. Семья — основа естественного воспитания. Семейные отношения людей являются первыми и наиболее естественными отношениями. Эти отношения базируются на интимности и эмоциональности. Эмоциональная насыщенность взаимоотношений взрослых и детей в семье есть важнейший фактор, формирующий эмоционально — мотивационную среду детей, их отношение к жизни, людям [44, 14 с.].

Важное место в этих интимно-эмоциональных отношениях семьи занимает родительская любовь и ласка к детям. Родительскую любовь никакой другой любовью заменить нельзя. И сколько бы не говорили и не писали, что педагоги должны любить детей родительской любовью, такого быть никогда не может, так как любовь взрослых к детям по своему происхождению есть производное от родительской любви.

4. В отличие от школьного воспитания, объектом которого является фактически детская группа, семейное воспитание всегда личностно ориентированно, обращено непосредственно к конкретной личности. Родители в сравнении с педагогами имеют значительно больше возможностей для глубокого и систематического изучения и учета индивидуальности ребенка и более вдумчивого наблюдения за развитием интересов, способностей, потребностей, чувств, характера ребенка. И, кроме того, каждая семья представляет собой неповторимость микросредовых условий, индивидуальности родителей и это накладывает неизгладимый отпечаток на духовный, нравственный облик, взгляды, интересы, потребности личности.

5. Педагогическая позиция родителей, в отличие от школьных учителей скрыта. В семье ребенок не чувствует себя педагогическим объектом, здесь он является равноправным членом коллектива. Взаимная любовь и забота, взаимная ответственность и требовательность друг к другу, поддержка ребенка в сложных жизненных ситуациях, подлинно духовный контакт родителей и детей — характерные черты семейного коллектива. В нем нет разграничения его членов на воспитателей и воспитанников, в нем осуществляется взаимное воспитательное воздействие, дети признаются соавторами, соорганизаторами воспитательного процесса. И хотя родители, безусловно, выполняют воспитательные функции, дети этого не замечают, не ощущают: для них родители, прежде всего самые дорогие и близкие люди. Незаметность, скрытность педагогической позиции родителей обеспечивают высокую эффективность воспитательного процесса.

6. Представляя собой малую группу социальной структуры общества, семья наиболее соответствует требованию постепенного приобщения ребенка к социальной жизни и поэтапного расширения его кругозора и опыта.

7. В семейном воспитании, в отличие от школьного, преобладает дело, а не слово. В семье есть все условия для включения ребенка в различные виды деятельности: трудовую, физическую, эстетическую и т. д. Это очень важно, так как именно в этих видах деятельности развивается, формируется и воспитывается личность [44, 16 с.].

Современные родители должны обладать важнейшей способностью к рефлексии на индивидуальные и возрастные особенности ребенка, готовностью к сознательному поиску наиболее эффективного стиля его индивидуального воспитания. Чем более ориентированы родители на предоставление возможности выбора ребенку, понимают и чувствуют, чего хочет ребенок (поддержка его автономности), чем больше они уделяют ему внимания, а также чем более четко описывают свои требования, сдерживают обещания (структурированность отношений), тем более психологически благополучен ребенок [44, 29 с.].

Немаловажным фактором, влияющим на развитие ребенка, является порядок его появления в семье. З. Фрейд был первым, кто заметил, что позиция ребенка среди сестер и братьев имеет важнейшее значение во всей его последующей жизни.

Первый ребенок чаще всего вызывает у родителей трепетную любовь и восхищение. На нем концентрируется внимание всей семьи. Старший ребенок сначала воспитывается как единственный. Первенцы, как правило, больше ориентированы на успех и достижения. С другой стороны, такой ребенок более зависим от родителей, социально изолирован. Большое влияние на развитие личности первого ребенка оказывает рождение второго. Когда в семье появляется новорожденный, даже те дети, которые с нетерпением ждали его, могут чувствовать себя забытыми и отверженными. Вторые дети обычно более дружелюбны, лучше умеют общаться, так как много времени проводят со старшими братьями или сестрами. Родители более спокойно относятся ко вторым, третьим детям, потому что ими уже освоена роль родителей. Младшие дети более творческие и самостоятельные, но под покровительством и защитой старших у них может сложиться заниженная самооценка и чувство неполноценности. Самое сложное положение у среднего ребенка. Оказавшись между старшим и младшим, средние дети чаще других чувствуют себя отвергнутыми, одинокими [44, 18 с.].

В исследовании М. В. Покатаевой выявлено, что качество привязанности ребенка к матери, сформированное в раннем возрасте, определенным образом влияет на образ себя ребенка в более старшем возрасте (младший подросток). Под влиянием качества привязанности ребенка к матери складываются определенные взаимоотношения ребенка с ней, которые, в свою очередь, влияют на формирование представления ребенка о себе и на характер взаимодействия с другими членами семьи. Ненадежная привязанность ребенка к матери, возникшая в раннем детстве, неблагоприятно сказывается на образе себя ребенка — младшего подростка (тревожность, страхи, неудовлетворенность своим положением, отсутствие уверенности в себе и безопасного доверия к окружающему миру) [44,19 с.].

Первые пять лет жизни играют определяющую роль в развитии черт мужественности у мальчика и черт женственности у девочки. Идеальный вариант воспитания, когда мать в своем поведении демонстрирует чисто женские черты — мягкость, терпимость, доброту, способность к эмоциональной поддержке и сопереживанию, а отец — такие черты как энергичность, уверенность в себе, силу, ум, деловитость. Дети в такой семье легко осваивают модели мужского и женского поведения. Девочки, лишившиеся отца в детские годы, проявляют неуверенность в общении с мужчинами.

Личность самих родителей как субъектов воспитания является наиболее значимым фактором, влияющим на психическое развитие ребенка. Влияние родителей (чаще матери) на психическое развитие ребенка пристально изучается, начиная с 20-х г. ХХ века. Родительская любовь имеет врожденные биологические компоненты, но в целом родительское отношение к ребенку представляет собой культурно-исторический феномен, исторически изменчивое явление, которое находится под влиянием общественных норм и ценностей [44,20 с.].

В зарубежной психологии проблема влияния типа воспитания на образ Я ребенка наиболее подробно исследовалась Р. Бернсом. В своей работе «Развитие Я-концепции и воспитание» он рассматривает различные подходы к решению этого вопроса и анализирует, при каких условиях семейного воспитания у ребенка формируется та или иная самооценка. Многие психологи рассматривали связь влияния семьи на формирование у ребенка позитивного самовосприятия — фундамента развития личности. Внимания заслуживает исследование Д. Куперсмита, который сделал вывод о том, что основной предпосылкой формирования у ребенка высокой самооценки является дисциплинирующее начало в семейном воспитании. Также он считает важными такие детерминанты, как внутренняя установка матери на принятие ребенка и уровень ее собственной самооценки.

Д. Сирс выдвинул гипотезу о том, что установка родителей, благодаря которой ребенок чувствует, что его любят, принимают в семье, относятся к нему с уважением, порождает у него аналогичную самоустановку, приводящую к ощущению собственной ценности и успешности. Автором исследования было обнаружено, что самооценка ребенка зависит преимущественно от характера его отношений с родителями одного с ним пола. У мальчиков, испытывающих недостаток в отцовской любви, больше развито чувство неуверенности и незащищенности, они хуже адаптируются в социальной среде, чем девочки из подобных семей. Благоприятное воздействие на «Я-концепцию» ребенка оказывает активная забота о нем матери, незамедлительная помощь в любой ситуации, установление определенных норм, регулирующих его поведение. На основании приведенных фактов можно сделать вывод о том, что тип взаимоотношений, которые складываются в семье между ребенком и родителями, является важным фактором развития «Я-концепция».

Р. Бернс объясняет это двумя причинами.

Во-первых, основа «Я-концепции» закладывается в раннем детстве, когда главным значимым другим является родитель, взаимодействие с которым обеспечивает обратную связь, необходимую для возникновения и развития представлений о себе.

Во-вторых, ребенок в этом возрасте во многом зависит от родителей, и, следовательно, они имеют уникальную возможность влиять на развитие его личности [44, 25 с.].

Большую роль в судьбе человека играет «родительское программирование», считает американский психотерапевт Э. Берн. Описывая различные варианты воздействия семьи, отдельных ее членов на личность ребенка, Берн использует понятие-метафору «сценарий» — это своего рода бессознательное принятие ребенком предписывающего образа будущей взрослой судьбы победителя или побежденного. Истоки многих жизненных сценариев, по Э. Берну, лежат даже не в родительской семье, а в более ранних поколениях. Не останавливаясь на деталях механизма раннего программирования жизненного сценария, подчеркнем, что при исследовании проблемы семейного воспитания должны учитываться не только непосредственные воздействия на ребенка, но и более общие представления его о своих близких и родных.

В отечественной психологии эту проблему рассматривали М. И. Лисина и А. И. Захаров.

М.И. Лисина предполагала, что источник искажений и отклонений в представлении ребенка о самом себе кроется в его взаимоотношениях с близкими взрослыми. А. И. Захаров считает, что неблагоприятные типы воспитания могут способствовать развитию напряженной и неустойчивой внутренней позиции ребенка, которая приводит к появлению у него невротических ситуаций. Неблагоприятные типы воспитания способствуют возникновению отклонений и нарушений в психике ребенка, формированию у него неадекватного, диффузного образа Я [44, 24 с.].

Влияние семьи на личность может быть как положительным, так и отрицательным. Все зависит от типа семьи, от наличия или отсутствия в ней тех или иных условий, необходимых для правильного воспитания. Ребенок ощущает себя центром происходящего, не может взглянуть на себя со стороны. Центрированность детей проявляется и в том, что происходящее вокруг они воспринимают как относящееся к ним самим. Иногда эта особенность стает причиной возникновения психосоматических заболеваний ребенка, связанных с семьей. В ситуации развода, когда взрослые прямо или косвенно поддерживают искаженную интерпретацию ребенка, он может прийти к выводу, что отец ушел из семьи из-за его плохого поведения. Возникшее чувство вины впоследствии может привести к самым разнообразным отклонениям в развитии личности. Из изложенного выше можно заключить, что как положительное, так и отрицательное влияние семьи на личность превышает влияние всех других факторов.

1.2 Влияние детско-родительских отношений на наличие у ребенка психосоматических заболеваний

Появление термина «психосоматический», согласно литературе, относится к 1818 г. по Хайнроту, а термина «соматопсихический» — к 1822 г. — Якоби, но сами вопросы соотношения соматического (телесного) и психического (духовного) являются одними из древнейших в философии, психологии, медицине [44, 265 с.].

Психосоматические заболевания — это физические заболевания или нарушения, причиной возникновения которых является аффективное напряжение (конфликты, недовольство, душевные страдания и др.). Психосоматические реакции могут возникать не только в ответ на психические эмоциональные воздействия, но и на прямое действие раздражителей (например, вид лимона). Представления, воображение также могут оказывать влияние на соматическое состояние человек [42, 68 с.].

В современной медицине раздел психосоматики представляют клинические, психологические, эпидемиологические и лабораторные исследования, которые освещают роль стресса в этиопатогенезе соматических заболеваний, связь патохарактерологических и поведенческих особенностей с чувствительностью или устойчивостью к определенным соматическим заболеваниям, зависимость реакции на болезнь (поведения в болезни) от типа личностного склада, влияние некоторых методов лечения (хирургические вмешательства, гемодиализ и т. п.) на психическое состояние.

Отношение к психосоматике как самостоятельной области медицины до сих пор весьма неоднозначно. Эта наука — очень плохо изученный мир явлений, вызывающих особый, исключительный интерес на протяжении длительного периода времени, потому что с незапамятных времен влияние нервной системы и личности человека на течение и развитие заболевания имело огромное значение. Развитие этого направления позволит повысить эффективность лечения путем рациональной организации лечебного процесса. Первые исследования в данном направлении дали обнадеживающие результаты. Но, к сожалению, работ в этой области крайне мало [40, 4 с.].

Психосоматические расстройства составляют значительную часть «болезней цивилизации» и на протяжении последнего века являлись объектом интенсивных исследований в рамках так называемой психосоматической медицины, ввиду возрастающей роли их в общей заболеваемости населения.

Двумя основными группами психосоматических расстройств являются «большие» психосоматические заболевания, к которым относят ишемическую болезнь сердца, гипертоническую болезнь, язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальную астму и некоторые другие, и «малые» психосоматические расстройства — невротические нарушения внутренних органов, или так называемые «органные неврозы». Не все авторы склонны относить «органные неврозы» к собственно психосоматической патологии. Франкл полагал, что соматическим заболеваниям, вызванным психическими причинами, следует противопоставлять психогенные заболевания (неврозы) как психически обусловленные [44, 265 с.].

Причины психосоматических нарушений делят на внешние по отношению к организму — экзогенные и внутренние — эндогенные. К экзогенным болезнетворным агентам относят инфекции, интоксикации, травматические повреждения мозга, церебральные опухоли, психогении, соматогении. Эндогенные причины связаны с наследственностью, конституциональными особенностями человека, возрастными сдвигами. Разделением этиологических факторов на экзогенные и эндогенные широко пользуется практическая психиатрия; этиологический принцип является решающим в создании классификации психосоматических заболеваний. Теоретически же деление вредоносных факторов на экзогенные и эндогенные неправомерно [40, 35 с.].

Психопатологический полиморфизм психосоматических расстройств находит отражение в их положении в современных классификациях психических заболеваний. В МКБ-10 психосоматические расстройства могут классифицироваться в разных разделах: «Органические, включая симптоматические, психические расстройства» (рубрики F04-F07, соответствующие реакциям экзогенного типа K. Bonhoffer), «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства» (рубрики F44. 4-F44. 7, соответствующие психогениям, и F45 — соматоформные расстройства), а также «Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами» (рубрики F50-F53).

А.Г. Малкина-Пых дает определение причин патогенеза психосоматических расстройств:

1. Неспецифической наследственной и врожденной отягощенностью соматическими нарушениями и дефектами;

2. Наследственным предрасположением к психосоматическим расстройствам;

3. Нейродинамическими сдвигами (нарушениями деятельности ЦНС);

4. Личностными особенностями;

5. Психическим и физическим состоянием во время действия психотравмирующих событий;

6. Фоном неблагоприятных семейных и других социальных факторов;

7. Особенностями психотравмирующих событий.

Перечисленные факторы не только участвуют в происхождении психосоматических расстройств, но и делают индивида уязвимым к психоэмоциональным стрессам, затрудняют психологическую и биологическую защиту, облегчают возникновение и утяжеляют течение соматических нарушений [35, 19с.].

Исходя из структуры психосоматических соотношений целесообразно выделить 4 группы состояний:

Соматизированные психические (соматоформные) реакции, формирующиеся при невротических или конституциональных расстройствах (неврозы, невропатии).

Психогенные реакции (нозогении), возникающие в связи с соматическим заболеванием (последнее выступает в качестве психотравмирующего события) и относящиеся к группе реактивных состояний.

При психогенных заболеваниях (сюда относят истерию, ипохондрию, булимию) наблюдаются относительно выраженные нарушения функций органов и систем.

Реакции по типу симптоматической лабильности - психогенно провоцированная манифестация либо экзацербация соматического заболевания (психосоматические заболевания в традиционном их понимании).

У детей выделяют по локализационному принципу расстройства с неврологическими проявлениями (сюда относят нарушения сна и судороги), отклоняющееся пищевое поведение (анорексия, рвота, геофагия, копрофагия, трихофагия, т. е. поедание земли, кала и волос, извращенный аппетит). Также выделяются расстройства пищеварения в первые полгода жизни: запоры, понос, колиты, раздражимость ободочной кишки. К ним присоединяют также заболевания дыхательных путей: спастический плач, астму, поражения носоглотки, болезненные отиты, бронхиты, рецидивирующие пневмопатии. Из кожных заболеваний выделяются экзема, крапивница, алопеция, псориаз. Все эти заболевания относятся к психосоматическим расстройствам. Наряду с этим выделяют как психосоматические такие синдромы как аллергические заболевания, истощение, задержка роста и т. д. [2, 37 с.].

Реакции экзогенного типа (соматогении), манифестирующие вследствие воздействия соматической вредности на психическую сферу и относящиеся к категории симптоматических психозов, т. е. к категории экзогенных психических нарушений [35, 3 с.].

Для понимания психосоматического явления необходимо учитывать взаимообратимость чистых динамик и вещественных динамик. Многие заболевания, особенно опухоли, имеют психическое происхождение. Менегетти дает определение психики как динамической реальности, которая управляет любой человеческой органикой в ее волевом, биодинамическом, химическом и материальном аспектах [40, 88 с.].

В.В. Ковалев выделил период соматовегетативного реагирования — в возрасте от 0 до 3-х лет все психические расстройства выступают в виде соматовегетативных проявлений. С 4-х до 7 лет психические расстройства проявляются в виде двигательных, моторных нарушений. В последующем с 5 до 10 лет — отмечаются аффективные и с 11 до 17 лет — эмоционально-идеаторные проявления психических расстройств. Определенное место в патогенезе психосоматических расстройств занимает такое явление как алекситимия — недостаточность вербализации, как следствие эмоциональных нарушений. Депрессия, по сути, сопровождается замедленностью мышления [2, 32 с.].

Менегетти пишет, что в определенном возрасте (до 4−5 лет) ребенок формируется под воздействием выборов или действий, осуществляемых бессознательным того взрослого, к которому он наиболее сильно привязан. То есть, ребенок конкретизирует себя в зависимости от того типа симбиоза, в который вступает его собственное бессознательное со взрослым.

Соматические и психические проявления различаются по скорости действия: соматическая — наиболее медленная. Поэтому органическое заболевание с этой точки зрения представляет собой форму приспособления. В любом случае соматизация — это всегда результат инфантильной реакции «Я»: первичное положение сохраняется не пoтoмy, чтo действие невозможно, а лишь потому, что «Я» в состоянии комплексуальной защиты заставляет рациональную часть молчать; а поскольку «Я» владеет властью именно на нем лежит ответственность за отказ от воплощения в реальности. Шизофрения и неврозы всегда альтернативны функциональному или органическому неврозу, и поэтому иногда лучше воздержаться от оперирования язвы, ибо если действительная причина ее возникновения не установлена и не понята, это может привести к более сильной разрядке в каком-либо другом месте.

На второй стадии невроз может накапливаться за счет потерь или отказов «Я», что изменяет скорость времени динамики психосоматического преобразования [40, 99 с.].

Можно указать на следующий факт: первые признаки болезни субъекта проявляются либо в характере, либо в соматизации уже в возрасте до шести-семи лет…

Любая болезнь подразумевает внутрипсихическую конфликтность невротического характера, приспособление или инфантильное стремление облегчить ситуацию [40, 100 с.].

В итоге если субъект сознательно или бессознательно не принимает меры по решению проблемы, происходит соматизация. До тех пор, пока индивид не решается на это, все, что ему не удается пережить в сознательной форме, переживается им в форме патологической [40, 101 с.].

При бронхиальной астме, первичных хронических заболеваниях суставов, которые почти всегда являются неким противодействием собственной агрессивности; гипертрофия щитовидной железы, постепенно развивающаяся гипертония, юношески грудная жаба, вегетативная дистония и все остальные феномены этого типа относятся к области нарушения психосоматической функциональности и излечиваются только с помощью онтотерапевтического искусства. Если патологический симптом наблюдается на органическом уровне, то речь идет о вторичном вытеснении, поскольку первичное вытеснение было предопределено той формой, которую мы определяли как разум, а когда ее оказывалось недостаточно, то прибегали к органической букве, к органическому способу выражения [40, 109 с.].

Личность больного туберкулезом не соответствует какому-то единому типу, однако она имеет один общий признак: большую ранимость ко всякому отнятию любви, потребность остаться вблизи матери, в узкой зоне безопасности, в центре которой находится мать. Есть тип, который открыто проявляет свою потребность в любви; другие же хотят любой ценой избавиться от этой пассивной безопасности, в которой они в то же время имеют такую же боязливую потребность. Kissen, Le Shan описали в качестве бросающейся в глаза особенности личности туберкулезных больных «необычайную потребность в симпатии» [35, 936 с.].

Исследователи установили, что нарушение взаимоотношений в семье ведет к развитию психосоматических заболеваний ребенка.

Губачев Ю.М., Иовлев Б. Д., Карвасарский Б. Д. и др. проводя исследования неврозов, реактивных состояний, психопатических развитий и других нервно-психических расстройств, в этиологии которых значительную роль играет психотравмирующее переживание, позволяют очертить круг таких состояний. Это состояния неудовлетворенности, тоски, подавленности (субдепрессивные состояния), тревоги, страха, беспокойства, неуверенности, беспомощности (состояния фобического круга), эмоциональная напряженность, а также сложные совокупности состояний, возникающих при наличии внутреннего конфликта, столкновения индивида с непомерными препятствиями и трудностями [44, 18 с.].

Психическое здоровье личности ребенка складывается при родовом стрессе.

Современные исследования в области психологии и психиатрии, проведенные такими исследователями, как Отто Ранк, Абрахам Маслоу, Станислав Гроф и др., доказали связь между развитием различных психических расстройств и психосоматических заболеваний и стрессом, пережитым во время рождения. В результате благополучных физиологических родов у ребенка формируются адекватные модели поведения, положительные установки по отношению к окружающему миру, чувство удовлетворения и полноценности. В этом случае сформировавшиеся перинатальные матрицы будут отражать психоэмоциональную и поведенческую норму. Вмешательства в ход родов и отклонения от их нормального течения привносят в эту картину «титанической борьбы, ощущения справедливой победы и обретения счастья» целый ряд негативных моментов. Причем характер негативных переживаний ребенка тесно связан с фазой родов и характером вмешательства в их ход. Если такие установки возникли, то впоследствии, в случае активизации соответствующей бессознательной информации, они послужат для возникновения тех или иных заболеваний и психических расстройств, которые могут проявиться в любом возрасте вплоть до старости.

Federn говорит об очевидности границы соматического Я, которая должна оставаться интактной, чтобы внешний мир оставался очевидным. «Мы обладаем… постоянным чувством очевидности внешнего мира, возникающего вследствие того, что импульсы из внешнего мира проходят через границу соматического Я с особым качеством ощущений и чувства соматического Я. Ребенок, однако, в самом раннем периоде жизни вынужден опираться на мать как на вспомогательное Я, которая во взаимодействии с ребенком формирует его соматические границы адекватным реагированием на его потребности.

Самость развивается по образцу ее первых объектных отношений. Объект, который до того был составной частью Я, формируется вначале как частичный объект из еще не структурированного Я. Путь к обретению себя или автономии Я является одновременно нарцисстическим и привязанным к объектам. По Spitz он тянется от соматического Я к восприятию не-Я, к первобытной самости и далее к нахождению идентичности [1, 115 с.].

Этот двусторонний процесс развития Я в особенности существенен для рассмотрения психосоматической симптоматики, поскольку объектные отношения психосоматически реагирующего человека застревают на первичной нарцисстической стадии. У психосоматического больного формируется позднее как частичный объект психосоматический симптом, который до того был интегрирован в его еще не структурированном соматическом Я, и заполняет дыру в Я.

Психотически реагирующий пациент становится свободным от психотической реакции на время соматического заболевания. На это обстоятельство среди других указывали уже С. G. Jung и Dreyfuss. Психосоматическое заболевание приобретается, прежде всего, в связи с бессознательной динамикой в семейной группе. Психосоматически больной человек имеет определенное значение в поддержании гомеостаза семьи [1, 118 с.].

Аммон различал первичные и вторичные психосоматические заболевания. При первичных функциях Я затронуты очень ранние и тяжелые заболевания Я, например, нарушения речи, походки, питания, зрения и слуха. Симптомы при этом фиксированы и малоподвижны, они фиксированы в целостном соматическом процессе. При вторичном психосоматическом заболевании достигается ступень формирования символов на уровне органного языка. Оно увязано с ситуацией и подлежит, скорее, смещению симптомов, причем болезненный процесс может принимать деструктивные формы на службе враждебного сверх — Я.

В анализе психосоматических реагирующих пациентов выявляется, что мать, воспринимает телесные проявления, в особенности пол, соматические потребности ребенка, как нарцистическую обиду и лишь проявление соматического заболевания ребенка позволяет матери подтвердить восприятие себя как хорошей и совершенной матери [1, 119 с.].

Когда выздоровевший ребенок вновь теряет внимание матери, испытанное им во время болезни, он вновь борется за него с помощью смены симптомов или рецидива старого заболевания.

Mitscherlich высказал в связи с этой концепцией интересную мысль, что психосоматические заболевания являются результатом двухфазной защиты от инстинктивных потребностей. Последующее вытеснение в соматику происходит, когда психические защитные операции Я прорываются по внутренним или внешним причинам в форме невротических симптомов и психическое совладание с конфликтом не становится более возможным [1, 109 с.].

Роль родительского отношения в возникновении нарушений психического развития ребенка.

Эйдемиллер, Юстицкис описывают общение с ребенком по типу двойной связи, отсутствие логичности в поведении родителя способствуют прогрессированию нарушений мышления ребенка.

Установлена связь между стилем родительского отношения и развитием определенных типов акцентуаций и психопатий. Например, потворствующая гиперпротекция содействует развитию истеройдных и гипертимных черт характера, доминирующая гиперпротекция усиливает астенические черты характера ребенка, эмоциональное отвержение способствует акцентуации по эпилептоидному типу, повышенная моральная ответственность стимулирует развитие психастенического характера, безнадзорность усиливает гипертимность и неустойчивое поведение подростка. Клинические наблюдения показывают, что излишнее строгое или даже деспотичное воспитание развивает у детей такие черты характера, как неуверенность, застенчивость, пугливость, зависимость и, реже, возбудимость и агрессивность. Чрезмерное внимание и удовлетворение всех желаний ребенка приводит к развитию истерических черт характера с эгоцентризмом и отсутствием самоконтроля. Отсутствие воспитания как такового ведет к возбудимости, асоциальному типу поведения.

Матери детей, которые впоследствии заболевают неврозами, отличаются гиперсоциальной направленностью личности (в виде гипертрофированного чувства долга, обязательности), повышенной принципиальностью, трудностями в установлении компромиссов. С одной стороны, эти матери опекают и тревожатся, а с другой — поступают излишне правильно, например, стремятся излишне пунктуально выдерживать режим дня, часто морализируют. Существенно, что мать не может обеспечить приемлемого и, главное, устойчивого эмоционального контакта в то время, когда ребенок наиболее нуждается в нем. В этом случае типичной будет ситуация, когда нежность и любовь матери заменяются строгостью, отзывчивость — недоверием, терпение — раздражительностью.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой