Демократия и выборы в Европе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей экономики и права

Факультет международных отношений

Курсовая работа на тему

«Демократия и выборы в Европе»

Выполнила студентка

2 курса, очного отделения

231группы

Слепкова Анастасия

Проверил

профессор Ковалев В. А

Санкт-Петербург 2009

Введение

Сама по себе тема демократии в современном мире не может оставить равнодушным ни одного человека. И не важно в какой стране — свободной или тоталитарной — он живет. За долгие века развития демократической формы правления позитивный образ демократии приобрел столь универсальный характер, что вряд ли сегодня кто-нибудь осмелится публично утверждать, что демократии может быть слишком много. Никакие отклонения от идеальной модели демократии не отрицают необходимости стремиться к ее установлению, так как позитивное влияние демократии на общественную жизнь на протяжении последних двух столетий вряд ли может быть оспорено.

Ни одна политическая система в мире не воплощает в себе идеалы демократии. Она является только результатом длительного развития. Я полагаю, что каждому было бы интересно узнать о пути развития как самой демократии, так и демократических процессов. Именно поэтому я выбрала данную тему.

В данной работе Вы можете ознакомиться с путем развития демократии, ее основными ценностями. Также здесь будут затронуты современные проблемы демократии, и то, к чему она пришла на данный момент. И, в заключение, мы рассмотрим, пожалуй главный демократический процесс — свободные выборы.

Я задалась целью рассмотреть развитие демократии в целом, а также ее различных проявлений.

В данной работе я ставила себе задачи: выявить суть и проблемы демократии и демократических выборов.

Структура работы представлена следующим образом: исследование начинается с введения, где говорится об актуальности данной темы, поставленных целях и задачах работы.

Первый параграф первой главы я посвятила истории демократии. Здесь говорится о длительном пути ее развития. Во втором параграфе говорится о главных ценностях демократии и ее модификациях.

Вторая глава посвящена сравнению современной демократии с давними представлениями о ней.

В третьей главе говорится о выборах. В первом параграфе приводится различие между выборами в демократических и авторитарных государствах. Также здесь говорится о значении референдумов в демократических государствах. Во втором параграфе ставится вопрос об участии граждан в выборах. В третьем параграфе обозначаются способы манипулирования в голосовании. И, наконец в четвертом параграфе обозначены различные процедуры голосования.

I. Происхождение демократии

1. Развитие демократии

У демократии длительная история, и ее можно рассматривать как результат развития западной цивилизации, особенно греческого и римского наследия, с одной стороны, и иудео-христианской традиции — с другой. Термин «демократия» происходит от греческого слова demokratia, который состоит из двух слов: demos — народ и kratos — власть, правление.

Термин «демократия» используется во многих значениях:

1. Форма правления, при которой политические решения принимают непосредственно все без исключения граждане, действующие в соответствии с правилами правления большинства, называется прямой демократией или демократией участия.

2. Форма правления, при которой граждане осуществляют свое право принять решение не лично, а через своих представителей, избранных ими и ответственные перед ними, называется представительной или плюралистической демократией.

3. Форма правления, при которой власть большинства реализуется в рамках конституционных ограничений, имеющих своей целью гарантировать меньшинству условия для осуществления определенных индивидуальных или коллективных прав, таких как свобода слова, вероисповедания и т. д., называется либеральной или конституционной демократией.

4. Форма правления, при которой любая политическая или социальная система, независимо от того, является ли она действительно демократической или нет, ставит своей целью свести к минимуму социальные и экономические различия, в особенности, вызванные неравным распределением частной собственности, называется социальной демократией, крайним выражением которой является социалистическая демократия.

Прямая демократия — одна из самых очевидных форм организации политического общества. Ее можно обнаружить в примитивных обществах периода родового строя. В западной политической традиции возникновение идеи демократии ассоциируется с городами-государствами Древней Греции.

Платон и Аристотель в своих изысканиях по созданию систематической теории политики характеризовали демократию как одну из пяти или шести главных типов правления.

Греческую историю в период ее расцвета можно рассматривать как историю борьбы между демократическими и олигархическими государствами, наиболее ярко выраженными представителями которых были Афины и Спарта. Древнегреческая демократия во многом разительно отличалась от демократии наших дней. Она представляла собой систему прямого правления, при которой весь народ, а точнее, совокупность свободных граждан, являлся как бы коллективным законодателем и в которой не была известна система представительства. Такое положение стало возможным из-за ограниченных размеров древнегреческого государства, которое охватывало город и сельскую территорию с населением, прилегающую к нему, как правило, не более десяти тысяч граждан.

В древних демократических городах-государствах каждый гражданин был наделен правом участвовать в принятии решений, касающихся его жизни и деятельности. Значительная часть граждан в течении своей жизни занимала один из множества выборных постов, существовавших в городе государстве. Разделения между законодательной и исполнительной властями не было — обе ветви сосредотачивались в руках активных граждан. Политическая жизнь характеризовалась значительной активностью граждан, которые живо интересовались всеми сторонами процесса управления. Прямая демократия такого рода оценивалась многими мыслителями Нового времени как идеальная форма. Референдум и гражданскую инициативу, сохранившиеся в Конституциях ряда стран (Швейцария), являются элементами прямой демократии, которые были унаследованы представительной демократией от прошлого.

Трактовка равенства — другое важное различие между античной и современной демократией. Античная демократия была совместима с рабством, а также предполагала его в качестве условия освобождения от физической работы свободных граждан, которые были заняты решением общественных проблем. Современные демократии не признают в политической сфере различий и привилегий, основанных на социальном происхождении и расе.

Также различают демократическую теорию и демократические институты. С античных времен демократия претерпела существенные изменения. В средние века, отчасти в результате открытия Аристотеля, возрос интерес к принципам наиболее совершенных, по представлениям того периода, форм правления. Высказывались утверждения, что совершенной может быть лишь та форма правления, которая служит общему благу и основана на согласии всех членов сообщества. Большинство мыслителей средних веков, озабоченных проблемой достижения единства общества, не рассматривали монархию, как лучшую форму, пригодную для обеспечения этого единства. Однако в Новое время в контексте формирования идей свободы личности, гражданского общества, народного суверенитета, национального государства и т. д. взамен феодальных хартий и вольностей возникают законодательные механизмы ограничения единоличной власти монархов. «Так, в ХVI веке в Великобритании в ходе борьбы между парламентом и короной были приняты «Петиция о Правах» (1628), «Хабеас корпус акт» (1679), «Билль о правах» (1689), в которых были зафиксированы писаные юридически правовые гарантии, устанавливающие более или менее точно очерченные пределы власти. Эта тенденция получила дальнейшее развитие в «Декларации независимости и Конституции США, в Декларации прав человека и гражданина» Великой французской революции конца XVIII века.

Под воздействием благоприятных условий и обстоятельств в ряде Европейских регионов — прежде всего, в Скандинавии, Фландрии, Нидерландах, Швейцарии, Англии — логика равенства способствовала созданию народных собраний, на которых свободные люди могли принять участие в управлении страной. Идея, что правительства нуждаются в согласии тех, кем они правят, поначалу относившаяся исключительно к сфере выбора податей и налогов постепенно стала касаться всех законов как таковых. Эти возникшие политические идеи и процедуры создали ту базу, на которой мог начаться процесс демократизации". Роберт Даль, «О демократии», М., 2000, «АСПЕКТ ПРЕСС», с. 26−27

2. Государство благосостояния

Основное значение для формирования и утверждения демократии имела возникшая в Новое время идея о прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность. Неразрывная взаимосвязь этой триады выражается в убеждении, что частная собственность — основа индивидуальной свободы, которая в свою очередь рассматривается в качестве необходимого условия самореализации отдельного индивида, выполнения главного предназначения его жизни. Несомненно, необходимым условием демократии в любых ее формах является политическая свобода. Но она не может быть реализована там, где нет реального выбора в социальной и экономической сферах, где велико социальное неравенство. Свобода как идеал в условиях демократии всегда связана с принципом справедливости. Там, где социальное неравенство способствует подрыву принципа справедливости, необходима система перераспределения материальных благ. Как показывает мировой опыт, рыночная система и свободная конкуренция обеспечивают наилучшие условия и возможности для роста производительности и стимулирования индивидуальной инициативы. Но при этом непривилегированные и неудачливые также должны пользоваться материальными благами, а не оставаться на обочине общественной жизни.

С этой точки зрения противоречие между требованиями социальной справедливости и гарантами экономической эффективности остается как бы неразрешимой дилеммой современного индустриального общества. Но, тем не менее, по мере развития капитализма в конце XIX — XX века принципы индивидуализма свободного рынка значительно модифицировались, роль государства в жизни общества возросла. Важное значение, начиная с Великого экономического кризиса 30-х годов, получила система кейнсианства, построенная на постулате об идеологической, политической и социально-экономической недостаточности индивидуализма, свободной конкуренции, свободного рынка и т. д. и необходимости усиления роли государства в важнейших сферах жизни общества.

Государство было признано регулятором экономических и социальных процессов. В противовес концепции государства — «ночного сторожа» была выдвинута концепция государства благосостояния. Она основывается на идее необходимости и возможности преодоления социальных конфликтов путем создания с помощью государственного вмешательства сносных условий жизни для всех слоев общества посредством реализации программ социальной помощи низкодоходным и неимущим категориям населения, принятия мер, направленных на решение проблем безработицы, здравоохранения и т. д. Сторонники идеи государства благосостояния исходят из того, что рынок сам по себе не способен обеспечить такое распределение материальных благ, которое гарантировало бы малообеспеченным слоям населения необходимый минимум благ и услуг. Более того, они рассматривают политическую власть в качестве важного элемента корректировки социальных издержек рынка. Главную цель сторонники государства благосостояния усматривают в том, чтобы добиться синтеза экономической свободы, социальной защищенности и справедливости.

Другими словами политические права в государстве благосостояния дополняются социальными правами, предусматривающими предоставление всем членам общества принятого в нем минимума материальных благ. Вводится принцип социальной ответственности частных корпораций и государства. Социальные программы становятся неотъемлемой частью правового государства, которое приобретает форму государства благосостояния. На этой основе происходит расширение функций государства, во многом дополняющих, а в ряде случаев и заменяющих функции институтов гражданского общества. Изменяющиеся границы и трактовки государства благосостояния определяются не просто решениями политических руководителей, а фундаментальными структурными изменениями современного индустриального общества. Поэтому его следует рассматривать как центральный структурный элемент современной демократии.

II. Современная демократия

1. Дилемма демократии

Сегодня никакая страна не может состоять в Европейском Союзе, если она не является демократической. Всего несколько лет назад демократия казалась основной целью лидеров тех драматических событий, которые привели к падению коммунизма в Восточной Европе. В самом деле, в последние десятилетия демократия во всем мире стала привычным требованием народов, живших в условиях репрессивных, тиранических или колониальных режимов.

До середины двадцатого века слово «демократия» было почти неизвестно за пределами западного мира, а до начала девятнадцатого века это слово вызывало крайне неблагоприятные ассоциации даже на Западе. В те времена роль демократической идеи мало чем отличалась от роли ид во фрейдовской теории психоанализа — и то, и другое означало темную, непостижимую и глубинную угрозу, исходящую снизу. Высшие классы и религиозная верхушка европейского общества видели в демократии нечто демоническое.

Какая невероятная перемена свершилась в наше время! Призывы к демократии, еле слышные на площадях Пекина, прокатились по улицам Москвы и Бухареста и звучат сегодня даже с папского престола в Ватикане. Сегодня незападный и западный миры ежедневно призывают к принципам демократии.

Но что означает демократия? Насколько адекватна цель, к которой зовут почти повсеместно? Способна ли идея демократии выдержать нагрузку, которую все эти призывы взваливают на нее, — нагрузку, ставшую еще более весомой с падением социализма и коммунизма? Может ли она стать четким руководством для приведения в порядок наших убеждений или реконструкции наших институтов?

Хотя именно современная Европа открыла остальному миру идеалы демократии, само это слово и его значение имеют более древние корни, уходящие в античность, в мир греческих полисов. Однако демократия в той интерпретации, которую она получила в Новое время, получила более комплексный смысл. В сравнении с античными временами значение этого слова изменилось по крайней мере в одном очень важном аспекте.

Это изменение смысла демократии крайне важно для создания новой Европы. Однако его мало кто понимает, и это значит, что европейцы фактически не сознают, что центральный компонент их веры указывает одновременно в противоположных направлениях, что современная идея демократии вносит в европейскую идентичность то напряжение, которое способно взорвать ее.

Современная идея демократии опасна для Европы своей двойственностью, и опасность эта проистекает из неопределенности. С одной стороны, демократические свободы и независимость личности предполагают масштабную социальную организацию, так как рыночный обмен и усилившееся общественное разделение труда со всей очевидностью расширяют возможности выбора и позволяют людям жить по своему разумению. С другой стороны, демократическое гражданство предполагает, что «малое прекрасно», поскольку такой порядок способствует участию граждан в политической жизни и воспитанию гражданских добродетелей. Если мы будем одновременно придерживаться этих противоречивых взглядов на масштабы необходимой для демократии организации, сможем ли мы быть последовательными на протяжении всей жизни? Сможем ли мы найти социальные и политические роли, вести общественную и частную жизнь, совместимые друг с другом? Такова дилемма современной демократии.

выборы референдум демократия голосование

2. Демократические ценности

Если мы хотим детально разобраться в этой дилемме, надо детально проследить историю того, как слово «демократия» стало использоваться в современном мире. Только таким образом мы обнаружим корни стоящей перед нами дилеммы и сможем двинуться дальше. Для этого, на мой взгляд, необходимо разделить три различных аспекта демократических ценностей: неограниченная демократия, демократическое правительство, демократическое общество.

«Требование неограниченной демократии предполагает употребление этого слова в обратном смысле; иначе говоря, им пользуются, чтобы определить и отвергнуть какую-то форму угнетения или угнетателя, будь то привилегированный класс, автократическая партия или иностранная колониальная держава. Оно делит мир на «них» и «нас», на друзей и врагов народа. Это негативное требование демократии не содержит никаких указаний по строительству общества и управлению им. Такие концепции и порывы не могут создать социальных и политических институтов или поддерживать их функционирования. Напротив, они способны затруднить развитие устойчивых и легитимных институтов. Несправедливость часто порождает идеи и чувства, которые в случае ее преодоления или исчезновения сами становятся источником новой несправедливости; иными словами, борьба против несправедливости и привилегий дезориентирует наши убеждения и поступки. Тирания может легко возникнуть как непреднамеренный результат борьбы против несправедливости.

Обратимся теперь к двум другим типам демократических требований — призывам к демократическому правительству и демократическому обществу. Это гораздо более перспективные идеи. Данные требования основываются на разных системах взглядов и ассоциируются с совершенно различными историческими эпохами. Системы идей, в которые заключены эти два типа демократических требований, и ассоциирующихся с ними образы сосуществуют в нашем сознании. Мы обращаемся то к одной, то к другой из них. Но понимаем ли мы, что призывая к демократическому правительству или к демократическому обществу, мы должны изменять координаты наших оценок и нашего воображения?" Ларри Зидентоп, «Демократия в Европе», М., 2001, «Логос», с. 60−62

Пожалуй, это проще всего понять, обратившись к образному ряду, ассоциирующемуся с каждым из требований. И здесь может помочь история европейского искусства.

Две картины французского художника Давида, представителя неоклассицизма конца восемнадцатого века, изображают сферу, где действует гражданин. На картине «Клятва Горациев» все мысли и чувства героев настолько подчинены долгу, что практически не остается места домашним привязанностям. Другая его знаменитая картина, «Брут, встречающий тела осужденных им на смерть сыновей», еще более драматично выражает ту же идею. Обе картины взывают к исполнению гражданского долга, очерчивают рамки социального пространства. Демократическое правительство соответствует следующим требованиям:

· «одна партия (или коалиция партий) выбирается обществом на выборах для управления правящим аппаратом;

· выборы проводятся через определенный интервал, продолжительность которого не может быть самостоятельно изменена правящей партией;

· все совершеннолетние, дееспособные и законопослушные резиденты имеют право голосовать на каждых таких выборах;

· каждый избиратель имеет один и только один голос на каждых выборах;

· любая партия (или коалиция), получившая поддержку большинства голосовавших, наделяется правительственной властью до следующих выборов;

· проигравшие на выборах партии никогда не пытаются силой или любыми незаконными средствами помешать победившей партии (или партиям) вступить в должность;

· правящая партия никогда не пытается ограничить политическую активность никого из граждан или других партий до тех пор, пока те не пытаются свергнуть правительство силой;

· существует две или больше партий, конкурирующих на каждых выборах за контроль над правящим аппаратом." http: //www. politlab. org/index. php? module=pnEncyclopedia&func=display_term&id=23&vid=2

Голландские художники семнадцатого века, такие как Вермер и де Хох, напротив, рисуют мир, в котором общественное почти не заметно. Здесь все по-домашнему, интимно. Покой личного созерцания заменяет шум гражданских клятв и публичного насилия. Тот же обращенный в себя взгляд отличает работы французского художника восемнадцатого века Шардена. Частный выбор, личные привязанности, сопряженные с ними радости и печали выступают предметом живописи, бесконечно далекой от идеи гражданства. «Демократическое общество предполагает целый комплекс ценностей и социальных институтов, выработанных мировой цивилизацией; в их числе правовое государство, гражданское общество, политический, экономический и идеологический плюрализм, самоценность прав и свобод личности. Главное в правовом государстве — защита человека и его прав от диктата государства, чиновников, контроль за ними общества, подчинение государства обществу, праву, приоритет прав личности и т. п.» http: //www. humanities. edu. ru/db/msg/63 455 (Основное содержание, в первом параграфе)

3. Рассуждение о гражданстве

Быстрое сокращение социальных дистанций породило в различных частях Западной Европы сильнейшую потребность, которую нельзя было удовлетворить лишь перспективой гражданских свобод и равенства перед законом, а именно потребность в политической свободе, правах гражданства и участии в законотворчестве. Так, в конце восемнадцатого века возник широкий интерес к самоуправлению, а затем движение в его поддержку. Возникшая жажда к самоуправлению нашла в Европе выражение не в терминах, ассоциировавшихся с унаследованными от средневековья представительными институтами, а в понятиях, уходящих корнями в мир античных полисов, — в рассуждении о классическом республиканском строе и гражданстве.

Рассуждение о гражданстве породило этические затруднения, сперва почти незамеченные в Европе, но впоследствии ставшие весьма серьезными. Причина заключалась в том, что рассуждение о классических республиканских принципах и идее гражданства возникло в социальной и интеллектуальной обстановке, предшествовавшей индивидуализму, в то время как аксиомой рассуждения о гражданском обществе, выросшего из традиции христианского естественного права, был индивидуализм в его крайних проявлениях. Говоря иначе, в данных традициях воплощались совершенно различные трактовки равенства. Образцом поведения провозглашалась гражданская добродетель, или патриотизм, безграничная преданность идее процветания и славы города. Главные опасности виделись в роскоши и разложении. Вкус к роскоши заставлял людей думать о богатстве и его составляющих — потреблении, показухе и удовольствиях. Такие мысли ослабляли общественный пыл граждан и вели к изнеженности.

Суровых дух граждан, достойных этого звания, то есть их готовность к самопожертвованию ради общего блага, неизбежно испарялся по мере развития у них вкуса к роскоши. Вот почему рост роскоши рано или поздно приводил к разложению полиса.

Сегодня мы можем лучше оценить это рассуждение о гражданстве. «Во-первых, следует отметить, что превозносимая им гражданская добродетель не является добродетелью в современном, постхристианском смысле. В этом рассуждении не определены нравственные принципы, накладывающие обязательства на отдельного индивида. Скорее, в нем утверждается добродетель солидарности, преданности группе — и очень мало говорится о том, к чему эта группа устремлена; такой вопрос даже не ставится. Рассуждение о гражданстве не содержит каких-либо принципов справедливости и беспристрастности. Если выразить это в современных терминах, можно сказать, что данное рассуждение лишено морального содержания. Домашние заботы представляют собой удел нижестоящих — женщин, рабов и торговцев.

Итак, существует огромная моральная пропасть между образом, порождаемым этим рассуждением о гражданстве, и современным миром. Она проявляется в совершенно различных концепциях свободы. В рассуждении о гражданстве «быть свободным» значило занимать высшую ступеньку в общественной иерархии, иметь статус гражданина. Быть свободным значило пользоваться привилегиями гражданства, привилегиями участвовать в общественных собраниях, высказываться и голосовать. Свобода не означала равных прав для всех членов общества. Поэтому она не являлась нравственным принципом, к которому, в современном понимании, могли обращаться все. Идея свободы, ассоциируемая с классическим республиканизмом, является верным признаком отсутствия столь знакомого нас морального, или естественного равенства.

Начиная с восемнадцатого века идея о гражданстве избавилась от большинства наиболее очевидных отрицательных воздействий. В определенной мере оно приспособилось к моральным устоям современного мира. Но даже сегодня в нем звучат отголоски, напоминающие о ценностях, когда-то лежавших в основе данного рассуждения. Во-первых, если задачей ставится обеспечить участие людей в общественной жизни и воспитание их гражданского духа, то предполагается, что общество — это относительно небольшая, связанная личными отношениями группа. Во-вторых, этот подход предполагает приоритет интересов общества над личными или домашними заботами". Ларри Зидентол, Демократия в Европе, М., 2001, с. 67−69

4. Рассуждение о гражданском обществе

Обратимся теперь к идее гражданского общества и связанному с ней рассуждению о гражданском обществе. Точкой отсчета в рассуждении о гражданском обществе является не группа, а индивидуум. Оно основывается на предположении о моральном, или «естественном» равенстве, и, следовательно, о едином статусе, которым наделен каждый человек как таковой, а не как член какого-то конкретного общества. Это нравственное равенство дает индивидам возможность предъявить друг другу веские требования относительно справедливости, требования, которые должны определять наше социальное и политическое устройство.

Предположение о моральном, или естественном равенстве, породило традицию толкования морали, не отделимую от развития современной Европы. Эта традиция пережила несколько отчетливо различимых стадий. Вера в моральное равенство людей была центральной на всех стадиях развития того, что сегодня является нашим нравственным императивом.

Уникальность демократического общества состоит в том, что оно отвергает все виды привилегий и основывает правовой порядок на правах и обязанностях индивидуумов, а не на правах каст, корпораций или семьи.

Если мы обратимся к нормам, ассоциирующимся с рассуждением о гражданском обществе, становится ясно, почему их развитие так тесно связано с тремя идеями — личной автономии, прав человека и роли договора. Если право приказывать и обязанность подчиняться не закреплены более за соответствующими социальными ролями, то из этого следует, что свобода является естественным правом, которое равным образом должно быть признано за всеми. Если с моральной точки все люди занимают равное положение, то должна быть и сфера, в которой каждый индивидуум самостоятельно принимает решения.

Рассуждение о гражданском обществе тесно связано с понятием прав человека. Оно оправдывает противопоставление прав индивидуума правам других, утверждая, что защита самостоятельности человека является условием его самоуважения.

«Гражданское общество — это сфера, где индивиды могут осуществлять свой выбор по велению совести и под защитой права. Важнейшая роль, которую рассуждение о гражданском обществе придает человеческому выбору, подчеркивается его вниманием к роли договора». (Зидентол, 2001)

Концепция общества, основанного на договоре, предполагает центральную роль выбора, социальных отношений, основанных на равенстве и взаимности. Согласно этой концепции, обязательства становятся таковыми только тогда, когда человек накладывает их на себя сам. Из этого следует, что в данном рассуждении свобода перестает соотноситься с высшим социальным статусом, статусом гражданина, и превращается в нравственный принцип, к которому могут обращаться все. В целом, развитие идеи гражданского общества на заре Нового времени сопровождалось полным изменением традиционных представлений. В итоге в Европе с течением времени был создан невиданный прежде тип социума — демократическое общество. Равенство перед законом заменило привилегию в качестве основополагающего принципа социальной организации.

Эволюция рассуждения о гражданском обществе привела ко все более систематической и тонкой критике унаследованного неравенства статусов и отношений. Требование равного отношения постепенно, но неизбежно сформировало новый масштаб организации общества, масштаб, закрепленный в двух самых характерных институтах современной Европы: национальном государстве и рынке. Национальное государство возникло как средство утверждения и защиты прав личности, как инструмент обеспечения гражданского равенства. Рассвет же рыночной экономики явился прямым следствием такого равенства, поскольку свобода передвижения, купли и продажи, может рассматриваться как другая сторона медали гражданского равенства. Развитие прав личности и рыночного обмена привело к быстро углубляющемуся общественному разделению труда и нарастанию экономической взаимозависимости. Новый масштаб социальной организации непосредственно связан с наиболее четко выраженным европейским призывом — требованием демократии в форме гражданского равенства и равных свобод. В эпоху модернизации стремление к социальному равенству привело в Европе к созданию институтов нового масштаба — национального государства и рынка, сделавших общественные дебаты и принятие решений намного более далекими от граждан и фактически потерявшими для них всякий смысл. В итоге идеал равного распределения власти, нашедший выражение в античном собрании граждан, превратился в нечто неуловимое.

Стремление к одному из видов равенства — гражданскому равенству или равенству перед законом — невольно привело к возникновению социальной организации такого масштаба, который, по всей видимости, исключает возможность активного гражданства и прямого участия в политической жизни. Однако, всмотревшись в самих себя, мы видим, что не в силах отказаться от желания на равных участвовать в процессе принятия решений, от желания быть активными гражданами.

Есть способ попытаться примирить принцип участия в общественной жизни с гражданским обществом и вызываемым им к жизни новым масштабом социальной организации. Я имею в виду более сдержанное понимание гражданства, не предполагающего почти полное растворение индивидуума в группе. Вместо этого нам нужно такое понимание гражданства, в котором признавались бы важность и неприкосновенность частной жизни, а требования, предъявляемые гражданам со стороны общества, ограничивались бы рамками справедливости, понимаемой как гарантирование равной свободы; в то же время такая форма государства могла бы обеспечить общественное согласие, активно привлекая нас в качестве граждан к деятельности на том или ином уровне.

Конституционные формы — наиболее многообещающее средство примирения двух потенциально противоположных устремлений к равенству, глубоко укоренившихся в наших душах. С одной стороны, формальное расширение сферы основных прав человека укрепляет фундамент гражданского общества, ограничивая сферу деятельности государства. С другой стороны, передача значительных властных полномочий на местный и региональный уровни увеличивает возможности государства воспитывать в населении гражданский дух. (Зидентол, 2001), с. 72

Европе нужна конституционная реформа, новое конституционное устройство, если мы действительно хотим разрешить дилемму современной демократии, заключающуюся в том, что мы требуем от общественной жизни больше, чем готовы в нее привнести. Мы хотим участвовать во власти и в тоже время желаем, чтобы нас оставили в покое.

III. Выборы в Европе

1. Выборы и референдум

Как в демократических сообществах, так и в авторитарных режимах политические решения принимаются президентами, парламентами и другими официальными лицами. Фундаментальное различие между демократическими и авторитарными государствами состоит в том, что в демократических государствах эти решения непосредственно или косвенным образом оцениваются и утверждаются народом. В авторитарных режимах диктатор выбирает решение, согласно своему желанию или желаниям небольшой группы людей. В демократических режимах выбранные официальные лица и члены правительства представляют народ и избиратели время от времени оценивают их деятельность и заменяют их, если считают это необходимым.

Рассмотрим подробнее механизмы принятия политических решений и условия, при которых они принимаются. Механизмы принятия таких решений полностью аналогичны механизмам принятия решений на рынке товаров. Во втором случае решения принимаются непосредственно путем вложения денег в конкретный товар или товары. Этот механизм действует в подавляющем большинстве на рынке товаров, однако существуют и «непрямые» механизмы. Например, можно вложить деньги в банк, который вложит их в акционерное общество, которое, в свою очередь примет решение о вложении этих денег в какое-либо производство.

«Выборы представляют собой аналог непрямого принятия решений. В данном случае политических. Отдавая свой голос тому или иному кандидату, избиратель рассчитывает, что будут реализованы те проекты, которые предлагает данный кандидат. Естественно предполагается, что данный кандидат будет избран и будет достаточно много депутатов, которые будут готовы проголосовать за реализацию его программы.

Аналогом прямого принятия решений является референдум. На референдумах решение по заранее объявленной политической проблеме или законопроекту принимается голосованием, в котором обычно предполагается участие всех обладающих избирательным правом граждан. Есть два характерных критерия, по которым различают референдумы:

· Во-первых, как рассматриваются итоги референдума. Они могут иметь рекомендательный характер; тогда это опрос общественного мнения и в качестве опрашиваемых выступают все избиратели.

· Во-вторых, кем инициируется проведение референдума. Он может инициируется избранными официальными лицами — парламентом или президентом, или же непосредственно гражданами". Ф. Т. Алексеров, П. Ортешук, «Выборы. Голосование. Партии», М., 1995, изд-во «Academ A», с. 24−26

Однако на референдум можно выносить вопросы, которые имеют принципиальное значение и при этом могут быть сформулированы в достаточно простой форме, например «Поддерживаете ли Вы проект Конституции?». Эти вопросы должны быть сформулированы так, чтобы и сам ответ мог однозначно интерпретироваться, например, чтобы ответ был дан в форме «да"-"нет».

Референдум может быть важным инструментом для властных структур одного уровня, например, президента, выяснить общественное мнение по какому-то вопросу и продемонстрировать это мнение структурам другого уровня, например, парламенту. И, конечно, при важнейших изменениях политических институтов, таких, как изменение конституции, референдум дает возможность гражданам чувствовать себя частью политического процесса и дает законодательную базу для таких фундаментальных изменений.

Обратимся теперь к непрямому методу принятия политических решений — к выборам. Выборы — центральный институт демократии. Свободные, равные, тайные, справедливые выборы — основа справедливого представительства. Демократическое государство — это то, в котором идеологически различающимся группам дается возможность бороться за власть, иметь во власти своего представителя, ответственного перед народом. Возрастной лимит для избирательного права — 18 лет. Участие в выборах ограничивают опасные для политической системы формы политической активности.

Политический режим считается демократическим, если все взрослые граждане могут участвовать в выборах.

2. Участие в выборах

В последние годы процент голосующих пошел на убыль. Есть два обстоятельства, сильно влияющих на решение каждого избирателя пойти или не пойти на выборы:

1. Заранее никогда не известно, сколько избирателей придет или не придет голосовать.

2. Обычно число кандидатов неизмеримо меньше чем избирателей. В этом случае шансы избирателя повлиять на результат весьма малы.

К тому же участие в выборах для каждого избирателя реально выливается в какие-то потери. Например, каждый из нас должен затратить время, чтобы дойти до избирательного участка, чтобы проголосовать, а затем вернуться домой. Если при этом избиратель осознает, что его голос имеет пренебрежимо малое значение в получении желаемого результата, то, возможно, он задаст себе вопрос, стоит ли идти голосовать, если другие избиратели все равно придут и проголосуют. Но такой же вопрос себе могут задать и другие избиратели, и в итоге мы получим низкий уровень участия избирателей в выборах.

На самом деле люди приходят голосовать, руководствуясь не желанием оказать решающее влияние на результаты выборов, а потому, что хотят выразить поддержку демократическим институтам, или выразить протест против существующей ситуации, наконец, потому, что хотят выглядеть и чувствовать себя гражданами демократического государства, в котором выборы являются основным механизмом принятия политических решений.

Сам по себе процент участия избирателей в выборах ничего не значит: таким образом может выражаться как удовлетворение избирателей существующим положением вещей, так и, наоборот, сильное раздражение населения.

В ряде стран применяются различные меры для увеличения участия избирателей в выборах. Например, голосование в Италии проходит в течение двух дней, и избиратель, который должен добираться до своего избирательного округа поездок платит за билет гораздо меньше его стоимости; в США голосовать можно письмом. В Австралии, Греции и Чили избиратели, не принявшие участия в голосовании, подвергаются штрафам.

3. Выборы и манипулирование при голосовании

Способ принятия коллективных решений с помощью процедур голосования восходит еще к античным временам. Плутарх рассказывает о процедурах, принятых во времена легендарного спартанского царя и законодателя Ликурга. Одна процедура применялась для избрания в члены, как мы бы сейчас сказали, клуба: «Кто подавал голос за избрание, просто бросал хлебный шарик, но кто желал сказать „нет“, — предварительно сильно сдавливал его в руке. Если таких находили хоть один, просившему о своем избрании отказывали в его просьбе…» Плутарх. «Сравнительны жизнеописания (для юных)», М., 2006, Б.С.Г. -ПРЕСС, с. 43. В голосовании принимали участие только члены клуба. Используемая процедура является процедурой «единогласие» — для того, чтобы быть избранным, нужно единогласное одобрение всех избирателей.

Другая процедура применялась при выборе, опять же в сегодняшних терминах «совета старейшин», и в голосовании участвовал народ Спарты: «Выборы происходили следующим образом. Когда народ успевал собраться, выборные запирались в одной комнате соседнего дома, где не могли никого видеть, так же, как никому нельзя было видеть их. До них могли доноситься только критики собравшегося народа: как в этом случае, так и в других, он решал избрание криком. Избираемые выходили не все сразу, но поодиночке, по жеребьевке и молча шли на собрание. У тех, кто сидел запершись в комнатах, были дощечки для письма, на которых они отмечали только силу крика, не зная, к кому он относится. Того, кому кричали чаще и сильнее, объявляли избранным». Плутарх, «Сравнительные жизнеописания (для юных)», М., 2006, «Б.Г.С. -ПРЕСС», с. 49 Вторая описанная процедура — это относительное большинство голосов: избирается тот кандидат, который получил большее число голосов.

Как выражает свое мнение избиратель, участвующий в голосовании?

Два таких способа приведены в цитатах из Плутарха: хлебный шарик и крик. «В сегодняшней практике наше мнение о кандидатах принято описывать несколькими способами:

· Указание выбранного варианта. Избиратель рассматривает нескольких кандидатов, и он может указать, что его выбор — один из этих кандидатов.

· Построение упорядочения. Каждый избиратель упорядочивает варианты по степени их предпочтительности, указывая на самый предпочтительный вариант, затем на следующий по предпочтительности, и т. д.

· Указание интенсивности предпочтений. Избирателю может быть предоставлена возможность не только указать свои предпочтения в виде упорядочения, но и объявить насколько сильнее он предпочитает одну альтернативу другой.

Любая процедура голосования является либо манипулируемой, либо дикраторской. Манипулирование при голосовании может проходить различным способом. Во-первых, оно может иметь место со стороны избирателя: когда избиратель может поменять свое мнение в пользу кандидата, который, по его мнению, победит. Во-вторых, манипулирование может осуществляться организатором голосования путем подбора соответствующего правила голосования или путем предложения голосовать альтернативы в определенном порядке. В-третьих, манипулирование может происходить как со стороны избирателя, так и со стороны организатора голосования путем предложения к рассмотрению новых альтернатив или путем изменения формы представления рассматриваемых вариантов. Наконец, может иметь место комбинация указанных форм манипулирования." (Ф.Т. Алексеров, 1995), с. 56−57, с. 67

Можно также представить себе ситуацию, когда манипулирования можно избежать. Если процедура голосования достаточно сложна, или если предпочтения других избирателей неизвестны, то избиратель может и не знать, как манипулирование с его стороны может отразиться на результате с учетом того, что и другие избиратели могут манипулировать изменениями. Тогда он может отказаться от манипулирования.

Проблема обнаружения манипулирования со стороны участника голосования представляется весьма трудной задачей, так как, даже зная предпочтение, объявленное индивидуумом, трудно сделать вывод о том, является ли это предпочтение истинным или нет.

4. Процедуры голосования

Приведенные ниже процедуры голосования используются в подавляющем большинстве стран на всеобщих выборах.

1. Процедура «простое большинство голосов».

Каждый избиратель указывает на одного наиболее предпочтительного кандидата, затем идет подсчет голосов, и побеждает тот кандидат, который набрал более 50% голосов. Иногда в практике используется модификация этого правила, так называемое правило «квалифицированного большинства голосов», например 2/3 голосов, или 3/5 и т. д. Особым случаем является правило «единогласия», когда для того, чтобы решение было принято, необходимо, чтобы оно было поддержано всеми участниками.

2. Правило «относительного большинства голосов».

Как и в правиле «простое большинство голосов», избиратель указывает один, наиболее предпочтительный вариант, который набрал больше голосов, чем остальные кандидаты. Иногда это правило используется для выбора не одного, а нескольких кандидатов. Например, если необходимо избрать трех членов комитета или двух представителей от округа в парламент, в этом случае избирается кандидат, набравший максимальное число голосов, затем следующий за ним и так далее.

3. Двухступенчатое «правило относительного большинства».

Если кто-то из кандидатов набрал простое большинство голосов, то он объявляется победителем. Если такого кандидата нет, то процедура голосования состоит из двух этапов. На первом этапе отбираются два кандидата, которые набрали большее число голосов. После этого производится голосование с рассмотрением только этих двух кандидатов, победитель из которых представляет коллективное решение. Двухступенчатое правило относительного большинства используется на парламентских выборах во Франции, на президентских выборах в Перу, Чили и России.

4. Процедура «одобряющего голосования».

Здесь каждый избиратель должен указать, против кого из кандидатов он не возражает, причем число отобранных кандидатов не ограниченно. Далее для каждого кандидата рассчитывается, сколько избирателей включили его в свой выбор, и кандидат, набравший наибольшее количество голосов, принимается в качестве победителя.

Заключение

Я считаю, что поставленные цель и задачи выполнены.

Демократия прошла длинный путь — от античных государств до наших дней. В прошлом, также как и сейчас демократия не была идеальна, однако она уверенно развивалась. И даже такое проявление ее развития как идея о государстве благосостояния это подтверждает. Уже тогда правители желали оказывать социальную поддержку, однако они не представляли о самом слове «демократия». Сейчас же это слово является всемирным критерием так называемой стабильности государства.

Но существует дилемма демократии — ее двойственность. И чтобы разобраться с этой двойственностью, нужно проследить историю того, как слово «демократия» стало использоваться в современном мире.

Неограниченная демократия, демократическое общество и демократическое правительство — пожалуй, главные аспекты современной демократии.

Быстрое сокращение социальных дистанций породило потребность в политической свободе, правах гражданства и участии в законотворчестве. Так возник интерес к самоуправлению, а вместе с ним и рассуждения о гражданстве и гражданском обществе. Эти рассуждения разительно отличались от современных, ведь представления людей того времени были совершенно другими.

Европе нужна конституционная реформа, новое конституционное устройство, если мы действительно хотим разрешить дилемму современной демократии, заключающуюся в том, что мы требуем от общественной жизни больше, чем готовы в нее привнести. Мы хотим участвовать во власти и в тоже время желаем, чтобы нас оставили в покое.

Эта пассивность граждан выражается даже в выборах. Ведь свободные и равные выборы — главный критерий демократии. Когда-то люди сами этого добивались, а теперь мы видим низкий процент явки избирателей и большое нежелание участвовать в каких-либо политических предприятиях.

Каждый считает, что правительство все решит и без него. Может быть это и так. Но, с другой стороны, если бы люди начали проявлять активность и пытаться добиться своих желаний — у некоторых это могло бы получиться.

Список используемой литературы

1) Алексеров Ф. Т., Ортешук П. «Выборы. Голосование. Партии», М., 1995, изд-во «Academ A»;

2) Ларри Зидентоп, «Демократия в Европе», М., 2001, изд-во «Логос»;

3) Плутарх, «Сравнительные жизнеописания» (для юных), М., 2006, изд-во «Б.Г.С. -ПРЕСС»;

4) Роберт Даль, «О демократии», М., 2000, изд-во «АСПЕКТ ПРЕСС».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой