Взаимосвязь самооценки старших школьников и уровня адаптации в системе межличностных отношений

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность. В современной человеческой культуре отрочество и юность, или переходный период между детством и взрослостью, занимает почти целое десятилетие. В этот период происходит не только коренная перестройка ранее сложившихся психологических структур, возникают новые образования, но и закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и социальных установок. В кризисные моменты личностного развития разрешение человеком проблемы адаптации может рассматриваться в качестве одного из важных показателей преодоления им жизненных трудностей и мотивационных конфликтов. Психологические кризисы определяются как относительно непродолжительные по времени (до года) периоды кардинальной перестройки личности, сознания, деятельности, поведения, которые возникают на каждой стадии развития, поскольку осознанию нового сопутствуют изменение энергии инстинктов и возросшие способности человека (В.И. Слободчиков, Г. А. Цукерман, 1996; Э. Эриксон, 1996). Особо проблемными периодами развития считаются подростковый возраст и период ранней юности (12−16 лет). Известно, что период 12−16 лет характеризуется не только физиологической перестройкой организма, но и возрастным кризом, вызванным изменением социальной ситуации развития, отношений с окружающим миром, самооценки, а также сменой ведущей деятельности (А.Н. Леонтьев, 1965; Б. Г. Ананьев, 1980; К. Н. Поливанова, 1994). Таким образом, ранняя юность является сенситивным периодом для развития основных социогенных потенций человека.

По Эриксону юношеский возраст, строится вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений. Каждый кризис — онтогенетический источник возможного формирования хорошей или плохой приспособляемости. Любое разрешение конфликта формирует очередную стадию развития личности, характеризующуюся особым новообразованием — неустойчивым балансом двух противоположных качеств позитивных и негативных (Э. Эриксон, 1996). У личности благополучно разрешающей нормативные кризисы, баланс нарушается в сторону положительных качеств (доверительное отношение к миру и себе, автономия, инициатива, трудолюбие, хорошо организованная идентичность, близость со значимыми другими, генеративность и интегративность). При менее благополучном исходе у человека происходит перевес негативных свойств: недоверчивость, стыд и сомнение, чувство вины, неполноценность, диффузность ролей, изоляция, стагнация, отчаяние (Э. Эриксон, 1993, 1996).

В связи с вышеизложенным, проблема адаптации на различных ступенях возрастной периодизации, а также исследование природы психологических кризисов и поиск путей их нормативных разрешений вызывают интерес различных психологических школ на протяжении длительного времени. Проблема адаптации, кризисов жизни не теряет своей актуальности. В рамках нашей работы нас интересует взаимосвязь адаптации старших школьников и их самооценки.

Целью исследования является определение взаимосвязи самооценки старших школьников и уровня адаптации в системе межличностных отношений с использованием психодиагностических методов.

Объектом исследования являются психологические особенности юношеской личности.

Предметом исследования являются взаимосвязь адаптации в системе межличностных отношений и самооценки в период ранней юности.

Гипотеза исследования. Мы предположили, что самооценка старшего школьника влияет на уровень его адаптации в системе межличностных отношений.

Предмет, цель и гипотеза исследования определяют следующие задачи дипломной работы:

1. определить уровень самооценки учащихся старших классов;

2. выявить степень адаптированности старшеклассников в системе межличностных отношений;

3. оценить представление о себе и о других людях у учащихся старших классов;

4. выявить математико-статистическую взаимосвязь между такими показателями как самооценка, самоотношение, принятие других и адаптированностью у старшеклассников.

В работе использовались следующие методы и методики:

· анализ психолого-педагогической литературы по проблемам самооценки и адаптации в период ранней юности.

· тестирование

· наблюдение

· эксперимент

В ходе работы для исследования индивидуальных особенностей представлений о себе, самоотношения, социально — психологической адаптации и связанных с этим черт личности, а также принятия других были применены следующие психодиагностические методики: для измерения самооценки — Q-сортировка, опросник Пантелеева; шкала принятия других Фейя, методика диагностики социально-психологической адаптации Роджерса, в общей сложности 4 методики.

В обследовании принимали участие учащиеся 10А и 10 В классов физико-математических школ города Уфы, в возрасте 15−17 лет численностью 46 (девушки — 12, юноши — 34) человек. Тестирование проводилось в бланковом варианте, испытуемые были мотивированы на добросовестное отношение к диагностическим процедурам и имели возможность получить результаты.

Результаты работы могут быть интересны школьным психологам и использоваться в рамках психологического консультирования старшеклассников, педагогов, родителей.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ АДАПТАЦИИ И САМООЦЕНКИ В РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

1. 1 Психологическая характеристика ранней юности

Юношеский возраст -- период жизни человека между подростковым возрастом и взрослостью. В схеме возрастной периодизации онтогенеза, принятой специалистами по проблемам возрастной морфологии, физиологии и биохимии, данный возраст был определен как 17 -- 21 год для юношей и 16 -- 20 лет для девушек (Кулагина И.Ю. 1999). Психологи расходятся в определении возрастных границ юности. В западной психологии вообще преобладает традиция объединения отрочества и юности в единый возрастной период, называемый периодом взросления, содержанием которого является переход от детства к взрослости, а границы могут простираться от 12 -- 14 до 25 лет. В отечественной науке принято рассматривать юность как самостоятельный период развития человека, его личности и индивидуальности. И. С. Кон определяет юность в границах 14 -- 18 лет. Чаще их сужают до 15 -- 17 лет, и тогда юношеский возраст оказывается фактически совпадающим со старшим школьным возрастом, с периодом обучения в старших классах общеобразовательной школы.

В юношеском возрасте в основном завершается физическое развитие организма, заканчивается половое созревание, замедляется темп роста тела, заметно нарастает мышечная сила и работоспособность, заканчивается формирование и функциональное развитие тканей и органов.

Психологическое изучение юношеского возраста началось в конце XIX в. с описания юности представителей высших слоев общества. В результате в конце XIX -- начале XXв. господствовала так называемая романтическая модель юности как периода внутреннего кризиса, пробуждения чувств, как эпоха «бури и натиска». Начиная с 20-х гг. XX в. ситуация резко изменилась: после работ Э. Шпрангера, М. М. Рубинштейна, М. Мид, Л. С. Выготского, а позднее Б. Заззо и многих других становится невозможен анализ данного возраста без учета этнокультурных и социокультурных различий.

Н.Ф. Добрынин отмечает (1988): «…что возрастные особенности выражаются, прежде всего, в анатомо-физиологических чертах, свойственных данному периоду роста и развития. Вместе с тем с возрастом изменяется отношение растущей личности к учению, к самому себе, к окружающей действительности, изменяется значимость всего этого для данной личности. Значимость меняется потому, что изменяются потребности, интересы, убеждения человека, изменяются его взгляды и отношения ко всему окружающему и к самому себе. Это изменение значимости определяется взаимодействием человека с окружающей общественной средой, в которой он живёт, учится и действует. Веским характерным, особенно для подростка и юноши, является в этом возрасте изменение отношения к самому себе, окрашивающее все его действия и поэтому впряженное достаточно, заметно в большинстве случаев, хотя иногда и замаскировано, что, однако не уничтожает его действенной роли. Именно это и было побудительной причиной для того, чтобы при изучении юношеского возраста поставить вслед за изучением анатомо-физиологических изменений вопрос представлений о себе в этом возрасте».

Юношескому возрасту присущи своеобразные черты, прежде всего, надо отметить некоторые особенности роста и физического развития. У юноши при нормальных условиях жизни уже нет диспропорции отдельных частей тела, нет свойственной подростку неуклюжести и несоразмерности движений. Мышцы его растут и при достаточном их упражнении позволяют успешно выполнять физические и не очень сложные упражнения. Постепенно исчезают беспокойства и те трудности, которые типичны для первого периода полового созревания. Последний перестаёт быть тем новым и неожиданным, во многом пугающим и смущающим. Новые впечатления, беспокойства подростка, уже не являются непонятными и необычными, к ним юноша привык, они беспокоят, но меньше, хотя, понятно, острота их полностью не исчезает.

На первый план выходят внутренние качества. Как писал И. С. Кон (1996), на первой место ставятся умственные способности, знания, умение, навыки. Человек понимает, что внешность можно улучшить с помощью косметики, прически, занятий спортом, скрыть недостатки. Но при этом в человеке остается его внутреннее содержание. Юноша начинает ценить не только внешность, но и внутреннее содержание. И его ровесники больше внимания обращают уже не на внешность, а на личные качества человека. В этом возрасте человек начинает оценивать других по пословице: «По одёжке встречают, по уму провожают».

В самооценке старшеклассники проявляют известную осторожность. Они охотнее говорят о своих недостатках, чем о достоинствах. И девушки и юноши называют у себя вспыльчивость, грубость, эгоизм. Среди положительных черт наиболее часто встречаются такие качества: верен в дружбе, не подвожу друзей, помогу в беде, то есть на первый план выступают те качества, которые важны для установки контактов со сверстниками, или те, которые этому мешают. Завышенная самооценка заметно обнаруживается в преувеличении своих умственных способностей. Это проявляется по-разному: кому легко даётся учёба, считают, что и в любой умственной работе они будут на высоте положения; те, кто выделяются успехами по определённому предмету, готовы верить в свой специальный талант; даже слабо успевающие ученики обычно указывают на какие-то другие свои достижения.

И.С. Кон подметил: «Чем важнее для личности оцениваемое свойство, тем вероятнее включение в процесс самооценки механизмов психологической защиты». По данным Я. П. Коломинского, старшеклассники, отвергнутые сверстниками, склонны преувеличивать свой групповой статус, пусть своё положение в коллективе более благоприятным, чем оно есть на самом деле.

Так же, как и завышенная самооценка, заниженная самооценка неблагоприятно действует на юношу. Возникает чувство неуверенности, страха, апатии. В этой ситуации таланты и способности не будут развиваться, и могут вообще не проявляться.

Главный констатирующий момент социальной ситуации развития в юношеском возрасте составляет то, что юноша находится на пороге вступления в самостоятельную жизнь. Переход от подросткового возраста к юношескому связан с резкой сменой внутренней позиции, когда обращенность в будущее становится основной направленностью личности и проблемы выбора профессии, дальнейшего жизненного пути, самоопределения, обретения своей идентичности (Э. Эриксон, 1996) превращаются в «аффективный центр» (Л. И. Божович, 1997) жизненной ситуации, вокруг которого начинают вращаться вся деятельность, все интересы подростка. В юношеском возрасте психическое развитие есть врастание индивидуальной психики в объективный и нормативный дух данной эпохи в его национальной форме; тем самым индивид становится ближе к историческому дню, чем когда бы то ни было (Э. Эриксон, 1996), и констатирует себя как представителя определенного поколения (А.В. Толстых, 1996). Совершающееся в ранней юности открытие внутреннего мира сопряжено с переживанием его как ценности. Открытие себя как неповторимо уникальной личности неразрывно связано с открытием социального мира, в котором этой личности предстоит жить. Юношеская рефлексия есть, с одной стороны, осознание собственного «я» («Кто я?», «Какой я?» «Каковы мои способности?», «За что я могу себя уважать?»), а с другой — осознание своего положения в мире («Каков мой жизненный идеал?», «Кто мои друзья и враги?», «Кем я хочу стать?», «Что я должен сделать, чтобы и я сам, и окружающий мир стали лучше?»). Первые, обращенные к себе вопросы ставит, не всегда сознавая это, уже подросток. Вторые, более общие, мировоззренческие вопросы ставит юноша, у которого самоанализ становится элементом социально-нравственного самоопределения.

Трудность заключается в том, что ранняя юность, создавая внутренние условия, благоприятные для того, чтобы человек начал задумываться для чего он живет, не дает средств, достаточных для ее решения. Хорошо известно, что проблема смысла жизни не только мировоззренческая, но и вполне практическая. Ответ на нее содержится как внутри человека, так и вне его — в мире, где раскрываются его способности, в его деятельности, в чувстве социальной ответственности. А ведь это как раз и образует тот дефицит, который подчас весьма болезненно ощущается в юности. Таким образом, замыкаясь на самом себе, поиск смысла жизни как бы обречен на то, чтобы остаться лишь упражнением юношеского мышления, что создает реальную опасность устойчивого эгоцентризма и ухода в себя, особенно у юношей с чертами невротизма или предрасположенного к нему в связи с особенностями предшествующего развития (низкое самоуважение, плохие человеческие контакты). Однако, несмотря на все субъективные трудности, эти искания содержат в себе высокий позитивный потенциал: в поиске смысла жизни вырабатывается мировоззрение, расширяется система ценностей, формируется тот нравственный стержень, который помогает справиться с первыми житейскими неурядицами, юноша начинает лучше понимать окружающий мир и самого себя, становится в действительности самим собой.

Для ранней юности характерна устремлённость в будущее — устремлённость в будущее только тогда благотворно влияет на формирование личности, когда есть удовлетворённость настоящим. При благоприятных условиях развития юноша стремится в будущее не потому, что ему плохо в настоящем, а потому, что впереди будет ещё лучше. Самооценка в ранней юности выше, чем в подростковом возрасте. Вообще юность — период стабилизации личности. В это время складывается устойчивость взглядов на мир и своё место в нём — мировоззрение. Центральным новообразованием периода становится самоопределение: профессиональное и личностное. Старшеклассник решает, кем быть и каким быть в своей будущей жизни.

Старшеклассники в большей степени принимают себя, чем подростки, их самоуважение в целом выше. Интенсивно развивается саморегуляция, повышается контроль за своим поведением, проявлением эмоций. Настроение в ранней юности становится более устойчивым и осознанным, в 16−17 лет, независимо от темперамента, выглядят более сдержанными, уравновешенными, чем в 11−15 лет. В это же время начинает развиваться и нравственная устойчивость личности. В своём поведении юноша всё больше ориентируется на собственные взгляды, убеждения, которые формируются на основе приобретённых знаний и своего жизненного опыта. Самоопределение, стабилизация личности в ранней юности связаны с выработкой мировоззрения.

В этом возрасте открывается свой внутренний мир. Интеллектуальное развитие, сопровождающееся накоплением и систематизацией знаний о мире, и интерес к личности, рефлексия, оказываются той основой, на которой в ранней юности строятся мировоззренческие взгляды. Картина мира при этом может быть материалистической или идеалистической, или создаваться на базе религиозных представлений и т. д. Сам процесс познания окружающего мира имеет свою специфику в разные возрастные периоды. Юноша, познавая окружающее, возвращается к себе и задаётся мировоззренческими вопросами: «Какой Я?», «А что я значу в этом мире?», «Какое место я занимаю в нём?», «Каковы мои возможности?». Он ищет чётких, определенных ответов и в своих взглядах категоричен, недостаточно гибок. Недаром говорят о юношеском максимализме. Однако мировоззренческие проблемы не решаются один раз в жизни, раз и навсегда. Последующие кризисы, осложнения, повороты жизни приведут к пересмотру юношеских позиций. Юноши, ведущую деятельность которых обычно называют учебно-профессиональной, начинают рассматривать учёбу, как необходимую базу, предпосылку будущей профессиональной деятельности. Их интересуют, главным образом, те предметы, которые им будут нужны в дальнейшем, их снова начинает волновать успеваемость. Отсюда и недостаточное внимание к «ненужным» учебным дисциплинам, часто гуманитарным, и отказ от того подчёркнуто пренебрежительного отношения к отметкам, которое было принято среди подростков. Именно в старшем школьном возрасте появляется сознательное отношение к учению.

Особенности психического развития в раннем юношеском возрасте во многом связаны со спецификой социальной ситуации развития, суть которой сегодня состоит в том, что общество ставит перед молодым человеком настоятельную, жизненно важную задачу осуществить именно в этот период профессиональное самоопределение, причем не, только во внутреннем плане в виде мечты, намерения кем-то стать в будущем (как это бывает на предыдущих этапах развития), а в плане реального выбора. Причем этот выбор осуществляется дважды: первый раз -- в IX классе, когда школьник выбирает форму завершения среднего образования (определенная школа, гимназия, техникум и т. п.) либо же отказывается от продолжения образования; второй -- в XI классе, когда планируются пути получения высшего образования или непосредственного включения в трудовую жизнь. Отметим, что если раньше эта задача решалась преимущественно семьей и школой, то сегодня, в период бурных социально-экономических перемен, родители зачастую оказываются дезориентированными в вопросе выбора профессии и неавторитетными в глазах ребенка; школа также не оказывает ученику решающей помощи -- отсюда востребованность репетиторов, различных курсов, психологических и профконсулътационных услуг.

Считается, что к 15−16 годам общие умственные способности уже сформированы, однако на протяжении раннего юношеского возраста они продолжают совершенствоваться. Юноши и девушки овладевают сложными интеллектуальными операциями, обогащают свой понятийный аппарат, их умственная деятельность становится более устойчивой и эффективной, приближаясь в этом отношении к деятельности взрослых. Спецификой возраста является быстрое развитие специальных способностей, нередко напрямую связанных с выбираемой профессиональной областью. Дифференциация направленности интересов делает структуру умственной деятельности юноши/девушки гораздо более сложной и индивидуальной, чем в более младших возрастах. У юношей этот процесс начинается раньше и выражен ярче, чем у девушек. Специализация способностей и интересов делает более заметными и многие другие индивидуальные различия.

Перед юношей встает задача объединить все, что он знает о себе самом как о школьнике, сыне (дочери), друге, рассказчике и т. д. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить, связать е прошлым и проецировать в будущее. Если молодой человек успешно справляется с задачей обретения идентичности, то у него появляется ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет. В противном случае возникает «путаница ролей», или «спутанная идентичность». Часто «спутанная идентичность» бывает результатом трудного детства или тяжелого быта. В некоторых случаях юноши и девушки стремятся к «негативной идентичности», т. е. отождествляют себя с образом, противоположным тому, который хотели бы видеть родители, друзья и др. По мнению Э. Эриксона, в поиске собственной идентичности лучше даже идентифицировать себя с хиппи, с малолетним преступником, даже с наркоманом, чем вообще не обрести своего Я, своей идентичности.

В свое время Т. Томэ предложил различать два принципиально разных типа развития в юношеском возрасте: прагматический и творческий (Томэ Т., 1978). Для первого характерна ориентация на целесообразность и на уход от источников беспокойства, чему субъективно придается первостепенное значение. Такой тип развития является полюсом, противоположным классической форме развития в юношеском возрасте, которую описал Э. Шпрангер и которая, по Томэ, является «творчески ориентированной», когда намерения, интересы юноши устремлены далеко в будущее, и он в своей жизни ведет себя в известной степени независимо оттого, что считается целесообразным или «разумным», активно включая различные новые познавательные и иные формирующие возможности в собственный образ жизни.

Прагматически ориентированные юноши и девушки, у которых доминируют материальные ценности и которые часто не стремятся получать образование, вызывают определенную тревогу. Не только потому, что не такие прагматично ориентированные молодые люди в действительности творят историю страны, народа, цивилизации, но и потому что их индивидуальное развитие не является развитием в собственном смысле слова, поскольку, по сути, их личность устроена так, что центральным становится стремление к гомеостатическому равновесию, к уходу от источников беспокойства, что как раз и препятствует развитию. На практике оказывается, что тому же молодому человеку часто проще всего «уйти от источников беспокойства» за счет алкоголя или наркотиков.

1. 2 Проблемы адаптации в системе межличностных отношений и самооценки как составляющих возрастного кризиса ранней юности

Адаптация -- это процесс активного приспособления индивида к условиям новой среды, при последовательном достижении результатов: в обществе, коллективе, семье и по отношению к себе.

Адаптация включает в себя следующие подвиды:

· физиологический,

· психологический (внутренний мир),

· социальный (внешнее проявление в семье и коллективе).

Адаптация человека к условиям жизни основана на взаимном изменении личности и ее окружения и, нередко, описывается как процесс, направленный на эффективное преодоление трудностей посредством успешного принятия решений, проявления инициативы, ответственности и способности к антиципации последствий принимаемых решений.

Адаптация может осуществляться на самых разных уровнях взаимодействия организма и среды (биологическом, психофизиологическом, социальном и др.). Социальная адаптация — процесс эффективного взаимодействия с социальной средой, который сопровождается удовлетворением основных социогенных потребностей человека, оправдывающего ролевые ожидания группы, и проявляется в переживании состояния самоутверждения и свободы выражения творческих способностей.

Социальная адаптация учащихся является проблемой деятельности школы и проявляется на разных уровнях. По нашему мнению, эта проблема наиболее актуальна в старших классах в связи с целым комплексом причин:

· Резкое изменение состава классного коллектива и скачкообразное повышение требований со стороны педагогов при переходе в 10-й класс.

· Необходимость профессионального самоопределения, конструирование старшеклассниками своего жизненного пути, определение планов и перспектив.

· Расширение значимых социальных связей вне школы, что может вступать в противоречие с требованиями школы.

· Возрастание роли эмоционально нагруженного интимно-личностного общения и связанные с этим переживания.

По сравнению с другими периодами развития адаптация юноши к новым условиям жизни имеет свои специфические черты, при этом общие признаки нормальности и адаптивности не изменяются. Нормальность зависит от уровня энергии, степени контроля, способности к интеграции опыта и готовности встречать проблемы и трудности. Основными концептами адаптации являются

— открытость опыту, уверенность, стабильность, контроль и коммуникабельность.

Наиболее активно из всех видов адаптации проявляется социальная адаптация, ее главной особенностью является сближение целей и ценностных ориентаций группы, и входящего в нее человека, усвоение им норм, традиций, групповой культуры, вхождение в ролевую структуру группы. Адаптация происходит строго в рамках социума, в котором находится человек и предусматривает все нюансы, как для отдельного человека, так и для группы, вне зависимости от ее количества, так как именно социум и является контролирующей и корректирующей совокупностью для человека. Адаптация так же предусматривает возрастные особенности, в данном случае это подростковые, а именно подросток является новым человеком, начинающим принимать нормы социального поведения как взрослый член общества. Следовательно, это принятие ряда норм, обязанностей и прав. Собственное участие в поисках стратегии самоутверждения и адаптации юноши как индивида не слишком значительно, так как большое влияние на него оказывают сверстники, климат малых групп и особенно микроклимат в семье. Коррекционная работа по формированию личности подростка в семье, как наиболее сложный процесс должна происходить постоянно. Ведь именно она и является отправной точкой отсчета для подростка (Кулагина И.Ю. 1999).

Как отмечается в психологических работах, посвященных данному вопросу (Налчаджян А. А., 1988), проблема адаптации по-разному предстает в различных теоретических ориентациях.

Так, с точки зрения бихевиоризма, социально-психологическая адаптация понимается как процесс, посредством которого достигается состояние социального равновесия между индивидом и группой, как отсутствие конфликтных отношений человека с ближайшим социальным окружением. Основное внимание психоаналитических концепций при анализе адаптации направлено на формирование и развитие защитных механизмов личности, причем сам процесс адаптации выступает как многоуровневый, а психологические защиты могут играть для личности как стабилизирующую, так и дестабилизирующую роль. В силу того что «проблема психологической защиты содержит в себе центральное противоречие между стремлением человека сохранить психическое равновесие и теми потерями, к которым ведет избыточное вторжение защит», выделяют и патологические защиты как неадекватную форму адаптации. Для интеракционистского подхода к анализу социально-психологической адаптации характерно ее рассмотрение как успешного выполнения личностью нормативного ролевого репертуара и умения разрешать возникающие ролевые конфликты. Заметим, что, несмотря на различия в теоретических интерпретациях адаптационных процессов, в целом постулируется наличие двух основных направлении, или путей, адаптации, выделение обшей логики которых принадлежит еще 3. Фрейду, а именно -- так называемой аллопластической (изменение мира «под себя») и аую-пластической (изменение себя «под мир») адаптации.

Как уже было описано выше, Эриксон основным кризисом юношеского возраста считал кризис идентичности. Идентичность понималась им как тождественность человека самому себе (неизменность личности в пространстве) и целостность (преемственность личности во времени). Идентичность -- это чувство обретения, адекватности и владения личностью собственным Я независимо от изменения ситуации. Юность Э. Эриксон связывает с кризисом идентичности, который «происходит в тот период жизненного цикла, когда каждый молодой человек должен выработать из действенных элементов детства и надежд, связанных с предвидимым совершеннолетием, свои главные перспективы и путь, т. е. определенную работающую цельность; он должен определить значимое сходство между тем, каким он предполагает видеть себя сам, и тем, что по свидетельству его обостренного чувства ожидают от него другие». (Эриксон Э. , 1996, с. 33−34).

Канадский психолог Джеймс Марш в 1966 г. выделил 4 этапа развития идентичности, измеряемые степенью профессионального, религиозного и политического самоопределения молодого человека:

1. Неопределенная размытая идентичность — индивид не выработал четких убеждений

2. Досрочная преждевременная идентификация, если индивид включился в систему отношений несамостоятельно.

3. Этап «моратория» — индивид находится в процессе нормативного кризиса самоопределения.

4. Достигнутая зрелая идентичность — определяется тем, что кризис завершен, индивид перешел от поиска себя к практической реализации.

Таким образом, можно заключить, что кризис идентичности связан с проблемой самооценки, самоотношения и меняющимися представлениями об окружающих людях и ценностях. Появляющиеся новообразования в виде нечетких размытых представлений о себе самом, людях, межличностных и других отношениях и своем месте в этих отношениях вносят черты дезадаптивности в поведение юношей и девушек и порождают кризис идентичности.

По мнению В. М. Бехтерева на становление личности и характера оказывают влияние следующие факторы: природа организма, антропологические особенности, климат, метеорологические и географические условия, биологический фактор, связанный с условиями зачатия, экономические условия, характер общественной деятельности или ее отсутствие, воспитание, обучение, правильное направление умственного развития. «Типологические свойства нервной системы и темперамент, равно как и задатки, считаются так называемой природной основой личности. Все эти свойства человека как индивида, генотипически обусловленные, первоначально существуют независимо от того, какая личность, с каким набором социальных характеристик будет ими обладать. На основе самых различных типов нервной системы может быть сформирован один и тот же тип характера, равно как контрастные характеристические свойства могут обнаружиться у людей с одним и тем же типом нервной системы. Лишь в ходе формирования человека эти свойства включаются в общую структуру личности и ею опосредуются».

По мнению Леонтьева А. Н., «личность создается объективными обстоятельствами, но не иначе как через совокупность его деятельности, осуществляющей его отношения к миру. Формирование личности предполагает развитие процесса целеобразования и, соответственно, развития действий субъекта».

В раннем юношеском возрасте продолжается процесс развития личности и самосознания. В юности открытие себя как неповторимой индивидуальности неразрывно связано с открытием социального мира, в котором предстоит жить. Обращенные к себе в процессе самооценки, самоанализа, рефлексии вопросы у юноши чаще носят мировоззренческий характер, становясь элементом социально-нравственного или личностного самоопределения. Многие психологи именно самоопределение рассматривают как основное новообразование ранней юности. Такое представление о центральном новообразовании раннего юношеского возраста по сути близко представлению об идентичности.

Итоговый продукт самопознания Я — образ или Я-концепция, т. е. совокупность представлений индивида о себе самом, сопряжённая с их оценкой. Самооценка — один из аспектов Я — концепции (собственного представления о себе или образа самого себя, то есть совокупности мнений о своём здоровье, внешности, характере, влиянии на окружающих, способностях и недостатках; поскольку она основана на собственном мнении, она не всегда соответствует действительности). Человек с высокой самооценкой воспринимает себя в позитивном свете, в то время как при низкой самооценке Я — концепция носит негативный характер.

Самооценку рассматривают и как элемент самоотношения, наряду с самоуважением, самосимпатией, самопринятием и т. п. Так И. С. Кон говорит о самоуважении, определяя его как итоговое измерение «Я», выражающее меру приятия или неприятия индивидом самого себя.

А.Н. Леонтьев предлагает осмыслить самооценку через категорию «чувство» как устойчивое эмоциональное отношение, имеющее «выраженный предметный характер, который является результатом специфического обобщения эмоций.

Структура самооценки представлена двумя компонентами — когнитивным и эмоциональным. Первый отражает знания человека о себе, второй — его отношение к себе как меру удовлетворённости собой.

Основу когнитивного компонента самооценки составляют операции сравнения себя с другими людьми, сопоставление своих качеств с выработанными эталонами, фиксация возможной рассогласованности этих величин /Л.И. Корнеева/. Суверова Э. И.

В психологическом словаре говорится: «Самооценка развитого индивида образует сложную систему, определяющую характер самоотношения индивида и включающую общую самооценку, отражающую уровень самоуважения, целостное принятие или непринятие себя, и парциальные, частные самооценки, характеризующие отношение к отдельным сторонам своей личности, поступкам, успешности отдельных видов деятельности. Самооценка может быть разного уровня осознанности».

Анализ самооценки как самооцениваний деятельности позволил выявить несколько её функций: прогностическую (заключающуюся в регуляции активности личности на самом начальном этапе деятельности), корректирующую (направленную на контроль и осуществление необходимых подстроек) и ретроспективную (используется субъектом на заключительном этапе деятельности для подведения итогов, соотнесения целей, способов и средств выполнения деятельности с её результатами.

По мнению Бороздиной Л. В. уровень притязаний считается проявлением самооценки в действии личности. Подобная проблема возникает и в различении понятий самооценки и мотивации достижения. Например, Хекхаузен Х. утверждает, что «мотив достижения выступает как система самооценки».

По данным Е. А. Серебряковой, представления о своих возможностях делают субъекта неустойчивым в выборе целей: его притязания резко повышаются после успеха и столь же резко падают после неудачи.

Стремление к повышению самооценки в условиях, когда человек свободен в выборе степени трудности очередного действия, приводит к конфликту двух тенденций -- тенденции повысить притязания, чтобы одержать максимальный успех, и тенденции снизить их, чтобы избежать неудачи. Переживание успеха (или неуспеха), возникающее вследствие достижения (или не достижения) уровня притязаний, влечет за собой смещение уровня притязаний в область более трудных (или более легких) задач. Снижение трудности избираемой цели после успеха или ее повышение после неудачи (атипичное изменение уровня притязаний) говорят о нереалистичном уровне притязаний или неадекватной самооценке.

Самооценка интерпретируется как личностное образование, принимающее непосредственное участие в регуляции поведения и деятельности человека, как автономная характеристика личности, её центральный компонент, формирующийся при активном участии самой личности и отражающий своеобразие её внутреннего мира.

Истоки умения оценивать себя закладываются в раннем детстве, а развитие и совершенствование его происходит в течение всей жизни человека. Как считают многие психологи, структура личности и основы самооценки формируются в первые пять лет жизни человека.

Обычно мнение о себе основывается на отношении к нам других людей. Можно выделить несколько источников формирования самооценки, которые меняют вес значимости на разных этапах становления личности: оценка других людей; круг значимых других или референтная группа; актуальное сравнение с другими; - сравнение реального и идеального Я.

Самооценка формируется и на базе оценки результатов собственной деятельности, а также на основе соотношения реального и идеального представлений о себе.

Низкая самооценка может быть обусловлена многими причинами: её можно перенять в детстве у своих родителей, не разобравшихся со своими личными проблемами; она может развиться у ребёнка из-за плохой успеваемости в школе; из-за насмешек сверстников или чрезмерного критицизма со стороны взрослых; личностные проблемы, неумение вести себя в определённых ситуациях также формируют у человека нелестное мнение о себе.

Подводя итоги, можно сделать заключение: самооценка — компонент самосознания, имеет рефлексивную природу, включает в себя такие элементы как: образ «Я-реального», «Я-идеального», результат сопоставления этих образов и самоотношение к результату сопоставления. Самооценка является рефлексивным компонентом самосознания, выполняющим регулирующую функцию. Самооценка есть отношение личности к результатам сопоставления своих образов реального и идеального «Я».

В ранней юности происходит постепенная смена «предметных» компонентов Я-концепции, в частности, соотношение телесных и морально-психологических компонентов своего «я». Юноша привыкает к своей внешности, формирует относительно устойчивый образ своего тела, принимает свою внешность и соответственно стабилизирует связанный с ней уровень притязаний. Постепенно на первый план выступают теперь другие свойства «я» — умственные способности, волевые и моральные качества, от которых зависит успешность деятельности и отношения с окружающими.

Судя по имеющимся данным, когнитивная сложность и дифференцированность элементов образа Я последовательно возрастают от младших возрастов к старшим, без заметных перерывов и кризисов. Взрослые различают в себе больше качеств, чем юноши, юноши — больше, чем подростки, подростки — больше, чем дети. По данным исследований Бернштейна (1980) способность старших подростков реконструировать личностные качества основывается на развитии в этом возрасте более фундаментальной когнитивной способности — абстрагирования. Интегративная тенденция, от которой зависит внутренняя последовательность, цельность образа Я, усиливается с возрастом, но несколько позже, чем способность к абстрагированию. Подростковые и юношеские самоописания лучше организованы и структурированы, чем детские, они группируются вокруг нескольких центральных качеств. Однако неопределенность уровня притязаний и трудности переориентации с внешней оценки на самооценку порождают ряд внутренних содержательных противоречий самосознания, которые служат источником дальнейшего развития. Дописывая фразу «я в своем представлении… «, многие юноши подчеркивают именно свою противоречивость: «я в своем представлении — гений + ничтожество».

Данные об устойчивости образа Я не совсем однозначны. В принципе она, как и устойчивость прочих установок и ценностных ориентаций, с возрастом увеличивается. Самоописания взрослых менее зависят от случайных, ситуативных обстоятельств. Однако в подростковом и раннем юношеском возрасте самооценки иногда меняются очень резко.

Что касается контрастности, степени отчетливости образа Я, то здесь также происходит рост: от детства к юности и от юности к зрелости человек яснее осознает свою индивидуальность, свои отличия от окружающих и придает им больше значения, так что образ Я становится одной из центральных установок личности, с которой она соотносит свое поведение. Однако, с изменением содержания образа Я существенно меняется степень значимости отдельных его компонентов, на которых личность сосредоточивает внимание. В ранней юности масштаб самооценок заметно укрупняется: «внутренние» качества осознаются позже «внешних», зато старшие придают им большее значение. Повышение степени осознанности своих переживаний нередко сопровождается также гипертрофированным вниманием к себе, эгоцентризмом. В ранней юности это бывает часто.

Исследования содержания образа Я, проведенные под руководством И. В. Дубровиной, показали, что на границе подросткового и раннего юношеского возрастов в развитии когнитивного компонента Я-концепции происходят существенные изменения, характеризующие переход самосознания на новый более высокий уровень. Возрастные сдвиги в восприятии человека включают увеличение количества используемых описательных категорий, рост гибкости и определенности в их использовании; повышение уровня избирательности, последовательности, сложности и системности этой информации; использование более тонких оценок и связей; рост способности анализировать и объяснять поведение человека; появляется забота о точном изложении материала, желание сделать его убедительным. Аналогичные тенденции наблюдаются и в развитии самохарактеристик, которые становятся более обобщенными, дифференцированными и соотносятся с большим числом «значимых лиц». Самоописания в раннем юношеском возрасте имеют гораздо более личностный и психологический характер, чем в 12−14 лет, и одновременно сильнее подчеркивают отличия от остальных людей. Представление юноши о себе всегда соотносится с групповым образом «мы» — типичного сверстника своего пола, но никогда не совпадает с этим «мы» полностью. Образы собственного «я» оцениваются старшеклассниками гораздо тоньше и нежнее группового «мы». Юноши считают себя менее сильными, менее общительными и жизнерадостными, но зато более добрыми и способными понять другого человека, чем их ровесники. Девушки приписывают себе меньшую общительность, но большую искренность, справедливость и верность. Свойственное многим подросткам преувеличение собственной уникальности с возрастом обычно проходит, но отнюдь не ослаблением индивидуального начала. Напротив, чем старше и более развит человек, тем более находит он различий между собой и «усредненным» сверстником. Отсюда — напряженная потребность в психологической интимности, которая была бы одновременно самораскрытием и проникновением во внутренний мир другого. Осознание своей непохожести на других логически и исторически предшествует пониманию своей глубокой внутренней связи и единства с окружающими людьми.

Наиболее заметные изменения в содержании самоописаний, в образе Я, обнаруживаются в 15−16 лет. Эти изменения идут по линии большей субъективности, психологичности описаний. Известно, что и в восприятии другого человека психологизация описания после 15 лет резко увеличивается. Усиление субъективности самоописаний обнаруживается в том, что с возрастом увеличивается количество испытуемых, указывающих на изменчивость, ситуативность своего характера, на то, что они ощущают свой рост, взросление.

В исследованиях когнитивного диссонанса образа Я обнаружено, что самоописания и описания другого человека по указанному параметру существенно различаются (Нисбет, по В. П. Трусову, 1980). Себя человек описывает, подчеркивая изменчивость, гибкость своего поведения, его зависимость от ситуации; в описаниях другого, напротив, преобладают указания на устойчивые личностные особенности, стабильно определяющие его поведение в самых разнообразных ситуациях. Иными словами, взрослый человек склонен воспринимать себя, ориентируясь на субъективные характеристики динамичности, изменчивости, а другого — как объект, обладающий относительно неизменчивыми свойствами. Такое «динамическое» восприятие себя возникает в период перехода к раннему юношескому возрасту в 14−16 лет. Становление нового уровня самосознания в ранней юности идет по направлениям, выделенным еще Л. С. Выготским, — интегрированию образа самого себя, «перемещению» его «извне вовнутрь». В этот возрастной период происходит смена некоторого «объективистского» взгляда на себя «извне» на субъективную, динамическую позицию «изнутри». В теоретическом исследовании И. И. Чесноковой (1977) указывается на наличие двух уровней самопознания: низшего — «Я и другой человек» и высшего «Я и Я»; специфика второго выражается в попытке соотнесения своего поведения «с той мотивацией, которую он реализует и которая его детерминирует».

В период перехода от подросткового к раннему юношескому возрасту в рамках становления нового уровня самосознания идет и развитие нового уровня отношения к себе. Переход от частных самооценок к общей, целостной (смена оснований) создает условия для формирования в подлинном смысле слова собственного отношения к себе, достаточно автономного от отношения и оценок окружающих, частных успехов и неудач, всякого рода ситуативных влияний и т. п. Важно отметить, что оценка отдельных качеств, сторон личности играет в таком собственном отношении к себе подчиненную роль, а ведущим оказывается некоторое общее, целостное «принятие себя», «самоуважение». Именно в ранней юности (15−17 лет) на основе выработки собственной системы ценностей формируется эмоционально-ценностное отношение к себе, т. е. «оперативная самооценка» начинает основываться на соответствии поведения, собственных взглядов и убеждений, результатов деятельности.

В 15−16 лет особенно сильно актуализируется проблема несовпадения реального Я и идеального Я. По мнению И. С. Кона это несовпадение вполне нормальное, естественное следствие когнитивного развития. При переходе от детства к отрочеству и далее самокритичность растет. Так, в изученных Е. К. Матлиным сочинениях десятиклассников, описывающих собственную личность, в 3,5 раза больше критических высказываний, чем у пятиклассников. Чаще всего в ранней юности жалуются на слабоволие, неустойчивость, подверженность влияниям и т. п., а также на такие недостатки как капризность, ненадежность, обидчивость. Расхождение Я-реального и Я-идеального образов — функция не только возраста, но и интеллекта. У интеллектуально развитых юношей расхождение между реальным Я и идеальным Я, т. е. между теми свойствами, которые индивид себе приписывает, и теми, которыми он хотел бы обладать, значительно больше, чем у их сверстников со средними интеллектуальными способностями.

Некоторые исследователи (см.: Б. В. Зейгарник, Б. С. Братусь, 1980) считают, что для подросткового возраста типично активное стремление различными путями реализовать лишь первую из названных тенденций, в то время как для зрелой личности, напротив, характерно умение развести эти тенденции в ходе деятельности, прежде всего за счет того, что успешность или неуспешность в конкретной деятельности воспринимается именно как конкретный неуспех, а не крах самооценки в целом. По данным проведенных исследований при переходе в раннем юношеском возрасте происходит изменение особенностей уровня притязаний в сторону большей личностной зрелости. Важно отметить, что оно идет в направлении, как бы обратном тем изменениям, которые происходят в этот период в самопознании, образе Я и отношении к себе. Если последние характеризуются, как было показано выше, все большей целостностью, интегративностью, то отношение к результатам собственной деятельности — дифференцированностью, формирование способности отделять успешность или неуспешность в конкретной деятельности от оценки себя как личности.

Таким образом, в раннем юношеском возрасте в рамках становления нового уровня самосознания происходит становление относительно устойчивого представления о себе, Я-концепции. К 16−17 годам возникает особое личностное новообразование, которое в психологической литературе обозначается термином «самоопределение». Юношеский возраст характеризуется сбалансированным развитием когнитивного и эмоционального компонентов самооценки. Рост осознанного отношения к себе ведет к тому, что знания о себе начинают регулировать и вести за собой эмоции, адресующиеся собственному «Я». Складываются относительно устойчивые представления о себе, как целостной личности, отличной от других людей.

ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКИ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

2. 1 Объект исследования и организация эксперимента

В обследовании принимали участие учащиеся 10А и 10 В классов физико-математических школ города Уфы, в возрасте 15−17 лет численностью 46 человек (девушки — 12, юноши — 34). Тестирование проводилось в бланковом варианте, испытуемые были мотивированы на добросовестное отношение к диагностическим процедурам и имели возможность получить результаты. Диагностирование проводилось в соответствии с исследованиями, проводимыми в Республиканском социально-психологическом центре помощи семье, детям и молодежи при государственном комитете по делам молодежи Республики Башкортостан. В ходе работы исследовались индивидуальные особенности представлений о себе, самоотношения, социально — психологической адаптации и связанных с этим черт личности, а также принятия других. После уроков учащиеся получали бланки тестов, опросников, вопросы диктовались. Было отведено достаточное количество времени. После этого подсчитывались результаты диагностики, и проводилась статистическая обработка данных исследования.

Все методики проводились в один день, что позволяло исключить влияние временных ситуационных факторов. Эти организационные мероприятия, на наш взгляд, позволили повысить достоверность полученных результатов.

2. 2 Методики исследования самооценки и адаптации

В исследовании уровня самооценки и адаптации у старших школьников использовались следующие методики:

1. Методика Q-сортировка

2. Методика диагностики социально-психологичечской адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда

3. «Шкала принятия других» Фейя

4. Методика исследования самоотношения С.Р. Пантилеева

Методика Q-сортировка (см. прил. 1)

Цель: изучение представлений испытуемого о себе. Может быть также использована для определения «идеального „Я“» индивида или его представлении о том, каким его видят другие. Данные параметры могут быть исследованы на основании анализа 6 тенденций поведения человека в группе: зависимость, независимость, общительность, необщительность, принятие борьбы и уклонение от борьбы. Была разработана В. Стефансоном в 1958 г. В данном случае предлагается адаптивный вариант.

Обработка и интерпретация результатов Q-сортировки

Ответы испытуемого согласно Ключу распределяются по шести тенденциям. Подсчитывается частота проявления каждой из тенденций. Причем количество ответов «да» по одной из тенденций суммируется с количеством ответов «нет» по полярной тенденции в сопряженной паре. Например, количество положительных ответов по шкале «зависимость» складывается с количеством отрицательных ответов по шкале «независимость». Если полученное число приближается к 20, то можно говорить об истинном преобладании той или иной устойчивой тенденции, присущей индивиду, и проявляющейся не только в определенной группе, но и за ее пределами.

В случае если количество ответов «да» одной тенденции оказывается равной количеству положительных ответов по противоположной тенденции (например, зависимость-независимость), то такое положение говорит о внутреннем конфликте личности, которая находится во власти одинаково выраженных противоположных тенденций. Три-четыре ответа «сомневаюсь» по отдельным тенденциям расцениваются как признак нерешительности, уклончивости, астеничности, либо могут свидетельствовать об избирательности в поведении, о тактичной гибкости, т. е. стеничности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой