Взаимосвязь страхов и самооценки личности у детей младшего школьного возраста

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Проблема переживания страхов в младшем школьном возрасте

1.1 Понятие страха в современной детской психологии

1.2 Причины проявления страха у детей младшего школьного возраста

1.3 Особенности проявления страха у детей младшего школьного возраста

1.4 Преодоление страхов у детей младшего школьного возраста

1.5 Особенности развития самооценки

1.6 Выводы

Глава 2. Экспериментальное изучение взаимосвязи страхов и уровня самооценки у детей младшего школьного возраста

2.1 Организация и методика исследования

2.2 Анализ экспериментальных данных по исследованию взаимосвязи страхов и уровня самооценки у детей младшего школьного возраста

2.3 Выводы

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Страх в мире человеческих переживаний — явление очень распространенное. Трудно найти человека, который бы никогда не испытывал чувство страха. Беспокойство, тревога, страх — такие же эмоциональные неотъемлемые проявления нашей психической жизни, как радость, восхищение, гнев, удивление, печаль. Но при чрезмерной податливости к страхам, зависимости от них меняется поведение человека вплоть до «эмоционального паралича». Устойчивые страхи — это страхи, с которыми не в состоянии справиться ни ребенок, ни взрослый, которые приводят к появлению нежелательных черт характера. Детские страхи, если к ним правильно относиться, понимать причины их появления чаще всего исчезают бесследно. Если же они болезненно заострены или сохраняются длительное время, то это служит признаком неблагополучия, говорит о физической и нервной ослабленности ребенка, неправильном поведении родителей, конфликтных отношениях в семье. Родители должны знать, что такое страх, какую функцию он несет, как возникает и развивается, чего больше всего боятся дети и почему. Только так они могут помочь ребенку избавиться от страхов.

Многочисленные исследования, посвященные страху, создают прекрасные основания для дальнейшего понимания этой важной эмоции. В нашей исследовательской работе показатель тревожности используется как склонность к возникновению страхов. Литературы по данной проблеме разработано немного. Несмотря на то, что проблема страхов у детей младшего школьного возраста достаточно актуальна в настоящее время. Проблема страхов мало используется и в практике школы. Ведь именно с поступлением в школу связанно возникновение страхов у детей. Поэтому, будучи еще в детском саду, дети должны пройти все тесты тревожности и преодолеть барьер страха в своем сознании.

Проблемой страхов младшего школьного возраста занимались многие ученые. Широко раскрыл причины детских страхов Боулби [18, с. 124]. Черясворт, предложил перечень индикаторов страха.

Проблему страхов исследовал Речмен. Согласно его «концепции травматического обуславливания» события или ситуации, которые вызывают боль, могут вызвать страх независимо от наличного ощущения боли.

Методы и приемы для снятия тревожности младших школьников разработаны у А. М. Прихожан. Тревожность как свойство личности во многом обуславливает поведение субъекта. Когда уровень тревожности превышает оптимальный, можно говорить о повышенной тревожности. Повышенный уровень тревожности у ребенка может свидетельствовать о его недостаточной эмоциональной приспособленности к тем или иным социальным ситуациям. У них формируется установочное отношение к себе как к слабому, неумелому. В свою очередь это порождает общую установку на неуверенность в себе. Неуверенность в себе — одно из проявлений заниженной самооценки. Ребенок боится совершить ошибку, т.к. он неуверен в себе, а это порождает у него тревогу и депрессию.

Объект: Проявление страхов у детей младшего школьного возраста.

Предмет: Взаимосвязь страхов и самооценки личности у детей младшего школьного возраста.

Гипотеза: Мы предполагаем, что страхи у детей младшего школьного возраста взаимосвязаны с уровнем самооценки: чем выше самооценка, тем меньше проявления страхов у детей младшего школьного возраста.

Цель: Изучить влияние страхов на самооценку личности у детей младшего школьного возраста.

Задачи:

1. Исследовать самооценку младших школьников.

2. Исследовать показатели тревожности младших школьников.

3. Провести сравнительный анализ взаимосвязи самооценки и тревожности младших школьников.

Методы:

— рисуночный метод,

— тестирование,

— сравнительный анализ полученных результатов исследования.

Методологической основой нашего исследования являются труды А. М. Прихожан, П. А. Тиллих. В качестве конкретных методик использовались рисуночный метод «Рисунок несуществующего животного», методика исследования личности «Дом — Дерево — Человек» Дж. Бука, тест тревожности Р. Темпл, М. Дорки, В. Амен («ТДА»), тест школьной тревожности Филлипса, тест «Лесенка». Полученные данные были подвергнуты статистической обработке сравнение по t-критерию Стьюдента с определением вероятности ошибки (p).

Глава 1. Проблема переживания страхов в младшем школьном возрасте

1. 1 Понятие страха в современной детской психологии

Известный физиолог И. П. Павлов считал страх проявлением естественного рефлекса, пассивно-оборонительной реакцией с легким торможением коры больших полушарий. Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный характер и сопровождается определенными физиологическими изменениями высшей нервной деятельности, отражается на частоте пульса и дыхания, показателях артериального давления, выделении желудочного сока.

В самом общем виде эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего стимула. Существуют две угрозы, имеющие универсальный и одновременно фатальный в своем исходе характер. Это смерть и крах жизненных ценностей, противостоящие таким понятиям, как жизнь, здоровье, самоутверждение, личное и социальное благополучие. Но и помимо крайних выражений страх всегда подразумевает переживание какой-либо реальной или воображаемой опасности [8, с. 45].

Понимание опасности, ее осознание формируется в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые безразличные для ребенка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. Обычно в этих случаях говорят о появлении травмирующего опыта (испуг, боль, болезнь, конфликты, неудачи, поражения и т. д.).

З. Фрейд считал, что страх детей первоначально является только выражением того, что им не хватает любимого человека, поэтому они встречают всякого постороннего человека со страхом; они боятся темноты, потому что в темноте не видно любимого человека, и успокаиваются, если могут держать в темноте руку этого лица. По его мнению, переоценивают значение всех детских испугов или жутких сказок нянек, когда обвиняют их в том, что они вызывают боязливость детей. Дети, склонные к боязливости, восприимчивы к таким сказкам, которые на других детей не производят никакого впечатления. А к страхам склонны дети с очень сильным, или преждевременно развитым, или благодаря изнеженности ставшим слишком требовательным сексуальным влечением [32, с. 81]

Страхи детей — это нормальное явление в их развитии. Возрастные страхи самопроизвольно проходят с возрастом. Негативное воздействие способны оказать лишь неадекватные, чрезмерно сильные, болезненно заостренные страхи ил очень частое переживание состояния страха. В таком случае развивается «невроз страха». К его развитию могут приводить как внутренние факторы (например, повышенная тревожность, беспокойство, сверхсензитивность, мнительность), так и внешние социальные факторы (неправильное воспитание, гиперопека, гипоопека, повышенная требовательность к ребенку, эгоцентрическое воспитание) [39, с. 65].

Гораздо более распространены так называемые внушенные детские страхи. Их источник — взрослые, окружающие ребенка (родители, бабушки, воспитатели), которые непроизвольно заражают ребенка страхом, тем что излишне настойчиво, подчеркнуто эмоционально указывают на наличие опасности. В результате ребенок реально воспринимает только вторую часть фраз типа: «Не подходи — упадешь», «Не бери — обожжешься», «Не гладь — укусит» и т. д. Маленькому ребенку пока еще не ясно, чем ему все это грозит, но он уже распознает сигнал тревоги, и естественно, у него возникает реакция страха. Взрослый добился своего — ребенок послушался. Но какой ценой? Страх закрепился и распространился на сходные ситуации.

К числу внушенных можно также отнести и страхи, которые возникают у излишне тревожных родителей. Разговоры при ребенке о смерти, болезнях, пожарах, убийствах отражаются на его психике, калечат ее.

Все это дает основание говорить об условнорефлекторном характере страха, даже если ребенок пугается (вздрагивает) при внезапном стуке или шуме, так как последний когда-то сопровождался крайне неприятным переживанием. Подобное сочетание запечатлелось в памяти в виде определенного эмоционального следа и теперь непроизвольно ассоциируется с любым внезапным звуковым воздействием [14, с. 4].

Страх — это одно из средств познания окружающей действительности, ведущее к более избирательному и критичному отношению к ней. Страх, таким образом, выполняет определенную социализирующую и обучающую роль в процессе формирования личности. Поэтому воспитание устойчивости к страху направлено не на избавление от него, а на выработку умения владеть собой при его наличии, тем более что у каждого из нас есть естественные психологические механизмы для его преодоления[39, с. 66].

Страх и тревога. Так же часто, как термин «страх», встречается термин «тревога», и в страхе, и в тревоге есть общий эмоциональный компонент в виде чувства волнения и беспокойства, т. е. в обоих понятиях отображено восприятие угрозы или отсутствие чувства безопасности. Апофеоз страха и тревоги — ужас.

Теоретически, как подчеркивают многие авторы, разница между тревогой и страхом проста:

страх - это реакция на конкретно существующую угрозу;

тревога - это состояние неприятного предчувствия без видимой на то причины (причина существует только в сознании человека).

Но при анализе конкретного случая состояния напряжения установить эту разницу довольно непросто. Часто очень трудно сказать, является ли наблюдаемая реакция страхом или тревогой, или чего в ней больше — страха или тревоги, или в какой момент страх переходит в тревогу и наоборот [3, с. 27].

Фрейд считал, что тревога является функцией «Эго» и назначение ее состоит в том, чтобы предупреждать человека о надвигающейся угрозе, которую надо встретить или избежать. Тревога как таковая дает возможность личности реагировать в угрожающих ситуациях адаптивным способом.

Согласно приведенному тезису, первичный источник испытываемой человеком тревоги коренится в неспособности новорожденного справляться с внутренним и внешним возбуждением. Так как младенцы не способны контролировать свой новый мир, их переполняет диффузное чувство надвигающейся опасности. Эта ситуация вызывает травмирующее состояние, известное как первичная тревога, примером которой может служить сам процесс рождения. С точки зрения Фрейда, переживание биологического отъединения от матери является травмирующим и поэтому последующие ситуации разъединения (например, ребенок остается один; он покинут в темноте или обнаружил незнакомого человека там, где ожидал найти мать) вызывает реакцию сильной тревоги. Подобное ощущение сильного стресса и беспомощности переживается при рождении, отлучении от груди, а позднее проявляется в страхе кастрации. Все такого рода переживания приводят к возрастанию напряжения и мрачным предчувствиям [45, с. 127].

П. Тиллих считает, что страх и тревога неразделимы — они имманентно связаны друг с другом. «Жало страха — тревога, а тревога стремится стать страхом». И в то же время он разделяет их следующим образом: страх подразумевает конкретный объект, при столкновении с которым человек может проявить мужество. Тревога же означает отсутствие какого-либо объекта и характеризуется соответственно отсутствием направленности и интенциональности. Хотя в определенном смысле объект имеется и у тревоги, но только в виде понятия угрозы, реальный же источник угрозы при этом отсутствует; иначе говоря, в качестве объекта тревоги выступает «отрицание всякого объекта». Таким образом, тревога — это страх перед неизвестным, а это неисвестное в силу своей природы не может приобрести понятные очертания [3, с. 30].

Тревога в большей мере присуща людям с развитым чувством собственного достоинства, ответственности, долга и повышенно чувствительным к своему положению и признанию среди окружающих. В связи с этим тревога выступает и как пропитанное беспокойством чувство ответственности за жизнь и благополучие как свое так и близких людей.

Следовательно, если страх — аффективное (эмоционально заостренное) отражение в сознании конкретной угрозы для жизни и благополучия человека, то тревога — это эмоционально заостренное ощущение предстоящей угрозы.

Тревога в отличие от страха не всегда отрицательно воспринимаемое чувство, так как она возможна и в виде радостного волнения, волнующего ожидания. Чувство беспокойства в зависимости от психической структуры личности ребенка, его жизненного опыта, взаимоотношений его с родителями и сверстниками может приобретать значение как тревоги, так и страха. Объединяющим началом для страха и тревоги является чувство беспокойства. оно проявляется в том, что ребенок теряется, когда его спрашивают, не находит нужных слов для ответа на вопрос, говорит дрожащим голосом и часто замолкает совсем. Внутри все холодеет, тело «наливается свинцом», ладони становятся влажными. Он может совершать много лишних движений, или наоборот, становится неподвижным [14, с. 5].

В свою очередь страх можно рассматривать как выражение тревоги в конкретной, объективизированной форме, если предчувствия непропорциональны опасности, и тревога принимает затяжное течение. В некоторых случаях страх представляет своеобразный клапан для выхода лежащей под ним тревоги, подобно лаве, вытекающей из жерла вулкана. Если человек начинает бояться самого факта возникновения страха (страх страха), то здесь налицо высокий, нередко запредельный уровень тревоги, поскольку он боится, а точнее, опасается всего того, что может даже косвенно угрожать его жизни и благополучию.

Таким образом, тревога — это базисная реакция, общее понятие, а страх — это выражение того же самого качества, но в специфической, объективированной форме.

Какие бывают страхи. По мере развития психики человека и усложнения форм его жизни страх приобрел социально опосредованный характер и стал выражать все более, психологически тонкую гамму нравственно-этических чувств и переживаний.

Как и человек на ранних ступенях своего социального развития, ребенок первых лет жизни боится всего нового и неизвестного, одушевляет предметы и сказочные персонажи, опасается незнакомых животных и верит, что он и его родители будут жить вечно. У маленьких детей все реально, следовательно, их страхи также носят реальный характер. Баба Яга — это живое существо, обитающее где-то рядом, а дядя только и ждет, чтобы забрать их в мешок согласно угрозам родителей. Только постепенно складывается объективный характер представлений, когда учатся различать ощущения, справляться с чувствами и мыслить абстрактно-логически. Усложняется и психологическая структура страхов вместе с приходящем умением планировать свои действия и предвидеть действия других, появлением способности к сопереживанию, чувством стыда, вины, гордости и самолюбия.

Эгоцентрические, основанные на инстинкте самосохранения, страхи дополняются социально опосредованными, затрагивающими жизнь и благополучие других, вначале родителей и ухаживающими за ребенком людей, а затем и людей вне сферы его непосредственного общения. Рассмотренный процесс дифференциации страха в историческом и личностных аспектах — это путь от страха к тревоге, о которой можно уже говорить в старшем школьном возрасте и которая как социально опосредованная форма страха приобретает особое значение в школьном возрасте [47, с. 312].

Личностно обусловленный страх предопределен характером человека, например его тревожной мнительностью, и способен появляться в новой обстановке или при контактах с незнакомыми людьми. Ситуационно и личностно обусловленные страхи часто смешиваются между собой в зависимости от опыта межличностных отношений [5, с. 110].

Страх также бывает реальный и воображаемый, острый и хронический. Реальный и острый страхи предопределены ситуацией, а воображаемый и хронический — особенностями личности.

Страх и тревога как относительно эпизодические реакции имеют свои аналоги в форме более устойчивых психических состояний: страх — в виде боязни, а тревога — в виде тревожности. Общей основой всех этих реакций и состояний будет чувство беспокойства. Если страх и отчасти тревога скорее ситуационно, чем личностно, обусловленные психические феномены, то боязнь и тревожность, наоборот, скорее личностно мотивированы и, соответственно, более устойчивы.

Несмотря на то, что страх — это интенсивно выражаемая эмоция, следует различать его обычный, естественный и патологический уровни. Страх — явление неоднородное по своему содержанию, по силе, по причинам, его вызвавшим, возникает он у детей в разном возрасте, и связан то с реальными событиями, то рождается как бы из ничего. Родителям необходимо знать, где это естественная реакция организма, а где уже отклонение от нормы, в какой момент надо начинать бить тревогу, обращаться к врачу, начать перестраивать взаимоотношения в семье.

Обычно страх кратковременен, обратим, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотношения с окружающими людьми. Более того, некоторые формы страха имеют защитное значение, поскольку позволяют избежать соприкосновения с объектом страха.

На патологический страх указывают его крайние, драматические формы выражения (ужас, эмоциональный шок, потрясение), затяжное, трудно обратимое течение, непроизвольность, т. е. полное отсутствие контроля со стороны сознания, неблагоприятное воздействие на характер, межличностные отношения и приспособление человека к окружающей социальной действительности [15, с. 70].

Последствия страха. Эхо страхов разнообразно, и, по существу, нет ни одной психической функции, которая не могла бы претерпеть изменений. В первую очередь это относится к эмоциональной сфере, когда страх пропитывает все чувства тревожной краской. В ряде случаев страх поглощает так много эмоций, что их начинает не хватать для выражения других чувств, а сам страх разрастается в психике человека, затормаживая ее. Это проявляется в исчезновении ряда положительных эмоций, особенно смеха, жизнерадостности, чувства полноты жизни. Вместо них развивается хроническая эмоциональная неудовлетворенность и удрученность, неспособность радоваться, тревожно-пессимистическая оценка будущего.

Наличие устойчивых страхов говорит о неспособности человека справиться со своими чувствами, контролировать их, когда он пугается вместо того, чтобы действовать, и не может остановить «разгулявшиеся» чувства. Невозможность управлять собой порождает чувство бессилия и безнадежности, понижая еще больше жизненный тонус, культивируя пассивность и пессимизм.

Но что самое главное — взрослый человек, который в свое время не избавился от страхов, став мужем или женой, отцом или матерью, испытывает трудности в установлении нормальных семейных отношений и, скорее всего, передаст свои волнения, тревоги, страхи ребенку. Если, например, мать боится ездить в лифте, боится пожаров, уколов, она, разумеется, старается предостеречь и дочку, а на самом деле — передает ей все то, что она испытала сама в детстве.

Страх уродует и мышление, которое становится все более быстрым, хаотичным в состоянии тревоги или вялым, заторможенным при страхе. В обоих случаях мышление теряет свою гибкость, становится скованным бесконечными опасениями, предчувствиями и сомнениями. При сильном страхе торможение может стать настолько устойчивым и труднообратимым, что психологически человек может начать умирать еще молодым, превращаясь в свою тень.

Психические изменения, происходящие с человеком под влиянием страза, приводят к развитию труднопереносимой социально-психологической изоляции, из которой нет легкого выхода, несмотря на желание быть вместе со всеми и жить полноценной, творчески активной и насыщенной жизнью.

Ранний возраст, в котором появляются страхи, — это 2−3 года. В этом возрасте начинается осознание самого себя, формирование чувства собственного «я». И первые страхи, как правило, отражают все непонятное этому «я». По мере же взросления ребенка присоединяются и более сложные страхи: быть униженным, осмеянным и т. д.

Но почему в детстве страх — одна из самых распространенных реакций?.. Да потому, что инстинкт самосохранения выражен очень активно, а жизненного опыта еще нет.

Именно здесь — предпосылки для формирования страха (скрытого или явного). Внешние условия жизни ребенка — режим, взаимоотношения в семье, воспитательная тактика родителей — определяют, воплотятся эти предпосылки в ту или иную форму страха или найдут свое нормальное выражение в умении реально оценить степень опасности [14, с. 14].

Чего боятся дети. Заслуживающим внимания фактом является то, что у девочек не только больше число страхов, чем у мальчиков, но и их страхи более тесно связаны между собой, т. е. в большей степени влияют друг на друга, как в дошкольном, так и в школьном возрасте. Другими словами, страхи у девочек более прочно связаны с формирующейся структурой личности, и прежде всего с ее эмоциональной сферой. Как у девочек, так и у мальчиков интенсивность связей между страхами наибольшая в 3 -5 лет. Это возраст когда страхи «цепляются друг за друга» и составляют одно целое — психологическую структуру беспокойства. Поскольку это совпадает с бурным развитием эмоциональной сферы личности, то можно предполагать, что страхи в этом возрасте наиболее «скреплены» эмоциями, в наибольшей степени мотивированы ими.

Максимум страхов в 5 -8 лет, в возрасте, когда заметно уменьшается интенсивность связей между страхами, но когда страх более сложно психологически мотивирован и несет в себе больший интеллектуальный заряд. Как известно, эмоциональное развитие в основных чертах заканчивается к 5 годам, когда эмоции отличаются уже известной зрелостью и устойчивостью. Начиная с 5 лет на первый план выходит интеллектуальное развитие, в первую очередь мышление (вот почему во многих странах с этого возраста начинается обучение в школе). Ребенок в большей степени, чем раньше, начинает понимать, что способно причинить ему вред, чего следует бояться, избегать. Следовательно, в возрасте наиболее часто выявляемых страхов, т. е. в старшем дошкольном возрасте, можно уже говорить не только об эмоциональной, но и об интеллектуальной основе страхов как особой психологической структуре формирующейся личности человека [23, с. 15].

Известно, что почти за всеми страхами детей стоит неосознанный или осознаваемый страх смерти, поэтому профилактика страхов прежде всего в воспитании таких качеств, как оптимизм, уверенность в себе, самостоятельность. Ребенок должен знать то, что ему положено знать по возрасту, о реальных опасностях и угрозах, но относиться к этому адекватно. Как это сделать? Существующие способы снижения и контроля страха основывается прежде всего на теории научения. Страхи неизбежно сопровождают развитие ребенка [39, с. 68].

Страх смерти — своего рода нравственно-этическая категория, указывающая на известную зрелость чувств, их глубину, и поэтому выражен у эмоционально чувствительных и впечатлительных детей, обладающих к тому же способностью к абстрактному, отвлеченному мышлению. С трах смерти относительно чаще встречается у девочек, что связано с более выраженным у них в сравнении с мальчиками инстинктом самосохранения. Зато у мальчиков прослеживается более ощутимая связь страха смерти себя и в последующем — родителей со страхами чужих, незнакомых лиц начиная с 8 месяцев жизни, т. е. мальчик, боящийся других людей, будет более подвержен страхам смерти, чем девочка, у которой нет такого резкого противопоставления.

По данным корреляционного анализа, страх смерти тесно связан со страхами нападения бандитов, заболевания и смерти родителей, темноты, сказочных персонажей, чудовищ, невидимок, скелетов, страшных снов, животных, пауков, змей (страхи животных), машин, поездов, самолетов (страхи транспорта), бури, урагана, наводнения, землетрясения (страхи стихии), когда очень высоко, когда очень глубоко, находиться в тесной, маленькой комнате, помещении, воды, огня, пожара, войны, больших площадей, врачей, крови, уколов, боли, неожиданных, резких звуков, когда что-то внезапно упадет, стукнет, опоздать в школу, быть наказанными, не оправдать чьи-то ожидания.

Боязнь умереть — это возрастное отражение формирующейся концепции жизни. Ее точкой отсчета является рождение, а концом — смерть, осознание неизбежности которой приходит впервые и проявляется соответствующим страхом. Страх смерти появляется как аффективно-заостренное выражение инстинкта самосохранения. Этот большей частью внешне не проявляемый страх, как и вообще большинство других страхов, присущ эмоционально чувствительным и впечатлительным детям и нередко отсутствует при задержке психического развития, психопатоподобном, расторможенном и агрессивном поведении, а также у детей, родители которых страдают хроническим алкоголизмом.

О том, что ребенок боится смерти, можно догадаться по наличию других, связанных со смертью страхов, прежде всего испытываемых во сне (страшных снов), боязни нападения, огня и пожара, боязни заболеть (у девочек) и боязни стихии (у мальчиков).

Появление страха смерти означает постепенное завершение «наивного» периода в жизни детей, когда они верили в существование сказочных персонажей, бессмертие, чудесные явления и многое другое, с чем теперь приходится расставаться.

В интересующем нас младшем школьном возрасте страх и боязнь, тревожность и опасения могут быть представлены в одинаковой степени. Тревога же, как преходящее чувство беспокойства возможна в любом возрасте.

Ведущий страх в данном возрасте — это страх «быть не тем», о ком хорошо говорят, кого уважают, ценят и понимают. Другими словами, это страх не соответствовать социальным требованиям ближайшего окружения, будь то школа, сверстники, семья. Конкретными формами страха «быть не тем» являются страхи сделать не то, не так, как следует, как нужно. Они говорят о нарастающей социальной активности, об упрочнении чувства ответственности, долга, обязанности, т. е. о том, что объединено в понятии «совесть», как центральное психологическое образование данного возраста. Совесть неотделима от чувства вины как регулятора нравственно-этических отношений еще в старшем дошкольном возрасте. Рассмотренные ранее страхи не успеть, опоздать и будут отражением гипертрофированного чувства вины из-за возможного совершения осуждаемых взрослыми, прежде всего родителями, неправильных действий. Переживание своего несоответствия требованиям и ожиданиям окружающих у школьников — тоже разновидность чувства вины, но в более широком, чем семейный, социальном контексте. Если в младшем школьном возрасте не будет сформировано умения оценивать свои поступки с точки зрения социальных предписаний, то в дальнейшем это будет весьма трудно сделать, так как упущено самое благоприятное время для формирования социального чувства ответственности. Из этого вовсе не следует, что страх несоответствия — удел каждого школьника. Здесь многое зависит от установок родителей и учителей, их нравственно-этических и социально-адаптивных качеств личности [33, с. 167].

Начало посещения школы подводит своеобразную черту под концепцию жизни и смерти, превращая последнюю как уже пережитое чувство в единую концепцию жизни. Новая социальная позиция школьника способствует переключению внимания на более конструктивные цели. Вот почему уже с первого класса страх смерти перестает звучать как аффект или мысль, вызывающая беспокойство. Однако у эмоционально чувствительных детей подобный страх может давать о себе знать в виде необъяснимой для окружающих боязни покойников, черной руки, скелетов и Пиковой Дамы. Обычно уже в 8 лет дети боятся не столько своей смерти, сколько смерти родителей. Среднее число страхов выше у девочек, чем у мальчиков, что говорит о большей чувствительности к ним представительниц женского пола.

Наибольшая чувствительность к страхам как у мальчиков, так и у девочек проявляется в 6 и отчасти в 7лет (у детей, не посещающих школу). К этому возрасту в основных чертах завершается созревание эмоциональной сферы, развивается воображение и умение ставить себя на место другого человека, что расширяет восприятие страхов и делает их переживание более глубоким. Интересен факт уменьшения числа страхов у детей 7лет, посещающих школу, по сравнению с детьми 7лет — дошкольниками. По-видимому, здесь можно говорить об активизирующей роли новой социальной позиции школьника.

Меньше всего страхов в 12 лет. В дошкольном возрасте как у мальчиков, так и у девочек их больше, чем в школьном, т. е. с возрастом страхи уменьшаются [15, с. 6].

1. 2 Причины проявления страха у детей младшего школьного возраста

Во многих цивилизациях дети в своем развитии испытывают ряд общих страхов: страх отделения от матери, страх животных, темноты, в 6−8 лет — страх смерти. Это служит доказательством общих закономерностей психического развития, когда созревающие психические структуры под влиянием социальных факторов становится основой для проявления одних и тех же страхов. Насколько будет выражен тот или иной страх, зависит от индивидуальных особенностей психического развития и конкретных социальных условий, в которых происходит формирование личности ребенка.

Причинами страха могут быть события, условия или ситуации, являющиеся началом опасности. Причиной страха может быть либо присутствие чего-то, что обеспечивает безопасность. Страх может иметь своим предметом какого-либо человека или объект. Иногда страх не связан ни с чем конкретным, такие страхи переживаются, как беспредметные. Страх может вызываться страданием, это связано с тем, что в детстве сформировались связи между этими чувствами [18, с. 72].

Причины страха могут быть разделены на классы:

1. Врожденные детерминанты.

Все причины страха делят на 4 категории: интенсивность, новизна, эволюционно-выработанные сигналы опасности, причины, возникающие в социальном воздействии.

Боль и громкий звук являются примерами слишком интенсивных стимулов, а незнакомые лица или предметы иногда вызывают страх из-за своей новизны. Любые ситуации, угрожающие значительной части членов вида в течение длительного времени, являются эмоционально-выработанными сигналами опасности.

Производные стимулы, по-видимому, скорее подвержены видоизменениям в опыте, чем природные. Природными стимулами страха являются: одиночество, незнакомость, внезапное приближение, внезапное изменение стимула, высота и боль. стимулы страха включают: темноту, животных, незнакомые предметы и незнакомых людей. Психологи в своих работах показали, что природные стимулы страха связаны с возрастом, т. е. зависят от процессов развития и созревания. Например, ряд исследователей показали, что страх перед незнакомыми людьми не может возникать в первые месяцы жизни потому, что у ребенка еще не развилась способность отличать знакомые лица от незнакомых. Эта способность возникает где-то между 6 — 9-месячным возрастом и именно в этом возрастном периоде отмечается максимальный страх перед чужими [16, с. 373].

2. Культурные детерминанты страха.

Культурные детерминанты страха почти исключительно являются результатом научения. Так, даже негромкий сигнал воздушной тревоги может вызвать страх. Боулби считает, что многие культурные детерминанты страха могут при ближайшем рассмотрении оказаться связанными с природными детерминантами, замаскированными различными формами неправильного истолкования, рационализации или проекции. Боязнь воров, например, или приведений, может быть рационализацией страха темноты, страх перед попаданием молнии — рационализацией страха грома [18, с. 123].

Речмен дает прекрасное описание процессов научения культурным детерминантам страха. Традиционной в объяснении этого процесса является концепция травматического обусловливания, согласно которой событие или ситуация, которые вызывают боль, могут вызвать страх независимо от наличного ощущения боли [18, с. 230].

3. Проблема дифференциации страха от других эмоций.

Более тщательный анализ проблемы можно найти у Боулби. Он перечисляет ряд наблюдаемых экспрессивных и моторных актов, которые, по его мнению, можно рассматривать, как индикаторы страха. «Они включают осторожное всматривание в сочетании с подавлением движений, испуганное выражение лица, а также поиском контакта с кем-либо». Боулби предложил 4 основания для объединения различных форм поведения в поведенческий синдром страха:

а) многие, если не все, проявления страха имеют тенденцию возникать одновременно или последовательно; б) события, которые вызывают одну из них, обычно вызывают и другие; в) большинство из них, если не все, выполняют единую биологическую функцию защиты; г) при самоотчете испытуемые указывают на них, как на проявление страха.

Черясворт также предложил перечень индикаторов страха. Он добавил, что страх может сопровождаться или за ним может следовать осторожное исследование или даже, улыбка, смех [18, с. 137].

Работа Когана, посвященная развитию негативного аффекта у детей, дает более дифференцированный анализ аффектов. Он утверждает, что существует 4 «состояния страдания», которые называются страхом. По Когану причинами «состояния страдания» являются: а) неассимилированное расхождение; б) предвидение нежелаемого события; в) непредсказуемость; г) признание несоответствия между взглядами и поведения; д) признание диссонанса между взглядами.

4. Влечения и гомеостатические процессы как причины страха.

Влечение и сохранение гомеостаза составляют менее важный класс причин страха. Влечение становится важным, когда оно возрастает до такой степени, что начинает свидетельствовать об определенном дефиците и вызывает эмоцию. В некоторых из таких случаев вызванной эмоцией является страх.

Как указывалось выше, боль, вне зависимости от ее причин, может вызвать страх. Страх может усиливать боль, но он может также активизировать реакции, связанные с избавление от дальнейшей боли.

5. Другие эмоции как причины страха.

В принципе любая эмоция может вызвать страх. Сходство нейрофизиологических механизмов с эмоцией страха приводит к тому, что они часто являются активаторами. Как утверждает Томкинс, «внезапное освобождение от длительного и сильного страха, если оно полное, приводит к радости, если неполное к возбуждению» [16, с. 402]. Подтверждение связи между страхом и возбуждением можно найти у Балл в ее работе, посвященной гипнотически внушенному страху. Она показала, что испытуемые, переживающие страх, оказались в конфликте между желанием исследовать и желанием спастись. Она рассматривает это как доказательство двойственной природы страха. Теория дифференциальных эмоций интерпретирует конфликтное поведение как результат поведения между страхом и интересом.

6. Когнитивные процессы.

Представляют собой наиболее общий вид причин страха. Например, страх какого-либо определенного объекта может быть вызван мысленным воспроизведением в памяти или антиципацией. Воспоминание или предвидение страха само по себе является достаточным для того, чтобы вызвать страх.

1. 3 Особенности проявления страха у детей младшего школьного возраста

Страх преследовал человека еще с незапамятных времен. Был он и у первобытного человека, постоянно подвергавшегося опасностям. Но его страх имел инстинктивную природу, возникал в непосредственной опасности для жизни, как самого человека, так и его ближайшего окружения. Страх — неотъемлемое звено в эволюции человеческого рода, т.к. он предотвращал слишком опасные для жизни безрассудные и импульсивные действия.

По мере развития психики человека и усложнения форм его жизни страх приобрел социально опосредованный характер и стал выражать все более психологически тонкую гамму нравственно-эстетических чувств и переживаний. Продолжающийся процесс урбанизации удаляет человека от естественной среды обитания, ведет к усложнению межличностных отношений, интенсификации темпа жизни. Прямо и косвенно, через родителей, это может неблагоприятно отражаться на эмоциональном развитии детей. В условиях большого города иной раз трудно найти друга и поддерживать с ним постоянные отношения. К тому же отсутствует достаточная самостоятельность в организации собственного времени вне дома из-за излишней опеки со стороны взрослых.

У детей, живущих в отдельных квартирах, страхи встречаются чаще, чем у детей из коммунальных квартир, особенно девочек. В коммунальной квартире много взрослых людей, больше сверстников, больше возможности для совместных игр и меньше страхов. В отдельных благоустроенных квартирах дети лишены непосредственного контакта друг с другом. У них больше вероятность проявления страхов одиночества, темноты, страшных снов, чудовищ и т. д. В первую очередь это относится к единственным детям, по отношению к которым больше беспокойства и опеки.

Страхи бывают возрастные и невротические.

Возрастные страхи отмечаются у эмоционально чувствительных детей как отображение особенностей их психического и личностного развития. Возникают они, как правило, под действием следующих факторов: наличие страхов у родителей. Обнаружена зависимость между количеством страхов у детей и родителей, особенно матерью. В большинстве случаев страхи, испытываемые детьми, были присущи матерям в детстве или проявляются сейчас. Хотя речь и не идет о генетической передаче страхов, определенная склонность к чувству беспокойства все же имеет место. Его предпосылкой выступает общая эмоциональная чувствительность матери и ребенка. Нужно помнить, что мать, находящаяся в состоянии тревоги, непроизвольно старается оберегать психику ребенка от событий, так или иначе напоминающих о его страхах. Тем самым ребенок попадает в искусственную среду, не вырабатывая в себе навыков психической защиты и избегая всего, что вызывает страх, вместо того чтобы активно преодолевать его.

Недостаточная двигательная и игровая активность, а также потеря навыков коллективной игры способствует у детей развитию беспокойства. Большинство из них уже не могут с азартом играть в прятки, в «казаки разбойники», в лапту и т. д. Отсутствие эмоционально насыщенных, шумных, подвижных игр существенно обедняет эмоциональную жизнь детей и приводит к чрезмерно ранней и односторонней интеллектуализации их психики. Не играют же дети не только потому, что живут в большом городе, но еще и потому, что имеют слишком принципиальных или строгих родителей, считающих игру только баловством и пустым времяпрепровождением. Кроме того, многие родители опасаются игр, так как боятся за детей, ведь, играя, всегда может получить травму, испугаться. Общение с детьми у родителей, которые без конца поучают, строится преимущественно на абстрактно-отвлеченном, а не наглядно-конкретном уровне. Вследствие этого ребенок как бы учится беспокоится по поводу того, что может произойти, а не активно и уверенно преодолевать различные жизненные трудности. страх самооценка младший школьник

Страх, беспокойство у детей могут вызвать постоянно испытываемые матерью нервно-психические перегрузки вследствие вынужденной или преднамеренной подмены семейных ролей (прежде всего роли отца). Так мальчики и девочки боятся чаще, если считают главной в семье мать, а не отца. Работающая и доминирующая в семье мать, часто беспокойна и раздражительна в отношениях с детьми, что вызывает у них ответную реакцию беспокойства. Доминирование матери также указывает на недостаточно активную позицию и авторитет отца в семье, что затрудняет общение с ним мальчиков и увеличивает возможность передачи беспокойства со стороны матери. Если мальчики 5−7 лет в воображаемой игре «Семья» выбирают роль не отца, как это делают большинство их сверстников, а матери, то страхов у них больше.

Типичным будет и не произвольная передача страхов ребенку матерью в процессе повседневного общения, когда она выражает повышенное беспокойство по поводу воображаемых и реальных опасностей [15, с. 72].

Каналом передачи беспокойства служит такая забота матери о ребенке, которая состоит из одних предчувствий, опасений и тревог. Здесь не обязательно речь идет о чрезмерном уровне заботы, обозначаемом как гиперопека. Это может быть и средний уровень заботы, которая носит несколько формальный, излишне правильный и обезличенный характер. Часто причиной большого числа страхов у детей является и сдержанность родителей в выражении чувств при наличии, как уже отмечалось многочисленных предостережений опасений и тревог.

Честолюбивые, не в меру принципиальные, с болезненно заостренным чувством долга, бескомпромиссные матери излишне требовательно и формально поступают с детьми, которые всегда не устраивают их в отношении пола, темперамента и характера. У гиперсоциализированных матерей забота — это главным образом тревога по поводу возможных, а потому и непредсказуемых несчастий с ребенком. Типичная же для них строгость вызвана навязчивым стремлением предопределить его образ жизни по заранее составленному плану, выполняющему роль, своего рода, ритуального предписания. А эмоционально чувствительные и впечатлительные дети дошкольного возраста формально правильное, но недостаточно эмоциональное, теплое и нежное отношение матери воспринимают с беспокойством, поскольку именно в этом возрасте они нуждаются, как никогда, в любви и поддержки взрослых.

Уже к концу старшего дошкольного возраста дети в этих условиях эмоционально «закаляются» до такой степени, что перестают реагировать на излишне требовательное отношение матери, отгораживаясь от нее стеной равнодушия, упрямства и негативизма. Они погружаются свой мир переживаний, а иногда их поведение становится похожим на поведение матери. Другие дети устраивают истерики по поводу недостаточного внимания матери или, переживая ее отношение к себе, становятся беспокойными, подавленными, неуверенными. Возрастающая из поколения в поколение эмоциональная чувствительность детей и потребность в теплом заботливом отношении вступают, таким образом, в противоречие со стремлениями некоторых матерей освободится от ухода за ребенком и формализовать процесс его воспитания.

Излишняя строгость родителей также способствует появлению страхов. Однако это будет справедливым только в отношении родителей того же пола, что и ребенок. Подобным же действием обладает вседозволенность для ребенка со стороны родителя другого пола. Таким образом, зная отношения в семье, можно предполагать большую или меньшую выраженность страхов у детей.

Часто, не задумываясь, родители внушают детям страхи своими никогда не реализуемыми угрозами вроде: «Заберет тебя дядя в мешок», «Если ты не будешь слушаться, сделают укол» и т. д.

Помимо перечисленных факторов страхи возникают и в результате фиксации в эмоциональной памяти сильных испугов при встрече со всем тем, что олицетворяет опасность или представляет непосредственную угрозу для жизни, включая нападение, несчастный случай, операцию или тяжелую болезнь. Ещё одним источником страха является психологическое заражение от сверстников и взрослых вследствие безотчетного подражания.

Все факторы, участвующие в возникновении страхов, можно сгруппировать следующим образом: наличие страхов у родителей, главным образом у матери; тревожность в отношениях с ребенком; избыточное предохранение его от опасностей и изоляция от общения со сверстниками, большое количество запретов со стороны родителя того же пола или полное предоставление свободы ребенку родителем другого пола, а так же многочисленные нереализуемые угрозы всех взрослых в семье; отсутствие возможности для ролевой идентификации с родителем того же пола, преимущественно у мальчиков; психические травмы типа испуга; постоянно испытываемые матерью нервно-психические перегрузки вследствие вынужденной или преднамеренной подмены семейных ролей. Мальчики и девочки боятся чаще, если считают главной в семье мать, а не отца. Очень чувствительны дети младшего школьного возраста к конфликтным отношениям родителей. Если они видят, что родители часто ссорятся, ругаются, то число этих страхов выше, чем когда отношения хорошие. Как мальчики, так и девочки в возрасте 6−7лет чаще всего реагируют появлением страхов на конфликт родителей. Эмоциональная чувствительность детей к конфликту родителей имеет тенденцию увеличиваться с возрастом. В 7 лет у мальчиков и девочек число страхов значительно выше в неполных семьях, что подчеркивает особую чувствительность этого возраста к разрыву отношений между родителями. Наиболее подвержены страху единственные дети в семье, которые становятся эпицентром родительских забот и тревог. Как правило, единственный ребенок находится в более тесном, эмоциональном контакте с родителями и перенимает их беспокойство, если оно есть. Родители, часто охваченные тревогой что-либо не успеть сделать для воспитания, стремятся интеллектуализировать его развитие, опасаясь, что он не будет соответствовать их ожиданиям. В результате у детей возникает страх не соответствовать требованиям родителей. Возраст родителей также имеет немаловажное значение для возникновения беспокойства детей. У молодых жизнерадостных родителей, дети менее склонны к проявлениям беспокойства и тревоги. У «пожилых» родителей (30−35 лет) дети более беспокойны. Впитывая, как губка, тревогу родителей, они рано обнаруживают признаки беспокойства, приводящего их иной раз к неуверенности в себе.

Недостаточная двигательная и игровая активность, а также потеря навыков коллективной игры способствуют развитию у детей беспокойства. В то же время игра была и остается самым естественным способом изживания страхов, так как в ней в иносказательной форме воспроизводятся многие из вызывающих страх жизненных коллизий.

Невротические страхи. В их основе всегда, лежат психические потрясения и травмы у детей, неумение справиться с их возрастными проблемами, чрезмерная жестокость в отношениях, конфликты в семье и тревожно — мнительные черты характера у родителей. Невротические страхи характеризуются: большей эмоциональной интенсивностью и напряженностью; длительным или постоянным течением; неблагоприятным влиянием на формирование характера и личности; болезненным заострением; взаимосвязью с другими невротическими расстройствами и переживаниями; избеганием объекта страха, а так же всего нового и неизвестного; более прочной связью с родительскими страхами; относительной трудностью устранения страхов.

Следует подчеркнуть, что невротические страхи не являются какими-либо принципиально новыми видами страха. В том или ином аффективно-ослабленном виде они встречаются и у здоровых в нервно-психическом отношении детей. Невротическими эти страхи становятся в результате длительных и неразрешимых переживаний или острых психических потрясений нередко на фоне уже болезненного перенапряжения нервных процессов. Чаще всего боятся подобным образом чувствительные, испытывающие эмоциональные затруднения в отношениях с родителями дети, чье представление о себе искажено эмоциональными переживаниями в семье или конфликтами. Эти дети не могут полагаться на взрослых как источник безопасности, авторитета и любви.

Преодоление невротических страхов возможно лишь при условии изменения отношений в семье, предоставления детям большей возможности для эмоционального самовыражения и проявления активности. В ряде случаев необходима квалифицированная психотерапевтическая помощь, которой родители также должны оказывать посильное содействие [43, с. 111].

К моменту поступления в школу у детей наблюдается уменьшение количества страхов, что как раз и обусловлено новой социальной позицией школьника, которая уменьшает эгоцентрическую направленность личности, а так же и интенсивно опосредованные формы страха. Ближе к 7 и особенно к 8 годам при большом количестве неразрешимых и идущих из более раннего возраста страхов можно уже говорить о развитии тревожности как определенном эмоциональном настрое с преобладанием чувства беспокойства и боязни сделать что-либо не то, не так, опоздать, не соответствовать общепринятым требованиям и нормам. Все это указывает на возрастную социальную детерминацию страхов, выражаемых опасением быть не тем, кого любят и уважают, т. е. на их социально-психологическую обусловленность. Потому-то страх быть не тем чаще всего встречается не только у эмоционально чувствительных детей с развитым чувством собственного достоинства, но именно у тех из них, кто внутренне ориентирован на социальные нормы и стремятся соблюдать их.

Страхи у детей имеют симптоматическое сходство со страхами у взрослых, за исключением того, что дети часто не рассматривают свои страхи как необоснованные. Страхи у детей часто бывают преходящими и длятся от одной до нескольких недель. У некоторых детей, однако, страхи сохраняются или превращаются с возрастом в более реалистические опасения. Длительные страхи могут явиться следствием более высокого уровня тревожности [3, с. 105].

Младший школьный возраст — это возраст когда перекрещиваются инстинктивные и социально опосредованные страхи. Инстинктивные, преимущественно эмоциональные, формы страха — это собственно страх как воспринимаемая угроза для жизни, в то время как социальные формы страха являются его интеллектуальной переработкой. Ведущий страх в данном возрасте — это страх «быть не тем», о ком хорошо говорят, кого уважают, ценят и понимают. Конкретными формами страха «быть не тем» являются страхи сделать не то, не так, быть осужденным и наказанным. Эти страхи говорят о нарастающей социальной активности, об упрочении чувства ответственности, долга, обязанности, т. е. обо всем том, что объединено в понятие «совесть», которое является центральным психологическим образованием данного возраста [39, с. 201].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой