Время.
Длительность.
Вечность.
Проблема времени в европейской философии и науке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Время. Длительность. Вечность. Проблема времени в европейской философии и науке

Введение

Категория времени принадлежит к числу тех понятий, которые играют ключевую роль не только в философии, теологии, физике и астрономии, но и в геологии, биологии, психологии, в гуманитарных и исторических науках. Ни одна сфера жизни природы и человеческой деятельности не обходится без соприкосновения с реальностью времени: все, что движется, изменяется, живет, действует и мыслит, — все это в той или иной форме связано с временем.

Загадка времени всегда привлекала внимание философов, и редко кто из них не свидетельствовал о трудности разрешить вопрос, что такое время. В обычном представлении время есть последовательность моментов, а точнее интервалов — минут, часов, дней и лет, которая течет равномерно и с помощью которой мы измеряем движения и изменения как во внешнем мире, так и в нашей душе.

Каждая крупная эпоха в развитии мысли имеет некоторые общие подходы к анализу времени. Характер рассмотрения времени, способ включения его в систему других категорий мышления, так же как и основные интуиции времени определяют самосознание различных культурно- исторических периодов.

Понятие времени в античной философии

В классической античности время рассматривается в связи с жизнью космоса, а потому порой отождествляется с движением небосвода. Платон анализирует понятие времени в контексте деления всего сущего на бытие и становление. Первое существует вечно, второе возникает и исчезает во времени. Время есть подвижный образ вечности, подобие вечности в эмпирическом мире становления. Платон мыслит время как категорию космическую: оно творится вместе с космосом, явлено в движении небесных тел и подчиняется закону числа.

Платон впервые в истории философской мысли попытался дать метафизическое обоснование понятия времени, сопоставив его с вневременной вечностью. Время, таким образом, предстало как подобие вечности в эмпирическом мире становления и, стало быть, как нечто не только отличное от вечности, но и причастное ей. У Платона же вечность и время строго различаются: вечность есть образец, или прообраз, а время — только ее образ, который не может быть понят безотносительно к прообразу.

Таким образом у Платона при осмыслении природы времени сопрягаются множественное и единое: время не может ни существовать, ни быть постигаемым без связи с вечностью.

Среди античных философов Аристотель в IV книге «Физики» дал наиболее обстоятельный и развернутый анализ времени. Согласно Аристотелю, космос существовал всегда, он не имел начала и не будет иметь конца. Время, как отмечает Аристотель, представляется прежде всего каким-то движением и изменением, и не случайно некоторые философы отождествляли его с движением небосвода. Но тем не менее его нельзя отождествить с движением, ибо движение может быть быстрее и медленнее, а время нет, так как медленное и определяется временем. Значит, время не есть движение, но, с другой стороны, оно не существует и без движения.

Как и Платон, он связывает время с физическим движением, а меру времени — с равномерным движением небосвода. Однако, в отличие от своего учителя, Аристотель нигде не сопоставляет время с вечностью. Так, говоря о том, что существует не во времени (как, например, математические и логические истины, сохраняющие свою значимость независимо от времени), Аристотель никогда не употребляет слово вечность, а предпочитает слово всегда. Размышляя о природе времени, Аристотель не обходит своим вниманием и вопрос о том, является ли время возникшим и, соответственно, имеющим свой конец, или же оно безначально и бесконечно. Философ считает этот вопрос достаточно серьезным и рассматривает аргументы в пользу как первого, так и второго утверждения. В конце концов он приходит к выводу, что время не может возникнуть и что оно существовало всегда, так же как и движение.

Средневековые концепции времени. Фома Аквинский

Первый и важнейший тезис Фомы касается различения времени и вечности. Разъясняя природу вечности и времени, Фома показывает, что вечность предполагает единство, в отличие от времени, условием возможности которого является множественность и разделение на части. Идея вечности, согласно Фоме, связана с началом неизменности, тогда как идея времени — с движением и изменением.

Длительность и время в XVII—XVIII вв.еках

В XVII веке происходят существенные изменения в характере мышления, связанные с переосмыслением прежнего — античного и средневекового — понимания природы. Решающую роль в становлении механики как ведущей науки о природе сыграли формулированные Галилеем законы падения тел, благодаря которым ему удалось установить принцип, связывающий между собой пространство и время. Это привело к новому истолкованию понятия времени.

Начиная с Ньютона коррелятором понятия времени становится понятие «непрерывного течения», флюксии, благодаря которому движение определяется как единый, строго регулируемый процесс становления.

Весьма определенно различение времени и длительности проводится Декартом. Согласно Декарту, длительность совпадает с существованием вещи и есть нечто вполне реальное; он называет ее атрибутом, а иногда — модусом субстанции. Определяя время как число движения, Декарт идет за Аристотелем. Он связывает понятие времени с процедурой измерения, т. е. сравнения, соотнесения длительности той или иной вещи с длительностью равномерного движения вращения небосвода или качания маятника. Такое сравнение производится субъектом, его мышлением, а потому время, по Декарту, есть модус мышления, тогда как длительность — модус или атрибут самого бытия вещи. Психологическая трактовка длительности получила дальнейшее развитие и новые формы обоснования у Беркли и Юма. Юм убежден, что идея времени возникает из последовательности впечатлений и идей в нашем сознании. «…Время не может появиться в уме ни само по себе, ни в связи с постоянным и неизменным объектом, но … всегда открывается нами при помощи некоторой доступной восприятию последовательности изменяющихся объектов. У Юма нет больше различения понятий времени и длительности; он употребляет эти понятия как взаимозаменимые. «Время, или длительность, состоит из различных частей, ибо иначе мы не могли бы представить себе более долгой или более краткой длительности».

Исаак Ньютон: абсолютное и относительное время

Абсолютное, истинное математическое время само по себе и по самой своей сущности, протекает равномерно и иначе называется длительностью. Относительное, кажущееся или обыденное время есть или точная, или изменчивая, постигаемая чувствами, внешняя, совершаемая при посредстве какого- либо движения, мера продолжительности, употребляемая в обыденной жизни вместо истинного математического времени, как-то: час, день, месяц, год.

Ньютон убеждён в том, что абсолютное время не зависит ни от чего внешнего, его самостоятельность настолько велика, что оно не зависит даже от того, существует или не существует мир.

Учение Ньютона об абсолютных времени и пространстве было критически воспринято частью научного сообщества. К их числу принадлежал выдающийся физик и математик Христиан Гюйгенс. Он решительно высказывался как против понятий абсолютного пространства

и времени, так и против истинного движения, не считая возможным ни в каком эксперименте отличить абсолютное движение от относительного.

Среди современников Ньютона, оспаривавших учение об абсолютных времени и пространстве, был и немецкий философ Лейбниц. Он рассматривает понятия вечности, длительности и времени как метафизик. Идея абсолютного — это и есть вечность; она-то и служит онтологической предпосылкой потенциально бесконечного, каким является длительность. Для Лейбница единое (вечность) представляет собой условие возможности непрерывного (длительности). Он различает длительность и время. Длительность есть атрибут самих субстанций, тогда как время — это способ измерения длительности.

Попытку разрешить споры, возникшие в связи с проблемой времени между Ньютоном и Лейбницем предпринял Иммануил Кант. Он рассматривает время и пространство с точки зрения «чистой математики», которая, по его словам, «дает в высшей степени истинное знание и вместе с тем образец высшей очевидности для других наук».

Понятие времени в философии науки конца XIX — начала XX вв. Эрнст Мах и Анри Пуанкаре

Как Мах, так и Пуанкаре выступили с критикой ньютоновского учения об абсолютном пространстве и абсолютном времени. В основе маховской критики Ньютона в вопросе о природе

времени и пространства лежит стремление вывести эти понятия из непосредственных чувственных переживаний — из ощущений. «Мы непосредственно ощущаем время или положение во времени, так же как непосредственно ощущаем пространство или положение в пространстве. Без ощущения времени не было бы хронометрии, как без ощущения пространства не было бы геометрии. Существование своеобразных физиологических процессов, лежащих в основе ощущений времени, представляется весьма вероятным в виду того обстоятельства, что мы узнаем одинаковость ритма, формы времени во временных отношениях самых разных качеств, которые кроме ритма не имеют ничего сходного». Таким образом, именно физиология нашего организма является, согласно Маху, исходной основой ощущения времени.

Пуанкаре, так же как и Мах, продолжает традиции эмпиризма и сенсуализма, внося, впрочем, ряд существенных дополнений.

По убеждению Пуанкаре, физика ХХ века должна строиться на следующих представлениях: «1) Абсолютного пространства не существует; мы познаем только относительные движения … 2) Не существует абсолютного времени; утверждение, что два промежутка времени равны, само по себе не имеет смысла и можно принять его только условно. 3) Мы не способны к непосредственному восприятию не только равенства двух промежутков времени, но даже простого факта одновременности двух событий, происходящих в различных местах … 4) Наконец, наша евклидова геометрия есть лишь род условного языка; мы могли бы изложить факты механики, относя их к неевклидову пространству, которое было бы основой, менее удобной, но столь же законной, как и наше обычное пространство … «.

Пуанкаре в работе «Последние мысли» доказывает тезис о том, что понятие одновременности является результатом условного соглашения: объектом науки может быть только то, что измеримо, а измеримое время по существу своему относительно. Отсюда вытекает весьма важный вывод: время и пространство по своему существу инструментально; это содержание определяется свойством измерительных инструментов. Свойства времени — это только свойства часов.

Альберт Эйнштейн: пространство, время как четырёхмерное многообразие

В классической физике признавалось, что указания времени абсолютны, а значит не зависят от состояния движения тела отсчета. Эйнштейн доказал, что не существует средств, позволяющих определить это абсолютное время или отличить его от бесконечного числа эквивалентных локальных времен в различных системах отсчета, находящихся в относительном движении. Но это значит, что абсолютное время не имеет реального физического смысла. Временные данные имеют смысл только относительно определенных систем отсчета. В этом заключается завершение релятивизации понятия времени.

Проблема времени в философии жизни

Одним из наиболее последовательных направлений философии процесса в конце XIX — ХХ вв. является так называемая «философия жизни». Глубокую связь между жизнью и временем, или, как он предпочитает его называть, «длительностью», устанавливает Бергсон. Согласно Бергсону, время — это не внешняя характеристика жизни, не безразличная к ее содержанию форма протекания, а наиболее существенное определение самого ее существа. Жизнь, движение, творческое развитие, согласно Бергсону, потому и непостижимы с помощью интеллекта,

что интеллект не в состоянии ухватить непрерывность времени, целостность временной структуры, и лишь интуиция, которая сама родственна этой структуре, которая представляет

собой «видение жизни самой жизнью», как бы самосозерцание жизни, может адекватно воспринять эту вечно становящуюся, текучую, неделимую стихию.

Заключение. К вопросу о вечности

Вечность — неделима и проста, она есть «вечное настоящее». И в качестве такового — покой, ничем не замутненная радость и подлинное счастье.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой