Взаимосвязь ценностных ориентаций и репродуктивных установок

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЗАИМОСВЯЗЬ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ И РЕПРОДУКТИВНЫХ УСТАНОВОК

ВВЕДЕНИЕ

Трансформационные процессы, протекающие в российском обществе, с неизбежностью приводят к переосмыслению социальной ценности роли семьи как совокупности важнейших форм бытия человека. Как отмечает ряд авторов, становится очевидным влияние на семью таких характерных тенденций современности, как индивидуалистические ориентации, многовариантность свободного субъективного выбора, социокультурный плюрализм и др. Семья фактически становится перекрестием болевых проблем социального бытия времени (М. Бутаева). Демографы, психологи, социологи разных научных направлений, изучающие вопросы семьи, отмечают, например, влияние негативных трансформаций в семье на динамику народонаселения, на формирование деструктивных типов поведения, на нравственное состояние общества.

Специфику ценностных изменений общества необходимо рассматривать в контексте особенностей изменений составляющих его социальных групп, в том числе и семьи. Семья, обеспечивая своим членам физическую, экономическую и социальную безопасность, одновременно выступает важнейшим инструментом социализации личности. Благодаря ей происходит трансляция культурных, этнических, нравственных ценностей. При этом семья, оставаясь наиболее устойчивым и консервативным элементом социума, развивается вместе с ним. Семья, таким образом, находится в движении, меняется не только под воздействием внешних условий, но и в силу внутренних процессов своего развития.

В современных условиях вопросы трансформации института брака, поиска «новых форм» брачных отношений, увеличение числа разводов, уменьшение числа браков приобретают особую актуальность. В изменяющейся жизни, на обломках традиционной системы ценностей, молодежь создает новые приоритеты, что находит отражение и в содержании ее представлений о семье как устойчивой и значимой единицы в иерархии жизненных ценностей.

С одной стороны, тенденции изменения современного общества, связанные с увеличением степени свободы личности, расширением возможностей выбора занятий и способов деятельности, повышением значимости образования и творческой самореализации, приводят к распространению ценностных ориентаций, направленных на повышение квалификационного уровня и достижение соответствующего профессионального, материального и социального статуса.

С другой стороны, в настоящих условиях общественного развития существуют проблемы изменений в уровне и качестве жизни, в социальной инфраструктуре, которые вызывают усиление социальной дифференциации. В такой ситуации именно семья противостоит социальной напряженности, является для личности консолидирующим центром. Семья для человека остается сферой удовлетворения потребностей в общении и эмоциональном контакте, признании и самореализации. Поэтому сохраняется социальная и личностная значимость семейных ценностей, связанных с развитием семьи.

Наше исследование предполагает изучение репродуктивных установок. Данная категория подразумевает психологическую готовность к рождению детей. Демографический кризис может быть преодолен лишь в том случае, если у основной массы российского населения восстановится мотивация реализовать себя не только на работе, но и дома, в семье и детях. Тогда и появится во многих семьях второй и третий ребенок. Но мотивация вряд ли восстановится, если семья и дети и дальше будут продолжать ограничивать реализацию общественно-значимых способностей и карьерного роста молодых людей. Сегодня практически каждое отложенное рождение отражает или отсутствие у потенциальных родителей уверенности в собственном будущем и благополучии своего ребенка, или вообще отсутствие у них мотивации на продолжение рода. Другое дело, что распространение практики планирования семьи путем различных, зачастую сомнительных способов отложенных рождений часто ведет к тому, что сначала не хотят иметь детей, а потом уже и не могут.

Попытки повысить уровень рождаемости в нашей стране, к сожалению, зачастую базируются на устаревших подходах. Наблюдается явный разрыв между развитием научных подходов к решению проблемы и реальными действиями. На практике, приоритетным остается социально-экономическое стимулирование рождаемости, хотя демографической науке уже давно известно, что материальными стимулами можно лишь приблизить планируемое (ожидаемое) число детей к желаемому. Однако показатели желаемого числа детей сегодня в России едва достигают уровня, необходимого для простого воспроизводства населения.

Актуальность исследования обусловлена тем, что все традиционные ценностные системы в нынешней ситуации потерпели крах (К. Борух).

Исходя из теоретической и практической значимости исследования, была поставлена его цель: выявить взаимосвязь репродуктивных установок и ценностных ориентаций современной молодёжи.

Предметом исследования является репродуктивные установки, место семьи в системе ценностей.

Объект: система ценностей.

Анализ литературы по данной проблеме позволил выдвинуть следующие гипотезы:

Гипотеза № 1: в системе ценностных ориентаций современной молодежи семья сохраняет высокую значимость.

Гипотеза № 2: у девушек ранг семьи как ценности выше, чем у юношей.

Гипотеза № 3: высокому уровню репродуктивных установок способствуют такие ценности, связанные с традиционным укладом семьи.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) проанализировать литературу по данной проблеме, с целью выявления ее актуальности и проблемности;

2) выявить систему ценностей современной молодёжи и место семьи в ее структуре;

3) провести сравнительный и корреляционный анализ с целью определения репродуктивных установок, а также значимости семьи в системе ценностных ориентаций современной молодежи.

Выборка: девушки в количестве 25 учащихся 10-х класса, 12 юношей и 13 девушек. Возраст участников исследования 15−16 лет.

Были использованы следующие методы:

1. Теоретические: анализ, синтез, обобщение теоретических источников.

2. Эмпирические: тест М. Рокича, опросник терминальных ценностей И. Г. Сенина, анкета.

3. Математические: расчет средних величин, расчет критерия Манна-Уитни, расчет коэффицентов корреляции.

Методологическую основу исследования составляют труды по проблемам ценностных ориентаций Д. А. Леонтьева, М. Рокича, И. Г. Сенина; по проблемам места семьи в системе ценностей молодежи И. С. Кона, З. Файнбург.

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. Работа иллюстрирована таблицами и рисунками.

Глава 1. Теоретический анализ литературы по проблеме взаимосвязи репродуктивных установок в системе ценности

1.1 Понятие репродуктивных установок

репродуктивный ценность молодежь

Социологический анализ репродуктивного поведения предполагает в качестве одного из первых шагов рассмотрение структуры (внутреннего устройства) репродуктивного поведения, безотносительно к его конкретным историческим типам и особенностям.

Важнейшим детерминантом репродуктивного поведения являются репродуктивные установки.

Репродуктивная установка, является частным случаем социальной установки, это психические состояния личности, обусловливающие взаимную согласованность разного рода действий, характеризующихся положительным или отрицательным отношением к рождению определенного числа детей.

Сама по себе постановка вопроса о репродуктивном поведении и репродуктивных установках является исторически недавним делом. Практически до 70-х гг. в демографии господствовал так называемый «факторный подход», когда значения тех или иных социально-экономических факторов непосредственно сопоставлялись с показателями рождаемости. Исследование большинства демографических проблем в современной России на методологическом уровне тесно связано с теоретическими концепциями (трактовками) феномена социальных установок. У. Томас и Ф. Знанецкий, первыми вводя в научный оборот понятие социальной установки, определяли её в соотношении с ценностными ориентациями личности; при этом ценности приобретают социологическое наполнение, нормативную ориентацию и связь с социальной практикой. Исследование У. Томаса и Ф. Знанецкого преодолевало ряд затруднений рационалистических теорий, ошибочно полагавших, например, что улучшение материального положения должно способствовать укреплению семьи. Напротив, «Польский крестьянин в Европе и Америке» показывает, что семьи крестьянской общины, выживающие в трудных материальных условиях, обнаруживают большую стабильность в сравнении с семьями польской аристократии. «Несомненно, материальные условия в значительной мере развивают или тормозят соответствующие линии поведения, но только в том случае, если тенденция уже существует, так как способ использования материальных условий зависит от самих людей» [4, с. 116].

Позже Р. Парк акцентирует внимание на таких признаках установок, как недоступность для прямого наблюдения и происхождение из социального опыта [8]. Только жизненные истории в их социологической трактовке способны раскрыть содержание социальных установок, не рефлексируемое самим информантом.

Исходя из определения У. Томаса и Ф. Знанецкого социальной установки как психологического переживания индивидом ценности социального объекта, Дж. Мид представляет нормативные установки центром человеческой личности. В фокусе интеракционизма социальные установки включают в себя весь спектр — от субъективных установок относительно частных ситуаций до общих нормативных установок, составляющих ценностные ориентации коллективов. «Социальные установки являются принципами данного лица и признанными общими ценностными ориентациями членов коллектива в отношении мира, самих себя и их общего дела» [6, с. 119]. Уязвимым местом такого подхода становится понимание актора как постоянно осознающего собственные установки и управляющего их формированием. Идеи Дж. Мида становятся базовыми для множества социально-психологических теорий, однако в социологии в этот период отмечается утрата интереса к исследованию социальных установок.

Среди отечественных концепций социальных установок наиболее значимыми при исследовании демографических проблем нам представляются работы В. А. Ядова. В рамках своей теории социальных установок В. А. Ядов предлагает диспозиционную концепцию регуляции поведения личности, согласно которой диспозиции, организованные иерархически, являются основными регуляторами поведения человека. Диспозиции представляют собой различные состояния предрасположенности человека к восприятию условий деятельности (ситуаций), его поведенческих готовностей, направляющих деятельность [9, с. 95]. Формирование диспозиций происходит в результате взаимодействия стимулов и мотивов личности в конкретных условиях внешней среды [7, с. 330].

Наиболее стабильным, практически неизменяемым на протяжении всей жизни человека элементом структуры репродуктивного поведения является потребность в детях (определение будет дано ниже). Потребность в детях -- это своего рода закрепленный в психологических структурах личности опыт прошлых поколений, отголосок прошлых условий жизни. Индивид может изменять силу, интенсивность своей, сформированной в ходе его социализации потребности в детях, но не ее величину, обусловленную бытующими в обществе или в его части, с которой отождествляет себя человек, социокультурными нормами детности.

Другие элементы структуры репродуктивного поведения могут изменяться спонтанно или благодаря активности личности. Это относится и к условиям жизни, по отношению к которым человек может действовать двояким образом: или стремиться к их изменению, если они не соответствуют его представлениям о должном, или желать их сохранения, абсолютного или относительного (по сравнению с другими). Здесь важно то, что ориентации на изменение (или сохранение) условий жизни являются важнейшими компонентами как системы диспозиций, так и самих ситуаций образа жизни, оказывающими существенное влияние на репродуктивное поведение [18].

Центральным отношением, играющим роль своеобразного ориентира для репродуктивного поведения, является оппозиция потребности в детях (в определенном их числе) и фактического их числа в семье. Однако согласование всех действий, образующих линию репродуктивного поведения, осуществляется системой диспозиций, соотношением в ней семейных (связанных с семьей) и внесемейных (связанных с активностью вне семьи) ценностных ориентации [3].

При прочих равных условиях число рождений будет больше там, где преобладают ориентации на семейные ценности (на детей прежде всего), поскольку это преобладание обусловит восприятие окружающих условий (то есть их оценку) как благоприятных для реализации имеющейся потребности в детях.

Если же, напротив, преобладают ориентации на внесемейные ценности (образование, профессиональная карьера, социальная мобильность и пр.), а ориентация на семью и ее ценности слабы, то это обусловит оценку даже самих по себе «хороших» условий жизни как неблагоприятных для полного удовлетворения потребности в детях [9].

Подчеркнем еще раз, что ни потребность в детях, ни условия жизни сами по себе (по отдельности) не предопределяют результатов репродуктивного поведения. Эти результаты -- итог взаимодействия данных элементов в системе диспозиций личности, которая определяет ситуацию как благоприятную или неблагоприятную для удовлетворения потребности в детях.

Основные элементы структуры репродуктивного поведения. Рассмотрение основных элементов структуры репродуктивного поведения начнем с потребности в детях.

Потребность в детях -- главный двигатель репродуктивного поведения, ведущий из всех его внутренних регуляторов. Одновременно она -- элемент общей системы потребностей личности., занимающий место на наивысшем уровне иерархии человеческих потребностей -- среди социальных потребностей, наряду с такими, как потребность в браке, семье, творчестве, самореализации, образовании, свободном времени и т. д. Их концентрированным выражением является потребность в детях9. Как социальная потребность высшего уровня потребность в детях (и это мы подчеркиваем здесь особо и настоятельно) не связана прямо и непосредственно с потребностями низших уровней (органическими и потребностью в самосохранении) [12].

Именно поэтому не существует никаких границ ее ослабления: никакие физиологические механизмы не в состоянии защитить ее от этого. Не связана потребность в детях и с сексуальной потребностью. Как было сказано ранее, рождение детей имеет лишь своим предусловием, посредником сексуальное поведение. Человек с давних времен может нарушать и нарушает автоматизм репродуктивного цикла, удовлетворение сексуальной потребности не предполагает обязательного рождения ребенка и притом чем дальше, тем в меньшей степени сексуальные отношения являются средством деторождения.

Чтобы ребенок родился, необходима специальная мотивация, не биологическая по своей природе. Однако в большинстве классификаций человеческих потребностей потребность в детях не выделяется как самостоятельная потребность, а отождествляется или с сексуальной потребностью, или с так называемой потребностью продолжения рода, под которой, как правило, подразумевается либо пресловутый и мифический «инстинкт размножения», либо столь же мифический «материнский инстинкт.

Потребность в детях -- не биологическая, а социально-психологическая и социальная категория. Потребность в детях -- это социально-психологическое свойство социализированного индивида, проявляющееся в том, что без наличия детей и подобающего их, числа индивид испытывает затруднения в своей личностной самореализации. Эти затруднения возникают в повседневности при выяснении семейного статуса личности (например, при встрече старых знакомых после долгой разлуки) -- тем самым производится непроизвольная оценка (и самооценка) поведения личности, исходя из бытующих норм детности или репродуктивных норм.

Для понимания сущности потребности в детях огромную роль играет понятие репродуктивных норм. Репродуктивные нормы -- это детерминированные общественным бытием принципы и образцы подобающего поведения, относящегося к рождению определенного числа детей, и принятые в тех социальных группах, к которым принадлежит или хотел бы принадлежать индивид. Репродуктивные нормы, как и любые другие социокультурные нормы, усваиваются личностью в качестве средств ориентации поведения и образуют основу внутреннего контроля, обеспечивающего согласованность разного рода действий и поступков, имеющих отношение к рождению определенного числа детей. Будучи усвоенными, «интернализованными», превратившись во внутренние социально-психологические структуры личности, репродуктивные нормы определяют своим содержанием сущность потребности в детях.

Важнейшей особенностью репродуктивных норм (принципиальной для понимания потребности в детях) является их исключительная устойчивость, превышающая обычный для социокультурных норм «лаговый эффект». Это связано, с тем, что репродуктивные нормы отражали когда-то глубинные основы бытия, человеческой жизни, необходимость самосохранения человеческого рода, воспроизводства населения.

Потребность в детях не меняется под влиянием текущих условий жизни и их изменений. Меняются лишь семейные ситуации, которые либо способствуют, либо препятствуют удовлетворению потребности в детях. Величина потребности в детях неизменна на протяжении жизни человека.

Следует различать ту или иную интенсивность, или силу, потребности в детях. Даже в пределах одной и той же количественно выраженной потребности в детях ее сила может бить различной, определяя вариации в «практике оперирования промежуточными переменными рождаемости», то есть в практике контрацепции и искусственного прерывания беременности, что проявляется в различной длине интервалов между рождениями детей, длине репродуктивного периода и т. д. Разумеется также, что сила потребности в детях тем больше, чем больше ее величина [11]. В этой связи различают малодетное (1−2 ребенка в семье), среднедетное (3−4 ребенка) и многодетное (5 и более детей в семье) репродуктивное поведение, а в пределах каждого из этих типов -- линии репродуктивного поведения, представляющие собой специфическое сочетание результатов репродуктивного поведения, характеризующееся определенной направленностью и устойчивостью. Именно потребность в детях, взаимодействуя в диспозиционной системе с условиями жизни, формирует конкретные линии репродуктивного поведения.

Раз мы заговорили о величине и силе (интенсивности) потребности в детях, то, следовательно, речь должна идти о возможности и методах измерения потребности в детях. Напрямую потребность в детях измерить нельзя. Это связано с ее природой, с тем, что она, как было сказано выше, непосредственно не наблюдается, лишь проявляясь в конкретных семейных ситуациях, обнаруживая во взаимодействии с ними различные аспекты и стороны своей количественной определенности, предрасположенности к определенному репродуктивному результату и своей качественной определенности, своего содержания, ценностно-смысловых аспектов мотивации, тех целей, ценностей и интересов, которые удовлетворяются или реализуются через рождение детей и которые образуют содержание потребности в детях.

Количественная и качественная определенность потребности в детях соответственно раскрывается в понятиях репродуктивных установок и репродуктивных мотивов. Эти последние и являются непосредственными объектами измерения.

Репродуктивные установки делятся на два класса:

-- установки детности, регулирующие достижение определенного числа детей. К этому классу относятся установки на благополучные исходы беременности, на протогенетические (между образованием брачного союза и рождением первого ребенка) и интергенетические (между рождениями детей разной очередности) интервалы, установки на пол ребенка, установки на усыновление или удочерение (адапционные);

-- установки на применение контрацепции и искусственное прерывание беременности.

Все эти конкретные виды установок выражают в конкретной ситуации времени и места величину потребности в детях и ее силу и благодаря этому оказываются взаимосвязанными. Чем сильнее, к примеру, готовность к рождению ребенка определенной очередности, тем короче, при прочих равных условиях, генетические интервалы и тем вероятнее выбор линии репродуктивного поведения, не связанной с применением контрацепции и искусственными абортами. А взятое в целом, вместе, все перечисленное характеризует стоящую за ним силу и величину потребности в детях.

Для измерения репродуктивных установок в демографии и социологии семьи разработаны специальные методы. Одна их группа основывается на определении так называемых «предпочитаемых чисел детей». Все теоретически возможные предпочитаемые числа детей являются, как неоднократно подчеркивалось выше, сложным итогом взаимодействия потребности в детях и конкретных ситуаций образа жизни, в которых она лишь проявляется. Именно поэтому ни один из показателей предпочитаемых чисел детей не является сам по себе измерителем ни потребности в детях, ни даже репродуктивной установки. Они -- лишь их отражение в обманчивом зеркале конкретных реальных или воображаемых условий жизни, причем отражение не всей установки, а только ее когнитивного компонента [8].

Индивид имеет некое идеализированное представление о наилучшей с его точки зрения семье, одним из аспектов которого является и представление о детности такой семьи. Этот образ не является чем-то застывшим и неизменным. Он постоянно корректируется в зависимости от наличных или предполагаемых условий жизни и их гипотетических изменений. Исследователь, социолог семьи и демограф, создавая искусственную ситуацию социологического опроса, актуализирует это представление, побуждает респондентов более или менее четко сформулировать его в виде определенных логических высказываний, придать количественную меру. И в зависимости от того, каковы эти реальные или гипотетические условия жизни и их возможные изменения (точнее говоря, как они оцениваются, воспринимаются респондентом сквозь призму его диспозиционной структуры), индивидуальная потребность в детях выражается в том или ином предпочитаемом числе детей.

В изучении рождаемости и репродуктивного поведения обычно используются отнюдь не все представленные на схеме показатели предпочитаемых чисел детей, а лишь некоторые из них. Чаще всего это -- идеальное, желаемое и ожидаемое числа детей в семье; иногда используется также число детей, планировавшееся в момент вступления в брак.

Идеальное число детей не является отражением установок детности, а, скорее, характеризует осведомленность респондентов о так или иначе обсуждающихся в обществе проблемах семьи, населения и рождаемости. Об этом говорят, в частности, результаты специального исследования взаимосвязи динамики идеального числа детей в США в 50−70-е гг. с частотой публикаций материалов по проблемам населения в газете «New York Times». Исследование обнаружило прямую зависимость идеального числа детей от интенсивности обсуждений данной темы.

Идеальное число детей, фиксируя «наилучшую» детность вообще, а не для конкретного респондента, характеризует, с одной стороны, информированность о том, какое число детей признается общественным мнением «должным», и соответственно понимание значимости этой проблемы, а, с другой, -- восприятие («догадку») того, что, по мнению респондента, ждет от него интервьюер. В любом случае идеальное число детей, вопреки распространенному мнению, не отражает социальной нормы детности, а, следовательно, и потребности в детях [9].

Из всех показателей предпочитаемых чисел детей самым точным и надежным в смысле отражения потребности в детях и, самое главное, предсказания окончательного числа детей в семье является ожидаемое число детей в семье (в обоих его вариантах -- всего и еще), а также ожидавшееся (планировавшееся) в момент заключения брака. Об этом говорят результаты сопоставления различных вариантов предпочитаемых чисел детей с фактической детностью.

Но важно подчеркнуть еще и еще раз, что никакой отдельный показатель из предпочитаемых чисел детей не может сразу, одним числом выразить потребность в детях. Но можно попытаться понять, как именно проявляется потребность в детях в сочетании с разнообразными условиями жизни. Это возможно, если объединить несколько показателей предпочитаемых чисел в систему. Такое объединение (система), построение комплексного показателя -- один из возможных путей повышения обоснованности измерения репродуктивной установки и потребности в детях. Этот комплексный показатель обязательно должен включать в себя и фактическую детность, поскольку, например, желание иметь третьего ребенка у бездетных, однодетных и двухдетных супругов совершенно различно по своей значимости.

Таким образом, репродуктивные установки являются ведущим компонентом системы диспозиционной регуляции репродуктивного поведения, главным показателем её является потребность в детях. Потребность в детях, в свою очередь, — это усвоенные человеком в процессе социализации, бытующие в культуре или субкультуре и определенным образом преобразованные личностной структурой репродуктивные нормы или социальные нормы рождаемости.

1.2 Понятие «ценности», «ценностные ориентации» и условия их формирования у современной молодежи

Проблема ценностей, ценностных ориентаций является предметом изучения многих наук. Различают философский, социологический, социально-психологический подходы к анализу понятия «ценностная ориентация». Философия рассматривает ценностные ориентации как продукт жизнедеятельности социальных групп и общностей, человечества в целом, которые существуют в виде общественного идеала, преломляются сквозь призму индивидуальной жизнедеятельности и входят в структуру личности, являясь одним из источников мотивации ее поведения.

Ценностные представления и ценностные ориентации обычно рассматриваются как индивидуальные формы репрезентации надындивидуальных ценностей, причем понятия «ценности» и «ценностные ориентации» относятся с равным успехом и к сознаваемым (декларируемым), и к реально значимым ценностям.

Ценность — понятие, используемое для обозначения объектов, явлений, их свойств, а также абстрактных идей, воплощающих в себе общественые идеалы и выступающих благодаря этому как эталон должного [17].

Д.А. Леонтьев говорит о трех формах существования ценности:

— она выступает как общественный идеал, как выработанное общественным сознанием, содержащееся в нем абстрактное представление об атрибутах должного в различных сферах общественной жизни; такие ценности могут быть и общечеловеческими, «вечными» (истина, красота, справедливость), и конкретно-историческими (патриархат, равенство, демократия);

— она предстает в объективированной форме в виде произведений материальной и духовной культуры либо человеческих поступков — конкретных предметных воплощений общественных ценностных идеалов;

— ценности социальные, преломляясь через призму индивидуальной жизнедеятельности, входят в психологическую структуру личности как ценности личностные — один из источников мотивации ее поведения [12].

Ценности, являясь продуктом жизнедеятельности общества и социальных групп, занимают особое место в структуре личности каждого конкретного субъекта. Выступая автономными по отношению к потребностям (по психологическим законам, формированию и феноменологии) источниками смыслообразования, они, по словам Д. А. Леонтьева, «подключают» индивидуальную жизнедеятельность к жизнедеятельности социума, «освещают жизненный смысл объектов и явлений действительности под углом зрения устойчивых интересов развития социального целого, преломленных и осмысленных субъектом в качестве ценностных ориентиров его жизни, формулируются как идеалы, модели должного, задающие спектр инвариантных предельных параметров желательных преобразований действительности» [12, с. 33].

В большинстве современных исследований ценности рассматриваются под социально-психологическим углом зрения, предстают как социальное явление, как продукт жизнедеятельности общества и социальных групп. Именно так рассматривали их А. И. Донцов, Д. А. Леонтьев М. Рокич.

Так, согласно М. Рокичу, ценность есть устойчивое убеждение, что определенный способ поведения или существования есть индивидуально или социально предпочтительный перед, или наряду с каким-либо иным способом поведения или существования в аналогичной ситуации. Система ценностей есть устойчивая совокупность убеждений. Выделяя три типа убеждений: экзистенциальные, оценочные и прогностические, Рокич относит ценности к последнему, третьему типу, позволяющему ориентироваться в желательности-нежелательности способа поведения (операциональные, инструментальные ценности) и существования (смысловые, терминальные ценности) [23, c. 111].

И.М. Попова различает ценности и ценностные ориентации. Ценности — обобщенные представления, выступающие в качестве обобщенных идеалов, стереотипов общественного и индивидуального сознания, функционирующие как идеальные критерии оценки и ориентации личности и общества. Когда же речь заходит об эмпирических исследованиях, то своеобразным заместителем выступают ценностные ориентации. Основу мотивации поведения составляют непосредственные нужды индивида. Мотивационные компоненты сознания, в отличие от ценностных, в большей мере опираются на подлинные потребности человека и характеризуются большей индивидуальностью, прагматичностью и действенностью.

Понятие ценностной ориентации личности возникает для объяснения социально-значимого поведения. Но вопрос об истоках данного понятия не решается однозначно среди психологов. По мнению ряда авторов (У.Л. Колб) история категории «ценностная ориентация» тождественна истории «аттитюда» (социальных установок). Т. Б. Любимова и С. И. Попов связывают введение понятия «ценностной ориентации» в социально-психологические науки с теорией Т. Парсонса [14, с. 121].

Исторически понятие «ценностные ориентации» личности развивалось как понятие, раскрывающее связь «индивидуального» и «общественного» в сознании человека, как единство когнитивных и аффективных процессов. Система ценностных ориентаций образует содержательную основу мотивации поведения и выражает внутреннюю основу отношений личности с действительностью.

В то же время в силу того, что ценностные ориентации оказались предметом изучения разных научных дисциплин с различающимися между собой концептуальными средствами, теоретические представления о них крайне многозначны. Под ценностными ориентациями понимаются: цели, стремления, желания, жизненные идеалы, система определенных норм (В.Б. Ольшанский), установки на те или иные ценности материальной и духовной культуры общества (А.Г. Здравомыслов, В.А. Ядов), конкретное отношение к окружающей среде (В.В. Водзинская, нравственность личности (О.И. Зотова, М.И. Бобнева), детерминанты принятия решения, сложные обобщенные системы ценностных представлений (И.М. Попова, А.А. Ручка), основной канал превращения культурных ценностей в стимулы и мотивы практического поведения людей (В.Г. Алексеева), смысловые установки субъекта, осознанные им в процессе социализации (А.И. Донцов), направленность личности на те или иные ценности (В.П. Тугаринов В.П.), субъективное, индивидуальное отражение в психике и сознании человека социальных ценностей общества и природы на данном историческом этапе [15, с. 122].

Можно говорить о том, что ценностные ориентации — это смысловые установки субъекта, осознанные им в процессе социализации (вхождения в общество) и сформулированные в предлагаемых обществом, средствами массовой информации и т. д. терминах, позволяющих индивидуальному сознанию сделать общественную духовную ценность своим достоянием, посредством уже принятых в обществе и зафиксированных в языке значений.

Ценностные ориентации тесно связаны с мотивационно-потребностной сферой человека. Характер этой связи двусторонний. С одной стороны ценностные ориентации, формируются уже на базе сложившихся потребностей человека, с другой — усвоение тех или иных ценностей социальной среды может стать базисом для формирования новых потребностей. Ценностные ориентации, выступающие в сознании в форме ценностных представлений, как правило, хорошо осознаются, в силу чего доступны для их экспериментального изучения. Отечественные социологи и психологи приходят к выводу, что ценностные ориентации нередко строятся по обратной логике (в плане иерархии) по сравнению с актуально действующими побуждениями.

Л.И. Анцыферовой и Л. А. Кравченко отмечается ведущая роль ценностных ориентаций при формировании и развитии динамических процессов сознания. Важные идеи о динамике сознания разработаны в трудах А. Бергсона.

Анализ работ, в рамках которых проводится различие между ценностными и мотивационными компонентами сознания, позволяет выделить два основных подхода.

Первый условно можно назвать «структурно-функциональным». Его авторы рассматривают мотивы и ценностные ориентации как низший и высший уровни в структуре сознания. Причем каждый из этих уровней играет значительную роль в регуляции поведения личности.

Второй подход основывается на «сущностном признаке». Рассматривая мотивы и ценностные ориентации прежде всего как результаты психического отражения предметно-практической деятельности субъекта, сторонники этого подхода выделяют разные сущностные основы ценностных и мотивационных компонентов сознания.

Активным сторонником первого подхода является американский социолог Т. Парсонс. Согласно ему значение «мотивационных ориентаций» состоит в том, что они непосредственно связывают ситуацию с деятелем. Механизм действия ценностных ориентаций опосредован всем социально-культурным опытом индивида. «Ценностные ориентации обращены на выполнение норм, стандартов, на критерии отбора. Это как бы ориентации второго порядка» [8, с. 78].

Ценностный стандарт меняет направление внимания выполняющего его деятеля; оно обращено уже не на отношения в объекте самом по себе, а на отношение объекта к субъекту. Ценность — это то, ради чего что-то происходит или делается. Отношения в объекте и между объектами здесь присутствуют лишь в той мере, в какой они могут быть существенными для действия. Они рассматриваются в их возможности быть включенными в цепи целей и средств [22, с. 189].

Ценностные ориентации — это широкая система ценностных отношений личности, поэтому они проявляются как избирательно-предпочтительное отношение не к отдельным предметам и явлениям, а к их совокупности, то есть выражают общую направленность индивида на те или иные виды социальных ценностей. Ценностные ориентации не всегда реализуются в деятельности непосредственно, управляя общим, стратегическим подходом к содержанию деятельности, формам поведения личности, представляя собою опорные критерии принятия личностью жизненно важных решений. От установок их отличает прежде всего уровень обобщенности объекта диспозиции. Ценностные ориентации разворачиваются в целях, идеалах, интересах, жизненных планах, принципах, убеждениях, являются образованием идейно-целевого плана, генеральной линией жизни человека. Свое проявление они находят в вербализованных программах и реальном поведении людей.

Основной функцией ценностей и ценностных ориентаций является регулятивная функция, а именно регулирование поведения личности в определенных социальных условиях. Эта функция осуществляется следующим образом: личность, чтобы чувствовать себя полноправным членом общества, должна оценивать себя, свою деятельность и свое поведение с позиций соответствия их требованиям культуры. Соответствие жизни и деятельности личности принятым в обществе нормам и правилам создает у нее ощущение собственной социальной полноценности, которая является условием нормального социального самочувствия, и напротив, ощущение несоответствия поведения требованиям общества погружает человека в состояние дискомфорта, может стать причиной тяжелых переживаний личности. Таким образом, человек нуждается в постоянном контроле за степенью своей социальной полноценности. Внешний контроль за степенью социальной полноценности осуществляется благодаря институту общественного мнения, правовым органам и т. п. Внутренний контроль осуществляется самим индивидом с позиций норм и требований общества, усвоенных им в процессе социализации, и выступает как самоконтроль. Самоконтроль является действенным механизмом развития личности, так как предполагает последующую корректировку ее поведения в соответствии с указанными нормами [13].

Для осуществления самоконтроля за степенью своей социальной полноценности личности необходимо сопоставить себя с определенным, принятым в обществе идеалом. Оценка личностью своей социальной полноценности осуществляется благодаря ценностям, которые выступают критериями оценки как всей жизни личности, так и отдельных ее поступков и действий, так как они дают основания для выбора альтернативных способов действия, для отбора и оценки этих альтернатив. Эта деятельность оценивания осуществляется личностью не с точки зрения полезности или нужности, а с точки зрения представлений о хорошем и плохом, с точки зрения должного.

В ценностях резюмируется весь жизненный опыт личности, этот компонент структуры личности, с позиций ученых, «представляет собой некоторую ось сознания, вокруг которой вращаются помыслы и чувства человека и с точки зрения которой решаются многие жизненные вопросы» [9, с. 197−198]. По мнению А. Г. Здравомыслова и В. А. Ядова, наличие устоявшихся ценностных ориентаций характеризует зрелость человека, обеспечивает его устойчивость и стабильность. Так, например, устойчивая структура ценностных ориентаций определяет такие качества личности, как активность жизненной позиции, упорство в достижении целей, верность определенным принципам и идеалам, цельность, надежность; и, напротив, противоречивость в ценностных ориентациях влечет за собой непоследовательность, непредсказуемость поведения человека; неразвитость ценностных ориентаций личности определяет ее инфантилизм, господство внешних стимулов в поведении личности, а следовательно, конформизм, безликость человека [8, с. 203].

Ценности, как видно, выступают как это ядро структуры личности, определяющее ее направленность, высший уровень регуляции социального поведения личности.

Другой важной функцией ценностей является прогностическая функция, т.к. на их основе осуществляется выработка жизненной позиции и программ жизнедеятельности, создание образа будущего, перспективы развития личности. Следовательно, ценности регулируют не только настоящее состояние личности, но и будущее ее состояние; они определяют не только принципы ее жизни, но и ее цели, задачи, идеалы. Ценности, выступающие как представления личности о должном, мобилизуют жизненные силы и способности личности на достижение определенной цели.

Ценностные ориентации личности формируются при интериоризации личностью групповых (общественных) идеалов и принципов, в процессе социализации. Рассмотренные Л. С. Выготским взаимопереходы планов внешней речи как речи для других, внутренней речи как речи для себя и мышления, как предполагающего зарождение мысли из мотивирующей сферы сознания, позволили говорить о том, что планы коммуникации не должны пониматься только как внешние формы речевого отражения, выражения, называния или сообщения мысли. Коммуникация помогает осмыслить собственные личностные смыслы, что не может быть представлено как их «сообщение» или «называние».

В работах Г. Оллпорта рассмотрены следующие условия формирования ценностей и ценностных ориентаций личности:

— интеграция индивидом повторяющегося специфического опыта;

— формирование различных реакций на обстоятельства, имеющие внешнее сходство, но различные культурные основания;

— травмы, которые принудительным образом приводят к формированию определенных чувств по отношению к определенным обстоятельствам;

— адаптация, также вызывающая формирование определенного комплекса чувств в определенной ситуации.

Таким образом, ценности — это специфически социальные определения объектов окружающего мира, выявляющие их положительное или отрицательное значение для человека и общества, убеждения относительно целей, к которым люди должны стремиться, и основных средств их достижения, ценностные ориентации это сложный социально-психологический феномен, характеризующий направленность и содержание активности личности, являющийся составной частью системы отношений личности, определяющий общий подход человека к миру, к себе, придающий смысл и направление личностным позициям, поведению, поступкам. На формирование ценностей и ценностных ориентаций влияют установки личности, особенности усвоения социального опыта, наличие психологических травм, особенности адаптации. При анализе места семьи в системе ценностей отчетливо видно, как изменения в распределении фонда времени дают представление о трансформации структуры жизненных ценностей.

Глава 2 Эмпирическое исследование репродуктивных установок в системе ценностных ориентаций современной молодежи

2.1 Организация исследования

Цель: выявить взаимосвязь репродуктивных установок и ценностных ориентаций современной молодёжи.

Предметом исследования является репродуктивные установки, место семьи в системе ценностей.

Объект: система ценностей.

Анализ литературы по данной проблеме позволил выдвинуть следующие гипотезы:

Гипотеза № 1: в системе ценностных ориентаций современной молодежи семья сохраняет высокую значимость.

Гипотеза № 2: у девушек ранг семьи как ценности выше, чем у юношей.

Гипотеза № 3: высокому уровню репродуктивных установок способствуют такие ценности, связанные с традиционным укладом семьи.

Практическая значимость работы заключается том, что полученные данные о влиянии на репродуктивные установки системы ценностных ориентаций могут использоваться при подготовке молодежи к семейной жизни, а также в психологическом консультировании молодежи.

2.2 Методический инструментарий

Нами были использованы следующие методы:

— анкетирование

— тест М. Рокича;

— опросник терминальных ценностей (ОТеЦ) И. Г. Сенина;

Охарактеризуем диагностические возможности методик.

Анкета

Цель: исследование репродуктивных установок

В ходе анкетирования выявляли следующие параметры установок:

— установка на количество желаемых детей,

— установка на возраст, в котором должен быть рожден первый ребенок

— установка на допустимость прерывания беременности.

Текст анкеты представлен в приложении.

Методика изучения ценностных ориентаций

Автор: М. Рокич

Цель: выявление рангов инструментальных и терминальных ценностей.

Испытуемому предлагаются перечни с общим набором ценностей, сначала перечень «терминальных ценностей», затем перечень «инструментальных ценностей». Испытуемый ранжирует последовательно терминальные и инструментальные ценности. По окончании работы с карточками «Т» результаты заносятся в специальный бланк. Затем проводится ранжирование карточек «И» и результаты опять заносятся в бланк (приложение № 2).

Достоинствами методики являются универсальность, удобство и экономичность в проведении обследования и обработке результатов, гибкость — возможность варьировать как стимульный материал (списки ценностей), так и инструкцию.

Опросник терминальных ценностей (ОтеЦ)

Автор: И.С. Сенин

Перечень терминальных ценностей, в которых отражается приоритетность для индивида определённых жизненных целей, включает в себя 8 наименований:

1. Собственный престиж.

2. Высокое материальное положение.

3. Креативность, реализация своих творческих возможностей.

4. Активные социальные контакты.

5. Развитие себя.

6. Достижения.

7. Духовное удовлетворение.

8. Сохранение собственной индивидуальности, преобладание собственных мнений, взглядов, убеждений над общепринятыми, защита своей неповторимости и независимости.

В реальной жизни одному и тому же человеку приходится выполнять разнообразные функции, различные по своему содержанию виды деятельности, реализовывать в них определённые социальные роли. По своему сходству все эти особенности объединяются в определённые жизненные сферы: профессиональная жизнь; обучение и образование; семейная жизнь; общественная жизнь; увлечения.

Терминальные ценности в той или иной мере проявляются во всех названных выше жизненных сферах, каждая из которых в силу своей объективной обусловленности в различной степени способствует реализации тех или иных терминальных ценностей, поэтому сферы, способствующие этой реализации в наибольшей степени, приобретают для индивида наибольшую значимость.

Данный опросник даёт возможность пользователю ответить на три основных вопроса:

1. Какая терминальная ценность является преобладающей в жизни данного индивида?

2. Какая жизненная сфера наиболее значима для данного индивида?

3. В какой жизненной сфере преобладающая терминальная ценность реализуется в наибольшей степени, т. е. какая жизненная сфера наиболее значима для реализации преобладающей терминальной ценности?

Текст методики представлен в приложении 3.

Статистическая обработка результатов исследования проводилась с помощью критерия Манна-Уитни, расчета коэффициентов ранговой корреляции Спирмена.

Критерий Манна-Уитни использовался для анализа различий ценностных ориентаций юношей и девушек, коэффициент ранговой корреляции Спирмена — для анализа взаимосвязи между значимостью ценности семьи и терминальными ценностями, то есть, для анализа, каких терминальных ценностей стремиться достичь молодежь посредством создания семьи.

Представим полученные результаты и их анализ.

2.3 Результаты и их анализ

Исследование проводилось в соответствии с представленными выше требованиями. Диагностика проводилась в подгруппах по 5−10 человек. Инструкции испытуемым были понятны, вопросов не возникало. Все участники проявили заинтересованное отношение к исследованию.

Анализ ценностных ориентаций молодежи был начат по методике М. Рокича. Распределение средних показателей терминальных ценностей участников представлено в таблице 1 и на рисунке 1.

Таблица 1 — Распределение средних показателей терминальных ценностей участников исследования

Содержание целей (ценностей) жизни

Суммарный ранг ценности

р

Девушки

Юноши

1. Самостоятельность

6,2±1,23

14,1±3,28

0,009**

2. Уверенность в себе

8,3±2,05

6,2±2,03

0,722

3. Материальная обеспеченность

5,1±1,56

1,3±0,35

0,172

4. Здоровье

3,2±0,56

3,2±1,68

1,000

5. Удовольствие

9,4±2,23

8,4±2,15

1,000

6. Интересная работа

14,5±3,04

2,1±0,67

0,001***

7. Любовь

2,0±0,34

11,8±3,49

0,001***

8. Свобода и независимость

10,0±3,45

4,2±1,98

0,043*

9. Красота в природе и искусстве

11,1±2,78

8,7±3,26

0,716

10. Хорошие и верные друзья.

1,0±0,11

5,1±3,01

0,172

11. Познание

7,2±3,01

10,1±3,87

0,479

12. Счастливая семейная жизнь.

4,2±2,23

7,1±2,46

0,458

13. Творчество

11,9±3,43

14,8±4,04

0,333

14. Общественное признание

15,8±3. 67

13,1±3,99

0,226

15. Активная деятельная жизнь.

13,4±3,01

11,2±2,78

0,685

16. Равенство

15,1±3,58

15,9±4,12

1,000

17. Жизненная мудрость

16,8±4,04

17,0±3,99

1,000

18. Общая хорошая обстановка в стране

18,1±4,56

18,0±5,02

1,000

Примечания: * необходимый уровень достоверности достигнут при р?0,05

** необходимый уровень достоверности достигнут при р?0,01

***необходимый уровень достоверности достигнут при р?0,001

Статистический анализ был выполнен с помощью расчета критерия Манна-Уитни

Наглядно данные представлены на рис. 1.

Рисунок 1 — Распределение средних показателей рангов терминальных ценностей

Терминальные ценности обозначают убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования с личной и общественной точек зрения стоит того, чтобы к ней стремиться.

Как видно по представленным данным, в терминальных ценностях юношей и девушек можно выделить как общие черты, так и различия.

В первую очередь в связи с целями исследования обращает внимание ранг ценности семьи, счастливой семейной жизни. Ранг семьи является достаточно высоким, однако не занимает первых позиций. Так, в группе девушек он поставлен на 4-е место, в группе юношей — на 7.

Как видно, в данных ценностных ориентациях девушек можно выделить ряд особенностей. Так, первые места в системе их терминальных ценностей занимают хорошие и верные друзья (1 место), любовь (2 место), здоровье (3 место), счастливая семейная жизнь (4 место) и материальная обеспеченность (5 место). У юношей первые места занимают следующие терминальные ценности: материальная обеспеченность (1 место), интересная работа (2 место), здоровье (3-е место). На 4-м месте у юношей — свобода и независимость, хорошие и верные друзья — на 5 месте.

Значимые различия в уровнях ценностей были встречены для следующих терминальных ценностей: свобода и независимость (у юношей — на 4-м месте, у девушек — всего лишь на 10-м); самостоятельность (у юношей — на 14-м; у девушек — на 6-м); любовь (2-е место у девушек и 12-е у юношей).

Исходя из этого можно сделать вывод, что юноши больше, чем девушки хотели бы получать блага жизни, быть более независимыми, чем девушки. Для женщин исходя из их терминальных ценностей боле актуально удовлетворение коммуникативной потребности, а также организация жизни в соответствии с социальными стереотипами (девушка в первую очередь должна встретить свою любовь и выйти замуж, а потом уже реализоваться в профессии).

Снижение роли ценностей семьи можно связать с тем, что одной тенденции изменения современного общества, связанные с увеличением степени свободы личности, расширением возможностей выбора занятий и способов деятельности, повышением значимости образования и творческой самореализации, приводят к распространению ценностных ориентаций, направленных на повышение квалификационного уровня и достижение соответствующего профессионального, материального и социального статуса.

Далее нами были проанализированы инструментальные ценности.

Средние показатели инструментальных ценностей представлены в таблице 2 и на рисунке 2.

Таблица 2 — Распределение средних показателей инструментальных ценностей участников исследования

Ценности-средства

Суммарный ранг ценности

р

Девушки

Юноши

1. Высокие запросы

16,0±4,03

16,1±4,56

1,000

2. Чуткость, заботливость.

3,2±1,58

12,2±3,68

0,004**

3. Воспитанность

1,8±0,68

7,7±2,04

0,023*

4. Жизнерадостность

4,2±1,24

7,1±2,34

0,458

5. Эффективность в делах

12,8±2,98

4,0±1,98

0,004**

6. Смелость в отстаивании своего мнения

9,1±2,69

2,0±0,67

0,023*

7. Исполнительность

7,3±2,37

10,7±3,05

0,285

8. Непpимиpимость к недостаткам

14,6±3,04

14,8±2,18

1,000

9. Широта взглядов

12,0±3,09

14,1±4,05

0,654

10. Честность

1,2±0,56

1,3±0,67

1,000

11. Обpазованность

10,9±2,68

6,0±2,55

0,156

12. Самоконтроль

8,1±3,16

5,2±2,03

0,473

13. Терпимость

6,0±3. 01

8,2±2,87

0,722

14. Твердая воля

10,1±4,02

10,0±3,1

1,000

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой