Взаимосвязь эмоционального интеллекта с алекситимией

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Эмоциональный интеллект

1.1 Теоретические представления о природе эмоций

1.2 Эмоциональный интеллект, его природа, структура и методы измерения

Глава 2. Алекситимия

2.1 Характеристика психосоматических нарушений

2.2 Понятие алекситимия

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Философию и психологию давно интересовала проблема соотношения эмоциональной и познавательной сферы психики человека. Изучение одной сферы, абстрагируясь от другой, дают результаты, как в философских воззрениях, так и в эмпирических психологических исследованиях. Однако все ученые признают тот факт, что эти две сферы не разделимы и только одновременное протекание когнитивных и эмоциональных процессов обеспечивают работу всего человеческого организма. Человек как субъект практической и теоретической деятельности, который познает и изменяет мир, не является ни бесстрастным созерцателем того, что происходит вокруг него, ни таким же бесстрастным автоматом, производящим те или иные действия наподобие хорошо «слаженной машины». Действуя, он не только производит те или иные изменения в природе, в предметном мире, но и воздействует на других людей и сам испытывает воздействия, идущие от них и от своих собственных действий и поступков, изменяющих его взаимоотношения с окружающими. Он переживает то, что с ним происходит и им совершается; он относится определенным образом к тому, что его окружает. Переживание этого отношения человека к окружающему составляет сферу чувств и эмоций.

Как эволюционно более ранний механизм регуляции поведения, чем разум, эмоции взаимосвязаны со всеми познавательными процессами, личностными характеристиками и свойствами, физиологическими процессами в организме, взаимодействием и общением между людьми, обучением, творчеством, трудовой деятельностью, воспитанием и многим другим. Из курса общей психологии мы знаем, что самым тесным образом эмоции связаны с мотивами и волевыми процессами. Мы также знаем, что любые ощущения (тактильные, обонятельные, слуховые, зрительные, вкусовые) могут вызывать эмоции. Любое восприятие объекта или явления, направленность или сосредоточенность внимания всегда сопровождается определенной эмоциональной реакцией. Запоминание, сохранение и воспроизведение памятью образов или информации нередко обусловлено эмоциональным состоянием субъекта.

Умение управлять своими эмоциями всегда было значимо не только для здоровья, но и для гармоничного построения отношений с другими людьми. Поляризация и деструктивная функция эмоций стимулирует активный поиск рациональных приемов регуляции эмоциональных состояний, выход которых из-под контроля угрожает и внутренней психологической устойчивости человека, и стабильности его общественных связей.

Знания об эмоциях, эмоциональных состояниях и процессах безусловно необходимы в работе практического психолога, ведь чаще всего люди обращаются за помощью к специалисту при наличии именно психоэмоциональных проблем. При этом важно не только учитывать эмоции как диагностический признак, но и уметь помочь человеку осознать, принять, справиться с ними. Не говоря уже о том, что самое главное профессиональное качество психолога — эмпатия — эмоциональная отзывчивость на переживания другого, понимание его эмоций, сочувствие.

Актуальность исследования взаимосвязи эмоционального интеллекта и алекситимии, обусловлена тем, что в настоящие время проблема компетентности в понимании и выражении эмоций стоит достаточно остро, в связи с тем, что в обществе искусственно культивируется культ рационального образа жизни и запрет на выражение эмоций, что, как известно, ведет к вытеснению из сознания и способствует невозможности их психологической переработки. В современном цивилизованном обществе постоянно растет число людей, страдающих неврозами. С особой силой и отчетливостью эмоциональные проблемы проявляются у людей с пониженным уровнем самоконтроля. Выйдя из-под контроля сознания, эмоции препятствуют осуществлению намерений, нарушают межличностные отношения, не позволяют надлежащим образом выполнять служебные и семейные обязанности, затрудняют отдых и ухудшают здоровье.

Рассмотрения алекситимии актуально, прежде всего, в аспекте психосоматических заболеваний. Переход эмоционального уровня на органический широко рассматривается современной психологией и медициной и не имеет пока однозначных ответов.

Цель данной работы заключается в проведении аналитического обзора литературы, релевантной выбранной теме. В соответствии с целью были поставлены следующие задачи: 1) рассмотреть разнообразные точки зрения на проблему эмоций разных авторов, психологических школ, теорий; 2) раскрыть понятие эмоциональный интеллект, рассмотреть различные теории о его природе, структуре и методах измерения; 3) раскрыть понятие алекситимия; 4) выявить связь эмоционального интеллекта с алекситимией.

Глава 1. Эмоциональный интеллект

1.1 Теоретические представления о природе эмоций

Вопрос о природе эмоций в течение длительного времени не находил своего решения, обуславливая появление различных, иной раз противоположных точек зрения. В XVIII—XIX вв.еке самой распространенной была интеллектуалистическая позиция, утверждавшая, что органические проявления эмоций являются следствием психических явлений. Сторонник этой позиции И. Ф. Гербарт считал, что фундаментальным психологическим фактом является представление, а испытываемые человеком чувства соответствуют связи, которая устанавливается между различными представлениями, и могут рассматриваться как реакция на конфликт между представлениями [16, с. 400]. Этих взглядов придерживался и В. Вундт, утверждая, что эмоции — это изменения представлений под влиянием чувств, но по его мнению, и чувства могут изменяться благодаря представлениям, при этом органические процессы являются лишь следствием эмоций.

После опубликования Ч. Дарвином в 1872 году книги «Выражение эмоций у человека и животных», в которой он утверждал, что эволюционное развитие и изменение происходит не только на биологическом, но и психическом, поведенческом уровне, появилась эволюционная теория эмоций, в которой биологическая природа и польза эмоций объяснялась как важный приспособительный механизм, способствующий адаптации организма к окружающей среде. По Дарвину, эмоциональные выразительные движения — это рудимент целесообразных инстинктивных действий, — это биологически значимый сигнал для особей своего и других видов [13, с. 237].

В конце XIX века американский психолог У. Джеймс и независимо от него датский психолог Г. Н. Ланге выдвинули периферическую теорию эмоций, согласно которой возникновение эмоций обусловлено определенными физиологическими реакциями организма; ощущения, связанные с этими изменениями, и есть эмоциональные реакции. В своей статье «Что такое эмоции» в 1884 году Джеймс пишет: «Мой тезис состоит в том, что телесные изменения следуют непосредственно за восприятием волнующего факта и что наше переживание этих изменений, по мере того, как они происходят, и является эмоцией… Мы огорчены, потому что плачем; разгневаны, потому что наносим удар; испуганы, потому что дрожим, а не наоборот… Если бы восприятие не сопровождалось телесными изменениями, оно было бы исключительно познавательным, бледным, лишенным колорита и эмоционального тона» [19, с. 82]. Г. Н. Ланге высказывал сходные мысли, но если для Джеймса органические изменения сводились к висцеральным, то для Ланге они были преимущественно вазомоторными. Смысл этой парадоксальной и спорной теории сводится к тому, что произвольное изменение мимики и пантомимики приводит к непроизвольному появлению соответствующей эмоции. Начните смеяться — и вам станет смешно, изобразите гнев — и вы действительно начнете его переживать, подавите внешнее проявление эмоций — и они исчезнут. Ограниченность этой теории одним из первых показал У. Кеннон, выдвинув два антитезиса. Во-первых, физиологические сдвиги, возникающие при разных эмоциях, бывают очень похожи друг на друга и не отражают их качественное своеобразие. Во-вторых, эти физиологические изменения разворачиваются медленно, в то время как эмоциональные переживания возникают быстро, предшествуя физиологической реакции. Он показал также, что искусственно вызванные физиологические изменения, характерные для определенных сильных эмоций, не всегда вызывают ожидаемое эмоциональное поведение. По мнению Кеннона, эмоции возникают вследствие специфической реакции центральной нервной системы и, в частности — таламуса [11, с. 48; 20, с. 133−134]. Но чуть позже, в своих исследованиях П. Бард доказал, что эмоциональные реакции и сопутствующие им физиологические изменения возникают почти одновременно.

Теория дифференциальных эмоций К. Изарда — одна из самых разработанных теорий. Объектом ее изучения являются частные эмоции, каждая из них рассматривается отдельно от других как самостоятельный переживательно-мотивационный процесс, включающий нейрофизиологические, нервно-мышечные, и чувственно-переживательные аспекты. По утверждению Изарда, «эволюционное значение эмоций состоит в том, что они обеспечили новый тип мотивации, большую вариативность поведения, необходимые для успешной адаптации» [10, с. 7].

Основные постулаты этой теории:

1. Мотивационная система человеческого функционирования состоит из десяти базовых эмоций: радости, гнева, печали, презрения, отвращения, страха, смущения или стыда, удивления, вины, интереса.

2. Базовые эмоции имеют свои нервные субстраты, проявляют себя в мимике, отчетливо переживаются и осознаются, оказывают мотивирующее и организующее влияние на человека, способствуя его адаптации.

3. Фундаментальные эмоции по-разному переживаются и имеют свою мотивационную функцию

4. Эмоциональные процессы взаимодействуют с драйвами, когнитивными, перцептивными, моторными, гомеостатическими процессами.

5. Существуют устойчивые индивидуальные различия в частоте и интенсивности переживания разными людьми тех или иных эмоций, и эти различия можно изучать и описывать в терминах «эмоциональная черта» и «эмоциональный порог» [10, с. 23].

6. В зависимости от индивидуальной высоты эмоционального порога одни дети чаще, а другие реже переживают и проявляют ту или иную эмоцию, и это в значительной степени определяет их взаимоотношения с окружающими людьми. С другой стороны, реакция окружающих на эмоциональные проявления ребенка непосредственно влияет на становление его эмоционального стиля формирование тех или иных личностных черт [10, с. 23].

Американский психолог Р. Липер также создал свою мотивационно-перцептивную теорию эмоций, в которой эмоциональные процессы приравниваются к мотивам. Липер объясняет это тождество фундаментальным влиянием эмоций и мотивов физиологического происхождения на функционирование человека. В своей теории Липер выделяет два типа мотивов: физиологические и эмоциональные. «Эмоциональные мотивы — это процессы, которые зависят от сигналов, во многом напоминающих раздражители, вызывающие перцептивные и когнитивные процессы» [14, с. 143].

Согласно Липеру, обязательной составляющей эмоционально-мотивированных процессов является перцептивный аспект, благодаря которому эмоциональные процессы и привычки могут изменяться в течение жизни под влиянием опыта и научения.

Теория Фрейда рассматривает преимущественно негативные эмоционадьные проявления. Это исходит из того, что они порождаются конфликтом между бессознательным (интерес — влечением либидо) и предсознательным (санкции Супер-Эго). Такого рода эмоции порабощают Эго и могут стать причиной психического расстройства.

Р.У. Липер выносил на обсуждение тот факт, что, «не прибегая к мотивационному критерию, мы не способны различать те процессы, которые мы называем эмоциями, и ряд других процессов, которые мы к эмоциям не относим».

Он полагал, что среди мотивов возможно выделение двух типов. Это эмоциональные и физиологические мотивы. При этом он подчеркивал, что физиологические мотивы могут зависеть от внутреннего состояния организма (голод, жажда), а могут зависеть от внешней стимуляции (боль от механического удара). А эмоциональные мотивы зависят от психических процессов. Основным различием между этими типами мотивов Липер предлагал считать то, что эмоциональные мотивы — «это процессы, которые зависят от сигналов, … напоминающих раздражители, вызывающие перцептивные или когнитивные процессы; это процессы, которые могут возбуждаться даже очень легкими и слабыми внешними раздражителями…». А физиологические мотивы — это процессы, которые зависят либо от особенных, специфических химических условий внутри организма, либо от сильного раздражения извне.

Согласно Арнольду, эмоции возникают как результат воздействия какой-либо последовательности событий, которые описываются в категориях восприятия и оценок.

Термин «восприятие» Арнольд толковал как «элементарное понимание». В данном случае «воспринять объект» — значит в некотором смысле «понять» его, вне зависимости от того, как он влияет на воспринимающего". В сознании формируется образ воспринимаемого предмета, и для того, чтобы этот образ получил эмоциональную окраску, его нужно оценить, учитывая его влияние и на воспринимающего. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что Арнольд понимал эмоцию не как оценку, а как неосознаваемое влечение к объекту, или отторжение его. По Арнольду оценка происходит сразу после непосредственного восприятия объекта, это интуитивный акт, который не связан с размышлением.

К тому, что было сказано об условиях и факторах возникновения эмоций и их динамики У. Джемсом, К. Ланге, У. Кенноном, П. Бардом, Д. Хеббом и Л. Фестингером, свою лепту внес С. Шехтер. Он и его соавторы предположили, что эмоции возникают на основе физиологического возбуждения и конгнитивной оценки. Некоторое событие или ситуация вызывают физиологическое возбуждение, и у индивида возникает необходимость оценить содержание ситуации, которая это возбуждение вызвала. Тип или качество эмоции, испытываемой индивидом, зависит не от ощущения, возникающего при физиологическом возбуждении, а от того, как индивид оценивает ситуацию, в которой это происходит. Оценка ситуации дает возможность индивиду назвать испытываемое ощущение возбуждения радостью или гневом, страхом или отвращением или любой другой подходящей к ситуации эмоцией. По Шехтеру, то же самое физиологическое возбуждение может испытываться, как радость или как гнев (или любая другая эмоция) в зависимости от трактовки ситуации. Он показал, что немалый вклад в эмоциональные процессы вносят память и мотивация человека. Концепция эмоций, предложенная С. Шехтером, получила название когнитивно-физиологической. В одном из экспериментов, направленном на доказательство высказанных положений когнитивной теории эмоций, людям давали в качестве «лекарства» физиологически нейтральный раствор в сопровождении различных инструкций. В одном случае им говорили о том, что данное «лекарство» должно будет вызвать у них состояние эйфории, в другом состояние гнева. После принятия соответствующего «лекарства» испытуемых через некоторое время, когда оно по инструкции должно было начать действовать, спрашивали, что они ощущают. Оказалось, что те эмоциональные переживания, о которых они рассказывали, соответствовали ожидаемым по данной им инструкции. Было показано также, что характер и интенсивность эмоциональных переживаний человека в той или иной ситуации зависят от того, как их переживают другие, рядом находящиеся люди. Это значит, что эмоциональные состояния могут передаваться от человека к человеку, причем у человека в отличие от животных качество коммуницируемых переживаний зависит от его личного отношения к тому, кому он сопереживает.

У человека в динамике эмоциональных процессов и состояний не меньшую роль, чем органические и физические воздействия, играют когнитивно-психологические факторы (когнитивные означает относящиеся к знаниям). В связи с этим были предложены новые концепции, объясняющие эмоции у человека динамическими особенностями когнитивных процессов.

Одной из первых подобных теорий явилась теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера. Основные положения этой теории:

Возникновение диссонанса, порождающего психологический дискомфорт, будет мотивировать индивида к попытке уменьшить степень диссонанса и по возможности достичь консонанса.

В случае возникновения диссонанса, помимо стремления к его уменьшению, индивид будет активно избегать ситуаций и информации, которые могут вести к его возрастанию.

Выход из состояния когнитивного диссонанса может быть двояким: или изменить когнитивные ожидания и планы таким образом, чтобы они соответствовали реально полученному результату, или попытаться получить новый результат, который бы согласовывался с прежними ожиданиями. В современной психологии теория когнитивного диссонанса нередко используется для того, чтобы объяснить поступки человека, его действия в различных социальных ситуациях. Эмоции же рассматриваются в качестве основного мотива соответствующих действий и поступков. Лежащим в их основе когнитивным факторам придается в детерминации поведения человека большая роль, чем органическим изменениям. Доминирующая когнитивистская ориентация современных психологических исследований привела к тому, что в качестве эмоциогенных факторов стали рассматривать также и сознательные оценки, которые человек дает ситуации. Полагают, что такие оценки непосредственно влияют на характер эмоционального переживания.

Дж. Келли создал теорию личностных конструктов. Он полагал, что «люди воспринимают свой мир при помощи четких систем или моделей, называемых конструктами. Каждый человек обладает уникальной конструктной системой (личность), которую он использует для интерпретации жизненного опыта». Также он описал различные типы личностных конструктов: упредительный, констелляторный, предполагающий, всесторонний, частный, стержневой, периферический, жесткий и свободный. Целью Келли было создание более эмпирического подхода в клинической психологии. Так же Келли считал, что его теория может быть полезна для понимания эмоциональных состояний, психического здоровья, а также в терапевтической практике.

Плутчик определял эмоцию как соматическую реакцию, которая сопряжена с конкретным адаптивным биологическим процессом, который общий для всех живых организмов. Он разделял эмоции на первичные и вторичные. Под вторичными эмоциями он подразумевал различные комбинации первичных эмоций. К тому же, первичные эмоции, ограничены во времени и образуются при внешнем воздействии, а каждой вторичной соответствует определенный физиологический и экспресситвно-поведенческий комплекс. Плутчик считал, что «постоянная блокировка адекватных моторных реакций в конфликтных или фрустрирующих ситуациях вызывает хроническое напряжение в мышцах, которое может служить показателем плохой адаптации…».

Теория дифференциальных эмоций получила такое название из-за того, что объектом ее изучения является частные эмоции, которые рассматриваются по отдельности. В основе теории лежат 5 основных тезисов:

· Основную мотивационную систему человека составляют десять базовых эмоций (далее будет более подробно объяснено какие эмоции являются базовыми и почему).

· Каждая эмоция подразумевает специфический способ переживания.

· Все фундаментальные эмоции по-разному воздействуют на когнитивную сферу и на поведение в целом.

· Эмоциональные процессы взаимодействуют с драйвами и оказывают на них влияние.

· В свою очередь драйвы влияют на протекание эмоционального процесса.

Дифференциальная теория эмоций определяет эмоции как сложные процессы, которые имеют нейрофизиологические, нервно-мышечные и чувственно-переживательные аспекты. Нейрофизиологический аспект определяется в терминах активности центральной нервной системы. Здесь предполагается, что эмоция — это функция соматической нервной системы. На нервно-мышечном уровне — проявляется в виде мимической активности. На чувственном уровне — эмоция представлена переживанием.

Одним из первых в России тему эмоций, как необходимую составляющую изучения психической жизни человека, в конце XIX века поднял русский философ — идеалист и психолог Грот Н. Я. В качестве основной единицы анализа психической жизни он рассматривал так называемый «психический оборот», который состоит из: ощущения, чувствования (эмоции), умственной переработки и волевого решения, переходящего в действие. По поводу эмоциональных процессов Грот Н. Я. писал: «Термин чувствований, по нашему мнению, должен обнимать собою только, но зато и всю совокупность явлений удовольствия и страдания, т. е. те пассивные психические состояния, которые можно рассматривать как продукт субъективной оценки действующих на нервную систему раздражений, какой бы источник они не имели — внешний или внутренний» [8, с. 63]. По утверждению Н. Я. Грота, в отличие от ощущений, которые не способны регулировать процессы организма, эмоции, как продукт субъективной оценки ощущений, служат также оценке внутренних и внешних отношений организма. Гармония и дисгармония внешних и внутренних отношений становятся источниками удовольствия и страдания. Сложные чувства образуются сочетанием простых эмоций между собой и чувствований с ощущениями или идеями. При этом Грот Н. Я. полагал, что первичным чувствам и волнениям соответствуют конкретные представления из области познания; вторичным — конкретные понятия; более сложным чувствам — отвлеченные понятия.

Большим вкладом в понимании эмоций являются научные разработки русского физиолога П. В. Симонова и академика П. К. Анохина. Согласно биологической теории П. К. Анохина, эмоции в процессе эволюции возникли и закрепились как приспособительный механизм, удерживающий жизненные процессы в оптимальных границах и способствующий сохранению жизни как отдельной особи, так и всего вида. Положительные эмоции возникают, если реальный результат действия совпадает или превышает прогнозируемый результат, и наоборот, если реальный результат хуже ожидаемого — возникают отрицательные эмоции. При неоднократном удовлетворении потребности, сопровождающейся положительной эмоцией, происходит обучение и закрепление соответствующей деятельности, а неоднократные неудачи, вызывающие отрицательные эмоции, ведут к торможению неэффективной деятельности и способствуют поиску новых способов действий.

П.В. Симонов пытался объединить потребностно-мотивационный и информационный факторы генеза эмоций, утверждая в своей теории, что эмоции — отражение мозгом качества и величины актуальной потребности и вероятности (возможности) ее удовлетворения. Правила возникновения эмоции Симонов представил в виде формулы

Э=П (ИН-ИС),

где Э — эмоция, ее степень, качество и знак; П — сила и качество актуальной потребности; (ИН-ИС) — оценка вероятности удовлетворения потребности на основе врожденного и приобретенного опыта; ИН — информация о средствах, необходимых для удовлетворения потребности; ИС — информация о существующих средствах, которыми реально располагает субъект. Кроме перечисленных переменных, на качество, длительность и знак эмоций влияют: индивидуально-типологические особенности человека; фактор времени, в зависимости от которого эмоция приобретает характер кратковременного аффекта или длительного настроения; качественные особенности самой потребности. В связи с этим эмоции, порождаемые духовными или социальными потребностями, принято называть чувствами [19, с. 175−176]. Согласно формуле эмоций, отрицательные эмоции возникают при низкой вероятности удовлетворения потребности. При возрастании вероятности достижения цели и избытке сведений, необходимых для удовлетворения потребности, — рождаются положительные эмоции. Также из этой формулы следует, что эмоция возникает только при наличии потребности; нет потребности — нет и эмоции, что собственно является предметом оспаривания верности теории Симонова П. В. По убеждению автора, отрицательные эмоции при недостатке сведений способствуют поиску новой информации за счет повышения чувствительности анализаторов (органов чувств), что приводит к реагированию на расширенный диапазон внешних сигналов и улучшает извлечение информации из памяти. Поэтому при решении проблемы могут быть использованы случайные или маловероятные ассоциации, которые в безмятежном состоянии не рассматривались бы. Благодаря этому увеличиваются шансы достижения цели [11, с. 54]. Необходимо добавить, что в результате выполненных П. В. Симоновым и его сотрудниками многочисленных психофизиологических исследований были выявлены многие функции определенных структур мозга (передних отделов неокортекса, миндалины, гиппокампа, гипоталамуса), существенных для понимания нейрофизиологических механизмов эмоциональных процессов. В своей теории Симонов П. В. также обосновал и описал отражательно-оценочную, переключающую, подкрепляющую, компенсаторную (замещающую) функции эмоций.

Безусловно, оригинальная теория П. В. Симонова вызвала много споров и нареканий. Наибольшим нападкам она подверглась со стороны Б. И. Додонова и Е. П. Ильина, которые предложили научному сообществу свое видение эмоциональных процессов. Б. И. Додонов рассматривал в своих работах проблему эмоций с точки зрения ценностей. Он выдвинул и обосновал положение об эмоциональной направленности личности как специфической для каждого человека потребности в эмоциональных переживаниях. При этом Додонов в своих исследованиях показал, что человек как личность проявляется в активной, мировоззренчески и эмоционально направленной деятельности. Эмоциональный процесс, по мнению автора — это деятельность оценивания поступающей в мозг информации о внешнем и внутреннем мире, которую ощущения и восприятия кодируют в форме его субъективных образов. Додонов выделил следующие признаки эмоций:

1. представленность эмоций в сознании в форме непосредственных переживаний;

2. двойственный психофизиологический характер эмоциональных явлений (аффективное волнение — органические проявления);

3. ярко выраженная субъективная окраска эмоций.

В противовес теории Симонова П. В. Додонов Б.И. утверждал, что эмоция не просто эффект от произведенного сопоставления информации и потребности, но и сам процесс сопоставления, т. е. оценивание действительности с точки зрения потребностей, планов индивидуумов, потому что древние эмоции были предформой мышления, выполнявшей самые простые и самые жизненно необходимые его функции: «пристрастно» и «заинтересованно» оценивая действительность и доводя свою оценку до сведения организма на языке переживаний. Додонов полагал, что нельзя охватить все эмоции единой измерительной формулой, так как разные эмоции оценивают действительность по различным параметрам, потому для каждого класса эмоций должно быть свое объяснение. В своих работах Додонов убедительно доказывает, что эмоциональное насыщение организма является его важной врожденной и прижизненно развивающейся потребностью. У людей наряду с целевыми установками формируются также и установки на определенные комплексы эмоций, которые определяют направленность его личности. На основании этих положений Додонов составил свою классификацию эмоций и согласно ей выделил соответствующие типы личности. Виды эмоций по Додонову: альтруистические, коммуникативные, глорические (от лат. Gloria — слава), праксические (связанные с деятельностью), пугнические (от лат. pugna — борьба), романтические, гностические (от греч. gnosis — знание), эстетические, гедонистические (душевный и телесный комфорт), акзитивные (от фран. acgusisition — приобретение).

Ильин Е.П. определяет эмоцию как «рефлекторную психовегетативную реакцию, связанную с проявлением субъективного пристрастного отношения (в виде переживаний) к ситуации, ее исходу (событию) и способствующую организации целесообразного поведения в этой ситуации» [11,с. 34]. По мнению автора эмоции и чувства, со всеми присущими им функциями участвуют в управлении поведением человека в качестве непроизвольного компонента, регулируя как процесс осознания потребности и оценки ситуации, так и процесс принятия решения и оценки полученного результата. Поэтому, чтобы понять механизмы управления поведением человека, необходимо понимать и эмоциональную сферу человека, ее роль в этом управлении. На основании этих положений Е. П. Ильин разработал дифференциально-психологическую концепцию структуры эмоциональной сферы человека. Согласно Ильину, эмоциональная сфера человека — это многогранное образование, включающее в себя: эмоции, эмоциональный тон, эмоциональные состояния, эмоциональные свойства личности (при их акцентуации — эмоциональные типы личности), эмоциональные устойчивые отношения (чувства), где каждое из них имеет отчетливые дифференцирующие признаки. Характеристики эмоционального реагирования, согласно автору, следующие: имеют знак (положительные или отрицательные переживания), влияют на поведение и деятельность (тормозят или стимулируют), интенсивность (глубина переживаний и величина физиологических сдвигов), длительность протекания (длительные или кратковременные), предметность (степень осознанности и связи с конкретным объектом). Эмоциональное реагирование Ильин подразделяет на эмоциональные реакции (эмоциональный отклик, эмоциональная вспышка, эмоциональный взрыв или аффект) и эмоциональные состояния (составляющая психических состояний, которая близка к настроению — эмоциональному тонусу). Обязательными компонентами эмоционального реагирования являются: импрессивный, физиологический, экспрессивный (речевые, мимические, пантомимические, жестикуляционные средства и внимание к своей внешности). По мнению Ильина, предформами настоящих эмоций были эмоциональный тон ощущений и впечатлений. Ильин утверждал, что эмоция — это намного более высокий уровень эмоционального реагирования, чем эмоциональный тон, потому что она имеет ряд преимуществ. Эмоция — это реакция на ситуацию, а не на отдельный раздражитель. Часто эмоция предвосхищает ситуацию и оценивает ее заранее. Если эмоциональный тон дает обобщенную оценку (приятно — неприятно), то эмоции оценивают ситуации дифференцированно, помогая тем самым заблаговременно и адекватно подготовиться к прогнозируемому событию. Эмоции, как и эмоциональный тон, являются механизмами закрепления отрицательного и положительного опыта, при этом эмоции могут проявляться активно (убежать от страха) и пассивно (замереть от страха). Также Ильин Е. П. выделил следующие свойства эмоций:

1. Универсальность — независимость эмоций от вида потребности и специфики деятельности, в которой они возникают.

2. Динамичность — фазовость протекания эмоций, нарастание напряжения и его спад.

3. Доминантность — сильные эмоции подавляют противоположные себе эмоции, не допуская их в сознание человека.

4. Суммация и упрочение — эмоции, связанные с одним и тем же объектом, суммируются в течение жизни, и, вследствие этого, увеличивается их интенсивность, происходит упрочивание чувств, переживание которых становится сильнее.

5. Адаптация — при долгом повторении одних и тех же впечатлений происходит снижение остроты, притупление эмоциональных переживаний.

6. Пристрастность (субъективность) — одна и та же причина у разных людей вызывает разные эмоции.

7. Заразительность — человек может невольно передавать в процессе общения свое настроение, переживание другим людям.

8. Пластичность — одна и та же по модальности эмоция может переживаться не только с различными оттенками, но и как эмоция другого знака.

9. Удержание в памяти — способность эмоций долго храниться в памяти.

10. Иррадиация — распространение настроения с обстоятельств, по поводу которых оно возникло, на восприятие в целом.

11. Перенос — свойство чувств переноситься на другие объекты.

12. Амбивалентность — человек может одновременно переживать отрицательные и положительные эмоции (смешанные эмоции).

13. Переключаемость — предметом одной эмоции становится другая эмоция («мне стыдно своей радости»). [11, с. 40]

По мнению автора, прямого соответствия между чувствами и эмоциями нет, так как одна и та же эмоция может выражать разные чувства, и одно и то же чувство может выражаться в разных эмоциях. «Чувство — это эмоциональная установка, являющаяся долговременным эмоциогенным фактором, вызывающим эмоциональный отклик в тот момент, когда в поле сознания появляется объект этого чувства» [11, с. 197]. Также Ильин выделил следующие свойства чувств: модальность, интенсивность, устойчивость, широта, генерализованность, дифференцированность и обобщенность. Эмоциональные свойства человека Ильин Е. П. определял как характеристики эмоционального реагирования, постоянно и ярко проявляющиеся у данного человека. Этими свойствами являются: эмоциональная возбудимость, глубина переживания эмоций, эмоциональная лабильность — ригидность, эмоциональная отзывчивость, экспрессивность, эмоциональная устойчивость, оптимизм — пессимизм.

С.Л. Рубинштейн, выдающийся отечественный психолог, являясь представителем психологической теории деятельности, утверждал, что чувства человека — это его отношение к миру, к тому, что он испытывает и делает, в форме непосредственного переживания [21, с. 377]. Отличительными и существенными признаками эмоций, согласно Рубинштейну, являются: полярность (положительный или отрицательный знак, которые часто образуют сложное противоречивое единство); субъективное состояние и отношение к объекту; противоположность напряжения и разрядки, возбуждения и подавленности. По мнению ученого, эмоции или аффективность — своеобразные познавательные процессы, которые специфическим образом отражают действительность, поэтому эмоциональные процессы нельзя противопоставлять познавательным. Согласно Рубинштейну, природа и функции эмоций определяются процессом деятельности человека, направленной на удовлетворение своих потребностей и течением органических витальных процессов. В зависимости от удовлетворения или неудовлетворения потребности, о чем сигнализируют эмоции, человек может перестроить свою деятельность соответствующим образом, чтобы достичь нужного результата. При этом течение эмоциональных процессов опосредовано такими психическими процессами, как: рецепция, восприятие, осмысливание, сознательное прогнозирование всего хода событий и действий. «Эмоциональные процессы приобретают положительный или отрицательный характер в зависимости от того, находится ли действие, которое индивид производит, и воздействие, которому он подвергается, в положительном или отрицательном отношении к его потребностям, интересам, установкам; отношение индивида к ним и к ходу деятельности, протекающей в силу всей совокупности объективных обстоятельств в соответствии или в разрез с ними, определяет судьбу его эмоций» [21, с. 379]. Рубинштейн также постулировал, что у воли и эмоций общие истоки — потребности, так как человек осознает предмет, от которого зависит удовлетворение потребности; в результате возникшего желания и чувства удовольствия или неудовольствия, которое этот предмет доставляет, у человека формируется к нему определенное чувство, и прилагаются определенные усилия для совершения действий. Эмоции формируются в ходе деятельности человека, направленной на удовлетворение потребностей, и в то же время сами эмоции, или потребности, переживаемые в виде эмоции, побуждают человека к деятельности. Противоречивость и амбивалентность чувств обусловлены разнообразием интересов, потребностей, установок личности. По мнению Рубинштейна, чувства и эмоции человека отражают строение его личности, выявляя ее направленность, ее установки, ее истинное существо [21, с. 379].

С.Л. Рубинштейн выделял три сферы эмоциональных проявлений личности. Первая — это сфера органической аффективно-эмоциональной чувствительности, к которой относятся элементарные удовольствия — неудовольствия, связанные с органическими потребностями. Вторую, более высокого уровня эмоциональных проявлений, составляют предметные чувства (эмоции), которые связаны с обладанием определенными предметами и занятиями отдельными видами деятельности. Эти чувства, соответственно их предметам, подразделяются на интеллектуальные, эстетические и материальные. Третья сфера эмоциональных проявлений человека связана с обобщенными мировоззренческими чувствами (чувство юмора, иронии, чувство возвышенного, трагического и т. п.), которые отражают отношение человека к миру, социальным событиям, нравственным категориям, ценностям. По глубокому убеждению Л. С. Рубинштейна, важнейшим источником человеческих чувств является труд — основа человеческого существования. На основе зарождения совместного труда и деятельности в процессе филогенетического развития человечества, зародился новый мир специфических чувств к человеку и к другим людям. Через отношения с другими людьми у человека формируется определенное отношение и чувства к самому себе, личностные чувства, различные направления и стороны эмоциональности, общественные чувства.

Другой видный представитель психологической теории деятельности А. Н. Леонтьев считал, что эмоции, субъективно отражая информацию о внешних объектах, об их связях и отношениях, объективных ситуациях, в которых осуществляется деятельность человека, также непосредственно отражают отношения между мотивами и реализацией, отвечающей этим мотивам деятельности. Леонтьев А. Н. дифференцировал эмоциональные явления на следующие подклассы: аффекты и страсти, собственно эмоции и чувства, которые, по его мнению, отличаются друг от друга функционально и генетически, а также разной связью со структурой деятельности, которую они регулируют. В отличие от аффектов, эмоции имеют идеаторный характер и способны регулировать деятельность в соответствии с предвосхищаемыми обстоятельствами [13, с. 161]. Кроме этого, эмоции релевантны именно деятельности, а не отдельным актам и действиям, эмоции могут обобщаться, образуя индивидуальный эмоциональный опыт. По мнению Леонтьева, эмоции — это широкий класс процессов внутренней регуляции деятельности, играющий роль ориентирующих субъективных сигналов. [13, с. 164] Простейшие эмоциональные процессы, согласно автору, являются врожденными и выражаются в двигательных, органических и секреторных изменениях. В процессе развития человека эмоции отходят от инстинктов и приобретают сложно обусловленный характер, дифференцируются и образуют разнообразные виды высших или социальных чувств. А. Н. Леонтьев, разделяя эмоции и аффекты, писал, что первые воспринимаются субъектом как состояния моего «я», вторые — как состояния, происходящие во мне [13, с. 165]. К общепринятым определениям аффектов и эмоций Леонтьев добавил, что аффекты возникают в ответ на уже фактически наступившую ситуацию и в этом смысле являются как бы сдвинутыми к концу события, в то время как эмоции предвосхищают события. Кроме этого, аффективные комплексы при определенных условиях могут полностью вытесняться из сознания, а при частом повторении ситуаций, вызывающих отрицательные аффективные состояния, это приводит к аккумуляции аффекта, которая может вылиться в «аффективный взрыв». В отличие от аффектов, эмоции являются более длительными состояниями, не всегда проявляющимися во внешнем поведении, имеют ярко выраженный ситуационный характер, а также могут возникнуть как реакция на аффект. Леонтьев также четко разделял эмоции и чувства, отмечая что эмоция носит ситуативный характер, т. е. выражает субъективное оценочное отношение к существующей или прогнозируемой ситуации, а также к своей деятельности в этой ситуации, в то время как чувства носят отчетливо выраженный предметный характер. Чувства — это устойчивые эмоциональные отношения. Существенно и то, с точки зрения Леонтьева, что эмоции и чувства могут не совпадать, но даже противоречить друг другу (например, по отношению к горячо любимому человеку мы можем испытывать гнев, раздражение или неудовольствие в определенных ситуациях). Именно поэтому Леонтьев со скепсисом относился к такому понятию, как «амбивалентность эмоций». По Леонтьеву, чувства образуют ряд уровней, начиная от простых чувств к конкретному объекту или предмету, и заканчивая высшими социальными чувствами, связанными с общественными ценностями и идеалами и являющимися продуктом жизни человека в обществе, общения с другими и воспитания.

Немалый вклад в понимание эмоций внес замечательный отечественный психолог Вилюнас В. К. По его утверждению, любое эмоциональное явление — это единство специфического субъективного переживания и некоторого отражаемого содержания. Эмоциональные процессы и состояния, рассматриваемые изолированными, не обнаруживают признаков, позволяющих их четко идентифицировать и классифицировать. При этом, деятельность представляет собой сферу, в которой эмоциональные явления обнаруживаются [6, с. 4]. В. К. Вилюнас в своих работах обосновал невозможность существования эмоций без познавательных процессов, так как благодаря взаимодействию с восприятием, памятью, вниманием эмоции выполняют оценивающую и побуждающую функции. Также, в зависимости от познавательного содержания психического образа, эмоции выделяют цели и побуждают человека к соответствующим действиям. Основываясь на этих положениях, автор предложил свою классификацию эмоций по их познавательной составляющей. Согласно этой классификации, любой предмет познавательного процесса (восприятия, памяти, мышления) выступает как объект эмоционального переживания. Ученый убежден, что знание функций эмоций по отношению к познавательному содержанию позволит экспериментально изучать эмоции через анализ познавательных процессов. Вилюнас В. К. объясняет это положение тем, что познавательные процессы, которые эмоционально переживаются, имеют ряд динамических отличий от эмоционально слабо окрашенных. К этим отличиям относятся темп, скорость, продуктивность познавательных процессов. Изучение именно этих характеристик когнитивных процессов позволит судить об эмоциональных процессах и состояниях, определяя характеристики самих эмоций: знак (положительный или отрицательный) и интенсивность (сильная или слабая).

1.2 Эмоциональный интеллект, его природа, структура и методы измерения

Прежде чем перейти к теоретическому обоснованию и смысловому содержанию понятия эмоциональный интеллект (далее ЭИ), рассмотрим предпосылки разработки данного конструкта.

Первые представления о связи эмоций и мыслительной деятельности можно увидеть ещё в трудах Платона, который выделял специфические умственные наслаждения, связанные с идеями симметрии и истины. В соответствии с делением души на три части — желательную, страстную и умственную — Платон связывал интеллектуальные волнения исключительно с умственным началом и относил «умственные удовольствия и страданиями» к чистым, высшим, не имеющим ничего общего с низшими. Так, если низшие удовольствия и страдания вытекают из удовлетворения потребностей организма, то умственные наслаждения по Платону, связаны с интеллектуальным созерцанием, а не с удовлетворением потребностей. В основе «духовных радостей» лежит сознательная оценка абсолютных достоинств вещей, не зависимая от меняющихся целей и желаний человека. Факт существования интеллектуальных эмоций не отрицается, однако они связывались исключительно с «интеллектуальным созерцанием». К активному же преобразованию человеком мира, к достижению им своих целей и удовлетворению потребностей, т. е. к «живой деятельности» человека, интеллектуальные эмоции при такой трактовке не имели отношения. Эта точка зрения надолго закрепилась в идеалистической философии.

Идея единства аффекта и интеллекта так же нашла свое отражение в трудах Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева [7], [3], [12]. Л. С. Выготский пришел к выводу о существовании динамической смысловой системы, представляющей собой единство аффективных и интеллектуальных процессов: «Как известно, отрыв интеллектуальной стороны нашего сознания от его аффективной, волевой стороны представляет один из основных и коренных пороков всей традиционной психологии. Мышление при этом неизбежно превращается в автономное течение себя мыслящих мыслей, оно отрывается от всей полноты живой жизни…» [3; 22]. Единство аффекта и интеллекта, по мнению классика психологии, обнаруживается, во-первых, во взаимосвязи и взаимовлиянии этих сторон психики на всех ступенях развития, во-вторых, в том, что эта связь является динамической, причем всякой ступени в развитии мышления соответствует своя ступень в развитии аффекта. С. Л. Рубинштейн, развивая идеи Л. С. Выготского, отмечал, что мышление уже само по себе является единством эмоционального и рационального [22].

Однако намеченные Л. С. Выготским подходы к пониманию единства аффекта и интеллекта в процессе развития человека пока не получили должной разработки. В подтверждение этого можно привести слова Д. Б. Эльконина о том, что до настоящего времени существенным недостатком рассмотрения психического развития ребенка является разрыв между процессами умственного развития и развития личности (в том числе и эмоционального) [3].

В современном обществе проблема компетентности в понимании и выражении эмоций стоит достаточно остро, поскольку в нем искусственно насаждается культ рационального отношения к жизни, воплощенный в образе некоего эталона -- несгибаемого и как бы лишенного эмоций супермена. В то же время К. Д. Ушинский, подчеркивая социальный смысл эмоций, отмечал, что общество, заботящееся об образовании ума, совершает большой промах, ибо человек более человек в том, как он чувствует, чем как он думает [3]. Действительно, культ рациональности и высокий образовательный ценз не обеспечивают гуманистическое мировоззрение и эмоциональную культуру человека.

По мнению Е. Л. Яковлевой, осознание собственной индивидуальности есть не что иное, как осознание собственных эмоциональных реакций и состояний, указывающих на индивидуальное отношение к происходящему [28].

Решению проблемы эмоциональных и психосоматических расстройств могла бы способствовать целенаправленная работа по развитию эмоциональной мудрости, той способности, которая в современных зарубежных и отечественных исследованиях называется эмоциональным интеллектом (emotional intelligence, EI) [1], [2], [28].

В последнее десятилетие эмоциональный интеллект привлекает большое внимание научного психологического сообщества. Сначала понятие ЭИ в большей степени принадлежало популярной психологии, однако академическая психология также быстро признала его в качестве важного конструкта, обладающего высоким объяснительным и прогностическим потенциалом. В настоящее время происходит активная разработка проблематики ЭИ. Вместе с тем при внимательном ознакомлении с распространёнными представлениями об ЭИ оказывается, что содержание этого понятия довольно широко и расплывчато.

Идея ЭИ выросла из понятия социального интеллекта, которое разрабатывалось такими авторами, как Э. Торндайк, Дж. Гилфорд, Г. Айзенк [24]. Особенно близко к понятию ЭИ подошёл Х. Гарднер, который в рамках своей теории множественных интеллектов описал внутриличностный и межличностный интеллект [24]. Способности, включённые им в эти понятия, имеют непосредственное отношение к ЭИ. Так, внутриличностный интеллект трактуется им как «доступ к собственной эмоциональной жизни, к своим аффектам и эмоциям: способность мгновенно различать чувства, называть их, переводить в символические коды и использовать в качестве средств для понимания и управления собственным поведением».

Первая известная в научной психологии модель ЭИ была разработана Питером Сэловеем и Джоном Мэйером, и ими же был введён в психологию и сам термин «эмоциональный интеллект». Для введения этого понятия было использовано два основания: неоднородность понятия «интеллект» и совершение интеллектуальных операций с эмоциями. Первоначальный вариант этой модели был предложен в 1990 году. Они определили ЭИ как «способность отслеживать собственные и чужие чувства и эмоции, различать их и использовать эту информацию для направления мышления и действий». ЭИ трактовался как сложный конструкт, состоящий из способностей трёх типов:

1) идентификация и выражение эмоций,

2) регуляция эмоций,

3) использование эмоциональной информации в мышлении и деятельности.

Каждый тип способностей состоит из ряда компонентов. Способность к идентификации и выражению эмоций делится на два компонента, один из которых направлен на свои, а другой -- на чужие эмоции. В первый компонент включаются вербальный и невербальный субкомпоненты, а во второй -- субкомпоненты невербального восприятия и эмпатии. Регуляция эмоций состоит из двух компонентов: регуляция своих и чужих эмоций. Третий тип способностей, связанный с использованием эмоций в мышлении и деятельности, включает компоненты гибкого планирования, творческого мышления, перенаправленного внимания и мотивации.

Позже Сэловей и Мэйер доработали и уточнили предложенную модель. Этот переработанный вариант модели основывается на представлениях о том, что эмоции содержат информацию о связях человека с другими людьми или предметами. Иначе можно было бы сказать, что они «информируют» человека о характере этих связей. При этом связи могут быть не только актуальными, но и вспоминаемыми и даже воображаемыми. Изменение связей с другими людьми и предметами приводит к изменению эмоций, переживаемых по этому поводу. В свете этих представлений ЭИ трактуется как способность перерабатывать информацию, содержащуюся в эмоциях: определять значение эмоций, их связи друг с другом, использовать эмоциональную информацию в качестве основы для мышления и принятия решений.

Анализ способностей, связанных с переработкой эмоциональной информации, позволил Сэловею и Мэйеру выделить четыре компонента. Эти компоненты выстраиваются в иерархию, уровни которой, по предположению авторов, осваиваются в онтогенезе последовательно. Важно отметить, что каждый компонент касается как собственных эмоций человека, так и эмоций других людей.

1. Идентификация эмоций. Включает ряд связанных между собой способностей, таких, как восприятие эмоций (т. е. способность заметить сам факт наличия эмоции), их идентификация, адекватное выражение, различение подлинных эмоций и их имитации.

2. Использование эмоций для повышения эффективности мышления и деятельности. Включает способность использовать эмоции для направления внимания на важные события, вызывать эмоции, которые способствуют решению задач (например, использовать хорошее настроение для порождения творческих идей), использовать колебания настроения как средство анализа разных точек зрения на проблему.

3. Понимание эмоций. Способность понимать комплексы эмоций, связи между эмоциями, переходы от одной эмоции к другой, причины эмоций, вербальную информацию об эмоциях.

4. Управление эмоциями. Способность к контролю за эмоциями, снижению интенсивности отрицательных эмоций, осознанию своих эмоций, в том числе и неприятных, способность к решению эмоционально нагруженных проблем без подавления связанных с ними отрицательных эмоций. Способствует личностному росту и улучшению межличностных отношений.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой