Влияние личностных качеств на выбор профессии учащимися старших классов

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

  • Введение
  • Глава I. Структура личности и профессиональная ориентация подростков как объекты психологического анализа
    • 1.1 Природные задатки и социокультурные качества в структуре личности подростка

1.2 Значение окружающей среды в развитии личности молодого человека

1.3 Отрочество и юность как ключевые моменты в выборе человеком своей профессии

  • Глава II. Диагностика профессионально значимых качеств личности и профессиональной направленности у подростков
    • 2.1 Описание диагностических методик

2.2 Диагностика профессионально значимых качеств личности, профессиональных склонностей и профессиональной направленности у учащихся старших классов школы 1356 г. Москва

2.3 Результаты констатирующего эксперимента

  • Глава III. Организация профориентационной работы в школе
    • 3.1 Программа профессиональной ориентации подростков

3.2 Организация и проведение профориентационной работы

3.3 Результаты формирующего эксперимента

  • Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Процессы гуманизации, демократизации и информатизации общества, быстрые темпы научно-технического прогресса обусловили необходимость модернизации российской образовательной системы. Новая система образования призвана создать условия для реализации индивидуальных образовательных и профессиональных планов каждого члена общества в соответствии с его жизненными целями, направленностью личности и способностями. Существенным шагом на пути к обновлению стала Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года, которая в качестве одного из приоритетных направлений развития выделяет профилизацию школьного обучения.

Профильное обучение вводится в старших классах общеобразовательной школы и выступает в качестве средства индивидуализации и дифференциации образовательного процесса, позволяющего более полно учитывать склонности и способности учеников, создавать условия для обучения старшеклассников в соответствии с их образовательными и профессиональными планами.

Профилизация обучения в старших классах приводит к необходимости более раннего самоопределения школьника в отношении профилирующего направления собственной учебной деятельности. Выпускник девятого класса оказывается перед выбором профиля обучения, и этот выбор очень ответственен, так как напрямую связан с профессиональным самоопределением и выбором учебного заведения.

Необходимым условием создания образовательного пространства, способствующего профильному самоопределению школьников, является введение предпрофильной подготовки на второй ступени общего образования. В качестве нормативно-правовой основы предпрофильной подготовки выступают «Концепция профильного обучения на старшей ступени общего образования» и «Рекомендации об организации предпрофильной подготовки учащихся основной школы в рамках эксперимента по введению профильного обучения учащихся в общеобразовательных учреждениях». Эти документы определяют предпрофильную подготовку как систему педагогической, психологической, информационной и организационной поддержки учащихся, содействующей их профильному самоопределению по завершении основного общего образования.

В настоящее время в области предпрофильной подготовки основные исследования ведутся в направлениях разработки, теоретического обоснования и внедрения в практику массовой школы:

— различных механизмов и моделей реализации профильного обучения и предпрофильной подготовки школьников (Г.Ф. Глебова, В. Н. Грищенко, О. Б. Даутова, Н. В. Немова, В. А. Орлов, А. А. Остапенко, О. А. Прасолова, Г. Е. Сенькина, А. П. Тряпицына и др.);

— содержания предпрофильной подготовки по конкретным дисциплинам школьной программы, включая курсы по выбору (А.Г. Каспржак, Е. В. Моргорская, И. И. Никонов, А. С. Роботова, Т. В. Черникова, И. Н. Щербо и др.);

— содержания и методик профессиональной ориентации школьников в предпрофильной подготовке (Л.А. Гулевич, Т. Б. Демина, А. Г. Каспржак, А. В. Кузнецов, П. С. Лернер, Е. А. Мороз, Н. Ф. Родичев, Н. Е. Рубцова, А. И. Селифанов, С. Н. Чистякова и др.);

— современных педагогических технологий в профильном обучении и предпрофильной подготовке (О.Б. Даутова, В. М. Казакевич, О. Н. Крылова, Е. Б. Мартынова, Е. С. Полат и др.);

— методик психолого-педагогической диагностики в ситуации выбора школьниками профиля обучения (И.В. Гладкая, И. Ю. Гутник, О. Б. Даутова, Т. В. Менг, Д. А. Метелкин, Е. В. Пискунова, А. П. Тряпицына и др.).

В то же время в работах современных исследователей явно недостаточно внимания уделяется проблеме обоснования и разработки педагогических условий, способствующих профильному самоопределению школьника.

Целью настоящей дипломной работы является исследование влияния личностных качеств на выбор профессии учащимися старших классов. Для достижения поставленной цели в работе решен комплекс взаимосвязанных задач:

1. дана характеристика структуры личности и профессиональной ориентации подростков как объектов психологического анализа;

2. проведено эмпирическое исследование личностных качеств и профессиональной направленности личности старшеклассников;

3. проведен формирующий эксперимент по организации профориентационной работы в школе, по результатам которого сформулированы выводы.

Таким образом, объектом данного исследования являются учащиеся старших классов школы 1356 г. Москва, предметом — профессиональные ориентации старшеклассников.

Гипотезой исследования является предположение о том, что проведение в старших классах общеобразовательной школы программ профориентационной подготовки способствует формированию у учащихся профильной направленности личности и облегчает им дальнейший выбор учебного заведения высшей школы, делая решение о получении высшего образования той или иной направленности более взвешенным и обоснованным.

Поставленные цель и задачи обусловили структуру и логику дипломной работы, которая включает в себя введение, три главы, заключение, список использованной литературы и приложения.

Глава I. Структура личности и профессиональная ориентация подростков как объекты психологического анализа

1.1 Природные задатки и социокультурные качества в структуре личности подростка

Хронологически подростковый возраст определяется от 10−10 до 14−15 лет

Основной особенностью этого возраста являются резкие, качественные изменения, затрагивающие все стороны развития. Процесс анатомо-физиологической перестройки является фоном, на котором протекает психологический кризис.

Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физическое и физиологическое развитие. Увеличиваются рост и вес ребенка, причем у мальчиков в среднем пик «скачка роста» приходится на 13 лет, а заканчивается после 15 лет, иногда продолжаясь до 17. У девочек «скачок роста» обычно начинается и кончается на два года раньше (дальнейший, более медленный рост может продолжаться еще несколько лет).

Изменение роста и веса сопровождается изменением пропорций тела. Сначала до «взрослых» размеров дорастают голова, кисти рук и ступни, затем конечности — удлиняются руки и ноги — ив последнюю очередь туловище. Интенсивный рост скелета, достигающий 4−7 см в год, опережает развитие мускулатуры. Все это приводит к некоторой непропорциональности тела, подростковой угловатости. Дети часто ощущают себя в это время неуклюжими, неловкими [1, c. 40].

В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. Поэтому для подростков характерны изменение АД (артериального давления), повышенная утомляемость, перепады настроения; гормональная буря => неуравновешенность.

Это состояние удачно выразил американский подросток: «В 14 лет мое тело будто взбесилось». Эмоциональную нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, сопровождающее процесс полового созревания.

Социальная ситуация развития представляет собой переход от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости. Подросток занимает промежуточное положение между детством и взрослостью.

Ведущей деятельностью подростка является общение со сверстниками. Главная тенденция — переориентация общения с родителей и учителей на сверстников.

1) Общение является для подростков очень важным информационным каналом;

2) Общение — специфический вид межличностных отношений, он формирует у подростка навыки социального взаимодействия, умение подчиняться и в тоже время отстаивать свои права;

3) Общение — специфический вид эмоционального контакта. Дает чувство солидарности, эмоционального благополучия, самоуважения. Психологи считают, что общение включает 2 противоречивых потребности: потребность в принадлежности к группе и в обособленности (появляется свой внутренний мир, подросток испытывает потребность остаться наедине с собой). Подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремится внешне ничем не отличаться от сверстников. Типичной чертой подростковых групп является конформность — склонность человека к усвоению определенных групповых норм, привычек и ценностей, подражательность. Желание слиться с группой, ничем не выделяться, отвечающее потребности в безопасности, психологи рассматривают как механизм психологической защиты и называют социальной мимикрией [37, c. 115].

В интеллектуальной сфере происходят качественные изменения: продолжает развиваться теоретическое и рефлексивное мышление. В этом возрасте появляется мужской взгляд на мир и женский. Активно начинают развиваться творческие способности. Изменения в интеллектуальной сфере приводят к расширению способности самостоятельно справляться со школьной программой. В тоже время многие подростки испытывают трудности в учебе. Для многих учеба отходит на второй план [73, c. 75].

Центральное новообразование подростничества — «чувство взрослости" — отношение подростка к себе как к взрослому. Это выражается в желании, чтобы все — и взрослые, и сверстники — относились к нему не как к маленькому, а как к взрослому. Он претендует на равноправие в отношениях со старшими и идет на конфликты, отстаивая свою «взрослую» позицию. Чувство взрослости проявляется и в стремлении к самостоятельности, желании оградить какие-то стороны своей жизни от вмешательства родителей. Это касается вопросов внешности, отношений с ровесниками, может быть — учебы. Чувство взрослости связано с этическими нормами поведения, которые усваиваются детьми в это время. Появляется моральный «кодекс», предписывающий подросткам четкий стиль поведения в дружеских отношениях со сверстниками.

2. Развитие самосознания (формирование «Я-концепции» система внутренне согласованных представлений о себе, образов «Я»).

3. Критичность мышления, склонность к рефлексии, формирование самоанализа.

4. Трудности роста, половое созревание, сексуальные переживания, интерес к противоположному полу.

5. Повышенная возбудимость, частая смена настроений, неуравновешенность.

6. Заметное развитие волевых качеств.

7. Потребность в самоутверждении, в деятельности, имеющий личностный смысл [32, c. 141].

Направленность личности:

— гуманистическая направленность — отношение подростка к себе и обществу положительны;

— эгоистическая направленность — он сам является более значимым, чем общество;

— депрессивная направленность — он сам никакой ценности не представляет для себя. Его отношение к обществу можно назвать условно положительным;

— суицидальная направленность — ни общество, ни личность для самой себя не представляет никакой ценности.

Обычно о подростковом возрасте говорят как о периоде повышенной эмоциональности. Это проявляется в возбудимости, частой смене настроения, неуравновешенности. Характер многих подростков становится акцентуированным — крайний вариант нормы.

У подростков от типа акцентуации характера зависит многое — особенности транзиторных нарушений поведения («пубертатных кризов»), острых аффективных реакций и неврозов (как в их к картине, так и в отношении вызывающих их причин). С типом акцентуации характера необходимо считаться при разработке реабилитационных программ для подростков. Этот тип служит одним из главных ориентиров для медико-психологических рекомендаций, для советов в отношении будущей профессии и трудоустройства, что весьма существенно для устойчивой социальной адаптации.

Тип акцентуации указывает на слабые места характера и тем самым позволяет предвидеть факторы, способные вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации, — тем самым открываются перспективы для психопрофилактики.

Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной.

В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуации характера: явная и скрытая.

Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера. Выраженность черт определенного типа не препятствует возможности удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение обычно соответствует способностям и возможностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.

Скрытая акцентуация. Эта степень, видимо, должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления» [66, c. 193].

Несмотря на редкость чистых типов и преобладание смешанных форм, выделяют 10 основных типов акцентуации:

1. Гипертимность. Люди, склонные к повышенному настроению, оптимисты, быстро переключаются с одного дела на другое, не доводят начатого до конца, недисциплинированные, легко попадают под влияние неблагополучных компаний. Подростки склонны к приключениям, романтике. Не терпят власти над собой, но любят, когда их опекают. Тенденция к доминированию, лидированию. В патологии — невроз навязчивых идей.

2. Застревание. Склонность к «застреванию аффекта», к бредовым реакциям. Люди педантичные, злопямятные, долго помнят обиды, сердятся, обижаются. Нередко на этой почве могут появится навязчивые идеи. Сильно одержимы одной идеей. Слишком устремленные, «упертые в одно», зашкаленные. В эмоциональном отношении ригидны (ниже нормы). Иногда могут давать аффективные вспышки (сильное нервное возбуждение), могут проявлять агрессию. В патологии — паронояльный психопат.

3. Эмотивность. Аффектно лабильные (неустойчивые). Люди у которых быстро и резко меняется настроение по незначительному для окружающих поводу. От настроения зависит все — и работоспособность, и самочувствие и т. д. тонко организована эмоциональная сфера; способны глубоко чувствовать и переживать. Склонны к добрым взаимоотношениям с окружающими. В любви ранимы как никто. Не против того, чтобы их опекали, заботились.

4. Педантичность. Преобладание черт педантизма. Люди ригидны, им трудно переключаться с одной эмоции на другую. Любят чтобы все было на своих местах чтобы люди четко оформляли свои мысли — крайний педантизм. Периоды злобно-тоскливого настроения, все их раздражает. В патологии — эпилептоидная психопатия. Могут проявлять агрессию (долго помнят и выливают).

5. Тревожность. Люди меланхолического склада с очень высоким уровнем конституционной тревожности, не уверены в себе. Недооценивают, преуменьшают свои способности. Застенчивы, пугаются ответственности.

6. Циклотимность. Резкие перепады настроения. Хорошее настроение коротко, плохое длительно. При депрессии ведут себя как «тревожные», быстро утомляются, снижается творческая активность. При хорошем настроении как гипертимные.

7. Демонстративность. В патологии психопатия истерического типа. Люди, у которых сильно выражен эгоцентризм, стремление быть постоянно в центре внимания («пусть ненавидят, лишь бы не были равнодушными»). Много таких людей среди артистов. Если нет способностей, чтобы выделиться, тогда они привлекают внимание антисоциальными поступками. Патологическая лживость — чтобы приукрасить свою особу. Склонны носить яркую, экстравагантную одежду — могут быть определены чисто внешне.

8. Возбудимость. Склонность к повышенной импульсивной реактивности в сфере влечения. В патологии — эпилептоидная психопатия.

9. Дистимичность. Склонность к расстройствам настроения. Противоположность гипертимности. Настроение пониженное, пессимизм, мрачный взгляд на вещи, утомляем. Быстро утомляется в контактах и предпочитает одиночество.

10. Экзальтированность. Склонность к аффективной экзальтации (близко к демонстративности, но там из-за характера, а здесь идут те же проявления, но на уровне эмоций, т. е. от темперамента) [68, c. 31].

1) лабильный — резкая смена настроения в зависимости от ситуации;

2) астенический — тревожность, нерешительность, быстрая утомляемость, раздражительность, склонность к депрессии;

3) боязливый (сензитивный) тип — робость, стеснительность, повышенная впечатлительность, тенденция испытывать чувство неполноценности;

4) психастенический — высокая тревожность, мнительность, нерешительность, склонность к самоанализу, постоянным сомнениям и рассуждательству, тенденция к образованию ритуальных действий;

5) шизоидный — отгороженность, замкнутость, трудности в установлении контактов (экстраверсия — интроверсия), эмоциональная холодность, проявляющаяся в отсутствии сострадания (симпатия) недостаток интуиции в процессе общения;

6) эпилептоидный — недостаточная управляемость, импульсивность поведения, нетерпимость, склонность к злобно-тоскливому настроению с накапливающейся агрессией, проявляющейся в виде приступов ярости и гнева (иногда с элементами жестокости), конфликтность, вязкость мышления, чрезмерная обстоятельность речи, педантичность;

7) неустойчивый (экстравертированный) тип — склонность легко поддаваться влиянию окружающих, постоянный поиск новых впечатлений, компаний, умение легко устанавливать контакты, носящие, однако, поверхностный характер;

8) конформный — чрезмерная подчиненность и зависимость от мнения других, недостаток критичности и инициативности, склонность к консерватизму [64, c. 28].

Влияние семьи. Самое главное, что может дать семья — научить ребёнка воздерживаться от развлечений в урочное время, прочувствовать, что значит «Делу время. Потехе час», брать ответственность на себя, тем самым научиться управлять своей волей.

Разумная и любящая ребёнка семья помогает ребёнку освоить предъявляемые ему требования учебной деятельности и принять их как неизбежное и необходимое.

Успехи ребёнка в освоении норм жизни в новых условиях поддерживаются, прежде всего, в семье и формируют у него потребность и в учебной деятельности.

Характер адаптации к условиям школьной жизни и отношение к ребёнку со стороны семьи определяют состояние и развитие его чувства личности.

Потребность в признании. Ребенок испытывает ненасыщаемую потребность обращаться к взрослым за оценкой результатов своей деятельности и достижений. В этом случае поддержка родителей очень важна для ребёнка.

Общение в школе. Характерная черта взаимоотношений состоит в том, что их дружба основана, как правило, на общности внешних жизненных обстоятельств с случайных интересов (например: дети сидят за одной партой, живут в одном доме, интересуются приключенческой литературой и т. п.). Сознание младших подростков ещё не достигает того уровня, чтобы мнение сверстников служило критерием подлинной оценки самого себя. Конечно, они с большим интересом относятся к оценке, которую дают им одноклассники за ловкость, сообразительность, смелость и остро переживают, если эта оценка расходится с желаемой. Но такие переживания кратковременны, и, главное их легко изменить оценкой со стороны взрослых [67, c. 38].

На границе подросткового возраста, между 10−12 годами, сначала девочки, а потом мальчики становятся неуправляемыми. Однако пресловутая подростковая неуправляемость сочетается с удивительной гибкостью, пластичностью 10−12 летних, их готовностью к переменам и открытостью для сотрудничества.

Это — возраст кипучей энергии, больших замыслов, активного стремления к творческой деятельности.

Исходя из комментария, такой результат может характеризовать: падение самооценки, рост депрессивных состояний. Постепенный выход из стресса связывается, прежде всего, с семейными условиями жизни ребёнка. По данным психологов ситуация адаптации вызывает у многих пятиклассников повышенную тревожность, как школьную так и личностную, а зачастую и выявление страхов. Например, усиливается страх несоответствовать ожиданиям окружающих, который в этом возрасте, как правильно сильнее, чем страх вамовыражения. Для ребёнка младшего подросткового возраста чрезвычайно важно мнение других людей о нём и о его поступках. Постоянный страх не соответствовать ожиданиям окружающих приводит к тому, что и способный ребёнок не проявляет в должной мере свои возможности. Школьные страхи не только лишают ребёнка психологического комфорта, радости учения, но и способствуют развитию детских неврозов.

Физиология. Переход из начальной школы в среднюю справедливо считается кризисным периодом:

— неизбежное снижение успеваемости;

— повышение уровня тревожности.

Внешние изменения совпадают с началом физиологических изменений в организме детей.

Ребёнок начинает расти, становится плаксивым, рассеянным, утомляемым. Как следствие: ослабление памяти, внимания [71, c. 27].

У многих наблюдается резкое падение самооценки. Возраст — бурного развития и роста организма.

Начало его перестройки связан с началом деятельности гипофиза (нижний мозговой придаток), особенно его передней доли, гармоны которого стимулируют рост тканей и функционирование других желёз внутренней секреции. Происходит интенсивный рост тела. Наблюдается возрастное несоответствие в развитии сердечно-сосудистой системы; сердце значительно увеличивается в объёме, а диаметр кровеносных сосудов отстаёт в развитии. Это приводит к функциональным расстройствам (головокружение, боли, быстрая утомляемость) и как следствие проявляется в таких проявлениях, как: возбуждаемость, раздражительность, вспыльчивость [68, c. 36].

1.2 Значение окружающей среды в развитии личности молодого человека

Проблема подростка кроется не в слабости воли, а в слабости целей. Познавательная активность подростка (его цели) существенно ограничены рамкой классно-урочной системы школьного образования. Поэтому вопросы оснований реконструкции подростковой школы на сегодняшний день являются самыми обсуждаемыми и не случайно.

Существует опасность: если подростку, способному мыслить гипотезами и строить действия, соответствующие проверке своих предположений, не предоставлять возможности действовать самостоятельно, то кризис первой фазы (12−14 лет) подросткового возраста, характеризующийся возникновением «способности к самостоятельному целеполаганию» существенно затягивается. В связи с этим переход в новую фазу развития приобретает острые, конфликтные, не продуктивные формы. Наращивание академической базы при таких условиях обучения становится для большинства подростков проблемой, а педагоги оказываются бессильными помочь им в преодолении этой проблемы. Поскольку развитие есть превращение (а не приращение), преобразование (изменение образа, в частности, образа своего Я), переход из одного состояния (формы, фазы) в другую, то ограничение возможности действовать согласно самостоятельно поставленным целям, ограничивает возможности возрастного развития [36, c. 218].

Подростковая школа — это не нулевой уровень школьного образования. Учебная деятельность, грамотно выстроенная в младшем школьном возрасте, порождает теоретическое мышление, как центральное новообразование, и способность управлять своим поведением на основе последовательно разворачивающихся суждений. Это предопределяет такой уровень развития сознания (рефлексивного мышления) подростков, который рождает потребность обернуться на самого себя. На основе реализации этой потребности у подростка второй фазы (14−16 лет) развития появляется осознание своего места в будущем, происходит рождение «жизненной перспективы». Создание условий для опробования этой перспективы и есть продуктивное завершение подросткового возраста.

Однако упорное продолжение образования в подростковой школе в «знаньевой парадигме» не может предоставить подростку возможности социального опробования своих индивидуальных способностей, чтобы понять их социальную ценность и значимость социума, культуры для своего развития, понять закономерности собственного развития, саморазвития. Это порождает у подростка гипертрофированные формы стремления к самоутверждению и самовыражению, одновременно затормаживая возможность становления центрального новообразования — самоопределения.

Становление продуктивного ученического действия не может происходить вне продуктивного педагогического действия. Это самостоятельная проблема эффективности организации современного школьного образования. В рамке «фундаментальной академической подготовки» эта проблема (об адекватности, соразмерности продуктивных действий учеников и педагогов) даже не обсуждается. Но в экспериментальной инновационной практике такая проблема осознана и является основанием смены предметности педагогической деятельности и создания принципиально иных моделей школьного (а значит и вузовского) образования [30, c. 92].

В связи с этим возникает следующая гипотеза: для продуктивного решения проблемы реализации подростковых новообразований необходимо специальное педагогическое проектирование школьной образовательной среды. Определяя проектирование в образовании как процесс «выращивания» новейших форм отношений педагогов и учащихся, новых содержаний и технологий образования, способов и технологий педагогической деятельности, мы экспериментально проверили продуктивность проектирования школьной образовательной среды как ресурса становления взрослого, ответственного действия учащегося в совокупности с действиями педагогов, адекватными задаче взросления ученика. Такой подход потребовал принципиального изменения условий образования подростков. Для того чтобы подросток оказался способным видеть собственное действие с учетом не только реальной возможности его исполнения, но и с учетом отношения к нему окружающих, отношения социума к своему действию (в пределе — взгляд через приму культуры), необходим переход в поисковый, исследовательский режим организации образования. Наиболее соответствуют этому режиму проектные формы образования. Последовательность освоения разных форм подростковых, моновозрастных, разновозрастных, в том числе и детско-взрослых проектов, отражена в верифицированной нами возрастно-нормативной модели реконструкции подростковой школы, главная идея которой состоит в специальном проектировании образовательной среды как преобразующегося и совместно преобразуемого ресурса [21, c. 57].

Согласно этой модели в переходный период (10−12 лет) учащиеся должны получить возможность почувствовать себя реально взрослыми. Показано, что на этом этапе становления ответственного, взрослого поведения продуктивно создание ситуаций для выхода подростка в позицию учащего другого (учителя), что важно в плане развития его самосознания и способности к самообразованию («обучая другого, лучше понимаю, как учить себя»). Исследовались ситуации совместной подготовки к уроку ученика и учителя. Это требовало и от школьника, и от педагога выхода в позицию учащего другого. В таких ситуациях действия педагогов и подростков становятся партнерскими — они находятся в равноправных позициях. В итоге происходит смена предметности педагогической деятельности, которая заключается в совместном (ученика и педагога) обнаружении и затем проектировании недостающих учебных форм и средств, спецкурсов. Получено экспериментальное подтверждение, что именно в точке обнаружения недостающих учебных средств происходит осознание подростками первоначально возможности выбора, затем ответственности за свой выбор, и только в итоге — собственно осознанный самостоятельный выбор.

Ядро подростковой школы должна составить возможность встречи замыслов подростка и его реальных действий. Подростку принципиально важно экспериментирование с собственным действием особенно в социальной сфере. В связи с этим проведено исследование полноты условий для реализации этой возрастной потребности. В результате получено доказательство того, что основная задача подросткового возраста может быть решена при проектировании образовательной среды как ресурса социального позиционирования подростков, пространства освоения культурной формы и способа выражения своей позиции. Подтверждена также эффективность проектной формы учения подростков на материале разных учебных предметов: математики, иностранных языков, истории, астрономии, естествознания. Основная педагогическая задача проектного учения заключается в специальной организации (педагогическом проектировании) условий формирования авторской позиции подростков в учебных курсах и во внеурочной сфере школьного образования. Организационные формы становления авторской позиции подростков: творческие мастерские, школьный пресс-центр и школьный издательский центр как пространства свободного выбора и становления ответственного, взрослого поведения [17, c. 162].

Самоопределение, способность к самообразованию в том числе, как качество личности можно тоже активно формировать, «выращивать». Экспериментально показано, что проекты (как учебные и научно-исследовательские, так и социальные) следует рассматривать как эффективные методические формы и средства такого выращивания, культурную среду (среду насыщенную культурными образцами и вариантами их эффективного освоения, способами их построения). Создание социальных ситуаций развития предполагает обеспечение, полную техническую и методическую поддержку возможности опробования учеником своих способностей действовать согласно своему замыслу, реального их воплощения. В том числе признания его авторства, продуктов его деятельности, в частности выстроенной им программы своего образования (индивидуальной образовательной программы). При таких условиях детское (ученическое) авторство становится ресурсом школьной образовательной среды. Таким образом, включение ученических материалов в образовательный ресурс школы — есть принципиально значимое условие становления реальной взрослости подростка.

Такие формы проявления самостоятельности школьников как учебно-предметное позиционирование и социальное позиционирование, имеют принципиально разные основания: содержательный — понятийный — и социокультурный конфликты соответственно. Организация школьного образования в форме совместной деятельности, сотрудничества, полагающего умение вести собственное рассуждение с учетом суждения другого (сверстника, младшего или старшего) является необходимым условием становление позиции, сначала в рамках учебного предмета, затем в расширяющейся рамке социокультурного взаимодействия. С этим сопряжены и принципиально иные основы мониторинга качества образования в подростковой школе: по увеличению «рамки», временной перспективы, к определению которой для себя подготовлен подросток можно судить об эффективности образовательного процесса. Таким образом, в предлагаемой нами модели заложены психологически оправданные основы смены оценки качества школьного образования [23, c. 249].

Принципиальная смена образовательной парадигмы — выход на деятельностную педагогику — предполагает реконструкцию подростковой школы в опоре на возрастные новообразования: становление способности осознанно, инициативно и ответственно строить свое действие в окружающей среде, первоначально школьной образовательной, а затем и более широком социуме, культуре. Для того чтобы подросток оказался способным видеть собственное действие с учетом не только реальной возможности его исполнения, но и с учетом отношения к нему окружающих, отношения разных социальных групп к своему действию (в пределе — взгляд через приму культуры), необходимо специально проектировать школьную среду как совместно преобразуемый образовательный ресурс. Рассматривается модель образовательной среды, в которой заложены возможности наиболее полного формирования способности школьников самостоятельно строить свое поведение.

Образовательная среда проектируется нами как ресурс для развития совместно действующих субъектов образования и как ресурс развиваемый, реконструируемый, преобразуемый совместно действующими в ней субъектами [7, c. 73].

Основной принцип проектирования такой образовательной среды заключается в построении совместных действий субъектов образования (педагогов и учащихся и школьников между собой). Эти действия должны быть открытыми, т. е. полагающими включение в свои действия действий другого (других) — «совокупные» действия в терминологии Д. Б. Эльконина. Открытое действие по своей природе таково, что не может быть изначально задано, оно всегда должно быть найдено и выстроено соответственно ситуации или цели совместной деятельности. Таким образом, открытое действие, с нашей точки зрения, по своей сущности является поисковым, исследовательским. Модель образовательной среды, обеспечивающей становление открытых действий, должна, по сути, проектироваться как система построения открытого взаимодействия, открытых отношений.

Принципиально важным в проектировании школьной среды для подростков как совместно преобразуемого образовательного ресурса (того, что осознано как необходимое) требует построения открытых действий между сверстниками (в моновозрастных группах и между ними), участниками разновозрастных групп и между ними, включая взаимодействие учеников и педагогов.

Принимая за исходную педагогическую задачу развитие самостоятельного, инициативного действия подростка, следует подчеркнуть, что педагогические действия, адекватные этой задаче, должны обеспечить освоение подростком культурных форм предъявления обществу своих позиций. В нашем исследовании экспериментально проверено, что наиболее важным условием становления у подростков собственных, авторских позиций является готовность педагогов (внутренняя, психологическая и методическая, технологическая подготовленность) к построению открытых («совокупных», исследовательских) действий с учениками и между ними, которая наиболее полно отражается в способности моделировать ситуации для выхода подростков в новые жизненные позиции. Это могут быть социокультурные ситуации и учебные, но надпредметные. Как (не)влияет (не)умение, готовность педагогов к моделированию образовательных ситуации на динамику развития возрастных новообразований подростков и как подготовить педагогов к проектированию таких ситуаций составляет предмет самостоятельной публикации.

Получено экспериментальное подтверждение гипотезы о том, что, если учебная деятельность грамотно выстроена в младшей школе, то делает подростка способным не только к переносу учебных действий в новые условия действования, в новые различные учебно-предметные области, но и способным строить собственную образовательную деятельность на их основе. Обязательным условием, обеспечивающим подросткам положительную динамику становления способности к проектированию собственной образовательной деятельности, является перевод педагогической технологии в поисковый, исследовательский режим, который предполагает смену форм средств и методических приемов не только учебно-предметного содержания образования, но и отношений между субъектами образования. Так, проектирование соответствующих образовательных (учебных и не учебных) ситуаций для выхода 10−12-летних школьников в позицию учащего другого, создает возможности подросткам кризисной фазы развития (12−13−14 лет) для широкого социального опробования как всей совокупности освоенных ими учебных действий, так и конструируемой, проектируемой подростками (совместно или индивидуально) собственной образовательной деятельности. В итоге именно это предопределяет проявление и реализацию центрального новообразования подросткового возраста — стремления к самоутверждению и самореализации.

Известно, для того чтобы в младшем подростковом возрасте (период 10−12 лет) учащиеся могли получить возможность почувствовать себя реально взрослыми в рамках учебного взаимодействия, чтобы уже на этом этапе происходило становление ответственного, взрослого поведения, необходимо создание ситуаций для выхода подростка в позицию учащего другого. Это важно в плане развития его самосознания и формирования способности к самообразованию («обучая другого, лучше понимаю, как учить себя») [26, c. 167].

Наше исследование показало, что системное проектирование в образовательном пространстве школы ситуаций, условий подготовки школьников к уроку из позиции учащего другого, выводит действия педагогов и подростков на качественно иной уровень — они становятся в равноправные позиции, отношения строятся как партнерские, что принципиально для развития инициативного, субъектного, самостоятельного действия подростка. При этом происходит смена предметности педагогической деятельности. Особым предметом деятельности педагога становится совместное (ученика и педагога) обнаружение и затем проектирование недостающих (необходимых, требуемых конкретным ученикам) учебных форм и средств, спецкурсов и т. п. Именно в точке обнаружения недостающих учебных средств происходит осознание подростками первоначально возможности выбора, затем ответственности за свой выбор, и только в итоге — собственно осознанный самостоятельный выбор своего дальнейшего образования. Таковы основные этапы самоопределения подростка. На каждом из этих этапов происходит конструирование подростками (первоначально во взаимодействии, а затем индивидуально) необходимых конкретно им учебных средств, которые включаются в совместно проектируемый школьный образовательный ресурс, что делает результаты индивидуальной образовательной деятельности подростков социально оцениваемыми и значимыми. Это имеет, подчеркнем еще раз, принципиальное значение для становления реальной взрослости подростка.

Подростку важно экспериментирование с собственным действием, особенно в социальной сфере. В связи с этим мы полагаем, что основную задачу подростковой школы (периода 12−13−14 лет) составляет проектирование образовательной среды как ресурса социального позиционирования — пространства освоения культурной формы и способа выражения своей позиции и ее социального опробования [28, c. 349].

Такие формы проявления самостоятельности школьников как учебное позиционирование и социальное позиционирование, имеют принципиально разные основания: содержательный (понятийный) и социокультурный конфликты соответственно. Организация школьного образования в форме совместной деятельности, сотрудничества, полагающего умение вести собственное рассуждение с учетом суждения другого (сверстника, младшего или старшего) является необходимым условием становление позиции, сначала в рамках учебного предмета, затем в расширяющейся рамке социокультурного взаимодействия.

Кроме того, проектирование педагогами ситуаций для реальной социальной пробы подростков в целях развития их возрастного новообразования, является условием для познания и осознания подростком самого себя как некоторого единого целого. Наше исследование имеет экспериментальное подтверждение того, что именно проектирование образовательной среды, как пространства становления авторской позиции и ее социального опробования обеспечивает формирование у подростков следующей, стабильной фазы развития, нового уровня самосознания — потребности в самоопределении.

Становление способности подростка к самостоятельному выбору, в частности, выбору своего образовательного пути, образовательной траектории — самоопределению, зависит от форм и средств ее «выращивания». В верифицированной нами возрастно-нормативной модели становления учебной самостоятельности подростков ключевым звеном является педагогическое проектирование условий формирования авторской позиции, как в учебных курсах, так и в неучебной сфере школьного образования. Показано, что проектирование и преобразование (моделирование) педагогами ситуаций, форм и средств, позволяющих подросткам осознать и оформить собственные позиции, как в рамке учебных курсов, так и за пределами учебно-предметной области существенно повышает динамику развития у подростков центральных возрастных новообразований, расширяет пространство их свободного выбора и становления ответственного, взрослого поведения [24, c. 157].

1.3 Отрочество и юность как ключевые моменты в выборе человеком своей профессии

Субъектом образовательной деятельности является учащийся. Поэтому для выявления психолого-педагогической условий реализации процесса формирования профессиональной идентичности необходимо учитывать влияние возрастных и специфических особенностей личности учащегося как многофакторно обусловленной саморазвивающейся системы субъекта образовательного процесса, имеющего большое количество степеней свободы, но и подверженного существенным ограничениям внутреннего и внешнего характера. Это порождает различного рода противоречия, которые могут выступать как стимулом, так и препятствием для становления профессионала, что требует обоснования и разработки эмпирических критериев профессиональной идентичности в процессе обучения [3, c. 372].

Ведущим видом деятельности учащегося является учебно-профессиональная деятельность. Поэтому профессиональное самосознание учащегося — это осознание себя как учащегося учебно-профессиональной и будущей профессионально-производственной деятельности.

Основными (интегральными) компонентами профессионального самосознания учащегося являются такие сложные личностные образования, как «Я-образ», «Я-концепция».

В структуру обобщенного образа-Я учащегося входят не только знание своего внешнего облика, знание о своих различных качествах, способностях, характере, но и представление о тех свойствах личности, которые являются профессионально важными.

В образ-Я учащегося включаются знания о своих интересах, склонностях, способностях и возможностях (т.е. о своей профессиональной направленности). Я-образ учащегося включает следующие формы:

— Я-идеальное (идеальное представление о самом себе);

— Я-нормативное (представление о своём соответствии определенным требованиям);

— Я-реальное (представление о наличных качествах и свойствах).

На основе Я-образа у учащегося складывается Я-концепция — относительно устойчивая, в большей или меньшей мере осознанная система представлений о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе. Я-концепция позволяет учащемуся выстроить стратегию своей профессиональной подготовки и будущего профессионального роста.

Затем нужно сформировать у учащихся позитивный образ избранной профессии: история и значение профессии в настоящее время, предмет, условия, средства труда, требования профессии человеку, перспективы развития профессии.

Учащийся должен иметь представление о требованиях к современному профессионалу, положительные образцы для подражания в профессиональной деятельности.

На основе сопоставления образа-Профессии с образом-Я у учащегося формируется профессиональный образ-Я и складывается осознание своей тождественности с избранной профессией, формируется положительное отношение к себе как субъекту настоящей учебно-профессиональной деятельности и будущей профессионально-производственной деятельности.

Проведенный анализ позволяет нам процесс формирования у учащихся профессиональной идентичности графически выстроить следующим образом (рис. 1. 1).

Рис. 1.1 — Процесс формирования у учащихся профессиональной идентичности [9, c. 92]

Результаты теоретического анализа позволяют выделить три основных этапа формирования у учащихся профессиональной идентичности.

Первый этап — это период осмысления профессиональной идентичности, когда на основе вхождения в новую социальную и профессиональную среду внешняя идентичность переходит во внутренне принятую, осознанную, эмоционально окрашенную характеристику. Это нестабильный этап, связанный с адаптацией к новой социальной роли учащегося. Суть его заключается в становлении идентификации и предвосхищении будущей профессиональной идентичности. Этот этап можно назвать адаптационным.

Второй этап -- это период, когда на основе осознания требований новой социально-профессиональной роли и собственных способностей и возможностей происходит осознание достижений, которые сделаны благодаря собственным усилиям. В этот период конструктивные схемы саморазвития находятся в достаточно стабильном состоянии, поскольку учащийся начинает получать удовлетворение от восприятия себя как субъекта будущей профессиональной деятельности («Я-будущий специалист»). Этот этап можно назвать стабилизационным.

Третий этап — период, когда на основе осознания спектра ролей, усвоенных в ходе профессионализации, происходит формирование новых целей и перспектив. Это второй нестабильный период, суть которого заключается в переосмыслении и уточнении различных вариантов профессионально-творческого саморазвития, трудоустройства и построения профессиональной карьеры («Я-и моя профессия и карьера»). Этот период условно можно назвать уточняющим [22, c. 134].

По данным исследований этапы формирования у учащихся профессиональной идентичности графически можно представить следующим образом.

Как видно из рисунка, этапы формирования у учащихся профессиональной идентичности не существуют изолированно, они тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Процесс формирования у учащихся профессиональной идентичности является противоречивым.

На основе исследований В. И. Андреева, С. И. Архангельского, А. А. Баталова, Е. П. Бочаровой, Е. И. Горячевой, В. В. Давыдова, В.А. Канн-Калика, Б. Б. Косова, И. Ф. Исаева, Л. Н. Макаровой, Л. С. Подымовой и В. А. Сластенина и других ученых можно выделить две группы противоречий в формировании социально-профессиональной идентичности специалистов [57, c. 513].

Рис. 1.2 — Этапы процесса формирования у учащихся профессиональной идентичности [34, c. 136]

Социально-педагогические противоречия отражают несоответствия «между социальными процессами, с одной стороны, и функционированием, развитием педагогической системы, которая является частью социальной подсистемы, с другой». Это проявляется как в известном отставании педагогической системы от развивающегося общества, так и в недооценке социокультурной роли образования, что особенно тревожит в современных условиях. Эти противоречия выражают, с одной стороны, общественные ожидания и представления о целостном облике специалиста-профессионала, его социальном статусе, нравственных качествах, уровне профессиональной подготовки, интеллигентности и т. п.; с другой стороны — реальные возможности педагогической системы обеспечивать необходимое качество образования в условиях общего кризиса.

Вторую группу противоречий можно назвать организационно-педагогическими. Они возникают в самой образовательной системе, в процессе организации учебно-профессиональной деятельности учащихся. В теории и практике осуществляется перенос акцента с обучающей деятельности преподавателя на познавательную деятельность учащегося. Отсюда требование активизации учебной работы учащихся, научить их учиться, реализовать принцип активности в профессиональном самоопределении [39, c. 31].

Возникновение педагогических противоречий, осознание их формирующейся личностью активизирует ее стремление к достижению социально-профессиональной идентичности, то есть противоречия выступают в качестве диалектических движущих сил саморазвития личности.

В психологии детерминизм (от лат. determinaze- определять) понимается как закономерная и необходимая зависимость психологических явлений от порождающих их факторов. Детерминизм включает причинность как совокупность обстоятельств, предшествующих во времени следствию и вызывающих его.

Исходя из этого, детерминанты (от лат. determinantis — определяющий) — это конкретные факторы (обстоятельства), которые порождают явление, обуславливают его. В педагогике детерминизм означает представление о том, что деятельность индивидов определяется их положением и окружением и что поведение индивида зависит от его собственной воли и не является предметом свободного выбора.

Таким образом, можно выделить внешние и внутренние детерминанты процесса профессиональной идентификации учащихся.

Внешние детерминанты этого процесса можно разбить на две большие группы: учебный процесс и внеучебная деятельность. Нами разработаны эти группы детерминант процесса идентификации учащихся.

В учебном процессе на формирование у учащихся профессиональной идентичности оказывают содержание и технология обучения.

Содержание обучения по каждой специальности определяется Государственными стандартами.

Содержание учебного материала способствует становлению профессиональной идентичности учащихся.

В качестве обобщенной внешней детерминанты формирование профессиональной идентичности в современных условиях можно назвать информационно насыщенную среду, которая является источником представлений о предмете труда, способах получения профессионального образования, требованиях профессии к человеку и т. д. На первых этапах формирования профессиональной идентичности внешние детерминанты играют приоритетную роль. Основой дальнейшего развития профессиональной идентичности становится внутренние условия и детерминанты.

Внутренними детерминантами процесса формирования у учащихся профессиональной идентичности являются:

— биопсихологические и индивидуально-типологические свойства личности: половые, возрастные особенности, свойства темперамента, характера, способностей;

— особенности психических процессов и свойств: ощущений, памяти, воображения, эмоций, чувств;

— опыт: знания, умения, навыки, привычки, стиль деятельности;

— особенности направленности: интересы, мотивы, идеалы, мировоззрение, убеждения [50, c. 529].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой