Влияние международной правовой системы на реформу судопроизводства в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Влияние международной правовой системы на реформу судопроизводства в России

международный право суд присяжный

В России ведется планомерная работа по приведению законодательства в соответствие с требованиями общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров.

Разрешение коллизий норм международного и национального права приводит к позитивным последствиям. Взаимодействие международного и национального права придает импульс модернизации и развитию законодательства. Усиливается влияние правоприменительной практики на действующее гражданское законодательство. Учитывая, что защита гражданских прав преимущественно осуществляется в судебном порядке, важным представляется и изменение процессуального законодательства. Европейские стандарты в области гражданских прав и рекомендации приведут правосудие в России к более совершенному, справедливому, качественному и законному рассмотрению цивилистических коллизий, а также вынесению и исполнению обоснованных судебных решений, повышению степени защиты гражданских прав.

Применение международно-правовых норм в сфере закрепления, обеспечения и защиты прав и свобод человека характеризуется двумя направлениями: 1) внедрение этих норм в национальное законодательство; 2) непосредственное действие этих норм в качестве внутригосударственных регуляторов.

С сожалением констатируется сохранение и в наши дни отголосков пресловутой концепции «трансформации», признающей исключительно такой метод ввода международно-правовых норм в правовую систему Российской Федерации, как инкорпорация международных договоров, их включение в российское право.

К весьма внушительному комплексу аргументов, обосновывающих как не теоретическом и нормативном уровнях, так и на фактах правоприменительной, прежде всего судебной, практики юридических оснований и реальных возможностей прямого внутригосударственного действия международных договоров Российской Федерации, целесообразно добавить новейшие факторы совмещения национального и международного судопроизводства.

Своеобразной разновидностью применения международно-правовых норм во внутригосударственной сфере является реализация постановлений Европейского Суда по правам человека.

Сама Конвенция о защите прав человека и основных свобод лаконично регламентирует эту проблему, ограничиваясь, во-первых, положением об обязанности Высоких Договаривающихся Сторон, то есть государств-членов Совета Европы «исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами» (п. 1 статьи 46), и во-вторых, предписанием относительно присуждения справедливой компенсации потерпевшей стороне (статья 41).

Как известно, постановления Европейского Суда завершаются выводами об имевших место нарушениях соответствующих норм Конвенции (либо о том, что нарушения не было) и о присуждаемой справедливой компенсации (либо об отклонении требования).

Однако в основном тексте постановления юридическая характеристика предполагаемых нарушений Конвенции включает в себя оценку права и правоприменительной практики государства-ответчика, в том числе национальных судебных решений, с достаточно определенными суждениями, ориентирующими государство на пересмотр или корректировку правил законодательства и действий правоприменительных органов.

Именно в этом контексте сформулированы функции Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека в Положении, утвержденном Президентом Российской Федерации 29 марта 1998 г. Согласно этому акту к функциям Уполномоченного отнесено изучение правовых последствий Европейского Суда по правам человека и «подготовка с учетом прецедентного права Совета Европы рекомендаций по совершенствованию законодательства Российской Федерации и правоприменительной практики».

Очевидно, проблема толкования и осуществления такой юридической новеллы, как совершенствование правоприменительной практики в соответствии с международными судебными актами, нуждается в специальной межсистемной (международное право и российское право) и межотраслевой (конституционное право, административное право, уголовное право, гражданский, арбитражный, уголовный процесс) разработке. Заслуживают внимания исследования, проводимые не только в Москве, но и в таких научных центрах, как Казань, Екатеринбург, Тюмень, Красноярск и др.

Сегодня достигнут ощутимый прогресс в сфере процессуального законодательства.

Я имею в виду, прежде всего, предписания Арбитражного процессуального кодекса РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ относительно оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам (статья 311АПК) и оснований возбуждения производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (статья 41 ЗУ ПК).

Так, согласно п. 7 статьи 311 АПК РФ одним из оснований пересмотра вступившего в силу судебного акта считается «установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека».

УПК РФ предусматривает возможность отмены вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда и возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, в числе которых «установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с: а) применение федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод; б) иными нарушениями положений о защите прав человека и основных свобод» (п. 4 (2) статьи 411). Отмечу конкретизацию этого положения в последующих статьях УПК. Днем открытия новы обстоятельств применительно к данной ситуации считается день вступления в силу решения Европейского Суда о наличии нарушения положений Конвенции (п. 4 (3) статьи 414). В статье 415 (п. 5) сказано, что пересмотр приговора, определения или постановления суда осуществляется Президиумом Верховного Суда Р Ф, который по результатам рассмотрения отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Европейского Суда по правам человека.

Совершенно необъяснимо отсутствие равнозначного предписания в Гражданском процессуальном кодексе РФ. В этом акте имеется статья об основаниях для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу (статья 392). Однако в перечне такого рода оснований отсутствует ссылка на нарушение судом РФ при рассмотрении гражданского дела положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, установленное Европейским Судом по правам человека при обращении заявителя. Только элементарная небрежность могла породить такой пробел, явно недопустимый при обилии рассматриваемых Европейским Судом индивидуальных жалоб, обусловленных сопоставлениями решений и определений российских судов по гражданским делам и конвенционных предписаний. Кажется допустимым, пока не внесено дополнение в ГПК, упразднение этого пробела и внедрение в гражданское судопроизводство возможных последствий постановлений Европейского Суда в форме разъяснения и предписания Пленума Верховного Суда Р Ф.

Введение в действие норм международных договоров в качестве элементов российского законодательства должно осуществляться с учетом специфики соответствующих норм. В частности:

— самоисполняемыми и действующими непосредственно в гражданском законодательстве Российской Федерации могут быть только императивные нормы международных договоров, предусматривающих обязанности государства. Но такие нормы могут быть введены в действие и применяться непосредственно только с момента ратификации соответствующих договоров в порядке, установленном федеральным законодательством Российской Федерации, если актом о ратификации не предусмотрен иной порядок придания силы конкретным нормам международного договора;

— диспозитивные нормы международных договоров, предусматривающие возможность их применения наряду с нормами национального законодательства, а также возможность принятия соответствующих актов национального законодательства, включая нормы примерных или модельных законов, содержащихся в международных договорах Российской Федерации, могут быть введены в действие только путем принятия акта федерального законодательства, содержащего аналогичные нормы.

Рассмотренная проблема прямо связана с вопросом признания обязательности международных судебных актов. Норма Федерального Конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» (часть 3 статьи 6) об обязательности на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами РФ постановлений международных судов не получила воплощения и конкретизации в новых процессуальных кодексах.

Правовые системы стран мира не существуют изолированно, они взаимодействуют друг с другом, взаимно обогащая друг друга. Такая практика позволяет оценить собственный опыт правовой жизни, дает возможность развивать, совершенствуя отдельные элементы своей правовой системы, наполняя их новым смыслом. Дошедшая до нас история генезиса большинства когда-либо существовавших правовых систем, как правило, начинается с заимствования (афинское, римское право, западное право и т. д.).

При этом, если правовая преемственность обычное явление, проистекающее из повседневных контактов представителей различных правовых систем, то тотальная рецепция -явление исключительное. Она всегда является результатом более широкого культурного заимствования, когда меняются все или многие важнейшие культурно-смысловые параметры сознания общества и принятая в нем практика социальной жизни. Как правило, такая преемственность способствует модернизации систем права страны-реципиента, право обогащается новыми принципами и юридическими конструкциями. Однако, в ряде случаев рецепция чужого права может привести к отрицательным последствиям.

Последняя выражается в том, что прежнее право отбрасывается, правовая культура реципиента разрушается, в правовой системе возрастает количество противоречий, недопустимых упрощений, что к тому же отнюдь не обеспечивает воспроизведение реципиентом у себя в стране заимствуемой правовой культуры. Поэтому юридическая аккультурация вовсе не является для правовой системы безусловным благом, так как может влечь за собой не только развитие последней, но и ее разрушение. При оценке характера юридической аккультурации важно представлять себе, как она протекает, в результате проникновения чужой правовой культуры в страну посредством стихийного копирования отдельными лицами чужих образцов поведения или же в результате централизованного переустройства правового строя жизни общества публичной властью, в результате правовых реформ собственного государства.

Россия принадлежит к разряду стран, правовая система которых несколько раз менялась в результате тотальной рецепции. Это было не стихийное копирование чужих образцов жизни, чужих образов, а их сознательное и планомерное заимствование, выступающее как модернизация и приближение его к той или иной мировой правовой системе.

Таким образом, заимствование чужого права для России выступало и выступает в качестве одного из основных способов модернизации национальной правовой системы, одним из таких заимствований при котором также были учтены и исторический опыт дооктябрьской России, является введение суда присяжных в современную судебную систему России.

Одной из причин введения суда присяжных в России является необходимость укрепления общественного мнения в судебной системе, закрепление принципа состязательности при осуществлении правосудия и создание определенных гарантий от нарушений прав граждан в сфере уголовного судопроизводства и, наконец, стремление использовать суд присяжных как барьер против правового беспредела властей.

Хотя введение института суда присяжных находит поддержку среди ученых и практиков, однако оно не вписывается в действующее уголовно-процессуальное законодательство, т.к. российская правовая система относится к типу «стран гражданского права» и к инквизиционной (обвинительной) системе уголовного процесса. Нормальные условия существования суда присяжных требуют состязательного типа уголовного судопроизводства, к которому принадлежат классические типы судопроизводства стран англо-саксонской и романо-германской систем права.

Конституцией РФ также провозглашен принцип состязательности судопроизводства (ст. 123), и наличие такого принципа отстаивается некоторыми процессуалистами. Но тем не менее состязательность уголовного судопроизводства в рамках действующего уголовно-процессуального законодательства, когда одна сторона -обвинение руководит производством предварительного расследования, сама может проводить Предварительное следствие либо производить Отдельные следственные действия, а другая -защита -может только заявлять ходатайства «собирать доказательства» не имея при этом права производить следственные действия, практически не участвуя во многих следственных действиях, проводимых органами предварительного следствия. Реализацию конституционного принципа состязательности в такой форме можно назвать лишь издевательством над правами участников процесса со стороны защиты.

Таким образом, получается, что рассчитанный исключительно на наличие состязательности судопроизводства суд присяжных своим наличием может лишь только способствовать внедрению этого принципа в современное уголовное судопроизводство.

Пожалуй, в первую очередь именно отсутствие принципа состязательности уголовного процесса поставит под сомнение, а в итоге может привести к бесславному концу появившегося на свет, и еще не успевшего встать на ноги именно по этой причине «детища демократии» российского общества.

Российский суд присяжных, хотя и имеет некоторые сходные черты, такие как наличие 12 присяжных заседателей и одного судьи, процедуру отбора присяжных заседателей, которая допускает как безапелляционный, так и мотивированный отвод, исключение из обсуждения присяжных заседателей незаконных и ненадлежащих доказательств, совещание без постороннего вмешательства под наблюдением избранного ими старшины -эти сходства носят внешний характер. И как только начинается судебное следствие, которое начинается с оглашения обвинительного заявления (заключения) прокурором, который, по сути, излагает свою позицию по делу, такое обвинительное начало судебного следствия формирует у присяжных первое негативное впечатление в отношении подсудимого и ставит защиту в положение стороны, которая всеми правдами и неправдами старается уходить от ответственности и всеми своими дальнейшими действиями стремящейся только запутать присяжных.

Американский и английский процессы являются в полном смысле состязательными, «играют» две команды, а судья — арбитр, который следит за соблюдением правил игры. Нет подсудимого (он ответчик), нет предварительного следствия и томов «дела». Перед судьями стороны выкладывают свои аргументы, и они оценивают степень вины на свежую, не предубежденную заранее голову. Более того, запрещается до суда знакомиться с делами, и это не случайно. Этот запрет содержит глубокий смысл, т.к. знакомство с делом до его рассмотрения в суде формирует в подсознании присяжных определенное мнение о виновности или невиновности подсудимого и поэтому они могут быть не вполне объективными и беспристрастными.

В этой связи уместно привести пример из практики наших судов. Например, по результатам опроса 689 судей 50% указали, что позиция по делу часто формируется у них до проведения судебного следствия. Именно обвинительный уклон, отсутствие состязательности и есть основные причины нарушения прав и законных интересов граждан. При отсутствии главного в содержании суда присяжных — состязательности, российский суд присяжных пока есть простое увеличение количества народных заседателей и это количество при таком подходе так и не будет переходить в новое качество, также не будет настоящей состязательности в уголовном судопроизводстве, причем она должна быть не только в стадии судебного разбирательства, как это утверждают некоторые процессуалисты, но обязательно и в стадии предварительного расследования.

В России досудебная процедура, где следователь обладает правом вызова и допроса свидетелей, выдвигает и обосновывает версии по делу, формулирует направление следствия, и более того, в широком его аспекте преподносит весь этот материал в своем обвинительном заключении, истолковывая собранные доказательства по-своему, и, естественно, с обвинительным уклоном, т.к. его главная задача раскрыть преступление и эти «предварительные выводы» следствия во многом являются предрешающими по конкретному делу даже в случаях, когда дело будет рассматриваться судом присяжных.

Принимая во внимание, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, необходимо их официальное опубликование.

Вместе с тем, на территории Российской Федерации в силу Федерального Закона от 15. 07. 1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» подлежат обязательному опубликованию в Собрании законодательства Российской Федерации и в Бюллетене международных договоров, лишь вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры, решения о согласии на обязательность которых для Российской Федерации приняты в форме федерального закона. Источник, который бы содержал все общепризнанные нормы международного права в настоящее время отсутствует. Они содержатся в Уставе ООН, декларациях и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, документах и заявлениях других универсальных международных организаций и конференций, решениях Международного суда. Для гражданского законодательства особое значение имеет международно-правовой принцип уважения прав человека и его основных свобод, выраженный во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году.

Между тем, данные нормы обязательны для применения при разрешении судами конкретных дел.

С учетом изложенного, необходимо Федеральным законом Российской Федерации ввести обязательное опубликование общепризнанных норм и принципов международного права, применяемых Европейским Судом при разрешении гражданских дел и определить официальный источник их опубликования в Российской Федерации.

Учитывая сложившуюся практику стран Совета Европы, закреплённую в решениях Европейского Суда по правам человека, по рассмотрению нарушений прав юридических лиц через призму нарушений прав физических лиц, необходимо закрепить в Российском гражданском законодательстве возможность установления взаимосвязи в нарушениях основных прав и свобод человека на основе действий по отношению к юридическому лицу и законодательно определить меры защиты от таких правонарушений — присуждение компенсации юридическому лицу за нематериальные убытки.

Данные законодательные изменения послужат единообразному применению положений Конвенции по защите прав человека и основных свобод граждан в судебной практике, что исключит привлечение России к ответственности Европейским Судом.

Литература

1. Бирюков П. Н. Международное право М.: Юристъ, 2008 — 328 с.

2. Колосов Ю. М., Кузнецов В. И. Международное право М.: Инфра-М, 2007 — 432 с.

3. Ушаков Н. А. Международное право М.: Юристъ, 2008 — 304 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой