Влияние международных документов на совершенствование уголовно-исполнительной системы России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тема: Влияние международных документов на совершенствование уголовно-исполнительной системы России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Международные стандарты в УИС РФ

1.1 Современные подходы к подготовке специалистов уголовно-исполнительной системы в соответствии с международными стандартами

1.2 Международные стандарты обращения с заключенными и российское законодательство

Глава 2. Система международных стандартов и национальное законодательство о положении заключенных в современной России. Анализ соответствия норм национального права и международных стандартов.

2.1 Основополагающие принципы, процедура подачи и рассмотрения жалоб, поддержание правопорядка, условия содержания, медицинское обеспечение и поддержание здоровья, контакты заключенных с внешним миром

2.2 Программы для заключенных, труд, образование и культурная деятельность, отдых и спорт

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Реформа уголовно-исполнительной системы России выступает одним из критериев демократического развития страны. Необходимость реформы была связана, прежде всего, с тем, что УИС создавалась и долгое время функционировала как машина репрессий и эксплуатации заключенных. Не случайно ГУЛАГ -- тюремная система советского режима -- была символом тоталитаризма и нарушений прав человека. Между тем сложность проводимой реформы во многом обусловлена чрезмерным количеством заключенных и громоздкостью структуры УИС. УИС -- это огромная сеть учреждений -- колоний, следственных изоляторов, тюрем, уголовно-исполнительных инспекций. Общее число людей, имеющих отношение к УИС, включая заключенных и персонал, -- около 2 млн человек. Численность заключенных составляет более 40% от общего числа тюремного населения европейских стран. Именно поэтому основным направлением реформы было уменьшение численности заключенных. В настоящее время, когда получены первые результаты сокращения численности заключенных, в частности, содержащихся в следственных изоляторах (СИЗО), возможны дальнейшие преобразования, которые еще более приблизят фактическое положение в пенитенциарной системе России к международным и отечественным стандартам.

Началом правовой реформы уголовно-исполнительной системы России, направленной на соблюдение международных стандартов обращения с заключенными, можно считать июнь 1992 г. Тогда в более чем 50 статей Исправительно-трудового кодекса (ИТК) РСФСР были внесены изменения, направленные на гуманизацию условий содержания заключенных. Прошедшее с тех пор десятилетие ознаменовано постепенным процессом совершенствования законодательства, изменением принципов исполнения наказания. И этот процесс еще далеко не завершен. Тем самым определяется актуальность выбранной темы курсовой работы.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу влияния международных документов на совершенствование уголовно-исполнительной системы России.

Предметом изучения — нормы законодательства, учебная и специальная литература, содержащая данную информацию.

Проблематика исследования не исчерпана, прежде всего, это объясняется изменениями законодательства, новыми нормативно-правовыми актами.

Целью курсовой работы является изучение влияния международных документов на совершенствование уголовно-исполнительной системы России.

В соответствии с целями можно выделить задачи исследования: рассмотреть международные стандарты в УИС РФ- современные подходы к подготовке специалистов уголовно-исполнительной системы в соответствии с международными стандартами и международные стандарты обращения с заключенными и российское законодательство, также изучить систему международных стандартов и национальное законодательство о положении заключенных в современной России, провести анализ соответствия норм национального права и международных стандартов.

Курсовая работа основывалось на общенаучном диалектическом методе, предполагающего объективность и всесторонность познания исследуемых явлений. Также применялись системно-правовой, логический и другие методы научного исследования.

Структура курсовой работы обусловлена целями и задачами исследования и включает: введение, две главы, которые подразделяются на четыре параграфа, заключение, список использованных источников.

Глава 1. Международные стандарты в УИС РФ

1.1 Современные подходы к подготовке специалистов уголовно-исполнительной системы в соответствии с международными стандартами

Исправительно-трудовая политика, законодательство и практика исправительно-трудовой системы бывшего СССР постоянно подвергались жесткой критике со стороны мирового сообщества за несоблюдение международных стандартов при обращении с осужденными.

Важным направлением формирования новой уголовной и уголовно-исполнительной политики является совершенствование существующих и создание новых процедур, институтов и механизмов, призванных обеспечить реальность конституционных прав и свобод гражданина, защиту его субъективных прав и охраняемых законом интересов.

На сегодняшний день осуществляется подготовка специалистов для уголовно-исполнительной системы новой формации, на основе современных подходов, вытекающих из требований отечественного законодательства, конституционных положений и международных стандартов.

Международные документы, отражающие вопросы защиты прав человека, а также лиц, находящихся в местах лишения свободы, изучаются в рамках дисциплин кафедр слушателями как очного, так и заочного обучения.

Так, при изучении уголовно-процессуального права рассматриваются вопросы обеспечения законных прав и свобод граждан независимо от вероисповедания, расы, национальности, религиозной принадлежности. В частности, при изучении общих условий осуществления уголовного преследования, производства следственных действий, применения меры пресечения. При изучении криминалистики слушатели изучают методы и практику ведения допроса, условия содержания под стражей и обращения с лицами, лишенными свободы, через призму недопущения каких-либо пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Положения декларации ООН конкретизируются и при изучении Судебной медицины и психиатрии, Судебной экспертологии. На порядок обращения с осужденными акцентируют внимание слушателей преподаватели кафедры уголовно-исполнительного права и организации исполнения наказания.

На практических занятиях по уголовному праву при изучении Преступлений против конституционных и иных прав и свобод человека и гражданина, Преступлений против правосудия и порядка исполнения наказаний основной упор делается на квалификацию преступлений, представляются фабулы задач соответствующих статей УК.

При изучении Конституционного права одной из первых тем является «Основы правового положения человека и гражданина», где подробно изучаются конституционные гарантии прав человека, взаимодействие конституционных и международных положений по правам человека.

Особое внимание на недопустимость профессиональной деформации, воспитание уважительного отношения к осужденным, которые остаются гражданами страны, несмотря на наказание, уделяется при рассмотрении курса «Профессиональная этика юриста». При этом подчеркивается, что нравственным долгом сотрудника является исправление осужденных, которое возможно лишь при этически здоровом поведении самих сотрудников УИС. Практические занятия по данной дисциплине включают решения практических задач, сформулированных на основе реальных примеров из трудовой деятельности сотрудников практических органов.

В процессе занятий по дисциплинам психологического цикла слушателям прививается постулат о том, что работа психолога-пенитенциариста прямо затрагивает жизненные интересы людей, поэтому ему необходимо понимать этические аспекты своей деятельности и строго соблюдать этические нормы и правила, регулирующие эту деятельность. Профилирующая кафедра устанавливает основной целью психодиагноста постановку качественного диагноза, обеспечивающего решение практических задач пенитенциарного и постпенитенциарного сопровождения. Все это, связанное с учетом психологических различий между клиентами, требует работы квалифицированного специалиста, использующего особый инструментарий — психодиагностические методики с соблюдением всех правовых, этических и моральных норм деятельности.

Кафедрами уголовно-исполнительного права и организации исполнения наказаний, уголовного права и процесса, общей и специальной психологии и педагогики, боевой и антикризисной подготовки в целях усиления практической направленности обучения разработаны наглядные практические рекомендации по действиям сотрудников УИС при возникновении чрезвычайных ситуаций в виде методических рекомендаций, программ командно-штабных учений по таким направлениям, как обнаружение у осужденных наркотических средств, психотропных веществ; массовые беспорядки, неповиновение; нападения на объекты, а также их захват и удержание их с угрозой повреждения; действия при захвате осужденными заложников и др.

В рамках курсов повышения квалификации со всеми категориями обучаемых проводятся занятия по теме «Международно-правовое регулирование пенитенциарных отношений». К примеру, с 2007 года на основе постоянных рабочих контактов между Академией и Бюро КОФ Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ и СЗ) проводится работа по разъяснению сотрудникам УИС международных документов, регламентирующих права человека. Заместителем директора КФ КМБПЧ и СЗ, председателем Общественной наблюдательной комиссии Костанайской области А. В. Кнаус на постоянной основе для всех категорий обучающихся (а всего в год обучается около 400 сотрудников по 25 категориям всех направлений деятельности УИС) читаются лекции на темы: «Факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток: национальные превентивные механизмы» и «Международные нормы и стандарты обращения с осужденными». С 2005 г. по настоящее время на базе Академии курсы повышения квалификации прошли 1528 сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Академия особое внимание обращает на международное сотрудничество с вузами ближнего и дальнего зарубежья, без чего сегодня невозможно интегрироваться в международный образовательный процесс. Осуществляется взаимодействие с Научно-исследовательским институтом Федеральной службы исполнения наказаний России, Вологодским институтом права и экономики ФСИН РФ, юридическим факультетом Челябинского государственного университета РФ, Омской академией МВД РФ и др. Итогом обсуждаемых вопросов и дискуссий ученых и практиков в ходе международных научно-практических конференций становятся практические рекомендации, сборники материалов по актуальным вопросам совершенствования деятельности уголовно-исполнительной системы страны, обмен опытом с представителями и учеными пенитенциарной системы зарубежья.

Международное сотрудничество осуществляется не только с вузами, но и международными неправительственными организациями. Заключены договоры о сотрудничестве с международной неправительственной организацией «СПИД-Фонд «Восток-Запад» (AFEW), Уполномоченным по правам человека в Республике Казахстан, КОФ Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. При непосредственной поддержке «СПИД-Фонд «Восток-Запад» организован и функционирует ресурсный центр, осуществляется помощь при проведении конференций, издании научной литературы, создана рабочая группа «Адилет», в рамках которой ряд преподавателей прошли обучение, приняли участие в тренингах «Консультирование по вопросам ВИЧ-СПИД», 1 — 2 ступень, «Образовательные программы по охране здоровья в УИС». После чего преподаватели Академии выступили экспертами по подготовке образовательных программ «Охрана здоровья в УИС» для Таджикистана, Кыргызстана и Украины.

Желанием развивать и укреплять отношения по межведомственному сотрудничеству было обусловлено подписание в феврале 2008 г. Соглашения между Министерством юстиции Республики Казахстан и Министерством юстиции Республики Таджикистан «О взаимопонимании и укреплении сотрудничества в сфере образования и повышения квалификации сотрудников органов и учреждений юстиции». Согласно данному нормативному акту стороны взяли на себя обязательства осуществлять сотрудничество в форме обучения путем ведения переговоров и консультаций, обмена делегациями из руководителей и представителей соответствующих подразделений органов юстиции, а также обмена информацией, электронными и эталонными базами законодательства своих государств.

В сентябре 2009 г. положения Меморандума вступили в действие. Впервые в истории ведомственного образования республики в Академию Комитета УИС Министерства юстиции Республики Казахстан были зачислены 10 граждан Таджикистана. Молодые люди подписали контракт о прохождении обучения в течение четырех лет в Академии по специальности «Правоохранительная деятельность», после чего они продолжат службу в пенитенциарной системе Таджикистана.

Участники Соглашения уверены, что претворение в жизнь положений Соглашения будет способствовать укреплению взаимовыгодного сотрудничества между государствами в рамках Совета министров юстиции при Интеграционном комитете ЕврАзЭС и способствовать дальнейшему повышению эффективности деятельности органов и учреждений юстиции.

Все вышеперечисленное свидетельствует о том, что Академия Комитета УИС МЮ РК, являясь специализированным высшим учебным заведением, не только осуществляет подготовку специалистов для органов УИС, но и ведет научно-исследовательскую работу по проблемам исполнения наказаний и исправления осужденных. В связи с этим перед Академией стоят задачи более углубленного, целенаправленного изучения проблем пенитенциарной системы и нахождения путей их решения в соответствии с международными стандартами.

1.2 Международные стандарты обращения с заключенными и российское законодательство

Первые поправки ИТК РСФСР, сделанные в 1992 г., во многом были предопределены прошедшей годом ранее массовой забастовкой заключенных в колониях. Эти изменения были скорее вынужденной мерой руководства страны на фоне дестабилизации и общего ухудшения ситуации в местах заключения. Однако уже тогда в законопроект о поправках в ИТК РСФСР, разработанный Комиссией по правам человека Верховного Совета России, были включены принципиальные положения концепции реформирования УИС. Такими положениями стали:

-- определение правового статуса осужденных законодательными, а не подзаконными актами;

-- установление процедуры контроля за местами лишения свободы и процесса обжалования решений администрации, включая судебный и общественный контроль;

-- закрепление правовых гарантий для осужденных, в частности, права на личную безопасность и свободу вероисповедания;

-- оказание помощи в социальной адаптации.

В ИТК РСФСР также был отражен принцип уголовной политики по дифференциации условий отбывания наказания в зависимости от поведения осужденного в местах лишения свободы.

Вместе с тем, первые изменения нормативной базы проводились при отсутствии четкой концепции реформы исправительной системы с точки зрения преодоления ее репрессивных функций. Некоторые положения не были закреплены на практике, а часть нововведений имела скорее ужесточающий характер. Несмотря на дальнейшее улучшение законодательства в целом, такие противоречия и несоответствия гуманитарным принципам до сих пор сохраняются.

Так, например, до сегодняшнего дня в отчетности, по которой оценивается работа колонии, сохраняется показатель числа раскрытых, ранее совершенных осужденными преступлений. А оперативно-розыскная деятельность, в числе прочих, определяется для администрации исправительных учреждений в качестве приоритетной.

Второй этап реформы начался в 1997 г. Принятие 8 января 1997 г. нового Уголовно-исполнительного кодекса РФ (УИК), заменившего ИТК, значительно приблизило национальное законодательство к международным стандартам.

Например, была определена четкая система контроля и надзора за деятельностью учреждений УИС. Впервые в уголовно-исполнительном законодательстве России были регламентированы функции судебного контроля (ст. 20 УИК), ведомственного контроля (ст. 21), прокурорского надзора (ст. 22), возможности участия общественных объединений в работе учреждений и органов, исполняющих наказания (ст. 23).

Существенной является норма о разделении условий содержания в каждом учреждении -- на обычные, облегченные и строгие (ст. 87). Улучшение условий содержания стало зависеть как от отбытого срока, так и от поведения осужденного.

Согласно статье 98 УИК РФ, осужденные к лишению свободы получают право на общих основаниях на государственное пенсионное обеспечение в случае достижения соответствующего пенсионного возраста, наступления инвалидности или потери кормильца. Предусмотрены новые виды наказаний: обязательные работы, ограничение свободы (в исправительных центрах) и арест (в арестных домах), которые были включены в новый Уголовный Кодекс 1996 г.

8 октября 1997 г. вышел Указ Президента России, который предписывал передать уголовно-исполнительную систему из подчинения МВД в ведение Министерства юстиции. Акт передачи УИС был подписан 31 августа 1998 г. Передача УИС в подчинение Минюста Р Ф сделала исполнительную систему независимой от органов обеспечения правопорядка, что, в свою очередь, открывало возможности для развития гуманитарной составляющей УИС.

Значительное влияние на уголовно-исполнительную систему оказало принятие 18 декабря 2001 г. Уголовно-процессуального кодекса РФ. Введение судебного порядка заключения под стражу с 1 июля 2002 г., по данным Генеральной прокуратуры, привело к уменьшению числа заключенных под стражу в 2,5 раза. Разгрузка учреждений предварительного содержания под стражей способствовала улучшению условий содержания заключенных в ИВС и СИЗО.

Не все нормы международного права, касающиеся обращения с заключенными, имеют категоричные для государств обязательства. Но часть из них, такие как запрещение дискриминации, пыток и жестокого обращения, а также право на социальное обеспечение, относятся к безусловным нормам.

Такие документы, как Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (МСП), а также «…касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних» (Пекинские правила), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, Основные принципы обращения с заключенными, Европейские тюремные правила, -- признаются международным сообществом обязательными при организации государственных тюремных систем и управлении ими. Международные суды, а во многих случаях и национальные, опираются на эти тюремные стандарты для вынесения решений по вопросам соблюдения прав человека.

В период реформы тюремной системы признается исключительно важным сопоставлять принимаемые национальные нормы и практику национальной пенитенциарной системы с международными стандартами, так как любые преобразования должны соответствовать нормам международного права.

Большая часть нормативных положений российского уголовно-исполнительного законодательства соответствует международным стандартам. Но необходимо выделить некоторые области, где противоречия до конца не решены, в т. ч. это:

-- социальная реабилитации (надлежащая забота об освобождающихся);

-- порядок информирования заключенных о своих правах;

-- порядок привлечения к труду и принципы организации труда;

-- участие общественных организаций в оказании помощи заключенным, в контроле мест лишения свободы;

-- обеспечение занятий спортом и физическими упражнениями.

Кроме того, не соотносится с международными стандартами сама концепция исправления, основанная на формальных, неадекватных показателях правопослушного поведения. С точки зрения международных стандартов, некоторая часть положений УИС является неурегулированной, в т. ч. те, которые относятся к дисциплине и наказанию, к задачам медико-санитарной службы и особому положению врача, регламентации санитарного состояния помещений содержания под стражей, перевозке (этапированию) заключенных.

Глава 2. Система международных стандартов и национальное законодательство о положении заключенных в современной России. Анализ соответствия норм национального права и международных стандартов

2.1 Основополагающие принципы, процедура подачи и рассмотрения жалоб, поддержание правопорядка, условия содержания, медицинское обеспечение и поддержание здоровья, контакты заключенных с внешним миром

Основополагающими принципами национального законодательства должны быть международные нормы, гарантирующие обеспечение прав и свобод человека (в т. ч. Основные принципы обращения с заключенными и Минимальные стандартные правила обращения с заключенными).

1. Принцип защиты права на жизнь, здоровье и личную неприкосновенность.

Этот принцип определен как безусловный Всеобщей декларацией прав человека (ст. 3) и отражается в международных документах, в т. ч. касающихся пенитенциарной системы. Согласно МСП, тюрьмы должны быть настолько хорошо организованными учреждениями, чтобы не создавать опасности для жизни, здоровья и личной неприкосновенности. В то же время признается (Правило № 27 МСП) необходимость твердого обеспечения дисциплины и порядка в учреждениях, но допуская лишь те ограничения, которые действительно необходимы для «надежности надзора и соблюдения должных правил общежития в учреждении». Приоритетом и основанием для этого является стремление обеспечить безопасность как персонала, так и заключенных.

Этот принцип в целом нашел отражение в уголовно-исполнительном законодательстве России. Однако содержащиеся в федеральном законодательстве меры по защите жизни и здоровья нельзя назвать достаточными. Так, статье 8 УИК РФ «Принципы уголовно-исполнительного законодательства», которая формирует концепцию уголовно-исполнительной системы, не устанавливает приоритет уважения и защиты основных прав человека в исчерпывающем перечне принципов.

УИК РФ и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» («О содержании под стражей…») требуют соблюдать законность, гуманизм, устанавливают дифференциацию и индивидуализацию исполнения наказаний, принцип рационального использования мер принуждения. ФЗ «О содержании под стражей…» соотносит их соблюдение с международными договорами Российской Федерации и дополняет нормой «уважения человеческого достоинства». В Федеральном законе «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» («Об учреждениях и органах…») также говорится о принципах «законности, гуманизма, уважения прав человека».

Следует отметить, что меры по обеспечению гарантии жизни и здоровья представлены в законодательных актах применительно к различным ситуациям. Так, принцип гарантии жизни и здоровья упоминается в связи с порядком обеспечения изоляции заключенного, применения физической силы, специальных средств и оружия, введения особых условий режима в учреждении. Право на охрану здоровья (ст. 12 УИК РФ) упоминается в числе основных прав осужденных, а в ФЗ «Об учреждениях и органах…» (ст. 2) -- в качестве одной из задач уголовно-исполнительной системы.

Право на личную неприкосновенность заключенного конкретизировано в статье 10 УИК РФ «Личная безопасность при исполнении наказаний». Применение такого принципа обеспечивается, в частности, обязательствами администрации гарантировать личную безопасность заключенного «незамедлительными мерами», включающими в т. ч. изоляцию (содержание в отдельной камере) и перевод в другое учреждение". Обязанность принимать меры, устраняющие угрозу личной безопасности заключенного, возлагается на начальника учреждения. Требование к администрации учреждения по обеспечению безопасности распространяется как на персонал, так и на должностных лиц и граждан, находящихся на территории учреждения.

2. Принцип недопустимости дискриминации.

Это один из важнейших принципов, содержащихся во всех основных международных договорах, касающихся в т. ч. обращения с заключенными. Запрет на «любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности» закреплен в статье 19 Конституции Р Ф. Гарантию по исполнению принципа равноправия определяет статья 136 Уголовного кодекса РФ (УК РФ), которой установлена уголовная ответственность в отношении должностных лиц за нарушение равноправия граждан.

Положение о недопустимости дискриминации в уголовно-исполнительном законодательстве в полном объеме представлено только в ФЗ «О содержании под стражей…» (ст. 6). При этом под соблюдением равноправия подразумевается порядок раздельного содержания, учитывающий вид наказания, меры воздействия и поощрения осужденных, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность осужденного и его поведение.

В УИК не установлены законодательные ограничения, которые давали бы дополнительные гарантии от дискриминации по какому-либо из признаков. Иногда это приводит к принятию дискриминационных правил на уровне ведомственных документов. Так, при определении нормы содержания ВИЧ-инфицированных осужденных УИК введены необоснованные ограничения для ВИЧ-инфицированных, запрещающие передвижение без конвоя и выезд за пределы учреждений, что связано, прежде всего, с предубеждениями в отношении ВИЧ-инфицированных.

3. Запрет пыток и опытов над заключенными.

В уголовно-исполнительном законодательстве России нашел отражение важнейший принцип соблюдения прав человека -- запрет применения пыток и унижающих человеческое достоинство видов обращения и наказания. Часть 2 статьи 12 УИК РФ гласит: «Осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, исполняющего наказания. Они не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Меры принуждения к осужденным могут быть применены не иначе как на основании закона». А в статье 4 ФЗ «О содержании под стражей» также декларируется, что содержание под стражей не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей (далее -- подозреваемые и обвиняемые). Более того, в статье 3 УИК РФ особо оговаривается, что уголовно-исполнительное законодательство РФ и практика его применения основываются «на строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными» «в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и Конституцией Российской Федерации».

Вместе с тем в законодательстве нет нормы, гарантирующей защиту от пыток и жестокого обращения. Так, Уголовным кодексом, как и ведомственными нормативными актами, не предусмотрено наказание за жестокое обращение и пытки при отбывании наказания. Также законодательство не определяет недопустимые формы обращения с заключенными, тем самым открывается возможность для применения действий, которые международным правом классифицируются как жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение.

Запрет на медицинские опыты с заключенными, соответствующий ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, в полной мере нашел отражение в статье 12 УИК: «Осужденные независимо от их согласия не могут быть подвергнуты медицинским и иным опытам, которые ставят под угрозу их жизнь и здоровье».

4. Свобода религиозного убеждения и запрет религиозного принуждения.

Свобода религиозного убеждения гарантирована ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах. Правило № 6−2 МСП утверждает необходимость уважения религиозных убеждений или моральных установок заключенных. Правило № 41 МСП рекомендует приглашать священнослужителей той религии, которая имеет многочисленных последователей в колонии, на полную ставку и гарантирует им постоянный доступ. В то же время для самих заключенных установлена гарантия доступа к «представителям любого вероисповедания» вне зависимости от числа этих верующих в колонии.

Статья 14 УИК, призванная обеспечить свободу совести и свободу вероисповедания осужденных, содержит нормы, которые представлены лишь как возможность, поскольку в законодательстве отсутствуют статьи, обязывающие администрации мест заключения обеспечивать условия для того, чтобы заключенные реализовывали свои права на свободу совести и вероисповедания. Необходимость соблюдения обрядов и религиозных предписаний оставлена на усмотрение администрации, что фактически выражается в запрете любого отклонения от режимных требований.

Таким образом, национальным законодательством на администрацию учреждения не возложены необходимые обязательства по обеспечению свободы совести, как в отношении заключенных, так и в отношении священнослужителей. В той же статье УИК продекларирована гарантия свободы совести для осужденных. Вместе с тем ни в одном положении законодательства не определены обязательства администрации по уважению моральных, религиозных принципов и убеждений заключенных.

5. Регистрация с целью предупреждения незаконного содержания под стражей.

Генеральный принцип содержания под стражей, установленный «Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме», детализируется в требованиях МСП. Так, Правилом № 7 определяется порядок учета и документирования поступающих и уже содержащихся осужденных, информация о которых должна отражаться в особом журнале и реестре, а для задержанных -- в протоколе.

Национальное законодательство в целом соответствует требованиям международных стандартов по регистрации заключенных. И хотя федеральными законами определяется лишь главное основание содержания под стражей -- протокол задержания или судебное решение, действующими подзаконными актами установлен точный и исчерпывающий порядок и условия учета заключенных.

6. Принцип адаптации. Содержание, ориентированное на общество.

Международные стандарты определяют не только правовые принципы содержания заключенных, но и цели содержания под стражей, которые должны быть отражены в задачах УИС России и в приоритетах работы персонала при обращении с заключенными. Правило № 60 МСП определяет, что «режим, принятый в заведении, должен стремиться сводить до минимума ту разницу между жизнью в тюрьме и жизнью на свободе, которая убивает в заключенных чувство ответственности и сознание человеческого достоинства». Цель, которой должна быть подчинена вся работа УИС, -- возвращение человека к нормальной жизни в обществе (Правило № 58 МСП).

В соответствии со статьей 1 УИК РФ, «Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации имеет своими целями исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами». Далее, в статье 9 УИК РФ устанавливается, что «исправление осужденных -- это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения».

Отметим, что в сопоставлении с международными стандартами цели УИС России не отвечают в полной мере главному приоритету МСП. Основные цели УИС -- «исправление осужденных для предупреждения новых преступлений» и защита общества от преступных посягательств -- содержат чрезмерно ограниченное понимание смысла уголовного наказания, что пагубно отражается на основных элементах организации УИС. Изменение УИС для ориентации пенитенциарной системы на приоритет «возвращения в общество» -- перспектива реформы, намеченная в Концепции реорганизации уголовно-исполнительной системы. Реализация реформы должна способствовать развитию альтернативных мер наказания и расширению средств и форм ресоциализации заключенных.

7. Информирование заключенных.

Обязательства МСП, связанные с механизмом подачи и рассмотрения жалоб, включают в себя гарантии информирования заключенных о своих правах. Причем персонал учреждения обязан предоставить каждому заключенному «письменную информацию, касающуюся правил обращения с заключенными его категории, дисциплинарных требований данного учреждения, а также дозволенных способов получения информации и подачи жалоб, равно как и всех других вопросов, позволяющих ему дать отчет в его правах и обязанностях и приспособиться к условиям жизни в данном заведении».

Статья 12 УИК РФ обязывает администрацию информировать осужденных. Более подробный порядок представлен в подзаконных актах, в частности в § 2 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений: «Во время нахождения в карантинном помещении осужденные знакомятся с порядком и условиями отбывания наказания, со своими правами и обязанностями, установленными законодательством Российской Федерации и настоящими Правилами, предупреждаются об ответственности за нарушения установленного порядка отбывания наказания в исправительном учреждении. Они информируются о применении в исправительном учреждении аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля, о предусмотренных законодательством случаях применения физической силы, специальных средств и оружия».

Необходимо отметить, что при всем соответствии статей УИК требованиям МСП установленный порядок информирования не может быть признан приемлемым именно в силу его инструктивного характера. МСП настаивает на письменной форме информации, доступность и лаконичность которой и обязательства по ее представлению не могут быть заменены порядком простого инструктирования.

Кроме того, в нормативных актах для осужденных военнослужащих не предусматриваются гарантии информирования, а порядок получения информации определен путем «доведения и разъяснения законодательства РФ» в порядке проведения с военнослужащими воспитательной работы.

8. Порядок подачи жалоб.

Международные стандарты закрепляют точные процедуры представления и рассмотрения жалоб. Этот порядок, в частности, подразумевает возможность обратиться к руководителю учреждения, в вышестоящие органы тюремного управления и в суд, гарантирует конфиденциальность и запрещает цензуру жалоб заключенных. Установлен допустимый срок рассмотрения, а также требование к инспекциям иметь определенный уровень компетенции и полномочий для работы с жалобами заключенных (Правило № 36 МСП, Принципы №№ 29, 33 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой либо форме («Свод принципов…»).

Действующее законодательство России, после внесенных изменений и дополнений в течение последних пяти лет, включает в себя практически все международные стандарты по процедурам представления заключенными жалоб. Такие нормы определяются в статье 15 УИК РФ и конкретизируются в ведомственных нормативных актах. Законодательство продолжает совершенствоваться.

Формально соответствует стандартам и требование, адресованное к инспекциям тюрем. Инспектора, наблюдающие за соблюдением законов и правил, должны быть квалифицированными, компетентными и независимыми от органов, в непосредственном ведении которых находятся места задержания и заключения. Такого рода инспекции, в соответствии со статьей 22 УИК РФ, осуществляют органы прокуратуры. Кроме того, в УИК РФ предусмотрен контроль мест лишения свободы органами государственной власти и местного самоуправления, а также общественными объединениями. Но, поскольку их компетенция и порядок визитов не установлен, такой контроль остается лишь декларативным.

9. Требования к поддержанию правопорядка.

Международные принципы требуют от административных властей устанавливать наказания, соразмерные совершенному дисциплинарному проступку (Правило № 27−1 МСП).

Законодательные требования к обеспечению дисциплины в исправительных учреждениях России в значительной степени соответствуют международным стандартам. В их числе можно назвать следующие: -- запрет на повторное наказание за один и тот же проступок (Правило № 30−1 МСП). Статья 117 УИК РФ запрещает «за одно нарушение налагать несколько взысканий»; -- обязательное законодательное определение вида и срока наказания и ответственного органа, налагающего это наказание (Правило № 29 МСП) -- такие нормы содержатся в УИК РФ (ст. 46, 58, 115--117, 119, 136, 138, 153, 168), а также в законодательных и ведомственных нормативных актах.

Но необходимо подчеркнуть, что действующий УИК не определяет обычное нарушение. Исчерпывающий перечень предусмотрен только для злостных нарушений. Отсутствие законодательного определения нарушения фактически сводит на нет установленный порядок наложения взыскания, поскольку в законе отсутствует четкая связь между нарушением и соответствующим наказанием, что приводит к несоразмерным наказаниям, а зачастую и к произвольному определению дисциплинарного проступка и вида наказания.

Кроме того, обязанность администрации при назначении наказания информировать заключенного о проступке и предоставлять ему право высказаться в свое оправдание (Правило № 30−2 МСП) в полной мере не нашли отражения в законодательстве.

Так, в п. 3.1 «Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений» установлена обязанность осужденных давать письменные объяснения по требованию администрации по фактам нарушения установленного порядка. В статье 39 ФЗ «О содержании под стражей…» есть более точное определение: «До наложения взыскания у подозреваемого или обвиняемого берется письменное объяснение». Однако законодательно не определены процедура информирования заключенного о проступке, а также соблюдение права заключенного на оправдание.

10. Формы наказаний.

Международные нормы запрещают пытки и другие виды жестокого обращения, а также гарантируют защиту здоровья осужденных. Так, Правило № 31 МСП определяет, что строгое наказание, в т. ч. допускающее ограничение питания, способное нанести вред здоровью, может применяться только после письменного заключения врача и под его наблюдением.

Врач не должен быть связан с процессом наказания, а его функции должны быть ограничены целями «обследования, охраны и улучшения физического или психологического здоровья» заключенных.

В целом, задачи и функции медико-санитарных частей УИС России соответствуют этим требованиям, и наказание выбирается и применяется с учетом заключения врача: «К осужденным, нарушающим установленный порядок отбывания наказания, могут применяться все предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством меры взыскания, если их исполнение не противоречит медицинским показаниям».

Вместе с тем принцип независимой роли врача и его самостоятельность в принятии решений о применении того или иного наказания и спецсредств правовыми нормами не определены. Хотя законодательство не указывает на то, что врач должен согласовывать свои действия с руководством колонии, Тем не менее медперсонал входит в администрацию исправительного учреждения и тем самым прямо подчиняется начальнику.

Международными нормам устанавливаются ограничения по формам наказаний. В числе неприемлемых определены следующие наказания, применяемые в УИС России:

1. Длительное одиночное заключение и одиночное заключение на неопределенный срок.

Такого рода наказание предусмотрено в мерах дисциплинарной ответственности для осужденных, содержащихся в исправительных колониях особого режима (с максимальным сроком наказания до 6 месяцев), и военнослужащих (до 10 суток).

В отношении осужденных, отбывающих наказания в тюрьмах, осужденных к высшей мере наказания, а также изолированных по мотивам обеспечения их безопасности -- сроки пребывания в одиночном заключении не имеют необходимых ограничений.

Так, для содержащихся в тюрьмах и следственных изоляторах помещение в одиночную камеру применяется «в необходимых случаях по мотивированному постановлению начальника тюрьмы и с согласия прокурора». В отношении осужденных к смертной казни установлены требования содержания исключительно «в одиночной камере в условиях, обеспечивающих его усиленную охрану и изоляцию» (ст. 184 УИК РФ).

2. Применение наручников, смирительных рубашек в качестве средств наказания.

Возможность применения таких средств определена в МСП следующими случаями: для предотвращения побегов, по причинам медицинского характера и для того, чтобы помешать заключенному «причинить вред себе самому и другим» (Правило № 33 МСП).

Из перечисленных средств в российском праве допускается использование наручников. Порядок их применения регламентирован статьей 30 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». И хотя порядок применения наручников связан с задачей усмирения, то обстоятельство, что период времени их применения не регламентирован, позволяет использовать их как средства наказания. Это является прямым нарушением международных стандартов, в частности Правила № 34 МСП, где говорится, что «средства усмирения не следует применять дольше, чем это представляется строго необходимым».

3. Наказание, влекущее причинение чрезмерных физических страданий

Такими неприемлемыми формами наказания являются: заключение в темной камере (Правило № 31 МСП), лишение пищи и воды, шумовое воздействие, лишение сна, стояние у стены (длительное принуждение к неудобным позам)(10). Необходимо особо остановиться на двух из них: заключение в темной камере и длительное принуждение к неудобным позам.

Нормы освещенности, соответствующие естественному освещению, установлены санитарными требованиями УИС, а контроль за их применением возложен на санитарно-эпидемиологическую службу. Вместе с тем в законодательстве отсутствует запрет на размещение заключенных в помещениях, не соответствующих санитарным нормам. Не предусмотрена и ответственность за использование таких помещений, что создает возможность наказывать осужденных неприемлемыми условиями содержания.

Основные требования МСП к условиям содержания обязывают администрацию обеспечивать элементарные (необходимые для здоровья) санитарные нормы, а также безопасность. Правила №№ 9, 86 МСП требуют размещать в камере на ночлег не более двух заключенных, причем в перспективе предполагается обеспечить раздельное размещение каждого заключенного. Российское уголовно-исполнительное законодательство такого рода нормы не содержит.

Ограничения по размещению непосредственно связано с задачами обеспечения безопасности и здоровья заключенных. Это требование реализуется в Правиле № 9−2 МСП, которое предписывает проводить тщательный отбор при размещении заключенных в общих камерах.

Принцип отбора заключенных при размещении еще не закреплен во всех нормативных положениях УИК. Такое требование применяется только в СИЗО и ИВС, где размещение заключенных в камерах «производится с учетом их личности и психологической совместимости».

Международные стандарты устанавливают перечень санитарных требований к помещениям, где живут и работают осужденные. Санитарные требования являются достаточными для поддержания здоровья осужденных и устанавливают минимальные стандарты площади, освещения, вентиляции, требуют оборудования санитарных и банных помещений (Правила №№ 10--13 МСП).

Уголовно-исполнительным законодательством России устанавливаются минимальные санитарные нормы жилой площади на одного человека: в местах содержания под стражей -- 4 кв. м, в исправительных колониях -- 2 кв. м, в тюрьмах -- 2,5 кв. м, в женских колониях и в лечебных исправительных учреждениях -- 3 кв. м, в воспитательных колониях -- 3,5 кв. м, в лечебно-профилактических учреждениях -- 5 кв. м. (ст. 99 УИК РФ). Вместе с тем обязательства и ответственность по соблюдению этих норм не установлены.

Иные нормативы, связанные с обеспечением минимальных санитарных требований к помещениям, отнесены к ведомственным актам санитарно-эпидемиологической службы ГУИН. Так, по расчетам при проектировании и строительстве комнат свиданий жилая площадь комнат для длительных свиданий должна рассчитываться по нормам 5 кв. м на человека. Нормы по вентиляции, освещенности, температуре (для зимнего периода -- 18о С). Однако их предписанный порядок не гарантирует их применения и соблюдения.

Администрация учреждений, в соответствии с санитарными требованиями, должна обеспечивать для заключенных возможность поддерживать свой внешний вид, создавать условия для личной гигиены, предоставлять спальные принадлежности, а также одежду, которая не должна иметь ни оскорбительного, ни унижающего характера (Правила №№ 17--19 МСП).

Статья 11 УИК РФ, а также «Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений» требуют от заключенных соблюдать правила санитарии и гигиены. Вместе с тем в законодательстве не установлена обязанность администрации обеспечивать необходимые для этого условия. Так, заключенные не снабжаются средствами и предметами гигиены, они вынуждены приобретать их на свои средства.

Российские нормы, регулирующие вопросы питания заключенных, в целом соответствуют рекомендациям МСП, но требование международных стандартов о постоянной доступности и наличия питьевой воды не нашло отражения в российском законодательстве (исключение составляют правила по содержанию заключенных в следственном изоляторе).

Право на получение медицинской помощи задержанным, заключенным под стражу и осужденным гарантирует статья 29 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. № 5487−1 и статья 12 часть 6 УИК РФ.

Международные стандарты предписывают организовывать лечение заключенных в больницах, обеспечивать их необходимым набором лекарств и оборудования. Причем международные требования обращают внимание на должный уровень квалификации медицинского персонала и подразумевают возможность лечения заключенных в общегражданских медицинских учреждениях (правила №№ 22, 91 МПС, принципы №№ 24--26 «Свода принципов…»). В уголовно-исполнительном законодательстве РФ медицинская помощь заключенным организована через систему лечебно-профилактических и лечебно-исправительных учреждений. Осужденные в России имеют право получить медицинскую помощь у внешних по отношению к колонии специалистов, как амбулаторную, так и стационарную. Организация медицинской помощи продолжает совершенствоваться, в частности, через внедрение системы медицинского страхования (1). Соответствует международным требованиям (правила №№ 24, 25, 32 МСП) и порядок врачебного приема и осмотра заключенных, и установленное российским законодательством требование, чтобы врач санкционировал применение дисциплинарных взысканий, проверял пригодность пищи и санитарное состояние помещений.

Вместе с тем международные стандарты отводят важную роль независимому положению врача при оказании медицинской помощи заключенным (правила №№ 24, 25−2, 32−3 МСП). Однако российским законодательством независимая роль медицинского персонала не определена, а право назначать на работу врачей в места заключения закреплено за Управлением исполнения наказания. Так, начальники Госсанэпиднадзора «назначаются и освобождаются от должности начальниками территориальных органов УИС Минюста России».

Поддержка контактов с семьей представляется международными стандартами как право заключенного на общение и как важная составляющая ресоциализации (правила №№ 37, 92 МСП, Принцип № 19 «Свода принципов…»). УИК РФ предусматривает право осужденных на переписку (ст. 91), телефонные переговоры (ст. 92) и свидания с близкими (ст. 89), а также на краткосрочный выезд за пределы учреждения (ст. 97). Таким образом, отечественным законодательством предоставляются практически все допустимые формы общения заключенных с семьей.

«Свод принципов…» (Принцип № 20) настоятельно рекомендует размещать заключенного «на разумном удалении от его обычного места жительства». Такой порядок принят и регламентирован приказом МВД РФ от 7 апреля 1997 г. № 207, вводящим в действие «Инструкцию о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания и их перевода из одного исправительного учреждения в другое».

Доступ заключенного к юридической защите и конфиденциальные контакты с адвокатом определяются Правилом № 93 МСП, а также Принципом № 18 «Свода принципов…». Такое право гарантируется статьей 12 п. 7, статьей 69 п. 2, статьей 89 п. 4 УИК РФ.

Таким образом, национальное законодательство содержит основные требования по обеспечению внешних контактов заключенных.

2.2 Программы для заключенных, труд, образование и культурная деятельность, отдых и спорт

уголовный исполнительный международный заключенный

В практических рекомендациях целого ряда правил МСП (№№ 56--64) подчеркивается определяющая задача для любой тюремной системы -- «ориентация тюрем на общество», где приоритетом являются интересы не исправительных учреждений, а осужденного.

Как ранее было отмечено, такие ориентиры являются принципиальными международными принципами и должны быть отражены в законодательстве и во всех аспектах уголовно-исполнительной политики. В практическом применении они должны выражаться в специальных программах работы с осужденными, основанных на индивидуальном подходе.

Правило № 69 МСП констатирует, что на основе изучения характера заключенного должна быть разработана индивидуальная программа работы с ним, учитывающая потребности, способности и склонности осужденного. Программа должна применяться в течение всего периода заключения. Исходя из таких индивидуальных программ, должно осуществляться разделение осужденных на группы. Создание соответствующих условий для индивидуальной работы, когда заключенные отбывают наказание в тех группах, которые были сформированы на основе принципа тщательного отбора, возможно при сокращении численности содержащихся в учреждениях заключенных (Правило № 63 МСП).

Социальная адаптация осужденных упоминается как основная задача в статье 1 УИК РФ. Однако эта задача сформулирована не как главенствующая, а как второстепенная -- в «оказании осужденным помощи в социальной адаптации». Отсутствие приоритета в исполнении этой задачи отражается во всей нормативной базе УИС. Так, в статье 109 УИК РФ («Воспитательная работа с осужденными к лишению свободы») сказано об учете в воспитательной работе «индивидуальных особенностей личности и характера осужденных и обстоятельств совершенных ими преступлений». Но такой подход представлен наряду с обязательными коллективными и массовыми формами воспитания -- «участием в обязательных воспитательных мероприятиях». Более того, участие осужденного в подобных воспитательных мероприятиях является фактором оценки его «исправления». Такое представление оправдывается необходимостью формализации результатов «воспитательного воздействия», которая должна обеспечить объективность налагаемых взысканий, решений об условно-досрочном освобождении, применения амнистии и помилования. В этой связи следует признать установленные законодательством России формы и методы социальной работы не соответствующими МСП.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой