Город Краматорск в годы оккупации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Город Краматорск в годы оккупации

Тяжелым снегом черной полосой В меловой карьер легла дорога Ночью шел раздетый и босой Человек, перед врагом не дрогнув. Шел и знал: идет в последний раз. Пот холодный залил лоб покатый. За его спиной — орбиты глаз. Хищный глаз фашистских автоматов. Человек взошел на склон горы ~ Перед ним лежали груды мела, -И хлестнули залпы, землю взрыв. И легло снопом на глыбы тело. Над землей плыла седая мгла. Человек к земле прижался телом. Кровь густая белый снег прожгла И застыла на отвалах мела. Человек лежал, планету шар Молча обняв сильными руками… Ночь плыла… На западе пожар Тьму лизал сухими языками.

(Олейник Я. «Меловая гора»).

На рассвете 22 июня 1941 года шквал артиллерийского огня, град бомб обрушился на пограничные заставы и военные объекты, на фабрики и заводы, на мирные города и села нашей страны. Путем агрессии, не объявив войны, фашистская Германия сделала попытку осуществить давно вынашиваемые планы ликвидации Советского Союза, порабощение и уничтожение его народов, захвата, разграбления и колонизации их территории.

По заранее разработанному гитлеровским правительством плану «Барбаросса» с его идеей «молниеносной войны» Германия и ее европейские союзники для нападения на СССР выделили 190 хорошо вооруженных дивизий, насчитывающих 5,5 млн. человек. Войска вторжения состояли из трех групп армий: «Север», «Центр» и «Юг». Группа армии «Юг» была нацелена на территорию Украины.

Так пришла Отечественная война и в наш красавец-Краматорск. 28 октября 1941 года после жестоких оборонительных боев город был оккупирован немецкими войсками. В тот же день военный комендант приказал расклеить в самых людных местах приказ германского Рейха о введении комендантского часа, трудовой повинности, о запрещении деятельности подпольных организаций, несанкционированных сборищ, особенно молодежи, партизанского движении.

Лучшие здания Старого города фашисты занимали под административные учреждения. В лекционной части ДК имени Ленина разместилась резиденция бургомистра города Шопена, там же была городская управа, а театральная часть использовалась для просмотра немецких кинофильмов, торжественных церемоний и разного рода увеселений. Высший офицерский состав проводил свой досуг в казино с табличкой на входной двери «Только для немцев», которое размещалось по улице Луначарского в доме бывшего общества Красного Креста. Военный комендант города занимал помещение бывшего гастронома, а затем двухэтажное здание горисполкома; биржа труда — по улице Большой Садовой. В пустующих зданиях школ №№ 1, 6 размещались конюшни и склады для фуража.

Зима 1941 года выдалась морозная, снежная и суровая. Обмундирование немецких солдат не было приспособлено к суровым морозам. Чтобы поправить свое благополучие они стали грабить население города, отнимать теплые вещи, а по прилегающим поселкам — уводить коров, свиней, домашнюю птицу.

Террор, массовые убийства мирных граждан, изощренные издевательства терпели жители города во время пребывания захватчиков.

Начались аресты и расстрелы.

Всех арестованных помещали в концлагерь. Мрачная слава концлагеря на Меловой горе вызывала ужас — отсюда возврата не было. По ночам, далеко окрест слышались стоны раненых. В бараке № 8 заключенных подвергали пыткам электрическим током, а затем расстреливали.

Меловая гора была самым массовым, но далеко не единственным местом преступлений гитлеровцев. Только на Меловой горе около бараков немецкого концентрационного лагеря расстреляно 3500 человек. Самый массовый расстрел мирных жителей нашего города произошел 25 января 1942 года. Этот день останется в истории Краматорска, как самая мрачная страница.

Местами массовых расстрелов служили еще овраги около поселков Красногорка, Ясногорка, Семеновская гора.

Документы свидетельствуют:

* Краматорск был оккупирован немецко-фашистскими войсками почти два года, т. е., с 28 октября 1941-го до сентября 1943-го.

* Террор, массовые убийства мирных граждан, изощренные издевательства терпели жители города во время пребывания захватчиков.

Немецкие бандиты расстреляли более 3 тысяч мирных, ни в чем не повинных граждан, в т. ч. 5478 мужчин. Фашисты уничтожали целые семьи.

Местами массовых расстрелов служили: карьер на Меловой горе, овраги около поселков Красногорка, Ясногорка, Семеновская гора. Только на Меловой горе около бараков немецкого концентрационного лагеря расстреляно 3500 человек.

Немецкие власти насильственным путем угоняли юношей и девушек в Германию на каторжные работы. За время пребывания в городе немецких оккупантов угнано в Германию свыше 10 000 человек, в т. ч. 2345 детей.

Отступая под ударами Красной Армии, немцы, как это установлено показаниями местных жителей и другими неопровержимыми фактами, старались превратить город в руины. С 26-го августа 1943 года и по день отступления из города особые команды подрывников и поджигателей из саперных частей начали плановопроизводить разрушения в городе. Прежде всего, были взорваны и сожжены лучшие здания, медицинские и культурные учреждения, места общественных собраний.

Полностью разрушена лучшая часть города Краматорска — Соцгород. Из свыше 500 крупных домов случайно уцелел только один. Во время огромного пожара, произведенного в этой части города, сгорело имущество нескольких тысяч семей.

Взрывы и пожары жилых домов произведены и в Старой части города. Сожжено дотла свыше 800 домов. Нанесено тяжелое повреждение такому крупному строению как 100-квартирный дом по улице Большая Садовая Большинство оставшихся каменных зданий требовали восстановления

Сожжены Дворец культуры им. Ленина с театральным залом на 1000 мест, театр им. Пушкина, клуб «Штурм», разрушен лучший стадион Донбасса, клуб пионеров. Уничтожено два хлебозавода — один мощностью 100 тонн в сутки и один мощностью 60 тонн в сутки. Уничтожен парк, поломаны деревья на улицах.

Из 18-ти школ, существовавших в городе, только две частично сохранились. Остальные школы, в том числе 5,10,13 и 15, в которых обучалось свыше 1000 детей в каждой, — разрушены.

Сожжены и взорваны три больницы из четырех имевшихся, две поликлиники из двух имевшихся, санитарная станция, родильный дом, санаторий для больных туберкулезом, детские ясли, детские сады и другие медико-санитарные учреждения.

Немецко-фашистские захватчики разрушили всю промышленность Краматорска, в том числе один из лучших заводов машиностроения Ново-Краматорский завод имени Сталина, Старо-Краматорский машиностроительный завод имени Орджоникидзе, металлургический завод имени Куйбышева, завод тяжелого станкостроения, цементный, коксохимический и другие заводы. Все эти разрушения города производились под руководством коменданта города лейтенанта Мойшке и бургомистра Шопена.

Партизанское и подпольное движение

Жжет душу боль далеких дней. В родном краю — чужая речь… Чтоб жизнь и честь сберечь людей, Пришлось нам бить, ломать и жечь. Взрывали мы свои мосты, Ломали мы станки свои Здесь был глубокий вражий тыл, Но город жил, и юли бои. Тревожно ночи он встречал. Запрет на песнь, Запрет на свет. В дома, в постели по ночам Врывалась к людям злая смерть.

(Я. Олейиик).

Многие тысячи советских патриотов не смирились с вражеской оккупацией родной земли, поднялись на смертельный бой с врагом.

Уже к осени 1941 года в 37 районах Сталинской области было создано 180 партизанских отрядов и диверсионных групп, в которые вошли 4 239 человек. В Донбассе действовали и многочисленные подпольные группы. Однако, в силу разных причин, активно действовали только 34 группы численностью 2986 человек. Среди них были два партизанских отряда из Краматорска под командованием СИ. Максимова и Н. А. Цымбала.

Отряд Сергея Ивановича Максимова, кличка которого была «Зубр», входил на правах группы в Славянское партизанское соединение под командованием легендарного «Бати» Михаила Ивановича Карнаухова. В группу «Зубра» были рабочие краматорских заводов и совхоза № 2 поселка Ясногорка, директором которого до войны был СИ. Максимов.

В сентябре партизаны прошли краткосрочные курсы на станции Доля по диверсионному делу, их также обучали искусству владения разным видам оружия, минированию и разминированию, умению составлять химические смеси горючей жидкости и закупоривать бутылки, владению в совершенстве «карманной артиллерией» -гранатами.

В ночь на 21 октября 19. 41 года, когда фашисты были на подступах к нашему городу, партизаны покинули совхоз № 2, где они до этого находились, и в Славянске влились в партизанское соединение Карнаухова.

Партизанские группы соединения М. И. Карнаухова дислоцировались в лесах Краснолиманского района. Часто им приходилось действовать в исключительно сложных условиях, на простреливаемой со всех сторон полоске земли, которая отделяла фашистов от нашей передовой линии обороны. Ходить по этой «ничейной» земле было все равно, что по лезвию бритвы.

Но Михаил Иванович считал, что «ничейной» земли нет. Вся вокруг земля советская, поэтому со своими отрядами совершал дерзкие налеты и боевые операции, не давая покоя фашистам.

За период с 22 октября 194] года по 6 июля 1942 года партизаны соединения уничтожили 1252 гитлеровца, взорвали много мостов складов с боеприпасами, обозов, захватили 20 пулеметов, 670 винтовок, 2 миномета, нарушили 54 километра связи противника. В этих операциях принимали участие и краматорские партизаны отряда «Зубра».

Вот один из эпизодов из их деятельности.

В декабре 1941 года партизанская группа ворвалась в села Кривая Лука и Пескуновка, где уничтожила 10 огневых точек и 130 солдат противника. В этой дерзкой операции отличились юные партизаны Станислав Стеч и Шура Назаренко.

В одном из боев у села Красноармейское Шура Назаренко уничтожил замаскированный вражеский пулемет. В этом же бою бесстрашно сражаясь с фашистами, юный партизан пал смертью героя более чем с семьюдесятью ранами. Посмертно Александр Назаренко был награжден медалью «За отвагу». Его именем названа улица, где до войны жила семья Шуры, носит и его имя детская библиотека в Старой части города.

Наводила страх на фашистов и группа партизан во главе с командиром отряда Николаем Цимбалом и комиссаром И. Закитным. Этот партизанский отряд был сформирован из числа рабочих Старокраматорского машиностроительного завода. В него входили 22 человека, причем в основном из цеха металлоконструкций. Отряд базировался в Ямпольском лесу и действовал на оккупированной территории самостоятельно, выполняя специальные задания командования 6 и 9 армий, в районах Голая долина, хутора Октябрьский, совхоза № 3, осуществил смелую вылазку в Краматорск, Рай-Александровку и Александровский район. Партизаны в упорных боях освободили село Закотное. В этом жарком бою партизаны уничтожили 56 фашистов.

Отряд Н. А. Цымбала за период с ноября 1941 года по 18 мая 1942 года уничтожил 242 оккупанта, один танк, 3 бронетранспортера, 15 автомашин с продовольствием и боеприпасами, полностью уничтожил личный состав штаба мотострелкового полка и взял важные документы.

Ни днем, ни ночью партизаны не давали покоя фашистам. Озверевшие гитлеровцы в ответ на постоянные налеты патриотов начали собирать силы. Недалеко от села Камышеваха немцы со всех сторон окружили отряд. Фашисты бросили в бой танки, пехоту. Раненого Цымбала немцы взяли в плен.

Так началось его скитание по фашистским лагерям. Николая Архиповича обливали ледяной водой, подвешивали с вывернутыми руками к деревянной балке потолка, загоняли ему под ногти иголки. Но партизан не только выстоял, но и бежал из плена.

В поселке Ясногорка в первые дни оккупации была организована комсомольско-молодежная группа «Семерка». Командиром подпольной группы был Ковалев Николай Мартынович, заместителем по политической работе Калиниченко Леонид Петрович. Члены группы — братья Нестеренко Павел Петрович и Степан Петрович, Приходько Николай Петрович, Кравченко Николай Иванович и разведчица Позднякова Анна. Вот эти смельчаки восстали против замыслов, против действии фашистов-извергов. Эти молодые люди — никому из них не было и тридцати лет — с октября сорок первого по март сорок второю в полном смысле громили «непобедимых» фашистов.

Группа получала задания от подпольной Славянской организации, которой руководил М. И. Карнаухов. Молодые мстители на трассе Краматорск — Барвенково уничтожали живую силу противника, технику и коммуникации связи, добывали оперативные разведывательные сведения в тылу противника и передавали Красной Армии. Фашисты искали партизан. В этом им помогали изменники Родины. Они и выследили часть группы и выдали их в руки фашистов.

В ночь на 29 марта сорок второго года Ковалев Николай, Калиниченко Леонид и Нестеренко Павел имели задание взорвать мост через реку Торец, По не зависящим от них причинам это им сделать не удэчось, и под утро они спрятались на чердаке у родственника и однофамильца Ковалева Николая. Было это в районе прежней автобусной остановки Заречная. Престарелый Ковалев пошел на самый страшный, незамолимый грех — предательство. Он сообщил фашистам о том, что партизаны у него на чердаке. Немедленно дом был окружен, раздались команды «рус, сдавайся». Но не тут-то было. Поняв, что они в западне и выхода из нее нет, партизаны решили дорого заплатить фашистам за свои жизни. Они открыли огонь. Бой был жаркий и долгий, но неравный. Уже лежат на земле убитые и раненые фашисты и полицаи. Кроме пулеметов, фашисты задействовали пушку и открыли ураганный огонь. Погибли славные герои. Но и мертвых парней фашисты боялись и ненавидели. Для устрашения жителей поселка совершили кощунство; мертвых Никола Ковалева, Павла Нестеренко, Леонида Калиниченко они повесили.

А в поселковой управе шли допросы и пытки родственников и знакомых погибших партизан. Содержали их в камерах, где и применяли нечеловеческие пытки. Отсюда фашисты отправляли свои жертвы на Меловую гору, откуда возврата уже не было.

Затем тела погибших партизан фашисты закопали за магазином в воронку от взрыва бомбы, а уже позже, после Дня Победы, прах их был перенесен в сквер новой поселковой школы.

При переходе линии фронта, уже после описанных событий, на расставленных фашистами минах подорвались и погибли Приходько Николай и Нестеренко Степан. Кравченко Николаю удалось пробиться до передовых линий Красной Армии, где он, как герой, и закончил ту страшную войну.

В сорок третьем году фашисты выследили разведчицу Аню Позднякову. В гестапо дико пытали ее, добиваясь выдачи партизан, коммунистов. Но она, перенеся все тяготы и лишения, нечеловеческие пытки, ничего не сказала. Аня геройски погибла в застенках гестапо.

Так перестала существовать партизанская семерка. Тысячи таких же семерок, пятерок, троек, одиночек били врага неустанно, наносили ему вред и этим внесли свою лепту в победу над фашизмом.

Сейчас прах погибших партизан покоится в общей могиле в Соцгороде в Апавших героев, где день и ночь горит неугасимый Вечный огонь в память о лежащих здесь, в память о невыносимых муках всех людей, переживших ужасы войны. И каждый год благодарные горожане вспоминают дела их добрым, благодарственным словом и по старому православному обычаю говорят: «Вечная вам память!» И слезы скорби, вдохновения и благодарности льются в этот день.

Активно боролась против фашистских захватчиков патриотическая группа медицинских работников. В здание городской больницы № 1 действовал подпольный госпиталь. Его возглавил большой души человек, верный сын Отчизны хирург Дмитрий Степанович Мазур.

Вместе с ним трудились и другие медицинские работники: врачи А. Г. Широзян, Е.В. Джапаридзе-Попова, медицинские сестры А. С. Шевченко, А. П. Павлова, О. Ф. Ханин, Т. А. Мацкевич, Н. С. Гекова, санитарки М. М. Гулик, К. И. Коваленко и др.

Гитлеровская комендатура города считала эту больницу тифозной. На дверях нескольких палат висели таблички с надписью «Тиф». Немцы боялись сюда заглядывать.

В трудных условиях, с риском для жизни, тайно, под самым носом у гитлеровцев хирург Мазур с горсткой врачей, медсестер и санитаров, при огромной поддержке местного населения возвращал к жизни раненых советских воинов, которые не успели эвакуироваться. Дмитрий Степанович делал раненым операции в подпольном госпитале, заботливо их лечил. Тех, кто выздоравливал, переправляли через линию фронта, к своим. Этим занималась мужественная и бесстрашная Л. Ф. Ржавская — экспедитор по делам эвакуации.

Врачи-патриоты не ограничивались только лечением раненых. Они спасали юношей и девушек от угона в Германию, помещали их в больницу. Некоторым вводили под кожу керосин, вызывая этим, воспалительный процесс и опухоли, а затем… начинали лечить.

Много выдумки и сообразительности проявляли врачи. Ради спасения советских людей они постоянно рисковали собственной жизнью.

Гестаповцы стали подозревать, что врачи не только лечат от тифа, но и оказывают помощь раненым бойцам. Они использовали излюбленный прием провокаций. Как-то вечером под конвоем немцы привезли в больницу двух раненых советских офицеров. Не успели гитлеровцы уйти, как офицеры сообщили врачу о своем намерении совершить побег.

Санитар Бондаренко согласился им помочь. Утром «офицеры» исчезли, а через час вернулись в сопровождении агентов карательной части. На чердаке фашисты нашли документы и ордена советских воинов. Начались аресты, отправка раненых в лагерь военнопленных. Арестовали главврача Мазура, врачей Широзян, Джапаридзе-Попову, медсестер Шевченко, Петровскую, Клочко и других. Над работниками больницы нависла угроза расправы, но они молчали. Фактов у гестаповцев не было. Поэтому медработников через несколько дней отпустили. Но хирурга Мазура в карательной части продержали больше месяца. Потом под конвоем ему разрешили вернуться в больницу. Дмитрий Степанович был в то время единственным хирургом в городе. И с этим не могли не считаться фашисты. Они сняли его с поста главного врача, установили за ним гестаповский контроль. И все же подпольный госпиталь продолжал жить и бороться с врагом. Люди в белых халатах продолжали лечить раненых воинов.

В 1976 году на поликлинике № 1, в честь подпольного госпиталя, была открыта мемориальная доска.

В городе с конца 1941 года действовала женская подпольно-патриотическая группа, которую возглавляла Матрена Лазаревна Грубник. Эта мужественная краматорчанка не может не вызывать восхищение. В ту пору ей было 29 лет. На ее плечах оказались мать-старушка, тяжело больной, прикованный к постели муж и трое маленьких детей, в возрасте 2, 4 и 6 лет. Чтобы прокормить семью, она ходила в село Маяки, где жил двоюродный брат мужа Федор Дорох, за продуктами. А Федор был руководителем местной комсомольской подпольной группы, которая была связана с отрядом М. И. Карнаухова. Ф. Дорох предложил Матрене Лазаревне создать в Краматорске подпольную группу. И она согласилась без колебаний.

От Федора Дороха М. Л. Грубник получала свежие новости на фронтах, сводки совинформбюро, листовки. Сначала эти материалы распространяла сама, а затем привлекла к работе проверенных женщин. Действовать им в оккупированном городе приходилось очень осторожно, соблюдая конспирацию. Листовки, как правило, распространяли на базаре, стараясь не заметно сунуть в сумки знакомым надежным людям. С нетерпением ждали этих сообщений, которые так радовали, придавали сил и вселяли надежду на скорое освобождение от ненавистных фашистов.

Многое делали эти славные женщины: прятали молодежь от угона в Германию, организовывали побег шести военнопленных из лагеря, снабдив их немецкими документами, собирали разведывательную информацию, оказывали помощь советским раненым, скрывая их от фашистов.

Партизаны и подпольщики — особая категория мужественных, малоизвестных наших земляков. Почти никого из них сегодня с нами нет. Кто-то погиб в те военные годы, другие ушли из жизни в мирные дни. Но это они, не покоренные фашистами, приближали долгожданный час освобождения нашего края. Честь им и слава.

Литература

Абашева И. Подполье: [О Н. Румянцеве, Б. Лозинском, Т. Тонконог] // Краматорская правда. — 1995. — 29 августа

Белявец В. Подвиг: [О краматорском партизанском отряде] // Комсомолец Донбасса. — 1966. — 27 июля.

Борисов О. Капля крови на знамени: [О героях краматорского подполья] // Краматорская правда. — 1965. — 1 мая.

Васик Л. Партизанская семерка: [О подпольной группе «Семерка"] // Краматорская правда. -2000. -20 апреля.

Волошина Н. Бойцы невидимого фронта: [О партизанах и участниках подполья города Краматорска] // За технический прогресс. -1976. — 27 июля.

Волошина Н. Непокоренные: [ О партизанах и подпольщиках г. Краматор-ска] //Краматорская правда. -2001. -8 сентября.

Гульков Е. Краматорчанка: [Об участнице партизанского движения Апанасенко Л. С] // Краматорская правда- - 1978. — 21 августа.

Диденко И. Группа «Зубра»: [О партизанах] // За технический прогресс. — 1967. — 17 ноября.

Диденко И. За мужество и отвагу: [Подполье Краматорска] // Краматорская правда. — 1967. — 19 марта.

Диденко И. Они защищали свой край: [О партизанах] // Краматорская правда. — 1963. — 7 сентября.

Диденко И. Отважные женщины: [Об участницах подпольной патриотической группы в Краматорске С. З. Котковой, М. Л. Грубник, В. Д. Журавлевой и Б. И. Литвиненко] // За технический прогресс. — 1973. — 3 мая.

Диденко И. «Семерка» // За технический прогресс. — 1967. — 2 декабря.

Иванов А. Хирург, воин-подпольщик: [О Мазуре Д. С] // Краматорская правда. — 1978. — 7 сентября.

Клочко-Печеная Д. Подпольный госпиталь Д. Мазура // Краматорская правда. -2001. -4 сентября.

Котлярова Н. Тропами героев: [О партизанской семерке] // Краматорская правда. — 1978, — 20 сентября.

Обозный И. Слава партизана: [О командире партизанского отряда Цымбале НА] // Краматорская правда. — 1978. — 27 июля.

Плуталов О., Шаненко Ф. Госпиталь в тылу врага: [О патриотической группе медицинских работников в дни фашистской оккупации] // Социалистический Донбасс. — 1964. — 6 февраля.

Саркисов А. Тайна «Краматорской больницы»: [О медиках Краматорска в дни оккупации города] // За технический прогресс. — 1965. — 8 мая.

Словачевская Т. «Семерка» // Краматорская правда. — 1961. — 5 сентября.

Сычевская М. Семеро смелых: [О краматорской «семерке"] // Краматорский металлург. — 1987. — 4 сентября.

Федотова М. Партизанский командир; [ М.И. Карнаухов] // Краматорская правда. — 1977. — 5 февраля.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой