Влияние монголо-татарского ига на государственность Руси

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Влияние монголо-татарского ига на государственность Руси
  • 1.1 Русь накануне нашествия
  • 1.2 Нашествие и установление определенных отношений Русь-Орда и формат этих отношений
  • 2. Оценка влияния монголо-татарского ига на русскую государственность и право
  • 2.1 Оценка позитивного воздействия
  • 2.2 Оценка негативного воздействия
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Начиная с 40-х гг. XIII в. на Руси устанавливается продлившиеся почти два с половиной столетия господство Золотой Орды, называемое в историографии монголо-татарским игом. Каргалов В. В. Монголо-татарское нашествие на Русь. М., 1966, с. 125

Споры о том, каким образом это явление повлияло на историческую судьбу России, продолжаются, и по сей день. Существует множество позиций, сторонники которых, по — разному, оценивают значение влияния монголо-татарского ига на развитие России, а также характер этого влияния. Решение этих вопросов имеет ключевое значение для понимания многих явлений в жизни русского народа, в том числе и его менталитета. Например, если принять за истину утверждение, об отсутствии какого — либо влияния монголов на судьбу России, то можно сделать вывод о генетической привязанности русских к деспотической форме власти, крепостному праву и остальным подобным явлениям, на протяжении столетий господствующим в послемонгольской России, и наоборот истинность утверждения о том, что русское государство формировалось под влиянием Золотой Орды, позволяет говорить об отсутствии в сознании представителей русского этноса изначальных установок на рабское состояние и поведение. Кроме того, решение вопроса о значении ордынского владычества для России играет важную роль для установления ее геополитической принадлежности. Ведь если монголы вовсе не оказали на Русь никакого влияния или если подобное влияние было ничтожным, то нынешнюю Россию можно рассматривать в качестве европейской державы, которая, несмотря на все свои национальные особенности, все-таки принадлежит к Западу, а если Россия сформировалось непосредственно под монгольским влиянием, то это государство оказывается частью Азии или «евразийской» державой, инстинктивно отторгающей ценности западного мира.

Таким образом, не имея четко сложившегося представления о процессах, происходивших на Руси во времена монголо-татарского ига, невозможно понять многие аспекты ее исторического развития и современного состояния.

Целью данной работы является характеристика изменений в историческом развитии государства и права России после установления монголо-татарского ига.

Для достижения этой цели предполагается решение следующих задач:

1. Исследование и характеристика состояния основных русских земель в последние десятилетия перед монголо-татарским нашествием.

2. Исследование и характеристика последствий политического дробления Руси.

3. Исследование и характеристика последствий монголо-татарского нашествия на русские княжества, и установления на их территории ордынского владычества.

4. Исследование и характеристика оценок влияния монголо-татарского ига на русскую государственность и право.

1. Влияние монголо-татарского ига на государственность Руси

1.1 Русь накануне нашествия

Одной из главных предпосылок процесса выделения удельных княжеств, начавшегося еще в период расцвета Древнерусского государства, является возросшая, к началу XII в. самостоятельность местных князей. Именно в это время многие из них приобрели способность обходиться без помощи великого князя в борьбе с соседями и решении внутренних проблем. К тому же, из-за расширения просторов страны, великий князь не всегда имел возможность помочь своим окраинным вассалам. Кроме того, господствующее в то время натуральное хозяйство, давало даже небольшим княжествам возможность для того, чтобы обеспечивать себя всем необходимым. Все эти факторы, послужили причиной того, что примерно к концу XII в., Древнерусское государство распалось на полтора десятка самостоятельных княжеств.

Из них наибольшим влиянием обладали три княжества, различающиеся по своему политическому и социально-экономическому устройству. Ионов И. Н. Российская Цивилизация 9-нач. 20 веков. М., 1985, с. 124

Владимиро-Суздальская земля занимала территорию междуречья Оки и Волги. Факторами, обеспечившими ее быстрое развитие, являются естественная защищенность от внешних вторжений, наличие выгодных торговых путей, а также усилившийся в XI в. приток населения с юга. Это княжество, представляло собой раннефеодальную монархию с сильной властью великого князя, опиравшегося на дружину. Именно здесь появляется новая категория феодалов — дети боярские, а в XII в., появляется и новый термин — «дворяне».

Независимость от Киева земли княжества получили при Юрии (1125−1157), получившим за постоянное стремление расширить свою территорию и подчинить себе Киев прозвище «Долгорукий». Юрий Долгорукий не рассматривал Владимиро-Суздальское княжество как свое основное владение. Его целью оставался Киев, и, в конце концов, он стал киевским князем. При Юрии на территории княжества был основан ряд новых городов: Юрьев, Переяславль-Залесский, Звенигород. Впервые упомянута в летописи в 1147 году Москва. Старший сын Юрия, Андрей Боголюбский (1157−1174), родился и вырос на северо-востоке и, в отличие от отца, главной своей опорой считал родные земли. Получив от отца в управление Вышгород (близ Киева), он покинул его и вместе со своим окружением ушел в Ростов. После смерти отца Андрей не стал занимать Киевский престол, а занялся укреплением своего княжества. Столица была перенесена из Ростова во Владимир, неподалеку от которого была основана загородная резиденция — Боголюбово (отсюда и прозвище князя — «Боголюбский»). Андрей Юрьевич проводил энергичную политику укрепления княжеской власти и притеснения бояр. Не случайно его считают основоположником деспотической традиции власти на Руси. Его крутые и часто самовластные действия вызвали недовольство крупных бояр и в результате привели к гибели князя. Политику Андрея Боголюбского продолжил его сводный брат Всеволод Большое гнездо (1176−1212). Он жестоко расправился с боярами, убившими брата. Власть в княжестве окончательно установилась в форме монархии. При Всеволоде Владимиро-Суздальская земля достигает максимального расширения за счет того, что рязанский и Муромский князья объявляют себя зависимыми от Всеволода. После смерти Всеволода Владимиро-Суздальская земля распалась на семь княжеств, а затем вновь объединена под главенством владимирского князя. На северо-востоке сильная княжеская власть, подчинившая боярство, все более явно приобретает деспотические черты, и именно эта политическая модель станет господствующей в Московской Руси. Соловьев С. М. История Руси. М., 1966, с. 97

Галицко-Волынское княжество занимало северо-восточные склоны Карпат и захватывало течения рек Днестра и Прута. Это была территория высокоразвитого земледелия, скотоводства и ремесла, с быстро растущими городами, в которых активно развивалась внешняя торговля.

В Галицко-Волынском княжестве, почти все земельные владения, а следовательно и власть находились в руках крупного боярства, внутри которого шла постоянная борьба. Князья обладали только определенными административными, военными, судебными и законодательными полномочиями.

В первые годы после отделения от Киева, Галицкое и Волынское княжества существовали как два самостоятельных. Подъем Галицкого княжества начался при Ярославе Осмомысле Галицком (1153−1187). Объединение Галицкого и Волынского княжеств, произошло в 1199 при волынском князе Романе Мстиславиче (1170−1205). В 1203 он захватил Киев и принял титул Великого князя. Старшему сыну Романа Мстиславича, Даниилу (1221−1264), было всего четыре года, когда умер его отец. Даниилу пришлось выдержать длительную борьбу за престол как с венгерскими, польскими, так и с русскими князьями. Только в 1238 Даниил Романович утвердил свою власть над Галицко-Волынским княжеством. В 1240, заняв Киев, Даниил сумел объединить юго-западную Русь и Киевскую землю. Однако в том же году Галицко-Волынское княжество было разорено монголо-татарами, а спустя 100 лет эти земли оказались в составе Литвы и Польши. Юго-западная альтернатива (Даниил Галицкий) продемонстрировала тенденцию движения в сторону западной цивилизации, но в конечном итоге привела к потере национальной независимости.

Новгородская боярская республика занимала территорию между озерами Ильмень и Чудским, по берегам рек Волхова, Ловати, Великой. Территория новгородской земли делилась на пятины, которые в свою очередь делились на сотни и погосты. Ионов И. Н. Российская Цивилизация 9-нач. 20 веков. М., 1985, с. 131

Приобретенный в начале XII в. статус центра торговли с Западной Европой, а также сосредоточение огромных богатств в руках местной знати, постепенно сделали Новгород экономически и политически независимым от Киева. В этих землях сформировался политический строй, получивший в науке название Новгородская республика. Высшим органом власти в этой республике было собрание ее жителей — вече, на котором основную роль играли новгородские бояре и церковь. Фактическими хозяевами веча были «300 золотых поясов» — крупнейшие бояре Новгорода. Князь, приглашавшийся по договору, стоял во главе управления и суда, действуя под контролем посадника.

За время своего самостоятельного существования (1136−1478), новгородским землям не раз приходилось отражать внешнюю агрессию. Жителям Новгородской земли удалось отбить натиск немецко-шведской агрессии в 40-х годах XIII в., однако они, не смогли избежать установления зависимости от Золотой Орды, что неблагоприятным образом отразилось на развитии этого региона.

Новгородский вариант политического развития оказался малоэффективным вследствие слишком высоких контрастов между властью и безвластием, бедностью и богатством. В силу особенностей хозяйственного и политического развития и географического положения, Новгород вряд ли бы мог стать ядром зарождения национального государства.

Таким образом, с наступлением периода политической раздробленности Русь превратилась в своеобразную федерацию княжеств и земель, отношения, между правителями которых регулировались соглашениями и обычаями. Изменились и задачи решаемые князьями в ходе феодальных усобиц: теперь им стали развитие и укрепление своего княжества, а также расширение его территории за счет соседей.

В это время складывается четкая система феодальной иерархии, на вершине которой находились удельные князья, обладавшие в пределах своих владений правами независимых государей. Им подчинялись служилые князья, владевшие землей на условиях несения службы и бояре — собственники вотчин, члены совещательных советов при удельных князьях. Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. Петроград, 1915, с. 105

Происходивший в XI—XII вв. процесс политического дробления Руси имел как позитивные, так и негативные результаты. К числу первых, можно отнести такие, как быстрый рост городов и развитие в них различных форм культуры, стремительное развитие сельского хозяйства и ремесла на территории отдельных регионов, установление тесных связей отдельных регионов с европейскими государствами. К тому же политическая раздробленность на Руси не достигла своего апогея, поскольку существовали препятствия для окончательного распада, такие как деятельность общерусской церкви и наличие внешней опасности. Вместе с тем раздробленность способствовала упадку военного могущества русских земель. Наиболее болезненно это сказалось в период монголо-татарского нашествия.

1.2 Нашествие и установление определенных отношений Русь-Орда и формат этих отношений

На рубеже XII—XIII вв., из кочевавших на просторах Монголии племен, в ходе междоусобиц выделяются ряд сильных и влиятельных племен и родов, и их предводителей-вождей, среди которых наиболее могущественным был Темучин. В 1206 г. он был избран общемонгольским правителем и получил имя Чингисхан. В течение 1215−1223 гг. полчища Чингисхана постепенно разгромили Китай, Хорезм, Афганистан, осуществили поход через Персию на Кавказ. В 1223 году монголы впервые встретились с русским войском в битве на реке Калка. В течение 1237−1241 гг. при приемниках Чингисхана Батые (Бату) и Берке, монголы осуществили завоевание русских княжеств. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. М., 1998, с. 208

После монголо-татарского нашествия на Руси установилось монголо-татарское иго.

Отношения вассалитета между русскими княжествами и Золотой Ордой не были закреплены договором, а были просто продиктованы монголами. Зависимость русских княжеств выражалась, прежде всего, в необходимости для русских князей получать от хана ярлык на княжение, уплаты в Орду дани в виде десятой части всех доходов с населения княжества, а также в предоставлении населением лошадей, повозок и пропитания для посещающих русские княжества монгольских чиновников. Греков Б. Д. Монголы и Русь. Опыт политической истории. М., 1979, с. 117

Со временем ярлыки на княжение, превратились в объект соперничества между правителями русских княжеств, используемого золотоордынскими ханами как предлог для грабительских набегов на Русь, а также как средство для того, чтобы не допустить слишком большого усиления отдельных ее территорий.

Ежегодно отправляемая в Орду дань вначале собиралась натурой, а затем была переведена на деньги. Единицами обложения являлись городское и сельское хозяйство. Сбор дани был отдан на откуп мусульманским купцам — бесерменам, часто вводившим дополнительные произвольные поборы. Позднее сбор дани был передан русским князьям, что наряду с отзывом чиновников — баскаков, являлось одной из уступок сделанных золотоордынскими ханами в награду за участие отдельных русских князей в подавлении антиордынских выступлений происходивших на Руси в конце XIII — первой четверти XIV в.

Таким образом, монголы отказались от включения территорий русских княжеств в состав Золотой Орды и создания в этих землях разветвленного аппарата управления. Однако сохранив власть в руках русских князей, ханы установили контроль над их деятельностью, прислав для этих целей своих представителей-баскаков, по доносам которых провинившихся князей вызывали в Орду или посылали на Русь карательное войско.

С 1249 г. «старейшим», то есть главным на Руси был признан князь Александр Невский, получивший от Орды власть над Киевом. Однако он предпочел в качестве своей столицы Владимир и объединил под своей властью новгородское и великое княжение владимирское. Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 1991, с. 167

Этот князь проводил очень мудрую и гибкую политику, поддерживая мирные отношения с Ордой, восстанавливая хозяйство на подвластных ему территориях и давая русским землям возможность для выживания и развития. Такой политический курс впоследствии стал определяющим для владимирских, а затем и московских князей.

После монголо-татарского нашествия, происходит постепенное расхождение в судьбах земель, входивших в состав бывшей Киевской Руси. Так ее западные и южные княжества были включены в состав Великого княжества Литовского и Польши, а Северо-Восточная Русь становится центром формирования нового единого государства. Кроме того на этих территориях происходит формирование трех самостоятельных народностей: великорусской — на Северо-востоке Руси, а также украинской и белорусской на землях, вошедших в состав Литвы и Польши. Вместе с тем, эти этносы были объединены происхождением от общего «предка» — древнерусской народности, сложившейся с образованием Киевского государства.

После установления монголо-татарского ига, на Руси замедляется процесс развития феодализма, шедший по общеевропейской схеме: от преобладания государственных форм землевладения к усилению вотчинных. Происходит консервация государственных форм, вызванная необходимостью изыскания средств, для уплаты дани в Орду.

И наконец, вхождение юго-западных земель бывшей Киевской Руси в состав Литвы и Польши, отрезало Северо-Восточную Русь от Западной Европы, где в период XIII—XV вв. происходил переход к господству сеньориального (вотчинного) землевладения, ослаблялась личная зависимость крестьян, усиливались города и третье сословие. Именно это явилось одной из причин того, что на территории послемонгольской Руси длительное время преобладали государственно-феодальные формы, а развитие отношений между крестьянами и феодалами отстало от подобных отношений в некоторых странах Западной Европы на целые столетия.

Помимо всего этого, монголо-татарское иго привело к сокращению численного состава холопов на Руси. Холопы подразделялись на несколько групп: большие холопы (княжеские и боярские слуги, иногда занимавшие высокие посты), полные и докладные холопы (работники в хозяйстве феодала в качестве прислуги, ремесленников, землепашцев). Постепенно стирались грани между холопами и крестьянами, холопы получали некоторые имущественные и личные права, а закрепощенные крестьяне все больше их теряли.

После монголо-татарского нашествия центр экономической и политической жизни переместился на северо-восток бывшей Киевской державы, а главенствующее положение среди русских земель получило Владимирское княжество. С начала XIV в. борьбу за великое княжение владимирское повели Тверь и Москва, стремясь захватить политическое верховенство на Руси. Костомаров Н. Начало единодержавия в Древней Руси. СПб, 1872, С. 76

Временем основания Москвы считается 1147 год. В этом году княживший в Ростово-Суздальской земле, к которой относилась Москва, князь Юрий Долгорукий послал приглашение черниговскому князю: «Прииде ко мне во град Москов». Таково первое упоминание в летописях о Москве.

Стольным городом самостоятельного княжества Москва становится с конца XIII в. Первым московским удельным князем стал в 1276 г. сын Александра Невского Даниил Александрович (1276−1303). При нем началось быстрое расширение Московского княжества. В 1301—1303 гг. к Москве были присоединены Коломна, Переяславское княжество, Можайск. Впоследствии новый московский князь Юрий Данилович (1303−1325) вступил в борьбу за великое княжение владимирское, невзирая на то, что Орда до 1317 г. поддерживала тверского князя.

В начале XIV в. Московское княжество стало одним из крупнейших в Северо-Восточной Руси и испытывало экономический подъем, чему способствовало быстрое увеличение населения за счет притока крестьян и ремесленников из других княжеств, более доступных грабительским набегам монголо-татар.

Тверь стала центром княжества в 1247 г., а в 1304 г. князь Михаил Тверской получил ярлык на великое княжение.

Однако данный факт, не смог остановить Юрия Даниловича, грамотно использовавшего напряженные отношения тверского князя с Новгородом и митрополитом Петром, а также свою женитьбу на сестре золотоордынского хана для того, чтобы получить ярлык на владимирское княжение, и устранить главного конкурента — Михаила Тверского, убитого ордынцами в 1318 г. Сам же Юрий Даниилович погиб в 1325 г. от руки одного из сыновей Михаила Тверского, отомстившего за смерть своего отца.

После смерти Юрия Данииловича на московский престол вступил князь Иван I Данилович (1325−1340), четвертый сын князя Даниила Александровича, получивший в народе прозвище Калита. Именно при этом князе была заложена основа могущества Москвы как будущей столицы нового русского государства. Он продолжал расширять территорию своего княжества, получая у хана ярлыки на отдельные земли, поддерживал мирные отношения с Золотой Ордой, позволившие уберечь московское княжество от разрушительных набегов, установил тесные контакты с церковью, благодаря которым в 1326 г. произошло перенесение митрополитом Петром своей резиденции из Владимира в Москву. В 1328 г. в благодарность за участие в подавлении антиордынского восстания в Твери, Иван Калита получает от хана ярлык на великое княжение и право сбора монгольской дани со всех русских земель. Именно сбор дани великим князем делал регулярными связи между княжествами, послужившие одной из основ объединения русских земель вокруг Москвы. Ионов И. Н. Российская Цивилизация 9-нач. 20 веков. М., 1985, с. 158

Объединительная политика Ивана Калиты была продолжена его сыновьями Семеном Гордым и Иваном II Красным, сохранявшим ярлык на великое княжение вплоть до 1359 г.

После смерти Ивана Красного в 1359 году, ярлык на великое княжение был передан суздальскому князю Дмитрию Константиновичу, но московские бояре и митрополит Алексий с помощью переговоров в Орде и военного нажима заставили суздальского князя отказаться от ярлыка, переданного сыну Ивана Красного Дмитрию Ивановичу (1363−1389). Именно этому князю суждено было стать тем, кто возглавит русские войска в их первой крупной (после 1223 г.) битве с монголо-татарами.

При Дмитрии Ивановиче начинается новый этап соперничества между Москвой и Тверью, союзником которой на этот раз выступило Великое княжество Литовское. В первой половине 1370-х годов Михаил Тверской (? — 1399) трижды получает ярлык на великое княжение, но не может подчинить Москву. А после того как Дмитрий Иванович организовал совместный поход русских князей на столицу Тверского княжества (1375 г.), великокняжеский Владимирский стол был признан наследственным владением московских князей. Таким образом, Москва, благодаря умелой и гибкой политике своих князей вышла победителем из 70-ти летней борьбы за право именоваться центром объединяющихся русских земель.

Еще одним направлением деятельности Дмитрия Ивановича стало активное сопротивление золотоордынскому владычеству на Руси.

Занявший во второй половине XIV в. золотоордынский престол темник Мамай, поставил перед собой цель разгрома Московского княжества и восстановления ослабевшей власти Золотой Орды над русскими землями. Для достижения этой цели он начал подготовку к походу на Русь.

орда русь государственность иго

Единое руководство оборонительными действиями русских земель против монголо-татар взяла на себя Москва. Первый результат этого руководства проявился в 1378 г., когда московские войска разгромили сильное монгольское войско в битве на реке Воже, в Рязанской земле.

После того, как Мамай в 1380 г. подошел к границам Рязанского княжества, в Москве собрались полки и ополченцы почти со всех русских земель, кроме Твери, Рязани, Великого и Нижнего Новгорода.

В ходе кровопролитной сечи, состоявшейся в сентябре 1380 г. на Куликовом поле, вблизи впадения реки Непрядвы в Дон, русские полки под руководством Дмитрия Ивановича и его воевод наголову разбили Мамаево войско. Эта победа укрепила значение Москвы как центра объединения русских земель в единое государство, а Дмитрий Иванович с того времени стал носить прозвище Донской. Соловьев С. М. История Руси. М., 1966, с. 316

Но для окончательного освобождения от ордынского ига у Руси в те годы еще не хватало сил, поэтому новый золотоордынский хан Тохтамыш, совершивший в 1382 г. поход на русские земли, сумел сжечь Москву и восстановить сюзеренитет Орды над Северо-Восточной Русью. Вместе с тем с конца 1380-х гг. золотоордынские правители практически утратили способность влиять на внутреннюю жизнь Руси, и были вынуждены признать политическое главенство Москвы в русских землях.

И наконец, третьим направлением деятельности Дмитрия Ивановича Донского стало расширение подвластной ему территории. При нем к Москве были присоединены Дмитров, Кострома и обширные территории в Заволжье.

Территориальный рост Московского княжества принял значение и характер государственного объединения с присоединением к нему Великого княжества Владимирского.

Сын Дмитрия Донского Василий I (1389−1425), еще более укрепил положение Москвы, присоединив к ней земли Нижегородского, Муромского и Тарусского княжеств, а также некоторые владения Великого Новгорода. Подавляющая часть правителей русских земель, пока еще сохранявших свой суверенитет, были вынуждены в той или иной мере подчинятся этому князю, выступавшему в отношениях с Ордой и Литвой уже от имени всей Северо-Восточной Руси. Карамзин Н. М. История государства Российского.Т. 1. М., 1991, с. 295

Однако процесс объединения русских земель был прерван в связи с жестокой феодальной войной, начавшейся в 1425 г. после смерти Василия I. Ее причиной стало соперничество из-за права на престол между десятилетним сыном Василия I Василием II (1425−1462) и младшим братом его отца Юрием, а впоследствии с сыновьями Юрия, Василием Косым и Дмитрием Шемякой. В ходе этого столкновения решался вопрос о том, на каких основаниях будут строиться отношения московских князей с другими русскими князьями. В итоге победа досталась Василию II, сумевшему расправиться с коалицией удельных князей, выступавших против усиления великокняжеской власти за счет ликвидации политической самостоятельности и суверенных прав князей в их владениях. Последствиями этой борьбы стали разорение земель, упадок городов, возобновившиеся набеги ордынцев. Вместе с тем, после нее окончательно утвердился принцип наследования власти по прямой нисходящей линии, от отца к сыну, который во многом позволил Василию II еще более укрепить свою великокняжескую власть. Костомаров Н. Начало единодержавия в Древней Руси. СПб, 1872, с. 197

Василий II продолжил политику своих предшественников по укреплению и развитию влияния московских князей в землях Северо-Восточной Руси. При нем возросло влияние Москвы в Пскове и Рязанском княжестве, сделан первый шаг в подчинении Новгородской республики, оформлена независимость русской церкви от Константинопольской патриархии. Таким образом, во время правления этого московского князя были окончательно заложены основы единого русского государства.

Завершающий этап создания государства в Северо-Восточной Руси пришелся на время правления Ивана III (1462−1505) и его сына Василия III (1505−1533).

Иван III сумел окончательно подчинить Новгородскую республику власти московского князя, избавить Северо-Восточную Русь от продолжавшегося 240 лет ордынского ига, и присоединить к своим владениям подавляющую часть северо-восточных русских земель. Именно этот правитель начинает именовать себя государем всея Руси, принимая в качестве государственного герба византийского двуглавого орла. Костомаров Н. Начало единодержавия в Древней Руси. СПб, 1872, с. 199

При Василии III в состав нового Московского государства вошли Псков, Рязань, Смоленская и частично Черниговская земля, а его граница стала проходить всего в 50−80 километрах от Киева.

Итогом почти двухсотлетнего периода деятельности московских князей, стало образование государства, территория которого охватила восточную и северную части земель бывшей Киевской Руси. С конца XV в. это государство стало именоваться «Россия» — наименование, происходящее от греческого названия Руси. Ионов И. Н. Российская Цивилизация 9-нач. 20 веков. М., 1985, с. 278

Политическим строем Российского государства стало самодержавие с боярской аристократией. Жизнь как светских, так и духовных феодалов в этом государстве была практически полностью подчинена власти великого московского князя, а затем московского царя. Государственный аппарат, на начальном этапе своего существования, состоял из Боярской думы — совета знати при великом князе; Государева дворца — органа, ведавшего государевыми землями; и Государевой казны — ведавшей государственной печатью, финансами, внешней политикой.

В 1497 году был принят первый свод российских законов, в котором устанавливались единые правовые нормы для всей страны — Судебник Ивана III. Этот документ ограничил право крестьянского перехода к другому владельцу двумя днями в году, а также установил круг судебных полномочий светской и духовной властей.

Таким образом, с XIV в. начинается объединение русских земель, вызванное усилением экономических связей между ними, обострением классовой борьбы и наличием постоянной угрозы внешнего нападения, обусловившими необходимость в создании сильного централизованного государства.

Именно внешнеполитический фактор — необходимость противостояния Орде и Великому княжеству Литовскому, сыграл основную роль в процессе формирования на Руси нового единого государства. Поэтому данное государство, сформировавшееся к концу XV — началу XVI в., имело свои особенности: сильную монархическую власть, с жесткой зависимостью от нее господствующего класса, а также высокую степень эксплуатации непосредственных производителей. Последствия воздействия завоевателей обусловили многие черты нового государства и его общественного строя.

2. Оценка влияния монголо-татарского ига на русскую государственность и право

2.1 Оценка позитивного воздействия

Вопрос о влиянии монголо-татарского нашествия на историческую судьбу России до сих пор является открытым. Мнения исследователей в частности разделились на сторонников позитивного характера этого явления и сторонников его негативного характера.

Впервые проблема татарского влияния на Русь была обозначена Николаем Михайловичем Карамзиным (1766−1826), в его «Записке о древней и новой России», а также в четвертой главе пятого тома «Истории государства Российского». Не отрицая негативного характера последствий монголо-татарского нашествия на русские земли, Карамзин утверждает, что в долгосрочной перспективе эффект от этого явления оказывался позитивным. Именно его результаты, как считал ученый, привели к окончанию междоусобиц, разрушивших Киевское государство, и помогли России встать на ноги, когда империя монголов пала. Кроме того, на Руси при монголах процветали православие и торговля, а вклад монголов в процесс развития русского языка является одним из самых значимых. Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России. СПб, 1914. С. 47

Еще одним историком, стремившимся минимизировать пагубность монгольского влияния на Русь, был Михаил Покровский (1868−1932). По его мнению, монголы даже способствовали прогрессу покоренных территорий, введя в России ключевые финансовые институты: монгольский земельный кадастр — «сошное письмо», использовался в России вплоть до середины XVII в. Покровский М. Н. Очерк истории русской культуры. Петроград, 1923. Ч. I.С. 140−141

Известный русский востоковед Василий Бартольд (1896−1930) также подчеркивал позитивные аспекты монгольского завоевания, настаивая, вопреки преобладавшему убеждению, что монголы способствовали вестернизации России:

«Несмотря на опустошения, произведенные монгольскими войсками, несмотря на все поборы баскаков, в период монгольского владычества было положено начало не только политическому возрождению России, но и дальнейшим успехам русской культуры. Вопреки часто высказывавшемуся мнению, даже влиянию европейской культуры, Россия в московский период подвергалась в гораздо большей степени, чем в киевский». Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и России. Л., 1925. С. 171−172.

Пожалуй, никто не отстаивал идеи о положительном влиянии монголов на Русь более последовательно, чем действовавший в 1920-е годы кружок публицистов-эмигрантов, называвших себя «евразийцами». Их лидером был князь Николай Трубецкой (1890−1938), потомок старинного дворянского рода, получивший филологическое образование и преподававший после эмиграции в университетах Софии и Вены.

Согласно убеждению Трубецкого, выраженному в его работах по русской истории, монгольское завоевание не только сильнейшим образом повлияло на эволюцию Московского царства и Российской империи, но и заложило сами основы российской государственности:

«Велико счастье Руси, что в момент, когда в силу внутреннего разложения она должна была пасть, она досталась татарам и никому другому. Татары — „нейтральная“ культурная среда, принимавшая „всяческих богов“ и терпевшая „любые культы“, — пала на Русь, как наказание Божье, но не замутила чистоты национального творчества. Если бы Русь досталась туркам, заразившимся „иранским фанатизмом и экзальтацией“, ее испытание было бы многожды труднее и доля — горше. Если бы ее взял Запад, он вынул бы из нее душу. Татары не изменили духовного существа России; но в отличительном для них в эту эпоху качестве создателей государств, милитарно-организующей силы, они, несомненно, повлияли на Русь». Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. с. 41.

Особый взгляд на характер русско-ордынских отношений был оформлен в работах таких исследователей как Г. В. Вернадский, Л. Н. Гумилев, В. А. Кучкин. По их мнению, своеобразие русско-ордынских отношений можно понять только в русле того исторического времени, когда удельная Русь подверглась двойной агрессии — с востока и с запада. При этом западная экспансия несла более тяжелые последствия для Руси: целью крестоносцев были территориальные захваты и уничтожение православия, в то время как ордынцы, после первоначального удара отошли назад в степь, а в отношении православия проявили не только терпимость, но даже гарантировали неприкосновенность православной веры, храмов и церковного имущества. Выбор внешнеполитической стратегии, осуществленный Александром Невским, был связан с защитой «исторического смысла своеобразия русской культуры — Православия». «…Союз с Ордой — не иго Орды, а Военный союз с нею — предопределил особый путь Руси». Гумилев Л. Н. Поиски вымышленного царства. М., 1970. с. 398.

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что основными аргументами для большинства сторонников позитивности монголо-татарского влияния на Русь являются, во-первых, отдельные элементы наследия Золотой Орды, внесшего значительный вклад в развитие русской истории, а также представление об ордынском завоевании Руси как о «меньшем зле» по сравнению с агрессией Запада.

2.2 Оценка негативного воздействия

Одним из главных аргументов большинства российских ученых — сторонников негативной характеристики монголо-татарского влияния на Русь, является утверждение о коренных различиях между старой Киевской Русью и образовавшимся после падения ига Московским государством. Так, например, в работе украинского историка Николая Костомарова (1817−1885) под названием «Начало единодержавия в Древней Руси», подчеркивается различие между демократическим устройством Киевской Руси и автократией Московии. Согласно этому ученому, если в домонгольский период русские князья разграничивали государственную власть и владение, то при монголах княжества стали вотчинами, то есть собственностью: «Теперь земля перестала быть самостоятельною единицею; она спустилась до значения вещественной принадлежности. Исчезло чувство свободы, честь, сознание личного достоинства; раболепство перед высшими, деспотизм над низшими стали качествами русской души». Костомаров Н. Начало единодержавия в Древней Руси. СПб, 1872, с. 256

Другой ученый — Федор Леонтович (1833−1911), говорил в своих исследованиях о том, что именно монголы предопределили абсолютистский характер московской монархии:

«Монголы ввели в сознание своих данников — русских — идею о правах своего вождя (хана) как верховного собственника (вотчинника) всей занятой ими земли. Возникшее отсюда обезземеление (в юридическом смысле) населения, сосредоточение поземельных прав в немногих руках, стоит в неразрывной связи с укреплением служилых и тяглых людей, удержавших в своих руках „владение“ землею лишь под условием исправного отправления службы и повинностей. Затем, после свержения ига князья могли перенести на себя верховную власть хана; почему вся земля стала считаться собственностью князей» Леонтович Ф. И. К истории права русских инородцев: древний ойратский устав взысканий. Новороссийск, 1879. С. 251

В русле этого же направления, была сформулирована официальная позиция советской исторической науки, изложенная в одной из статей Большой Советской Энциклопедии:

«Монголо-татарское иго имело отрицательные, глубоко регрессивные последствия для экономического, политического и культурного развития русских земель, явилось тормозом для роста производительных сил Руси, находившихся на более высоком социально-экономическом уровне по сравнению с производительными силами монголо-татар. Оно искусственно законсервировало на длительное время чисто феодальный натуральный характер хозяйства. В политическом отношении последствия монголо-татарского ига проявились в нарушении процесса государственной консолидации русских земель, в искусственном поддержании феодальной раздробленности. Монголо-татарское иго привело к усилению феодальной эксплуатации русского народа, который оказался под двойным гнетом — своих и монголо-татарских феодалов. Монголо-татарское иго, продолжавшееся 240 лет, явилось одной из главных причин отставания Руси от некоторых западноевропейских стран» Большая советская энциклопедия. 3 изд. М. , 1974. Т. 16. С. 502−503.

И наконец, многие постсоветские исследователи, например, такие как Игорь Князький и Вадим Трепалов, видели непосредственную связь между монгольским игом и установлением российского самодержавия в умалении значения представительских институтов подобных вече:

«Ордынское иго переменило радикально и политический строй России. Происходящая династически от киевских князей власть московских царей сущностно выходит к всевластию монгольских ханов Золотой Орды. И царем-то великий московский князь становится вослед павшей власти золотоордынских владык. Именно от них грозные государи Московии наследуют безусловное право казнить по своей воле любого из подданных, независимо от действительной вины его. Утверждая, что казнить и миловать цари московские „есьмя вольны“, Иван Грозный выступает не как наследник Мономаха, но как преемник Батыев, ибо здесь для него не важны ни вина, ни добродетель подданного — их определяет сама царская воля. Отмеченное Ключевским важнейшее обстоятельство, что у подданных царя Московского нет прав, но есть только обязанности, — прямое наследие ордынской традиции, которую в Московии сущностно не изменила даже земщина XVII века, ибо во времена земских соборов прав у русских людей не прибавилось, да и своего голоса соборы так и не приобрели». Трепавлов В. А. Государственный строй Монгольской империи 13 В. Проблема государственной преемственности. М., 1987, с. 157

Еще одним аргументом сторонников негативной оценки ордынского влияния на Русь, послужили отдельные последствия монголо-татарского завоевания русских земель, имеющих значение для истории развития великорусской народности. Так согласно утверждению Н. М. Карамзина, русские, находясь под властью монголов, утратили многие гражданские добродетели, в целях своего выживания не гнушаясь обмана, сребролюбия, жестокости: «Может быть, самый нынешний характер Россиян еще являет пятна, возложенные на него варварством моголов», — писал ученый.

Сущность третьего аргумента негативной оценки монголо-татарского влияния на Русь, заключается в утверждении о том, что после установления ордынского владычества историческая судьба подавляющей части русских земель на долгие времена оказалась оторванной от многих процессов, происходивших в Европе. В этой связи достойны внимания малоизвестные взгляды польских историков и публицистов, касающиеся взаимоотношений монголов и русских. Одним из сторонников взгляда на послемонгольскую Россию как неевропейскую страну был Францишек Душинский (1817−1893), основной идеей исследовательских работ которого является деление всех человеческих рас на две основные группы: «арийскую», включавшую романские и германские народы, а также славян, и «туранскую», куда входили русские, монголы, китайцы, евреи, мексиканцы. Наиболее характерными чертами «туранцев» Душинский называл предрасположенность к кочевому образу жизни, неуважение собственности и законности, предрасположенность к деспотизму.

Таким образом, проблема характеристики монгольского влияния вызывала и продолжает вызывать бурную полемику, как в российской, так и в зарубежной исторической науке. В центре дискуссии оказался вопрос о природе русского политического режима и его происхождении. Ведь именно от того, каким образом будет объясняться основная причина российской приверженности к самодержавной власти, во многом зависят шансы на позитивные перемены в развитии страны.

Кроме того, восприятие России как прямой наследницы империи монголов или даже просто как страны, пережившей их сильное влияние, позволяет обосновывать легитимность утверждения русской власти на огромной территории от Балтики и Черного моря до Тихого океана и над многими населяющими ее народами. Этот аргумент критически важен для современных русских империалистов.

Заключение

Итак, степень влияния монгольского нашествия и ордынского ига на историческую судьбу российского государства безусловна, велика, однако характер этого влияния неоднозначен в отношении различных аспектов жизни русских земель.

Нашествие монголо-татар и установление ордынского владычества нанесли страшный удар по экономике, системе управления и социальной жизни русских княжеств, по их людским ресурсам. В ходе этих процессов происходило разрушение городов, истребление населения, наметились признаки серьезного хозяйственного и культурного отставания русских территории от общеевропейского развития, государство под влиянием политического общения князей с татарскими ханами постепенно приобретало черты характерные для восточной деспотии. Таким образом, монголо-татарское иго на длительное время задержало историческое развитие нашей страны, оторвав его от происходивших в то время общеевропейских процессов.

Трудно даже представить, как дорого обошлись человечеству походы монгольских ханов и сколько еще несчастий, убийств и разрушений они смогли бы причинить, если бы не героическое сопротивление русского народа, измотавшего силы противника и остановившего его на границах Центральной Европы.

Вместе с тем не стоит отрицать хотя и немногие, но положительные результаты установления на Руси монголо-татарского ига. Одним из таких результатов, является в частности постепенный переход русских земель от состояния политической раздробленности к созданию единого централизованного государства. Именно фактор ордынского ига, послужил для русских князей одним из стимулов для того, чтобы прекратить внутренние междоусобицы и объединиться для изгнания захватчиков со своих земель. Нельзя также забывать о факторе культурной преемственности. Золотоордынское наследие оказало огромное влияние на развитие культуры послемонгольской Руси, некоторые элементы которого и по сей день прослеживаются во многих аспектах жизни народов, населяющих территорию современного российского государства. К примеру, после монголо-татарского владычества в русский язык вошли многие слова татарского происхождения, а заимствование восточных обычаев получило распространение практически во всех слоях российского общества. Кроме того сам факт господства монголо-татар в русских землях и связанные с ним последствия, нельзя рассматривать и оценивать от ситуации, в которой находились российские земли второй четверти XIII в. Удельная Русь в то время, подвергалась агрессии как с Востока так и с Запада. Поэтому сложно однозначно сказать о том, какие последствия могло иметь развитие событий, когда большая часть русских земель оказалась бы под властью не монголо-татар, проявивших довольно терпимое отношение к религии и культуре завоеванных народов, а шведско-немецких рыцарей, стремившихся к тому, чтобы захватить территорию русских княжеств и искоренить там православие.

И даже такой результат, как отрыв Руси от общеевропейской цивилизации, невозможно рассматривать только лишь в отрицательном аспекте. Ведь если монгольское иго способствовало разрыву русских земель с Европой, то оно же поставило Русь в теснейшую связь со степным центром и азиатскими перифериями материка. По этому поводу, известный ученый Г. В. Вернадский писал: «Подчинившись государям из дома Чингисхана, русская земля в политическом отношении была включена в огромный исторический мир, простиравшийся от Тихого Океана до Средиземного Моря». Вернадский Г. В. Монголы и Русь. Тверь, 1997, с. 181

Таким образом, можно сделать предположение о том, что вопрос о степени и характере монгольского влияния на историческую судьбу русских земель, еще долгое время будет вызывать полемику как среди российских, так и среди зарубежных исследователей.

Список литературы

1. Вернадский Г. В. Монголы и Русь. // Г. В. Вернадский — Тверь, 1997, 189 с.

2. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. // Б. Д. Греков, А. Ю. Якубовский — М., 1998, 479 с.

3. Греков Б. Д. Монголы и Русь. Опыт политической истории. // Б. Д. Греков — М., 1979, 156 с.

4. Гумилев Л. Н. Поиски вымышленного царства. // Л. Н. Гумилев — М., 1970, 398 с.

5. Ионов И. Н. Российская Цивилизация 9-нач. 20 веков. // И. Н. Ионов — М., 1985, 319 с.

6. Карамзин Н. М. История государства Российского. Т.1 // Н. М. Карамзин — М., 1991, 316 с.

7. Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России. // Н. М. Карамзин — СПб, 1914, 56 с.

8. Каргалов В. В. Монголо-татарское нашествие на Русь. // В. В. Каргалов — М., 1966, 136 с.

9. Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций: В 3-х книгах. — Кн.1. // В. О. Ключевский — М., 1995, 572 с.

10. Костомаров Н. Начало единодержавия в Древней Руси // Н. Костомаров — СПб, 1872, 399 с.

11. Кучкин В. А. Русь под игом: как это было. // В. А. Кучкин — М., 1990, 28 с.

12. Леонтович Ф. И. К истории права русских инородцев: древний ойратский устав взысканий. // Ф. И. Леонтович — Новороссийск, 1879, 290 с.

13. Пащенко В. Я. Идеология евразийства. // В. Я Пащенко — М., 2000, 160 с.

14. Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. // С. Ф. Платонов — Петроград, 1915, 746 с.

15. Соловьев С. М. История Руси. // С. М. Соловьев — М., 1966, 498 с.

16. Трепавлов В. А. Государственный строй Монгольской империи 13 В. Проблема государственной преемственности. // В. А. Трепавлов — М., 1987, 168 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой