Города Киевской Руси

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

«Города Киевской Руси»

город киевский русь крепость

Введение

Проблема возникновения древнерусских городов всегда была в центре внимания историков, занимавшихся изучением Киевской Руси, что и не удивительно, ведь вопрос о роли города в целом в развитии общества в любую эпоху — это вообще одна из центральных проблем общественных наук. Что же называют древнерусским городом современные исследователи? Вот некоторые типичные определения:

«Город есть населенный пункт, в котором сосредоточено промышленное и торговое население, в той или иной мере оторванное от земледелия» Греков, Б. Д. Киевская Русь. / Б. Д. Греков. — Л., 1944. — с. 21.

«Древнерусским городом можно считать постоянный населенный пункт, в котором с обширной сельской округи-волости концентрировалась, перерабатывалась и перераспределялась большая часть произведенного там прибавочного продукта» Петрухин, В.Я., Пушкина, Т. А. К предыстории древнерусского города // История СССР, 1979, № 4. — с. 48.

Существует так же много других определений. В чём же причина такого разнообразия? Почему до сих пор учёные не могут придти к единому мнению? Причина в том, что ранний русский город по-прежнему остаётся плохо изученным.

Вследствие этого проблема возникновения древнерусских городов не теряет своей актуальности до сих пор. Она была поставлена в историографии ещё очень давно, но наиболее интересную и обоснованную теорию на этот счёт в дореволюционной историографии сформулировал В. О. Ключевский Ключевский, В. О. Курс русской истории, ч.1. / В. О. Ключевский. — М., 1937. — 432с., который полагал главной политико-экономической функцией древнерусских городов торговую. Советские историки Н. А. Рожков и М. Н. Покровский, положившие начало изучению Древней Руси в советской историографии, в целом придерживались концепции В. О. Ключевского. Историки школы Б. Д. Грекова Греков, Б. Д. Киевская Русь. / Б. Д. Греков — М. -Л., 1944. — 346с. уделяли особое внимание ремесленному производству и его значению в развитии древнерусских городов. Активно вопросом древнерусского города занимался историк М. Н. Тихомиров Тихомиров, М. Н. Древнерусские города. / М. Н. Тихомиров. — М., 1956. — 324с., посвятивший этой теме отдельную монографию. Очень интересны работы А. В. Кузы Куза, А.В. Социально-историческая типология древнерусских укреплённых городов X—XII вв.еков. / А. В. Куза. — М: МГУ, 1984. — 214с. о древнерусских городах. Позднее появляются работы Б. А. Рыбакова Рыбаков, Б. А. Город Кия // Вопросы истории, 1980, № 5. — 24с., П. П. Толочко Толочко, П. П. Пути становления древнерусских городов // Проблемы славянской археологии. Труды VI Международного конгресса славянской археологии. — М., 1997. — 74с. и И. Я. Фроянова Фроянов, И. Я. Киевская Русь. Главные черты социально-экономического строя. / И. Я. Фроянов. — СПб., 1999. — 453с. Согласовать взгляды учёных в своей концепции попытался историк В. В. Седов. И наконец с жёсткой критикой всех существующих теорий и предложением своей собственной выступает историк В.П. ДаркевичДаркевич, В.П., Происхождение и развитие городов Древней Руси (Х-ХIII в.) // Вопросы истории, 1994, № 10. — 37с. Таким образом, дискуссии по рассматриваемой проблеме не угасают, и до сих пор не нашли компромисса.

Названные обстоятельства объясняют актуальность исследования темы нашего реферата.

Цель реферата — изучить становление и развитие городов Киевской Руси.

Задачи исследования:

— рассмотреть проблему происхождения древнерусских городов;

— исследовать историю зарождения древнейших городов Киевской Руси;

— раскрыть внутреннее устройство городов Киевской Руси;

— охарактеризовать хозяйственную жизнь древнерусских городов.

1. Происхождение городов Киевской Руси

1. 1 Проблема возникновения древнейших русских городов

Проблема возникновения древнейших русских городов до сих пор вызывает споры. В. О. Ключевский считал, что города на Руси возникли вследствие успехов восточной торговли славян, как пункты склада и отправления русского вывоза Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций в трёх книгах. -: Мысль, 1995. Кн.1. — С. 107. В советское время против этой версии выступил М. Н. Тихомиров. «Торговля, — писал он, — не вызывала города к жизни…, но она создала условия для выделения из них наиболее крупных и богатых» Тихомиров М. Н. Древнерусские города. — М., 1956. — С. 63. По его мнению, настоящей силой, вызывавшей к жизни русские города, было развитие земледелия и ремесла в области экономики и феодализма — в области общественных отношений Там же. — С. 64.

Конкретные пути появления городов представлялись советским историкам достаточно разнообразными. По убеждению Н. Н. Воронина, города на Руси строились на основе торгово-ремесленных поселений, феодальных замков или княжеских крепостей Дубов И. В. Города, величеством сияющие. — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1985. — С. 16. С ним, в той или иной степени, согласились Е. И. Горюнова, М. Г. Рабинович, В. Т. Пашуто, А. В. Куза, В. В. Седов и другие Дубов И. В. Города, величеством сияющие. — С. 16−18; Седов В. В. Начало городов на Руси// Тезисы докладов Советской делегации на V международном конгрессе славянской археологии. М.: Наука, 1985. М. Ю. Брайчевский выделяет одну из перечисленных возможностей. Большинство городов, с его точки зрения, возникло вокруг раннефеодальных крепостей-замков Дубов И. В. Города, величеством сияющие. — С. 15. В. Л. Янин и М. X. Алешковский полагают, что древнерусский город развился «не из княжеских замков или торгово-ремесленных поселений, а из административных вечевых центров сельских округ, мест концентрирования дани и её сборщиков» Янин В. Л., Алешковский М. Х. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы)// История СССР. — 1971. — № 2. — С. 61. В. В. Мавродин, И. Я. Фроянов и А. Ю. Дворниченко считают, что города на Руси конца IX—X вв. строились на родоплеменной основе Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории // Фроянов И. Я. Начала русской истории. — М.: Издательский Дом «Парад», 2001. — С. 707. По их мнению, они возникли в результате образования племенных союзов, как жизненно необходимые органы, координирующие и направляющие их деятельность Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю. Города-государства в Древней Руси// Становление и развитие раннеклассовых обществ: город и государство/ Под ред. Г. Л. Курбатова и др. — Л., 1986. — С. 217.

Современные исследования Киевской Руси показывают, что развитый древнерусский город представлял собой полисную (землевладельческую) общину Поляков А. Н. Образование древнерусской цивилизации // Вопросы истории. — 2005. — № 3. — С. 80.

Даты основания ранних городов Руси установить трудно и обычно приводится первое упоминание в летописях. Однако стоит учитывать, что на момент летописного упоминания город являлся устоявшимся поселением, а более точная дата его основания определяется по косвенным данным, например, исходя из археологических культурных слоёв, раскопанных на месте города. В некоторых случаях археологические данные противоречат летописным. Например, для Новгорода, Смоленска, которые упоминаются в летописях под IX веком, археологами пока не обнаружено культурных слоёв старше X века или методика археологической датировки ранних городов недостаточно отработана. Приоритет при датировке пока отдаётся письменным летописным источникам, но все делается для дискредитации очень ранних дат в этих источниках (особенно — античных, уровня Птолемея).

С XI в. начинается бурный рост количества городского населения и количества древнерусских городов вокруг существующих городов-центров. Примечательно, что возникновение и рост городов в XI—XIII вв. происходит также и западнее — на территориях современных Чехии, Польши и Германии. О причинах массового появления городов создано немало теорий. Одна из теорий принадлежит русскому историку Ключевскому и связывает возникновение древнерусских городов с развитием торговли вдоль пути «из варяг в греки». Эта теория имеет своих противников, которые указывают на зарождение и рост городов не только вдоль этого торгового пути.

Большинство древнерусских городов вытянулось длинной цепью по главному речному пути «из Варяг в Греки», по линии Днепра — Волхова; только некоторые, Переславль на Трубеже, Чернигов на Десне Тихомиров М. Н. Древнерусские города. 2-е изд. — М., 1956 (см.: Приложение).

Возникновение больших торговых городов было завершением сложного экономического процесса, завязавшегося среди славян на новых местах жительства. Восточные славяне расселялись по Днепру и его притокам одинокими укрепленными дворами. С развитием торговли среди этих однодворок возникли сборные торговые пункты, места промышленного обмена, куда звероловы и бортники сходились для торговли, для гостьбы, как говорили в старину. Такие сборные пункты получили название погостов. Впоследствии, с принятием христианства, на этих местных сельских рынках как привычных людских сборищах, прежде всего, ставились христианские храмы: тогда погост получал значение места, где стоит сельская приходская церковь. При церквах хоронили покойников: отсюда произошло значение погоста как кладбища. С приходами совпадало или к ним приурочивалось сельское административное деление: это сообщало погосту значение сельской волости. Наши древнейшие торговые города по греко- варяжскому торговому пути служили торговыми центрами и главными складочными пунктами для образовавшихся вокруг них промышленных округов. Таковы два важных экономических последствия, которыми сопровождалось расселение славян по Днепру и его притокам:

1) развитие внешней южной и восточной, черноморско — каспийской торговли славян и вызванных ею лесных промыслов,

2) возникновение древнейших городов на Руси с тянувшимися к ним торгово-промышленными округами. Оба эти факта можно относить к VIII в.

Слово город в древнерусском языке означало укрепленное поселение в отличие от веси или села — неукрепленной деревни. Поэтому городом называли всякое укрепленное место, как город в социально-экономическом значении этого слова, так и собственно крепость или феодальный замок, укрепленную боярскую или княжескую усадьбу. Все, что было окружено крепостной стеной, считалось городом. Более того, вплоть до XVII в. этим словом часто называли сами оборонительные стены Носов Е. Н. Новгородское (Рюриково) городище. — Л., 1990.

В древнерусских письменных источниках, особенно в летописях, имеется огромное количество упоминаний об осаде и обороне укрепленных пунктов и о строительстве крепостных сооружений — городов.

Укрепления раннеславянских градов были не очень крепкими; их задачей было лишь задержать врага, не дать ему внезапно ворваться внутрь поселка и, кроме того, предоставить защитникам прикрытие, откуда они могли бы поражать врагов стрелами. Да у славян в VIII — IX, а частично даже и в Х в., еще и не было возможностей строить мощные укрепления — ведь в это время здесь только слагалось раннефеодальное государство. Большинство поселений принадлежало свободным, сравнительно немноголюдным территориальным общинам; они, конечно, не могли своими силами возводить вокруг поселения мощные крепостные стены или рассчитывать на чью-либо помощь в их строительстве. Поэтому укрепления старались строить так, чтобы основную их: часть составляли естественные преграды.

Наиболее подходящими для этой цели были островки посреди реки или среди труднопроходимого болота. По краю площадки строили деревянный забор или частокол и этим ограничивались. Правда, у таких укреплений имелись и очень существенные изъяны. Прежде всего, в повседневной жизни очень неудобной была связь такого поселения с окружающей местностью. Кроме того, размер поселения здесь целиком зависел от естественных размеров островка; увеличить его площадь было невозможно. А самое главное, далеко не всегда и не везде можно найти такой остров с площадкой, защищенной естественными преградами со всех сторон. Поэтому укрепления островного типа применялись, как правило, только в болотистых местностях. Характерными примерами такой системы являются некоторые городища Смоленской и Полоцкой земель.

Там, где болот было мало, но зато в изобилии встречались моренные всхолмления, укрепленные поселения устраивали на холмах-останцах. Этот прием имел широкое распространение в северо-западных районах Руси. Однако и такой тип системы обороны связан с определенными географическими условиями; отдельные холмы с крутыми склонами со всех сторон есть также далеко не везде. Поэтому наиболее распространенным стал мысовой тип укрепленного поселения. Для их устройства выбирали мыс, ограниченный оврагами или при слиянии двух рек. Поселение оказывалось хорошо защищенным водой или крутыми склонами с боковых сторон, но не имело естественной защиты с напольной стороны. Здесь-то и приходилось сооружать искусственные земляные препятствия — отрывать ров. Это увеличивало затраты труда на строительство укреплений, но давало и огромные преимущества: почти в любых географических условиях было очень легко найти удобное место, заранее выбрать нужный размер территории, подлежащей укреплению. Кроме того, землю, полученную при отрывании рва, обычно насыпали вдоль края площадки, создавая таким образом искусственный земляной вал, который еще более затруднял противнику доступ на поселение.

Так строили восточные славяне свои укрепления вплоть до второй половины Х в., когда окончательно сложилось древнерусское раннефеодальное государство — Киевская Русь.

Как отмечают современные исследователи: «совокупность древнерусских населенных пунктов в целом укладывалась в сложную иерархическую систему, своеобразную пирамиду, в основании которой находилась масса рядовых сельских поселений, а вершину венчали крупные стольные города — центры самостоятельных земель-княжений на Руси. Ступени между ними занимали, надо полагать поселения переходных типов, связанные друг с другом отношениями административно-хозяйственного соподчинения. В эту пеструю мозаику вклинивались территориально все расширявшиеся раннефеодальные вотчины и, наоборот, неуклонно сокращавшиеся островки еще не охваченных процессом окняжения и феодализации свободных сельских общин» Носов Е. Н. Проблема происхождения первых городов Северной Руси // Древности Северо-Запада. — СПб., 1993.

Древнерусские источники пользуются развитой системой географических терминов, связанных с различными видами поселений. Здесь встречаются упоминания стольных городов и городов — волостных центров, «пригородов» и городков, городцов и городищ, погостов, слобод, сел, селец, селищ, весей и т. п. О том, какой смысл вкладывали авторы источников в каждое из этих слов, как они дифференцировали все эти селения и по каким критериям, сейчас можно только догадываться. Изучение социального смысла подобной терминологии осложняется тем, что в древней Руси подобные слова, видимо, не всегда строго различались. Так, даже в поздних рукописях можно найти смешение терминологии: «…въ некоторой веси Суздальского уезду, иже именуется село Холуй…» Носов Е. Н. Новгородское (Рюриково) городище. — Л., 1990.

К тому же со временем семантика географических терминов могла изменяться (и довольно существенно). Тем не менее, на основании косвенных (гораздо реже — прямых) данных удалось выяснить основные значения многих географических индикаторов древнерусских поселений.

1. 2 Древнейшие города Киевской Руси

В северных источниках, как известно, Русь называют страной городов -- Гардарики. Впервые города на Руси упоминаются в письменных источниках IX века (в «Повести временных лет» и в сообщении анонимного географа из Баварии). По подсчетам историков, в IX — X вв. на Руси существовало 25 городов, в XI в. — 89, в XII в. — 224, а накануне татаро-монгольского нашествия — около 300. Всего в летописях, грамотах и других памятниках древнерусской письменности названо около 400 поселений. Но по материалам археологических наблюдений к середине XIII в. ученые насчитывают 758 существовавших в то или иное время древнерусских укрепленных поселений, причем городища по размерам очень отличаются -- от 0,1 до 100 га укрепленной площади. Большинство поселений не превышали по площади 1 га. Крупнейшие древнерусские города -- Белгород (980), Белоозеро (по летописи относится к древнейшим временам) (862), Василев (988), Вышгород (946), Вручий (977), Изборск (862), Искоростень (946), Киев (по летописи относится к древнейшим временам), Ладога (862), Любеч (882), Муром (862), Новгород (по одним сведениям был основан в незапамятное время, по другим -- в 862 г.), Пересечен (922), Перемышль (981), Переяславль (907), Полоцк (862), Псков (903), Родня (980), Ростов (862), Смоленск (упомянут в числе древнейших русских городов), Туров (980), Червень (981), Чернигов (907), Суздаль (1024) Тихомиров М. Н. Древнерусские города. 2-е изд. — М., 1956.

Ладога, судя по археологическим данным, возникла в то же время, что и Киев. Это единственно возможное место, куда мог прийти легендарный Рюрик, и откуда мог двинуться в поход на Киев Вещий Олег. О призвании Рюрика в Ладогу, а не Новгород говорится в Ипатьевской летописи: «…и при-доша къ Словеномъ первее. и срубиша город Ладогу и cede старейший в Ладозе Рюрик…» Ипатьевская летопись. — М.: «Языки русской культуры», 1998. — стб. 14. Новгородская Первая летопись о Ладоге вспоминает только под 922 годом, когда, по сведениям новгородского летописца, Олег «ude …к Нову городу, и оттуда в Ладогу. .и у клюну змиа в ногу, и с того умре» Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — М.: «Языки русской культуры», 2000. — С. 106. В Лаврентьевской летописи Ладога впервые упоминается ещё позднее, под 1254 годом.

Археологические раскопки показали, что Ладога как поселение возникает в середине VIII века, но в то время наряду со славянами здесь жили балты, финны и скандинавы Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — С. 88. Археологи обнаруживают и славянские квадратные срубы с печью в углу, и большие дома скандинавов. Славяне стали преобладать здесь только в X веке Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — С. 89. Первая крепость в Ладоге построена на рубеже IX X веков. После этого Ладога становится городом. «Появляются первые улицы, вытянувшиеся вдоль берега Волхова» Там же., и дворово-усадебная застройка, типичная для древнерусских городов.

Вероятно, Рюрик пришёл в Ладогу, когда это была международная торговая фактория. Тут и остался. Олег покинул её вместе со своей военной общиной, когда Ладога ещё не представляла собой единого организма. И только при непосредственном его участии она приобретает городские черты. Скорее всего, именно Олег строит здесь каменную крепость, датируемую археологами концом IX — началом X веков, ставшую первым шагом к славянскому преобладанию. Видимо, Олег и его наследники брали торговый путь «из варяг в греки» под свой контроль — в этом заключается смысл укрепления самого северного пункта данной торговой системы (Ладога) и наиболее южного (Киев), при постоянном стремлении продвинуться ещё южнее. В X веке Киевская община настойчиво стремилась освоить восточнославянские земли, отстраивая крепости в наиболее важных местах. Древнейшие русские города обеспечивали господство первой городской общины в землях восточных славян. Кроме ладожской крепости и Новгорода, к древнейшим киевским колониям следует отнести Полоцк и Чернигов.

Полоцк впервые упоминается в «Повести временных лет» под 862 годом в числе городов подвластных Рюрику Лаврентьевская летопись. — М.: «Языки русской культуры», 1997. — стб. 20. Есть он и в списке русских городов, которым предназначалась греческая дань, взятая Олегом в 907 году. Под 980 годом в летописи говорится о первом полоцком князе Рогволоде, якобы пришедшим из-за моря Там же. — стб. 76.

По археологическим данным первоначальное поселение в Полоцке возникло в IX веке на правом берегу р. Полоты. Древнейшие славянские напластования датируются X веком. Детинец в устье реки Полоты сооружается во второй половине X века. Он и стал центром будущего города. Городские черты Полоцк приобретает в конце X — начале XI веков, когда распространяется дворово-уличная застройка, и строятся мостовые. Можно думать, что Полоцк был основан на месте славянского поселения (точнее рядом) для осуществления контроля торгового пути «из варяг в арабы» (как выражается И.В. Дубов), проходившего из Балтийского моря по Западной Двине, через волок по Волге в Каспийское море.

Чернигов впервые упоминается в летописи под 907 годом, в числе русских городов — получателей греческой дани Лаврентьевская летопись. М.: «Языки русской культуры», 1997. — стб. 31. Константин Багрянородный говорит о Чернигове как об одной из росских крепостей, откуда приходят в Константинополь славянские однодревки Константин Багрянородный. Об управлении империей. — М.: Наука, 1991. — С. 45. Первое событие, связанное с городом, датируется 1024 годом. Тогда князь Мстислав Владимирович, не принятый в Киеве, «cede на столе Чернигове».

Археологические раскопки показали, что на территории Чернигова в VIII — IX веках существовало несколько поселений Роменской культуры, традиционно связываемой с племенами северян Древняя Русь. Город, замок, село. М.: «Наука», 1985. — С. 125−126. В конце IX века они прекращают своё существование в результате военного разгрома. Их место занимают памятники древнерусского типа. Первые укрепления в районе черниговского детинца, по всей видимости, были сооружены в начале X века (точных данных на этот счёт нет). Считается, что в 80 — 90-е годы X века детинец был заново отстроен князем Владимиром. Как и Полоцк, городской характер Чернигов приобретает, видимо, в начале XI века. Город должен был контролировать движение по Десне и выход к торговому пути «из варяг в греки», соединяя его через Угру и Оку с Волжским путём.

Чернигов нельзя считать северянским центром. Это был киевский город-колония. Центром северян был Новгород-Северский. На его месте во второй половине X века находилось роменское городище и селище общей площадью 20 га Поляков А. Н. В граде Игореве: Новгород-Северский в конце X — начале XIII веков. — СПб.: Исторический факультет СПбГУ, 2001. — С. 49. В начале XI века, по всей видимости, в 1015 году роменское (северянское) поселение было уничтожено. После этого здесь сразу же строятся новые укрепления на Замковой горе. Данная крепость и стала детинцем будущего города, бурное развитие которого приходится на XII век. Между Новгородом-Северским и Черниговом существовала устойчивая граница-межа, известная по археологическим данным X века и письменным источникам XII, XIII и XVI веков. Она проходила по реке Убедь до Радогоща. Недалеко от неё, около посёлка Макошино на черниговской стороне, стоял город Хоробр, где в 1153 году Северский князь Святослав Олегович заключил мир с Черниговским князем Изяславом Давидовичем.

К числу первых киевских крепостей относятся Вышгород и Псков. В Вышгороде непотревоженных отложений X века нет, имеются только отдельные находки Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — С. 68. Поэтому говорить однозначно о существовании вышгородской крепости в X веке трудно, хотя, скорее всего, она существовала. В Пскове первые укрепления относятся к началу X века, но городом поселение становится только в XI столетии Там же. — С. 88.

В конце X века Владимир Святославич строит ряд крепостей вблизи Киева, для защиты его от печенежских набегов. Среди них были Белгород и Переяславлъ. Под 988 годом летописец сообщает: «…иречь Володимеръ. се не добро еже малъ городъ около Киева. и нача cmaeumu городы по Десне и по Востри. и по Трубешеви и по Суле. и по Стугне. и поча нарубати муже лучъшие от Словенъ и от Кривичъ и от Чюди. и от Вятичъ и от сихъ насели грады бе боратъ от Печен[е]гъ…» Лаврентьевская летопись. — М.: «Языки русской культуры», 1997. -стб. 121. Под 991 годом стоит отдельное известие о строительстве Белгорода: «Володимеръ заложи градъ Белъгородъ. и наруби въ не от инехъ городовъ. и много людии сведе во нъ. бе бо любя градъ съ» Там же. — стб. 122. Под 992 годом говорится о закладке Переяславля.

Археологические раскопки подтвердили сведения летописи. Белгород был построен на месте славянского городища (площадью 8,5 га), располагавшегося на мысу, образованном оврагом и берегом р. Ирпень. По данным раскопок, в конце X века здесь были построены укрепления детинца (12,5 га) и первого окольного города. Валы города имели внутренние срубные конструкции и мощную кладку из сырцового кирпича. Древнейшие укрепления Переяславля так же относятся к концу X века Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — С. 70.

Сведения летописей о других древнейших русских городах подтверждения в результате археологических раскопок не получили. Первые укрепления Смоленска (уп. под 882 г.), датируются археологами рубежом XI — XII веков. Заселение подола относится к середине XI века. Правда, древнерусскому Смоленску предшествовало Гнёздово X — XI веков. Белоозеро (уп. под 862 г.) в X веке — посёлок веси. Славянским городом он становится только в XII столетии Там же. — С. 89. Укрепления Изборска (уп. под 862 г.) были сооружены на рубеже X — XI веков, но поселение здесь известно ещё с VIII века [23, с. 42, 44, 45.]. Ростов (уп. под 862 г.) по археологическим данным появляется не ранее XI века, однако ему предшествует Сарское городище IX — X веков Дубов И. В. Новые источники по истории Древней Руси. — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1990. — С. 33−48. Древнейшие напластования Турова (уп. под 980 г.) относятся к рубежу X — XI веков, а укрепления города были сооружены не ранее XI столетия. Укрепления Любеча (уп. под 882 г.) были построены так же в XI веке. Помимо названных городов известен Перемышль, детинец которого, как показали раскопки, был сооружён в X веке, а в XI — был укреплён окольный град Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — С. 75.

2. Устройство древнерусского города

2. 1 Внутреннее устройство городов Киевской Руси

Города играли на Руси огромную роль. Прежде всего, город -- это средоточие власти: здесь находился князь или его наместник. В городах жили бояре и другие знатные люди, здесь находились их усадьбы. Велико также военное значение городов: в хорошо укрепленных крепостях находился военный гарнизон, а жители городов формировали свои ополчения -- городовые полки. Город был религиозным центром окрестных земель, сюда назначался митрополит, которому подчинялись протопопы и приходские священники. В городах или рядом с ними возникали монастыри. Город являлся также центром культуры.

Древнерусские города чаще всего вырастали на возвышенностях, на месте слияния рек или реки и оврага. Реки в то время были основными торговыми путями, а их крутые берега — естественной защитой города. Сначала на возвышении возникала крепость (её также могли называть «детинец» или «кром», «кремль»), поселение обносилось укрепленной стеной для защиты от врагов, первоначально деревянной, в более позднее время — каменной. Внутри укреплений располагались княжеский дворец, храмы, административные учреждения, приказы, подворья, торг, дома жителей. Позже снаружи крепостной стены возникали посады (их еще называли «предградьями») — торгово-ремесленные поселения вне городских стен. Здесь работали искусные ремесленники — зодчие, каменотесы-резчики, мастера по меди, серебру и золоту, иконописцы.

Приведем в качестве примера город Псков, где детинец, называвшийся Кромом, располагался на скалистом мысу при впадении реки Псковы в реку Великую и представлял собой грозную крепость, отрезанную от посада рвом. Во Пскове это был вечевой центр — сердце и страж всех городских «концов» (кварталов) и всей псковской земли. Суровая неприступность городского ядра адресовалась врагам Носов Е. Н. Проблема происхождения первых городов Северной Руси Древности Северо-Запада. — СПб., 1993. — С. 158. Для хозяев же Кром был надежным убежищем, хранителем их святынь, имущества и самих жизней. Нечто подобное можно видеть и в других древнерусских городах, где во время вражеских набегов жители посадов и пригородных сел затворялись в детинцах, а свои посадские дворы зачастую сжигали собственными руками. В детинцах или кремлях, как они стали называться в Московское время, судя по писцовым книгам XVI — XVII вв. и другим источникам, находились именно «осадные» дворы или дворы «для осадного сидения», пустовавшие в мирное время.

Городские укрепления в Киевской Руси хорошо описаны в Эймундовой саге. Эймунд, помогавший Ярославу, «послал своих мужей в лес рубить деревья, переносить их в город и ставить на городской стене… чтобы нельзя было метать стрел в город. Вне города приказал он выкопать огромный ров». Здесь отмечены три части городских укреплений: ров, городские стены и заборола (забрала) на стене — забор из деревянных брусьев, которые защищали горожан от вражеских стрел и камней. К ним надо прибавить четвёртый элемент городских укреплений — вал, обычно поднимавшийся непосредственно над рвом и нередко насыпанный из земли, взятой при выемке рва Тихомиров М. Н. Древнерусские города. — М., 1956. — С. 214.

В город вели ворота, их количество зависело от размеров поселения. В Киеве было, по меньшей мере, 4 ворот, во Владимире-на-Клязьме — 4, в маленьких крепостях довольствовались одними воротами. Значение ворот для города подчеркивается тем, что термин «отворити ворота» обозначал сдачу города. В больших княжеских городах заметно стремление к выделению особых парадных ворот. В Киеве они получили название Золотых, вероятно, в подражание Золотым воротам в Константинополе. В средневековой Руси над воротами всегда или сооружались церкви, или устанавливались в киотах иконы. Часто рядом с воротами ставились церкви и часовни — для их духовной защиты Там же.

Территория русских городов IX—X вв. в основном вмещалась в пределы небольших крепостей — детинцев. (Внутренний замок — детинец — получил своё название от «детских», дружинников, составлявших его гарнизон.) Но города росли и вскоре перестали вмещаться в узкие пределы детинцев. Рядом с детинцем вырастали поселения ремесленников и купцов, оседавших за пределами стен замка, создавались два городских мира: княжеский и свободный (торгово-ремесленный). Наиболее яркий пример такого соседства двух разных миров даёт Киев. В летописных известиях явно выступают две части Киева — Гора и Подол. Посады впоследствии присоединялись к городу, и их окружали новой стеной. Она составляла внешний укреплённый пояс. В больших центрах в черту города постепенно включались городские предместья, окружённые лёгкими укреплениями в виде частокола, поставленного на невысоком валу. Такое укрепление называлось «острогом».

Исключительно большое значение для города имели монастыри, располагавшиеся как вдали от городов, так и в их центрах, и среди посадов, и на ближних и дальних подступах к городам, где они иногда становились «сторожами» — передовыми форпостами, говоря языком другой эпохи. Стены монастырей могли приобретать крепостной характер. Но монастыри имели и другое значение в жизни городов: именно в монастырях протекала культурная жизнь городов, здесь писались летописи и книги, создавались прекрасные произведения искусства.

В центре древнерусского города находились храм и княжеский дворец — символы двух властей, духовной и светской. В дохристианское время религиозным центром города было языческое капище, с приходом христианства на Русь в городах стали возводить православные церкви. Крупнейшие соборы домонгольской Руси были возведены в Киеве. Вторые по величине княжеские и епископские соборы появились в Новгороде, Чернигове, Полоцке, а несколько позднее — в Ростове, Суздале, Владимире-на-Клязьме, Владимире-Волынском, Галиче. Города меньшего значения, отдававшиеся во владение младшим князьям (или куда направлялись княжеские наместники), получали соответственно более скромные храмы Тихомиров М. Н. Древнерусские города. — М., 1956. — С. 221. Например, собор Переяславля-Залесского получил такую величину, какую в великокняжеских столицах придавали лишь второстепенным посадским и дворцовым церквам.

Храм на Руси был настолько важен, что часто, когда на иконах и фресках изображали город, рисовали только храмы, а другие постройки -- например, княжеские дворцы или боярские палаты, не рисовали.

Сначала в городе был только один храм, потом, с ростом города, увеличивалось и число храмов. Когда посады становились достаточно крупными, там тоже строили церкви. Главный собор был всегда больше по размеру, чем остальные соборы города. Это обусловливалось большей религиозной значимостью главного собора по сравнению с другими храмами города. В архитектурном плане город как бы стремился вверх — от окраин, расположенных внизу, к центру, кремлю, находящемуся на холме, и выше — к главному и самому высокому собору. Вторым по величине был княжеский родовой храм или храм наиболее почитаемого монастыря. Далее по нисходящей шли великокняжеские дворцовые и посадские приходские церкви. Совсем миниатюрными могли быть домовые церкви, а также придельные церкви и часовни, в большом числе строившиеся и в городах, и в пригородах, и в селах. С большой выразительностью этот принцип запечатлелся, например, в Киеве, где на подступах к Софийскому собору со стороны Золотых ворот были возведены три подобные ему, но меньшие по размерам храма, оттенившие его масштабное превосходство в ансамбле города. По существу, тот же принцип масштабного выделения ядра архитектурной композиции был свойствен и построению самих храмов, центральная глава которых всегда делалась крупнее боковых.

Храмы были богато украшены. Уровень строительной техники, тонкость декора, художественные качества фресок, икон, изделий декоративно-прикладного искусства и вместе с тем наполненность всей этой великой «церковной красотой» отличали большой почитаемый собор от бедной приходской церкви, где эта великая красота присутствовала как бы в свернутом виде. А в принципе и самый великолепный вселенский собор мыслился все же лишь отблеском, намеком на вышнюю неизреченную красоту. Сияние красоты — это сияние Славы Божьей, и стремление к передаче этого сияния в каждом произведении искусства, в большей или меньшей мере, можно считать стержнем всего художественного творчества средневековой Руси.

Символом светской власти был княжеский дворец — «княж двор», который был центром политической и административной жизни города. Сюда вели на расправу воров, пойманных за ночь на месте преступления, здесь разбирались князем и его тиуном (управителем) тяжбы между горожанами, сюда сходилось городское ополчение перед выступлением в поход — одним словом, «княж двор» или заменявший его двор посадника в небольших городах был местом, вокруг которого сосредоточивалась городская жизнь Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — С. 118. Из всех строений выделялся княжеский терем или хоромы. С жилищем князя соперничали сооружения для жилья бояр и других знатных людей. Отдельные части богатых домов высоко поднимались над бедными жилищами ремесленников и других горожан. Выдающейся частью боярских или княжеских хором был терем — высокая башня или вышка, с комнатами для женщин. На Руси известно было также слово «вежа», которым обозначались не только городские башни, но и вышки при домах. Княжеские или боярские дворы, огороженные высоким тыном, вмещали не только господские хоромы, но и подсобные помещения: медуши для хранения мёда, погреба, бани, даже темницы — порубы.

Деревянные терема украшались богатой резьбой, особенно крыши и окна. Украшения в Древней Руси использовались не столько для красоты, сколько выполняли функции оберега: люди думали, что, если оформить жилище красивыми резными наличниками, нечистая сила не сможет проникнуть в дом.

И все же основное население древнерусских городов составляли ремесленники и люди, связанные с различными промыслами и подённой работой. Они жили не в палатах и хоромах, а в простых домах — избах. Избы тоже украшались, хоть и менее богато, чем палаты знатных людей. Наличники на окнах и конек над крышей охраняли дома от вторжения нечистой силы. Конь был очень почитаемым домашним животным у древних славян, он считался воплощением доброго божества и символом солнца, огня. Считалось, что изображение коня, помещенное на крышу дома, отгонит злых духов, а подкова, повешенная над дверью, принесет счастье.

Каждая изба, или клеть, была ли она просторной или тесной, надземной или полуподземной, находилась в особом дворе. Ограда («тын») из кольев, или плетень, отделяла один двор от другого. Дворы, огороженные плетнем и тыном, составляли пейзаж типичной городской улицы Древней Руси. Для обозначения городских районов в Древней Руси употреблялись слова «улица» и «конец». В ряде городов (например, в Москве) можно наблюдать, что направление улиц было тесно связано с направлением первоначальных дорог, сходившихся к городу-крепости.

2. 2 Хозяйственная жизнь древнерусских городов

Появление и развитие городов было важнейшим фактором и в социально-экономической жизни Древней Руси, так как они являлись центрами товарного производства и обмена, какой бы ограниченный характер это производство и обмен ни имели.

После татарских погромов в ряде русских городов (Москва, Новгород, Смоленск, Псков и др.) можно отметить сравнительно интенсивную ремесленную и торговую деятельность. Что же касается русских городов домонгольского времени, то они по уровню развития ремесла и торговли нисколько не уступали городам западноевропейским, а в некоторых отношениях и превосходили их.

Рядом с детинцем (небольшой крепостью) росли поселения ремесленников и купцов, оседавших за пределами стен замка, Создавались два городских мира: княжеский и свободный (торгово-ремесленный).

Непременной принадлежностью хозяйства горожан были огороды и сады. В Киеве огороды окружали город и тянулись от Золотых до Лядских ворот. Во время военных действий под Киевом в 1151 г. ратные люди причинили много вреда, в том числе уничтожили огороды («и огороды все посекли»). Местность перед Золотыми воротами в Киеве так и определялась в XII столетии как лежавшая «в огородах». Огородные семена, найденные при раскопках древнерусских городов, не редкость.

Крупное значение в хозяйстве горожан имело животноводство. Археологические исследования обнаружили в городах кости многих домашних животных, в том числе лошадей, коров, свиней, овец и т. д.

Конечно, степень значения сельского хозяйства для горожан была не одинаковой в мелких и больших городах. Сельское хозяйство доминировало в маленьких городках, меньше было развито в больших центрах (Киеве, Новгороде и т. д.), но в том или ином виде существовало везде.

Тем не менее, не сельское хозяйство определяло хозяйство русских городов X—XIII вв., а ремесло и торговля Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — С. 172. Крупнейшие городские пункты не могли уже существовать без постоянной связи с ближайшей земледельческой округой. Они потребляли продукты сельского хозяйства в большей мере, чем их производили, являясь центрами ремесла, торговли и административного управления.

«Городской строй» на Руси, как и в Западной Европе, создавался в условиях натурального хозяйства с его замкнутостью и слабым обменом. И, тем не менее, рост русских городов и развитие в них ремесла и торговли имели громадное хозяйственное значение, без изучения которого высокая культура Киевской Руси останется для нас непонятной.

Заключение

Становление Древнерусского государства было теснейшим образом связано с процессом преобразования, освоения мира непроходимых чащоб, болот и бескрайних степей, окружавшего человека в Восточной Европе. Ядром нового мира стал город — «очеловеченная», «окультуренная», отвоеванная у природы территория. Упорядоченное, урбанизированное пространство превращалось в опору новой социальной организации.

«В городах, — пишет В. П. Даркевич, — исчезает поглощенность личности родом, ее статус не растворяется в статусе группы в той мере, как в варварском обществе. Уже в ранних городах Новгородско-Киевской Руси общество переживает состояние дезинтеграции. Но при разрушении прежних органических коллективов, в которые включался каждый индивид, общество перестраивается на новой основе. В города, под сень княжеской власти стекаются люди, самые разные по общественному положению и по этнической принадлежности. Солидарность и взаимопомощь — непременное условие выживания в экстремальных условиях голодовок, эпидемий и вражеских вторжений. Но социально-психологические интеграционные процессы происходят уже в совершенно иных условиях» Даркевич, В. П. Происхождение и развитие городов Древней Руси (Х-ХIII в.) // Вопросы истории. — 1994. — № 10. — С. 43.

В данной работе прослеживается появление городов Киевской Руси, а также их устройство, жизнь горожан.

Были раскрыты причины возникновения древнерусских городов — в Северной Руси отнюдь не потребности земледельческого населения создали города, это была дальняя торговля, военно-административный контроль речных систем и ремесло, обслуживавшее высшую социальную прослойку самих городов и торговые пути. Большинство их вытянулось длинной цепью по главному речному пути «из Варяг в Греки».

Также описано внутреннее устройство городов, методы сооружения укреплений — укрепления раннеславянских градов были не очень крепкими; их задачей было лишь задержать врага, не дать ему внезапно ворваться внутрь поселка и, кроме того, предоставить защитникам прикрытие, откуда они могли бы поражать врагов стрелами.

Ряд крупных городов оказали огромное влияние на историю Руси, как то: Ладога, Новгород, Киев, Полоцк, Чернигов. В этих городах зарождалось российское государство, формировалась национальная культура, и укреплялись торговые и политические связи с другими государствами.

Список литературы

1. Алешковский М. Х. Новгородский Детинец 1044 — 1430-х гг. (по материалам новых исследований) // Архитектурное наследство. № 14. — М., 1962. — 23 с.

2. Греков Б. Д. Киевская Русь. — М. -Л., 1944. — 346 с.

3. Даркевич В. П. Происхождение и развитие городов Древней Руси (Х-ХIII в.) // Вопросы истории. — 1994. — № 10. — С. 43−48.

4. Древняя Русь. Город, замок, село. — М.: «Наука», 1985. — 298 с.

5. Дубов И. В. Города величеством сияющие. — Л., 1985. — 173 с.

6. Дубов И. В. Новые источники по истории Древней Руси. — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1990. — 216 с.

7. Ипатьевская летопись. — М.: «Языки русской культуры», 1998.

8. Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций в трёх книгах. — М.: Мысль, 1995. Кн.1. — 422 с.

9. Куза А. В. Социально-историческая типология древнерусских укреплённых городов X—XII вв.еков. — М: МГУ, 1984. — 214 с.

10. Лаврентьевская летопись. — М.: «Языки русской культуры», 1997.

11. Петрухин В. Я., Пушкина Т. А. К предыстории древнерусского города // История СССР. — 1979. — № 4. — С. 56−64.

12. Поляков А. Н. Образование древнерусской цивилизации // Вопросы истории. — 2005. — № 3. — С. 76−84.

13. Поляков А. Н. В граде Игореве: Новгород-Северский в конце X — начале XIII веков. — СПб.: Исторический факультет СПбГУ, 2001. — 166 с.

14. Раппопорт П. А. Древние русские крепости. — М.: Наука, 1965. — 153 с.

15. Седов В. В. Начало городов на Руси: в 2 т. Т.1 // Труды V Международного конгресса славянской археологии. — М., 1987 — 54 с.

16. Тихомиров М. Н. Древнерусские города. — М., 1956. — 324 с.

17. Толочко П. П. Пути становления древнерусских городов // Проблемы славянской археологии. Труды VI Международного конгресса славянской археологии. — М., 1997. — 74с.

18. Фроянов И. Я. Киевская Русь. Главные черты социально-экономического строя. — СПб., 1999. — 453 с.

19. Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории // Фроянов И. Я. Начала русской истории. — М.: Издательский Дом «Парад», 2001. — 388 с.

20. Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю. Города-государства в Древней Руси// Становление и развитие раннеклассовых обществ: город и государство/ Под ред. Г. Л. Курбатова и др. — Л., 1986. — 311 с.

21. Щенков А. С. Функциональная структура городов. -. М., 2006. — 44 с.

22. Юшков С. В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси. — М. -Л., 1939. — 269 с.

23. Янин В. Л., Алешковский М. Х. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы)// История СССР. — 1971. — № 2. — С. 62−72.

Приложение

Путь «Из Варяг в Греки»

Рис.

Путь «Из варяг в греки» -- водный (морской и речной) путь из Скандинавии через Восточную Европу в Византию в Средние века. Один из водных путей экспансии варягов из района проживания (побережье Балтийского моря) на Юг -- в Юго-Восточную Европу и Малую Азию в VIII--XIII веках н. э. Этим же путём пользовались русские купцы для торговли с Константинополем и со Скандинавией. Летописец Сильвестр в своём труде называет этот путь «из грек в варяги».

В переводе на современные названия, путь от древних торговых центров Скандинавии -- Сигтуны, Бирки или Висбю -- проходил Балтийским морем через пролив Сёдра Кваркен в Або-Аландские шхеры, далее -- шхерами северного берега Финского залива, затем по реке Неве (здесь были пороги), по штормовому Ладожскому озеру, реке Волхов (еще одни пороги) в озеро Ильмень. Оттуда -- вверх по рекам Ловать, Кунья, Серёжа; затем в районе нынешней деревни Волок волоком в реку Торопа, впадающей в Западную Двину. Вниз по Двине -- до Каспли, а по этой реке вверх до ее истока из озера Каспля, где в районе городища Гнёздово существовал древний волок в речку Катынь, впадавшую в Днепр. Далее путь выходил в Чёрное море, минуя Днепровские пороги. По морю -- вдоль европейского побережья (Румелийского берега) до Константинополя. Перед тем, как выйти в Чёрное море, суда требовали дополнительной оснастки. Близ устья Днепра на острове Березань либо на острове Хортица на Днепре купцы делали остановку для этих целей. Еще один остановочный пункт существовал на острове Змеиный близ дельты Дуная.

Путь возник в начале IX в. (не позднее 825−30 гг.), о чем свидетельствуют находки кладов арабских серебряных монет — дирхемов 1-й четверти IX в. Наибольшее значение имел в X — 1-й трети XI вв., то есть во времена княжения Святослава Игоревича и Владимира Красное Солнышко. Во 2-й половине XI — начале XII вв. усилились торговые связи Руси с Западной Европой и путь «из варяг в греки» уступил место Припятско-Бужскому, Западно-Двинскому и др.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой